Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Достучаться до небес


Достучаться до небес

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

<<<-----

стартовая локация Алькор /Вия

Сверр Шахрассар/Кайл Розенкранц

https://i.imgur.com/8FJrNIx.png
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-07-18 23:18:11)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

2

Отказаться? — усмехнулся прямо в эти красивые губы Сверр, — так и скажи, что испугался, ну же... ладно тебе, вишенка, не бойся, — он сильнее сдавил возбужденную плоть под пальцами, погладил теплой ладонью живот, — я хоть и кусаюсь, но уверен, тебе понравится.

Правда же состояла в том, что ни в чем, касательно Кайла Розенкранца, Сверр уверен не был. Ни в разумности страстного порыва, ни в доверии. Хотя, как раз-таки, дурность идеи (наплевать на всё и с головой окунуться в разъедающее его изнутри безумие) очевидна как хтон.

Он не мог отказаться, не мог уйти. И даже не представлял, что сделает, если Кайл передумает в последний момент.

Немного постояв в одиночестве, давая себе какие-то жалкие доли секунд на передышку, словно она облагоразумит, не даст совершить ошибки. Конечно же ошибки. С деловыми партнёрами не спят, с потенциальными убийцами твоих сестер тем более, он может пожалеть, что не убил его, а ведь на это представлялась прорва шансов.

Голова Алисы, которую Кайл таскал с собой точно олицетворение всего того треша, что стоял между ними, небрежно валялась в стороне.

Крыша, конечно, отличное место, чтобы развлечься, однако Шах предпочел бы открытому пространству стены и потолок, но крыша тоже сойдет. По правде говоря сейчас думать становилось практически невозможно. Желание ослепляло, оглушило рецепторы, разливая по телу кипящее масло.

Только не говори, что решил свести счеты с жизнью, лишь бы не иметь дел со мной... — рассмеялся Сверр, оглядываясь, мало ли, вдруг это ловушка. Между прочим идеальное время. И он так нелепо попался. За порталом могло ждать что угодно, хоть дивизия Ассасинов, готовых по первому приказу упаковать его и доставить на нижний уровень лабораторий Розенкранца.

Он неспешно подошёл к этнарху, с каждым шагом чувствуя себя всё более пьяным.

Так что ты там говорил о половинах и своем недовольстве? И ты специально взял её башку с собой? Думаешь, смачно сосет? — да, эта шутка явно не ниже пояса, и Сверр уже пожалел, что не сдержал очередную остроту.

Кажется, настолько нелепо и странно он ещё себя не чувствовал. Будь вместо Розена обычная девица, даже из аристократии, он не раздумывая разложил бы её прямо тут. На секунду задумался, чем именно отличается любое доступное тело от конкретно этого. Ответ лежал на поверхности — абсолютно всё, да хотя бы то, что раньше ему было плевать на то, хочет его кто-нибудь по-настоящему или дело исключительно в деньгах и статусе.

Отчётливо и сильно Сверру захотелось себе врезать, но он лишь усмехнулся и улыбаясь проговорил:

Может для начала предложишь дорогому гостю бутылку вина, а ещё душ. Нет, ты не подумай, — улыбка стала ещё шире, а глаза сверкнули нежной иронией, – ты хорош даже когда я хочу тебя пристрелить, но ещё минуту назад мне пришлось соскребать кишки какого-то урода со своей морды. И не только с морды, да и тебе...

... только не говори что передумал, иначе клянусь всеми хтонами, тебе не понравится, что я с тобой сделаю.

И было в этом стягивании удовольствия что-то чарующее, странное. Раньше он плевал на такие мелочи, но сейчас, в первый раз, хотелось более вдумчивого, менее животного, пусть от желания свалило пах, а сердце протестующе сжималось.

+3

3

Некоторые вещи остаются в памяти как клеймо на коже, впечатываясь намертво, оставаясь навсегда пусть не на переднем плане, но дышащими в затылок, горячими пальцами на шее, вкусом, запахом кожи, дыханием.
Он все-таки пришел. Кай ощутил ни с чем не сравнимое облегчение, предыдущие несколько минут дались ему очень тяжело. Объявлять охоту на владельца «Defender» он не собирался, вполне понимая весь спектр возможных неприятностей, которые мог устроить ему Шах, а отпустить было немыслимо. Только он прекрасно понимал картинку, видел ее целиком, и его приход стал подарком для Розенкранца.
«Такое странное чувство, словно свидание, а не неприличное предложение, сделанное в крайне вызывающей форме. И его присутствие здесь – хорошо».
Мысли слегка путались, пульсирующее возбуждение туманило разум, положив на все ментальные способности. Кай просто отказывался сейчас иметь холодную голову, все его внимание было приковано к дархату, между прочим, между гадостями говорящему дело.

Действительно, помыться стоило, запах потрохов как-то до текущей минуты не беспокоил, что вообще-то должно было насторожить. Это говорило о том, что все мысли и желание сфокусированы в единственной точке – на Шахе.
Кай прикрыл глаза и сглотнул сухим горлом. Нельзя быть настолько притягательным сукиным сыном, подобную харизму вообще нужно запрещать на государственном уровне!

Мысль позабавила, и он отмер, делая шаг навстречу своему – кому? Сейчас, теперь, всегда, пока не насытится -  не важно! Проблемы обычно  решаются по штуке за раз!

На крыше пентхауса Кая царила приятная тишина. Маленький очень ухоженный, искусно подсвеченный  сад, в котором расположилось несколько кресел, тахта, небольшая купальня, несколько артефактов-арт объектов,  уютно, но не подходило к притязаниям Сверра,  им нужно было вымыться основательно, как оказалось, оба были в крови и грязи чуть ли не по самые уши, да и устали изрядно за время приключений. В таком виде лезть в воду купальни, благоухающую оолонгом, смысла не было. Но идти вниз и заниматься бытовыми делами тоже не хотелось.  Тут, наверху, было хорошо. Кай активировал защитный купол, заодно экранируясь от возможных наблюдателей, отдал распоряжение андроидам о столе и напитках, и отложил, наконец, голову Алисы на декоративное блюдо, стоящее на изящном столике рядом с бассейном и обычно предназначенное для фруктов. Голова продолжала язвительно ухмыляться:
- Все, что попадет мне в рот будет тут же откушено, сладенький. Но, возможно для тебя я сделаю исключение, Шах..
Ее речь теряла разборчивость – сказывались многочисленные повреждения системы. Рядом с бассейном материализовалась девушка-андроид, Кай движением головы указал ей унести голову с глаз долой. Пока что. Вступать в полемику с ИИ сейчас? Есть дела поважней.

- В моем доме нет живых слуг, - пояснил он Шаху, не двигаясь и не собираясь как-то реагировать на озвученные [float=right]https://i.imgur.com/atuI7cD.png[/float]
предложения Темного. – Если понадобится что-то – подумай направленно, и они исполнят. – Он шагнул навстречу Шаху, маленький шаг, они стоят вплотную, в полной мере ощущая общее возбуждение. От энергии дархата по хребту гуляли мурашки, даже крылья проявились в тонком поле, слегка подсвечивая силуэт Кайла алыми переливами.

– Что до остального, моя прелесть, - указательный палец энтарха лег на яремную ямку дархата и заскользил вниз, магией очищая его  кожу и одежду заодно, - боюсь, что нет, не предложу. Видишь ли, - еще чуть-чуть и они станут единым прямо не вылезая из одежды, и это будоражило и забавляло, вливая в жар возбуждения какое-то безумное веселье, - как я уже говорил,  больше не хочу ждать.

Губы в губы, полуприкрытые глаза, срывающееся дыхание. Какие еще этикеты? Шутите? Тут бешеный зверь рядом, стоящий пренебрежением любых условностей.
Взмах бледной кисти очистил кожу самого Кая, об одежде он не беспокоился, просто скинул ее на пол, попутно магическим импульсом распарывая экипировку дархата и утягивая его с собой в купальню.

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

4

«Охота пуще неволи» — Сверр как никогда ощутил весь смысл этой поговорки на собственной шкуре, а ещё сполна почувствовал её через глаза Розенкранца.

Иллюзия выбора сардонической ухмылкой смотрела на них с высоты своего пьедестала, ведь на самом деле никакого выбора не существовало, на ту минуту весь он застыл между двумя одинаково трагичными вариантами: поддаться искушению или умереть, причём, в их случае, «или» вполне может скрывать за собой «и».

Мягкий неоновый свет растекался по алым волосам этнарха, подчёркивая кровавые следы на бледных щеках и серые круги под глазами. Бывает, что краше в гроб кладут, сам дарх выглядел не лучше. Да, Кайл был настолько красив, что у Сверра перехватывало дыхание.

Тело отзывалось жадно, болезненно, но самоконтроль позволял не терять голову пусть и из последних сил. Кстати о головах, знакомый голос Алисы отрезвил Сверра, тот покосился на в сторону ушедшего «слуги» и усмехнулся:

Пусть запакуют, хочу забрать свою собственность завтра такой же болтливой, ну или мы можем договориться... так сказать, полюбовно...

Крылья за спиной этнарха притягательно сияли, их хозяин стоял совсем близко, Сверр ощущал горячее дыхание на своей коже, отчего по телу расходились электрические импульсы, точно брызги алмазного желания. Мысленно усмехнулся очередному пафосному сравнению, хотя оно, как нельзя лучше, передавала всю гамму чувств. Желание почти ранило его острыми гранями, а касание будоражило клетки и рецепторы, будто он как много лет назад снюхал дорожку мут-герoина и  весело помчался на зачистку района.

—  ...боюсь, что нет, не предложу. Видишь ли... больше не хочу ждать...

Сверр широко и белозубо оскалился, его от этих слов словно пробило электрическим током, если представить, что «сырая» молния во время грозы может принести наслаждение.

Настолько припекло? — с наигранным сочувствием спросил Сверр, хотя в его собственных глазах откровенно читалась жажда ничуть не меньшая, если не сказать больше. И Кайл это прекрасно видел, более того — чувствовал на физическом уровне состояние визави. У сильных магов в особые минуты возбуждения сама аура становится густой и бесстыдно-транслирующей все желания. Пожалуй, именно это являлось самым красноречивым доказательством магического запаса нежели любые слухи и отчёты разведки.

Вода накрыла их с головой, обволакивающая и прохладная, Сверр закрыл глаза, позволяя всем ощущениям обостриться и с жадностью впиваясь в желанные жесткие губы. Их языки сплелись, оставляя фантомное послевкусие солоноватой крови. Казалось бы, в воде крайне сложно прижаться и всецело ощутить тело любовника, но их словно примагнитило друг другу. Сверр чувствовал этнарха всей поверхностью себя. И его всё ещё казалось мало.

Ладонь скользила вдоль позвоночника, пересчитывая позвонки, стиснула упругую ягодицу, прижимая еще теснее к себе, чтобы своим желанием ощутить его. Пятки коснулись дна, а губы и язык Сверра жадно заскользили по скуле, шее, слегка прикусывая мочку уха, опустились ниже по яремной вене к ключицам. Вторая ладонь легла на горячий живот, опустилась ниже, обхватывая член, и чувственно плавно лаская возбужденную плоть пальцами.

Под водой услышать какие-либо звуки, чтобы понять, испытывает ли Розенкранц удовольствие, было, мягко говоря, проблематично. Оставалась ориентироваться на ауру и отклик тела любовника, уж это невозможно подменить на фальшивку. Удивительно, что его — Сверра Шахрассара вообще настолько волнует ответная реакция на свои действия, это было непривычно и даже страшно.

Психопатические черты дархата позволяли ему прикоснуться к чужой «душе» только посредством разума, но сейчас все иначе, словно с них заживо сняли кожу, оставив невыносимо обнажёнными и любое неосторожное движение принесет обоюдоострую боль.

+1

5

Ментальный фон взорвался ощущениями, обрывками мыслей, тут же вытесненных на второй план огнем прикосновений. Еще немного и они утонули бы в этой неглубокой купальне, задохнувшись в поцелуе, потому что расцепиться было выше сил. Долгожданное прикосновение перетекло в железный захват, они продолжали яростно целоваться, переплетаясь не только физически, но и ментально, словно прорастая друг в друга, разветвляясь в нервной системе, проникая в ткани, окрашивая и подгоняя их под себя.

Наверное со стороны это выглядело красиво, только Кая сейчас не интересовала эстетка, его терзала самая настоящая жажда, утолить которую мог только Шах. Его руки, губы, тело – волшебство физической близости перекрывал ментальный кайф от соития на каком-то более глубоком уровне, где не нужны слова, излишни даже мысли, остаются только ощущения. Кай чувствовал себя одним целым со Сверром, на губах и во рту ощущался привкус крови, а объятия стали невыносимыми.
Сладко, больно, как-то на грани, соитие как поединок - такое у краснокрылого случилось впервые и ради такого стоило жить.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Некоторое время спустя они выползли из купальни и рухнули прямо  на тахту как были, мокрые, обнаженные и уставшие. Кай ощущал ни с чем не сравнимое спокойствие. Если учитывать беготню и суету последней недели, то момент обоюдного молчания, наполненного теплом и тишиной взаимопонимания, казались волшебством.

Он не знал что сказать любовнику, наверное первый раз в свое жизни. Он ощущал себя совсем молодым, даже юным, таким, каким был когда-то, полным надежд и еще совсем не отравленным цинизмом. Сейчас слова казались вычурностью, дурным вкусом и совершенно не уместными. По крайней мере самому красноглазому так казалось сдесь, в нежном полумраке сада, подсвеченного неярким и каким-то таинственным светом. сверху их накрывало звездное небо, в которое пернатый и смотрел, запрокинув голову, лежа на теле дархата. Сверру, скорей всего, тоже есть что сказать и о чем поразмышлять, ситуация сложилась – нарочно не придумаешь, и в связи с этим Каю хотелось только одного. «не сейчас. Давай мы обо всем поговорим потом, Шах, потом. Дела подождут».

Ментальное поле слило разумы в единый источник, которым энтарх упивался. Сейчас здесь ощущался темперамент и напор, свойственные Шахрассару как представителю семьи и дархату, существу так и оставшемуся диким в основе своей, плюс чувствовался какой-то отпечаток и совсем глубоко – что-то, похожее на шрам. Энт не заморачивался, он не для того притащил сюда это черное чудовище, чтобы копаться в его сознании, да и, по чести сказать, не особенно хотелось, хотелось как раз другого, его губ, сухих и жестких, рук, его слегка насмешливого молчания. Нет, Кай не чувствовал себя под зеленым взглядом мальчишкой с покражей на руках, ощущал себя вполне комфортно, ни капли не стесняясь ни своей ни Сверровой  наготы, он бы разделся еще больше, если бы мог. эта крыша, этот момент и именно это существо - приз за непонятно какие заслуги, подарок и волшебство, так редко перепадающее разумным, так зачем портить момент грубой речью? 

Вставать не хотелось, потому Кай дотянулся до консольного столика, где не так давно валялась на блюде голова Алисы, и снял с него высокий бокал, наполненный почти черным напитком. Если точнее – вином с Лиреии какого-то там урожайного года, он забыл какого. Слегка флуоресцирующая в полутьме рука энтарха поднесла бокал с черной в том же полумраке жидкостью к припухшим от поцелуев губам дарха. Символично. Они выглядели как служители двух разных культов, враждовавших друг с другом от начала времен. Мысль казалась странной и позабавила, правда, Кай о ней сразу забыл и у него снова пересохло в горле, стоило Шаху сделать глоток.

- Знаешь, это выглядит потрясающе. Со стороны кажется, будто ты вкушаешь кровь. – Он помолчал, нежно проведя рукой по животу Сверра, смахивая с него капли воды. Под темной кожей чуть вибрировали стальные мышцы, что заставляло думать о втором раунде их маленькой аферы. Кай снова сглотнул сухим горлом и потянулся за поцелуем.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-08-26 07:26:33)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

6

Ещё никогда его так не пугала близость. Чувствовать себя предельно обнажённым — до кожи, до костей, до самой души и одновременно погруженным в концентрированное удовольствие.

Несколько раз в жизни ему приходилось применять тяжёлую химию, чтобы дойти до конца миссии и не свихнуться. Сверр не гордился этим опытом, но не всегда человеческий рассудок способен принять то, что от тебя требует ситуация. Под химией границы морали стираются, а трезвый ум и вся твоя больная, искореженная человечность взрывается в вулкане высвобождаемого мозгом серотонина.

Самые жуткие из воспоминаний Сверра всегда шли рука об руку с наркотической проволокой удовольствия. И секс там, как правило, был совершенно не при чем. О, нет, его не существовало вовсе, лишь массовая гибель своих и чужих, когда стена находит на стену и остаются лишь кровавые обломки и костяная взвесь.

Сейчас все иначе, чувство внутренней густой удовлетворенности после яркого, почти обжигающего наслаждения, вызывали в дархате рой и невыносимых, и приятных мыслей. Невыносимым был страх. За свою уязвимость, за внезапно обнаруженную «Ахиллесову пяту с глазами цвета крови». Приятным — доселе неиспытанное чувство близости, впервые Сверр обнаружил себя настолько единым с кем-то и речь идет не о телесном. Совсем на о телесном.

Ладонь плавно проскальзила от затылка к спине и вниз, он гладил лопатки и поясницу любовника, шелковистая кожа под пальцами отвечала влажной теплотой. Второй рукой Сверр зарылся в алые волосы, вдыхая их запах.

Эйфория. Сейчас она казалась ему сильнее, чем наркотическая, потому что заменяла абсолютную агрессию на такую же абсолютную нежность. К одному конкретному человеку. И это пугало до нервной смерти. Раньше он думал, что в случае чего... предательства, необходимости... сможет без колебаний убить Кайла Розенкранца, но теперь... он не был так в этом уверен, напротив, уверенность крепла в обратном. Не сможет. Никогда не сможет. И не позволит.

Сверр сейчас даже не представлял, как выпустит его из своих объятий, как вернется к прошлой жизни.

Да, на его лице играла привычная ухмылка, но внутри ад сплетался с раем. Небеса с твердью.

Когда Кайл потянулся за бокалом, руки дархата крепко обхватили его, не давая отстраниться. Привлёк ближе. На языке все еще теплился вкус его губ и терпкого вина.

Ты и сам, будто живая кровь, — свой голос Шах не слишком то узнал: охрипший и... мягкий?

По хорошему им надо было заняться делами, впереди предстоял скандал в Домах, многочисленные пытки, поиски долбанного племянника Кайла, которого лично Сверр уже был готов трахнуть трубой от арматуры, так достали его интриги.

Но вместо этого он притянул Кайла еще ближе, опрокидывая того на спину и покрывая поцелуями его подбородок, шею, грудь. Красноглазый этнарх невероятно его возбуждал, как никто в этом мире. Так Сверра не возбуждали даже нули на личном счете.

Шах подозревал, что внешность любовника здесь были совершенно не при чем, конечно, Розенкранц являл собой практически совершенный образчик этнархской красоты, но у каждого из них наверняка за жизнь была масса не менее привлекательных любовников и любовниц.

Интересно, Кайл сейчас испытывает нечто подобное?

Что собираешь делать со всем этим? — спросил дархат, когда завершился очередной акт неудержимых чувств.

+1

7

Темные руки опрокинули его на мокрые простыни, мелькнул жаркий изумрудный взгляд и больше ничего не имело значения. Он не помнил за собой такого, прикосновения оставляли ожоги и даже чужое доминирование не вызывало протеста, что само по себе настораживало. Какую-то минуту, а затем все снова смыло бесконечно прекрасное ощущение единения двух сущностей. Если на модели, то такое можно увидеть при соприкосновении двух энергетических сфер, образующих в среднем сегменте общее пространство.

Кажется, где-то что-то упало, какие-то звуки извне просочились в маленький садик, мигнуло освещение, но двое, занятые друг другом, не придали этому значение. Горячая темная кожа, прерывистые вздохи в унисон, губы настолько жадные, что голова начинала кружиться еще сильнее, хотя, кажется, сильнее это свыше сил..

Иногда клише отражают истинное состояние. Каю на ум пришла фраза «волна удовольствия отхлынула, оставив после себя» - кого? Две куклы, тушки или кого-то там еще, красноглазый не помнил, да и не важно все это было сейчас.
Отхлынувшее удовольствие словно очистило душу от грязи последних дней, энтарх как раз цинично думал, что теперь можно вновь лезть в грязь по самые глаза, с такими-то возможностями, и в грязь, и в кровь, да и в дерьмо придется влезть им обоим, как ни крути. Политика – дело грязное, о том не говорит только ленивый, а Шах  только на вид взрывной, на самом деле он прагматик до мозга костей да и политик тоже, иначе в его роду не выжить, расчетливый циник, ценящий лишь собственный счет, и разве его можно за это винить? Сам Розенкранц ровно такой же. Был.

Вздохнув, Кай потянулся, с усилием и  удовольствием. «Сколько пройдет времени прежде чем Шах снова вернется к собственным интересам? Если сформулировать точнее – сколько у МЕНЯ есть времени для любви?»
Неприятно кольнула эта мысленная «любовь». Откуда она пришла? И еще он обратил внимание: он не просто так о ней подумал, она просто явилась, совсем не такая, как о ней распевают в сопливых песенках. Эта была злая, целеустремленная и готовая на все лишь бы Сверр не удалялся из поля зрения. Именно это заставило Кая испугаться. Наверное, Шах смог бы вычислить скачок его ментального фона, вряд ли прочитать, но почуять – да.

Течение мыслей прервал приход прислуги, несшей на подносе для корреспонденции конверт. Кай приподнялся на локте, [float=left]https://i.imgur.com/zLATI4x.jpg
[/float]наблюдая как Эвилин (так звали андроида) скользит между карликовыми деревьями в кадках, на ее кирасе играли блики тусклых огоньков подсветки. Вообще конечно он мог бы приобрести вполне энтархоморфную модель, но отдавал предпочтение стилю «техно-футура», потому как был в каком-то смысле мечтатель и чудак, желающий раскрасить жизнь интересным. С его точки зрения подражание созданному навевало скуку, а вот ощутить себя демиургом – согласитесь, совсем другое дело.

Она обогнула купальню, он, светящийся обнаженным телом на фоне Шаха, тоже не потрудившегося прикрыться, протянул руку к корреспонденции, но Эли вежливо сообщила:
- Это послание для господина Сверра, Вашего гостя, хозяин.
Красные глаза удивленно глянули в изумрудные, на глазах один глаз дарха  почему-то наливался золотом, и на коже груди, тонко оконтуренный золотом, проступил абрис маленькой ладошки.
Конверт оказался самый обыкновенный, можно сказать – рядовой. В качестве реквизитов имелись имя получателя, в качестве отправителя красовалась золотая спираль.

Кай проследил как синт подает конверт Шаху и заметил:
- Довольно странная манера передачи послания. Я бы даже сказал – демонстративная. «Старший брат» следит за тобой, Шах? В голосе скользнула ирония, но энтарх ощутимо подобрался, напрягся, с него свалилась нега и расслабленность.
«Будет иронично если он пришел покончить со мной. Но, с другой стороны, подобная нарочитость как-то не вяжется с конспирацией, скорее пахнет провокацией именно для Шаха. И кто это у нас такой нахальный?»

На хорошей бумаге от руки летящим почерком было написано:

Слышала, что в некоем пернатом доме большие проблемы Есть мнение, что в течении нескольких часов там ожидаются фундаментальные подвижки, вплоть до уничтожения правящей семьи.
Мне нужны свои глаза в назревающем конфликте интересов и все ценные сведения о зачинщиках, которые удастся отыскать. Мой интерес – новые технологии и сохранение династии, так что, в рамках нашего с тобой соглашения,  это твое задание. Я не жадная, приз выберешь себе сам.
p.s.
Не забывай о своих прямых обязанностях, милый.
Целую.

выбор богов)

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-09-22 19:27:26)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

8

Никогда и не с кем ничего подобного он не испытывал. Внутри клокотало не желание подчинить, а, напротив, дать больше, чем предлагают ему.

Быть с равным — это доселе не испытанный сорт удовольствия, таких как Розенкранц Сверр привык лицезреть в качестве деловых партнёров или врагов, гораздо реже в роли подчинённых, бойцов Дефендера. К таким никогда не возникало страсти, а здесь, с этнархом, всё так быстро закрутилось, что поверить в происходящее до конца практически не возможно.

И дело не в романтической чуши, вроде любви с первого взгляда, нет. Произошедшее между ними будто лавина. Циклопическая лавина энергии, взаимопроникающая и пьянящая, назвать ее страстью тоже самое, что сравнить океан с ложкой мутного чая.

Удивительно, но Сверр смутно помнил момент их близости, ощущения сосредоточились на поверхности кожи и взрывающейся серотониной бомбе где-то в мозгу.

Пожалуй, за него Шах сейчас был готов убивать, а ведь еще сутки назад подобная мысль вызвала у него приступ брезгливости.

О да, Розэн, старший брат с некоторых пор заявляет права на моё время. Не бесплатно само собой.

Дархат взял письмо и быстро пробежался по нему глазами. Поймал мимолётно проскочившее на красивом лице Кайла смутное беспокойство, будто тот ожидал, что получив письмо, Сверр кинется на него с намерением уничтожить. Кайла, а не письмо.

И всё-таки до конца они не доверяли друг другу.

Слушай, у меня есть к тебе религиозно-деловое предложение. Да-да, ты не ослышался. За всем этим дерьмом с Алисой и заговором вполне вероятно может стоять какой-то божок, не удивлюсь, если такой же чёрный, как и моя харя, по-хорошему, в нашем с тобой случае нужно иметь страховку в виде божка покрупнее.

Знаешь, бегать и искать адептов какого-нибудь Формоза или Энтропия времени нет, как и желания, так может воспользуемся вариантом понадежнее?

Сверр широко ухмыльнулся, сверкая белозубой улыбкой.

Не буду дальше мять карты. Я магистр ордена Энигмы. Не спрашивай, как это случилось, сам в шоке. Предлагаю тебе вступить в орден. И если ты сейчас скажешь, что получил приглашение через постель, я... — улыбка стала ещё нахальнее, — скажу: ну, конечно, дорогуша. Ладно, шутки в сторону.

Сверр протянул письмо.

Прочитай, и не торопись с ответом. Подумай. Это выгодное предложение.

Информация, которую передала Энигма, была крайне занимательной. И дархат не удивился бы, окажись два этих дела связаны. Кайлу такое определённо показалось бы интересным, а без него ввязываться в кусочек этнархской заварушки было бы в сотни раз сложнее.

+1

9

- Что? – Голос Розенкранца подрагивал от веселого удивления. – Какое-какое предложение? – И через мгновение, еще веселее -  Чей ты магистр?
Нет, ну всему же есть предел! То есть, вот этот оторванный на всю голову дархат, с которым они бешеными упырями скакали по головам неблагонадежных вредителей всех мастей – магистр Познания? Она что, совсем умом тронулась, старушка?!
Кай отвалился на спину, улегшись прямо на живот Сверра, подхватил палцами бумагу, поднес к лицу, прочел записку. И почерк, и печать и сам стиль написания ему был очень знаком, все-таки, он довольно долго был в банде под предводительством Энигмы, знал ее повадки и выверты, но такое..

- Кхем. Нда, удивил, - бумагу энт левитировал на консоль, не поднимая головы, глядя снизу вверх в темное лицо, словно тающее в сумерках. Присмотревшись, он теперь явственно различал метку Эль’Ран в глазу Шаха, хотя по-первости зрачок и радужка казались просто залитыми золотом. Он даже залюбовался на такое ювелирное исполнение, впрочем, от Познания можно было чего угодно ожидать, неугомонная божка все время выбрасывала кунштюки, простыми смертными не понимаемые. К примеру, за каким лешим ей понадобился Сверр? У нее своя гвардия и СБ на уровне. Если только..
- Для грязных дел, значит. – подытожил свои размышления крылатый. – Ловко. И овцы не пуганы и волки при деле. Значит ты санитар, в каком-то смысле? И как тебе? С этой дамой скучно не бывает, на сколько я знаю.
Некоторое время красноволосый молчал, словно завороженный, наблюдая за тем, как потихоньку тускнеет и пропадает золотистый блеск в глазу и абрис ладони на груди Сверра. Наконец магическое свечение исчезло, а само тело дархата словно отступило в полумрак, истаивая по краям.

- А ты в курсе, что в таком освещении ты похож на известного исчезающего кота? Если бы я не ощущал тебя всей кожей, иллюзия была бы полной, только глаза и улыбка в полумраке. – Кай  и сам улыбался такой же странной, исчезающей улыбкой, не двигаясь и не отрывая глаз от лица Темного. Ему внезапно стало страшно, а после накатом пришло ощущение беды. Он подавил его в себе, продолжая любоваться возлюбленным. - Очень интересный эффект. Тучка-Сверр. – он как-то через силу хихикнул, как мальчишка, задумавший очередное западло приятелю, и снова сосредоточился. – Если я правильно понимаю, речь идет о моем доме. Возня за власть на Алькоре так же традиционна как поэтические восторги, ничего нового, но мы с тобой как раз в эпицентре.  Мы упустили из виду Рея и его пассию, а ведь свадьба закончилась и по идее «Ингрид» должна была уже родить, а твои – покинуть Алькор, если мне не изменяет память.

- Не изменяет. – Раздался посторонний голос. – За одним исключением: Лорд Рей Розенкранц отстранил от дел предателя Алавара Розенкранца, а Вас, господин Кайл, велел доставить в Инарру для содержания под стражей со всеми вытекающими как пособника и изменника.

Кай не подал виду о впечатлении, созданном новым действующим лицом, и лениво почти равнодушно  огляделся Голос был явно знаком, но вокруг оставалась пустота, то есть в буквальном смысле пустота.
- Артефакт? – Лениво уточнил бывший советник своего отца. – Очень мило. Я предполагал что дом полон воришек. Ну что же вы, Дариус, покажитесь, я же Вас по голосу узнал. И куда Вы подевали моих девочек?

- Ваши куклы нейтрализованы, Розенкранц. Я же не идиот. Вставайте, прикройтесь и пойдем, нас ждут. А Вы, - незримый энтарх обратился к Сверру, - убирайтесь с Алькора если не хотите стать целью охоты. Кста-а-а-ати, Розенкранц, Вы все-таки из-за своей неразборчивости в связях попадаете под закон о стерилизации и обнулении. Поздравляю. У меня просто праздник сегодня.

Голос неизвестного Сверру Дариуса сочился юбилейными нотками, правда, стоило Каю начать плавно вставать, как голос похолодел:
- Без фокусов, Розенкранц, одно неверное движение – и я обнулю вас с приятелем прямо тут, а Рэю скажу – рикошетом зацепило. Я понятно объясняю?
Кай кивнул.
- Сделайте милость – голос явно глумился, - давайте убережем Вашу холеную шкурку от ненужных порезов и отверстий.
Что делать?
Где-то в глубине сада отчетливо щелкнул переключатель – маленький бот, ответственный за регулировку напряжения, наконец уловил нестабильность энергии и привел ее в соответствие с заданной мощностью. Кай краем глаза уловил марево, которое создало движение невидимого массивного тела, и он, продолжая неторопливо подниматься, на ходу «обрастая» защитным  магическим КЕДО*, прямо с места прыгнул в это марево, в последний момент ударив тут же материализованной печатью подчинения со вплетенными элементами магии ослабления. Уровни разнились кардинально, но была вероятность успеха. В любом случае выбирать не приходилось.
- Сверр, слева! Не жди, убей!

Печать сработала криво, как и все, что делается «на коленке». Удар выбил из КЕДО невидимки какой-то элемент, заставив того проявиться в реальности, вместе с ним из инвиза выступило семь мужских фигур, вооруженных антимагическими кандалами (их вычислили по излучению) и сетями.

КЕДО* - вид магического доспеха, не слишком прочный, если для строения используется только магия, но способен нейтрализовать одно нападение. такой "пожарный" вариант на голое тело

кубики 1 2 3

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

10

Реакция Кайла позабавила, видимо, несмотря на тяжесть их положения, страсть ещё бурлила по венам, мешая адреналин с горячей кровью. Сверр отлично понимал, что быстрого и положительного решения на его предложение вступить в орден Энигмы ждать не стоит, он не вчера родился.

Хотел дарх того или нет, он чувствовал, что от его сомнительного предприятия веет вербовкой. Её принимают не все, всё-таки людям нравится чувствовать, что они держат ситуацию в своих руках, а подобные «махинации» навевают лишние мысли. Например, что они будут неравными партнёрами и соратниками, а вроде как Шах становится патроном. Но, возможно, это были лишь предрассудки самого Сверра, причём, совершенно неоправданные. Ни о каком соподчинении речи не шло, даже если инициацию проведёт не демиург, а сам Сверр, это никак не скажется на статусе кого-то из них. К тому же, у Шаха не было бога он даже не рассматривал Энигму как нечто инаковое, лишь взаимовыгодное сотрудничество. Плюс, по слухам Энигма имела близкие отношения с Энтропием и некоторыми другими благами, это подкупало. Окажись она безумный одиночкой, Шах никогда бы не согласился с ней работать.

Покажи мне лучше демиурга, с которым бывает скучно? Тут уж, либо тебе весело, либо ты сдох! — рассмеялся дархат, щеголяя очередной чеширской улыбкой.

Ему нравилось находиться рядом с ним, хотя и это пугало. По-настоящему пугало, возможно, больше чем самая жестокая и опасная бойня его ещё пока не слишком длинной жизни. Беспокойство, холодное и липкое, металлическими когтями разъедало его изнутри. Умеет же Энигма подпортить настроение, и вроде бы письмо напротив призвано помочь им выбраться из этого дерма, но буквы складывались слова, слова в предложения, а уже они бередили железными гусеницами кровавую мякоть его самообладания.

И не зря, вот как чувствовал. Казалось, защищённый от всяких посягательств рай сможет выдержать любой натиск, ладно, Сверр не обольщался с самого начала. Появление некого хмыря никак не удивило Шаха, у него просто не было функции сильно удивляться в опасной боевой ситуации. Это слишком дорого стоит. Конечно, гибель ценного имущества несколько расстраивала, что довольно забавно, как будто бы это уже его имущество.

Лорды Алькора балаболя, напрочь забыли о Сверре, как могло показаться, а тот всё внимательно слушал, и было что послушать.

— «Охренеть у вас законы в Вии! Стерилизация? Серьёзно!? Да ну нахер, твой батя что, наказывает неверных отхреначиванием яиц? Вот это я понимаю — законы!»

Телепатия относительно безопасный способ общения, к тому же Сверр старался не говорить под руку.

Но одно он понял предельно точно, их пришли сюда не ликвидировать, по крайней мере Кайла. Его хотят захватить, причём, желательно живым и относительно невредимым. Вот это уже очень любопытно, вряд ли Рей был таким дебилом, чтобы не понимать, если гонка зашла настолько далеко, то у него теперь целая команда жаждущих его смерти. Ладно - ладно, команда состоит из двух человек, может быть из полтора человека, но это не отменяет того факта, что при желании их может стать больше. У Сверра точно найдутся бойцы, согласные поучаствовать.

Разговор становился всё занятнее. Откровенности ради дархат не понимал какое этот хмырь имеет отношение к доминиону Вилья.

Увы, время истекало, а задавать вопросы уже было чревато, и как фактически начали убивать.

Блядство, ты не говорил, что у тебя пиздец семейка, я даже страпонов не подготовил! Эй, мужики, тихо-тихо, по одному!!! Меня на всех хватит!

В этом был весь Сверр, он поднимал, что ситуация патовая, вряд ли у вышедших из инвиза бойцов с собой только блокирующие наручники, а сами они что белки пушистые. Очень вряд ли. Так что Сверр немедля начал стрелять, он уже призвал револьверы и палил из двух рук. Единственное — никакой защиты. И хотя стрельба довольно привлекательного молодого мужика с шоколадный кожей могла ввести неподготовленного человека в лёгкий диссонанс, но сам мужик, мягко говоря, не рад, что на нём из брани только эта самая шоколадная кожа.

— «Хреново дело, отступаем, я уже дол знак к своим, скоро здесь будет группа, нам надо продержаться хотя бы минут пятнадцать, поводить их по сектору...» — и сам не заметил, как перешёл на профессиональный сленг.

Сказано, сделано, дархат стрелой бросился в сторону, пытаясь выйти из окружения и продолжая отстреливаться, тем самым пытаясь прикрыть любовника и дать ему возможность маневра. 

— «Как сможешь, дай полную раскладку: кто это такой, его сильные слабые стороны, возможная роль в этом действе,… и, главное, Рей, действительно, сейчас мог занять Вию, а как же твой отец? Я уже не спрашиваю про своего, мой старик вывернется, а Ингрид...я уже смирился с её смертью... почти...» — ложь, одна из слабых мест Сверра – его сёстры. Дарх вряд ли простит себе смерть Ингрид и даже тот факт, что он проявлял к ней не так много участия, как, скажем, к Айви или Николетте, не умолял факта мести.

» кубики

+1

11

«Твой батя что, наказывает неверных отхреначиванием яиц? Вот это я понимаю — законы!»
Каю как бы было некогда, но реплика заставила его истерически хихикнуть. Мысленно. Он в красках представил, как представители рода Розенкранц торжественно идут к плахе и так же торжественно укладывают туда самое ценное. Что может быть у мужика. Правда, не яйца, а голову.
- Вольно тебе резвиться! Сзади!

Да, конечно, подождать – хорошая мысль если бы не невозможность ожидания. Сколь бы ни были умелы Шахрассар и Розенкранц, у нападающих кроме численного преимущества имелся целый набор артефактов и редкостей, судя по эманациям, так что лучшее, что можно было сейчас сделать – отступить. К тому же водворяться в крепость Инарру с огромными шансами вообще оттуда не выйти, да, если честно, с еще большими просто туда  не попасть, Каю не улыбалось, так что он выкинув вверх руку, пропел формулу построения охраняемого портала, в прыжке заграбастал Сверра и ломанулся в начавший зеленовато мерцать портал. Где-то по дороге Шаха пришлось выпустить, к тому же инерция прыжка перетащила его на другую сторону, после чего портал с гулко захлопнулся.

Судя по всему, их выкинуло на один из парящих островов в районе экватора Алькора, прямо ввиду величественного комплекса Академии Ангарран, на одну из сторожевых башен. Кай упал и лежал раскинув руки некоторое время, пока его не привлекли странные булькающие звуки за спиной.  Он резко вскочил и оглянулся, снова ощетиниваясь магическим КЕДО, впрочем доспех сразу же исчез, оставляя крылатого в чем мать родила прямо на холодном ветру, оторваться от зрелища ради приведения себя в порядок не было никаких сил.

Сверр, такой же роскошно одетый как и сам Розенкранц, виртуозно завязывал в узел одного из нападающих.
Кай насупился, размеренно подошел к сражающимся и отточено приложил его руной подчинения, которая к удивлению советника не сработала. Глиф руны исказился, она потускнела, теряя потенциал и через пару секунд превратилась в бесполезный мусор.
- Ладно, - голос звучал зло, - тогда сделаем иначе. Сверр, придуши его, пусть отдохнет, ну или выруби как-нибудь, а соображу нам чего надеть.

Магические тряпки в Ангерран не работали, как и магические полеты, печати и многое другое, иначе студенты давно бы растащили Академию по камешку, так что имело смысл построить портал в свою комнату, помыться, поесть, отдохнуть и построить новый план действий. Но что делать с пленным? Его необходимо допросить и срочно.
Впрочем, из двух зол обычно выбирают меньшее, очень скоро их тут застукают и будет много шума, а потому усыпив пленника и свернув его в пространственный сверток, Кай открыл переход к себе, жестом пригласив Шаха идти за собой.

- Стерилизация это не репродуктивные способности, Сверр, тем более такое вообще не имеет значения кроме как унижения в клане. Под стерилизацией подразумевается лишение магических возможностей либо их ущемление, а такое расклад, мягко говоря, не слишком хорош кого ни возьми, и уж тем более представителю Правящего Дома.

Вода в душе  оказалась горячей, она моментально согрела замерзшее на верхотуре башни тело,  под упругими струями  было очень приятно стоять, словно выпав из течения времени. Стоять и думать.
- Полагаю, у нас имеет место дворцовый переворот, а кто за всем стоит мы понятия не имеем. Я в розыске, ты, судя по всему, тоже. Идеи есть?

У самого Розенкранца идей кроме как пожрать, пока что не имелось. Он собирался как раз устранить это маленькое недоразумение, как в дверь постучали и голос секретаря сообщил:
- Господин Розенкранц, декан Санти заболел, так что Вы заменяете его сегодня на практике по некромагии у седьмого курса.
В воздухе материализовался приказ, подписанный Энигмой, пойманный магистром прямо на лету.

- Приличных слов у меня больше нет, - прокомментировал Кай.

кубики 1 2

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-11-05 12:01:50)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

12

Вывалившись на обдуваемый всеми ветрами скалистый утёс, с которого прекрасно просматривался величественный замок одной из известнейших Академий Алькора — Ангерран, Сверр было обрадовался, что практически проигранная ставка завершилась победной капитуляцией. И тут же ему прилетело увесистым прикладом по затылку, в голове зазвенело, и это при том, что удар прошёлся по касательной, тело за секунду до столкновения с усиленным артефактным корпусом отклонилось на голых рефлексах. Ага, таких же голых, как и сам Шах. 

Пришлось повозиться, муторно и довольно болезненно для костей, биться в рукопашку с не самым слабым противником, когда на тебе нет даже простенького кевларового доспеха опасно, даже при том что его раса обладала неплохой прочностью.

А подсобить не хочешь, раз такой умный? — широко ухмыльнулся дархат, делая удачную подсечку и впечатывая кулак в переносицу боевика, одновременно с этим прикладывая его затылком о каменистую землю.

Пара тройка размашистых ударов в висок и заключительный в тонкую кость переносицы. Противник выведен из строя, Сверр тяжело дышит и поднимается на ноги. 

Когда боевик оказался в пространственном «свёртке», Шах с долей иронии заметил:

И охота же тебе тратить магическую силу на запечатывание, я бы мог этого мужика на своём горбу дотащить.

Идти с Кайлом оказалась несложно, хотя тот факт, что они попали в академию, несколько удивил дархата, ведь оказывается у них не так уж мало общего. Вдвоём любят «развивать» молодёжь. Кайл преподаёт что-то видимо, а Сверр практикует тренировки типа кадетского корпуса, где тренирует молодняк Проциона. Улыбнулся от воспоминаний о Ники, собственно, ради того чтобы научить женщин своего баронства за себя постоять, хотя не женщин, девочек, он и начал этим заниматься. Моралист из Сверра был так себе, однако он считал себя не самой отъявленной мразью.

Да уж лучше бы мне хрен отфигачили, чем магию, — поморщился дархат, ведь сказал чистую правду, да потому, что детородный орган тебя в случае чего не спасёт, а магия очень даже. 

Странно, ведь он так решил, насчёт кастрации, лишь по той причине, что мнил, будто для Кайла Розенкранца его постельные достижения имеют хоть какой-то вес. Этнархи способны иметь потомство, а для Сверра чужие возможности оказались более ценными.

А ведь не факт, что Карл Розенкранц вообще хочет иметь детей. Или не имеет их.

Слушай, а у тебя у самого-то есть отпрыски? — вообще-то, Кайл не был обязан отвечать, да и в официальной информации везде значилось, что Розенкранц бездетен и холост, но такими слабыми местами не разбрасываются.

Они уже стояли под душем, тёплые струи воды смывали усталость и боль, последнюю к слову дархат практически не чувствовал, она уже давно являлась частью его мироощущения.

Для меня очевидно, что мы должны поймать твоего племянника и допросить о особым пристрастием. С тех пор пока этого не сделаем, едва ли удастся что-то понять. Не, если хочешь, мы можем допросить с особым пристрастием и твоего папашу. Как бы ты вообще оценил его к тебе отношение? Было там отцовское понимание и уважение? Игра в баскетбол на заднем дворе и задушевные разговоры по вечерам у камина? — вот здесь Шах не выдержал рассмеялся.

Ты преподаешь некромантию?

+1

13

Слишком сильный контраст.
От него начинают ныть зубы и по спине маршируют подкованные мурашки. Похоже, хорошо сформированными колоннами, и Кай не удивился бы, услышав разухабистые речевки.
Как-то на второй план ушли должностные обязанности, необходимость срочно разрабатывать план действий и все такое прочее. Стоять под душем вдвоем было невыносимо сладко. Красноволосый закрыл глаза, всей кожей ощущая рядом дарха. Новое ощущение. Полная защищенность – вот как это можно было охарактеризовать.

- Да, я некромант. – Слова давались неохотно, они сейчас как-то даже лишними были. Кай скользнул рукой по руке Сверра, сплел пальцы с его пальцами, слегка пожал. Вздохнул.
Момент расслабления закончился. Энтарх открыл глаза, некоторое время смотрел в завораживающие зеленые очи темнокожего парня напротив, поймав себя на том, что в данной картине красиво все, и пересверк льющихся капель тоже.

- Гранд.
Какая магия, если текущая вода облекает тело горячим шелком, а черные волосы от влаги свиваются в колечки, в которые хочется запустить пальцы? Или коснуться губами щеки, затронув уголок женского рта? Зачем слова? Блажь все это, глупость, шелуха. Слова отнимают слишком много сил. Отпустить его – вот пытка..
Нащупав за спиной Шаха переключатель, выключил воду, наощупь взял одно из нагретых больших махровых полотенец, кажется, кремовое, второе протянул дарху.

- По поводу отпрысков – понимаю, слабое звено. Нет, ни тайных ни официальных. Не до них, да и зачем? Что мне им оставлять? И с кем заводить? И потом, ты вроде родить не можешь, а с кем-нибудь послабее я бы поостерегся. В нашем с тобой положении вторая половина должна быть очень зубастой и иметь нехилый такой потенциал. Я не о физиологии, если что. – Он ухмыльнулся, хорошо понимая, что Сверр и так ясно понял, о чем идет речь, но не смог удержаться чтобы не подколоть. Вообще настораживало ощущение «закрытой спины», но сегодня успело случиться столь многое, что оно под давлением необходимости слегка отступило на второй план. Но не ушло, его присутствие, как с удивлением отметил Кай, придало его действиям какую-то спокойную размеренность.
Они успеют. Все по порядку, а сейчас нужно сварганить достойный отказ на распоряжение босса.

- Сегодня я не могу, Най, заглянул на минутку. Думаю, стоит перенести занятие в прозекторскую. Мастера на месте?
- Да, магистр, - ответ прозвучал все так же из-за двери, видимо секретарь так никуда и не ушла. Кай стрельнул взглядом в Темного. «Нужно уходить, времени в обрез». – Хорошо, я передам, но Рассвет будет недовольна.
- О, снова сменился гендер? – Голос непроизвольно прошило ехидство. Вся Академия знала: стоит Энигме перейти в состояние противоположного пола, как у нее/него серьезные подвижки в характере приключаются.
- Угу, - как-то задумчиво это «угу» прозвучало, что заставило советника подобраться. – Советник, тут у нас гости спрашивают Вас. У них артефакт, судя по виду - родовой, я такой у вашего батюшки видела.  У Вас минут пять от силы.
- Спасибо,  Най. Я не забуду. - Кай скрипнул зубами. Видимо, Сверру не с кого будет снимать шкуру, успели до него. Впрочем. рассиживаться некогда, не устраивать же в Академии побоище?
- Удачи, советник.

- Быстро они. – Кай несколько нервным жестом потрошил собственный шкаф. – Есть два варианта. Мы можем нарядиться студиозусами, попытаться замести следы и уйти из какой-нибудь прозекторской. Там магический фон сбоит, нас потеряют точно. А можем прыгнуть прямо отсюда, но с риском снова засветить конечную точку перехода. Я пока не могу определить, что лучше.
Пока говорил, натянул серый облегающий костюм, а сверху – мантию Академии, второй комплект бросил Сверру, в любом случае не привлекать излишнее внимание сейчас важнее всего.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-12-30 20:16:41)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

14

И потом, ты вроде родить не можешь, а с кем-нибудь послабее я бы поостерегся…

Сверр расхохотался, тряхнув мокрыми волосами и проведя ладонью по векам, смахивая капли. Принял полотенце, обтер им лицо и шею, продолжая рассматривать рельефную фигуру Розенкранца, щурясь не от падающих с челки капель, не то просто так. По причине внутреннего довольства или любования прекрасным.

Ну да – ну да, ты, кстати, тоже… и, наверное, сильно расстроен этим фактом? А нехилый потенциал ей нужен, чтобы выдержать твою семейку? В большой семье клювом не щелкают, а то голову откусят. Ладно, спасибо за высокую оценку моего потенциала, прямо польстил.

Когда они вышли из душевой, первым делом дархат почистил одежду, много для этого не требовалось — щепотка бытовой магии и капля внимательности, Кайл уже закончил разговор с неким Най, и теперь Сверру казалось, что тот знает Энигму куда лучше, чем сам магистр. От этого становилось смешно и как-то неуютно.

Постарался сконцентрировать внимание на происходящем: Кайл потрошил шкаф и, казалось, не услышал его вопроса. Он всё еще хотел замести следы, в этом был смысл, но на вопросы Красный или не нашел в себе сил ответить, или не посчитал нужным.

Иногда Сверру казалось, что Кайл его не слышит или впадает в истерический транс от происходящего, что, конечно же, вряд ли. Хочет спасти племянника? Тоже вряд ли.

До тех пор, пока мы не знаем, кто за нами ведет охоту: твой племянник, твой отец, третье лицо или все они, мы не сможем разрубить этот клубок. Куда ты собираешься бежать? Остановись на секунду и послушай, тебе есть, где спрятаться? Мы должны поймать твоего племянника и сразу телепортнуться на базу. Ко мне на базу. Где он получится узнать, разве что… кто такой Алавар Розенкранц? Тот… Дариус, кажется, его звали, говорил про Алавара, его предательство. Алавар будет знать, где сейчас Рей?

Поймал комплект, тяжко вздохнул. Скрываться, точно бешенные крысы, не имея возможности ударить в ответ, ощущалась как невыносимая пытка. По хорошему, Кайла следовало закрыть у него в Дефендере и самому отправиться в Инарру, но где там. Конечно, полагать, что на его ЧВК не нападут, глупо. Пусть попробуют. Утрутся.

Хорошо, если ты считаешь, что из прозекторской на точку выхода не выйдут, ок. Погнали.

Облачившись в мантии студентов, они просились бежать, время утекало непозволительно быстро, пять минут всего. И как… как они узнали, что Кайла нужно искать тут? После стычки, после того, как их чуть два раза не убили? Вряд ли действия этнарха настолько предсказуемы, что противники, не утруждая себя, идут следом с отрывом в десять минут? 

Подумай, на тебе нет маячков? Или вы с Реем настолько близки, что он всегда знает, где ты находишься? — тоже не удержался от беззлобной подколки Сверр, тем временем они уже спустились в подвальные помещения прозекоторской, где пахло химикатами, свежей кровью и еще чем-то спиртовым. Похоже, за соседней дверью вскрывали труп.

Заглянув, Сверр увидел примечательную картину потрошения дархата. На хирургическом столе мертвый анион, кажется из подвида кошачьих, грудная клетка вскрыта, ребра сломаны и раскрыты. Нутро бедняги напоминало костяной цветок с мясными лепестками. Пожилой этнарх в белом халате что-то монотонно объяснял студентам.

…лизгана крепится к сердцу жертвы передними мандибулами, прямо под аорту, вторая пара мандибул… вот посмотрите, видите, у лизганы передние и задние мандибулы отличаются… записывайте, а лучше перерисуйте. Так о чем я? Ах да, вторая пара мандибул крепится к энергетической сети… — старик без зазрения совести и всякой брезгливости указывал рукой и что-то ковырял внутри мертвого тела, только перчатки мелькали в густом и красном. Труп свежий, наверное, погиб не раньше 5 часов назад.

Старик поднял взгляд на Кайла, и его лицо исказилось странной смесью оцепенения, шока и еще какой-то эмоцией…

…предатель Розенкранц… — прошипели его губы, и лишь каким-то чудом Сверр прочитал эту тихую угрозу, он попытался оттолкнуть Кайла, старик вскинул руку, на которой полыхнула печать с гербом правящего дома Вия.

+1

15

Игнорировать Сверра было нельзя, он и так старался изображать из себя рассеянного идиота сколько могю Дарх был не глуп и прекрасно понял бы сразу, как только улеглась бы беготня, что вся ситуация имеет характерный душок, и не может хозяин спецефической организации быть клиническим хоть и влюбленным идиотом, так что времени на обдумывание ситуации Сверру предоставлять было нельзя.

- Маячков? – Голос Темного наконец-то просочился через многочисленные мысли крылатого. Он растерянно повел по себе ладонью, потом удивленно вскинул глаза на Сверра и коснулся волос.
– Твою мать!

Наверное только потому (для непосвященных) он и не успел отреагировать на удар печатью Дома. Заваливался Розенкранц уже в портал, прямо на глазах возбуждённых и расхристанных адептов.
«Времени в обрез! Быстро! Быстро! Быстро!»
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Позже Кай задавался вопросом в какой момент прекрасно обдуманный план свернул на кривую дорожку, и всегда напарывался на неожиданный и неучтенный при разработке замысла факт, а именно – Шахрассара. Благодаря черномазому все летело под откос, и, как ни крути, устранить его никак не представлялось возможным. Сначала – потому что советник не думал, что все зайдет настолько далеко, а потом.. а потом он основательно увяз. Одно дело одобрить убийство постороннего, а другое – оторвать кусок собственной души, не говоря о самом предприятии и его явной сомнительности. На сколько понял Шаха крылаты, тот скорее придет требовать сатисфакции чем покорно сложит лапки на пузе.

Усилием воли отогнав воспоминания о «пузе», он раздраженно взмахнул рукой, призывая помощника, так красиво изобразившего праведный гнев:
- Соберите всех осведомленных об операции и по закрытому переходу уходите на базу в Пояс. На Лирике перейдете на челнок, пункт назначения –Остин. По прибытии не высовываться, сидеть тихо, вы – научная экспедиция, отправленная моим научным подразделением для исследования странных образцов. Сидеть тихо до дальнейшего распоряжения.
- Есть  пара вопросов.
- Слушаю.

Кай наблюдал за торопливыми но методичными сборами подчиненного, слега пристукивая ногой, если он понял хоть что-то о дархате, то их встреча состоится очень скоро, и не факт, что кому-то удастся выжить.

- Что делать с Реем и Вашим отцом? И с этой девчонкой, она вот-вот родит. – Он помялся, подбирая слова. – Клонов больше нет, остались одни оригиналы.

Кай вздохнул. Мысленно пробегая по схеме-плану своего пошедшего вразнос дворцового переворота.
Все так красиво было задумано! Свадьба племянника должна была послужить триггером для последующих событий, включающих в себя временную изоляцию родственников с последующей заменой их на бионику, контролирующую клонов. Сам советник  был настроен после свершившегося переворота тихо-мирно отправить всех в лучший из миров, "не приходя в сознание" так сказать. Изображать «последнего выжившего», убитого горем, он в свое время отрепетировал как следует, эта маска была готова в любой момент, хоть ночью разбуди. Легенда для отступления – тоже, хотя ее приходилось вот прямо сейчас на ходу переделывать,прямо  «на коленке», она включала в себя счастливое освобождение родственников из капсул временной заморозки разъяренным и ответственными им, Кайлом. Туда же входила реабилитация Ингрид с аккуратной подчисткой памяти. Как говорится, все довольны, все танцуют.
Ага.
Если бы не Сверр.

Кайл вздохнул, раздраженно дернув себя за косу. Шикнул, показав в легком оскале небольшие клычки. Сильная изящная ладонь с силой сжала лацкан ученической хламиды, выдавая раздражение хозяина.
Страдать из-за обрушенных планов советник не собирался, все произошедшее лишь отодвигало и усложняло задачу, впрочем, возможно, у него сейчас будет занятие и поинтересней, чем достижение власти в собственном Доме.

- Девчонку верните медикам, роды задерживать больше нельзя.
- А как же? – помощник не досказал очевидное «дархатский клан и междоусобица».
Кай мотнул головой, останавливая и так замолчавшего подчиненного.
- Не выгодно. Откатываем ситуацию на второй пункт плана и продолжаем сливать замысел в операцию спасения. Сейчас вы меня свяжете и бросите в каком-нибудь углу, да, нужно будет придать достоверности моему убогому внешнему виду, ну это я сам. Затем все пойдет по новому плану, а вы, как я и сказал, мирные исследователи и брысь в Пояс. И еще. Протестируйте протомолекулу, моет удастся прищучить неубиваемых дархатов.

Жаль, конечно, усилия вбуханы колоссальные, но вариант выхода плана из-под контроля к счастью тоже был. Розенкранц поморщился, оглядывая локацию. Портал был настроен на один из роя парящих островов Академии, прямо на тесную и неудобную для поединков  нижнюю пещеру с кристаллом.

Краснокрылый замолчал. Через пару минут подчиненный смылся, а советник занялся построением декорации.
Достаточно болтовни, пора и за дело приниматься.

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

16

В голове Сверра роились одни лишь нецензурные мысли, с каждой секундой происходящее всё отчётливее напоминало жуткий и уже не слишком правдоподобный трешь. Кайл, словно заведённый, отказывался остановиться, не говоря уже о том, чтобы элементарно ответить на вопросы. Воскрешая хронологию событий, дархат в очередной раз начинал сомневаться... в чём именно? Выбор небольшой: собственной рассудок против лживости Розенкранца. Сверр никогда не считал себя образцом холодной логики и здорового мышления, но не до такой же степени!

В очередной раз Кайл ускользнул, все, что успел сделать дархат, это запечатлеть сигнатуру точки выхода портала. Та оказалось зашифрована, чего и следовало ожидать, наверное, он мог бы ухватиться за Красного и оказаться вместе с ним невесть где, уповая лишь на безумную болезненную страсть. «Дерьмо» — это слово крутилось у него в голове и с каждым ударом сердца звучало всё отчётливее.

Он сбросила оцепенение, лишь когда увидел, как магический залп наводится на него, шарахнувшись в сторону и перекатившись к дальней стене, вывалился в студенческий коридор. Нет, он больше не побежит за ним. Расшифрует сигнатуру и только тогда… спросит за всё.

Непозволительно впадать в ярость? Да, очень хочется, но, похоже, он рад обманываться. Мозг раз за разом возвращался к единённой мысли, что именно Кайл и является тем самым чёрным кардиналом, которого они так усердно ищут уже второй день.

Ярость уже переступила черту броуновского движения, застыв какой-то исковерканной форме между желанием уничтожить, отомстить и спасти. Но Кайл Розенкранц среди всех причастных меньше всего нуждался в спасении.

Очень кстати вспомнился труп… якобы сестры, да, быстрое разложение объяснялось массой способов, в конце концов, если в своём теле живёт необъяснимое природой отродье, разве будешь ждать благополучного исхода? Но имелось и другое объяснение: та Ингрид не была настоящей. Очень качественной, совершенной копией, которую вероятно выращивали не один год, и на которой ушло много ресурсов, но всё-таки не живым человеком.

Затвор револьвера щёлкнул, Сверр зарядил его бронебойными патронами, барабан рассчитан на шесть штук, их у него двенадцать. Потому что револьвера два. Пора платить по счетам.

Коммуникатор пискнул, из научного отдела Эль’Ран пришла расшифровка сигнатуры, локация определена точно, а ещё удалось выцепить кое-какую информацию по остальной сети. Как оказалось, эта сигнатура была не единственной, она входила в некую связку. Застегнув на груди жилет-разгрузку, штаны и сапоги, которые должны были обеспечить защиту не только от ответного огня, но и позаботиться, чтобы носитель смог дышать даже в самых агрессивных условиях, например, если в помещение пустят паралитический газ или ядовитые поры.

Да, ему удалось переместиться из академии своё ЧВК, в конце концов, он находился в резиденции Ордена, и здесь имелись кое-какие секретные выходы.

Перемещение по сигнатуре оказалось не слишком приятным, его мотануло в воздухе несколько раз, а затем выкинуло на каменную площадку, освещённую лишь кольцом алых кристаллов. Странное место, осмотревшись, решил, что находится в некой полу-пещере, или это вход в лабиринт? Отсюда была видна академия. Значит, они на одном из дальних островов? Удобно, и не тривиально.

И какая пьеса ждёт меня на этот раз, сукин ты сын!? Не надоело бегать от самого себя!? — закричал Сверр, иллюзий насчёт собственного тайного появления здесь не питал, контролировал остров далеко не он, и то, что у Кайла имелись подельники Сверр не сомневался, — я жду Ингрид, слышишь меня!? Можешь хоть в жопу трахаться со своими племянниками и батей, но чтобы с кожи моей сестры ни одна чешуйка не упала!!!

Первым делом Сверр раскинул магическую аналитическую сеть на многие километры вокруг, смысла перекидываться «шестёркой» уже не было никакого, он серьёзен и готов к тому, что Карл захочет его убить, О нет, не захочет, а попытается. Стратегия Красного явно имела глубокие корни в политической борьбе благородных домов Алькора, само вмешательство Сверра, само его существование, путало карты. Грозило полным крахом. Но и представлять себя на месте Кайла дархат не желал.

Сейчас его мысли и чувства находились в таком раздрайве, что он сомневался в каждом слове, в каждой реакции, и хотя обычно считал себя неплохо знающим людей, теперь усомнился, словно земля ушла из-под ног. Хреново, когда хищник перестает доверять собственным инстинктам. Что случится с кошкой, которая не сможет отличить мышь от бешеной лисицы?

Сверр не помнил, когда последний раз так ошибался. От этого боя груди становилось нестерпимо горячо и больно. И она же — эта инфернальная боль заставляла его идти дальше.

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+2

17

Сверр опередил его на серьезных пять минут,  лишний раз утвердившись как весьма опасный, умный и умеющий собирать информацию, господин, так что представления не получилось. Собственно, стоило темному начать говорить, как выяснилось, что и врать более смысла нет.
Кай встал, щелчком вернул одежду в нормальный лощеный вид, неуловимо заменив университетскую мантию своим изысканным костюмом., незаметно ушли все царапины, ссадины и прочая мишура. Стоило Шаху ворваться, как на советника буквально обрушился весь спектр его накала, в том числе и колебания душевного характера. Цинично отметив про себя критическую уязвимость дархата и посожалев над собственной, энтарх довольно вальяжно сел на срезанный в виде широкого цилиндра прозрачный зеленый камень примерно метровой высоты, словно алтарь стоящий посередине почти круглого помещения, качнувшись вперед оперся на руки, слегка сгорбился и по птичьи склонил голову к плечу, холодным немигающим взглядом изучая Шаха. Кровавые волосы перелились через плечо и выглядели странно ухоженными в контрасте с алебастрово-белым лицом, опалесцирующем в свете алых кристаллов.

Кай молчал, не торопясь начинать разговор. За последний час у Шаха должна была накопиться такая прорва вопросов, что на удовлетворение его любознательности ушла бы вся ночь.
Самым сложным было не проявлять никаких эмоций, ну в самом деле, не будет же советник Великого Дома мямлить что-то вроде «не виноватая я, он сам пришел»? Тем более, что виноват, сам и во всем, пусть не своими руками, но замысел был именно его. Самое поганое в сложившихся обстоятельствах – сам Сверр, его тушка, его сила, его страсть, он весь, единственный и неповторимый, мудрец и циник, как и все высокопоставленные господа, по самую макушку  искупавшиеся в крови.
«Само совершенство. Опасен, умен, быстр, силен. Мой. Был».
Как теперь повернутся их отношения Кай даже не представлял, и, как прагматичный энтарх, отодвинул эмоции в сторону, стараясь взять бешеного Сверра под контрол, точнее само течение ситуации, чтобы хотябы минимально обезопасить себя.
Неприятный разговор созрел, не стоило дальше тянуть. Не поехидствовать он тоже не мог, хоть и понимал, что может получить в ответ, так что  на всякий случай заготовил парочку глифов, которые смогут хотя бы притормозит дархата.

Картинно вздохнув, советник поднял взгляд на уровень глаз Сверра, благо высота камня позволяла, так что их головы оказались на одной высоте, заглянул в колдовские зеленые омуты дархата. Сейчас они пылали гневом и непониманием, были так хороши в своих неприкрытых чувствах, что от восторга даже дыхание перехватывало!

Губы энтарха  тронула невеселая улыбка:
- А ты быстро соображаешь. – крошечная пауза была призвана притормозить стремительное нападение. - Что ж. Мне приятно сознавать, что свое нежное сердечко я отдал достойному.

Внутренне фыркнув, и еле удержавшись от остроты про свадебный букет, он мгновенно выхватил в ментальном фоне самую главную эмоцию, сканировать упакованного в спецкостюм дарха он не взялся, не хотел да и не до того было.
«Убьет или не убьет? Жить ужасно хочется.. м? Нет. Не убьет, будет «делать нервы», как любит повторять Энигма, возможно сломает мне лицо в семи местах, но чтоб убить..» - Прислушавшись к мешаине эмоций Темного, краснокрылый несколько стушевался и засомневался. Впрочем, выказывать свою слабость перед равным по силе хищником смерти подобно, так что он быстро взял себя в руки и спрыгнул с камня на пол:
- А что Ингрид? Ингрид как раз сегодня разродилась твоим племянником. Она наверное дома уже, вечером состоится финальное свадебное торжество и все разъедутся по своим домам.
Хоть голос краснокрылого оставался безмятежным, он внимательно отслеживал настроения Шахрассара. «Интересно, он хоть понимает, что он – та самая причина, по которой никто не подох? Не понимает.. Ладно, это тоже хорошо».
- Так что все живы, довольны и танцуют. Ну или будут.
Он сделал несколько шагов к дархату, приближаясь не спеша с ладонями на виду. Глаза оставались холодными, Кай бы скорее сам себя загрыз, чем признался бы в своих провалах их истинной причине.

- Что касается моей личной жизни, то я как-нибудь разберусь, чем или кем мне заняться.
Что же так больно? Так глупо… Захотелось ударить Сверра чем-нибудь увесистым, вырубить, и..
А потом? Не стоит делать глупости, Темный опасен и мстителен, еще неизвестно чем он отплатит за происшедшее. Впрочем…
Кай словно стал старше и поблек. Выхода из ситуации не было. Договориться? А зачем? Он и так проявил слабость и подпустил чужака так близко.. он даже почувствовал себя счастливым.. и все провалил, увлекшись. Теперь время упущено, ресурсы потрачены, предстоит глубокая зачистка криминальных структур и посредников, грязная кровавая работа. Самое противное – ничего не изменилось, только усложнилось.

Взмахом ладони он открыл портал перехода:
- Думаю, тебе пора воссоединиться со своей семьей, проверить сестру, племянника и кого тебе там еще нужно проведать. Я помню про твои вопросы, но они уже не актуальны, верно? - Голос звучал.. никак. Кай даже не маскировался, не видел необходимости. Наверное сказка кончилась и настала пора как это говорится? Камни собирать? Угу. И есть.
С каждой новой минутой говорить становилось все тяжелее.
Чертова кукла Сверр!

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-02-04 22:35:54)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

18

Сердечко? — усмехнулся Сверр, и не удержался от остроты — ты ошибся, то был желчный, если чего не хуже.

В отличии Кайла, с его лица спала всякая улыбка. Он отчаянно пытался удержать боль во взгляде, отчего гетерохромные глаза казались стеклянными. И правда кукольными.

Чувствовал себя примерзко, и, нет, не в обиде дело, ею как раз даже не пахло. Внутри него словно разгорался океан, о существовании коего Шах даже не подозревал. И заглядывать в эти воды ой как не хотелось. Да и за чем? Дархат прекрасно знал, чего хочет. Кайла. И чего лишился. Кайла. Потеря права обладания сводила его с ума, самое смешное, что иллюзорного права. Всё-таки свое прозвище «Шахрассар» — что значит бешеный шах получил вполне заслуженно. Его психика ох как далека от нормальности, хотя многие в Дефендере напрочь забыли об этом, и в некоторых аспектах Сверр казался им образцом стабильной нормальности. Сверр умел мимикрировать и притворяться, первое, что он освоил в цивилизованном мире — правила поведения и ожидания окружающих.

Из-за красноволосого ублюдка весь его многолетний самоконтроль летел хтону под хвост. В океане поднималось цунами. Ощущение бешеного, невыносимого и болезненного драйва, в сердце коего лишь желание обладать, исправить все, что случилось. Он не хочет, чтобы все вот так закончилось.

Серьезно? Воссоединиться со своей сестрой ему пора? Лицо дарха исказила гримаса... не поддающуюся интерпретации. Ярость, исступление... любовь..? Разве можно помыслить о любви? Наверняка желание. Такие как они способны ведь только на похоть, верно?

Как гладко все получается. Решил умыть руки, отсидеться и сделать повторный заход через парочку месяцев? Хотя нет, как я забыл, за тобой идет охота. Ты пытался подставить Рея, и у тебя это получилось, твой папаша уже подписал тебе смертный приговор? Или ты настолько заигрался, что единственным зрителем твоего спектакля был я и все те бедолаги работают на тебя? Нет... совсем не сходится. Охота идет. Верховный лорд Вии знает о перевороте. Или догадывается, кто мутит воду. Что с тобой хотят сделать? Лишить магии и отправить на рудники? Знаешь...

Голос Сверра становился быстрее, чуть сумбурнее, с каждой секундой ему все труднее сдерживать собственные импульсы. Тело болело от перегрузки, ему жизненно необходимо сбросить это напряжение, освободиться от саднящей раны. Внутри словно лопнул воспалившийся карбункул, и все заполнило гноем.

... я ведь мог бы тебя понять, — Сверр чувствует, как по спине проходит дрожь, сжимает кулаки, делает шаг навстречу, — но тебе не нужно мое понимание, и ты не остановишься, я бы не остановился на твоем месте... и лишь вопрос времени... когда сдохнешь ты или они... да? Да!?

Трансформация привычно подхватывает его, даря ощущение всемогущества, руки покрывают черные пластинки хитина, на пальцах отрастают когти. Боевая форма дархата... как же давно он ее не принимал. Мир вокруг привычно становится медленным и мягким, податливым, словно утомленная любовница. Дархат ускоряется. Револьвер падает в пространственный карман, второй возвращается в форму часов ролекс, и первый удар Сверр наносит в грудь. Как раз в район сердца.

Черный хитин укрыл руки, плечи, затянул скулы, торс... длинный тонкий хвост, кончик которого лишь отдаленно напоминал скорпионий, взметнулся над головой и ударил в шею, в районе правого плеча.

Кубики: отлично (40)

+1

19

Краем рассудка Кай понимал: Шах не спрашивает. Это риторическая речь, призванная открыть клапан напряжения, чтобы крышку котла не сорвало. Но тем же ментальным чутьем он понял – поздно, крышка котла давно в космосе, а он, придурок, еще чего-то ждёт, надеется на полюбовный развод, конструктивный диалог и дружеские отношения.

Ха-ха. Два раза. Щаз.

Три глифа, заготовленные заранее, высверкнули при обрушившемся на грудь ударе. Протомагический символ, связанный вязью с защитной сферой блеснули бирюзой и зеленью, по телу энтарха от удара дархата прошла словно водяная волна, кулак на мгновение увяз в пернатом как в смоле. Кай успел улыбнуться даже как-то самодовольно, за что был наказан тут же. Атакующий хвост Темного он увидел, но пропустил, оглушенный ментальным ударом, вызванным цепочкой трансформаций дархата. Того трепала нешуточная буря, замешанная на таких противоречиях, которых в обыкновенно деловом и язвительном Сверре и заподозрить было сложно. Тем не менее результат оказался плачевным для краснокрылого. Транформация Шаха, его облачение в естественную броню и моментальное нападение сопровождалось столь сильным эмоциональным штормом, что энтарх упустил момент. Он успел прикрыться крылом, но хвост оказался гораздо стремительней, пробив крыло и горло в один резкий взмах.

Больно.

Кровь выплескивается из закрытой хвостом раны толчками, но ручеек ее скуп, она уходит в тело, мешая регенерации. Если бы дарх тут же выдернул хвост, то регенерация сработала бы на отлично, но не повезло. Магические конструкции истончаются, бронированный кулак оказывается в живой плоти по самое запястье. Кай начинает смеяться, страшным, булькающим смехом, на моментально побелевшем до состояния призрака лице пузырится кровавая пена. Глупый Сверр решил его проблему. Радикально, конечно, план такой капец никак не предусматривал, но тоже хорошо. Семейство не будет мстить, все разойдутся удовлетворёнными, так как жертва будет назначена и принесена семейным изгоем, к которому в целом лучше не лезть, так как репутация у него соответствующая. Нормальный такой палач получился. Для семей. Что же до чувств.. главное сейчас – не сдохнуть. Горечь Шаха, его безумное стремление выместить свои поруганные чувства были Розенкранцу понятны, его уже в прямом смысле разорванное сердце даже испытывало какое-то удовлетворение от содеянного, в конце концов не только же ему разочаровываться? Сверра можно понять: быть игрушкой такому альфе как Шах как минимум унизительно
, а если приходит понимание (вот как сейчас) что тобой попользовались и сыграли втемную – вот и имеем то, что имеем.
- Как… много… слов… - Энтарх хрипел, по подбородку текла кровь, заливая горло, заставляя кашлять, от чего она текла еще обильнее.
Если знаешь.. все ответы, зачем.. спрашивать?

Сумасшедшая, потихоньку угасающая улыбка снова искривила черты пернатого, продолжающего слабо трепыхаться в руках разьяренного скорпиона.
- А ты... красивый.. мне... нравится…

Портал перехода поблек, утрачивая энергию вместе с покидающими пернатого силами. Надеяться на то, что дархат зашвырнет свой трофей в воронку было глупо, даже шумевшим на грани обморока сознанием. Кай сглотнул кровь, еле сдерживая кашель.
Конечно, энтархи – прочные твари, их так просто не убить, есть и физический и магический потенциал. Теоретически. А практически Каю еще никогда не было так больно. И сладко. «Я чертов псих» - подумал он перед тем, как отрубиться.
навыки
кубы

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-02-14 18:15:26)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

20

И словно с каждым толчком крови, вытекающим из горла человека, которого еще на рассвете называл своим, из Сверра уходила ярость. Слишком быстро все случилось, до смешного быстро, дархат даже не сразу осознал, что это его хвост торчит в шее, словно гротескное посмертное украшение. Кровь, вытекающая меж ухмыляющихся губ, смотрелась противоестественно, вся грудь была ею залита, кулак утопал в тугой горячей плоти. Сверр ощущал пульсацию у себя на костяшках. В нос ударил запах сладковатого металла, оставляя на языке послевкусие жженого вина.

Н е в ы н о с и м о.

К собственному горлу подступила тошнота, Сверра замутило. Отшатнувшись и сплюнув горечь, он чуть было сам не рассмеялся. Смехом, в котором ровным счетом не было ничего, хотя бы отдаленно напоминающего радость победы. Лишь безумие и безысходный фатум, когда все предрешено и смерть лишь вопрос времени. Крайне скоропалительного, если не сказать больше.

Он не сразу понял, что собственное тело раздирает инфернальная фантомная боль, физические ощущения приходили с запозданием. Да, не единой раны, но, кажется, ему тоже ещё никогда не было так больно, по крайней мере, вспомнить хоть что-то отдалённо похожее он получалось.

Перехватив заваливающего Кайла поперек туловища, дернул его на себя, — ты ошибаешься, как оказалось, о тебе я не знаю почти ничего… но скоро мы это исправим… — прозвучало отстранённо и без злости, казалось, что внутри Сверра осталась одна только опустошённость, до чего обманчивым было это ощущение.

Тащить Кайла Розенкранца в Defender нельзя, Шах прекрасно это понимал, там слишком велик риск обнаружения даже при условии, что того закроют в самом засекреченном секторе базы. К тому же хтон разберет какие в его крови могут быть маячки, Сверр бы уже ничему не удивился. Решение пришло неожиданное, спонтанное и чуточку безумное.

Скупая всякое барахло для переработки в военных целях, Defender постоянно давал заказы на списанные военные корабли. Одна из таких посудин как раз находилась у него в ангаре, да, запустить получится, даже пролететь пару световых лет, а там можно выдохнуть. Едва ли их сам черт найдет в огромном космосе на космическом мусоре, коего дохрена летает вокруг. Выражаясь фигурально, потому что для космоса «вокруг» довольно абстрактное понятие.

Требовалось торопиться, потому что долго Кайл не протянет. Максимум минут двадцать, а там или очнется, благодаря регену, или умрет. К первому Сверр пока не готов, а второго не в состоянии был допустить. Кулаки чесались от желания врезать себе по морде и, наверное, если бы не необходимость держать тушку Розенкранца на руках, давно бы осуществил задуманное. 

Первым делом попасть одноразовым телепортом-артефактов в закрытый ангар, дать команду ботам затащить туда регулирующую капсулу, притащить блокирующий магию артефакт последнего поколения и обязательно производства Defender. Он вживляется в тело и активируется по команде владельца «ключа». Кайл не будет знать, где именно находится артефакт, значит, даже при наличии возможности, не отрежет себе руку или ногу. Такие как Розенкранц способны на все. В этом Сверр не сомневался.

Разобравшись с блокатором магии, погрузил тело Кайла в капсулу, кровь уже перестала течь, но выглядел этнарх не важно. Кожа посерела, под глазами пролегли темные круги, черты лица заострились, волосы утратили блеск.

Осталось самое сложное, заставить эту посудину летать.


«Вывести пользователя из искусственной комы» — палец завис над сенсорной кнопкой. Из-под тонкого ударопрочного стекла реген-капсулы виделось уже порозовевшее лицо Кайла.

Нажал. Крышка отъехала вверх.

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+1

21

Первый глубокий вздох отразился глухой болью в горле, а на выдохе прокатившимся по гортани воздухом, казалось, разодрало все нёбо, боль обрела грани и отчетливый привкус крови. Под веками обреталась алая пелена, говорившая, что тело энтарха находится в хорошо освещенном помещении. В целом лежать было комфортно, если не считать слишком сухого воздуха, почему-то напоминавшего искусственную атмосферу космического корабля, а если добавить в общую картину легкую реверберацию, намекающую на ограниченное пространство, то выходило, что он валяется в чем-то медицинском и его явно подлатали.

Красный не спешил открывать глаза, он занимался важным делом – сканировал себя на предмет чего-нибудь странного. Вообще то что он все-таки выжил – само по себе удивительно, нет, если бы его просто бросили он бы тоже имел шанс, в конце концов реген все равно работает даже с такими серьезными повреждениями, другое дело – его скорость, но, пожалуй, кто-нибудь из заместителей все-таки успел, не зря же у них всех наноботы в крови, активация происходит сразу по получении практически летального повреждения. Теоретически.

Итак, что в активе: он жив, на первый взгляд цел, реген работает, о качестве повреждений говорит саднящее горло.
Хм.
Мысли пернатого вернулись к предыдущей сцене.
Сверр.

Раздался легких шелест и электронный писк приборов – отьехала плексигласовая крышка капсулы – ага, все-таки капсула – на пернатого обрушился новый аромат вкупе с нетерпеливым мысленным постукиванием хвостом, он прямо-таки увидел черного Скорпиона в его естественной броне. Ресницы дрогнули, магически импульс пробежал по телу пернатого, заставляя нежные перламутрово-алые перышки проклюнуться на висках… и.. и все. Лишь импульс, словно вода ушедшая в песок. Защиты нет. Магической, силу тела никто не отменял, но не смешите меня, разве это кого-то могло остановить? Впрочем, сдаваться за здорово живешь Кай даже не думал, нет магии? И что?

Алые взгляд скрестился с изумрудным. В правом глазу дарха пересверкивали золотые нити. Ах да, магистр Познания…
Кай ухмыльнулся сперва мысленно, затем его непослушные губы медленно раздвинулись, блеснули в оскале небольшие клычки, а зрачок сбежался в тонкую линию и не понятно было от смеха или в преддверии схватки. На первый взгляд тело оставалось открытым и расслабленным, но кисть перед трансформацией в кулак тоже не выглядит опасной.
Дарх склонился над капсулой, словно в нетерпении ждал когда же пернатый проснется, и что сделал Кай? Засранец потянулся всем телом, словно никакой опасности ниоткуда не ждал, зевнул, и, продолжая ухмыляться, начал подниматься, стараясь сесть. В окружении медицинских приборов не хотелось оставаться, тревожило отсутствие магии, наводившей на мысль о искусственности сего явления, а потому пернатый, все еще выглядевший сонно и ощущавший явную слабость, перебросил спутанные волосы через плечо на грудь, и не спеша начав их распутывать и заплетать, уточнил у Сверра как ни в чем ни бывало и слегка ехидно, маскируя замешательство:
- Боялся что сбегу? «Спасибо что хоть не в клетку посадил».– Голова склонилась к плечу, мелкие алые перышки чуть пушились на висках и тонкими ручейками сбегали на шею – видимо все-таки легкий импульс магии в теле оставался, но это все, на что его хватило, убрать их уже было нечем, как и дорастить до приемлемого состояния. – Артефакт?

Он намекал на блокировку. Учитывая что никаких ограничителей. Колец и брошек на теле не наблюдалось, кроме собственных, правда, Кай не думал что Сверр наивный парнишка с окраин и даст ими воспользоваться. К тому же, мельком оглядевшись и поняв, что кроме них поблизости имеются только допотопные и, к тому же, военные андроиды, пернатый сосредоточился на виновнике происходящего, выжидательно уставившись в изумруды кипящих эмоциями глаз.
Свой ход он сделал. Сейчас очередь оппонента.

Что ж. так иногда случается: ты сам выкопал яму своему счастью и остается лишь смотреть как на алтаре гордости умирает любовь.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-02-23 10:16:17)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Достучаться до небес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно