Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Достучаться до небес


Достучаться до небес

Сообщений 1 страница 45 из 45

1

<<<-----

стартовая локация Алькор /Вия

Сверр Шахрассар/Кайл Розенкранц

https://i.imgur.com/8FJrNIx.png
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-07-18 23:18:11)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

2

Отказаться? — усмехнулся прямо в эти красивые губы Сверр, — так и скажи, что испугался, ну же... ладно тебе, вишенка, не бойся, — он сильнее сдавил возбужденную плоть под пальцами, погладил теплой ладонью живот, — я хоть и кусаюсь, но уверен, тебе понравится.

Правда же состояла в том, что ни в чем, касательно Кайла Розенкранца, Сверр уверен не был. Ни в разумности страстного порыва, ни в доверии. Хотя, как раз-таки, дурность идеи (наплевать на всё и с головой окунуться в разъедающее его изнутри безумие) очевидна как хтон.

Он не мог отказаться, не мог уйти. И даже не представлял, что сделает, если Кайл передумает в последний момент.

Немного постояв в одиночестве, давая себе какие-то жалкие доли секунд на передышку, словно она облагоразумит, не даст совершить ошибки. Конечно же ошибки. С деловыми партнёрами не спят, с потенциальными убийцами твоих сестер тем более, он может пожалеть, что не убил его, а ведь на это представлялась прорва шансов.

Голова Алисы, которую Кайл таскал с собой точно олицетворение всего того треша, что стоял между ними, небрежно валялась в стороне.

Крыша, конечно, отличное место, чтобы развлечься, однако Шах предпочел бы открытому пространству стены и потолок, но крыша тоже сойдет. По правде говоря сейчас думать становилось практически невозможно. Желание ослепляло, оглушило рецепторы, разливая по телу кипящее масло.

Только не говори, что решил свести счеты с жизнью, лишь бы не иметь дел со мной... — рассмеялся Сверр, оглядываясь, мало ли, вдруг это ловушка. Между прочим идеальное время. И он так нелепо попался. За порталом могло ждать что угодно, хоть дивизия Ассасинов, готовых по первому приказу упаковать его и доставить на нижний уровень лабораторий Розенкранца.

Он неспешно подошёл к этнарху, с каждым шагом чувствуя себя всё более пьяным.

Так что ты там говорил о половинах и своем недовольстве? И ты специально взял её башку с собой? Думаешь, смачно сосет? — да, эта шутка явно не ниже пояса, и Сверр уже пожалел, что не сдержал очередную остроту.

Кажется, настолько нелепо и странно он ещё себя не чувствовал. Будь вместо Розена обычная девица, даже из аристократии, он не раздумывая разложил бы её прямо тут. На секунду задумался, чем именно отличается любое доступное тело от конкретно этого. Ответ лежал на поверхности — абсолютно всё, да хотя бы то, что раньше ему было плевать на то, хочет его кто-нибудь по-настоящему или дело исключительно в деньгах и статусе.

Отчётливо и сильно Сверру захотелось себе врезать, но он лишь усмехнулся и улыбаясь проговорил:

Может для начала предложишь дорогому гостю бутылку вина, а ещё душ. Нет, ты не подумай, — улыбка стала ещё шире, а глаза сверкнули нежной иронией, – ты хорош даже когда я хочу тебя пристрелить, но ещё минуту назад мне пришлось соскребать кишки какого-то урода со своей морды. И не только с морды, да и тебе...

... только не говори что передумал, иначе клянусь всеми хтонами, тебе не понравится, что я с тобой сделаю.

И было в этом стягивании удовольствия что-то чарующее, странное. Раньше он плевал на такие мелочи, но сейчас, в первый раз, хотелось более вдумчивого, менее животного, пусть от желания свалило пах, а сердце протестующе сжималось.

+3

3

Некоторые вещи остаются в памяти как клеймо на коже, впечатываясь намертво, оставаясь навсегда пусть не на переднем плане, но дышащими в затылок, горячими пальцами на шее, вкусом, запахом кожи, дыханием.
Он все-таки пришел. Кай ощутил ни с чем не сравнимое облегчение, предыдущие несколько минут дались ему очень тяжело. Объявлять охоту на владельца «Defender» он не собирался, вполне понимая весь спектр возможных неприятностей, которые мог устроить ему Шах, а отпустить было немыслимо. Только он прекрасно понимал картинку, видел ее целиком, и его приход стал подарком для Розенкранца.
«Такое странное чувство, словно свидание, а не неприличное предложение, сделанное в крайне вызывающей форме. И его присутствие здесь – хорошо».
Мысли слегка путались, пульсирующее возбуждение туманило разум, положив на все ментальные способности. Кай просто отказывался сейчас иметь холодную голову, все его внимание было приковано к дархату, между прочим, между гадостями говорящему дело.

Действительно, помыться стоило, запах потрохов как-то до текущей минуты не беспокоил, что вообще-то должно было насторожить. Это говорило о том, что все мысли и желание сфокусированы в единственной точке – на Шахе.
Кай прикрыл глаза и сглотнул сухим горлом. Нельзя быть настолько притягательным сукиным сыном, подобную харизму вообще нужно запрещать на государственном уровне!

Мысль позабавила, и он отмер, делая шаг навстречу своему – кому? Сейчас, теперь, всегда, пока не насытится -  не важно! Проблемы обычно  решаются по штуке за раз!

На крыше пентхауса Кая царила приятная тишина. Маленький очень ухоженный, искусно подсвеченный  сад, в котором расположилось несколько кресел, тахта, небольшая купальня, несколько артефактов-арт объектов,  уютно, но не подходило к притязаниям Сверра,  им нужно было вымыться основательно, как оказалось, оба были в крови и грязи чуть ли не по самые уши, да и устали изрядно за время приключений. В таком виде лезть в воду купальни, благоухающую оолонгом, смысла не было. Но идти вниз и заниматься бытовыми делами тоже не хотелось.  Тут, наверху, было хорошо. Кай активировал защитный купол, заодно экранируясь от возможных наблюдателей, отдал распоряжение андроидам о столе и напитках, и отложил, наконец, голову Алисы на декоративное блюдо, стоящее на изящном столике рядом с бассейном и обычно предназначенное для фруктов. Голова продолжала язвительно ухмыляться:
- Все, что попадет мне в рот будет тут же откушено, сладенький. Но, возможно для тебя я сделаю исключение, Шах..
Ее речь теряла разборчивость – сказывались многочисленные повреждения системы. Рядом с бассейном материализовалась девушка-андроид, Кай движением головы указал ей унести голову с глаз долой. Пока что. Вступать в полемику с ИИ сейчас? Есть дела поважней.

- В моем доме нет живых слуг, - пояснил он Шаху, не двигаясь и не собираясь как-то реагировать на озвученные [float=right]https://i.imgur.com/atuI7cD.png[/float]
предложения Темного. – Если понадобится что-то – подумай направленно, и они исполнят. – Он шагнул навстречу Шаху, маленький шаг, они стоят вплотную, в полной мере ощущая общее возбуждение. От энергии дархата по хребту гуляли мурашки, даже крылья проявились в тонком поле, слегка подсвечивая силуэт Кайла алыми переливами.

– Что до остального, моя прелесть, - указательный палец энтарха лег на яремную ямку дархата и заскользил вниз, магией очищая его  кожу и одежду заодно, - боюсь, что нет, не предложу. Видишь ли, - еще чуть-чуть и они станут единым прямо не вылезая из одежды, и это будоражило и забавляло, вливая в жар возбуждения какое-то безумное веселье, - как я уже говорил,  больше не хочу ждать.

Губы в губы, полуприкрытые глаза, срывающееся дыхание. Какие еще этикеты? Шутите? Тут бешеный зверь рядом, стоящий пренебрежением любых условностей.
Взмах бледной кисти очистил кожу самого Кая, об одежде он не беспокоился, просто скинул ее на пол, попутно магическим импульсом распарывая экипировку дархата и утягивая его с собой в купальню.

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

4

«Охота пуще неволи» — Сверр как никогда ощутил весь смысл этой поговорки на собственной шкуре, а ещё сполна почувствовал её через глаза Розенкранца.

Иллюзия выбора сардонической ухмылкой смотрела на них с высоты своего пьедестала, ведь на самом деле никакого выбора не существовало, на ту минуту весь он застыл между двумя одинаково трагичными вариантами: поддаться искушению или умереть, причём, в их случае, «или» вполне может скрывать за собой «и».

Мягкий неоновый свет растекался по алым волосам этнарха, подчёркивая кровавые следы на бледных щеках и серые круги под глазами. Бывает, что краше в гроб кладут, сам дарх выглядел не лучше. Да, Кайл был настолько красив, что у Сверра перехватывало дыхание.

Тело отзывалось жадно, болезненно, но самоконтроль позволял не терять голову пусть и из последних сил. Кстати о головах, знакомый голос Алисы отрезвил Сверра, тот покосился на в сторону ушедшего «слуги» и усмехнулся:

Пусть запакуют, хочу забрать свою собственность завтра такой же болтливой, ну или мы можем договориться... так сказать, полюбовно...

Крылья за спиной этнарха притягательно сияли, их хозяин стоял совсем близко, Сверр ощущал горячее дыхание на своей коже, отчего по телу расходились электрические импульсы, точно брызги алмазного желания. Мысленно усмехнулся очередному пафосному сравнению, хотя оно, как нельзя лучше, передавала всю гамму чувств. Желание почти ранило его острыми гранями, а касание будоражило клетки и рецепторы, будто он как много лет назад снюхал дорожку мут-герoина и  весело помчался на зачистку района.

—  ...боюсь, что нет, не предложу. Видишь ли... больше не хочу ждать...

Сверр широко и белозубо оскалился, его от этих слов словно пробило электрическим током, если представить, что «сырая» молния во время грозы может принести наслаждение.

Настолько припекло? — с наигранным сочувствием спросил Сверр, хотя в его собственных глазах откровенно читалась жажда ничуть не меньшая, если не сказать больше. И Кайл это прекрасно видел, более того — чувствовал на физическом уровне состояние визави. У сильных магов в особые минуты возбуждения сама аура становится густой и бесстыдно-транслирующей все желания. Пожалуй, именно это являлось самым красноречивым доказательством магического запаса нежели любые слухи и отчёты разведки.

Вода накрыла их с головой, обволакивающая и прохладная, Сверр закрыл глаза, позволяя всем ощущениям обостриться и с жадностью впиваясь в желанные жесткие губы. Их языки сплелись, оставляя фантомное послевкусие солоноватой крови. Казалось бы, в воде крайне сложно прижаться и всецело ощутить тело любовника, но их словно примагнитило друг другу. Сверр чувствовал этнарха всей поверхностью себя. И его всё ещё казалось мало.

Ладонь скользила вдоль позвоночника, пересчитывая позвонки, стиснула упругую ягодицу, прижимая еще теснее к себе, чтобы своим желанием ощутить его. Пятки коснулись дна, а губы и язык Сверра жадно заскользили по скуле, шее, слегка прикусывая мочку уха, опустились ниже по яремной вене к ключицам. Вторая ладонь легла на горячий живот, опустилась ниже, обхватывая член, и чувственно плавно лаская возбужденную плоть пальцами.

Под водой услышать какие-либо звуки, чтобы понять, испытывает ли Розенкранц удовольствие, было, мягко говоря, проблематично. Оставалась ориентироваться на ауру и отклик тела любовника, уж это невозможно подменить на фальшивку. Удивительно, что его — Сверра Шахрассара вообще настолько волнует ответная реакция на свои действия, это было непривычно и даже страшно.

Психопатические черты дархата позволяли ему прикоснуться к чужой «душе» только посредством разума, но сейчас все иначе, словно с них заживо сняли кожу, оставив невыносимо обнажёнными и любое неосторожное движение принесет обоюдоострую боль.

+1

5

Ментальный фон взорвался ощущениями, обрывками мыслей, тут же вытесненных на второй план огнем прикосновений. Еще немного и они утонули бы в этой неглубокой купальне, задохнувшись в поцелуе, потому что расцепиться было выше сил. Долгожданное прикосновение перетекло в железный захват, они продолжали яростно целоваться, переплетаясь не только физически, но и ментально, словно прорастая друг в друга, разветвляясь в нервной системе, проникая в ткани, окрашивая и подгоняя их под себя.

Наверное со стороны это выглядело красиво, только Кая сейчас не интересовала эстетка, его терзала самая настоящая жажда, утолить которую мог только Шах. Его руки, губы, тело – волшебство физической близости перекрывал ментальный кайф от соития на каком-то более глубоком уровне, где не нужны слова, излишни даже мысли, остаются только ощущения. Кай чувствовал себя одним целым со Сверром, на губах и во рту ощущался привкус крови, а объятия стали невыносимыми.
Сладко, больно, как-то на грани, соитие как поединок - такое у краснокрылого случилось впервые и ради такого стоило жить.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Некоторое время спустя они выползли из купальни и рухнули прямо  на тахту как были, мокрые, обнаженные и уставшие. Кай ощущал ни с чем не сравнимое спокойствие. Если учитывать беготню и суету последней недели, то момент обоюдного молчания, наполненного теплом и тишиной взаимопонимания, казались волшебством.

Он не знал что сказать любовнику, наверное первый раз в свое жизни. Он ощущал себя совсем молодым, даже юным, таким, каким был когда-то, полным надежд и еще совсем не отравленным цинизмом. Сейчас слова казались вычурностью, дурным вкусом и совершенно не уместными. По крайней мере самому красноглазому так казалось сдесь, в нежном полумраке сада, подсвеченного неярким и каким-то таинственным светом. сверху их накрывало звездное небо, в которое пернатый и смотрел, запрокинув голову, лежа на теле дархата. Сверру, скорей всего, тоже есть что сказать и о чем поразмышлять, ситуация сложилась – нарочно не придумаешь, и в связи с этим Каю хотелось только одного. «не сейчас. Давай мы обо всем поговорим потом, Шах, потом. Дела подождут».

Ментальное поле слило разумы в единый источник, которым энтарх упивался. Сейчас здесь ощущался темперамент и напор, свойственные Шахрассару как представителю семьи и дархату, существу так и оставшемуся диким в основе своей, плюс чувствовался какой-то отпечаток и совсем глубоко – что-то, похожее на шрам. Энт не заморачивался, он не для того притащил сюда это черное чудовище, чтобы копаться в его сознании, да и, по чести сказать, не особенно хотелось, хотелось как раз другого, его губ, сухих и жестких, рук, его слегка насмешливого молчания. Нет, Кай не чувствовал себя под зеленым взглядом мальчишкой с покражей на руках, ощущал себя вполне комфортно, ни капли не стесняясь ни своей ни Сверровой  наготы, он бы разделся еще больше, если бы мог. эта крыша, этот момент и именно это существо - приз за непонятно какие заслуги, подарок и волшебство, так редко перепадающее разумным, так зачем портить момент грубой речью? 

Вставать не хотелось, потому Кай дотянулся до консольного столика, где не так давно валялась на блюде голова Алисы, и снял с него высокий бокал, наполненный почти черным напитком. Если точнее – вином с Лиреии какого-то там урожайного года, он забыл какого. Слегка флуоресцирующая в полутьме рука энтарха поднесла бокал с черной в том же полумраке жидкостью к припухшим от поцелуев губам дарха. Символично. Они выглядели как служители двух разных культов, враждовавших друг с другом от начала времен. Мысль казалась странной и позабавила, правда, Кай о ней сразу забыл и у него снова пересохло в горле, стоило Шаху сделать глоток.

- Знаешь, это выглядит потрясающе. Со стороны кажется, будто ты вкушаешь кровь. – Он помолчал, нежно проведя рукой по животу Сверра, смахивая с него капли воды. Под темной кожей чуть вибрировали стальные мышцы, что заставляло думать о втором раунде их маленькой аферы. Кай снова сглотнул сухим горлом и потянулся за поцелуем.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-08-26 07:26:33)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

6

Ещё никогда его так не пугала близость. Чувствовать себя предельно обнажённым — до кожи, до костей, до самой души и одновременно погруженным в концентрированное удовольствие.

Несколько раз в жизни ему приходилось применять тяжёлую химию, чтобы дойти до конца миссии и не свихнуться. Сверр не гордился этим опытом, но не всегда человеческий рассудок способен принять то, что от тебя требует ситуация. Под химией границы морали стираются, а трезвый ум и вся твоя больная, искореженная человечность взрывается в вулкане высвобождаемого мозгом серотонина.

Самые жуткие из воспоминаний Сверра всегда шли рука об руку с наркотической проволокой удовольствия. И секс там, как правило, был совершенно не при чем. О, нет, его не существовало вовсе, лишь массовая гибель своих и чужих, когда стена находит на стену и остаются лишь кровавые обломки и костяная взвесь.

Сейчас все иначе, чувство внутренней густой удовлетворенности после яркого, почти обжигающего наслаждения, вызывали в дархате рой и невыносимых, и приятных мыслей. Невыносимым был страх. За свою уязвимость, за внезапно обнаруженную «Ахиллесову пяту с глазами цвета крови». Приятным — доселе неиспытанное чувство близости, впервые Сверр обнаружил себя настолько единым с кем-то и речь идет не о телесном. Совсем на о телесном.

Ладонь плавно проскальзила от затылка к спине и вниз, он гладил лопатки и поясницу любовника, шелковистая кожа под пальцами отвечала влажной теплотой. Второй рукой Сверр зарылся в алые волосы, вдыхая их запах.

Эйфория. Сейчас она казалась ему сильнее, чем наркотическая, потому что заменяла абсолютную агрессию на такую же абсолютную нежность. К одному конкретному человеку. И это пугало до нервной смерти. Раньше он думал, что в случае чего... предательства, необходимости... сможет без колебаний убить Кайла Розенкранца, но теперь... он не был так в этом уверен, напротив, уверенность крепла в обратном. Не сможет. Никогда не сможет. И не позволит.

Сверр сейчас даже не представлял, как выпустит его из своих объятий, как вернется к прошлой жизни.

Да, на его лице играла привычная ухмылка, но внутри ад сплетался с раем. Небеса с твердью.

Когда Кайл потянулся за бокалом, руки дархата крепко обхватили его, не давая отстраниться. Привлёк ближе. На языке все еще теплился вкус его губ и терпкого вина.

Ты и сам, будто живая кровь, — свой голос Шах не слишком то узнал: охрипший и... мягкий?

По хорошему им надо было заняться делами, впереди предстоял скандал в Домах, многочисленные пытки, поиски долбанного племянника Кайла, которого лично Сверр уже был готов трахнуть трубой от арматуры, так достали его интриги.

Но вместо этого он притянул Кайла еще ближе, опрокидывая того на спину и покрывая поцелуями его подбородок, шею, грудь. Красноглазый этнарх невероятно его возбуждал, как никто в этом мире. Так Сверра не возбуждали даже нули на личном счете.

Шах подозревал, что внешность любовника здесь были совершенно не при чем, конечно, Розенкранц являл собой практически совершенный образчик этнархской красоты, но у каждого из них наверняка за жизнь была масса не менее привлекательных любовников и любовниц.

Интересно, Кайл сейчас испытывает нечто подобное?

Что собираешь делать со всем этим? — спросил дархат, когда завершился очередной акт неудержимых чувств.

+1

7

Темные руки опрокинули его на мокрые простыни, мелькнул жаркий изумрудный взгляд и больше ничего не имело значения. Он не помнил за собой такого, прикосновения оставляли ожоги и даже чужое доминирование не вызывало протеста, что само по себе настораживало. Какую-то минуту, а затем все снова смыло бесконечно прекрасное ощущение единения двух сущностей. Если на модели, то такое можно увидеть при соприкосновении двух энергетических сфер, образующих в среднем сегменте общее пространство.

Кажется, где-то что-то упало, какие-то звуки извне просочились в маленький садик, мигнуло освещение, но двое, занятые друг другом, не придали этому значение. Горячая темная кожа, прерывистые вздохи в унисон, губы настолько жадные, что голова начинала кружиться еще сильнее, хотя, кажется, сильнее это свыше сил..

Иногда клише отражают истинное состояние. Каю на ум пришла фраза «волна удовольствия отхлынула, оставив после себя» - кого? Две куклы, тушки или кого-то там еще, красноглазый не помнил, да и не важно все это было сейчас.
Отхлынувшее удовольствие словно очистило душу от грязи последних дней, энтарх как раз цинично думал, что теперь можно вновь лезть в грязь по самые глаза, с такими-то возможностями, и в грязь, и в кровь, да и в дерьмо придется влезть им обоим, как ни крути. Политика – дело грязное, о том не говорит только ленивый, а Шах  только на вид взрывной, на самом деле он прагматик до мозга костей да и политик тоже, иначе в его роду не выжить, расчетливый циник, ценящий лишь собственный счет, и разве его можно за это винить? Сам Розенкранц ровно такой же. Был.

Вздохнув, Кай потянулся, с усилием и  удовольствием. «Сколько пройдет времени прежде чем Шах снова вернется к собственным интересам? Если сформулировать точнее – сколько у МЕНЯ есть времени для любви?»
Неприятно кольнула эта мысленная «любовь». Откуда она пришла? И еще он обратил внимание: он не просто так о ней подумал, она просто явилась, совсем не такая, как о ней распевают в сопливых песенках. Эта была злая, целеустремленная и готовая на все лишь бы Сверр не удалялся из поля зрения. Именно это заставило Кая испугаться. Наверное, Шах смог бы вычислить скачок его ментального фона, вряд ли прочитать, но почуять – да.

Течение мыслей прервал приход прислуги, несшей на подносе для корреспонденции конверт. Кай приподнялся на локте, [float=left]https://i.imgur.com/zLATI4x.jpg
[/float]наблюдая как Эвилин (так звали андроида) скользит между карликовыми деревьями в кадках, на ее кирасе играли блики тусклых огоньков подсветки. Вообще конечно он мог бы приобрести вполне энтархоморфную модель, но отдавал предпочтение стилю «техно-футура», потому как был в каком-то смысле мечтатель и чудак, желающий раскрасить жизнь интересным. С его точки зрения подражание созданному навевало скуку, а вот ощутить себя демиургом – согласитесь, совсем другое дело.

Она обогнула купальню, он, светящийся обнаженным телом на фоне Шаха, тоже не потрудившегося прикрыться, протянул руку к корреспонденции, но Эли вежливо сообщила:
- Это послание для господина Сверра, Вашего гостя, хозяин.
Красные глаза удивленно глянули в изумрудные, на глазах один глаз дарха  почему-то наливался золотом, и на коже груди, тонко оконтуренный золотом, проступил абрис маленькой ладошки.
Конверт оказался самый обыкновенный, можно сказать – рядовой. В качестве реквизитов имелись имя получателя, в качестве отправителя красовалась золотая спираль.

Кай проследил как синт подает конверт Шаху и заметил:
- Довольно странная манера передачи послания. Я бы даже сказал – демонстративная. «Старший брат» следит за тобой, Шах? В голосе скользнула ирония, но энтарх ощутимо подобрался, напрягся, с него свалилась нега и расслабленность.
«Будет иронично если он пришел покончить со мной. Но, с другой стороны, подобная нарочитость как-то не вяжется с конспирацией, скорее пахнет провокацией именно для Шаха. И кто это у нас такой нахальный?»

На хорошей бумаге от руки летящим почерком было написано:

Слышала, что в некоем пернатом доме большие проблемы Есть мнение, что в течении нескольких часов там ожидаются фундаментальные подвижки, вплоть до уничтожения правящей семьи.
Мне нужны свои глаза в назревающем конфликте интересов и все ценные сведения о зачинщиках, которые удастся отыскать. Мой интерес – новые технологии и сохранение династии, так что, в рамках нашего с тобой соглашения,  это твое задание. Я не жадная, приз выберешь себе сам.
p.s.
Не забывай о своих прямых обязанностях, милый.
Целую.

выбор богов)

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-09-22 19:27:26)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

8

Никогда и не с кем ничего подобного он не испытывал. Внутри клокотало не желание подчинить, а, напротив, дать больше, чем предлагают ему.

Быть с равным — это доселе не испытанный сорт удовольствия, таких как Розенкранц Сверр привык лицезреть в качестве деловых партнёров или врагов, гораздо реже в роли подчинённых, бойцов Дефендера. К таким никогда не возникало страсти, а здесь, с этнархом, всё так быстро закрутилось, что поверить в происходящее до конца практически не возможно.

И дело не в романтической чуши, вроде любви с первого взгляда, нет. Произошедшее между ними будто лавина. Циклопическая лавина энергии, взаимопроникающая и пьянящая, назвать ее страстью тоже самое, что сравнить океан с ложкой мутного чая.

Удивительно, но Сверр смутно помнил момент их близости, ощущения сосредоточились на поверхности кожи и взрывающейся серотониной бомбе где-то в мозгу.

Пожалуй, за него Шах сейчас был готов убивать, а ведь еще сутки назад подобная мысль вызвала у него приступ брезгливости.

О да, Розэн, старший брат с некоторых пор заявляет права на моё время. Не бесплатно само собой.

Дархат взял письмо и быстро пробежался по нему глазами. Поймал мимолётно проскочившее на красивом лице Кайла смутное беспокойство, будто тот ожидал, что получив письмо, Сверр кинется на него с намерением уничтожить. Кайла, а не письмо.

И всё-таки до конца они не доверяли друг другу.

Слушай, у меня есть к тебе религиозно-деловое предложение. Да-да, ты не ослышался. За всем этим дерьмом с Алисой и заговором вполне вероятно может стоять какой-то божок, не удивлюсь, если такой же чёрный, как и моя харя, по-хорошему, в нашем с тобой случае нужно иметь страховку в виде божка покрупнее.

Знаешь, бегать и искать адептов какого-нибудь Формоза или Энтропия времени нет, как и желания, так может воспользуемся вариантом понадежнее?

Сверр широко ухмыльнулся, сверкая белозубой улыбкой.

Не буду дальше мять карты. Я магистр ордена Энигмы. Не спрашивай, как это случилось, сам в шоке. Предлагаю тебе вступить в орден. И если ты сейчас скажешь, что получил приглашение через постель, я... — улыбка стала ещё нахальнее, — скажу: ну, конечно, дорогуша. Ладно, шутки в сторону.

Сверр протянул письмо.

Прочитай, и не торопись с ответом. Подумай. Это выгодное предложение.

Информация, которую передала Энигма, была крайне занимательной. И дархат не удивился бы, окажись два этих дела связаны. Кайлу такое определённо показалось бы интересным, а без него ввязываться в кусочек этнархской заварушки было бы в сотни раз сложнее.

+1

9

- Что? – Голос Розенкранца подрагивал от веселого удивления. – Какое-какое предложение? – И через мгновение, еще веселее -  Чей ты магистр?
Нет, ну всему же есть предел! То есть, вот этот оторванный на всю голову дархат, с которым они бешеными упырями скакали по головам неблагонадежных вредителей всех мастей – магистр Познания? Она что, совсем умом тронулась, старушка?!
Кай отвалился на спину, улегшись прямо на живот Сверра, подхватил палцами бумагу, поднес к лицу, прочел записку. И почерк, и печать и сам стиль написания ему был очень знаком, все-таки, он довольно долго был в банде под предводительством Энигмы, знал ее повадки и выверты, но такое..

- Кхем. Нда, удивил, - бумагу энт левитировал на консоль, не поднимая головы, глядя снизу вверх в темное лицо, словно тающее в сумерках. Присмотревшись, он теперь явственно различал метку Эль’Ран в глазу Шаха, хотя по-первости зрачок и радужка казались просто залитыми золотом. Он даже залюбовался на такое ювелирное исполнение, впрочем, от Познания можно было чего угодно ожидать, неугомонная божка все время выбрасывала кунштюки, простыми смертными не понимаемые. К примеру, за каким лешим ей понадобился Сверр? У нее своя гвардия и СБ на уровне. Если только..
- Для грязных дел, значит. – подытожил свои размышления крылатый. – Ловко. И овцы не пуганы и волки при деле. Значит ты санитар, в каком-то смысле? И как тебе? С этой дамой скучно не бывает, на сколько я знаю.
Некоторое время красноволосый молчал, словно завороженный, наблюдая за тем, как потихоньку тускнеет и пропадает золотистый блеск в глазу и абрис ладони на груди Сверра. Наконец магическое свечение исчезло, а само тело дархата словно отступило в полумрак, истаивая по краям.

- А ты в курсе, что в таком освещении ты похож на известного исчезающего кота? Если бы я не ощущал тебя всей кожей, иллюзия была бы полной, только глаза и улыбка в полумраке. – Кай  и сам улыбался такой же странной, исчезающей улыбкой, не двигаясь и не отрывая глаз от лица Темного. Ему внезапно стало страшно, а после накатом пришло ощущение беды. Он подавил его в себе, продолжая любоваться возлюбленным. - Очень интересный эффект. Тучка-Сверр. – он как-то через силу хихикнул, как мальчишка, задумавший очередное западло приятелю, и снова сосредоточился. – Если я правильно понимаю, речь идет о моем доме. Возня за власть на Алькоре так же традиционна как поэтические восторги, ничего нового, но мы с тобой как раз в эпицентре.  Мы упустили из виду Рея и его пассию, а ведь свадьба закончилась и по идее «Ингрид» должна была уже родить, а твои – покинуть Алькор, если мне не изменяет память.

- Не изменяет. – Раздался посторонний голос. – За одним исключением: Лорд Рей Розенкранц отстранил от дел предателя Алавара Розенкранца, а Вас, господин Кайл, велел доставить в Инарру для содержания под стражей со всеми вытекающими как пособника и изменника.

Кай не подал виду о впечатлении, созданном новым действующим лицом, и лениво почти равнодушно  огляделся Голос был явно знаком, но вокруг оставалась пустота, то есть в буквальном смысле пустота.
- Артефакт? – Лениво уточнил бывший советник своего отца. – Очень мило. Я предполагал что дом полон воришек. Ну что же вы, Дариус, покажитесь, я же Вас по голосу узнал. И куда Вы подевали моих девочек?

- Ваши куклы нейтрализованы, Розенкранц. Я же не идиот. Вставайте, прикройтесь и пойдем, нас ждут. А Вы, - незримый энтарх обратился к Сверру, - убирайтесь с Алькора если не хотите стать целью охоты. Кста-а-а-ати, Розенкранц, Вы все-таки из-за своей неразборчивости в связях попадаете под закон о стерилизации и обнулении. Поздравляю. У меня просто праздник сегодня.

Голос неизвестного Сверру Дариуса сочился юбилейными нотками, правда, стоило Каю начать плавно вставать, как голос похолодел:
- Без фокусов, Розенкранц, одно неверное движение – и я обнулю вас с приятелем прямо тут, а Рэю скажу – рикошетом зацепило. Я понятно объясняю?
Кай кивнул.
- Сделайте милость – голос явно глумился, - давайте убережем Вашу холеную шкурку от ненужных порезов и отверстий.
Что делать?
Где-то в глубине сада отчетливо щелкнул переключатель – маленький бот, ответственный за регулировку напряжения, наконец уловил нестабильность энергии и привел ее в соответствие с заданной мощностью. Кай краем глаза уловил марево, которое создало движение невидимого массивного тела, и он, продолжая неторопливо подниматься, на ходу «обрастая» защитным  магическим КЕДО*, прямо с места прыгнул в это марево, в последний момент ударив тут же материализованной печатью подчинения со вплетенными элементами магии ослабления. Уровни разнились кардинально, но была вероятность успеха. В любом случае выбирать не приходилось.
- Сверр, слева! Не жди, убей!

Печать сработала криво, как и все, что делается «на коленке». Удар выбил из КЕДО невидимки какой-то элемент, заставив того проявиться в реальности, вместе с ним из инвиза выступило семь мужских фигур, вооруженных антимагическими кандалами (их вычислили по излучению) и сетями.

КЕДО* - вид магического доспеха, не слишком прочный, если для строения используется только магия, но способен нейтрализовать одно нападение. такой "пожарный" вариант на голое тело

кубики 1 2 3

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

10

Реакция Кайла позабавила, видимо, несмотря на тяжесть их положения, страсть ещё бурлила по венам, мешая адреналин с горячей кровью. Сверр отлично понимал, что быстрого и положительного решения на его предложение вступить в орден Энигмы ждать не стоит, он не вчера родился.

Хотел дарх того или нет, он чувствовал, что от его сомнительного предприятия веет вербовкой. Её принимают не все, всё-таки людям нравится чувствовать, что они держат ситуацию в своих руках, а подобные «махинации» навевают лишние мысли. Например, что они будут неравными партнёрами и соратниками, а вроде как Шах становится патроном. Но, возможно, это были лишь предрассудки самого Сверра, причём, совершенно неоправданные. Ни о каком соподчинении речи не шло, даже если инициацию проведёт не демиург, а сам Сверр, это никак не скажется на статусе кого-то из них. К тому же, у Шаха не было бога он даже не рассматривал Энигму как нечто инаковое, лишь взаимовыгодное сотрудничество. Плюс, по слухам Энигма имела близкие отношения с Энтропием и некоторыми другими благами, это подкупало. Окажись она безумный одиночкой, Шах никогда бы не согласился с ней работать.

Покажи мне лучше демиурга, с которым бывает скучно? Тут уж, либо тебе весело, либо ты сдох! — рассмеялся дархат, щеголяя очередной чеширской улыбкой.

Ему нравилось находиться рядом с ним, хотя и это пугало. По-настоящему пугало, возможно, больше чем самая жестокая и опасная бойня его ещё пока не слишком длинной жизни. Беспокойство, холодное и липкое, металлическими когтями разъедало его изнутри. Умеет же Энигма подпортить настроение, и вроде бы письмо напротив призвано помочь им выбраться из этого дерма, но буквы складывались слова, слова в предложения, а уже они бередили железными гусеницами кровавую мякоть его самообладания.

И не зря, вот как чувствовал. Казалось, защищённый от всяких посягательств рай сможет выдержать любой натиск, ладно, Сверр не обольщался с самого начала. Появление некого хмыря никак не удивило Шаха, у него просто не было функции сильно удивляться в опасной боевой ситуации. Это слишком дорого стоит. Конечно, гибель ценного имущества несколько расстраивала, что довольно забавно, как будто бы это уже его имущество.

Лорды Алькора балаболя, напрочь забыли о Сверре, как могло показаться, а тот всё внимательно слушал, и было что послушать.

— «Охренеть у вас законы в Вии! Стерилизация? Серьёзно!? Да ну нахер, твой батя что, наказывает неверных отхреначиванием яиц? Вот это я понимаю — законы!»

Телепатия относительно безопасный способ общения, к тому же Сверр старался не говорить под руку.

Но одно он понял предельно точно, их пришли сюда не ликвидировать, по крайней мере Кайла. Его хотят захватить, причём, желательно живым и относительно невредимым. Вот это уже очень любопытно, вряд ли Рей был таким дебилом, чтобы не понимать, если гонка зашла настолько далеко, то у него теперь целая команда жаждущих его смерти. Ладно - ладно, команда состоит из двух человек, может быть из полтора человека, но это не отменяет того факта, что при желании их может стать больше. У Сверра точно найдутся бойцы, согласные поучаствовать.

Разговор становился всё занятнее. Откровенности ради дархат не понимал какое этот хмырь имеет отношение к доминиону Вилья.

Увы, время истекало, а задавать вопросы уже было чревато, и как фактически начали убивать.

Блядство, ты не говорил, что у тебя пиздец семейка, я даже страпонов не подготовил! Эй, мужики, тихо-тихо, по одному!!! Меня на всех хватит!

В этом был весь Сверр, он поднимал, что ситуация патовая, вряд ли у вышедших из инвиза бойцов с собой только блокирующие наручники, а сами они что белки пушистые. Очень вряд ли. Так что Сверр немедля начал стрелять, он уже призвал револьверы и палил из двух рук. Единственное — никакой защиты. И хотя стрельба довольно привлекательного молодого мужика с шоколадный кожей могла ввести неподготовленного человека в лёгкий диссонанс, но сам мужик, мягко говоря, не рад, что на нём из брани только эта самая шоколадная кожа.

— «Хреново дело, отступаем, я уже дол знак к своим, скоро здесь будет группа, нам надо продержаться хотя бы минут пятнадцать, поводить их по сектору...» — и сам не заметил, как перешёл на профессиональный сленг.

Сказано, сделано, дархат стрелой бросился в сторону, пытаясь выйти из окружения и продолжая отстреливаться, тем самым пытаясь прикрыть любовника и дать ему возможность маневра. 

— «Как сможешь, дай полную раскладку: кто это такой, его сильные слабые стороны, возможная роль в этом действе,… и, главное, Рей, действительно, сейчас мог занять Вию, а как же твой отец? Я уже не спрашиваю про своего, мой старик вывернется, а Ингрид...я уже смирился с её смертью... почти...» — ложь, одна из слабых мест Сверра – его сёстры. Дарх вряд ли простит себе смерть Ингрид и даже тот факт, что он проявлял к ней не так много участия, как, скажем, к Айви или Николетте, не умолял факта мести.

» кубики

+1

11

«Твой батя что, наказывает неверных отхреначиванием яиц? Вот это я понимаю — законы!»
Каю как бы было некогда, но реплика заставила его истерически хихикнуть. Мысленно. Он в красках представил, как представители рода Розенкранц торжественно идут к плахе и так же торжественно укладывают туда самое ценное. Что может быть у мужика. Правда, не яйца, а голову.
- Вольно тебе резвиться! Сзади!

Да, конечно, подождать – хорошая мысль если бы не невозможность ожидания. Сколь бы ни были умелы Шахрассар и Розенкранц, у нападающих кроме численного преимущества имелся целый набор артефактов и редкостей, судя по эманациям, так что лучшее, что можно было сейчас сделать – отступить. К тому же водворяться в крепость Инарру с огромными шансами вообще оттуда не выйти, да, если честно, с еще большими просто туда  не попасть, Каю не улыбалось, так что он выкинув вверх руку, пропел формулу построения охраняемого портала, в прыжке заграбастал Сверра и ломанулся в начавший зеленовато мерцать портал. Где-то по дороге Шаха пришлось выпустить, к тому же инерция прыжка перетащила его на другую сторону, после чего портал с гулко захлопнулся.

Судя по всему, их выкинуло на один из парящих островов в районе экватора Алькора, прямо ввиду величественного комплекса Академии Ангарран, на одну из сторожевых башен. Кай упал и лежал раскинув руки некоторое время, пока его не привлекли странные булькающие звуки за спиной.  Он резко вскочил и оглянулся, снова ощетиниваясь магическим КЕДО, впрочем доспех сразу же исчез, оставляя крылатого в чем мать родила прямо на холодном ветру, оторваться от зрелища ради приведения себя в порядок не было никаких сил.

Сверр, такой же роскошно одетый как и сам Розенкранц, виртуозно завязывал в узел одного из нападающих.
Кай насупился, размеренно подошел к сражающимся и отточено приложил его руной подчинения, которая к удивлению советника не сработала. Глиф руны исказился, она потускнела, теряя потенциал и через пару секунд превратилась в бесполезный мусор.
- Ладно, - голос звучал зло, - тогда сделаем иначе. Сверр, придуши его, пусть отдохнет, ну или выруби как-нибудь, а соображу нам чего надеть.

Магические тряпки в Ангерран не работали, как и магические полеты, печати и многое другое, иначе студенты давно бы растащили Академию по камешку, так что имело смысл построить портал в свою комнату, помыться, поесть, отдохнуть и построить новый план действий. Но что делать с пленным? Его необходимо допросить и срочно.
Впрочем, из двух зол обычно выбирают меньшее, очень скоро их тут застукают и будет много шума, а потому усыпив пленника и свернув его в пространственный сверток, Кай открыл переход к себе, жестом пригласив Шаха идти за собой.

- Стерилизация это не репродуктивные способности, Сверр, тем более такое вообще не имеет значения кроме как унижения в клане. Под стерилизацией подразумевается лишение магических возможностей либо их ущемление, а такое расклад, мягко говоря, не слишком хорош кого ни возьми, и уж тем более представителю Правящего Дома.

Вода в душе  оказалась горячей, она моментально согрела замерзшее на верхотуре башни тело,  под упругими струями  было очень приятно стоять, словно выпав из течения времени. Стоять и думать.
- Полагаю, у нас имеет место дворцовый переворот, а кто за всем стоит мы понятия не имеем. Я в розыске, ты, судя по всему, тоже. Идеи есть?

У самого Розенкранца идей кроме как пожрать, пока что не имелось. Он собирался как раз устранить это маленькое недоразумение, как в дверь постучали и голос секретаря сообщил:
- Господин Розенкранц, декан Санти заболел, так что Вы заменяете его сегодня на практике по некромагии у седьмого курса.
В воздухе материализовался приказ, подписанный Энигмой, пойманный магистром прямо на лету.

- Приличных слов у меня больше нет, - прокомментировал Кай.

кубики 1 2

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-11-05 12:01:50)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

12

Вывалившись на обдуваемый всеми ветрами скалистый утёс, с которого прекрасно просматривался величественный замок одной из известнейших Академий Алькора — Ангерран, Сверр было обрадовался, что практически проигранная ставка завершилась победной капитуляцией. И тут же ему прилетело увесистым прикладом по затылку, в голове зазвенело, и это при том, что удар прошёлся по касательной, тело за секунду до столкновения с усиленным артефактным корпусом отклонилось на голых рефлексах. Ага, таких же голых, как и сам Шах. 

Пришлось повозиться, муторно и довольно болезненно для костей, биться в рукопашку с не самым слабым противником, когда на тебе нет даже простенького кевларового доспеха опасно, даже при том что его раса обладала неплохой прочностью.

А подсобить не хочешь, раз такой умный? — широко ухмыльнулся дархат, делая удачную подсечку и впечатывая кулак в переносицу боевика, одновременно с этим прикладывая его затылком о каменистую землю.

Пара тройка размашистых ударов в висок и заключительный в тонкую кость переносицы. Противник выведен из строя, Сверр тяжело дышит и поднимается на ноги. 

Когда боевик оказался в пространственном «свёртке», Шах с долей иронии заметил:

И охота же тебе тратить магическую силу на запечатывание, я бы мог этого мужика на своём горбу дотащить.

Идти с Кайлом оказалась несложно, хотя тот факт, что они попали в академию, несколько удивил дархата, ведь оказывается у них не так уж мало общего. Вдвоём любят «развивать» молодёжь. Кайл преподаёт что-то видимо, а Сверр практикует тренировки типа кадетского корпуса, где тренирует молодняк Проциона. Улыбнулся от воспоминаний о Ники, собственно, ради того чтобы научить женщин своего баронства за себя постоять, хотя не женщин, девочек, он и начал этим заниматься. Моралист из Сверра был так себе, однако он считал себя не самой отъявленной мразью.

Да уж лучше бы мне хрен отфигачили, чем магию, — поморщился дархат, ведь сказал чистую правду, да потому, что детородный орган тебя в случае чего не спасёт, а магия очень даже. 

Странно, ведь он так решил, насчёт кастрации, лишь по той причине, что мнил, будто для Кайла Розенкранца его постельные достижения имеют хоть какой-то вес. Этнархи способны иметь потомство, а для Сверра чужие возможности оказались более ценными.

А ведь не факт, что Карл Розенкранц вообще хочет иметь детей. Или не имеет их.

Слушай, а у тебя у самого-то есть отпрыски? — вообще-то, Кайл не был обязан отвечать, да и в официальной информации везде значилось, что Розенкранц бездетен и холост, но такими слабыми местами не разбрасываются.

Они уже стояли под душем, тёплые струи воды смывали усталость и боль, последнюю к слову дархат практически не чувствовал, она уже давно являлась частью его мироощущения.

Для меня очевидно, что мы должны поймать твоего племянника и допросить о особым пристрастием. С тех пор пока этого не сделаем, едва ли удастся что-то понять. Не, если хочешь, мы можем допросить с особым пристрастием и твоего папашу. Как бы ты вообще оценил его к тебе отношение? Было там отцовское понимание и уважение? Игра в баскетбол на заднем дворе и задушевные разговоры по вечерам у камина? — вот здесь Шах не выдержал рассмеялся.

Ты преподаешь некромантию?

+1

13

Слишком сильный контраст.
От него начинают ныть зубы и по спине маршируют подкованные мурашки. Похоже, хорошо сформированными колоннами, и Кай не удивился бы, услышав разухабистые речевки.
Как-то на второй план ушли должностные обязанности, необходимость срочно разрабатывать план действий и все такое прочее. Стоять под душем вдвоем было невыносимо сладко. Красноволосый закрыл глаза, всей кожей ощущая рядом дарха. Новое ощущение. Полная защищенность – вот как это можно было охарактеризовать.

- Да, я некромант. – Слова давались неохотно, они сейчас как-то даже лишними были. Кай скользнул рукой по руке Сверра, сплел пальцы с его пальцами, слегка пожал. Вздохнул.
Момент расслабления закончился. Энтарх открыл глаза, некоторое время смотрел в завораживающие зеленые очи темнокожего парня напротив, поймав себя на том, что в данной картине красиво все, и пересверк льющихся капель тоже.

- Гранд.
Какая магия, если текущая вода облекает тело горячим шелком, а черные волосы от влаги свиваются в колечки, в которые хочется запустить пальцы? Или коснуться губами щеки, затронув уголок женского рта? Зачем слова? Блажь все это, глупость, шелуха. Слова отнимают слишком много сил. Отпустить его – вот пытка..
Нащупав за спиной Шаха переключатель, выключил воду, наощупь взял одно из нагретых больших махровых полотенец, кажется, кремовое, второе протянул дарху.

- По поводу отпрысков – понимаю, слабое звено. Нет, ни тайных ни официальных. Не до них, да и зачем? Что мне им оставлять? И с кем заводить? И потом, ты вроде родить не можешь, а с кем-нибудь послабее я бы поостерегся. В нашем с тобой положении вторая половина должна быть очень зубастой и иметь нехилый такой потенциал. Я не о физиологии, если что. – Он ухмыльнулся, хорошо понимая, что Сверр и так ясно понял, о чем идет речь, но не смог удержаться чтобы не подколоть. Вообще настораживало ощущение «закрытой спины», но сегодня успело случиться столь многое, что оно под давлением необходимости слегка отступило на второй план. Но не ушло, его присутствие, как с удивлением отметил Кай, придало его действиям какую-то спокойную размеренность.
Они успеют. Все по порядку, а сейчас нужно сварганить достойный отказ на распоряжение босса.

- Сегодня я не могу, Най, заглянул на минутку. Думаю, стоит перенести занятие в прозекторскую. Мастера на месте?
- Да, магистр, - ответ прозвучал все так же из-за двери, видимо секретарь так никуда и не ушла. Кай стрельнул взглядом в Темного. «Нужно уходить, времени в обрез». – Хорошо, я передам, но Рассвет будет недовольна.
- О, снова сменился гендер? – Голос непроизвольно прошило ехидство. Вся Академия знала: стоит Энигме перейти в состояние противоположного пола, как у нее/него серьезные подвижки в характере приключаются.
- Угу, - как-то задумчиво это «угу» прозвучало, что заставило советника подобраться. – Советник, тут у нас гости спрашивают Вас. У них артефакт, судя по виду - родовой, я такой у вашего батюшки видела.  У Вас минут пять от силы.
- Спасибо,  Най. Я не забуду. - Кай скрипнул зубами. Видимо, Сверру не с кого будет снимать шкуру, успели до него. Впрочем. рассиживаться некогда, не устраивать же в Академии побоище?
- Удачи, советник.

- Быстро они. – Кай несколько нервным жестом потрошил собственный шкаф. – Есть два варианта. Мы можем нарядиться студиозусами, попытаться замести следы и уйти из какой-нибудь прозекторской. Там магический фон сбоит, нас потеряют точно. А можем прыгнуть прямо отсюда, но с риском снова засветить конечную точку перехода. Я пока не могу определить, что лучше.
Пока говорил, натянул серый облегающий костюм, а сверху – мантию Академии, второй комплект бросил Сверру, в любом случае не привлекать излишнее внимание сейчас важнее всего.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2023-12-30 20:16:41)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

14

И потом, ты вроде родить не можешь, а с кем-нибудь послабее я бы поостерегся…

Сверр расхохотался, тряхнув мокрыми волосами и проведя ладонью по векам, смахивая капли. Принял полотенце, обтер им лицо и шею, продолжая рассматривать рельефную фигуру Розенкранца, щурясь не от падающих с челки капель, не то просто так. По причине внутреннего довольства или любования прекрасным.

Ну да – ну да, ты, кстати, тоже… и, наверное, сильно расстроен этим фактом? А нехилый потенциал ей нужен, чтобы выдержать твою семейку? В большой семье клювом не щелкают, а то голову откусят. Ладно, спасибо за высокую оценку моего потенциала, прямо польстил.

Когда они вышли из душевой, первым делом дархат почистил одежду, много для этого не требовалось — щепотка бытовой магии и капля внимательности, Кайл уже закончил разговор с неким Най, и теперь Сверру казалось, что тот знает Энигму куда лучше, чем сам магистр. От этого становилось смешно и как-то неуютно.

Постарался сконцентрировать внимание на происходящем: Кайл потрошил шкаф и, казалось, не услышал его вопроса. Он всё еще хотел замести следы, в этом был смысл, но на вопросы Красный или не нашел в себе сил ответить, или не посчитал нужным.

Иногда Сверру казалось, что Кайл его не слышит или впадает в истерический транс от происходящего, что, конечно же, вряд ли. Хочет спасти племянника? Тоже вряд ли.

До тех пор, пока мы не знаем, кто за нами ведет охоту: твой племянник, твой отец, третье лицо или все они, мы не сможем разрубить этот клубок. Куда ты собираешься бежать? Остановись на секунду и послушай, тебе есть, где спрятаться? Мы должны поймать твоего племянника и сразу телепортнуться на базу. Ко мне на базу. Где он получится узнать, разве что… кто такой Алавар Розенкранц? Тот… Дариус, кажется, его звали, говорил про Алавара, его предательство. Алавар будет знать, где сейчас Рей?

Поймал комплект, тяжко вздохнул. Скрываться, точно бешенные крысы, не имея возможности ударить в ответ, ощущалась как невыносимая пытка. По хорошему, Кайла следовало закрыть у него в Дефендере и самому отправиться в Инарру, но где там. Конечно, полагать, что на его ЧВК не нападут, глупо. Пусть попробуют. Утрутся.

Хорошо, если ты считаешь, что из прозекторской на точку выхода не выйдут, ок. Погнали.

Облачившись в мантии студентов, они просились бежать, время утекало непозволительно быстро, пять минут всего. И как… как они узнали, что Кайла нужно искать тут? После стычки, после того, как их чуть два раза не убили? Вряд ли действия этнарха настолько предсказуемы, что противники, не утруждая себя, идут следом с отрывом в десять минут? 

Подумай, на тебе нет маячков? Или вы с Реем настолько близки, что он всегда знает, где ты находишься? — тоже не удержался от беззлобной подколки Сверр, тем временем они уже спустились в подвальные помещения прозекоторской, где пахло химикатами, свежей кровью и еще чем-то спиртовым. Похоже, за соседней дверью вскрывали труп.

Заглянув, Сверр увидел примечательную картину потрошения дархата. На хирургическом столе мертвый анион, кажется из подвида кошачьих, грудная клетка вскрыта, ребра сломаны и раскрыты. Нутро бедняги напоминало костяной цветок с мясными лепестками. Пожилой этнарх в белом халате что-то монотонно объяснял студентам.

…лизгана крепится к сердцу жертвы передними мандибулами, прямо под аорту, вторая пара мандибул… вот посмотрите, видите, у лизганы передние и задние мандибулы отличаются… записывайте, а лучше перерисуйте. Так о чем я? Ах да, вторая пара мандибул крепится к энергетической сети… — старик без зазрения совести и всякой брезгливости указывал рукой и что-то ковырял внутри мертвого тела, только перчатки мелькали в густом и красном. Труп свежий, наверное, погиб не раньше 5 часов назад.

Старик поднял взгляд на Кайла, и его лицо исказилось странной смесью оцепенения, шока и еще какой-то эмоцией…

…предатель Розенкранц… — прошипели его губы, и лишь каким-то чудом Сверр прочитал эту тихую угрозу, он попытался оттолкнуть Кайла, старик вскинул руку, на которой полыхнула печать с гербом правящего дома Вия.

+1

15

Игнорировать Сверра было нельзя, он и так старался изображать из себя рассеянного идиота сколько могю Дарх был не глуп и прекрасно понял бы сразу, как только улеглась бы беготня, что вся ситуация имеет характерный душок, и не может хозяин спецефической организации быть клиническим хоть и влюбленным идиотом, так что времени на обдумывание ситуации Сверру предоставлять было нельзя.

- Маячков? – Голос Темного наконец-то просочился через многочисленные мысли крылатого. Он растерянно повел по себе ладонью, потом удивленно вскинул глаза на Сверра и коснулся волос.
– Твою мать!

Наверное только потому (для непосвященных) он и не успел отреагировать на удар печатью Дома. Заваливался Розенкранц уже в портал, прямо на глазах возбуждённых и расхристанных адептов.
«Времени в обрез! Быстро! Быстро! Быстро!»
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Позже Кай задавался вопросом в какой момент прекрасно обдуманный план свернул на кривую дорожку, и всегда напарывался на неожиданный и неучтенный при разработке замысла факт, а именно – Шахрассара. Благодаря черномазому все летело под откос, и, как ни крути, устранить его никак не представлялось возможным. Сначала – потому что советник не думал, что все зайдет настолько далеко, а потом.. а потом он основательно увяз. Одно дело одобрить убийство постороннего, а другое – оторвать кусок собственной души, не говоря о самом предприятии и его явной сомнительности. На сколько понял Шаха крылаты, тот скорее придет требовать сатисфакции чем покорно сложит лапки на пузе.

Усилием воли отогнав воспоминания о «пузе», он раздраженно взмахнул рукой, призывая помощника, так красиво изобразившего праведный гнев:
- Соберите всех осведомленных об операции и по закрытому переходу уходите на базу в Пояс. На Лирике перейдете на челнок, пункт назначения –Остин. По прибытии не высовываться, сидеть тихо, вы – научная экспедиция, отправленная моим научным подразделением для исследования странных образцов. Сидеть тихо до дальнейшего распоряжения.
- Есть  пара вопросов.
- Слушаю.

Кай наблюдал за торопливыми но методичными сборами подчиненного, слега пристукивая ногой, если он понял хоть что-то о дархате, то их встреча состоится очень скоро, и не факт, что кому-то удастся выжить.

- Что делать с Реем и Вашим отцом? И с этой девчонкой, она вот-вот родит. – Он помялся, подбирая слова. – Клонов больше нет, остались одни оригиналы.

Кай вздохнул. Мысленно пробегая по схеме-плану своего пошедшего вразнос дворцового переворота.
Все так красиво было задумано! Свадьба племянника должна была послужить триггером для последующих событий, включающих в себя временную изоляцию родственников с последующей заменой их на бионику, контролирующую клонов. Сам советник  был настроен после свершившегося переворота тихо-мирно отправить всех в лучший из миров, "не приходя в сознание" так сказать. Изображать «последнего выжившего», убитого горем, он в свое время отрепетировал как следует, эта маска была готова в любой момент, хоть ночью разбуди. Легенда для отступления – тоже, хотя ее приходилось вот прямо сейчас на ходу переделывать,прямо  «на коленке», она включала в себя счастливое освобождение родственников из капсул временной заморозки разъяренным и ответственными им, Кайлом. Туда же входила реабилитация Ингрид с аккуратной подчисткой памяти. Как говорится, все довольны, все танцуют.
Ага.
Если бы не Сверр.

Кайл вздохнул, раздраженно дернув себя за косу. Шикнул, показав в легком оскале небольшие клычки. Сильная изящная ладонь с силой сжала лацкан ученической хламиды, выдавая раздражение хозяина.
Страдать из-за обрушенных планов советник не собирался, все произошедшее лишь отодвигало и усложняло задачу, впрочем, возможно, у него сейчас будет занятие и поинтересней, чем достижение власти в собственном Доме.

- Девчонку верните медикам, роды задерживать больше нельзя.
- А как же? – помощник не досказал очевидное «дархатский клан и междоусобица».
Кай мотнул головой, останавливая и так замолчавшего подчиненного.
- Не выгодно. Откатываем ситуацию на второй пункт плана и продолжаем сливать замысел в операцию спасения. Сейчас вы меня свяжете и бросите в каком-нибудь углу, да, нужно будет придать достоверности моему убогому внешнему виду, ну это я сам. Затем все пойдет по новому плану, а вы, как я и сказал, мирные исследователи и брысь в Пояс. И еще. Протестируйте протомолекулу, моет удастся прищучить неубиваемых дархатов.

Жаль, конечно, усилия вбуханы колоссальные, но вариант выхода плана из-под контроля к счастью тоже был. Розенкранц поморщился, оглядывая локацию. Портал был настроен на один из роя парящих островов Академии, прямо на тесную и неудобную для поединков  нижнюю пещеру с кристаллом.

Краснокрылый замолчал. Через пару минут подчиненный смылся, а советник занялся построением декорации.
Достаточно болтовни, пора и за дело приниматься.

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

16

В голове Сверра роились одни лишь нецензурные мысли, с каждой секундой происходящее всё отчётливее напоминало жуткий и уже не слишком правдоподобный трешь. Кайл, словно заведённый, отказывался остановиться, не говоря уже о том, чтобы элементарно ответить на вопросы. Воскрешая хронологию событий, дархат в очередной раз начинал сомневаться... в чём именно? Выбор небольшой: собственной рассудок против лживости Розенкранца. Сверр никогда не считал себя образцом холодной логики и здорового мышления, но не до такой же степени!

В очередной раз Кайл ускользнул, все, что успел сделать дархат, это запечатлеть сигнатуру точки выхода портала. Та оказалось зашифрована, чего и следовало ожидать, наверное, он мог бы ухватиться за Красного и оказаться вместе с ним невесть где, уповая лишь на безумную болезненную страсть. «Дерьмо» — это слово крутилось у него в голове и с каждым ударом сердца звучало всё отчётливее.

Он сбросила оцепенение, лишь когда увидел, как магический залп наводится на него, шарахнувшись в сторону и перекатившись к дальней стене, вывалился в студенческий коридор. Нет, он больше не побежит за ним. Расшифрует сигнатуру и только тогда… спросит за всё.

Непозволительно впадать в ярость? Да, очень хочется, но, похоже, он рад обманываться. Мозг раз за разом возвращался к единённой мысли, что именно Кайл и является тем самым чёрным кардиналом, которого они так усердно ищут уже второй день.

Ярость уже переступила черту броуновского движения, застыв какой-то исковерканной форме между желанием уничтожить, отомстить и спасти. Но Кайл Розенкранц среди всех причастных меньше всего нуждался в спасении.

Очень кстати вспомнился труп… якобы сестры, да, быстрое разложение объяснялось массой способов, в конце концов, если в своём теле живёт необъяснимое природой отродье, разве будешь ждать благополучного исхода? Но имелось и другое объяснение: та Ингрид не была настоящей. Очень качественной, совершенной копией, которую вероятно выращивали не один год, и на которой ушло много ресурсов, но всё-таки не живым человеком.

Затвор револьвера щёлкнул, Сверр зарядил его бронебойными патронами, барабан рассчитан на шесть штук, их у него двенадцать. Потому что револьвера два. Пора платить по счетам.

Коммуникатор пискнул, из научного отдела Эль’Ран пришла расшифровка сигнатуры, локация определена точно, а ещё удалось выцепить кое-какую информацию по остальной сети. Как оказалось, эта сигнатура была не единственной, она входила в некую связку. Застегнув на груди жилет-разгрузку, штаны и сапоги, которые должны были обеспечить защиту не только от ответного огня, но и позаботиться, чтобы носитель смог дышать даже в самых агрессивных условиях, например, если в помещение пустят паралитический газ или ядовитые поры.

Да, ему удалось переместиться из академии своё ЧВК, в конце концов, он находился в резиденции Ордена, и здесь имелись кое-какие секретные выходы.

Перемещение по сигнатуре оказалось не слишком приятным, его мотануло в воздухе несколько раз, а затем выкинуло на каменную площадку, освещённую лишь кольцом алых кристаллов. Странное место, осмотревшись, решил, что находится в некой полу-пещере, или это вход в лабиринт? Отсюда была видна академия. Значит, они на одном из дальних островов? Удобно, и не тривиально.

И какая пьеса ждёт меня на этот раз, сукин ты сын!? Не надоело бегать от самого себя!? — закричал Сверр, иллюзий насчёт собственного тайного появления здесь не питал, контролировал остров далеко не он, и то, что у Кайла имелись подельники Сверр не сомневался, — я жду Ингрид, слышишь меня!? Можешь хоть в жопу трахаться со своими племянниками и батей, но чтобы с кожи моей сестры ни одна чешуйка не упала!!!

Первым делом Сверр раскинул магическую аналитическую сеть на многие километры вокруг, смысла перекидываться «шестёркой» уже не было никакого, он серьёзен и готов к тому, что Карл захочет его убить, О нет, не захочет, а попытается. Стратегия Красного явно имела глубокие корни в политической борьбе благородных домов Алькора, само вмешательство Сверра, само его существование, путало карты. Грозило полным крахом. Но и представлять себя на месте Кайла дархат не желал.

Сейчас его мысли и чувства находились в таком раздрайве, что он сомневался в каждом слове, в каждой реакции, и хотя обычно считал себя неплохо знающим людей, теперь усомнился, словно земля ушла из-под ног. Хреново, когда хищник перестает доверять собственным инстинктам. Что случится с кошкой, которая не сможет отличить мышь от бешеной лисицы?

Сверр не помнил, когда последний раз так ошибался. От этого боя груди становилось нестерпимо горячо и больно. И она же — эта инфернальная боль заставляла его идти дальше.

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+2

17

Сверр опередил его на серьезных пять минут,  лишний раз утвердившись как весьма опасный, умный и умеющий собирать информацию, господин, так что представления не получилось. Собственно, стоило темному начать говорить, как выяснилось, что и врать более смысла нет.
Кай встал, щелчком вернул одежду в нормальный лощеный вид, неуловимо заменив университетскую мантию своим изысканным костюмом., незаметно ушли все царапины, ссадины и прочая мишура. Стоило Шаху ворваться, как на советника буквально обрушился весь спектр его накала, в том числе и колебания душевного характера. Цинично отметив про себя критическую уязвимость дархата и посожалев над собственной, энтарх довольно вальяжно сел на срезанный в виде широкого цилиндра прозрачный зеленый камень примерно метровой высоты, словно алтарь стоящий посередине почти круглого помещения, качнувшись вперед оперся на руки, слегка сгорбился и по птичьи склонил голову к плечу, холодным немигающим взглядом изучая Шаха. Кровавые волосы перелились через плечо и выглядели странно ухоженными в контрасте с алебастрово-белым лицом, опалесцирующем в свете алых кристаллов.

Кай молчал, не торопясь начинать разговор. За последний час у Шаха должна была накопиться такая прорва вопросов, что на удовлетворение его любознательности ушла бы вся ночь.
Самым сложным было не проявлять никаких эмоций, ну в самом деле, не будет же советник Великого Дома мямлить что-то вроде «не виноватая я, он сам пришел»? Тем более, что виноват, сам и во всем, пусть не своими руками, но замысел был именно его. Самое поганое в сложившихся обстоятельствах – сам Сверр, его тушка, его сила, его страсть, он весь, единственный и неповторимый, мудрец и циник, как и все высокопоставленные господа, по самую макушку  искупавшиеся в крови.
«Само совершенство. Опасен, умен, быстр, силен. Мой. Был».
Как теперь повернутся их отношения Кай даже не представлял, и, как прагматичный энтарх, отодвинул эмоции в сторону, стараясь взять бешеного Сверра под контрол, точнее само течение ситуации, чтобы хотябы минимально обезопасить себя.
Неприятный разговор созрел, не стоило дальше тянуть. Не поехидствовать он тоже не мог, хоть и понимал, что может получить в ответ, так что  на всякий случай заготовил парочку глифов, которые смогут хотя бы притормозит дархата.

Картинно вздохнув, советник поднял взгляд на уровень глаз Сверра, благо высота камня позволяла, так что их головы оказались на одной высоте, заглянул в колдовские зеленые омуты дархата. Сейчас они пылали гневом и непониманием, были так хороши в своих неприкрытых чувствах, что от восторга даже дыхание перехватывало!

Губы энтарха  тронула невеселая улыбка:
- А ты быстро соображаешь. – крошечная пауза была призвана притормозить стремительное нападение. - Что ж. Мне приятно сознавать, что свое нежное сердечко я отдал достойному.

Внутренне фыркнув, и еле удержавшись от остроты про свадебный букет, он мгновенно выхватил в ментальном фоне самую главную эмоцию, сканировать упакованного в спецкостюм дарха он не взялся, не хотел да и не до того было.
«Убьет или не убьет? Жить ужасно хочется.. м? Нет. Не убьет, будет «делать нервы», как любит повторять Энигма, возможно сломает мне лицо в семи местах, но чтоб убить..» - Прислушавшись к мешаине эмоций Темного, краснокрылый несколько стушевался и засомневался. Впрочем, выказывать свою слабость перед равным по силе хищником смерти подобно, так что он быстро взял себя в руки и спрыгнул с камня на пол:
- А что Ингрид? Ингрид как раз сегодня разродилась твоим племянником. Она наверное дома уже, вечером состоится финальное свадебное торжество и все разъедутся по своим домам.
Хоть голос краснокрылого оставался безмятежным, он внимательно отслеживал настроения Шахрассара. «Интересно, он хоть понимает, что он – та самая причина, по которой никто не подох? Не понимает.. Ладно, это тоже хорошо».
- Так что все живы, довольны и танцуют. Ну или будут.
Он сделал несколько шагов к дархату, приближаясь не спеша с ладонями на виду. Глаза оставались холодными, Кай бы скорее сам себя загрыз, чем признался бы в своих провалах их истинной причине.

- Что касается моей личной жизни, то я как-нибудь разберусь, чем или кем мне заняться.
Что же так больно? Так глупо… Захотелось ударить Сверра чем-нибудь увесистым, вырубить, и..
А потом? Не стоит делать глупости, Темный опасен и мстителен, еще неизвестно чем он отплатит за происшедшее. Впрочем…
Кай словно стал старше и поблек. Выхода из ситуации не было. Договориться? А зачем? Он и так проявил слабость и подпустил чужака так близко.. он даже почувствовал себя счастливым.. и все провалил, увлекшись. Теперь время упущено, ресурсы потрачены, предстоит глубокая зачистка криминальных структур и посредников, грязная кровавая работа. Самое противное – ничего не изменилось, только усложнилось.

Взмахом ладони он открыл портал перехода:
- Думаю, тебе пора воссоединиться со своей семьей, проверить сестру, племянника и кого тебе там еще нужно проведать. Я помню про твои вопросы, но они уже не актуальны, верно? - Голос звучал.. никак. Кай даже не маскировался, не видел необходимости. Наверное сказка кончилась и настала пора как это говорится? Камни собирать? Угу. И есть.
С каждой новой минутой говорить становилось все тяжелее.
Чертова кукла Сверр!

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-02-04 22:35:54)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

18

Сердечко? — усмехнулся Сверр, и не удержался от остроты — ты ошибся, то был желчный, если чего не хуже.

В отличии Кайла, с его лица спала всякая улыбка. Он отчаянно пытался удержать боль во взгляде, отчего гетерохромные глаза казались стеклянными. И правда кукольными.

Чувствовал себя примерзко, и, нет, не в обиде дело, ею как раз даже не пахло. Внутри него словно разгорался океан, о существовании коего Шах даже не подозревал. И заглядывать в эти воды ой как не хотелось. Да и за чем? Дархат прекрасно знал, чего хочет. Кайла. И чего лишился. Кайла. Потеря права обладания сводила его с ума, самое смешное, что иллюзорного права. Всё-таки свое прозвище «Шахрассар» — что значит бешеный шах получил вполне заслуженно. Его психика ох как далека от нормальности, хотя многие в Дефендере напрочь забыли об этом, и в некоторых аспектах Сверр казался им образцом стабильной нормальности. Сверр умел мимикрировать и притворяться, первое, что он освоил в цивилизованном мире — правила поведения и ожидания окружающих.

Из-за красноволосого ублюдка весь его многолетний самоконтроль летел хтону под хвост. В океане поднималось цунами. Ощущение бешеного, невыносимого и болезненного драйва, в сердце коего лишь желание обладать, исправить все, что случилось. Он не хочет, чтобы все вот так закончилось.

Серьезно? Воссоединиться со своей сестрой ему пора? Лицо дарха исказила гримаса... не поддающуюся интерпретации. Ярость, исступление... любовь..? Разве можно помыслить о любви? Наверняка желание. Такие как они способны ведь только на похоть, верно?

Как гладко все получается. Решил умыть руки, отсидеться и сделать повторный заход через парочку месяцев? Хотя нет, как я забыл, за тобой идет охота. Ты пытался подставить Рея, и у тебя это получилось, твой папаша уже подписал тебе смертный приговор? Или ты настолько заигрался, что единственным зрителем твоего спектакля был я и все те бедолаги работают на тебя? Нет... совсем не сходится. Охота идет. Верховный лорд Вии знает о перевороте. Или догадывается, кто мутит воду. Что с тобой хотят сделать? Лишить магии и отправить на рудники? Знаешь...

Голос Сверра становился быстрее, чуть сумбурнее, с каждой секундой ему все труднее сдерживать собственные импульсы. Тело болело от перегрузки, ему жизненно необходимо сбросить это напряжение, освободиться от саднящей раны. Внутри словно лопнул воспалившийся карбункул, и все заполнило гноем.

... я ведь мог бы тебя понять, — Сверр чувствует, как по спине проходит дрожь, сжимает кулаки, делает шаг навстречу, — но тебе не нужно мое понимание, и ты не остановишься, я бы не остановился на твоем месте... и лишь вопрос времени... когда сдохнешь ты или они... да? Да!?

Трансформация привычно подхватывает его, даря ощущение всемогущества, руки покрывают черные пластинки хитина, на пальцах отрастают когти. Боевая форма дархата... как же давно он ее не принимал. Мир вокруг привычно становится медленным и мягким, податливым, словно утомленная любовница. Дархат ускоряется. Револьвер падает в пространственный карман, второй возвращается в форму часов ролекс, и первый удар Сверр наносит в грудь. Как раз в район сердца.

Черный хитин укрыл руки, плечи, затянул скулы, торс... длинный тонкий хвост, кончик которого лишь отдаленно напоминал скорпионий, взметнулся над головой и ударил в шею, в районе правого плеча.

Кубики: отлично (40)

+1

19

Краем рассудка Кай понимал: Шах не спрашивает. Это риторическая речь, призванная открыть клапан напряжения, чтобы крышку котла не сорвало. Но тем же ментальным чутьем он понял – поздно, крышка котла давно в космосе, а он, придурок, еще чего-то ждёт, надеется на полюбовный развод, конструктивный диалог и дружеские отношения.

Ха-ха. Два раза. Щаз.

Три глифа, заготовленные заранее, высверкнули при обрушившемся на грудь ударе. Протомагический символ, связанный вязью с защитной сферой блеснули бирюзой и зеленью, по телу энтарха от удара дархата прошла словно водяная волна, кулак на мгновение увяз в пернатом как в смоле. Кай успел улыбнуться даже как-то самодовольно, за что был наказан тут же. Атакующий хвост Темного он увидел, но пропустил, оглушенный ментальным ударом, вызванным цепочкой трансформаций дархата. Того трепала нешуточная буря, замешанная на таких противоречиях, которых в обыкновенно деловом и язвительном Сверре и заподозрить было сложно. Тем не менее результат оказался плачевным для краснокрылого. Транформация Шаха, его облачение в естественную броню и моментальное нападение сопровождалось столь сильным эмоциональным штормом, что энтарх упустил момент. Он успел прикрыться крылом, но хвост оказался гораздо стремительней, пробив крыло и горло в один резкий взмах.

Больно.

Кровь выплескивается из закрытой хвостом раны толчками, но ручеек ее скуп, она уходит в тело, мешая регенерации. Если бы дарх тут же выдернул хвост, то регенерация сработала бы на отлично, но не повезло. Магические конструкции истончаются, бронированный кулак оказывается в живой плоти по самое запястье. Кай начинает смеяться, страшным, булькающим смехом, на моментально побелевшем до состояния призрака лице пузырится кровавая пена. Глупый Сверр решил его проблему. Радикально, конечно, план такой капец никак не предусматривал, но тоже хорошо. Семейство не будет мстить, все разойдутся удовлетворёнными, так как жертва будет назначена и принесена семейным изгоем, к которому в целом лучше не лезть, так как репутация у него соответствующая. Нормальный такой палач получился. Для семей. Что же до чувств.. главное сейчас – не сдохнуть. Горечь Шаха, его безумное стремление выместить свои поруганные чувства были Розенкранцу понятны, его уже в прямом смысле разорванное сердце даже испытывало какое-то удовлетворение от содеянного, в конце концов не только же ему разочаровываться? Сверра можно понять: быть игрушкой такому альфе как Шах как минимум унизительно
, а если приходит понимание (вот как сейчас) что тобой попользовались и сыграли втемную – вот и имеем то, что имеем.
- Как… много… слов… - Энтарх хрипел, по подбородку текла кровь, заливая горло, заставляя кашлять, от чего она текла еще обильнее.
Если знаешь.. все ответы, зачем.. спрашивать?

Сумасшедшая, потихоньку угасающая улыбка снова искривила черты пернатого, продолжающего слабо трепыхаться в руках разьяренного скорпиона.
- А ты... красивый.. мне... нравится…

Портал перехода поблек, утрачивая энергию вместе с покидающими пернатого силами. Надеяться на то, что дархат зашвырнет свой трофей в воронку было глупо, даже шумевшим на грани обморока сознанием. Кай сглотнул кровь, еле сдерживая кашель.
Конечно, энтархи – прочные твари, их так просто не убить, есть и физический и магический потенциал. Теоретически. А практически Каю еще никогда не было так больно. И сладко. «Я чертов псих» - подумал он перед тем, как отрубиться.
навыки
кубы

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-02-14 18:15:26)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

20

И словно с каждым толчком крови, вытекающим из горла человека, которого еще на рассвете называл своим, из Сверра уходила ярость. Слишком быстро все случилось, до смешного быстро, дархат даже не сразу осознал, что это его хвост торчит в шее, словно гротескное посмертное украшение. Кровь, вытекающая меж ухмыляющихся губ, смотрелась противоестественно, вся грудь была ею залита, кулак утопал в тугой горячей плоти. Сверр ощущал пульсацию у себя на костяшках. В нос ударил запах сладковатого металла, оставляя на языке послевкусие жженого вина.

Н е в ы н о с и м о.

К собственному горлу подступила тошнота, Сверра замутило. Отшатнувшись и сплюнув горечь, он чуть было сам не рассмеялся. Смехом, в котором ровным счетом не было ничего, хотя бы отдаленно напоминающего радость победы. Лишь безумие и безысходный фатум, когда все предрешено и смерть лишь вопрос времени. Крайне скоропалительного, если не сказать больше.

Он не сразу понял, что собственное тело раздирает инфернальная фантомная боль, физические ощущения приходили с запозданием. Да, не единой раны, но, кажется, ему тоже ещё никогда не было так больно, по крайней мере, вспомнить хоть что-то отдалённо похожее он получалось.

Перехватив заваливающего Кайла поперек туловища, дернул его на себя, — ты ошибаешься, как оказалось, о тебе я не знаю почти ничего… но скоро мы это исправим… — прозвучало отстранённо и без злости, казалось, что внутри Сверра осталась одна только опустошённость, до чего обманчивым было это ощущение.

Тащить Кайла Розенкранца в Defender нельзя, Шах прекрасно это понимал, там слишком велик риск обнаружения даже при условии, что того закроют в самом засекреченном секторе базы. К тому же хтон разберет какие в его крови могут быть маячки, Сверр бы уже ничему не удивился. Решение пришло неожиданное, спонтанное и чуточку безумное.

Скупая всякое барахло для переработки в военных целях, Defender постоянно давал заказы на списанные военные корабли. Одна из таких посудин как раз находилась у него в ангаре, да, запустить получится, даже пролететь пару световых лет, а там можно выдохнуть. Едва ли их сам черт найдет в огромном космосе на космическом мусоре, коего дохрена летает вокруг. Выражаясь фигурально, потому что для космоса «вокруг» довольно абстрактное понятие.

Требовалось торопиться, потому что долго Кайл не протянет. Максимум минут двадцать, а там или очнется, благодаря регену, или умрет. К первому Сверр пока не готов, а второго не в состоянии был допустить. Кулаки чесались от желания врезать себе по морде и, наверное, если бы не необходимость держать тушку Розенкранца на руках, давно бы осуществил задуманное. 

Первым делом попасть одноразовым телепортом-артефактов в закрытый ангар, дать команду ботам затащить туда регулирующую капсулу, притащить блокирующий магию артефакт последнего поколения и обязательно производства Defender. Он вживляется в тело и активируется по команде владельца «ключа». Кайл не будет знать, где именно находится артефакт, значит, даже при наличии возможности, не отрежет себе руку или ногу. Такие как Розенкранц способны на все. В этом Сверр не сомневался.

Разобравшись с блокатором магии, погрузил тело Кайла в капсулу, кровь уже перестала течь, но выглядел этнарх не важно. Кожа посерела, под глазами пролегли темные круги, черты лица заострились, волосы утратили блеск.

Осталось самое сложное, заставить эту посудину летать.


«Вывести пользователя из искусственной комы» — палец завис над сенсорной кнопкой. Из-под тонкого ударопрочного стекла реген-капсулы виделось уже порозовевшее лицо Кайла.

Нажал. Крышка отъехала вверх.

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+2

21

Первый глубокий вздох отразился глухой болью в горле, а на выдохе прокатившимся по гортани воздухом, казалось, разодрало все нёбо, боль обрела грани и отчетливый привкус крови. Под веками обреталась алая пелена, говорившая, что тело энтарха находится в хорошо освещенном помещении. В целом лежать было комфортно, если не считать слишком сухого воздуха, почему-то напоминавшего искусственную атмосферу космического корабля, а если добавить в общую картину легкую реверберацию, намекающую на ограниченное пространство, то выходило, что он валяется в чем-то медицинском и его явно подлатали.

Красный не спешил открывать глаза, он занимался важным делом – сканировал себя на предмет чего-нибудь странного. Вообще то что он все-таки выжил – само по себе удивительно, нет, если бы его просто бросили он бы тоже имел шанс, в конце концов реген все равно работает даже с такими серьезными повреждениями, другое дело – его скорость, но, пожалуй, кто-нибудь из заместителей все-таки успел, не зря же у них всех наноботы в крови, активация происходит сразу по получении практически летального повреждения. Теоретически.

Итак, что в активе: он жив, на первый взгляд цел, реген работает, о качестве повреждений говорит саднящее горло.
Хм.
Мысли пернатого вернулись к предыдущей сцене.
Сверр.

Раздался легких шелест и электронный писк приборов – отьехала плексигласовая крышка капсулы – ага, все-таки капсула – на пернатого обрушился новый аромат вкупе с нетерпеливым мысленным постукиванием хвостом, он прямо-таки увидел черного Скорпиона в его естественной броне. Ресницы дрогнули, магически импульс пробежал по телу пернатого, заставляя нежные перламутрово-алые перышки проклюнуться на висках… и.. и все. Лишь импульс, словно вода ушедшая в песок. Защиты нет. Магической, силу тела никто не отменял, но не смешите меня, разве это кого-то могло остановить? Впрочем, сдаваться за здорово живешь Кай даже не думал, нет магии? И что?

Алые взгляд скрестился с изумрудным. В правом глазу дарха пересверкивали золотые нити. Ах да, магистр Познания…
Кай ухмыльнулся сперва мысленно, затем его непослушные губы медленно раздвинулись, блеснули в оскале небольшие клычки, а зрачок сбежался в тонкую линию и не понятно было от смеха или в преддверии схватки. На первый взгляд тело оставалось открытым и расслабленным, но кисть перед трансформацией в кулак тоже не выглядит опасной.
Дарх склонился над капсулой, словно в нетерпении ждал когда же пернатый проснется, и что сделал Кай? Засранец потянулся всем телом, словно никакой опасности ниоткуда не ждал, зевнул, и, продолжая ухмыляться, начал подниматься, стараясь сесть. В окружении медицинских приборов не хотелось оставаться, тревожило отсутствие магии, наводившей на мысль о искусственности сего явления, а потому пернатый, все еще выглядевший сонно и ощущавший явную слабость, перебросил спутанные волосы через плечо на грудь, и не спеша начав их распутывать и заплетать, уточнил у Сверра как ни в чем ни бывало и слегка ехидно, маскируя замешательство:
- Боялся что сбегу? «Спасибо что хоть не в клетку посадил».– Голова склонилась к плечу, мелкие алые перышки чуть пушились на висках и тонкими ручейками сбегали на шею – видимо все-таки легкий импульс магии в теле оставался, но это все, на что его хватило, убрать их уже было нечем, как и дорастить до приемлемого состояния. – Артефакт?

Он намекал на блокировку. Учитывая что никаких ограничителей. Колец и брошек на теле не наблюдалось, кроме собственных, правда, Кай не думал что Сверр наивный парнишка с окраин и даст ими воспользоваться. К тому же, мельком оглядевшись и поняв, что кроме них поблизости имеются только допотопные и, к тому же, военные андроиды, пернатый сосредоточился на виновнике происходящего, выжидательно уставившись в изумруды кипящих эмоциями глаз.
Свой ход он сделал. Сейчас очередь оппонента.

Что ж. так иногда случается: ты сам выкопал яму своему счастью и остается лишь смотреть как на алтаре гордости умирает любовь.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-02-23 10:16:17)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

22

Во рту пересохло и в глотку словно насыпали раскаленного стекла — теперь это вкус ЕГО последнего поцелуя.

Сверр не мог отвести взгляда, жадно пожирая глазами черты алебастрово-белого, чуть заострившегося лица. Скулы мужчины затягивали крохотные изящные перья, в люминесцентном цвете плафонов кажущиеся острыми кровавыми кристаллами. Они предавали ему смертельное очарование, собственно, не зря ведь Шах и попался в этот инфернальный плен.

Не боюсь. Я знаю, что ты сбежишь, — Сверр постарался изобразить хищную усмешку, которой всегда ставил оппонентов на место, но скрыть боль не получилось, от того лицо его приобрело ожесточённое выражение. Как у человека, обречённого на смерть.

Они думают, что ты мёртв. — отчеканил, приблизившись не то, что на расстояние удара, на расстоянии поцелуя, — слышишь меня? Все твои пешки, все твои цели считают тебя погибшим.

Отстраниться. Кровь из носа от надо отстраниться, Сверр рывком отбрасывает себя назад, делая несколько шагов, спиной врезается металлический стол. Даже сквозь кожаную безрукавку чувствует упоительный холод. Пружинисто подпрыгнув, усаживается на стол.

Пришлось очень постараться, чтобы это устроить. Пока ты здесь прохлаждался, твои люди перевернули весь остров. Тут уж прости. Пришлось прикончить. С кем не случается, ренегаты повздорили, достали ножи, — хохотнул дархат, как бы намекая, что там не обошлось одними ножами, — и переубивали друг друга. От тебя даже пепла не осталось, не, почти. Как там твоя правая рука, капсула её должна была вырасти заново.

Едва ли он сумеет обмануть опытных последователей, если, конечно, расследовать это дело не пришлют полных идиотов. Могут прислать. Папаша Кайла вполне способен об этом позаботиться. Это при условии, что всё именно так, как думает Сверр. Устранение предавшего его, владыку Вии, собственного сына чужими руками — очень значительная услуга. Но по-хорошему, на его след вполне могут стать, и тогда придётся хорошенько постараться, чтобы выйти если не сухим из воды, то хотя бы не с камнем на шее.

Артефакт. Но какая тебе разница, ты ведь уже готовился к магической кастрации, разве нет? Считай, это урезанная её версия.

Сверр спрыгнул с насиженного место, оказался рядом с капсулой. Плавно приблизился, хитиновой брони на его теле не было. Длинный, лишь отдалённо похожий на скорпионий хвост. При детальном рассмотрении он оказался гораздо более длинным, фрагментированным костяными сочленениями, но с более изящным пикообразным кончиком. От шеи вниз уходили чёрные обсидиановые чешуйки, они же тянулись вверх к щекам, и тончайшими полосками очерчивали полумесяцы под глазами. По-своему, это было даже красиво.

Протянул пальцы к его виску. Коснулся затылка, перебирая тонкие пряди, резко схватил волосы в кулаки придвинул лицо вплотную к своему. Настолько близко, что горячее дыхание чувствовалась до невыносимого близко.

Рассказывай все… или я заставляю тебя говорить… — прорычал в самые губы.

+1

23

Если глаза Кая не обманывали, то Сверр явно нервничал, что было странно и настораживало. В душе творился полный сумбур, какой-то чертов бред, усугубляемый отсутствием доступа к магии, так что Красный тоже нервничал, может не столь заметно, но что было – то было, особенно на фоне метаний Шаха и, что особенно настораживало, его не вполне антропоморфной формы, хотя, Кай это признал даже с каким-то наслаждением, черная чешуя очень шла к раздраженному дархату. Она блестела мелкими бисеринками под светом ярких ламп, а когда мужчина делал резкое движение, переливалась даже с какой-то алой искрой. Впрочем, вполне возможно, что в ней отражался сам энтарх, но тут как бы приглядываться некогда было. 

Информация, выдаваемая Темным, откровенно повергала в уныние. Он не оставил ему способов выйти сухим из воды. Или оставил? Нужно подумать как следует, что в текущей ситуации весьма затруднительно, учитывая что Сверр ухитрился занять все пространство довольно большого помещения. Сработал старый рефлекс восприятия на эмоциональном уровне, Красный вполне улавливал нюансы настроения и смешанной злости дарха и без всякой магии, к тому же  все дроиды потихоньку смылись из отсека, что говорило о ситуации красноречивее любых слов.
Мужчина сглотнул, функции тела восстановились полностью, просто чудо на таком старье.
"А могло быть намного хуже, к примеру выросли бы рога, или, скажем, хвост. Хотя, хвост это даже красиво. Ладно, к делу.
Итак. Первичные выводы:
1. Умница Сверр обстряпал дело так, что теперь все считают Кая погибшим (и свидетельство имеется)
2. Под шумок он «зачистил» посвященных (не всех, но ядро заговорщиков явно проредил), красава
3. Глава клана скорей всего объявил о гибели сына в перестрелке – короче обрадовался благовидному предлогу прикрыть свою плешь. Что ж, пусть пока живет
4. Теперь Кай – изгой. Чудесно. В целом с этим можно работать, даже если на первый взгляд все выгляди плачевно.".

- То есть, ты отрубил мне руку пока я валялся в отключке? – Красный внимательно осмотрел свои конечности. Даже если это правда (а почему бы и нет?) то все позади, комплект полный, неприятные шрамы и все такое отсутствуют. –Оригинальный способ объяснения в любви. Ах ты коварный.. – Слова прозвучали несколько иронично и задумчиво, правда, уже на следующем вздохе Кая схватили и почти прижались.

Окатило огненными мурашками, хотелось закрыть глаза и дышать эмоциональным штормом Темного, он был настолько силен, что почти материален. Глаз Алый Кай не закрыл, и не пожалел. Пожар гетерохромных глаз того стоил, дыхание опаляло губы, жар кожи вызывал ответные реакции. Розен не попытался вывернуться из жесткого захвата, частично сидя в медкоме это практически невозможно, ноги еще держали захваты, что намекало на ее почтенный возраст и отсутствие ухода.
Такие глупости лезут в голову.. Стоило Сверру сцапать его, как пернатый ухватил общую картинку целиком, словно посмотрел со стороны.
Белая рука очень осторожно поднялась, погладила курчавые волосы, улеглась на смуглую шею, нежно ее погладила.
- Я так давно мечтал об отпуске, представляешь? Как все хорошо сложилось.
Не совсем так, но пока не стоило думать о провале, Кай все равно не собирался сдаваться, лишь отложил на потом. Ну а что до «сбежать».. вариантов всегда как минимум три: завербовать, договориться и убить. Зачем кривить душой? Да и Сверр сам все прекрасно знает, «Защитник» раскрученная и солидная фирма с репутацией, а ее мозг вот как раз сейчас и здесь, ведет переговоры.

Кай все-таки прикрыл глаза и тихонечко фыркнул. Смешная ситуация, если не обращать внимания на накал страстей. Отдельно придется разгребать провал, но это подождет..

- Сверр, - рука скользнула к лицу, прохладные пальцы пробежались по дорожке чешуек слева, от глаза до шеи, голос, и до того тихий, срывался на хрип – Ты задаешь слишком размытые вопросы... и я конечно поясню что к чему задумывалось, раз вопрос настолько тебя зацепил.. – Несколько секунд  Красный наслаждался атмосферой, царящей вокруг них, такое напряжение, страсть пополам с яростью, настоящий эмоциональный пир! К тому же он чувствовал настолько сам заведен, отдавал себе отчет в том, что одно резкое движение – и все изменится, но стоил ли это менять? Может Сверру будет гораздо легче не знать? Впрочем, он умен и сам до всего докопается, и, кстати, вряд ли ему нужна власть, чистить хтоновы конюшни после родственничков та еще работка.

- Может.. – Алые глаза загорелись таким же огнем как и у Темного. В конце концов Кай сам того спровоцировал в самом начале, ни разу об этом не пожалел, и, кстати, стараниями Шаха до сих пор жив. Так что.. «Ты сам напросился» - Потом..

Расстояние до губ Сверре – пустяк, одно движение и Кай целует Темного, сначала осторожно и нежно, как-то бережно, как.. любимого, словно боится потерять контакт, словно в последний раз, пока не давая выхода своим желаниям, словно боясь оттолкнуть.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-03-02 13:23:13)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

24

А чего ещё он ожидал, приблизившись на расстояние удара? Конечно же поцелуя, хотел почувствовать вкус чужих губ, жар, растекающийся по телу и ту чертову наркотическую эйфорию. Но за секунду до касания они встретились глазами, и радужки Розена напомнили ему осколки стекла, окроплённые кровью.

Клыки сомкнулись, во рту появился сладковато-металлический привкус. Сверр отпрянул, одновременно ощущая возбуждение и подкатившую к горлу ярость. В первую очередь на собственные реакции: он несколько дней болтался на крючке, ослеплённый непереносимым желанием, и вот, стоило Кайлу совсем немного сыграть на его инстинктах, весь адреналин перерабатывался в похоть. А ведь он сам хотел этого поцелуя.

Казалось, что Шах сейчас вернётся к столу, и с чужой кровью на губах продолжит свой допрос. Но нет, он лишь на секунду застыл, чуть склонив голову, словно в кататонической коме. Коротко замахнулся и врезал этнарху по челюсти. Костяшки хрустнули, хоть и не использовал усиливающую магию, но, наверное, вложил в этот удар силы больше, чем когда лупил каменную стену на подземном уровне Крысиной Слободки. Тогда, пытаясь унять боль и ярость от потери сестры. И то было эгоистичное чувство, да, Сверр любил своих сестёр, но его любовь не до конца искренняя. Скорее, он эгоистично любил себя. Образ настоящего брата, который предавал ему человечности в собственных глазах. Оттенял весь тот ужас, что Сверр Шахрассар творил и творит ради собственного выживания.

Но сейчас всё было по-настоящему. На грани безумия. Его так сильно тянуло к Кайлу, что мысли путались, а в ушах шумела кровь. Однако он умел управлять этим безумием, что сейчас бушевало внутри него инфернальным штормом.

Вставай! — почти прорычал, всё же отступая назад, освобождаю Кайлу пространство для манёвра.
Подойдя к одному из аскетичных стульев, схватил комплект одежды, специально прихваченный с собой из базы, бросил этнарху.

Знаешь, не люблю, когда меня держат за кретина, если мы с тобой пару раз классно потрахались, это не значит, что я позволю себя сожрать, — скорее всего Кайл понял аналогию с самками скорпионов, которые поедают самцов после спаривания.

Я задал тебе вопросы, Розен. Первый: в чём был изначально твой план, кто ещё в этом замешан из верхушки, какая роль отводилась мне и моей сестре, и, главное… когда ты собирался меня убить?

Сверр выпрямился и с вызовом, исступлённо, не скрывая боли, посмотрел в глаза бывшему любовнику.

И не советую мне лгать, на тебе датчик. Хорошенько подумай, прежде чем открывать рот, выбивать из себя правду силой мне, скажем так, не улыбается. Проще перерезать тебе глотку и напиться вусмерть.

Пытать Сверр умел, но здесь и сейчас он прекрасно отдавал себе отчёт, что не сможет пытать Кайла Розенкранца. Ведь даже тот удар, казалось бы, легко переносимый для любого мужчины, вызвала у самого дархата непереносимое чувство диссонанса, как если бы он вогнал себе под кожу раскалённый прут.

+2

25

Укус и оглушительный удар произошли почти одновременно, выбив из легких воздух и последнюю надежду из души. Впрочем, циник Кай не особо рассчитывал на какие-то преференции, скорее, интуитивно хотел запечатлеть красивое воспоминание в самом конце.

Его опрокинуло в капсулу инерцией удара, впрочем, разум холодно вычленял главное, и даже без магии Кай понимал- Темный в одной из разновидностей истерики, пожалуй, самой опасной, когда беспомощность подменяется гневом. Зажимы щелкнули, освобождая ноги – услышал краем слуха, все чувства сейчас были направлены на подавление выплеска собственной ярости, и пока Сверр бросал ему обмундирование – скорей всего Дефендеровское, пока выплескивал свой гнев, Кай ощущал себя очень злой сломанной куклой,   подмечал собственные реакции, пытался понять, куда этот говнюк зашил датчики, и где, мать его, тот самый блокатор, без которого ни одна черномазая сволочь не смогла бы так безнаказанно себя вести. Впрочем, отсутствие магии — это мелочи. Все по порядку, шаг за шагом.

Он сел в капсуле, вытер тыльной стороной ладони кровь с разбитых губ, только размазав алое, быстро запекающееся в коричневую корку пятно по лицу. Сноровисто разобрал одежду, вылез, не стесняясь натянул на себя комбез. Иллюзия закрытости тела почему-то мысленно согрела. Обувь ему не предложили, впрочем, это было не важно.
Темный начал допрос.

«Серьезно? Вот прямо так, здесь и в таком тоне? Он шутит?»
- Датчик? Очень мило. – голос прозвучал издевательски спокойно, словно Красный не находил ничего особенного в происходящем. – Ожидаемо. Впрочем, все это мелочи. Вопросы, ты говоришь? Ладно.
Он оперся о капсулу регенерации,  скрестив руки на груди. Играть с Шахом он не собирался, стоило покончить со всем здесь и сейчас, разойтись и потом зализывать раны, а не играться в глупые игры. Он уже сделал кучу ошибок, все пошло кобелю под хвост, чего ему будет стоить реабилитация и не стоит ли все переиграть, создав собственную империю где-нибудь еще? Всегда выбор, да…

В глазах Розенкранца не было страха, на дне кипел гнев, но так, всполохами. Красный привычно держал себя в руках, не пытаясь пока что как-то проявлять собственное раздражение. Он очень странно смотрелся в форме Дефендера, словно подтверждая свою принадлежность Шаху, и почему-то этот момент особенно выводил из равновесия, несомненно, Кай предпочел бы собственный наряд, но выбирать не приходилось. Взгляд мельком зацепил родовое кольцо, но Красный не отвел взгляд от зеленых глаз, просто зафиксировал наличие артефакта на месте.

Регенерация без магии не работала толком. Губы от удара припухли, на щеке наливалась гематома, оттого голос заговорившего энтарха звучал несколько приглушенно:
- Твоя семья никак не относится к моим планам, вы, скорее, досадная помеха. К Вии или дому Розенкранцев вы в любом случае не относитесь, если ребенок мужского пола – он наследует Дом, если девочка – извини, мимо, при смешанных браках очень велик риск потери ребенка – это правда, любой генетик тебе расскажет, даже твои дуболомы скорей всего в курсе. – Лицо оставалось спокойным, белая-белая маска, исполосованная темным. Чужая. Мертвая. – Мой план был рассчитан на смещение отца, и наши с ним разногласия носят политический характер, тебе это не будет интересно. Чтобы утолить твое любопытство скажу, о твоем существовании я узнал только перед свадьбой, как фактор ты учитывался, но не брался в основной расклад. «Потому что у меня и в мыслях не было заводить сердечных друзей!»
Главное в любой ситуации «держать лицо».

За триста лет жизни у Кая выработалась исключительная защита, вежливое отторжение, охрана своих интересов. Он всегда готов был их отстаивать, но сейчас ситуация складывалась очень не простая. По сути, Сверр оказал ему даже не одну услугу, правда, одна из них была «хтоновой», но он не политик а салдафон, нельзя требовать много от дархата с определенной репутацией. Опять же, как показала практика, множество слухов Шах, похоже, распускает самостоятельно, создавая определенный имидж.
Кай разозлился. В конце концов он тоже не каменный, все пошло прахом…
- Убить тебя? – Энт аж завис почти на минуту. - Идиот.
Оттолкнувшись от капсулы, Красный сделал несколько шагов к Темному, остановился напротив, скрестил руки на груди. Алое против изумрудного, белое против черного, шахматная партия, противостояние, мать его!

- Я всегда полагал, что ты умный мужик, Сверр. Ты жестоко меня разочаровал.
Энтарх закипал, ему не нравилось свое состояние, хотелось выплеснуть его на Темного, но не потому что тот сломал ему игру – такое бывает, это не повод для драки, а вот сам посыл!

Хотелось сократить расстояние и врезать по наглой роже от всей души. Но он не стал. Наоборот, снова сделал шаг назад, опираясь на капсулу. Стопы холодил металл пола, в воздухе улавливалось движение пыли, все углы словно подсветились, выпукло выставляя напоказ свое содержимое – адреналин, выплеск бешенства, еле подавляемый железной волей. Наверное даже хорошо что магия недоступна, такой заряд  способен выжечь Сверра до состояния слюнявого идиота, а Кай любил его, пусть и не проявлял этого. «Глупая была затея с самого начала», - мрачно думал, оценивая ситуацию и наблюдая за Скорпионом, готовясь к неизбежной драке, - «как там он сказал? «Потрахались пару раз»? то есть, он решил что я ..» «Уличная девка, то есть вот так» - вот что напрашивалось. Обидно. Впрочем, дарх сейчас в состоянии истерики, он скорее хвост себе откусит, чем признается в собственной запальчивости. Да какая уже разница?
Было и было.
Кончилось.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-03-12 11:06:42)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

26

Бешеный коктейль из бессильной ярости, как верно подметил Кайл, напрочь вышибал самоконтроль из разгорячённого мозга, глушил боль. Она разливалась внутри подобно диоксиновому океану, оставляя вместо призрачной надежды на их общее «завтра» лишь химические ожоги.

После удара легче не стало. Стало только хуже: фантомные ощущения саднящей кости в собственной челюсти, и липкое разочарование. Как же он мерзок. Бить человека, который едва ли сможет дать сдачи, да, конечно, Кайл способен врезать в ответ, но какой смысл? Только сильнее раззадорить противника, чтобы в следующий раз он ударил не кулаком, а магическим залпом? Будь Сверр на его месте, тоже бы не ответил. К глотке подкатил нервный ком, на несколько секунд не позволяя вдохнуть.

Ты же понимаешь, насколько всё это звучит безумно. Какой у тебя был план? — уже более спокойно выдавил из себя вопрос, — если дело исключительно в твоём папаше, то какого хтона все эти свистопляски, что мы устраивали последние пару дней?

Вдох. Выдох. Хочется врезать и теперь уже Розенкранцу старшему, что вообще не сдох пару недель назад, а соизволил продолжить существование и испортить их с Кайлом... что..? Что у них было настоящего? Ничего. Лишь паскудные, глупые мечты Шаха. Резко развернувшись, он впечатал по «стальной» пластине, что разделяла стол и технический отсек. Сам не осознал, как это случилось, понял лишь, когда яркая боль дошла до мозга. Металл практически выдержал, все-таки укреплённый цирконий. С пальцев на пол падали крупные капли. Облизав костяшки, он наконец сумел успокоиться окончательно, удивительно, как отрезвляют собственные физические страдания, а ударить Кайла с такой же силой так и не смог.

Снова уселся напротив.

За чем тебе был я? Разве что... это отвлекающий маневр, пока твои пешки разыгрывали основную партию. Но за чем? Имелись варианты куда проще заставить меня на время исчезнуть. Твой племянник, получается, за одно с отцом. Ты пытался его убить... он пытался убить тебя. Что из этого настоящее? Хм... полагаю, оба варианта. Не понимаю основного, как именно ты собирался захватить власть, кроме тебя ведь есть другие наследники, к тому-же не вешай мне лапшу на уши. Ребенок Ингрид ничего бы не получил. На престол Вии целая очередь и без него, да и за чем тебе это допускать?

Как бы поступил я...

Способ «думай как противник» работает только с трезвым рассудком, а не когда в твоей голове пляшут хтоны, а от вида самого противника у тебя стоит колом.

...будь у меня цель захватить власть и два старших брата. Убить всю троицу? Не верю. Ты ведь не безумный мясник. Разве что, изначально я неверно рассчитал твою цель, и она не в том, чтобы захватить престол. А, скажем, в противодействии отцу по личным причинам.

Или цель рассчитана верно, но тогда твои братья по какой-то причине не претендуют на сладкий пирог в виде целого доминиона. Или вы втроем в сговоре.

По мере того, как он рассуждал, глаза все сильнее блестели в лихорадке. Сверр пытался отвлечься, унять мыслями то, что творилось в его душе.

Я помогу тебе убить верховного лорда Вии, — вдруг совершенно спокойно отчеканили его губы, слова звучали чужими и неожиданно принесли долгожданное облегчение, — но взамен ты поможешь мне усилить влияние в этом регионе, Дефендеру нужна база и один город мог бы стать отличным плацдармом. Вот только есть проблема, твой отец никогда не согласится передать его нам в бессрочное пользование.

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+1

27

Наблюдать за метаниями Сверра было больно. Его внутренний шторм для Кая был очевиден, дарх все-таки обладал серьезной подготовкой, в том числе и психологической, за последние дни они прошли через много неожиданных для обоих моментов. Самого Кая тоже трепало, но у него была многолетняя политическая закалка, позволявшая без лишних эмоций с милой улыбкой жрать пирожки даже среди ментальной расчлененки не первой свежести, что уж говорить о банальщине типа моргов. Разные случались ситуации, правда, такой еще не было, еще никогда личные интересы не вступали в контры с чувствами, обычно Красный держал все под серьезным контролем.
Лицо он также держал, да, но отгородиться от происходящего между собой и Шахом не мог, и, что греха таить, тихо бесновался от вынужденого магического бессилия, чувствовал себя буквально обнаженным, куском мяса, который по желанию можно приготовить любым из существующих способов.

Состояние «закипания» можно и необходимо было сбить движением, даже просто обменом ударами, Кая прямо-таки подмывало накостылять Темному от души за все хорошее.
Самое главное сейчас не размыкать рук, иначе он точно сорвется на самоуверенного гада, воспользовавшегося удобным случаем. Как бы таким случаем примерно с таким же раскладом воспользовался и сам Красный, но понимание и предсказуемость подобного шага бесила еще больше..
Он не опускал глаз, не ухмылялся и просто молча наблюдал, и, само собой, монолог Сверра подошел к концу, ему требовались ответы, и он был намерен их получить.

- Все так. – слова получались с трудом и каким-то металлическим пристуком, говорить было крайне тяжело, как и продолжать стоять босиком на очень холодном полу. Мелькнула мысль, что еще часок и можно будет заново ложиться в медкапсулу с простудой. – На первый взгляд.

Тяжело смотреть, глаза ощущаются холодными металлическими шариками в орбитах,  взгляд Красного тяжелый, не добрый, безжалостный какой-то. Чужой.
Что со стороны видит Шах? Избалованного отпрыска Правящего Дома, подвизавшегося на политическом поприще и с удовольствием разводящего интриги в грязной воде? Естественно. Но сколько в этом истины? А даже если вся, кому какое дело?
- Я уже сказал, но ты не услышал. Повторять не буду, не вижу смысла. Что до остального.. – он помедлил, перебирая варианты. Стоило ли посвящать Шаха во внутренние дела? Ой, не смеши, он в этих делах уже с головой. Просто последний пазл не встал на место.

- Устранение верховного ничего не даст, и не оно было предметом операции. – Вдох-выдох, успокоиться, не подходить, не смотреть, сохранять хлипкий баланс между психологической бурей и резервами тела без магии. Артефакт ополовинит нападение, но надолго его не хватит, а ментал.. Можно было попробовать слегка успокоить Темного, другое дело что не хотелось, хотелось почесать о него кулаки, это да.. Исход драки известен заранее ну и что с того?
Активировав Око власти, располагающее к общению и доверию (Навык:Ментальная магия - Артефакт - артефакт Эпический.Результат: Хорошо (12)), Кай отошел от капсулы к круглому большому иллюминатору. Залитому тьмой с прошивкой из звезд. Зрелище умиротворяло, заодно внезапно Розен понял что корабль имеет собственную гравитацию, в противном случае он бы кувыркался тут прямо в воздухе, так как магнитных ботинок у него не имелось. Знание ничего конкретного не принесло, просто отмеченный факт, отвлечение от кипящей ярости.

- Некоторое время назад имел место сговор с Коалицией, в долгосрочной перспективе и при участии Рея с твоей сестрой позволяющий перестроить весь Домен, понимаешь? Твое предложение не имеет смысла, оно не накроет организацию целиком, уберет всего один компонент, легко заменяемый. А теперь сюда же вплетен и твой Дом. Оцени красоту замысла, Шах. Что ты там про кровные узы пел? Как тебе такой расклад? Я не буду углубляться, может быть позже, а сейчас скажу: да, я люблю власть, но это не только девки и прочая муть, это прежде всего тяжкий труд на благо своего государства. Я не мог позволить Вие упасть в Декаданс с высот расцвета, а это непременно произойдет, если все пойдет прежним путем.

Пернатый несколько сгорбился, из фигуры ушла какая-то эмоция, и сейчас он выглядел уставшим. Губы слегка искривились в пренебрежительно-презрительной усмешке, ирония заключалась в том, что при всех вводных интрига оказалась провалена неучтенным фактом. К тому же, сколько было правды в утверждении он тоже не знал, все менялось каждую минуту и очень стремительно. Темный не мог видеть его лица, разве что отражение в стекле зацепил., но Кая это пока что не волновало.
Что предпринять? Как действовать дальше?

- А оно пойдет, так уж вышло. Даже убийство отца ничего не изменит, не он теперь решает.
Он помолчал. Почему-то начал мучать холод, скорей всего сказывались сбои терморегуляции из-за блокировки естественного тока магических потоков. Кай покусал губу, расфокусрованно глядя вовне и продолжая думать над ситуацией.
- Я могу тебе подсказать как получить желаемую базу, Сверр. – Голос Кая стал вкрадчивым, с какой-то тайной ноткой. Неприятно-провокационной.
- Выдай меня ему, прямо так, без магии. Будешь почетным гостем на моей казни, только предварительно пусть оформит бумаги, а то поимеют они тебя и глазом не моргнут. Сам понимаешь.

«край мира тоже хорош. Есть заброшенные локации, наверное в них можно и без магии жить? Можно конечно порыться в себе, но это будет долго и очень, очень, очень больно»

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-03-31 21:12:28)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

28

Значит, не особенно то ты хотел, чтобы я услышал, — усмехнулся Сверр, ему до оскомины захотелось предаться старой забытой привычке — закурить, внутренности сжимались нервным комом, когда он смотрел на это породистое и даже сейчас высокомерное лицо. Красивое лицо.

Никто не позволит полукровке стать во главе Дома Алькора, это безумие, не говоря уже о том, что противоречит основным догмам наследования. К тому же, их плод, Рея и Ингрид, полностью стерилен, никакой, даже самый отбитый кретин, не передаст власть человеку, что не способен родить наследника. Это бессмысленно. Перестроить дом? Понимаю!? Нихера я не понимаю! — Сверр снова оказался предательски близко, на расстоянии ладони от сгорбившегося тела красноколосого мужчины, сильные пальцы сжали скулы, притягивая к себе, дархат просто хотел прикоснуться, ощутить теплую кожу на своей ладони, будто получить последнее доказательства, что этот Красный ублюдок все еще жив, — Инрид дархатка, ее не подпустят к управлению. Она нужна лишь как символ… но символ чего я пока не разобрался. И что в итоге? — отстранился, пальцы мелко подрагивали, внутри пекло от сдерживаемой… ярости? Нет, возбуждения.

В итоге многоходовка, чтобы тупые бараны думали, что полукровка способен претендовать на престол, но до этого никто не позволит довести, такой… детеныш нужен только своим родителям, и… в качестве мученика, если, например, тебе захочется найти козла отпущения, а обвинить его будет не в чем. Подстроить смерть младенца и Ингрид, как мы уже выяснили, проще простого, даже я повелся.

И все-таки его план был рассчитан на смещение Верховного Лорда Вии? Тогда все становится еще запутаннее, Сверр не понимал, какие идеи двигают Кайлом, что в его голове, и от этого становилось невыносимо. Но дархат не обманывался вежливой отстраненностью Розенкранца, тот не мог быть спокойным внутри, даже если все его чувства по отношению к Темному являлись насквозь фальшивыми. Ведь хотя бы крах реализации этого сложного, явно долго осуществляемого плана, обязан выводить его на такую ярость… способную уничтожить Сверра до последнего атома при своем «пробуждении».

Он не мог позволить Вии пасть? Что? Шах моргнул, в глаза словно засыпали песка, в горле першило от горечи и боли, как же его штырит… словно наркомана, лишенного последней дозы.

Ты хотел его убить. Ребенка. Но сперва побыть регентом при нем? Пока остальные Дома в шоке бы наблюдали за безумием, что творится в Вии, а после трагичное стечение обстоятельств. Или тебя просто водят за нос. Вот поэтому я не люблю политику. Это чертово гнездо ядовитых змей, где ты никогда не знаешь, чей хвост жалишь: своего противника или свой собственный.

Замолчал, рассматривая бледное лицо. Все эти пренебрежительно-насмешливые усмешки уже совсем не трогали Сверра, он прекрасно видел истину через маску, и от образа этой истины у него совсем пропадало желание спорить и что-то доказывать.

А кто теперь решает? Совет доминиона? Планетарный совет? … Выдать тебя Верховному Лорду? — дархату показалось, что он ослышался, в следующий миг он подумал, что Кайл повредился головой, — ты идиот? Тебя казнят! — следовало бы сдержаться.

Ну вот и все. Этим своим запальчивым «тебя казнят» он с потрохами выдал свое истинное отношение. Не будет человек, которому плевать, так реагировать, впрочем, едва ли Кайл не разобрался… едва ли сам Шах играет сейчас отъявленного мерзавца лучше Красного.

Едва ли он может обмануть, что ненавидит. Сглотнул вязкую горькую слюну.

На твоей казни будет охрана уровня «никто не выжил», — усмехнулся, отворачиваясь, — ты мне предлагаешь рискнуть всем Дефендором, пытаясь тебя вытащить прямо на глазах всего доминиона?

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+2

29

Красноглазый затаил дыхание, стоило Темному подойти. Тот протянул руку и Каю пришлось приложить титаническое усилие, чтобы продолжать спокойно дышать не смотря  на прикосновение к своей щеке. Сейчас нужно было сохранять самообладание любой ценой, пусть Темный уходит, разочарованный и злой он лучше живой чем мертвый, а это тоже непременно случится, если он все-таки влезет в интриги Высоких Домов. Со всей своей подготовкой. Со своей суперконторой. С нехилыми такими амбициями. Кровь не водица, Высокий Правящий дархатский Дом тоже не погулять вышел, там такая генная карта – закачаешься, Розен предполагал как перекрестные направленные мутации так и какое-то экспериментальное воздействие, скорей всего в раннем возрасте. Судя по Сверру, над ним хорошенько поработали «на излом», правда, цели пока что Красному оставались не ясны. Впрочем, результат и так был слишком для него хорош и, как ни грустно, этот аттракцион следовало завершить. Желательно очень больно, выдрать с мясом, чтобы впредь не повадно было. И себе и.. ему. Представить кого-нибудь рядом с Шахом он физически не мог, пусть это и выглядело эгоистично, но Кай даже подсознательно не представлял жизни без черномазого гада, отчего все становилось еще хуже и тяжелее.

Его лицо в руках Шаха смертельно побледнело, обрело какую-то кукольность, переносица источилась и даже виски запали. На Сверра смотрела скорее посмертная маска, а не живое существо.
Слегка механическим жестом он отстранился, выпрямился, сделал полшага назад, отчетливо ощущая стопами слегка ребристый холодный металлический пол. Так же механически, не отрывая от дархата равнодушного, почти мертвого взгляда, перебросил косу за спину. Облизнул пересохшие, потрескавшиеся губы.
Очень хотелось пить – он это тоже только что понял, так же как уловил течение посторонней энергии в себе.
- Обезвоживание? Это заложено в проекте или индивидуальный эффект блокиратора? – Нужно дышать, спокойно, равнодушно. Давай, Кай, не первый раз же, как папаша любит говорить «не девочки уже».
Он вздохнул, легко и немного раздраженно, ситуация явно выходила из-под контроля. С таким же легким раздражением он пояснил:

- Я не говорил о полукровках, Сверр. Я сказал,  что теперь, в результате первого тайма игры  мы повязаны с Проционом, формально наши Дома объединились и они – сила, пусть и в рамках своих регионов. Посмотри на сложившиеся обстоятеьсва отстраненно, это первый кирпичик в фундамент Империи,  Экспансию ведь с  чего-то следует начинать? Нет, это не паранойя.

Нужно было личное пространство, ужин и подумать в тишине, желательно лежа, о происходящем. Тут, на корабле, пусть и в относительной безопасности, он оторванный от событий, терял драгоценное время на хоть какое-то влияние, кроме того ничего не мог сделать с зачистокой конкуренами своих структур. Пусть планы имелись, но враг не спит тоже, пропадает дело всей его жизни а он тут прохлаждается. С любовником.
Хотя нет. С любимым. Бывшим.
Тяжело…
Как  объяснить Сверру  что он  и сам запутался в интригах своей семьи? Потерял нить, стоило одному неучтенному элементу смешать игру на старте. Хотя, стоило быть честным: Шах тут совершенно ни при чем, он – игрушка Судьбы, камешек, вызвавший лавину неконтролируемых последствий.

Красный хмыкнул про себя. Одна заварушка в храме Хаоса чего стоила. И что в итоге? Приходится Темного выдирать из себя с мясом, и, кстати, совсем не факт, что хоть что-то выйдет. И да, если эта сволочь так и будет крутиться рядом и лапать – от, энтарх царских кровей, вообще за себя не отвечает!

А вот реакция на «казнь» - прекрасная, отчего-то сразу потеплело на душе, даже какая-то гордость иррациональная вспыхнула, глаза потеплели, окостенение лица слегка отпустило.
Шах, конечно, такое не упустит, но и вопросы никуда не делись.. Мда.

- Думаю, наша ситуация только часть чьей-то игры, нас стравливают на потеху и забаву с далеко идущими планами, принимая в расчет наши способности.  Я должен вспомнить, с чего все началось, чтобы распутать этот клубок. Но ты можешь думать, что я просто бессовестная скотина и решил захватить власть. Впрочем, - он слабо улыбнулся, - так оно и есть. А теперь мне интересно отследить саму идею.
Пустота космоса, тут, рядом, за тонкой переборкой, гипнотизировала и слегка ужасала.
Бездна лет, спокойствие и неумолимость, какой-то изначальный демиург, хаотичная упорядоченность, или упорядоченный хаос.. дитя Энтропия и Энигмы..

Розенкранц вернулся из секундной задумчивости.
- Дети меня не интересовали, Шах, что до остального – все мы – фигуры на доске, и ты, и я и наши кланы. Часть целого, которое мы не видим и не ощущаем. Как я уже сказал, я не хочу чтобы Вия упала в разложение, я против смешанных браков и тем более полукровок, они, пусть и красивы, но ты совершенно прав – стерильны, они – временная игрушка, расходный материал. Вся ситуация мне теперь, со стороны, напоминает наведенную истерику. Ты вспомни, Ингрид и Рей внезапно воспылали и создали дитя. Странно? Если посмотреть в общих чертах – нет, молодые всегда делают глупости. А теперь посмотри под другим углом. Они – дети своих родителей. – он внимательно и холодно смотрел в прекрасные изумрудные глаза. – Ксенофобов.
Да, это сейчас казалось важным. Именно ксенофобов. Такое не забывается, и даже если двое идут наперекор из-за приязни, вызова обществу или каки=то своих интересов, союз не продлевается долго и, как правило, не имеет последствий в виде потомства, да еще такого.

- И самое важное – генная карта ребенка. Очень не типичная, совершенно не характерная как для моей расы так и для твоей.
Он развел руками в жесте «твои предложения», и сразу, прямо без перехода:
- Есть хочу. Тут хотя бы солдатский рацион имеется?
«И спать. Похоже, я замерзаю».
Какой-тосумбур в голове. Слишком много мыслей и эмоций, ощущений, на которые никогда раньше не обращал внимания, например холод... А кто-то так всю жизнь живет..
Но Кая интересовал только сам Кай. ну и Сверр. но о нем Красный старался не думать, правда, пока ничего не получалось.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-04-06 09:53:40)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

30

Внутри всё кипело, будто ему через глотку влили прямо в пищевод триоксид серы. Взгляд Красного, казалось, прожигал его насквозь, оседал пеплом внизу живота, заставлял кровь кипеть. Костяшки пальцев всё ещё болели, а на поверхности глаз дархата застыло это холодное выточенное выражение безразличия.

Кайл облизнул пересохшие губы, ему сейчас явно не до выяснения отношений с бывшим... любовником? ... возлюбленным? Сверр проклинал себя, на тот день, когда его встретил, и не мог отвезти взгляда от этих губ.

Да, всё верно. Блокиратор? Обезвоживание? На несколько долгих секунд Сверр словно бы попал в кататоническую кому, он слышал всё понимал, но почему-то смысл первых произнесенных слов так и не дошёл до его разума. Да и потом не особо…
Бледное лицо этнарха в ставшем сумрачном освещении (видимо, перегорела какая-то из ламп) приняла ещё более заострившийся, но такой притягательный вид...

Внутри Сверра всё горело, он сжал кулаки, буквально чувствуя потребность разбить их в кровь. Красный говорил так, словно для него нет ничего дороже политики. Ебаной политики, которую Сверр терпеть не мог. От одной мысли, что Розенкранц готов так легко отказаться от... Них... в угоду траханой всеми хтонами Вии… готов бросить свою жизнь, за какие-то бессмысленные идеалы… от всего этого становилось дурно. И больно так, что хотелось не то убить Кайла, не то сдохнуть самому.

Вия... Вия... Вия... — Сверр не узнал своего голоса, внутри него вновь поднималась буря, что стремительно перестала в смерч и потушить её в себе сил он больше не находил.

Пелена перед глазами налилась багрянцем, по телу разлилась жгучая боль. Но возбуждение, невыносимо сладкое, резонировало в этой какофонии ощущений, грозя схлопнуть разум в безумном коллапсе.

То есть, все, что было между нами, для тебя взапрям ничего не значит... — прошептал, но голос собственной голове казался оглушительным, — ты готов просто сдохнуть за свою ебаную всеми хтонами страну... так выходит? А я просто развлечение по ходу пьесы о твоем героическом самовыпиле.

Сука, какая же ты сука, Кайл Розенкранц.

Сверру показалось, что он сейчас задохнется, настолько ярость, обида, боль и бессилие заполнили его. До краев, до надорваных сухожилий, до зубного крошева во рту.

Дархат резко сорвался с места, сбивая Розенкранца на пол, казалось, что вот сейчас он ударит и будет бить, пока эта Катастрофа всей его гребаной жизни не закончится. Вот только убить его, значило убить себя.

Сверр легко разорвал рубашку на груди этнарха, забираясь ладонями под нее и зажимая сосок, нагло поглаживая, вторая рука пыталась удерживать Кайла на полу, не дать ему вырваться, и это вполне могло сработать. Сверр сейчас был сильнее, он не испытывал обезвоживания. Губы накрыли губы, сильно, жадно, врываясь в желанный рот языком.

Все нутро Сверра зашлось в невероятном, почти наркотическом экстазе.

И хотя в голове на подкорке мучительно билось одна одинокая мысль «что ты делаешь, ублюдок, что ты сейчас делаешь?» Сверр не слышал её.

Он хотел, что бы Кайл перестал играть в свои игры. Он просто его хотел.

И не хотел отпускать. Больше всего он не хотел его отпускать.

Удар. Перед глазами все поплыло и заискрилось. В скуле пульсировала боль, на костяшках пальцев Кайла кровь. Дархат трогает щеку. Мокро.

Так значит... не нравится когда тебя хотят отыметь на дрянном космическом корабле? Зато сдохнуть за Вию ты не против...

Сверр всё ещё сидит на нём, но пока не трогает. Возможно сам Кайл надеется, что сейчас того отпустит, явно драться здесь, на грязном полу, ему не улыбалось.

Какая у тебя серая мораль...

А ведь я... люблю тебя...

Только знаешь, в чём беда, у меня тоже серая мораль... так что потерпишь!

Он снова навалился, придавливая собой этнарха и пытаясь освободить того от штанов и белья.

На этот раз его ударили сильней, каким-то чудом Кайл успел извернуться и врезал наотмашь по виску.

Да чего уж там. Сверр в состоянии аффекта не то, чтобы особо сильный боец. Собственно, как и насильник.

Голова болела так, что хотелось орать.

Сука! – сплюнул дархат, невзирая на боль и совершенно рвущие его на части эмоции, и вновь кинулся на Кайла, теперь уже пытаюсь зафиксировать его ладони, и привязать их к железной стойке капсулы кожаными ремнями (ремнями, для фиксации особо буйных больных).

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+1

31

Для существа неподготовленного все произошедшее могло закончиться роковым образом хотя бы потому, что насилие в любой форме оставляет неизгладимые шрамы на теле и психике. У Розенкранца тоже не было иммунитета к насилию, его от поползновений в любой форме  обычно ограждали происхождение, магическая одаренность, а также недурная подготовленность, драки в его жизни случались, дуэли тоже. О подлых приемах он конечно всего не знал, но известно ему было достаточно, чтобы заниматься любимым делом – стравливанием вражеских порядков между собой к собственной выгоде без катастрофических последствий. Он никогда не был благородным в разрезе любовных романов, и на его компетентный взгляд романы делали из женщин инфантильных идиоток, помешанных на чувствах, в то время как жизнью управляет четкая постановка задач и воля.
Сложившаяся ситуация как раз и стала для психики Красного пробным камнем.
Дуализм собственных чувств и эмоций плюс действия самого дорого в мире существа, драгоценность которого внезапно стала для Розена приоритетом, корежила его, буквально выворачивала наизнанку, оскорбляла, коробила, вызывала жгучее желание калечить и в то же время – Сохранить.  Сберечь.  Любить.

Реакция на насилие, подкрепленная и так еле сдерживаемой яростью от коварной блокировки собственной сущности подхлестнула, затыкая здравый смысл и выплескивая адреналин в желание подавить, заткнуть, отбросить и нейтрализовать. Поцелуй обжег, но не алым пламенем желания а черным ядом, способным умертвить все, к чему прикоснется. Нельзя было допустить разрастания катастрофы, а Сверр сейчас был не в состоянии слушать, он и себя толком не слышал, что и являлось самым страшным. Он собственными руками разбивал их общее счастье.

- Ах ты тварь тупая! Отпусти меня немедленно! – Кай рычал, дергаясь в руках Темного. Удалось высвободить руку и кулак прилетел точно в висок дархата, Кай не боялся его убить, сокрушив нежные хрящи в этом узком месте скелета, Сверр как раз не терял магический потенциал, так что возможно хоть немного протрезвеет.
Ан нет! Темный только озверел, шипел, плевался и любыми путями желал добиться своего!

- Идиот! Опомнись! Не разбивай любовь глупостью!
Он все слышал. И про чувства Шаха и про его неизбывную обиду, понимал, даже разделял, но не мог допустить насилия. Нет. Никогда. Ни за что.

На Шаха обрушился град ударов, Кайл был достаточно развит физически, чтобы причинить серьезный вред подготовленному противнику, он никогда не был неженкой, не боялся спарринга и никогда не обращал внимания на гематомы, свои или чужие.
Он успел разбить Сверру скулу, у него самого опухла щека, заплыл глаз и губа превратилась в какой-то пирожок, тело извернулось, уходя из захвата и сваливаясь с койки, рассчитанным поворотом скидывая тело темного на рубчатый пол. Стараясь прижать его собственным телом в неудобной позе – на боку и в свою очередь пытаясь фиксировать руки и ноги – их пришлось брать в захват собственными ногами, он говорил и говорил, стараясь донести до Шаха главное:
- Пусть так, я сука. Но если трахнешь меня – это будет конец. Понимаешь, говнюк – конец! Нас больше не будет!

Он откатился в сторону и встал. Ощущения казались смешанными, какими-то половинчатыми, искаженными, окрашенными яростью, брезгливостью, усталостью и, почему-то печалью. Дотянуться до сознания  Сверра как достучаться до небес – не реально прикоснуться к тому, кто уходит, тает как дымка, растворяется в мире сахаром в кипятке. Не хотелось говорить, энтарх чувствовал себя очень грязным и почему-то преданным. Очень странное ощущение, особенно в свете того что они никогда ничего не обещали друг другу. Сверр сказал что любит? А что для него любовь? А для самого Кая? Он опустился до банальной драки, лицо разбито, руки в синяках, его всего тряс адреналиновый шторм, было жарко, тело горело, переживая короткую схватку – таких чувств Красный никогда не испытывал, не говоря уже об отсутствии привычных магических аффиксов, в горле стоял кислый привкус страха.
Страх.
Страх?
«И чего же я боюсь? Что все кончится?»
Энтарх доковылял до какого-то стула, архаизма на четырех металлических ножках, сиротливо валявшемся у стены. Поднял его, поставил, уселся на край неудобного сидения, сгорбился, подаваясь вперед – адреналиновый шторм сменился равнодушной муторностью.

куб

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-04-20 13:00:27)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

32

Боль. Непереносимая, острая, горячая, соленая. Она словно заполнила его изнутри и снаружи. Терпеть физическую боль Сверр привык, сросся с ней настолько, что принимал, скорее, как источник информации о состоянии тела. Сугубо функционально, без лишних эмоций. Но боль душевная — это нечто совершенно иное, незнакомое и от того невыносимое. Ему словно через глотку вогнали раскаленный прут до самого кишечника, и теперь внутри билась инфернальная язва. Мысли отказывались трезветь, но возбуждение схлынуло также внезапно, как и накатило, стоило лишь Кайлу начать сопротивляться. Осталась только ярость, обида и фрустрация. В голове пульсировало, голос Розенкранца слышался откуда-то издалека, приглушенный и… какой-то мертвый?

Любовь? О какой любви он говорит? Сверр ощущал себя преданным и разбитым с самого начала этого разговора. Нет, с той секунды, когда понял, что все это время им игрались, будто марионеткой. Звериная, эгоистичная его часть отчаянно хотела выплеснуть внутреннюю скопившуюся боль на первопричину, вот только уже через минуту, когда Кайл попытался воззвать к здравому смыслу, дархат потерял всякий запал. Из него будто вынули саму основу. От того скинуть с себя Шаха оказалось пусть задачкой непростой, но вполне выполнимой для сильного подготовленного мужчины, коем являлся этнарх.

… … Нас больше не будет!

Больше тело Красного не ощущалось, кажется, он ушел перекатом и сумел подняться. Свер так и остался лежать на полу, смотря пустым взглядом в мигающие прожекторы на потолке, словно они два забытых актера в поганом ужастике. Отчасти так и было. Двинуться Шах не мог, его словно парализовала невыносимость ситуации, понимание произошедшего… что он сейчас хотел сделать? Больше всего он призирал это в себе, больше всего ненавидел себя за слабость, что когда-то правила игры вынудили его поступать не по совести, а теперь..? А теперь он чуть было… лучше бы его не существовало вовсе.

Не было никаких нас. Был только ты, твои амбиции, твоя игра. И был я: неудачник, попавший под мясорубку с названием «Кайл Розенкранц». Сука ты по тому, что я должен был просто оторвать тебе голову еще в гроте, но вместо этого… вместо этого я притащил тебя сюда и снова позволил запудрить голову… хтон… если бы мне еще месяц назад сказали, что я буду как последняя шавка… — закашлялся, в горле пересохло, кое-как повернулся на бок и, держась за железный угол стола, поднялся, бросил взгляд на Красного. Тот сидел на стуле, словно изваяние на собственной могиле.

Не тронул бы я тебя… — и только, когда он это произнес в слух, понял, что не соврал, — хотя стоило бы… разбивать-то нам нечего, Розенкранц, — Сверр подошел к одному из шкафов и достал пачку сигарет, рассыпал половину, пока пытался раскурить чуть влажный и уже спертый от старости табак. Сизый дым заполнил легкие, покрыл дурманом внутренние язвы, пальцы мелко подрагивали. Дархат закрыл глаза, усевшись на металлический стол, запрокинул голову. С его виска струилась кровь, она пачкала лицо, губы, каким-то чудом, не туша красный огонёк на кончике сигареты.

…разве что мои воздушные замки, — последнее произнес даже не шепотом, а одними губами.

Мысли блуждали и путались, он раз за разом пытался восстановить картину произошедшего, но та упорно от него ускользала. Чем он вообще занимается, пытается спасти человека, который не ищет спасения? И для чего? В надежде получить взаимность? С ним просто играют. Жестоко и на грани садизма. Да на какой грани? Смешно. Что он там говорил до помутнения? Их стравливают… родители-ксенофобы… его Сверровы амбиции по части Алькорских городов и то, что все запуталось настолько… невозможно… этот клубок только если разрубить.

Докурив, он спрыгнул со стола, стер с лица кровь тыльной стороной куртки и сделал шаг к мужчине. Всего один, остановился, протянул руку и сжег внутри Кайла артефакт, что блокировал его магию.

С возвращением, епт, — осклабился, прошел к стене за спиной Красного, открыл ящики и начал из них выбрасывать суточные рационы и бутылки дистиллированной воды, — я затарился так, словно собирался тебя до конца веков катать на этом корыте. Вот придурок, правда… валяй… короче… делай, что хочешь, Кайл Розенкранц. Можешь собой гордится, ты победил. Не трахнуть тебя не могу, не убить. Проклятие какое-то. — ну, про «трахнуть» это конечно же ирония, — а я, пожалуй, пойду… сниму стресс в каком-нибудь баре. Напьюсь так, чтобы забыть и тебя, и всю эту неделю, которая похерила мне жизнь…

[icon]https://i.imgur.com/GwMcgcy.jpg[/icon]

+1

33

Сложно передать насколько для существа, состоящего из магии более чем наполовину, тяжело ощущать ее отсутствие. Организм словно поставлен на паузу или спит, течение времени медленное, чувство собственной уязвимости серьезно давит на психику, мешая сосредоточиться на решении текущих задач. Словом – тихая паника. И на подобный букет сверху стальной плитой падает разбитое сердце.

Чудненький букет. Только как справиться с бурей, притом  чтобы сохранить себя и дурака, который успешно дорвал последние нити?
Кай вздохнул. Ему нечего было сказать Шаху, это было настоящее фиаско, он выхватил Джек пот, мать его, прямо таки запредельное везение, и все ему.
«Что же пошло не так?» От разбитого с
ердца есть только одно лекарство – цинизм, холодный расчет и сухая логика, но – упс – триада сегодня взяла выходной, бросив хозяина в бурлящий суп эмоций. Что можно сказать чтобы удержать? Объяснить? Не смешите. Любое объяснение тут же будет расценено как оправдание, оправдываешься – виновен, фигурально – расстрел. Промолчать? Значит ты бесчувственный сукин сын, для которого играть душами своеобычное дело, пытаешься объясниться? Виновен! Расстрелять.
Уйти? От темы или вообще? Юлишь, замазываешь правду, виновен, расстрел. И так – что ни возьми, диалог не возможен, драка уже состоялась, а магии, чтобы Шах мог понять на уровне более тонком чем слова у Кая сейчас нет, а Шах не будет слушать, он, судя по всему, поставил на «них» жирный крест.

Безнадега – не фигура речи, если вы понимаете о чем я..
Шах тем временем тоже пытался сохранять относительную здравость рассудка, не нужно быть грандом ментала, чтобы не понять столь очевидную вещь. Сверру тоже было больно, а самое неприятное заключалось в том, что развернутый ответ на свой вопрос он принял как пренебрежение собой. Наверное оно так и выглядело со стороны, но хотелось донести, дать понять..
Кай отвлекся от наблюдений за Темным, пытаясь ответить себе на незаданный вопрос «а стоит ли Вия выпавшего ему золотого билета»? Политика штука грязная, принципов в ней нет, и дом свой он только что потерял. Но. Если принять предложение Шаха и вступить в Орден Энигмы, у него будет и новый дом и приложение талантов, а там, ну кто знает, может и до Вии руки дойдут? Кроме того, нужно остановить Сверра… Сказать правду? Пойти наперекор всему что знал и умел? Легко.

- Я люблю тебя.
Очень тихий голос Красного перешел во всхлип, стоило разблокированной магии хлынуть в тело и разум, исцеляя, расправляя крылья, переливами алого пробежавшись по волосам, крыльям и осев мерцанием в глазах, словно бы приобретших какую-то кровавую глубину.задохнувшись на несколько минут, он отдышался, поднял взгляд, ловя взгляд Сверра. Глаза в глаза, без подекстов, спокойно и твердо. Скрывать Красному в отношении дарха было нечего.
- Это правда.

Он так и остался сидеть на своем стуле в окружении вещей, брошенных ему дархатом и так и не поднятых. Вода, сухпайки, вещи – мелочи, кто из высших не голодал? Любой представитель Высокого Дома проходит свое испытание, которое порой бывает запредельно жестоким. Сейчас на традициях концентрироваться не хотелось, потому что ни дома ни семьи у него больше нет. Есть Снежок.
Или нет?

Крылья придавали фигуре на стуле, сидящей на фоне затрапезной стены, постапокалиптический вид. Кай сам себе служил иллюстрацией к книге «Как просохатить свое счастье за пять минут для чайников», и это, мать его, было совсем не смешно. Энтарх не двинулся с еста, наблюдая за приготовлениями дархата, он не ожидал что Сверр услышит. По сути он ждал когда он уйдет, чтобы хоть как-то собраться с мыслями и привести разум в порядок. он сегодня проиграл очень многое, но запас на черный день был сделан довольно давно, имелись кое какие активы, и начинать сначала никогда не боялся, деловая часть не представляла проблемы.
Что выберет Темный?
Ждать – самое поганое занятие в мире..

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-04-27 10:04:29)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

34

Ледяные струи били в лицо, омывали тело, унося с собой отголоски ярости, но не боли. Сверр стоял посреди узкой кабинки, задрав голову к проржавевшему местами душевому «люку». Лишь сейчас, спустя почти сорок минут, он смог думать ясно. И раз за разом возвращаясь мыслями к произошедшему с Кайлом, он не понимал, когда именно пересёк черту невозврата. Абсолютно точно, это чувство к красноволосому этнарху на грани безумия, у них ещё прошло слишком мало времени, чтобы сформировать стойкую привязанность, а он уже испытывает ломку, стоит подумать о скором расставании.

Эти чувства открывают худшее в нём, или нет? Как оценить свой последний, чуть было не ставший роковым, поступок? Сверр надеялся, что это помутнение вызвано просто эмоциональной перегрузкой, признать подобное, значит собственноручно подставить подпись под печатью «животное». Дархата трясло от мысли, что он мог взять Розенкранца силой, причём, совершенно не испытывая возбуждения, они оба его не испытывали. Один впал в неистовое безумие, другой на грани безысходности готовился отдать свою жизнь подороже.

И какие же у него тогда были глаза, на бледном лице они казались двумя горящими осколками рубинов. Острыми. Обжигающими. По спине прошла стая холодных мурашей, рука потянулась к вентилю, закручивая его. Да, эти глаза до конца жизни отпечатались у него на подкорке. Вода перестала литься. Он ещё постоял несколько минут, костяшки пальцев пульсировали болью. С час назад рассадил их об стену. И даже сейчас, до зубного скрежета, до саморазрушения, ему хотелось увидеть обладателя этих глаз.

Надо садить корабль... — прошептал он, в голове не прекращаясь звучали последние слова Кайла «я люблю тебя, это правда», он надеялся, что хотя бы немного охладит голову, но, похоже, здесь поможет только жидкий гелий, влитый прямиком в мозг.

Любит...?

Сверру отчаянно хотелось в это верить, но он прекрасно давал себе отчёт, будучи на корабле пленником, Кайл Розенкранц способен сказать что угодно, а ещё он отлично читает людей, наверняка, уже давно заметил, как Сверр на него смотрит... как реагирует... а дальше лишь искусство смены масок, ради выживания признаться в чувствах далеко не самый плохой расклад. И знает, отлично знает, что Сверр в хтоновой яме посреди безжизненного вакуума, потому что вся его сила, вся жестокость и умение убивать ничего не значат.

Всё-таки сейчас вряд ли Кайл решит телепортироваться, даже утолив жажду и голод, он ещё слишком слаб. Им нужно время... хочется сказать, время, чтобы вернуться на Алькор, на самом деле он знает, что совсем не для этого...

Дархат ещё не представляет, что будет делать, но что его сердце не позволит просто взять и забыть красноглазого, понятно и так. Порой, невыносимо иметь горячую кровь, некоторые люди в принципе не способны настолько сильно, до безумия, до одержимости влюбиться. Их нервная система не приспособлена к такой нагрузке. Это то же самое, что пустить по мягкой проволоке высоковольтное напряжение. Будь он другим, действительно, напился бы, обкололся наркотой, засел в каком-нибудь публичном доме на несколько месяцев, а после забыл о Розенкранце, как о худшем кошмаре своей жизни. Вот только это не про него, а кошмар всё ещё остаётся.

Собрав осколки воспоминаний последнего их разговора, Сверр оделся в чистое: чёрная шёлковая рубашка, такие же чёрные брюки, высокие сапоги. Волосы так и оставались в виде мокрого беспорядка на голове.

И, наконец, вернулся в свой собственный Ад. Обнаружив, что Кайл не притронулся ни к воде, ни к еде. Зло усмехнувшись, поднял пару бутылок с пола, протер салфеткой, откупорил, поставил на железный стол. Следом два пластиковых стакана.

Взял четыре пайка, быстро разогрел при помощи бытовой магии, их место тоже оказалось на столе.

Я вообще-то жрать хочу, давай, Красный, не заставляй меня впихивать себе в глотку всякое разное силой, — беззлобно произнёс дархат, подходя к Кайлу со спины и хватаясь за спинку кресла. Рывок, он подкатывает его к столу, кладёт перед Розенкранцем вилку и ложку. Добывает себе второе кресло.

Я не отказываюсь от своих слов, всё в силе, а наши личные разногласия... не должны рушить деловой союз, — белозубо улыбается, и ему остаётся надеяться, что боль в глазах теперь скрыта достаточно хорошо, — мы возвращаемся на Алькор. У тебя есть база, где можно схорониться на какое-то время? Если нет, я предоставлю тебе свою. В настоящее время я вижу лишь один вариант дальнейших событий. Конкретно сейчас никаких героических самопожертвований, будем использовать самую мощную артиллерию. Я достану всех, кто участвовал в заговоре против тебя. Живыми. В том числе твоего отца. Знаешь, ты уж извини, но к папаше, который настолько легко готов вскрыть глотку собственному сыну, у меня совсем нет доверия. Ты подумай и составь список, а после мы их допросим. Самыми не гуманными методами. Запрошу в Ордене пару десятков специфических игрушек для ментальной ломки. Всё-таки орден демиурга, который напрямую заведует сознанием, будет неплохим подспорьем. К тому же, насколько я знаю у них союз с Хаосом, если что... этот твой серый кардинал проклянёт тот день, когда вообще решился запустить свои руки по локоть в Вию.

Но сначала обед. Только не надо мне пищать, что ты не голоден и кусок глотку не лезет. Сам понимаешь, мы с тобой не какие-то боги, так что будь добр для начала съешь две порции. Потом ещё разогрею. Душ если надо, вперёд по коридору и направо, я взял с собой несколько комплектов одежды, тебе должно подойти.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/3/853763.png[/icon]

+2

35

Сверр ничего не ответил, ушел, просто отвернулся и свалил, и Кай, уже ничему не удивляющийся, понял бы, если бы тот отвалил в какое-нибудь бордель, раны душевные залечивать. Но нет, через три четверти часа он явился, довольно бодрый, деловой и нахальный, и, как ни в чем не бывало, принялся за дела, например взялся кормить своего «гостя», попутно рассказывая, что собирается делать дальше. В его отсутствие Красный мучительно думал о себе, своем будущем и возможных перспективах, но появление Темного несколько разбалансировало его почти наладившееся душевное равновесие, а предложения, озвученные Шахрассаром, его не просто озадачили, а даже немного рассмешили. Правда, веселился он не долго, вяло и глубоко внутри себя.
Кай слушал и молчал, попутно анализируя предложенный план,  на Шаха не смотрел и вообще закрылся, не делал попыток достучаться, как-то воздействовать или контактировать. Не хотел. Выдохся. События последних дней лишили его ощущения собственной правоты, а это весьма опасный знак для существа, идущего к своей цели напролом, как это еще недавно делал Розенкранц. Он и сам уже запутался где наврал Шаху, а где нет, и врал ли вообще? Сейчас, если окинуть затею со свадьбой со стороны, зная все, что они раскопали, можно было сказать, что младший Розен просто неумный и слишком молодой щенок, которого сыграли втемную. Из чего следовало, что во-первых, он – разменная монета в чьей-то игре, во вторых – пути назад действительно нет, для него лучшее сейчас – умереть, не буквально, конечно, воспользоваться сложившимися обстоятельствами, и, кстати, как раз в этой ситуации Шахрассар будет незаменим.

- Нет.

Голос Красного прозвучал немного отстраненно, он расправил плечи, выдохнул, спокойно поднял глаза на нависающего над ним Сверра. Глаза вспыхнули, он выглядел как существо, принявшее решение.

- Ничего из тобой предложенного мы делать не будем. Мы сделаем по-другому.

Еще ничего не потеряно и не проиграно, побеждает самый хладнокровный, так что пусть победители празднуют, это всего лишь дебют их шахматной партии. Блестящие алые глаза остановились на лице дархата, словно заново осмотрели его, соразмерили. Во взгляде блестел огонёк авантюризма. Он предложил свою версию плана.

- Ты вернешься к семье, доложишь кому следует о моей ликвидации, заверишь, что опасности больше нет и  потребуешь свою долю добычи. А чтобы тебе поверили покажешь им вот это.

Артефакт с хризобериллом лег на стол перед Шахом. Сам артефакт был довольно слабенький, собственно, Кай им пользовался только в Ангерран, ни для чего больше чем фокусировка внимания он не годился с сильным оппонентом. Тут ценность представлял сам предмет: голубое золото, но самое главное – стиль украшения. Футура, современное, даже скорее «мечта о будущем», выиграл его у Энигмы в научном споре. Оно было единичным, созданным Познанием при свидетелях и несшим в себе зарры создателя. Энергетика украшения не могла не зацепить Сверра, если бы он на него обратил внимание. Впрочем, это к делу не относилось, важно было только то, что по доброй воле младший Розенкранц ни за что бы его не отдал, следовательно, Скорпиону оно могло достаться только как трофей. Никогда бы его родственники не приняли за отправную точку факт их притяжения друг к другу, ксенофобия давала свои плоды,  а кому-то знающему или рассказывать кроме домыслов нечего, или свидетелей не осталось. Теоретически могли бы почитать домашнюю прислугу Розена, но меры и в этом случае были предусмотрены, так что красивые дроиды в пентхаусе Кая никому ничего интересного не рассказали бы.

Красный хладнокровно наблюдал за сменой эмоций на лице Шаха, его руки покоем лежали на столе. Шах уже сидел напротив, он как раз начал есть свой паек. Красный, ухмыльнувшись, продолжил:

- Заодно  повидаешь сестру, потрешься при дворе Вии, попутно заведешь нужные связи, к примеру тебе стоит наладить контакт с моим средним братом, отцом Рея. Думаю, в такой малости как кусок земли тебе, как несомненному герою, раскрывшему заговор против главы Дома, не откажут, но я бы на твоем месте требовал себе один из парящих островов, когда-то принадлежавших мятежному советнику. Там, говорят, много интересного есть. Траектория у него тоже не простая, ходили упорные слухи, что она поддается коррекции, и даже если приборы сломали их не сложно починить. Знающему человеку.

Кай резко наклонился над столом, его белая рука крепко взялась за запястье Темного:
- Это шанс, Сверр. Второго такого подарка Госпожа Удача нам не подбросит, мы просто обязаны им воспользоваться для понимания, что происходит, и какая муха укусила твоего батюшку, давшего «добро» на этот же брак, если мы уже заговорили о «деловых отношениях».

ассоциативно

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-05-05 21:40:50)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

36

Кайл хотел увидеть реакцию Сверра на своё предложение, собственно, желаемое и получил. Первую минуту дархат продолжал уплетать паёк с большим аппетитом, то и дело бросая нахальные взгляды в сторону Красного. Они с потрохами выдавали его внимание и глубокую заинтересованность.

Когда Кайл договорил, тарелки с едой ему подвинули ещё ближе, а в руку вложили приборы. На красивом лице дархата играло всё тоже выражение живого азарта и несдерживаемого участия.

На самом деле, Шах испытал сейчас чувство глубокого облегчения и непозволительной радости. О, да, он прекрасно понимал, что в нём говорит неприкрытая, оголённая словно раскалённый провод, зависимость. И перебороть её пока что не получалось. Слишком сильно запал в душу этот невероятный мерзавец, но поступить иначе Сверр не мог, не говоря о том, чтобы чувствовать.

Почему облегчения? Дураком Сверр не был и прекрасно понимал, что его предложение скорее всего отвергнут, цель состояла на самом деле в другом: заставить Кайла отказаться от первоначального плана. От одной мысли, что он собственными руками сдаст Розенкранца властям Вии на казнь стыло в жилах. Сверр просто знал, что не сможет этого сделать. Так что новое предложение полностью его устроило.

Хорошо, в конце концов это твой доминион...

Забрал кольцо, покрутил в пальцах. Вещица явно особенная, и хоть и не обладает особой силой, определённо имеет для этнарха высокое значение. Кто бы мог подарить ему это кольцо? Перстень довольно интимный подарок. Внутри поднялась ревность, Сверр постарался на корню задушить её, так как понимал, последнее, что им сейчас надо — очередной коллективный психоз, перетекающий в драку.

Я всё сделаю, — ну, конечно, выбора-то особо нет, его крепко взяли за шею и оставалось надеяться, что рано или поздно внутри всё перестанет так сладко цепенеть и болезненно вздрагивать при каждом взгляде на Кайла Розенкранца.

Ты желаешь остаться здесь? Надеюсь, нет. Это корыто на последнем издыхании, даже голодный мегаструм не позарится. У меня есть кораблик получше, но до него лететь больше суток, могу отправить тебя туда. Думаю, это будет самый безопасный вариант. Покрутишься возле астероидного кольца, связь будет. Аудио в любое время, она полноценную видеоконференцию буду выходить к тебе каждый вечер. Понимаю, не особо весело, но куда забавнее, чем сидеть в казематах Вии. Правда? — подмигнул, обнажая в белозубой улыбке острые клыки.

Откуда у Сверра был корабль? О, у каждого уважающего себя главы ЧВК имелись разного рода нычки, они были и у Кайла, просто под него точно будут копать, имелся риск разоблачения. Хотя, если красный предложит какой-то свой вариант, Сверр скорее всего согласится.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
Вия встретила Сверра влажным ветром и грозовым фронтом. Он вышел из стационарного городского портала, чтобы не оставлять слишком большого количества зацепок, предварительно поплутав по дальним зонам, в том числе Климбаху. Ну а что, мало ли какие дела могли привезти туда главу ЧВК.

Поднимаюсь по ступеням дворца, Сверр внимательно разглядывал архитектуру, со стороны могло показаться, что его интересует сугубо культурные виды столицы Вии. Но это на самом деле не так, дархату надо было примерно представлять размеры, так сказать, потенциального алтаря смерти, вдруг бежать придётся. Гарантий, что его самого не запрут в холодном подземелье с отпускающим грехи батюшкой никаких. Ну, разве что, кроме уверенности Кайла. Так что, то на то и выходит — гарантий никаких.

Артефакт для телепатической связи был внедрён прямо в его скуловую кость, причём замаскирован под специальную клипсу, якобы ортопедического назначения. Легенда была простой: хтон пару недель назад откусил пол хари. И ни грамма лжи. Пол хари тогда было жалко до зубного скрежета, но в ответ на трудности суки-судьбы Сверр лишь философски посмеивался. Пол хари — это не вся. Едва ли вообще кто-то будет проверять, но ради такого дела, надо было обезопасить себя со всех сторон.

— «На месте. Захожу...» — картинки, к сожалению, не транслировались, слишком опасно.

+1

37

Собственный корабль Сверра приятно удивил Розена комфортом и, в то же время, относительным аскетизмом. Излишние финтифлюшки ему надоели еще дома, так что армейская бодрость стиля пришлась как раз по душе. Он даже подумывал состричь свою красную гриву, только  дроид парикмахер совершенно не вызывал доверия, наверное потому что в номенклатуре числился поваром, а многофункциональная техника, на взгляд довольно консервативного Красного, не обладала нужной чуткостью к желаниям живых.
Впрочем, все эти мелочи лишь слегка скрадывали нервозность, копившуюся после ухода Темного. Переживательный такой момент, очень нехарактерный для энтарха, пугающий притяжением, даже больше – какой-то синегией, успевшей возникнуть за одну несчастную неделю, несколько поцелуев и одну жаркую ночь. Смешно? Страшно. А дальше что?
Красный отложил бумаги, в которые тщательно зарылся в стремлении хоть немного отвлечься и все-таки отыскать хоть намек на сволочь, устроившую столь грандиозную подставу.

Во всем должен быть смысл, даже очень злые существа, если только они не безумны, совершают свои преступления с определенным расчетом. Тут же явного профита не наблюдалось. Ну младший сын Лорда будет убран с доски, его ведомство передано в руки например того же Рея – Кай размышлял вслух, стоя у иллюминатора и глядя в черноту космоса, напрочь игнорируя возню в кольце астероидов – и что? Вторая ветвь получает власть с перевесом в одну треть, добавим сюда усиление дархатским кланом, плюс Сверр – он темная лошадка для всех игроков, но теоретически он должен поддержать своих, и что мы имеем?

Красный опустился на стул. Картинка, словно кубик Рубика, складывалась грань за гранью.
Ги. У старшего нет наследников, они один за одним умирали, исчезали, уходили из рода. Сколько их было? Семеро? В разные годы, разными способами. А потом Гарну надоело, и он ушел в свое силовое ведомство. Наверное Верховный или заподозрил что-то, или ему нашептал ласковый средний сын – это не важно, но произошла тихая перестановка приоритетов с осторожным удалением ненужных братьев. Видимо, что-то пошло не так, потому и осыпался весь план, а что еще вернее -  укаждого из младших Розенкранцев имелся свой собственный план, в который старшие никак не входили. Как итог: победил самый умный, по результату предположительно Ги. Пройдет еще несколько лет прежде чем это станет очевидным всем, тогда начнется настоящая схватка уже на улицах, потому что в кулуарах все уже происходит.

- Я самонадеянный идиот. – Глаза Кая оставались холодными и сухими.- Как можно было проспать очевидное?

Получается, что Ги женил Рея на девице из Скорпионов не потому что та залетела, это могли уже потом наверстать, дело не хитрое, он приготовил и рассчитал время, место и провел несколько умных удачных комбинаций по смене определенных глав регионов. Все руками отца и его же авторитетом. Для любителей детективов (таких как Кай например) и чтобы не скучно было организовал крысиные бега с блек джеком, шлюхами, последователями культов и представителями теневого сектора – и развлечься и умереть с комфортом, а себе оставил самую рутину – непосредственно сам переворот. Хотя о каком перевороте речь, если по факту вся власть и так сосредоточена в руках Ги?
Его отвлек голос Сверра:
  «На месте. Захожу...»
- Аккуратнее. – Голос красного прозвучал еле слышно. – Будь верен себе, Снежок.

Тревога подкатила к горлу горечью упущенного времени, потерять на разговоры бездну минут и ради чего? Нет, Сверр вернется, вернется непременно. Сукин сын умен, расчетлив и очень зол, а после того как вернется, тогда..
Красноглазый сглотнул сухим горлом. Хриплый голос странно каркающе прозвучал в тишине каюты:
- Тогда и поговорим.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Конфликты проявляются по-разному, музыкальное сопровождение в виде воплей, пьяной стрельбы по воробьям и фигурально [float=right]https://i.imgur.com/Rrau1QI.jpeg
[/float]облавы на деревенских девок в высоких кабинетах не приветствуется, обычно разговор ведется в средней тональности хотя может быть и довольно раздраженным, но тем не менее, вопить не принято – моветон. За дверями кабинета Ги Розенкранца стояла гробовая тишина. Розенкранцы обыкновенно самые страшные ссоры проводили шепотом и это не фигура речи, в основном маги-менталисты, они могли навредить всем вокруг даже повышением тональности, стоило повысить октаву – окружающая действительность начинала подкидывать всяческие чудеса, глюки и тому подобную жуть, незачем пугать персонал, он хорошо дрессирован и другой найти сложно. Исключительный прагматизм во всем. Да.
Секретарь застыл со стеклянными глазами и пустым лицом, но стоило Рею покинуть кабинет отца, как спохватился, встал, подхватил со стола одноразовый планшет и направился в кабинет.

Ги стоял у окна, со спины удивительно похожий на всех троих братьев одновременно.[float=left]https://i.imgur.com/72HejZw.jpeg
[/float]
- Есть новости?
Он не повернулся на звук легких шагов секретаря.
- Да, господин Гийом.
Гаджет лег на стол. После прочтения он самоуничтожится.
- А что Скорпионы?
- Скандал замяли, мой господин. Но слухи ходят упорные.
У Ги был план, однако требовалось подождать отъезда уже надоевших гостей. Весь табор Скорпионов – в сущности массовка для отвода глаз, ну и Рей со своей девочкой отыграли на «отлично». Братец, к сожалению, успел удрать, так что сакральной жертвы не получится, придется лепить из него предателя и потом травить по всей планетарной системе, а это опять расходы. Патрон останется недовольным, планы перекосило и требуется коррекция.
- Что Верховный?
- Лорд Розенкранц по официальной версии плохо себя чувствует и пока никого не принимает. – отбарабанил секретарь. Ги кивнул.
- Что-то еще?
Парень кивнул, глядя собачьими глазами на патрона:
- Появился Шахрассар.
- Сканировали?
- Да, только результат какой-то смазанный, возможно  на нем стоит защита, вполне возможно – демиурга, или какой-то артефакт мешает. Никто к нему не лез, как Вы понимаете.
Красный Ги побарабанил пальцами по стеклу и вернулся к столу, уселся в удобное кресло, положил красивые кисти на красивый массивный стол. Тяжело посмотрел на парня.
- Информируй о всех передвижениях. Девку к нему приставь или кого он там любит, нам нужны сведения о Кайле, он с ним провел последнюю неделю.
- Да, мой господин.
Секретарь поклонился и ушел. Ги проводил его взглядом.
Серый костюм, серые глаза, серые крылья. Невзрачный. Умный. Жестокий. Идеальный соглядатай.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-05-18 06:12:39)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

38

Сверра не покидало ощущение, что он бежит по минной трапе, и самый логичный вариант — просто прыгнуть в сторону, но нет, он с упорством бешеного вепря раз за разом подрывается через каждый шаг. Вот и сейчас, стоило просто оставить всё как есть, а лучше вообще подорвать корабль с Красной отравой на борту. Да, будет больно, ещё ни один наркоман не проживал ломку легко, но после обязательно попустит. Переболеет. Однако, вместо логичного решения выбрать себя, Сверр выбирает безумие. Продолжить игру во что бы то ни стало, и всё ради того, чтобы удержать тот призрачный шанс их отношений. 

Шагая по мраморным лестницам дворца правящего Дома Вии, он твердил себе, что теперь это лишь деловое сотрудничество, не стоит отказываться от куска каравая, что он способен выиграть в этом деле, личность пешки, с помощью которой удастся отгрызть этот кусок, имеет второстепенное значение. Ха! Вообще не имеет значения! Он Сверр Шахрассар и его решение никак не противоречит собственным принципам. Но глубоко в подсознании дархат понимал, что всё совсем не так. Он цепляется, будто утопающий за спасательный круг, не в силах отказаться от Кайла. И от этого действительно становилось страшно. 

Секретарь не успел далеко уйти, он преодолел несколько галерей, когда неожиданно встретил своего младшего зама. Тот бежал к нему на встречу запыхавшись и даже не поздоровавшись, нарушая все нормы приличий и этикета, выпалил:

Месье Гросс, Шахрассар здесь! Стража его пустила после досмотра, всё как и полагается!

Я в курсе. Вы отслеживаете его перемещение?

Да. Будут какие-то распоряжения?

Найди моего первого зама и пусть он пришлёт полное досье, — это словосочетание «полное досье» помощник подчеркнул особенно чётко, обозначив, что им нужна в первую очередь достоверная и личная информация, а не всем известные факты и биография, — лорду Гийому Розенкранцу на его личный коммуникатор. Я же пойду встречать гостя.

Парень мельком взглянул на себя в зеркало, чтобы удостовериться в идеальности внешнего вида и быстро зашагал навстречу с Шахом, о котором знал пусть немного, но этого хватало, чтобы пальцы нервно подрагивали.

Сверр увидел, что к нему на всех парах несётся щегольского вида клерк, рассудив здраво, дархат приостановился и тоже направился в сторону гостя.

Господин Сверр Ск... простите Шахрассар. Рад вас приветствовать в родовом замке Розенкранцев! Лорд Гийом осведомлён о вашем визите и хотел бы предложить личную аудиенцию...

Встречу тет-а-тет? — усмехнулся Сверр. На самом деле Сверру было не принципиально, кто именно возьмёт его "в оборот", даже если и сам Верховный Лорд. Они с Кайлом всё равно не знали, кто является главным зачинщиком и серым кардиналом, поэтому сгодится любой из верхушки элит Вии.

Можно и так сказать, — чуть стушевался помощник, — пройдемте со мной...

Ну, веди, – панибратски хлопнул Сверр парня по плечу, маску всё-таки надо было держать.

И вот, не прошло и десяти минут, как он сидел в глубоком-мягком кресле, на низком столике стояла кружка ароматного кофе и лёгкие закуски. За массивном столом из невероятно редкой дорогой древесины сидео Гийом Розенкранц. 

И как поразительно было то, насколько сильно они похожи с Кайлом, и насколько сильно этот человек напротив вызывает отторжение. На контрасте со своим братом. Но Сверр умел держать маску.

И куда же ты дел нашего Кайла?

После недолгих «расшаркиваний», обусловленных этикетом, в лоб спросил Гийом Розенкранц. И, признаться, подобной постановкой вопроса не то чтобы удивил, однако вызвал пока что не поддающиеся анализу эмоции.

Стоит отметить, что буквально пять минут назад Гийом получил очень интересный файл, где я была подробно расписан психологический профиль Сверра и упоминались крайне близкие отношения с Кайлом Розенкранцем в последнее время. Пожалуй, не заметить этого информатора не могли.

Я похож на благодетеля? — не моргнув и глазом, быстро ответил Сверр, — или ты меня спутал с матерью Терезой!? Я чёрный, в отличие от неё.

Сперва отвернув ворот, чтобы собеседник мог увидеть внутренний карман (и ненароком не подумать, что гость как-то пронёс пушку), достал перстень и со стуком хлопнул им об стол.

Всё что осталось от вашего сладкого мальчика, ты уж извини. Соболезнования могу выразить письменной форме. Доказательства моей самозащиты нужны? Если что, я сделаю звоночек и сюда примчится мой адвокат. Твой братишка очень меня расстроил, а я терпеть не могу, когда всякие уебки пытаются вытирать об меня ноги. Я откусываю их вместе с руками и головой. Слышал, что ты с Верховным Лордом его ищете. Дай думаю зайду... 

... за наградой. Кстати, у меня тут еще есть эссенция воспоминания с отпечатком эмоций, моих в смысле, которая подтверждает факт убийства. 

Вот это был тот козырь, потому что слепок был неподдельный и прошел любую проверку, и о нем Сверр не стал говорить Кайлу. А если Гийом спросит «где остальное?» ответ тоже имелся «Не задавай вопросы, ответы на которые ты знать не хочешь. Что я делал с его мертвым телом мое личное дело, не хочу ухудшать и так херово репутацию!» — и многозначный взгляд. Учитывая какие слухи ходили о Сверре (что он чуть ли не хтонов трахает), намек предельно понятен. 

Что там с парящим островом в собственности этой гниды? Хочу его себе в бессрочную аренду, если продать не сможете по юридическим причинам. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/3/853763.png[/icon]

+1

39

Сукин сын мгновенно соображал, морду имел смазливую, его паршивая репутация говорила сама за себя, а сам он откровенно лыбился, глядя на Ги холодными глазами убийцы. Глядя в эти глаза легко верилось всем тем ужасам, которые про него болтали и Ги не удивился  бы особо, если бы вдруг выяснилось, что братец в посмертии сослужил весьма пикантную службу своему последнему любовнику. Во всех смыслах. Нехорошие были у отродья Скорпионов глаза. Розенкранц привык называть вещи своими именами и старался опасностям давать четкие определения, а тут словно что-то мешало, смазывало картинку, отражалось неприятным беспокойством по хребту. Глядя на замершего словно перед броском мальчишку, Гийом убрал радушную улыбку, заменив ее кривой усмешкой - с этим субчиком, по сути являющимся мясорубкой, юлить было ни к чему, впрочем, привычка - вторая натура, так что..
"Не хорошие все же у него глаза".

Красноволосого неплохо так проняло, а это случалось не часто, настораживало и заставляло с собой считаться, и это все - первое впечатление.
“И Кай с этим спал?” Ги пока молчал, укладывая в себе собственные впечатления вкупе с информацией, картинно оставленной им прямо перед собой. “Он псих. Они оба - психи. Такое надо вычищать мгновенно, и сразу ставить гриф “Совершенно секретно. До прочтения сжечь”.
Несколько раз стукнув по столу подушечками пальцев, средний Розенкранц поднялся, сделал несколько шагов к кофейному столику, за которым нахально развалился дархат, сел напротив. Кривую саркастическую улыбку он даже не пытался сделать радушной. Незачем.

- Да. - Мужчина словно нехотя цедил из себя слова. - Искали, точнее ищем. Думаю что все немного не так, как ты мне представляешь. Думаю - он наклонился над столом, алые глаза его слегка высокомерно осмотрели Темного, словно оценили и взвесили. И нашли легким. - В некотором смысле мы теперь родственники, по этому предлагаю обсудить дело по-родственному, то есть как есть, мне - тут он проникновенно поглядел в почему-то разноцветные глаза Сверра (а может показалось? Да, скорей всего) - очень важно знать, что случилось на самом деле - он хотел тронуть перстень брата кончиком указательного пальца и тут же отдернул руку. Сверр мог бы учуять как всколыхнулось в его теле золотое марево, между пальцем Розенкранца и перстнем проскочила искра.

- Н-настоящий, надо же.. - Слова сорвались сами, Ги действительно был сильно удивлен, до последнего ожидая подвох. “А если всетаки  подстава?”
Шахрассар вел себя соответственно представленного досье, Ги не знал его достаточно хорошо, чтобы разобраться, играет он или говорит относительную правду, хотя правда и владелец ЧВК это как Рэй и трепетная девственница.”А если правда? И этот черномазый выбросил труп воронам? Или что там у них в ходу, кто поймет этих членистоногих?”
Одна мысль о чем-то таком казалась неприятной и вовсе не из высоких чувств к братцу, тому еще козлу, а из-за его - кого? Вот самый вопрос, ибо он ключевой. Может ли господин Шахрассар устроить неприятности господину Гийому? Это вряд ли, разве что мелкие, но тем не менее - не приятно. Стоит добавить в общую картину еще одного неприятного господина - папеньку Шахрассара, не пальцем деланного, ушлого и прошаренного, даром что с батюшкой самого Ги он как-то подозрительно быстро нашел общий язык.

Так и не прикоснувшись к перстню младшенького, Красный развалился напротив Сверра, сложил руки на груди и некоторое время молчал, словно оценивая сказанное гостем.

- Мне не жалко остров Кая, если ты об этом - да, их учили одни и те же учителя потому и говорили братья примерно одинаковым языком. - Но я бы хотел иметь доказательства гибели моего несчастного оклеветанного всеми брата. Покажи мне запись и будем договариваться предметно. Видишь ли, глупо верить на слово кому бы то ни было, а ты замаран подозрениями в связях с доказанным  предателем. - Голос Ги похолодел, глаза стали жестче, пронзительней, вся его поза изменилась, он словно приготовился к броску. - Все что ты сказал - лишь слова, за которыми стоит твоя репутация, но - он ухмыльнулся, - я прекрасно знаю, как создаются ОПРЕДЕЛЕННЫЕ репутации.

Намек прозрачней слезы ребенка. “Кончай врать, черномазый. Давай, покажи мне доказательства и, так и быть, я подумаю над твоим предложением”

[nick]канцлер Ги[/nick][status]средний братец[/status][icon]https://i.imgur.com/OXuX1Fq.png[/icon][sign]для кого-то жизнь кончается здесь[/sign]

Подпись автора

все критяне лжецы

+2

40

Да ты много думаешь, я погляжу, – усмехнулся Сверр, продолжая отыгрывать свою роль... или не роль? Где та грань, когда маска, которую ты носишь практически всю свою жизнь, намертво приклеивается к лицу и оторвать её можно только с мясом и костями.

Гийом не был исключением, и его маска, действительно, имела много общего с маской Кайла. Они говорили похожими формулировками, даже некоторые жесты и мимика объединили два этих человека. Но подобная общность лишь закономерный результат очень жёсткой репродуктивной идеологии. Детям прививают определенные, отобранные семьей качества, и в итоге вырастают похожие монстры, просто разного калибра. Гийом было опасен, словно ядовитая гадюка, и Сверр прекрасно отдавал себе отчёт, что ввязывается в крайне скверное дерьмо. И не появись в нём это извращённое аномальное притяжение, он был так и на Кайла смотрел. Ладно-ладно, взгляд дарх «фильтровал», но сути это не меняло. Гийом та тварь, которую Шах без колебания убил бы, появись малейшая необходимость. Лишь одна проблема, как и в случае с Розеном младшим, Гийом умел кусаться и кусаться больно. А для того, чтобы умертвить своего врага, аристократу не нужно становиться архимагом. У аристократа может быть целая гвардия архимагов.

... а братец твой думал исключительно своей жаждой власти. Насколько я понял, он хотел тебе брюхо вскрыть, или у вас это взаимно? — оставалось надеяться, что сей довольно неоднозначный и потому не так уж бросающийся в глаза «прогиб» будет засчитан. И засчитан правильно. Гийом не простецкий удалец, с которым можно говорить по понятиям и завлекать дешманскими комплиментами в стиле «твой черепок неплохо варит». Здесь требовалось самому пораскинуть мозгами как следует, именно это умение формулировать мысли и правильно использовать маски являлась сильной стороной Шаха, потому что его главный образ как раз исключал все эти достоинства. Разве может обычный вояка, матёрый берсерк, хотя бы немного уметь в искусство «языков». Сверр умел, хотя его навыки всё же довольно специфичны, не в политической сфере, а так сказать на бытовом уровне.

Впрочем, думай не думай, а я бы и сам на твоём месте не стал церемониться. И кстати, почему оклеветанного? Знаешь, Кай во многом был хорош, трахался он конечно как бог, но я за ним не заметил не особого кодекса чести, ни сколь бы то ни было душевных порывов в отношении своей семьи. Прагматичный мерзавец, всеми силами добивающийся своей цели, если бы в его цель неожиданно не вкралась схема, как обломать лапы моей бедной сестричке, а заодно и мне, я бы не сидел на этом стуле перед тобой.

Сверр поднёс пальцы к виску и медленно начал вытягивать энергетически ментальные нити, переплетение изумрудной и золотой энергией складывались в небольшую сферу, формирующиеся на ладони. Через пять минут сфера была полностью готова, и крупная жемчужина лёгким стуком упала на стол рядом с перстнем.

Если надо, экспертизу я могу подождать. Здесь всё, что тебе надо знать: как он водил меня за хер в крысиной слободке, подсунув клон моей сестры, как спиздил моего андроида, а потом ещё и пытался меня подставить в доме баронески, но самое интересное в конце. Но предупреждаю сразу, я там немного разошелся, так что не обессудь…

+1

41

Если довериться глазам и ушам, можно было бы предположить, что мозги в Скорпионе даже не ночевали, он в настоящий момент под оком очень внимательного энтарха воплощал собой картинку  «свет горит но дома никого нет», и если бы Ги был хоть немного наивнее, он бы скорей всего купился на сей весьма изощренный ход. Но Ги не лыком был шит, кроме блестящего образования у него имелась огромная диппрактика, да и аналитика была ему не чужда, плюс, на сколько он помнил, господин Шахрассар кропотливо построил свою контору сам, собственными ручками и головой, так что закос под «бравый вояка» не прокатил. Правда Розенкранц-средний виду не подал, покивал головой  в стиле «а я верю всему что мне говорят, я ужасно доверчивый сегодня», и откинулся на спинку своего кресла, наблюдая за ораторствующим Сверром. В этот момент, с улыбочкой на тонких губах, в несколько небрежной позе он очень походил на своего младшего брата. Очень. В какой-то момент особенно отчетливо проступили клановые черты, алость глаз и волос, мерцание энергии вокруг мага, даже призрачные крылья проявились. Все исчезло, стоило Ги пошевелиться.  Очень знакомым движением он закурил, а вот выдохнул фиолетовую струйку дыма иначе, чуть переместился в своем кресле, его холодные, как это ни странно, глаза приобрели какой-то фиолетовый отлив. Или это игра света так отразилась в переливах алой радужки?
Не суть.

Ги думал о сказанном, думал быстро, весь этот разговор шел практически без пауз, каждый из игроков вел свою партию заведомо зная, что на кону весьма жирненький куш, а потому не обращая внимания на какие-то глупости типа понятия «мораль» плутовали в игре.
- Ты задаешь слишком много вопросов, Сверр Шахрассар. – Улыбочка Ги почему-то выглядела издевкой. – Но я, как заинтересованное лицо, конечно же удовлетворю твое любопытство.
Улыбочка стала очень говорящей.
- Наши взаимоотношения с Каем, да, мы его зовем именно так – он специально сделал упор на слове «зовем», - всегда были сложными. Ты сам выходец из Высокого Дома и прекрасно извещен о внутренней кухне, так что не вижу причин вдаваться в подробности. Однако, скажем так, мы не сходимся в видении будущего нашего Дома. В каком-то смысле – он вздохнул, даже, похоже, искренне, - произошедшее нам на руку, потому что на текущем моменте, а он без всякого сомнения ключевой в политике Дома, устранено корневое противоречие, тормозившее принятие очень серьезного решения. Слияние с Домом Скорпионов – не легкое решение, поверь, более того, оно не согласовывается с устоями Высоких Домов, если ты еще помнишь о своем долге и понимаешь, о чем идет речь. Впрочем, - поза энтарха слегка изменилась, совсем немного, но фигура почему-то словно ушла в тень, фокус восприятия смазался, - я отвлекся. Что же касается личности моего брата, то ты ошибаешься. Кай всегда был романтичным избалованным мальчишкой, привыкшим брать от жизни все, что только возможно. Я не знаю, что творится в голове моего младшего брата и что он не поделил с моим сыном, не вдавался в подробности, но, разумеется, мыслей об убийстве  у меня не было.

Улыбочка превратилась в этакую отеческую, очень сочувственную, весь Ги сейчас воплощал в себе Печаль о Былом. Он не питал иллюзий, существо, ломающее комедию напротив очень опасно, крайне, и, если вдруг, тому приспичит мстить за любовника, а Ги не сомневался в их связи ни минуты, у него, Ги,  будут большие проблемы, вряд ли разрешимые уже минут через пять их схватки.

Наблюдая за извлечением информационной жемчужины, словно между делом, Розенкранц спросил:
- Ты навещал сестру? Она, кстати, счастливо разрешилась от бремени, я теперь счастливый дедушка очень талантливого внука. – Красноволосый не выглядел ни дедушкой ни счастливым, скорее собранным и каким-то острым, не смотря на все ухищрения в фоне можно было уловить нетерпение и что-то, похожее на алчность. Он едва сдержал порыв, стоило золотистому шарику поплыть над столешницей, а после он очень аккуратно просмотрел предоставленную информацию.

Некоторое время в кабинете царила тишина. Алые глаза рассматривали Сверра словно букашку под лупой, выражение глаз было не читаемым, общий фон – нейтральным. О чем он думал и что ощущал было не понятно.

- Допустим, я верю. «Но проверю, что-то не думается мне что после столь горячих встреч ты вот так взял его и распотрошил, даже за сестру, которую, кстати, до недавних пор в упор не замечал. Странно, не правда ли? откуда такой всплеск братской любви? М?»
Красноволосый снова откинулся на спинку своего кресла, заметно  расслабился, снова закурил, но уже иначе и что-то другое, ароматное, завораживающее.

- Не буду это комментировать, выглядит убедительно, и на этом пока все. Но также ты сам понимаешь, что на моем месте тоже подвергал бы сомнению любую информацию, так что я оставляю за собой право передумать, а пока... Что ты скажешь о взаимовыгодной сделке?  Мы заключим временный договор на аренду острова Кайла, он, кстати, называется Маро, с одной стороны и услугами твоего ЧВК лично для меня – с другой. Я не тороплю с ответом но надеюсь на положительное решение этого вопроса.

О мнимой смерти Кая больше говорить смысла не имело. Если брат жив - проявится, вот тогда и стоит о нем думать, а пока нужно подумать о своих интересах. На кону предстоящий переворот, нужны союзники и наемники, "Дефендер" Сверра ничем не хуже остальных, даже изящно получится, что же касается садизма самого хозяина ЧВК - плевать, Ги с ним ничего личного, кроме смерти, не планирует.

В дверь просочился секретарь, милый незаметный мальчик, тот самый, которого Сверр уже видел сегодня, поставил на стол графин и два широких бокала, какую-то мизерную затейливую закуску, кажется сладкие грибы и что-то еще, что обычно подают к коньякам и тому подобным напиткам, и встал у стены, практически сливаясь с нею, словно прячась в тенях, что могло натолкнуть Шаха на ассоциацию с Тенями Энигмы.

Ги ждал ответа своего «гостя», а выпивка служила таким маленьким подстегивающим моментом, чем-то вроде «давай ударим по рукам и отпразднуем наше соглашение».

[nick]канцлер Ги[/nick][status]средний братец[/status][icon]https://i.imgur.com/OXuX1Fq.png[/icon][sign]для кого-то жизнь кончается здесь[/sign]

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-06-13 15:07:52)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

42

Нет, Сверр тщательно распускал слухи и о том, что ЧВК тоже являлось исключительно достоянием его родного папеньки. И конечно же, Ги нужно быть немногим умнее канарейки, чтобы не верить этим слухам и прекрасно понимать: такие люди как Сверр Шахрассар (в отрочестве Скорпионс) просто не может оказаться совсем уж полным идиотом. Ги это понимал, Сверр это понимал. Так что, всё правильно.

Приходя сюда, в эту Цитадель, в этот кабинет, да к любому Розенкранцу, дархат не ждал, что каждому, сказанному им слову, станут внимать и участливо заглядывать в рот. Напротив, Шах даже не был уверен, что старший Розен не вызовет стражу, как только увидит бывшего любовничка своего брата.

И говоря откровенно, есть такая порода людей, которых проще застрелить, чем заставить играть под свою дудку. Кайл был таким и Сверр не удивился, увидев знакомый стальной огонёк в глазах сидящего напротив лорда. Только у Ги этот огонек отливал фиолетовым, знаете, мёртвым таким, как у трупа.

Канцлер закурил, тем самым давая возможность Сверру достать подсигар и не показаться при этом нервничающим щенком, а так, мол, за компанию. К тому же отзеркаливание жестов благотворно влияет на переговорный процесс. Вот только не курить Сверру хотелось, а перекинуться мыслями с Красным. Хотя бы парочкой ничем не обязывающих фраз, просто чтобы удостовериться – тот жив и всё ещё существует.

Канцлер говорил, а Сверр его внимательно слушал, и, признаться, ни черта не понимал в подковерных интригах. Для него казалось немыслимой сама идея соединение баронства и доминиона, это было невозможно не физически, ни юридически, разве что тактически. Потому требовалось больше информации, что имел в виду мужчина. И при этом, добыть информацию следовало так, чтобы не прослыть совсем уж кретином по части политики. Иначе быстро сожрут, если затащат на своё поле.

Я так понимаю, мой отец нацелен на долгосрочное сотрудничество, он уже дал добро на объединение?

Сверр не представлял, какой получит ответ, так как папаша, пожалуй, был самый непредсказуемой личностью в его жизни. Он в принципе не видел более безумных, рисковых и вместе с тем расчётливых людей. И всё бы ничего, но при этом, Агарес проявлял крайне высокую степень отцовской заботы (пусть и своеобразной). Особенно на фоне произошедшего ранее в их жизни. И, конечно же, Сверр не мог знать, что Агарес Скорпионс с упорством ушлого ужа держит владык Вии на расстоянии, безопасном для себя. Никаких прямых контрактов он не заключал, вот только политическая игра чуть более сложная штука, чем решения одного конкретного барона.

Романтичным избалованным мальчишкой? – усмехнулся дархат, — о том речь, что этот мальчишка отлично умеет водить за нос. Ты очень наблюдательный. Признаюсь, он задел во мне… кхым… некие струны. И сестра здесь совершенно ни при чём. Я поквитался за личное. У тебя есть гордость, Канцлер? Моя была сильно задета. А сорняки я предпочитаю выдирать с корнем. Так что ты верно понял, плевать я хотел на сестру, — не моргнув и глазом соврал дархат, смотря в глаза напротив и ловя этот фиолетовый лихорадочный блеск.

С сестрой позже встречусь, не до неё сейчас, — затушив короткий бычок о мраморную пепельницу, широко улыбнулся вошедшему помощнику.

С ответами дархат не спешил, во-первых, это выглядело бы не слишком естественно, соглашайся он на всё с полуслова, во-вторых, предложение Ги Розенкранца и правда следовало обдумать. И хотя дорхат тоже ничего не планировал кроме убийства в отношении старшего, следовало хорошенько понять его мотивы. Канцлер слишком умён, а ещё слишком опытен, переиграть его практически шансов нет, а вот... опрокинуть другим способом, не на привычной ему доске, вполне. В том смысле, что можно попробовать. Почему-то сейчас Сверр чувствовал себя готовым на что угодно, даже на смерть. И не хотел себе признаваться, что причина таких его навязчивых состояний — один конкретный этнарх.

Выглядит убедительно, потому что это чистая правда, до самого последнего кадра. Ты же видишь, после такой раны не выживают, а моё эмоциональное состояние было на грани припадка. И ты в курсе, наверняка в курсе, что у меня имеются некоторые проблемы с управлением гневом. Так что слухи не так уж безосновательны, я могу наворотить много безумных и довольно мерзких дел. Твой братишка сильно мне подгадил, ты понял смысл увиденного? По сути, я больше суток плясал под его дудку, бегая за фантомами. В то время как он прикрывал свою сеть информаторов и боевиков.

Но я прекрасно тебя понимаю. На твоём бы месте я бы вовсе расстрелял какого-то левого подозрительного отморозка с кольцом моего брата. От греха подальше. Ах да, это бы конечно вызвало серьёзные проблемы и прикрыть подобный инцидент стало бы то ещё дерьмовой задачей.

Над твоим предложением надо подумать. Люди заключают сделки с ЧВК не тогда, когда стремятся к мирной жизни. Мне нужно знать, во что я опять ввязываюсь. Кайл сильно пошатнул мою веру в ваш Дом. Сам понимаешь. Какие у меня будут гарантии, что входит в цели контракта? Одно дело помочь замесить парочку недружелюбных соседей, что делят с вами несколько квадратов спорной территории и совсем другое, поглотить их полностью.

Наконец, Сверр потянулся к бокалу и зачерпнул горсть каких-то мелких закусок, начал медленно пережёвывать, смакуя вкус. Пора было проверить артефакт. И в изделии Ордена Энигмы, что было создано под её примой протекцией, сомнения хоть и были, но довольно мало.

— «Прием-прием, красный, как слышно? Устроился на новом месте? Меня принимает сам Канцлер. Что скажешь о нём? Делает вид, что верит. Хитрый ублюдок. Весь в тебя. Или ты в него, впрочем, неважно. Предлагает мне остров твой на временную аренду, и долгосрочный контракт с ЧВК на военные услуги. Почему у меня чувство, что меня пытаются нагреть?» — какой интересный вкус у грибов, – прожевав, изрёк Сверр, — всё никак не мог понять, на что похоже. А нет же, понял. На печённые глаза мелкого дикого хтона с Алийской роще. Их у него было штук триста. Вкусные заразы. Грибы тоже ничего, но перца не хватает. Вкус кристаллического каннабиса заглушить. — тонкий намёк, что он прекрасно понял, какой наркотик был добавлен в грибы, вот только чтобы свалить Сверра хоть какой-то дозой, требовалось вусмерть этих грибов ужраться. Уж слишком высокая степень устойчивости у него была.

Баловался им в детстве, неплохо так расслабляет и язык развязывает.

На самом деле здесь не было ничего критичного для переговоров, мало ли какие культурные особенности у доминиона, вдруг у них канабис идёт как дорогая приправа к вину. Ядом-то этот наркотик не являлся.

+2

43

Глаза Розенкранца слегка сощурились, стоило Сверру отзеркалить его табачную авантюру.
«Умная сволочь, не верю я в твою откровенность, хоть режь. Да и плевать, когда тебе придется угробить собственную родню тогда и поквитаемся, а пока будем делать вид, что довольны друг другом».
Дархат заговорил про гордость, Ги не мешал. Его ручной убийца , стоящий у стены, про которого все в пылу разговора забыли, считывал с Шахрассара все необходимые черты вплоть до случайных вздохов, он бы и шкуру с него снял, но команды не было и не сейчас. Ги тянул время, слегка раздражая своего гостя, артефакт пытался уловить в непробиваемой защите Скорпиона слабые места, а безобидный с виду помощник впитывал в себя сущность Шаха. Остальное – дело техники, если Кай жив – они его найдут.

Почему Ги не поверил в предоставленные доказательства? Он слишком хорошо знал своего брата, брезгливого до истерики, когда дело касалось постельных игрушек. Флирт он принимал как вид искусства, но чтобы кого-то взять к себе в постель – это отдельный уровень. Если принять как аксиому мерзкий характер сидящего перед ним парня, то тоже предоставленная информация выглядит исчерпывающей, если бы не одно «но»: две информации, взятые из вроде бы достоверных источников, никак друг с другом не контактировали, это были две разные информации, особенно если сюда же приложить клубные подвиги братца, зажимавшего в углу Шаха, а тот выглядел сбитым с толку и растерянным. Шахрассар. Растерянным. После прикосновения к себе любимому. Не смотрящим сверху вниз на труп идиота а «растерянным». Чудненько.

Ги не любил выглядеть идиотом.

- Что ж, ты задаешь очень правильные вопросы, дархат. – Окурок сгорел прямо в пальцах, а хозяин кабинета отбросил свою вальяжность, язык его тела говорил Сверру о деловитости и решимости, что-то вроде «наигрались, хватит даром тратить время». –Тогда поговорим предметно.  Мне нужна структура, которая займется моими делами в другом месте, не на Алькоре. Очень важный заводик в поясе астероидов, его нужно зачистить от захватчиков и держать под контролем. Свои части я послать не могу, они нужны мне под рукой, а вот ЧВК как раз подходит для подобной работы. Не обижу, будь уверен.

Шпильку про соседей он пропустил, не стоила она внимания, пара мер земли – чушь, особенно в свете планируемых событий.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Кай слушал перепалку с Сверра с братом молча, нельзя было отвлекать Шаха, и так ломать комедию было довольно сложно. Ги не верил ни единому слову и это было проблемой, потому что в таком случае Сверр серьезно рисковал. Клановая гвардия вряд ли оставила бы шансы ЧВК, даже такой продвинутой и многочисленной, про законность и говорить нечего, плюс – моментальное обезглавливание Дома Скорпионов, до сих пор пребывающих на территории крылатых, ну и жизнь самого Сверра, стоившая в глазах Кая гораздо выше остальных.

Он кусал губы и ходил по своим новым апартаментам, периодически подходил к огромному иллюминатору – чернота и пустота Пространства его хоть немного успокаивала.

Когда Шах к нему обратился, он кивнул, словно собеседник мог его видеть и тихо заговорил:
- Потому что тебя действительно хотят нагреть, а еще нагнуть со всеми вытекающими. – Он хмыкнул, представив лицо возлюбленного. - Гни свою линию даже если тебе покажется, что твои слова для Ги ничего не стоят. Уверяю – так оно и есть, вы сейчас в стадии торга и твоя задача продать себя подороже. Про Пояс. Речь, скорей всего, идет об одной моей лаборатории, сотрудники видимо дали отпор притязаниям и их теперь твоими руками хотят уничтожить. Почему – сам понимаешь, все очевидно. Сценарий твой, играй как считаешь нужным, но мои люди должны остаться в живых и на местах, мы оба в этом заинтересованы. Дальше. Если все серьезно то где-то поблизости должен быть такой невзрачный паренек, обычно сливается со стенами – Дар у него такой. Штатный палач братца. Аккуратнее с ним. Отбой, моя радость, я верю в тебя.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
Тем временем Ги демонстративно посмотрел на часы. Ужимки гостя, трели про грибы и прочие глупости его не интересовали.
- Остров.

Взмах руки – из-за спины секретарь протянул патрону пачку пластиковых карточек, к одной из которых Ги приложил ладонь, от чего на карте проступила алая сигна  Дома Розенкранцев, венок из роз, разумеется, и взглянул на Сверра.
- Договор аренды. Если мы придем к соглашению.

[nick]канцлер Ги[/nick][status]средний братец[/status][icon]https://i.imgur.com/OXuX1Fq.png[/icon][sign]для кого-то жизнь кончается здесь[/sign]

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-06-22 16:34:47)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1

44

Ги щебетал на своей волне, Сверр делал вид, что слушал, а учитывая привычку и навыки, тут не подкопаешься. Слушал. Между ними не было и грамма доверия, но всё-таки козырь в рукаве Шаха имелся. Дархат умел считывать такие вещи, опыт, как говорится, не прокуришь. Оппонент многого не знал о Дефендере, а еще о личности Сверра. И определённо был уверен в том, что ЧВК бывшего любовничка, вероятно не почившего брата, «средней руки». На самом же деле это являлось ширмой, у Сверра хватило бы военной мощи, чтобы не только отстоять свое баронство, но и устроить Канцлеру кровавую бойню, которую бы он в жизни не забыл. Если вообще осталось бы кому забывать. Хотя дархат прекрасно видел, что тот ощущает свое превосходство. И это было хорошо. Противники, которые уверены в более низком статусе оппонента, всё-таки не так страшны, чем тревожные ублюдки-перестраховщики, которые даже в дрозофиле видят непримиримая угрозу своему существованию. Канцлер же видел себя на голову выше, дальновиднее, да и просто сильнее. Опытнее. Искуснее. А ещё, он считал себя осторожнее. И, конечно, не просто считал, он был осторожным. Очень сильный и расчётливый противник, но всё-таки смертный. А значит, есть с чем работать.

— «Радость», — мысленно усмехнулся Сверр, одновременно испытывая горечь и удовольствие, от странного ощущения своей зависимости от этой бестии его начало подташнивать, кажется, Кайл уже и забыл, что между ними произошло.

— «...ты ошибся в первые букве...» — продолжать диалог Розенкранц явно не планировал, хотя Сверр отчаянно хотел поговорить с ним, прекрасно отдавая себе отчёт, что это нездоровое желание. К тому же канцлер ощущался очень душным и тяжёлым, когда породное высокомерие прёт из всех щелей, тут определённо будешь испытывать лёгкое отвращение, а ведь он чей-то любимый муж и сын. Хотя с чего Сверр так решил? Вполне может оказаться, что никто его не любил, и он никого кроме власти. 

Контроль над планетоидом полностью утерян? Или всё-таки основная инициатива принадлежит имперцам? — да, Сверр прекрасно понял расклад, выводить военные силы из домениона, тем самым ослабляя своё влияние здесь, глупый ход, Шах бы и сам не стала этого делать, — я же могу называть вашу вотчину империей? — усмехнулся одними глазами, — тебе нужна структура военная, и структура хозяйственная. Это две разных структуры. Мое ЧВК предоставляет только военные услуги, у меня нет хороших управленцев и хозяйственников. Да и, скажем откровенно, удерживать целый планетоид... — на лице дархата появилась сомнение, — здесь придётся набирать мясо со стороны, слишком большой кусок для нас. Подавимся. А дополнительный найм, это дополнительные расходы. Или на планетоиде кот и три калеки? В смысле малая боевая группа. — разумеется, именно такая формулировка мысли имела свою цель, он должен был подтвердить мысли Ги. Тот хотел это услышать. И услышал.

По логике, если идёт речь о людях Кайла, то быть их много не может, уж точно не тысячи. Максимум пара сотен. А из этого проистекает другой вывод, полностью утратить контроль Ги над планетоидом не мог. Уж слишком сильная он шахматная фигура на этой доске. Такой не допустит потерю инициативы там, где обстановка благоволит выигрышу. Ресурсы завода ему определённо нужны, просто так захватывать планетоид, лишь ради шкурного желания поднасолить братцу — поступок кретина. Всё-таки содержать такую махину и обслуживать удовольствие ниже среднего. Очень дорого. И окупается лет через дцать. Угадайте, откуда всё это Сверр знал? Ха. ЧВК тоже имело собственности, но через подставных лиц, несколько планетоидов. 

Меня устраивают условия, — серьёзно кивнул, не позволяя лёгкой угрюмости и растерянности пропасть со своего лица, — но прежде чем мы заключим контракт, я должен увидеть объект. И работаю я напрямую, без посредников. Мои ребята ожидают, что я лично поговорю с заказчиком и оценю масштаб работы. Отправиться можем хоть завтра, если меня устроит то, что я там увижу, можешь считать, что мы договорились.

Смотрит внимательно, без усмешки или сарказма в голосе. Так ведёт себя человек, который получил заказ, более крупный, чем способен переварить. Но мысли Сверра на самом деле летают далеко отсюда. Там, где у иллюминатора стоит человек с кровавым плащом из волос. 

+1

45

Каждая работа насчитывает от трех до нескольких десятков моментов, так называемых «тонких мест», когда ты вынужден проявлять хладнокровие, дожидаясь полного сложения паззла. Каждая более-менее серьезная работа насчитывает примерно такое же количество рисков, напрямую связанных с предыдущим пунктом и, соответственно, решениями, порой состоящими в весьма любопытных отношениях с общепринятой моралью. Можно продолжать до бесконечности, приьавив сюда же пункт о политическом положении и необходимости принятия решений. Это я о чем: все перечисленное подразумевает в активе железную волю и поистине некромантское хладнокровие, иначе в этом дурно пахнущем салате не разобраться, то есть, отбрасывая красивости – ждать. Любое действие подразумевает под собой некоторое время, необходимое для совершения необходимого действия либо воздействия, и все это время, как бы не складывалась ситуация, требовалось сохранять лицо и ждать.
Так вот.

Кай в этой конкретной ситуации возненавидел ожидание. Он слышал все происходящее в кабинете Ги, видеть не мог, но мог предугадать либо предположить, только мерзость основная заключалась в их семейном Даре, все Розены владели менталом на высочайшем уровне и он не мог направлять или корректировать Сверра. Не мог даже более-менее надолго задержаться в его разуме – Ги моментально просек бы подобное. Оставалось ожидание.

Почему-то Кай, глядя в иллюминатор, словно наяву увидел их недавнюю  схватку в своем пентхаусе, глаза, руки и тело Сверра, его обжигающие прикосновенья, его огонь, темноту кожи, легкий акцент, манеру придыхать в волнении, его жесткие волосы, которые хотелось накручивать на пальцы, золото глаза и легкое мерцание зарр, стоило ему всколыхнуть свою магическую силу чуть сильнее, скорость движений, их красоту, улыбку. Он казался Красному таким притягательным, он был воплощенное искушение, яблоко, которое невозможно было не надкусить. Конечно энтарх не удержался, влез в этого черномазого весь целиком, буквально нырнул, увлекая  за собой и его, Сверра, не оставляя ему ни выбора ни времени на раздумья.
Мелькнула сцена в душе Академии, вспыхнула на мгновение, обжигая буквально похотью, горячим желанием присвоить, спрятать и владеть.

- Безумие какое-то.. –шепот в тишине отрезвил, Кай отошел к столу, равнодушно посмотрел на исходящий паром чайник и чашку, отчего-то резануло именно что она одна это вносило диссонанс в душу, ощущалось неправильным.
Мысли снова вернулись к дарху.

Самым сексуальным все же был его ум, притягательный ум выживальщика-одиночки, начисто лишенный сантиментов и моральных дилемм. Скорпион его очаровал, влюбил в себя, наглец такой. К тому же Каю нравился его запах. Зато характер у дарха  был мерзкий, и это тоже подкупало искренностью, хотя, вроде бы где Шах и где искренность? Однако видно так сложилось, что честнее и искреннее существа Кай еще ни разу не встречал. Очень глупый вывод – да кто же спорит? Но оно для Кая звучало именно так. И вся эта роскошь принадлежало ему, Кайлу, расставаться со своей прелестью он был не намерен.
На «том краю» разговаривали, а Кай не мог вмешаться или просто дать совет, он опасался подставы, потому что скорей всего Шах не внял его предупреждению.

- Маленькая серая крыса – подражатель. Будь осторожен и вернись ко мне живым, ты нужен мне, ты моя драгоценность. – слова или мысли? Не понятно, есть ли связь и слышит ли его Сверр – все словно в бреду.
- Я жду, люблю. Осторожнее.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
Секретарь насторожился, Ги уловил легкое мерцание вокруг считывающего артефакта. Правда, всплеск был краткий, все вернулось на свои места почти мгновенно[float=left]https://i.imgur.com/OL9gHCS.jpeg
[/float]

Канцлер еле слышно хмыкнул. Если случился ментальный контакт – они узнают и отследят, в любом случае как бы не сложились вероятности – все им на руку.
- Пусть расходы тебя на заботят. Приложи ладонь к пластине, закрепим договор. – По полированной столешнице к дархату скользнул лист тонкого пластика, стоило приложить ладонь – считывалась вся информация вплоть до генома при необходимости.- Что до планетоида – там лаборатории и шахта, охрана стандартная, думаю, можно попробовать с ними договориться, жить все хотят. Ну а в остальном – ты умный парень, раз смог такую организацию основать. Н стоит делать большие глаза, информация – штука ценная, как ни прячь концы – все равно вылезет наверх, особенно если знать где копать, не мне тебя учить. В остальном – на твое усмотрение, меня твои условия тоже устраивают, дай мне результат, и мы пересмотрим договор в твою сторону. У тебя есть неделя для формирования контингента на парящем острове, потом разберешься с Поясом. В помощь даю тебе Альберта – энтарх указал на секретаря. – На первых порах он поможет тебе сориентироваться.
Розенкранц встал из-за стола, некоторое время рассматривал Сверра сверху, потом прошел за свой рабочий стол.
- Все контакты есть у Альберта, инструкции и все такое – тоже. Если понадобишься – я свяжусь, а пока я тебя не задерживаю.

Отредактировано Кайл Розенкранц (2024-06-26 22:16:51)

Подпись автора

все критяне лжецы

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Достучаться до небес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно