Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Завершённые эпизоды » Иногда они умирают...


Иногда они умирают...

Сообщений 1 страница 77 из 77

1

пл.Лирея, халифат Саидия, г.Лаилах / 25.07–01.08.5022г.

Вирокс
Кийтал Наршерри

https://i.imgur.com/02UDvPu.pngЭпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя. Использование кубов и способности «подключение к коллективному разуму хтонов» по согласованию.

Нити из прошлого привели Вирокса и Кийтала Наршерри на Лирею. Согласно собранной информации в халифате Саидия в одном из удаленных горных селений скрывается мастер-артефактор Мехтхильд Нурлиор. Именно туда направляются химера и темный эльф.
Путешествие через горы халифата долгое... кто знает, что ждет их в пути, ведь горные перевалы переполнены сюрпризами, и не все они приятные. Да и пространственная магия работает далеко не везде на горных тропах...

Часть 1. Погнали!
Часть 2. Тени забытого прошлого

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-11-03 23:35:26)

+1

2

Лоссум, офис Ордена Дискордиум

[indent] Пусть и собирались отправиться на Лирею на следующий день, но обстоятельства сыграли свою роль, и за дни, предшествующие отправлению, Вирокс успел побывать и на Дискордиуме, и еще в нескольких местах, вернулся в Лоссум. В принципе, собой он был доволен. Пусть и не получилось разыскать никакой конкретики в дополнение к обнаруженному Кийталом, но он, ему уже было п разведал немало информации про окрестности и тропы тех деревень халифата, которые казались перспективным убежищем престарелой артефакторши, а заодно, получив, наконец, вести о другом своем... асете, потерянном за столетие, начал кое-какие другие приготовления, намереваясь в относительной скорости навестить одну давнюю знакомую. Но это, конечно, могло ждать и дальше, в отличии от расследования, затеянного им с Наршерри.

[indent] Хаоситский офис располагался в деловом центре, и занимал средних размеров небоскреб, ярко и густо украшенный неоновыми подсветками, как, в общем-то и весь Ллосум. Этажи делили между собой десятки представительств официальных дочерних предприятий Дискордиума. Все, без исключения, сотрудники, конечно, несли на себе клеймо Хаоса. Чтоб добраться до этажей, занимаемых непосредственно Орден, нужно было либо взлететь на самый верх на скоростном лифте, либо опустить флайт на крышу здания и пройти, если имеешь право, в офис здания. Каким бы из путей ни воспользовался бы господин Кийтал Наршерри, назвавшись, эмиссар Вирокс был готов его принять - "Позвольте вас проводить. Следуйте за мной, пожалуйста," в исполнении идеально вышколенных рецепционистов, все в лучших традициях корповской культуры, все в черно-бордовых костюмах, больше напоминавших военные кители. Впрочем, чем глубже в логово хаотиков, тем больше встречалось вольнодумцев - как минимум в плане одежды. Но это оставлось офисом, не лабораторией, не полигоном и не мастерскими, а значит, все более-менее придерживались дресскода.

[indent] Проводив эльфа до небольшой, просто, но элегантно и недешево обставленной комнаты для совещаний, секретарь постучал, открыл дверь назвав гостя и открыл дверь шире, пропуская артефактора вовнутрь. Тихо жужжал проектор, формируя на середине стола изображение какого-то особняка в трех измерениях. Вирокс сидел во главе стола, крайне мало соответствуя и помещению, и общему ощущению офиса - в темном худи, в каких чаще можно увидеть подростков, если бы не причудливый узор серебристой вышивки, выдающей огромное количество человеко-часов, потраченных на этот, казалось бы, невыдающийся ничем предмет одежды, чем высокопоставленных лиц серьезных организаций, в джинсах, высоких берцах. Увидев эльфа, он поднялся на ноги.

[indent] - Наршерри! - приветствовал он вошедшего. - Заходи. Хочешь чего-нибудь? - он посмотрел на ассистента. - Мне - как обычно, спасибо. - Дожидаясь, пока Кийтал определится, он оперся обеими руками на столешницу, и еще раз окинул взглядом проекцию: двухэтажный классический особнячок с высоким крыльцом и двускатной крышей, небольшой, но на вид довольно аккуратный. - Как тебе?

[indent] Лишь когда секретарь умчался исполнять пожелания, Вирокс, отлипнув от стола, легко улыбнулся, шагнув навстречу хтонику.

[indent] - Как ты, Наршерри? Выспался?

Отредактировано Вирокс (2023-08-21 03:27:43)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

3

Он материализовался в одной из пустых аллей ближайшего к офису Дискордиума парка, утопавшей в густой тени, создаваемой разросшимися кронами деревьев и кустов. Здесь всегда было пусто, так как посетители предпочитали более ухоженные и людные дорожки. Ему это было на руку, не придется объясняться с особо любопытными, случайно увидевшими, как высокая, худощавая фигура выкристаллизовывается из воздуха.
Эльф огляделся, поправив дужку темных зеркальных очков, скрывающих чувствительные к свету глаза, и раздраженно  поморщился, ибо даже в глубокой тьме, окутывающей аллею, ему было слишком светло. Одернув полы накинутой поверх черной тонкой водолазки-безрукавки с высоким воротом потертой бледно-голубой джинсовой рубашки, темный криво усмехнулся.
"Он вытряхнет меня из нее... Снова..."
Размеренно стукнул по булыжнику наконечник белой трости, когда эльф двинулся в сторону центральных, освещенных фонарями аллей, направляясь к выходу из парка. Темный неспешно шел по мощеным булыжником дорожкам, и ни один камешек не скрипел под рифлеными подошвами берцов, в высокие шнурованные голенища которых были заправлены такие же вытертые, как и  рубашка, укрывающая плечи мужчины, джинсы. Лишь резкий звук, соприкасавшегося с каменной дорожкой острого наконечника трости сообщал о приближении эльфа. Ему уступали, спеша убраться с дороги "слепого", и его это вполне устраивало, ибо существенно экономило ему время .
Он выскользнул из парка аккурат перед центральным входом в небоскреб, в котором располагался офис Дискордиума. Стеклянные двери разошлись в стороны, пропуская эльфа внутрь.
- Кийтал Кош Наршерри к эмиссару Вироксу. - проговорил темный учтиво, остановившись возле решепшна. - Мне назначено.
Естественно, его пропустили и учтиво сопроводили не только до скоростного лифта, но и до дверей кабинета, в котором его ожидал химера.
- Вирокс, - имя, сопровождаемое вибрирующими, горловыми интонациями, перекатывалось на языке Наршерри. - Коньяк, империя Торис, двухсотлетней выдержки. Без льда. Не разбавлять ни водой, ни тоником. - определился с выбором темный. - Благодарю.
Тонкие ноздри подрагивали, привычно просеивая тысячи запахов, окружавших эльфа. Шум множества бьющихся сердец сейчас был приглушен, и ощущался легким шелестящим фоном.
Кийтал, привычно простукивая пол перед собой тростью, приблизился к столу, замер, рассматривая проекцию.
- Отличный загородный особняк, - мурлыкнул темный, склонив голову к плечу. И добавил, проводив взглядом выскользнувшего из зала секретаря. - Кого ты собираешься там поселить?
Наршерри тепло улыбнулся в ответ, поддевая дужку пальцами и снимая очки. Бархатное урчание окутало химеру.
- В порядке, Вир. И выспался, и вполне удачно поохотился...  Я восстановился. Полностью.–  прищурившись, он окинул взглядом эмиссара, отмечая идеально сидевшую одежду запредельной стоимости. - Надеюсь, что  пиджак, за который я отвалил пару дней назад кучу археев, сидит столь же идеально, как и тряпка, которая на тебе сейчас надета.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-05 12:27:26)

+1

4

[indent] Безмолвная боль вышколенного клерка, когда эльф, в его, в общем-то, непритязательном джинсовом наряде, вовсе не выдающим в Кийтале одного из тех, кто понимает толк в коллекционных напитках, озвучил свое пожелание, ощутилась в воздухе кабинета чуть ли не осязаемо. И неясно было даже, что его больше ужасает: что тот, кто заказывает подобный коньяк, считает его настолько бестолковым, что нужно пояснять, что подобные коньяки не разводят, или сам факт того, что где подобную диковину прямо сейчас взять - неизвестно, а эмиссар вот он, и даже и бровью не повел на такие запросы своего гостя.

[indent] Впрочем Вирокс всегда играл за команду Дискордиума, даже в таких курьезных, как эта, ситуациях. Рассмеявшись, эмиссар поглядел на ошарашенного секретаря.

[indent]  - По-моему, это как раз тот шмурдяк, что я вчера допил. - задумчиво пробормотал он. Вирокс не пил алкоголь с той ночи у артефактора. - Ты новенький? Свяжись с Торисовскими филиалами, пусть пришлют. Если нет - просто принеси лучшее, что сможешь найти за пятнадцать минут, господин Наршерри не обидится, - он весело поглядел на эльфа. - А то я не сильно расположен ждать неделю, пока вы выиграете какой-нибудь аукцион. Только чтоб ничего с Проциона.

[indent] Пропустив мимо ушей вопрос, ради кого заинтересовался недвижимостью, Вирокс, когда дверь за спиной постороннего закрылась, развернулся, невозмутимо уселся на стол, заслоняя спиной проекцию, и, подтянув одну ногу к груди, зацепил Кийтала за ремень, привлекая ближе. Рассыпающееся в тоне хтоника мурлыканье и благожелательную улыбку химера счел вполне вполне располагающим к этой фамильярности.

[indent] - Рад слышать, Наршерри. - он глянул на снизу вверх, и уже хотел спросить, готов ли тот к запланированному путешествию, но пропустить замечание про ту выходку со счетом за пиджак - он бы себе не простил. - Так это был ты? Спасибо! - откровенно игриво ответил химера. - Сядет великолепно, когда закончат подгонку, вот увидишь. - Вирокс ясно и весело смотрел в лицо Кийталу, - Только твой подарок мне станет очень дорог, так что если снова решишь разодрать мне шкуру, сперва сними его с меня. - Очевидно было, что двусмысленность сказанного заботит Вирокса в наименьшей степени.

[indent] Обмениваться такими полу-колкостями, полу-комплиментами можно было долго, но хаоситу язык жгло поделиться соображениями о приготовлениях к их вылазке в лирейские кряжи. Развернувшись, он перегнулся через весь стол, пронизав телом проекцию дома, и взял в руки планшет.

[indent] - Ладно, давай к делу? - предложил Вирокс, посторонясь, чтоб эльфу было хорошо видно, но жест был скорее из вежливости, он уже давно понял, что тот разом воспринимает всю комнату, что за спиной у химеры, что в прямой видимости. Несколько движений руки по экрану, и особнячок сменила детальная трехмерная картина горных перевалов Сайидского халифата. - Погляди. Судя по всему, наша ханым могла спрятаться вот тут, тут или вот здесь. - поочередно загорались, подсвечиваясь три небольших деревеньки, довольно сильно разнесенные между собой. Две располагались в горных котлах, третья - спускалась по горным терассам, словно стекала по ступеням вниз. - Мне кажется, что вот в этом ауле больше шансов ее обнаружить, судя по всему, какие-то родственники по отцовской линии. Сейчас открыты эти горные перевалы, - засветилось еще несколько линий, - но для айркаров слишком высоко, а для полета - довольно разреженный воздух, даже для самих эонов. Еще там есть зоны аномалий, так что и с пространственной магией осторожно придется. Оттуда телепортироваться можно. Туда - лучше не стоит. Хорошо сайядати забралась. В общем, оптимально либо орбитальный шатл брать и просто на точку спускаться, могу организовать, но не хотелось бы. Либо внедорожник, но видит Хаос, Наршерри, мне проще его втащить на гору, чем маяться, маневрируя на оползающих камнях. Можно проехать это плато, а потом вот тут или вот тут спуститься в низину. - говоря, химера высвечивал то одну, то другую зону. Ну или... - сменилась картинка, и над горами зависло непропорциональное изображение какого-то копытного животного, судя по всему, местной версии лошадей, с плотным сухим телом, высокими тонкими ногами. Круп был словно скошен, шеи - привычно гривасты, глаза влажны и пугливы, но на лбу росли небольшие роговые пластины, а изо рта торчали откровенные клыки, хоть и тупые, по сравнению с клыками настоящих хищников. - Можем прикоснуться к тысячелетним местным традициям. - кивнув на зверя, озвучил последнюю опцию Вирокс.

Отредактировано Вирокс (2023-09-01 17:32:06)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

5

Эльфу не было дела до реакции секретаря на его заказ. Он лишь понимающе усмехнулся словам Вирокса, запретившего приносить алкоголь с виноградников Проциона. Дархатские яды всегда восхитительны, но эмиссар определенно не желал повторения случившегося давешней ночью.  Впрочем, и сам Наршерри не был настроен на эксперименты, в том числе и с коллекционными коньяками.
— Вот как... — задумчиво протянул Кийтал, четким, отработанным за многолетнюю практику, жестом складывая трость. — Значит, совсем ничего с Проциона?... Какая жалость... А я уж думал насладиться изысканным вкусом дархатских ядов.
Впрочем, ехидная ухмылка, распустившаяся на губах темного сообщила, что тот совершенно не расстроен сказанным химерой.
Шорох одежды, потревоженные воздушные потоки завихрились вокруг Наршерри. Едва слышимый скрип столешницы, когда эмиссар устроился на ней, чиркнув рифленой подошвой берца по ее поверхности. Ставший уже привычным запах, присущий химере, коснулся трепещущих ноздрей темного.
Жар цепких пальцев, сомкнувшихся на ремне, ощущался даже сквозь ткань джинс и заправленную в них водолазку. Кийтал, довольно заворчав, качнулся навстречу, оказавшись практически между ног Вирокса.
— А то ты этого сам не знаешь... — проворчал Наршерри, запуская пальцы в темные волосы эмиссара. В  подернутых темно-зелёной дымкой глазах цвета сумрачной тьмы плясали лукавые огоньки. — Всенепременно, дорогой... всенепременно... — раскатистое мурлыканье наполнило зал, обволакивая химеру. — Буду беречь его, словно бесценную драгоценность... — В тихом смехе Кийтала перекатывались рокочущие нотки. — И да... если я захочу почесать об тебя когти, да и не только их, Вир... то непременно озабочусь сохранением пиджака.
Шелковые пряди, цепляясь и путаясь, скользили в пальцах темного, наслаждавшегося их сухим теплом, согревавшим его кожу.
Но вот эмиссар пошевелился, и эльф опустил руку, сдвигаясь в сторону, чтобы не мешать.   
— Конечно, — кивнул Наршерри, так же устраиваясь на краю стола и подгибая одну ногу под себя, в то время как второй все так же упирался в пол. — Я весь внимание, радость моя.
Сдвинув  в сторону лежавшие поблизости на столе трость и очки, Кийтал, опершись ладонью о шероховатую столешницу,  подался вперед, вглядываясь в подробную трехмерную карту горных кряжей, выведенных Вироксом прямо на поверхность стола.
По мере рассказа, эмиссар подсвечивал нужные объекты, рисуя не только подробный маршрут путешествия через горы, но указывая поселения, где может скрываться старуха-артефактор. Кийтал, щурясь, вглядывался в выделенные селения и  задумчиво хмурился, поглаживая кончиками пальцев подбородок.
— Кхм, думаешь, она скрывается у родни? — заговорил темный, разглядывая стекавшее по горным выступам и террасам поселение. — Слишком очевидно. Родню шерстят обычно в первую очередь. Но... с другой стороны добраться в аул не так-то просто. Да и старуха, насколько я помню, особо не скрывала того факта, что перебирается к родственникам.
"Судя по всему, материалы, собранные Мориарти, ты благополучно получил," — мысленно отметил эльф, отслеживая взглядом извилистый маршрут, ведущий к селению. Ни одна из них не была легкой и простой. Узкие, идущие по краю пропасти тропки, осыпающиеся камни и хлипкие мостки оптимизма не добавляли.
— Кхм... старуха определенно знала, что делала. — фыркнул эльф. — Пожалуй, даже у меня не получится лететь здесь. Взобраться по горному отвесу... кхм... скорее всего, смогу... хотя на это и потребуются все мои силы и сноровка.
Он помолчал, продолжая рассматривать схему и вспоминая то, что сам успел собрать.
— Вот здесь, здесь и... — потянувшись к проекции, Кийтал указал на нужные точки. Сверившись с собственной памятью, он отметил еще одну точку на карте, — здесь находятся аномалии. Подсвети, Вир. — палец темного переместился, указав на еще одно место, являющее собой систему пещер, через которые нужно было пройти, чтобы оказаться по другую сторону перевала. — А вот здесь, согласно данным лирейского отделения "Азраила" часто гнездятся хтоны, поджидая тех несчастных, которых угораздило заблудиться в пещерах. — он вскинул взгляд на химеру. — Я смогу отогнать тварей, но придётся соблюдать осторожность и идти строго по проложенному маршруту. И если пойдем через этот перевал, миновать пещеры не получится. Разве что лезть в обход по откосу.
Темный умолк, переместив взгляд на выделенные эмиссаром плато и пару низин. Он рассматривал карту, перебирая в памяти то, что ему было известно о каждом из перевалов и тех местах, которые сейчас были выделены на карте. И плато, и низины были безопасными, но и то, и другие выводили на узкую тропку, по которой внедорожник пройдет с большим трудом. Так или иначе, но машину придётся оставить в ближайшем мелком селении и забрать по возвращении, а оставшийся путь проделать либо пешком, либо на местных верховых животных, именуемых местными эбо, один из которых сейчас красовался в виде трехмерной  голограммы над картой.
— Ну что же... — усмехнулся Наршерри, повернувшись на короткий шорох открывшейся двери, пропустившей внутрь давешнего секретаря. — Эбо не самый худший вариант....

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-22 14:48:52)

+1

6

[indent] Ну да, еще были клыки, стегавший, как кнут, хвост, боевые заклинания - у Кийтала был обширный арсенал. Скользнув ладонями вдоль пояса эльфа, Вирокс отметил, что кобуры, по крайней мере на привычных местах нет. Под очередной свободной рубашкой и тонкой майкой было б не утаить. Впрочем, это и не значило, что оружия нет в принципе.

[indent] - О, Наршерри, ты меня балуешь. - ухмыльнулся химера, не то шутливому обещанию побеспокоиться в следующий раз сохранности его одежды, о которой, на самом деле, тревожился гораздо меньше, чем демонстрировал, то ли перспективе снова оказаться в роли живой подушечки для игл, точнее когтей хтоника. У всякой толерантности к боли были свои пороги, и лишний раз заглядывать за свои химера не стремился, на самом-то деле. Впрочем, сейчас Кийтала больше занимали пряди его волос, и это Вирокса вполне устраивало.

[indent] Они склонились над объёмной картой местности.

[indent] - Интерфейс стандартный, сейчас - открытый, реагирует на касания и команды, можешь сам подсвечивать и увеличивать, - заметил химера. - Да, родственников проверяют в первую очередь, но давай не забывать о культурном коде. Клановая система не выветривается из головы просто так, а ханым, как я понял, в своем семействе уже матриарх. Я бы не исключал, что родственница может потребовать от своих родичей опеки и защиты и получить ее. - он внимательно рассматривал зону, отмеченную Кийталом. - Ты бы предпочел через пещеры, я так понимаю? Гм... - он усмехнулся, - не буду спрашивать, почему там есть хтоны и Азраил их не истребил, если о них известно. - Подняв голову, Вирокс приглушил голограмму до практически прозрачного состояния, услышав, как после короткого предупреждающего стука открывается дверь. Секретарь оказался проворен, а "как обычно" Вирокса - чайником самого обычного, крепкого, неблагородно заваренного черного чая. Что там успели за отведенные пятнадцать минут раздобыть для Наршерри, хаосит не стал даже заглядывать, не понравится эльфу - все равно же узнает. Но приказом эмиссара тут никто бы не рискнул манкировать.

[indent] - Не надо сервировать, просто оставь поднос, - распорядился он секретарю. - Спасибо, пока больше ничего. - тот послушно выскользнул за дверь, явно с облегчением.

[indent] - Хорошо, верхом так верхом. - согласился химера, наливая чай. - Думаю, отсюда тащить ничего не будем, в Лайлахе найдем все, что нужно, если тебя так устроит. Сейчас в Лайлахе, - он сверился с планшетом, - первая половина дня. - Вирокс скосил глаза на очки Кийтала, лежавшие на столе. - Подготовкой могу заняться. Затемно уже будем в дороге. - Он отпил, явно не страдая от того, что чай в прямом смысле парил кипятком, поставил чашку на стол, и, протянул руку к щеке собеседника, мягко разворачивая лицо эльфа к себе. - Ты уверен, что хочешь туда отправиться, Наршери? Я не буду настаивать ни на одном из вариантов. - Частота срывов хтоника тревожила, конечно, но прямо говорить он не стал. С другой стороны, а кому хтоник-то опасен был в горах? Разве что самому себе и тем, кто решит встать на их пути, а это как раз химеру устраивало.

[indent] - Я в любом случае тебе благодарен за помощь. - прибавил Вирокс серьезно. Даже в контексте того, что за исследование артефакта он Наршерри заплатил, эльф влез во всю эту ситуацию куда глубже, чем требовали бы от него профессиональные обязательства. - Кстати, - вспомнил химера. - С тем врачом и твоими обследованиями появилась какая-нибудь зацепка? Ты нашел какую-нибудь связь? Я проверил его самого, но все относительно чисто, если не вдаваться в нюансы твоей ситуации.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

7

Наршерри, выпрямившись, замер, так и оставшись сидеть на столе, подогнув одну ногу под себя, и размеренно покачивая другой. Он, прищурившись, проследил за перемещениями секретаря, скорее изображая привычные для обычных разумных действия, нежели действительно нуждаясь в них. Шорохи, колебания воздушных потоков и окутывающие затянутого в черный с багровыми вставками китель хаосита вполне себе четко обо всем рассказали темному. Тихий стук сопроводил установку подноса на стол. Торопливые шаги, потревожившие тишину малого конференц-зала, достигли чутких ушей эльфа, когда секретарь покинул комнату, оставляя эмиссара и его гостя одних.
- О, отлично, - склонившись над картой, которая с уходом секретаря вновь обрела краски и четкость, Кийтал быстро отметил все точки, о которых рассказывал несколько минут назад. Подумав, он подсветил еще пару мест. - Вот здесь находится пропасть, над которой имеется подвесной мост. Сооружение довольной хлипкое, но пройти будет можно. А еще ходят слухи, что там пропадают люди... - Темный перегнулся через стол, подхватывая бутылку, наполненную янтарной жидкостью и низкий, пузатый стакан. - О, надо же... нашли. Виноградники империи Торис. Двухсотлетняя выдержка.... Плеснув в фужер коньяк примерно на высоту двух пальцев, Наршерри поднес стакан к губам, сделав маленький глоток. Тонкий и одновременно насыщенный и глубокий букет растекся терпкими нотками по нёбу.
- Восхитительно, Вир... - мурлыкнул Кийтал, довольно жмурясь. - Даже лучше, чем я ожидал. Спасибо...
Отставив стакан в сторону, эльф вернулся к карте. Склонившись над проекцией, он тронул кончиками пальцев точку, отмечавшую  пещеры, увеличивая ее. Теперь можно было отчетливо рассмотреть змеящуюся в скале узкую щель, разрезавшую гору подобием уродливого шрама. Неровные ступени вели вглубь расщелины.
- Я не исключаю подобного варианта. - задумчиво пробормотал эльф, разглядывая детали шаткой лестницы. - Старуха, если верить собранном материалу, глупостью определенно не страдает, а всё ее действия весьма обдуманны и взвешены.
Перспектива столкнуться с хорошо обученным отрядом бешеных горцев совершенно не прельщала эльфа. Все хотелось сделать максимальное тихо и быстро. Впрочем... его никто не упрекнет в том, что он без причин перебил простых обывателей, если эти самые обыватели сами полезут в пасть белесой твари.
- Это настолько очевидно? - криво усмехнулся Наршерри, подхватывая стакан и делая еще один глоток. Он вздохнул, покачав головой, и волосы с тихим шелестом перетекли ему на грудь. - Они чистят. Каждый раз, как получают сообщение о новых тварях... - эльф вздохнул, прикрывая глаза. - Но они появляются снова. Через какое-то время.... будто их что-то притягивает в эти гроты...
Перед тем, как отправиться на встречу с химерой, темный запросил из лирейского отделения "Азраила" все открытые к свободному доступу материалы по тем перевалам, которые могут быть использованы в качестве маршрута к селению, в котором скрывается старуха. Отчеты сообщали о том, что все хтоны, когда-либо встречавшиеся в пещерах были мелкими и не имели высокого магического потенциала. С ними можно было справиться обычными средствами.
- Устроит, - улыбнулся Наршерри, издав горловое урчание, когда химера мягко скользнув по острой скуле и очертив линию нижней челюсти, сомкнул пальцы на подбородке, понуждая эльфа повернуть голову. - Уверен, Вир. Я хочу понять... зачем меня привязали к этому... всему.. Я всего лишь обычный артефактор. Чего они так боятся? Что я смогу распутать клубок и указать исполнителя? - едва слышный шепот слетел с губ темного, пока он внимательно смотрел в черно-лиловые глаза эмиссара. - Ночью в горах слишком опасно... местные легенды рассказывают... всякое... - усмехнулся Кийтал, перехватывая ладонь химеры и касаясь губами ее тыльной стороны. - Скорее всего идти придется днём. Я справлюсь, Вир. Не впервой...
Кийтал, все так же удерживая руку эмиссара в своих пальцах, вскинул глаза на его лицо. Пару мгновений смотрел на него, потом шепнул, улыбнувшись мягко и обещающе.
- Мне было в удовольствие исполнить твою просьбу, Вир...
Бесшабашная ухмылка мелькнула на губах темного, наполнив темно-зеленый взгляд, оттененный сложной клановой татуировкой, теплым сиянием.
- Вэйлон Канингем? - Кийтал нахмурился, враз растеряв все лукавство. - Я связался с клиникой. Они сообщили, что первый забор крови был испорчен, и потому оказался непригоден для  анализа. Второй... кхм... второй был утерян лаборатом. И только с третьего раза лаборатории удалось провести исследование. Сам же Каниннем спустя пару месяцев уволился и перебрался на Алькор. Полагаю, у тебя такие же сведения.
Он помолчал, коснулся ладони химеры новым поцелуем и выдохнул.
- Когда мы отправляемся на Лирею, Вир? Сейчас?

+1

8

[indent] Вирокс довольно усмехнулся, глядя, как эльф смакует свой коньяк. Дискордиум, в лице молодого рецепшиониста, хорошо себя показал, и эмиссар, спонтанно решил, в перспективе, поучаствовать в судьбе парня: надо проверить, вдруг он окажется пригоден для большего, чем быстро разыскивать элитное спиртное. Хороший организатор, или, хотя бы быстро обучаемый - всегда выгодное приобретение для любой организации. А уж методы, как обеспечить личную лояльность, без амбиций превзойти внезапного покровителя, у Вирокса были. Впрочем, сейчас он выкинул эти планы из головы, и, словно грея и без того горячие руки о бока своей чашки, наблюдал, как после короткой, но удовлетворительной, судя по всему, коньячной паузы, Кийтал вернулся к карте и рассуждениям.

[indent] - Понятно. - Эмиссар зафиксировал маршрут в памяти планшета и погасил голограмму. В целом, дела, приоритеты и мотивации Азраила его не сильно беспокоили. Что там за точка появления иномирных чудищ, было не очень важно: скорее всего, какая-нибудь аномалия, странно, что не на Климбахе. Но, если их миссии не помешает, можно было бы и пренебречь. В целом Дискордиум нередко по собственной инициативе выполнял боевые задачи, обычно выполняемые силами Коалиции Рас. Это называлось здесь благотворительностью - годилось для обучения молодых бойцов, в том числе и химер, вроде самого Вирокса, упрочивало позиции благостного Дискордиума в глазах обывателей, латало дыры там, где официальные силовики не успели. Только сейчас Вирокс искренне не хотел, чтоб Орден был замешан, так что прокатываться по горным перевалам очистительным рейдом вовсе не собирался. Пройдут боевик хаоситов, и "обычный артефактор" - ну и славно, если сами гроты за их спинами не обрушатся.

[indent] Вирокс тихо хохотнул подобному самоопределению Наршерри. Такая скромность, хотя и считалась похвальной, конечно, но "обычным" он уж точно не был, ни как артефактор, потому что, как минимум, относился к высшей лиге этого цеха, а там, как говорится, в любом деле начинает стираться грань между ремеслом и искусством, ни как обыватель, и белую крылатую фигуру его второго облика Вирокс помнил так же отчетливо, как сейчас видел перед собой темноволосого эльфа, остро и пронзительно глядевшего ему в глаза, а потом ласково коснувшегося его руки губами. "Обычный" бы не сумел этим простым жестом, подкрепленным легкой усмешкой, послать по коже Вирокса легкую волну приятной парастезии.

[indent] - Значит, им не следовало тебя вмешивать. - Усмехнулся химера, и кивнул. Такое "не впервой" и "обычный артефактор" сочетались как "кипящий снег" или "светлая тьма". Хаосит в глубине сознания Вирокса был в восторге. А еще ему, профессиональному лжецу, нравилось, как Наршерри улыбается. Вкрадчиво, хищно, пьяно, довольно, рассеянно, азартно. Все, что за пределами социальных, протокольных улыбок, требующихся для того, чтоб окружающие не увидели оскала.

[indent] Вирокс позволил себе на секунду увязнуть во густом-зеленом взгляде и легкомысленной улыбке на красивых губах эльфа, тихо выдохнул и вернулся к насущным вопросам.

[indent] Кивком химера подтвердил, что да, собрал приблизительно ту же самую информацию про врача, вот только, конечно, объяснений он не получил, зато мог прибавить, что перебрался медик в другую клинику, немного там проработал и вскоре открыл свою практику, чем и занимался поныне. Мог бы, да не стал - в той информации не было ничего, требующего вмешательства в ближайшие из дней.

[indent] А вот руку из плена изящных пальцев и опасной близости лица эльфа пришлось эвакуировать, и поспешно.

[indent] - Если будешь продолжать меня провоцировать, то не раньше, чем через пару часов, - больше изображая досаду, чем ее испытывая, химера ухмыльнулся, - Я на тебя ориентируюсь, Наршерри.

Отредактировано Вирокс (2023-08-23 00:04:51)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

9

- Пещеры сильно сократят нам время. - выдохнул Наршерри, наблюдая, как бледнеет, а мгновением позже и вовсе растворяется в воздухе,  голограмма горных хребтов халифата. - Я знаю короткий путь через пещеры. Пришлось как-то полазить там... давно...
Тогда его просто откомандировали как одного из опытных боевых магов-ликвидаторов по запросу лирейского филиала "Азраила", которому потребовалась помощь в поисках потерявшегося в системе гротов молодняка. Помощь была оказана, пещеры тщательно вычищены, остатки молодых хтоников найдены. Тогда-то темный и обнаружил короткую дорогу, вполне себе годную и  способную вывести их к нужной точке. Знание сохранил, а вот делиться оным с "Азраилом" не стал.
- Чего ржешь, Вир? - буркнул Кийтал, допивая остатки коньяка и отставляя пустой стакан в сторону. - Я на самом деле самый обычный артефактор. И большую часть своей жизни провожу за ремонтом и настройкой магических конструктов. Ну или отчитывая лекции для юных оболтусов в каком-нибудь университете.
Ах да, порой он занимался дрессировкой только что клейменого молодняка, сумевшего пережить трехлетний рубеж и стабилизироваться.  Но столь же часто ему приходилось разыскивать тот же молодняк, слетевший с катушек или потерявший разум, и превратившийся в голодных чудовищ, чтобы подарить им быструю смерть... или совсем не быструю, если у белесой твари было хреновое настроение, и она хотела  долгой игры с теми, чья жизнь и без того была в ее когтистых пальцах.
- Или же наоборот... они хотят, чтобы я увяз во всем этом как можно глубже... - задумчиво проговорил Наршерри, завороженно глядя, как ладонь химеры выскальзывает из его пальцев. Бархатное тепло кожи Вирокса растаяло, оставив на смуглых пальцах едва уловимое ощущение ласки живого пламени. - Но опять же... я не понимаю причин и мотивов... Они ускользают от меня, будто зыбкая дымка... - он вздохнул, коротко улыбнувшись. Качнул головой, позволяя шелковым прядям перетечь на грудь и затеряться в складках расстегнутой джинсовой рубашки. - Связь с заказами...  так последние двести лет я не занимался изготовлением артефактов. - Кийтал подцепил упавшую на глаза прядь и небрежно отбросил ее за спину. - Большая часть заказов была именно на экспертизу магических конструктов. При чем вполне официальных запросов. Музеи,  университеты, службы СБ...  пара частных коллекционеров, пожелавших проверить подлинность некоторых своих игрушек.
Усмехнувшись, Кийтал подтянул и вторую ногу к себе, после чего скрестил их так, как обычно делали в землях Джахилии и Эборосси. Наполнив стакан вновь, он выпрямился, развернувшись к химере.
- Значит, ориентируешься на меня, Вир... - лениво протянул Наршерри, глядя на эмиссара поверх фужера, в котором плескался янтарный напиток, чей одуряюще восхитительный аромат щекотал трепещущие ноздри темного, и возвращая ему пьянящую усмешку. - Через пару часов на Лирее будет... кхм...  полдень. Пока подготовимся, наступит вечер... а там и ночь не за горами. Выходить в ночь опасно... Все же пренебрегать местными легендами... не стоит. - эльф сделал глоток коньяка, удовлетворенно уркнул, когда влага растеклась по языку жарким огнем. И пьяно улыбнувшись, осведомился. - А разве я провоцирую, Виирооокссс?

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-22 15:01:15)

+1

10

[indent] - То, что ты артефактор - я знаю, - согласился Вирокс, но "обычного" оспаривать вслух не стал. Хватало бровь приподнять, когда эльф упомянул, что знает путь сквозь горный лабиринт. Можно было и подозрительности проснуться, но сам в таких глухих углах за тысячу лет побывал, что и не упомнить. Учитывая, что хтоническое чудище, да еще и анигилятора, было неимоверно сложно встретить было бы посреди университетского лекториума, Вироксу было вполне очевидно, что того успело помотать по невероятно увлекательным и категорически не рекомендуемым к самостоятельным экскурсиям дырам Аркхейма.

[indent] Так что замечание только заставило химеру фыркнуть в кружку еще раз. Манерами сегодня Вирокс не блистал, во многом, что не касалось напрямую затеянного ими дела, хотя вряд ли нужно было объяснять эмиссару уважаемого (как минимум, многими) Ордена, что приличные люди на столах не сидят, в офисы приходят, одеваясь согласно дресскоду, а чайные кружки держат за ручки, а не обхватывают обеими ладонями. Впрочем, Наршерри такие замашки, похоже не смущали. Стоило добавить и еще одно правило, которым оба, кажется, манкировали: компаньонов и бизнес-партнеров не принято касаться. Эльф глядел на собственные опустевшие пальцы, рассуждая о своем ремесле.

[indent] - Надеюсь, ты любишь свое дело до одури, раз так. - пробормотал химера, понимая, что заставь его судьба безвылазно сидеть и ковыряться в артефактах, день за днем, он бы сам залез в крио-камеру. - Вряд ли университетский мир так опасен, - своих интриг наверняка хватало, но воротить такие сложные схемы, чтоб отомстить за лекторский контракт - версия не выдерживала никакой критики даже в теории.

[indent] Вирокс ссутулился, положив локоть на колено и подперев рукой подбородок. Запах коньяка щекотал обоняние даже с его, самым обычным чутьем, а уж сколько нюансов в аромате напитка может уловить хтоник, даже думать не хотелось. Он хотел поинтересоваться, могла ли кому-то настолько сильно насолить вторая ипостась эльфа, Шарх, заранее предполагая ответ "да", настолько же справедливый и для него самого, но не стесняющийся устроиться поудобнее, Кийтал перевел тему, и очевидное Вирокс проговаривать не стал. Если бы ответ был сам собой разумеющимся для Наршерри, то это в его построениях уже было бы учтено. Химера легко нахмурился.

[indent] - Что там за страшилки такие, что ими нельзя пренебречь? Не проблема, останемся в Лайлахе на ночь. Наршерри... - Он хотел повторить, что силой с собой никого не тащит, но взглянув эльфу в лицо, Вирокс оставил серьезный тон, поняв, что тот не юлит, пытаясь найти предлог отложить поездку. Но Торисовские коньяки, совершенно на всякий случай, отправились на одну полку с проционовскими винами.

[indent] - А разве нет? Прости! - химера, ухмыльнувшись, изобразил раскаяние ровно настолько серьезно, чтоб было очевидно, что сожаления - игривое притворство. - Значит, я тебя не так понял, как жаль... - Вирокс уронил голову и вниз и медленно, искоса поднял, проскользив по всей фигуре сидящего Кийтала, взгляд. - Я очень раскаиваюсь. Как мне искупить?.. Наршерри, - не отрывая теперь глаз от лица эльфа, смотря чуть исподлобья, с той же тень улыбки на губах, Вирокс, потянувшись, положил ему ладонь на колено. - Только говори прямо, я намеки не понимаю. - Кто-то бы сказал, что предлагать Наршерри сыграть ва-банк или сменить тему тоже было провокацией, и хаосит бы согласился с таким определением. Но он знал сотни более приятных мест для того, чтоб посидеть и выпить с кем-то, чем конференс-комната хаоситского офиса, а дело, ради которого встреча была затеяна, забуксовало. Этот непринужденный саботаж химеру начал злить, а то, что исходил он от Наршерри... Пожалуй, даже слегка заводило. Так что да, Кийтал однозначно Вирокса провоцировал.

Отредактировано Вирокс (2023-08-23 00:14:32)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

11

Наршерри склонил голову к плечу, лениво скользя взглядом по удобно устроившемуся на столе химере. Задумчиво нахмурился, лениво покачивая  полупустой стакан с коньяком в пальцах, потом, кивнув чему-то  видимому лишь ему одному, шепнул.
- Люблю… как бы странно это ни звучало. – мягкая усмешка скользнула по  отдающим легкой горечью янтарного напитка губам эльфа. – И порой я предпочел бы сидеть в собственной лаборатории, разматывая ниточку магической вязи, нанесенную на какой-нибудь  конструкт, нежели подорвав жопу, нестись к демиургу на рога, чтобы упокоить сбрендившего хтоника, не сумевшего стабилизироваться. Я не питаю иллюзий в отношении своих… кхм… - он  на секунду умолк, пытаясь подобрать слово, способное вместить в себя его отношение к таким же, как и он сам, - …сородичам. Из всех подвергшихся нападению аннигилятора выживает всего лишь треть. Из которых стабилизируется едва ли десятая часть. А разменявших хотя бы тысячелетие единицы. Все остальные… идут в расход прежде, чем успевают причинить вред обывателям. Ликвидаторы «Азраила» не сидят без работы.
Наршерри качнул головой. Интриги университетской профессуры едва ли могли сравниться размахом с тем, что они с химерой сейчас пытались распутать. Да и эльф нигде не задерживался подолгу, предпочитая исполнять разовые контракты, заключаемые  на один, реже больше, учебный год.
- Страшилки? – хмыкнул Кийтал, все же допив коньяк и отставив пустой стакан в сторону. Задумался, тихо фыркнув, потом  беззаботно улыбнувшись, проговорил. – Говорят, что живущие в горах ночью совсем не те, что днем. Встреча с такой тварью… заставит потерять себя… - он встряхнулся, рассыпая по плечам длинные волосы, и столь же беспечно продолжил. – Я не проверял… С другой стороны… что еще может потерять такая тварь, как я? Себя я уже в любом случае давно уже потерял.
Наршерри, ощутив жар ладони на своем колене, довольно заворчал, прижмуривая глаза. Склонив голову, он рассеянно наблюдал, как химера, уронив голову и укрывшись за завесой собственных волос,  медленно  поднимает ее, неспешно скользя, словно  лаская, черно-лиловым взглядом по его фигуре. Темный передернулся, когда волна прохладной дрожи прокатилась по хребту, поднимая тонкие черные волоски на загривке дыбом. Изящные ноздри затрепетали, втягивая ставший хорошо знакомым запах, присущий эмиссару. Тень короткой улыбки  тронула губы эльфа, отразившись в  темно-зеленых, почти черных глазах. 
- Значит… не понимаешь намеков… - шепнул Кийтал, подаваясь вперед и удерживая глаза Вирокса своими. Ладонь эльфа скользнула по волосам химеры, обхватывая затылок и мягко притягивая его голову ближе. – Твое пламя, Вир… Живое… Яркое… Хочу ощутить… без преград и тряпок… Кожа к коже… Сгореть в нем… и возродиться… - шептал темный и, его дыхание касалось виска, задевая ухо, эмиссара. – Чувствовать тебя… согреться тобой… раствориться в тебе… - Наршерри резко выпрямился, отстраняясь. Волна протомагического изменения прокатилась по гибкому телу эльфа, выметая пьянящее желание и остатки бродившего в крови алкоголя. – Но… - губы темного изогнулись в хищной улыбке, приоткрыв кончики удлинившихся клыков, а глаза цепко смотрели на химеру. – Мы едем на Лирею. Сейчас, Вир.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-22 15:08:18)

+1

12

[indent] Вирокс был чуть более чем не склонен сочувствовать, что хтениям-неудачникам, что ликвидаторам Коалиции, вынужденным трудиться, не покладая рук. Но, не отметить мысленно фразу про рывок на упокоение какого-нибудь бедолаги, не совладавшим со своей новой сущностью, разумеется не мог. Получалось, чутье его не обмануло еще тогда, во время их первой встречи, когда все, что он знал о Кийтале укладывалось в сухие строчки публичного досье: хрупкий на вид эльф-артефактор был боевиком Азраила. Что, в общем-то, отвечало и на предыдущий, так и не заданный вопрос: стоило ли нервничать из-за того, что тот бывал на горных перевалах Саидии.

[indent] А вот рассуждения о том, что можно потерять, застали его врасплох. "Потерять себя" - понятие, которое Вирокс толком и не мог вместить себе в голову. Он себе сам никогда и не принадлежал и не тяготился этим, а значит, и рефлексия по этому поводу ему не была страшна. Не было, что терять только покойникам, просто, видимо, тому, что имел, Кийтал придавал куда меньшее значение, чем тому, по чему тосковал. А химере в жизни, как бы то ни было странно, повезло. Он имел все, что ему было нужно, а все, что он мог захотеть сверх того - было капризами и прихотями.

[indent] И один из них, соблазн во плоти, сейчас, перехватив его взгляд, мягко потянул его к себе, запутав ладонь в волосах химеры. Вирокс до нервирующего четко осознавал, что сейчас совершенно не понимает, кто из двоих кого поймал на крючок, а кто дергается, заглотив наживку. И видит Хаос, когда Вирокс сможет отвлечься от стоявших перед ним задач, эльф, касание дыханием которого своей  кожи химера чувствовал куда яснее, чем сейчас слышал слова, получит столько его пламени и жара, сколько сможет выдержать, и Вироксу было совершенно наплевать, говорит ли Кийтал иносказательно или прямо. А ведь огонь был только половиной сути хаосита. Ему было что дать Наршерри, и, редчайше в его жизни - ему хотелось это сделать, до дрожи в теле, до срывающегося дыхания. Вироксу, может быть, даже хотелось бы ощутить сейчас к Наршерри какую-то нежность, она в нем тоже же была, но наружу рвалось только что-то темное и первобытное, как во время их боя. Он потянулся к эльфу, в ответ запуская обе ладони в густые волосы, потянул к себе, навстречу, коснулся прохладного лба Кийтала своим. И тихо, медленно и хрипло выдохнул, практически зарычал. Сжечь его до тла, довести до изнеможения, опустошить. И себя - тоже. И исцелить, наполнить заново. Именно так, даже если кто-то из них потом об этом пожалеет. Если кто-то и просил когда-нибудь сути химеры, а не просто его оболочки, то для него пробудившегося, забывшего, хтоник был первым. Сгоняя морок, Вирокс тряхнул головой, отпуская Наршерри, когда тот резко отстранился.

[indent] После того, как они закончат начатое. Обещаний хтоник слышать не хотел, а Вирокс по-прежнему не собирался ничем отягощать их путешествие.

[indent] - Да, - прозвучало сорвано, выдавая возбуждение химеры. Его это не смутило. Вряд ли эльф ожидал чего-то иного. Вирокс не стал прибегать к магии, чтоб очистить мысли. Собрался сам, как делал это всегда. - Да, Наршерри, сейчас на Лирею. 

[indent] Вирокс легко поднялся на ноги, подцепил небольшую сумку, стоявшую под столом, положил в нее планшет и, кивнув хтонику, чтоб шел за ним, уверенно направился к дверям.

[indent] В коридоре сновали хаоситские клерки. Вирокс вел гостя офиса в центральную часть этажа, туда, где за большими двойными дверями находился стационарный портал. В просторном зале, откуда эмиссар жестом услал контролера, обнаружилась большая, но изящная арка, увитая образами извивающихся тварей, этакие врата. Пассом над контрольной панелью, Вирокс пробудил ее, и пространство рамы затянуло прозрачным мерцающим энергетическим полем, отливавшим сиреневым. Выбрав направление, куда они желали попасть, химера весело посмотрел на эльфа:

[indent] - Ну, на Лирею, Наршерри? - И, пригласив Кийтала следовать за ним, пересек черту, скрывшись в зареве пространственной магии, чтоб оказаться в точно таком же зале... но уже в Лайлахе.

Отредактировано Вирокс (2023-08-23 21:33:49)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

13

Кийтал так и сидел на столе, выпрямившись и прикрыв глаза. Не смотря на прокатившееся по телу изменение, эльф отчетливо помнил горячие ладони, запутавшиеся в его волосах. Касание, лоб ко лбу. Сухой жар горячей кожи, омывший его голову и волной прокатившийся по позвоночнику. Хриплый полувздох-полурык химеры  коснулся губ Наршерри, пробуждая нечто темное, опасное и злое, скрывающееся в глубинах древней твари, что не смогла погасить волна протомагии. Суть эмиссара...  Огонь, смертоносный и всепожирающий, и одновременно с этим тёплый и ласковый.... темный отчаянно желал окунуться в это живое пламя. Даже если оно превратит его в горстку пепла и кучку обгорелых костей. Ему было все равно, лишь бы горячие ладони обжигали его кожу прикосновением, разливая жидкое пламя по жилам.
Он мог это изгнать, заставив раствориться в новой волне протомагии. Но... не хотел. Того, что он сделал с собой,  было достаточно, чтобы обуревавшие его эмоции и желания не мешали исполнению поставленных задач.
Кийтал словно стек со стола, выпрямился, подхватывая очки и трость.
- На Лирею... - эхом отозвался Наршерри, скрывая глаза за зеркальными стеклами очков. Трость размеренно щелкнула по полу, когда темный двинулся за эмиссаром.
Сейчас можно было позволить себе быть "слепым", ориентирующимся на резкий стук наконечника белой трости, и эльф, следуя за Вироксом, ни на йоту не отходил от привычного образа, чувствуя по движению воздуха, шороху одежды и звуку шагов, какие перед ним расступаются, пропуская.
Просторный зал, изящная арка, украшенная причудливым узором. Торопливые шаги дежурного контролера, спешно исполнившего беззвучный приказ. Они остались одни.
Кийтал склонил голову, улыбнувшись из-под упавших на лицо длинных прядей.
- Да, Вир, на Лирею... - едва слышно шепнул Наршерри, когда эмиссар оживил врата. - Идем...
Темный шагнул в сиреневое марево пространственной магии, чтобы выйти в зал. Такой же, но другой...
Развернувшись к химере, эльф прислушался к собственным ощущениям. Здесь было иначе. Другой воздух, другие запахи, окутавшие хрупкую фигуру, даже звуки ощущались иначе.
Лирея, халифат Саидия, пронизанный традициями и клановыми обрядами, Лайлах, один из крупных городов, стоявший у подножия горной гряды.
- "Сколько времени нам потребуется на сборы, Вир?" - Кийтал легко коснулся сознания эмиссара ментальным щупом. - "Сейчас все еще первая половина дня. Сумка собрана, и мне нужно только вытянуть ее сюда из моей здешней норы. Признаться, без оружия мне здесь... кхм..  не слишком комфортно. Особенно учитывая некоторую агрессивность горцев." - он беспечно улыбнулся. - "Проводник, как я понимаю, нам не нужен. И.... Я знаю, где приобрести пару весьма неплохих эбо"...

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-08-24 15:55:26)

+1

14

[indent] Телергический вихрь, и они Лайлахе, а с места уже срывается дежурная - невысокая легкая фея, и Вирокс медленно выдыхает. Все слова, мысли и порывы вымывает из памяти и из тела: эмиссар собирается, зная местные манеры и заранее тяготится тем душным и угодливым вниманием, которое им окажут.

[indent] - Чем меньше, тем лучше, - вслух отвечает он эльфу и позволяет фее считать его печать, оттягивая ворот байки - клеймо сейчас у него под ключицей и химере не хочется, чтоб поиск источника ауры затягивался.  Пронзительно-голубые глаза крылатой ошарашенно распахиваются перед тем, как она поспешно склоняет голову, решает, что этого мало, сгибается напополам, и даже в этом жесте видны колебания. - Головой будешь отвечать, если меня начнут беспокоить, - рычит эмиссар, хотя девушка еще явно ни в чем не провинилась, и та вздрагивает, бормоча извинения, сама не зная за что. - И мой гость должен быть всем доволен. Магистра ко мне.

[indent] Но сам не ждет, стремительно выходит в коридор, не долго думая взяв Наршерри за руку, чтоб следовал за ним - тут это в порядке вещей. Лайлахский филиал невелик, не гигантский зиккурат, и не внушительный небоскреб, так, средних размеров храм, но тут есть свое боевое звено, и, вскоре хаоситы уже носятся муравьями, выполняя приказы эмиссара. Магистр, эон, разумеется, неотступно сопровождает высоких гостей, обрушиваясь с руганью на каждого, кто недостаточно расторопен, или вызвал хотя бы тень неодобрительного движения брови эмиссара: в этом регионе с таким не шутят. Но как не гоняй, на эмиссара глазеют, и на Кийтала тоже, недоумевая, почему не-хаосит сопровождает высокого начальника. Хоть украдкой, хоть пол глазиком, и на сей раз дело не во внешности Вирокса, а в могуществе полыхающей под ключицей печати - выше эмиссаров в ордене лишь демиург, а сюда не так часто заглядывают высокопоставленные Дискордиумовцы. Оружейная отперта и к их услугам, вернее, конечно, к услугам Вирокса, но тот считает нужным чтоб и гость выбрал то, что ему по руке. Сам химера тоже вооружается, и откровенно зависает возле стендов с местными короткими клинками, как иные женщины могут провести час у витрины ювелирного магазина: так и хочется предложить завернуть все, чтоб сортировала дома. Дальше мелочь - Вирокс велит ссыпать в рюкзаки кое-каких припасов, явно не усложняя подготовку. После озвучивания требований им организуют "скромное жилье" в гостинице. Их везет хаосит-шофер на айродайне магистра, красивой новой машине представительского класса, и лишь поднимаясь в лифте в сьюты одной из престижных гостиниц в центре Лайлаха, Вирокс прислоняется к зеркалу:

[indent] - Блядь, ненавижу. - бормочет он, устало глядя на Наршерри, отрывается от стены, и, два шага спустя упирается лбом уже в плечо эльфа. Химеру откровенно изнуряют местные обычаи, когда к каждому делу приставлен не исполнитель, а каскад начальников, каждый из пытается выслужиться, спуская приказы все ниже и ниже, усложняя и усложняя задачу, возвращаясь с уточнениями и повторяя цикл, когда речь идет о простейших вещах. И лучше бы их сразу сообщить тому, кто будет этим, непосредственно, заниматься, но эти абсурдные властные архаичные структуры - разогнать бы к хренам - вновь и вновь, как ни выжигай, возвращаются даже в Дискордиум всего за пару десятков лет. Нужно перестроить все общество, чтоб его миазмы не проникали в храм, а это дело не для хаоситов. Эоны - долгожители, и такие уклады не сломать в десяток лет, нужно несколько поколений. Помешанного на эффективности, Вирокса эти порядки буквально сводят с ума. Ему не сложно быть властным, даже деспотичным. Ему сложно принять сам факт того, что приказы, сколь сурово не хмурь брови, иполняются так медленно, так глупо, увязая между этажами, стекая вниз, словно плохо разогретая смола по головам начальников начальников. Впрочем, прогресс достигнут: они с Наршерри вооружены, у них практически все необходимое, по меркам Вирокса, снаряжение (хотя не факт, что Кийтал не сочтет, что подготовка та откровенно минималистична).

[indent] ***

[indent] - Закажу нам машину на завтра. - Вирокс выдохнул и откинул со лба прядь волос, устало падая на ближайший диван в гостиной и задирая ноги в берцах прямо на белоснежный подлокотник. Им организовали действительно крайне недешевый просторный номер с несколькими спальнями, и в нем, откровенно говоря, можно потеряться в портиках, занавесях, эркерах и портьерах.

[indent] - Что ты говорил про эбо? - его вымотало так, что лень даже встать и дойти до минибара, и бутылку охлажденного пива он просто левитировал в своем направлении. Пальцем сбил крышку, и сделал несколько больших глотков, недовольно скривился, и отпил еще.

Отредактировано Вирокс (2023-08-25 11:20:49)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

15

Кийтал замирает вслед за химерой, стирая с лица последние едва уловимые эмоции. Холодная надменность окутывает хрупкую фигуру к моменту, когда к ним спешно приближается дежурная.  Темный не мешает, терпеливо ожидая окончания процесса идентификации прибывших. К счастью, он краток. Зато реакция  местных феерична. Наршерри мысленно усмехается, но не пытается вмешиваться,  лишь крепче сжимает пальцы на ладони химеры, когда тот, взяв его за руку, увлекает за собой.
Местный колорит… раздражает. А те усилия, которые необходимо приложить, чтобы получить требуемое … выматывают.  Угодливая суетливость, приказы, передающиеся от одного управленца другому и так до бесконечности, выбешивают похлещи иной  хтонической твари, не желающей упокаиваться. Наршерри мысленно скрипит зубами, но благоразумно молчит, пока химера гоняет местных хаоситов, отдавая распоряжения резким, срывающимся на рык голосом.
Изучающие взгляды раздражают вдвойне, но темный терпеливо сносит любопытство. Лишь хмурится, изредка скалясь в ответ.
Зато в оружейной эльф отводит душу, впрочем из обширнейшего арсенала выбирает то, к чему привык и что удобно  ложилось в узкую ладонь. Оказавшись у стенда с огнестрелом, Наршерри надолго выпадает из реальности, пытаясь решить  поистине сложную задачу и не сгрести все, что там находилось. И все же выбор делается в пользу привычного и удобного, и эльф с сожалением отворачивается от стенда, успевая заметить с каким восхищением и любовью Вирокс рассматривает клинки.
«Понимаю, Вир… Клинки настолько завораживают, что невозможно оторваться. Сделаю для тебя и под тебя… напитаю силой и подарю… меч… или стилет… или еще что-то… Когда-нибудь… Обещаю, Вир…» - мелькает в сознании мысль, но так и остается за плотной завесой щитов, не достигнув разума химеры. Еще рано.
Последние приготовления и, они покидают храм. Наконец-то. Короткая дорога до гостиницы на магистерской машине. Шорох закрывающихся дверей лифта. Одни… Больше нет изматывающего внимания, любопытства, застрявшего в глотке тугим комком, и изматывающей угодливости, подстегиваемой грозным рыком.   
- Понимаю… - эхом отзывается темный, обнимая химеру, когда тот, приблизившись, упирается лбом в его плечо. Теплый шелк волос эмиссара укрывает узкие ладони эльфа, когда он невесомо касается макушки Вирокса губами. – Я не люблю  работать в халифатах. Здешний менталитет… выматывает…
Он вздыхает, замирая на короткое мгновение и продолжая удерживать химеру в кольце своих рук, пока лифт взлетает на нужный этаж. И лишь оказавшись в поистине огромном номере, Наршерри расслабленно вздыхает.
***
- Разумно… - Кийтал потянулся, разминая сведенные от напряжения мышцы, и встряхнулся, разметав волосы по спине и плечам. Резкий щелчок смуглых пальцев и тяжелые шторы затянули окна, погружая комнату в благословенный сумрак. – Можно будет выехать утром.
Очки с тихим стуком легли на низкий столик, когда эльф рухнул в кресло, перекинув одну ногу через подлокотник, и умостив другую на край столика, где уже лежали очки. Его ничуть не заботило то, что с рифленой подошвы на полированную столешницу осыпается мелкий сор.
- Мы будем проезжать деревушку в низине. – шепнул Наршерри, устало смежив веки. – Как раз перед началом подъема. Селяне специализируются на разведении горных эбо. Твари отлично приспособлены для перемещения по узким горным перевалам. Мы возьмем эбо у них. Когда-то мне приходилось брать там животных. Остался доволен, хоть местные и пытались содрать с меня запредельные деньги.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-08-25 11:37:18)

+1

16

[indent] Вирокс не ждал от Кийтала ни утешений, ни понимания, но лишь удивленно вздрогнул, уловив едва ощутимое касание - даже не губ, а, скорее, дыхания эльфа. И прошипел в адрес подобных халифатским порядков еще пару фраз, в которых, в общем-то, цензурными были только паузы, требовавшиеся химере, чтоб набрать воздуха.

[indent] - Даже пиво тут отвратное, - проворчал химера, впрочем, бутылку не выпуская. Откинувшись на диване, он рассеянно следил, как хтоник, легкой магической волной заставив задернуться шторы, устраивается напротив. - Да, пораньше. Во сколько тут рассвет? - подтянув к себе сумку, Вирокс выудил свой планшет и быстро проверил: - Нормально, в шесть утра светлеть начинает. Подойдет? - не испытывая ни малейшего желания общаться снова с местными, он нашел в сети страницу гостиницы, и оставил распоряжения: нанять флайт, обязательно с автопилотом для обратного пути, никаких шоферов, во сколько его подать ко входу в гостиницу.

[indent] - Да не вопрос, - заметил он, когда хтоник заметил, что заводчики за свое зверье дерут три шкуры. Вирокс уже давно считал, что если какая-то проблема решается пачкой археев, то ее надо называть расходами, а не проблемой. - Все равно вряд ли эбо к ним вернутся. Лишь бы обучены были хорошо. Ты хотел откуда-то свою сумку приволочь? - напомнил он эльфу. - Мне надо пару часов, все проверить и собрать.

[indent] Проверил и откорректировал маршрут, разыскав то поселение, о котором говорил Наршерри, а затем уселся возиться с оружием. Огнестрел разобрал, даже зная, что оружие новехонькое, осмотрел, убеждаясь, что нигде нет ни пятнышка коррозии, вытер каждую деталь, действуя со сноровкой и пониманием каждого этапа подготовки выбранных стволов. По гостиной номера поплыл запах оружейных масел. Зарядив, наконец, все обоймы, Вирокс надел и подогнал по себе кобуры и шлеи, вытер и смазал выбранные ножи, и их ножны тоже разместил на теле максимально для себя привычно и удобно. В подготовке химеры было что-то откровенно медитативное.

[indent] Финальным аккордом он перебрал свой рюкзак: в нем не оказалось ничего тяжелого для ни для одного из них, но перекладывал он вещи исключительно из соображений максимальной компактности. Вместо палатки у Вирокса с собой оказался простой артефакт, обеспечивающий прозрачное - или затененное, по желанию, силовое поле, останавливающее дождь, и порывы ветра, и подогревавшее температуру внутри, а заодно предупреждавшее появление в куполе всякой мошкары и сырости. Реклама таких гласила, что это лучший выбор для любителей смотреть на звездные небеса. Стоило недешево, конечно, но удобство было очевидным. Да прочее мелкое снаряжение, что может понадобиться в горах. Готовился хаосит основательно, не отвлекаясь, но и не отвлекая Наршерри, предоставив эльфу делать, что ему заблагорассудится.

[indent] Отдельно химера вновь связался с гостиничными менеджерами и оставил распоряжения насчет завтрака, оставить перед дверью номера и во сколько.

[indent] Время близилось уже к вечеру, когда Вирокс поднял голову, поняв, что все, что можно было подготовить к завтрашнему дню уже подготовленно, лучше не сделать. Впрочем, сквозь редкие щели между тяжелых портьер еще не начали пробиваться рыжие лучи "золотого часа" - Архей уходил за горизонт в это время года здесь довольно поздно, и Вирокс бы не стал опираться на него, прикидывая, сколько им осталось на отдых перед завтрашней дорогой.

[indent] - Спустимся поужинать? - предложил он, отмыв руки, - Или сюда закажем? - у него самого осталось планов, буквально: поесть, принять душ, и, заняв одну из спален, отдохнуть, чтоб к восходу солнца быть уже на ногах и бодрым.

Отредактировано Вирокс (2023-08-29 23:08:08)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

17

Наршерри лишь усмехнулся словам химеры, сам, впрочем, не спеша выбирать себе алкоголь. Пить не хотелось. Совершенно. Хотелось тишины и... покоя. А еще, чтобы никто до утра не беспокоил.
Лениво покачивая ногой, он  полуприкрыв глаза, все же несмотря на задернутые шторы, ему было слишком светло, наблюдал за химерой, пока тот возился с планшетом, отдавая распоряжения обслуге гостиницы.
-  Вполне, - мурлыкнул Наршерри, вновь потянувшись. - Чем раньше мы отсюда свалим, тем лучше, - расслаблено вытянувшись в кресле, темный шепнул. - Они обучены вполне себе сносно. - и кивнув, добавил. - Да, хотел. Надо выдернуть её из моей здешней норы.
Естественно, эльф вовсе не имел в виду то, что его логово находится в халифате. Выросший на технологическом Цирконе и привыкший к сияющим неоном небоскребам и технологиям, темный и на других планетах выбирал аналогичные цирконским города.  Так что не было удивительным то, что жилище Наршерри располагалась в Ансиау.
Тонкий палец с аккуратным и ухоженным  ногтем быстро чиркнул в воздухе, активируя портал и, спустя мгновение на пол возле кресла темного плюхнулся средних размеров рюкзак.
 А после он занялся тем же, чем и химера. Наршерри  перебрал содержимое рюкзака, еще раз проверив все, что было уложено ранее. Потом пришел черед оружия и артефактов. Огнестрел, выбранный в оружейной здешнего отделения Дискордиума,  был тщательно проверен, смазан и вновь собран. Руки эльфа двигались четко и сноровисто, ощущая и проверяя каждую деталь  оружия. Изящные ноздри едва заметно подрагивали, когда чуткого обоняния касался густой запах оружейного масла. Иногда темный морщился,тихо фыркая, если запах начинал раздражать его. А вот кобуры и шлеи Кийтал предпочел свои, родные.
Далее пришел черед артефактов. Наршерри никогда не обвешивался гостями магических погремушек, но и не пренебрегал ими. Каждый магический конструкт был тщательно проверен, при необходимости настройки откорректированы, заряжен и распределен на отведенное ему место. 
Закончив, Наршерри еще раз мысленно пробежался по каждому пункту, проверяя, и удовлетворённо кивнул.
Вечер постепенно вступал в свои права, тесня суматошный день и медленно укрывая город пеленой сумрака, которая вскоре сменится звездным покрывалом ночи.
- Кхм... если в ресторане нам будет обеспечено столь же пристальное и удушающее внимание... - скривился Кийтал, вновь устраиваясь в кресле, - то лучше заказать сюда. Признаться, я не испытываю желание общаться с местными больше необходимого.
Сейчас ему хотелось тишины, так что выходить из номера он совершенно не собирался, да и отдохнуть перед дорогой было необходимо.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-08-26 13:49:04)

0

18

[indent] Когда эльф призвал свой рюкзак, Вирокс, среагировав на потревоженный магический эфир, вскинул глаза и одобрительно кивнул.

[indent] Оба занимались своим снаряжением, и, в какой-то степени возвращало в его первое столетие, проведенное в обучении и командных рейдах, как новой - вряд ли к ним было применимо слово "молодой" - химере и положено. Тогда группы, к которым он то и дело присоединялся, проводили время перед заданиями точно так же: собираясь в залах, раскладывая на столах оружие, готовясь к предстоящему. Те, кто проводил последние часы в отчаянных тренировках, а не спокойном и расслабленном сосредоточении, за которым следовал полный цикл сна, часто просто не возвращались.

[indent] Так что, занимаясь делом, Вирокс время от времени вскидывал глаза на Наршерри, усмехался собственным мыслям, и возвращался к работе. Химеру прохладный, сладковатый запах оружейных масел вовсе не тяготил, а наблюдать снова, как разбирает оружие тот, кто знает, как пользоваться шомполом и не оставляет патчи в стволе - не космической сложности, конечно,  навыки, но как-то было приятно и знакомо. Умиротворяюще, конечно, не было. Молодняк химер не всегда отличался стабильностью, и тут тоже  Вирокс снова делал сам себе оговорку, что что может перемкнуть у Наршерри в голове, и в какой момент, и что за тем последует - неизвестно. Ему это даже нравилось.

[indent] - В ресторане - думаю не будет настолько навязчиво. - хаосит пожал плечами, откидываясь снова на диване. - В храме они передо мной выслуживались, а здесь мы просто гости, хотя и высокого класса. Мы ж и в храме могли остаться, но мне бы там резьбу сорвало. А тут у меня в любом случае не будет никакого желания влезать в смокинг и обеспечивать протокольный уровень, чтоб признали за важную шишку. Хватит и того, что сьют снят. - Вирокс всласть потянулся, закинув руки над головой и зажмурившись. - Да и нет у меня с собой смокинга. - рывком встав с дивана, химера, разыскав на столе меню, окинул его взглядом сам, передал эльфу - благо в стандартном меню из номеров не числились ни проционовские диковины, ни коллекционный крепкий алкоголь, просто хорошие марки самого обычного. И, когда Наршерри выбрал, быстро сделал заказ для обоих, а затем, уточнив у Кийтала, есть ли у того предпочтения в плане выбора спальни - Вироксу самому было безразлично, ушел в душ, чтоб вернувшись, хоть и в той же, но очищенной магией одежде, босым и посвежевшим, с мокрыми волосами, от которых струилась дымка пара, застать вежливый стук в дверь.

[indent] Коридорный вкатил тележку, проворно накрыл на стол, справился, нужно ли еще что-нибудь, попросил либо позвать его за посудой, либо составить ее на тележку и выкатить в холл, как им будет угоднее - тут Вирокс закатил глаза, прерывая поток вежливого словообилия - и, получив свои чаевые, вымелся из номера, благоразумно не докучая более постояльцам.

[indent] Сев за стол хаосит откровенно ухмылялся, салютуя хтонику бокалом:

[indent] - Причуды хаоса в действии, Наршерри. Две недели назад я и не предполагал, что буду в твоей компании ужинать в гостиничном номере. За то, чтоб поскорее найти доброхотов, которым мы за это обязаны. - прибавил он, сузив глаза. Химере компания эльфа в тягость не была, даже напротив, но обеспечившим то, что это знакомство упрочилось, его благодарность не понравится.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

19

Темный отставил проверенный и аккуратно переложенный рюкзак и, выпрямившись, поднялся, одновременно потягиваясь и выгибаясь, чтобы растянуть и размять затекшие от долгого сидения мышцы. Каскад длинных волос всколыхнулся и опал вниз, запутавшись в полах расстегнутой рубашки. Наршерри,  довольно прижмурив мерцающие глубокой зеленью глаза, передернул плечами, ощутив движение артефакта на спине. Лейдис предвкушающе царапала острыми коготками смуглую кожу, елозя по спине эльфа и заставляя того вновь выгнуться в попытке избежать колючей щекотки крохотных когтистых лапок.
- Вот и у меня смокинга с собой нет, - усмехнулся Кийтал, взяв протянутое химерой меню. Быстро пробежав текст взглядом, он отметил желаемые блюда и вернул карту эмиссару. Вина, хоть и  были качественными, но особо не порадовали темного, так что он просто ткнул в ту марку, которая более подходила к выбранному ужину. - Поскольку здесь несколько спален... подойдет любая из них.
Наршерри ушел в душ вслед за химерой. Уже находясь в душевой кабине, темный замер, укутавшись струями воды, забарабанившими по плечам и спине. Упершись руками в прозрачную стенку, он опустил голову, вслушиваясь в шелест воды, стекавшей по волосам и телу множеством ручейков. Монотонный шум завораживал, убаюкивая усталое сознание, и изгоняя из поджарого тела накопившуюся усталость. Кийтал прикрыл глаза, рассеянно улыбнулся, переместившись таким образом, чтобы полностью завернуться в шелестящее, исходящее паром покрывало. Вода убаюкивала, гася сжигавшее его пламя раздражения, вызванного навязчиво-приторным вниманием хаоситов здешнего отделения Дискордиума, расслабляя сведенные напряжением мышцы.
Кийтал вернулся в гостиную, встряхивая влажной гривой, когда стол уже был накрыт, а коридорный благополучно вымелся из номера. Бросив вычищенную магическим плетением водолазку на ближайшее кресло и закатав рукава расстегнутой джинсовой рубашки, по которой столь же тщательно прошлась чистящая магия, Наршерри устроился за столом напротив химеры, утопив босые ступни в густом ворсе ковра.
- Воистину, Вир, воистину, - вернул усмешку эмиссару эльф, поднимая свой бокал. - За скорейшую развязку вот этого всего к обоюдному удовольствию.
Темный пригубил вино, криво усмехнулся, обнаружив, что оное имеет лишь свойственный винам вкус, но совершенно не обладает тем пьянящим воздействием, которое дают проционские вина, в состав которых входят дархатские яды.
- Признаться, я и предположить не мог, что вновь увижу тебя. - вздохнул Наршерри, отставляя бокал на стол и принимаясь за ужин. - Неисповедимы пути хаоса... Но... я рад, что мои предположения не оправдались...
"Я безмерно счастлив, что ты жив... а с остальным... с остальным мы разберётся.... И признаться, я не завидую тем, кто все это затеял..."
Темный убивал и за меньшее. Так что стоит ли говорить, что гнев хтонической твари обрушится на виновников всей мощью сокрушающего цунами.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-08-27 07:41:01)

+1

20

[indent] Любая, так любая. Вирокс объявил занятой просто ближайшую из комнат, в нее и удалился, благо что в каждой из спален был свой собственный сан-узел.

[indent] А когда пересеклись вновь, за ужином, химера прикрыл глаза, не зная, смеяться над тем, как раздражают его манеры Кийтала - носить не застегнутые рубашки, или, учитывая, как раздражают - уже веселят. Химера, стараясь отрешиться, следил, как блекло-голубая джинса елозит по смуглой коже эльфа, ловя взглядом пьяным - не от вина, бутылку которого делили на двоих - так бы то и по ведру такого вина на каждого - не доза, а просто от собственных мыслей, этим движением ткани поддержанных. "Много слов, Наршерри." - Ему не хотелось лишний раз думать о столетии забвения, опровергая или утешая все эти "не ожидал".

[indent] - Сними рубашку, Наршерри. Бесит. Или застегни. - Резко бросил он в ответ, легко, не агрессивно оскалившись. Химеру не беспокоили ожидания и надежды эльфа. Видит Хаос, Вирокс был готов встать, и снова стащить чертов кусок денима с Кийтала. Что не так с эльфом, если он делает это не осмысленно? Веселея, хаосит наблюдал за своим спутником. Вопрос о том, зачем он так делает, если эльф понимал, какой эффект производит... Это не было вопросом, какой следовало бы поднимать. И Вирокс сосредоточился на трапезе.

[indent] Что там на столе? Какое-то вино, какое-то основное блюдо из сильнее, чем хотелось бы, ужаренного мяса. Следующую неделю им предстоит, считай, питаться разогретыми армейскими пайками, и, может быть, кто-то бы захотел попировать напоследок, но только не сам химера. Охоту в горах Вирокс всерьез не воспринимал как перспективу: и время занимает, и хрен разберешь, ты выслеживаешь дичь, или она - уже тебя. Как всегда, он ел ровно до той поры, пока не ощутил первые признаки тяжести в желудке, после чего отставил приборы и, попивая вино, рассеянно глядел на Кийтала.

[indent]- Я отведу тебя к Хаосу. Если захочешь, Наршерри. - произнес Вирокс. - Потом, конечно. - химера ни сказал ни слова о том, что хотел бы: чтоб артефактор стал частью Дискордиума. Это бы подвело какой-то здравый смысл под то ощущение, которому не мог найти определения. Потому что иначе рационализировать он практически не мог: ему хотелось сделать что-то для Наршерри, как-то позаботиться, порадовать, может быть. Какое-то тревожное ощущение причастности. С ним такое когда-то уже бывало, он знал, но очень давно. Или Вирокс о том утратил память. Возможно, Энтропию будет не менее интересно увидеть с кем-то, подобным хтонику: что и кто притянет внимание демиурга, заранее предсказать было невозможно.

[indent] - Ладно, Наршерри, ночь будет короче, чем хотелось бы. - он ухмыльнулся, вставая из-за стола, и глядя на эльфа. - Надо взять от нее все, что обещает. Я поставил центральный будильник за час до восхода. - Химера обошел стол, наклонился к Кийталу. Собирался обнять, но: - Да сделай что-нибудь со своей рубашкой, Наршерри. Видит хаос, сожгу нахрен.

Пожелав Кийталу хорошего отдыха, Вирокс подхватил свой планшет и ушел в выбранную им спальню. Девять часов по подъема, минимум на семь из которых он рассчитывал для сна.

Отредактировано Вирокс (2023-08-28 02:38:54)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

21

Темный улыбнулся, глядя на химеру поверх бокала с вином. В мерцающих  глазах плясали темно-зеленые сполохи. Волна эмоций, исходивших от эмиссара омыла эльфа, принеся с собой возмущение и веселье одновременно.
- Я знаю. Но.... - Кийтал оскалился, возвращая усмешку химере. - Мне удобно...
Его не особой заботило то, как эмиссар станет реагировать на шорох ткани по смуглой коже.  В любом случае ни снимать, ни застегивать рубашку Наршерри не собирался. Если Вирокс решит вытряхнуть его из одежды... ну, значит, вытряхнет. Однако облегчить ему задачу эльф определённо не стремился.
Вместо этого темный сосредоточился на ужине. Перед встречей Кийтал успел поохотиться. Охота была удачной, а добыча обильной. Хтоническая тварь была сыта, а потому ел Наршерри мало, скорее по необходимости, нежели из-за того, что действительно был голоден. Ужаренное мясо скрипело на зубах, вызывая волну легкого раздражения. Вино было словно вода, и не пьянило совершенно. Можно было выпить ведро и остаться трезвым, как стеклышко. Впрочем, сейчас темного подобное вполне устраивало, но одновременно нисколько не мешало эльфу разочарованно кривиться каждый раз, когда он делал очередной глоток.
- Отведи, Вир... - шепнул темный, откинувшись на спинку стула и задумчиво покачивая бокал в пальцах. - Я хочу...
Слова легко сорвались с языка, упав в тишину гостиной. Наршерри усмехнулся, возвращая полупустой бокал на стол, и снова откинулся на стуле.
Хотел ли он встретиться с Хаосом? Несомненно. Хотел ли стать частью Дискорлиума? Если это позволит быть рядом с химерой, то да, хотел.
Его тянуло к эмиссару, как притягивает яркий огонь хрупкого мотылька. И Кийтал, даже понимая, что пылающее в химере живое пламя, может опалить его, превратив в горстку сухого пепла, все равно летел на яркие лепестки, стремясь укутаться в них, как в покрывало.
- Когда сочтешь нужными, Вир... - шепнул Наршерри, поймав взгляд химеры своим. Улыбнулся, легко и беззаботно. -  Я подожду... столько... сколько потребуется... - скрежет ножек отодвигаемого стула, порыв воздуха, потревоженного химерой. Взгляд, глаза в глаза. Усмешка, тронувшая губы темного, обнажила кончики отросших клыков. И горячее дыхание на щеке. - Да, ночь коротка... ее объятия всегда желанны мне, но... сегодня нам не придётся танцевать вместе... - и коротко вздохнув, промурлыкал. - Ну, так сожги ее, Вир... 
Тихий смех темного сопровождал химеру до самых дверей спальни.
Какое то время Наршерри сидел за столом, задумчиво глядя перед собой. Ноздри подрагивали, улавливая оставленный эмиссаром запах.
- ...И меня вместе с ней... - беззвучно шепнули пересохшие губы.
Эльф текуче выскользнув из-за стола направился в соседнюю спальню, так же прихватив с собой планшет.
Устроившись в ворохе подушек, Наршерри некоторое время просматривал предоставленные "Азраилом" материалы, касавшиеся горных перевалов, по которым им предстояло идти, но... усталость взяла  свое, и темный, отложив планшет, провалился в глубокий сон.
***
26.07.5022 г.
пл Лирея, г.Лаилах

Утро наступило... быстро. Из сладкой дремы Наршерри вырвал пронзительный визг центрального будильника. Темный выругался, вскинул голову, сонно озираясь и пытаясь сообразить, где находится. И вновь уронил ее на подушку.
За окном занимался рассвете, а значит, пора было выбираться из постели.
Душ окончательно изгнал сон, так что в гостиной эльф появился уже окончательно проснувшимся и полностью одетым для предстоящего путешествия.
- Виир... - растягивая гласные мурлыкнул Наршерри, заканчивая заплетать волосы в тугую косу. - утра.

+1

22

[indent] Танцевать... Не самая ожидаемая метафора. Вироксу только и осталось, что выгнуть бровь и ухмыльнуться. Несмотря на шутливое дозволение, рубашка Кийтала осталась невредимой, но химере определенно было, от каких мыслей очистить сознание перед тем, как заснуть. Древним, известным каждому мужчине с юношества, способом. Остаток времени до сна он провел за работой: ни одно личное дело эмиссар не считал достаточно веским, чтоб пренебречь делами Дискордиума, а орден жил своей жизнью межпланетного конгломерата, едва ли считаясь со временем и пространством. Последние минуты он провел в за финальным приготовлением. Не требовалось усилий, чтоб скрыть клеймо Хаоса на теле, но вязь и протомагия были необходимы, чтоб надежно спрятать его ауру и ее эманации.

[indent] Он проснулся за несколько минут до будильника: внутренние часы химеру обычно не подводили, даже если утро предыдущего дня встречал на другой стороне планеты. Или на другой орбите. Потянувшись, он выбрался из-под одеяла, коротко размялся, и ушел в душ. Из-за стены доносились звуки льющейся воды, сообщая Вироксу, что и эльф уже проснулся. Вскоре оба, собранные, одетые, уже встретились в гостиной. Никакого щегольства в одежде хаосита уже не было, черные карго, черная же армейская куртка, под шлевку которой была заткнута кепка и берцы говорили только о практичности, сбруи кобур, ножны ножей - на своих местах, и мелкое снаряжение уже было привычно распихано по многочисленным карманам. Волосы, как и у Наршерри, заплетены в косу.

[indent] Завтрак, как и было велено, ждал их на тележке у входа в номер.

[indent] -Доброе утро. - эмиссар был сосредоточен и неулыбчив. - Хорошо отдохнул? - Вчерашнюю посуду он быстро сгреб со стола, не утруждая себя хоть какой-то аккуратностью, и завтракал быстро, практически не чувствуя вкуса еды, которую для них приготовили, и едва ли поднимая глаза от планшета. Кийтал чувствовал то и дело резкие всполохи ментальной магии, когда Вирокс отсылал хаоситам какие-то распоряжения или комментарии, но к нему эти зовы не обращались.

[indent] Когда спустились в лобби, к ним уже рысил клерк. Он оробел, увидев обоих постояльцев вооруженными, но постарался не подать вида, провожая их к небольшому аирдайну, припаркованному на гостиничной стоянке. Быстро осмотрев машину, Вирокс счел ее подходящей, и, забрав ключи, не спрашивая эльфа, занял водительское кресло.

[indent] - Думаю, мы доберемся до той деревни где-то часам к двум, постараюсь быстрее. - предупредил Вирокс, стартуя двигатель. - Останется еще часов шесть до заката.

[indent] Он рванул со стоянки, и сразу же набрал скорость. Водил флайты химера приблизительно так же, как и байки - уверенно, но рисково и мало считаясь с другими участниками движения. Вырвались за пределы города, пройдя купол, и он сразу же начал набирать высоту, и вскоре под ними монотонно потянулись серые равнины Саидии, с островками городков и поселений и разлинованные прямыми росчерками дорог наземного транспорта. Один раз снизились у какой-то придорожной харчевни, остановка, чтоб размять ноги и взять какой-то легкий перекус, была совсем короткой. В машине было свежо, но можно было включить обогрев, просто сам Вирокс о том даже не думал.

[indent] Архей маялся в зените, когда, сверившись с картой, эмиссар поправил курс, взяв еще западнее. Величественные горы теперь были прямо перед ними, словно выросли перед ними, но казалось, что они удаляются с той же скоростью, с какой химера гнал флайт. А потом перестали убегать, и, когда он начал снижаться, стали перед ними сплошной серо-бурой монументальной стеной. А потом машина резко снизилась, едва ли не рухнула вниз, и, на малой высоте они подлетели к небольшой деревушке, ютящейся у подножия, как пятнышко мха на камне.

[indent] - Кажется, здесь. - в тоне химеры, впрочем, сомнения не звучало.

Отредактировано Вирокс (2023-08-28 22:52:50)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

23

Кийтал, закончив выплетать косу, стянул ее простым шнуром и перебросил за спину.
- Да, вполне, - кивнул Наршерри, поправляя ворот армейской куртки.
Приблизившись к столу, он, пока химера сгребал вчерашнюю посуду, расставил то, что было для них приготовлено.
Завтрак прошел в молчании. Темный ощущал эманации ментальной магии, но даже не пытался выяснить, кому они предназначались. Поглощая пищу, эльф просматривал информацию присланную аналитиками "Азраила", и которую он, собственно, и ждал.
Перед тем как покинуть номер, Наршерри еще раз проверил шлеи кобур, артефакты, которые были аккуратно распиханы по карманам, и прочую необходимую мелочь. Темные, зеркальные очки заняли свое место, скрыв чувствительные к яркому дневному свету глаза эльфа.
Скоростной лифт перенес их вниз, служащий из младшей обслуги проводил на гостиничную стоянку, где химеру и темного уже поджидал заказанный ранее флайт.
- Да, примерно так и будет, - кивнул, усмехнувшись, темный, устраиваясь на пассажирском месте. Он не стал спорить с решением химеры. - А ты сможешь? Быстрее?
Хотя чего он спрашивал... Наршерри знал, как водит эмиссар, так что да, вполне себе представлял, какой быстро они полетят. Но... не мог не спросить...
Шесть часов до заката... вполне себе достаточно времени, чтобы убраться из деревушки и добраться до подножия гор.
Город они миновали, сопровождаемые возмущенными воплями водителей и раздраженным визгом клаксонов.
Оказавшись за пределами купола, химера лишь увеличил скорость, одновременно набирая высоту, и флайт довольно резво помчался в сторону видневшихся гор.
Кийтал, вытянув скрещенные в лодыжках ноги, откинулся на сиденье, прикрыв глаза. В салоне было прохладно, но эльфу это ничуть не мешало.
Короткая остановка ничем особым не запомнилась. Темный, однако, не упустил возможности размять затекшие от долгого сидения мышцы.
Наступил полдень, когда флайт, снизившись, подлетел к деревушке, расположившейся у самого подножия гор.
- Да, здесь, - кивнул Наршерри, выбираясь из летучего кораблика, когда химера посадил его на землю. - Идём? У них как раз есть сейчас стадо на продажу. Мы сможем выбрать зверей сами.

+1

24

Смог, или не смог, но за время, которое потребовалось чтоб добраться до притулившейся к горам деревушке, химере стыдно не было. Когда оба вышли из машины, химера щелкнул центральным замком, запирая ее, потянулся, разминая затекшую спину, и одобрительно кивнул:

- Уже разузнал? Славно. Тогда веди. - на них уже вытаращились из ближайших окон. Все попытки выспросить, куда двое уважаемых сайдов собираются, как их звать, химера вежливо пресекал. Но от чая, моментально предложенного, когда выяснилось, что сайды тут по делу - не отказался, и Кийталу не советовал. Им предлагали, если хотят верхом в горы подняться или по местным равнинам поскакать, умелого проводника, мол, и зверей не надо будет покупать, а взять покататься, стоить будет дешевле, но такое предложение им не подходило, а на совет не соваться в горы после заката хаосит просто перевел тему.

Потребовался час, не меньше, прежде чем обнаружившийся владелец табуна повел их смотреть животных, радостный, что кто-то собирается заплатить за пару его эбо наличными. Удобно от налогов вильнуть. Зверье сбежало, господин начальник, клянусь памятью отца, ни архея на них не заработал. Эбо недоверчиво косили глазами, но за угощением подрысивали охотно, бодали друг друга костяными наростами на мордах, оттесняя конкурентов. Вирокс честно признался, что не разбирается, но вызвал тем только неверие владельца, мол, знаем мы таких, не разбирающихся. Про каждого из животных приходилось выслушивать чуть ли не лекцию, отдельно растолковывать, что зверье не надо никуда доставлять, а вот полная сбруя и седла, покупателям нужны, причем сразу. За бывалые, местами даже грустные седла с высокими и передними, и задними луками, как раз для гор, и комплект ремней и прочего необходимого, ушлый барыга попросил еще половину стоимости приличного эбо, и жалел, что не попросил больше: Вироксу было откровенно лень торговаться, лишь самую малость, в знак уважения к местным традициям. А вот выбирать эбо он попросил Кийтала: у него было явно больше опыта. Верхом-то Вирокс ездить умел, но из того обилия зверья, какое можно запихать в Архейме под седло, с эбо раньше дела не имел. Впрочем, было очевидно, что горных местных лошадок тут растят с пониманием дела, держат в чистоте, хорошо кормят и они здоровы. И, какую не бери, в тех целях, зачем им эти эбо нужны были, справятся любые две, на выбор.

Потом, достав из кабины предварительно запертой кабины флайта, уже облепленного местными мальчишками, как конский круп - слепнями в жару, пакет с наличкой, вместе с хозяином удалились в кабинет при здоровенном деннике. Деньги - крупные купюры проционовской печати - Вирокс подготовился - сменили владельца. От словообильных приглашений посидеть, как деловые люди, отпраздновать удачную сделку, Вирокс отказался уже наотрез.

Оставалась мелочь: забрав свое снаряжение из флайта, запрограммировать машину на возврат в Лайлах, как изначально и планировалось. Пацаны разочарованно айкали и улюлюкали, глядя ему вслед.

Химера злобно рычал еще минут пятнадцать, когда получилось, наконец, покинуть деревеньку с ее душным гостеприимством ради традиций и неторопливостью, словно у них все время в мире. Налет цивилизованности и готовности что-то обсуждать слетел с него моментально, оставляя лишь нескрываемую злобу и озвучиваемое без стеснения желание уничтожить всех и каждого, кто заставляет их медлить.

- Ну что, поднимаемся? У нас еще несколько часов до того, как темнеть начнет. - предложил Вирокс, выговорившись, глянув на Наршерри, и, пожалуй, впервые за день улыбнулся эльфу.

Отредактировано Вирокс (2023-09-01 03:03:07)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

25

Наршерри, так же как и химера, лениво потянулся, разминая затекшее от долгого сидения тело. Улыбнулся, услышав, как тихо похрустывают кости и мышцы отдают легкой, вполне приятной болью, обретая эластичность и гибкость.
- Конечно. – кивнул темный, указывая дорогу к  довольно таки большому открытому загону, где находился вполне приличный табун. – Я выберу, если ты не против.
Химера был непротив, а потому Кийтал, предоставив эмиссару договариваться о сделке с местными, сосредоточился на том, чтобы подобрать нужных зверей. Впрочем, темный чутко прислушивался к советам Вирокса, касающихся местного гостеприимства, а потому совершенно не отказался от предложенного чая. Обычаи халифата эльф знал, но не особо любил, а потому предпочитал делегировать процесс заключения сделок тем, кто разбирался в нюансах намного лучше него самого. 
Так что пока химера ругался  с хозяином табуна, сам эльф, сложив руки на деревянные балки заграждения, рассматривал  эбо, отмечая среди них тех, которые  могли бы подойти под их запросы.
Животные требовались смирные, с мягким ходом, послушные поводу и не обладавшие мерзким характером, обычно свойственном эбо. При некоторых раздумьях Кийтал решил ограничить свой выбор кобылами и, если нужных не найдется, меринами. Гарцевать на узкой, идущей по краю пропасти тропе на строптивом жеребце, подстегиваемым отвратным характером помноженным на играющими в крови половыми гормонами, ему совершенно не улыбалось. На предложение  хозяина взять вон того прекрасного жеребца и еще вон того столь же великолепного, Наршерри категорически отказался.
В итоге он остановился на двух, чалой и гнедой, некрупных кобылках, с покладистым нравом и  ровным, довольно таки мягким аллюром. Обоих животных эльф тщательным образом осмотрел, дабы исключить травмы, особое внимание уделив ногам и копытам животных, после чего велел оседлать, дабы убедиться, что аллюр каждого из выбранных эбо отвечает запросу. И только после этого кивнул Вироксу, подтверждая, что решение принято и выбор сделан. Деньги сменили владельца,  снаряжение, оставленное во флайте, закреплено на спинах уже оседланных эбо, а сам летучий кораблик – благополучно  отправлен обратно в Лаилах, ведомый автопилотом.
Наршерри тронул пятками свою чалую, направляя ее в сторону видневшихся заснеженных горных пиков. Он лишь  приподнял уголки губ в короткой усмешке, слушая забористую ругань разозленного  химеры, и совершенно не стремился его одергивать.
- Да, поднимаемся, Вир. – темный вернул улыбку эмиссару. – Мы вполне успеем добраться до вырубленной в толще горы ниши, в которой можно будет заночевать.
Темный пришпорил кобылу, заставляя ее перейти на ровную и размашистую рысь. Пока есть возможность передвигаться относительно быстро, этим следовало воспользоваться. Эбо тряхнула гривой и послушно зарысила в сторону гор, у подножия которых начиналась тропинка, ведущая к перевалу.

+1

26

[indent] Очень кстати оказалось, что эльф отлично разбирался в вопросе: два зверя, им выбранных после короткой объездки, обладали хорошими спинами, были крепконоги и шли мягко и ровно, а узды слушались беспрекословно, превращая их грядущий верховой путь из неприятного в довольно терпимый.

[indent] Отъехав несколько от деревни, Вирокс глубоко и вдумчиво просканировал тела эбо и вскоре обнаружил инородные тела чипов - то ли телеметрических, то ли просто маркировочных, а может быть, и треккеры - едва ли с рисовое зерно, глубоко под шкурой, прямо у основания шеи. И, не мудрствуя лукаво, просто растворил их точечными касаниями протомагии: не видел никакого смысла оставлять что-то, что поможет, как бы не складывалось их дело, или судьба горных коней, когда они их бросят, что-то, что поможет надежно опознать животных, или выследить их самих - заводчик видел, что далеко не все археи из запаса двух неожиданных гостей перекочевали в его карман. Даже банальная жадность могла поставить кого-то на их след, и Вирокс, помятуя, что бывшим владельцем эбо про их чипирование не было сказано ни слова, предпочел не давать ему шанса.

[indent] Кийтал пустил свою серую кобылку вскачь по предгорной равнине, Вирокс немного поотстал, оценивающе разглядывая удаляющиеся фигуры всадника и скакуна. Можно было подумать, что химера залюбовался зрелищем ходкого эбо и эльфа, грациозно удерживавшегося на его спине, но такая мысль мелькнула у него, пожалуй, последней. Эти животные действительно были превосходны в горах, но скругленный к земле круп не позволял им удерживать хороший аллюр подолгу, так, рывок чтоб удрать от крупного хищника, чтоб вернуться к табуну или успеть вскарабкаться туда, где преследовать его уже будет проблематично. Сейчас обе кобылы делали то, с чем справился бы и флайт, но, конечно, уступали в скорости машинам. Ударив пяткой в бок гнедки, химера послал ее вдогонку чалой, не рассчитывая, в общем-то поравняться. Уже на скаку он сформировал легкую усиляющую чару, задевшую сперва его, а потом и догнавшую серую эбо хтоника.

[indent] - Держись крепче, Наршерри! - слова сдувал ветер, но Вирокс не сомневался, что тот его услышал. Копыта замелькали с такой скоростью, что могло показаться, что, хотя обе продолжали рысить, несутся яростным галопом, а то и вовсе не касаются земли, если бы не дробный, частый четырехтактный стук. Разумеется, такое обращение не могло не сказаться, в последствии, на здоровье животных, но Вироксу было наплевать, что с ними станет. Зато теперь они неслись по равнине наперегонки с ветром, а обоим всадникам хватало и грации и силы, чтоб удерживаться в седле и успевать двигаться в такт аллюра.

[indent] Когда влетели на тропу, змеившуюся вверх, эбо, благодаря заемным силам, даже не успели еще выдохнуться. Вирокс рассмеялся, хотя уже чувствовал ноющую тяжесть в бедрах. Мотоциклы, все же, не вынуждали пилотов стискивать их коленями и пытаться подстроиться под движение поршней двигателей. Осадив животных, начали уже сдержаннее подниматься в горы, сперва по довольно проторенной тропе, но чем выше, тем тоньше она становилась, и Вирокс предложил Кийталу, как знающему маршрут, ехать впереди. Гнедая послушно пристроилась за крупом серой кобылы, такой шаг и построение для табунного зверя был понятен, а Вирокс смог больше внимания уделить окрестностям, хотя и так внимательно следил за округой. Рукотворного грота - обширной, хотя и невысокой пещеры, вырезанной кем-то прямо в плотной скальной породе, достигли еще засветло. Рядом бежал бурный, хотя и немного, ввиду схода снегов с перевала, мутный, ручей. Корма для эбо поблизости было мало, что обе вполне могли обойтись тем, что захватили в мешке из деревни, разбавив листвой с местых чахлых кустов, а кроме того им не было и самим закусить каким-нибудь некрупным грызуном, шнырнувшим в близости от клыкастых морд в нору: они отлично таких чуяли и умели подобных зверьков выкапывать из нор.

[indent] Спешившись, Вирокс тихо взвыл: не ожидал, что ноги так затекут: земля чуть из-под ног не ушла, когда застоявшаяся кровь рванула вновь по сосудам.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

27

Низина была ровной, дорога наезженной, с потому ничего не мешало эбо идти ровной, размашистой и достаточно быстрой рысью. Деревушка вскоре осталось далеко позади, и Кийтал, пришпорив чалую, послал ее в лёгкий галоп, проверяя, насколько быстро животное. Эльф отчетливо понимал, что эбо в первую очередь выводились именно для использования их на узких и неустойчивых горный перевалах и тропках. Но сейчас застоявшаяся чалая вполне охотно перешла в галоп, радуя темного ровным и легким аллюром. Кобыла радовалась возможности размяться, и вскоре Наршерри вырвался вперед, оставив химеру позади. Впрочем не надолго.
Ветер, трепавший выбившиеся пряди темных волос, принес возглас эмиссара, и Кийтал послал в ответ короткую ментальную волну.
- "Я слышу..."
Дыхание усиливающей магии и чалая эбо прибавила скорости, лихо помчавший по накатанному тракту. Эльф лишь крепче сжал поводья и упёрся рукой в высокую луку седла, впрочем вполне успевая покачиваться в такт движению животного.
Ветер овевал гибкую фигуру темного эльфа, цепляясь за одежду и волосы, но это ничуть не мешало ему считывать крупицы информации,что воздушные потоки приносили ему.
Оказавшись на тропе, Наршерри осадил чалую, и кивнув химере, проехал чуть вперед, указывая дорогу. Дорога довольно скоро превратилась в узкую, но пока еще достаточно прочную тропку, хоть и уже изобиловавшую разного размера булыжниками.
Теперь они ехали шагом, но эльфа темп вполне устраивал, благо пока можно было не торопиться. В какой то момент кобыла оступилась, тронув копытом шаткий камень, и темный поморщился, ощутив ноющую боль в напряженных бедрах. Все же верхом он ездил последний раз очень и очень давно.
Поднимаясь вверх по тропе, Наршерри чутко прислушивался, отслеживая каждый, даже едва слышный, шорох. Тонкие ноздри мелко подрагивали, отфильтровывая множество запахов, приносимых порывами прохладного ветра, короткой лаской касавшегося поджарой фигуры, мерно покачивающейся в седле.
Заметив зев пещеры, Кийтал развернул чалую, направив эбо на аккуратную площадку, которой как раз хватало, чтобы вполне комфортно разместиться. Архей уже клонился к горизонту, предвещая скорые сумерки.
- Останемся здесь. - проговорил темный, спешиваясь. Он потянулся, разминая затекшее тело. Поморщился, когда кровь вновь возобновила привычное движение по сосудам. - Темнеет быстро. Лучше продолжить путь утром.
Потянув повод, Наршерри завел свою чалую в пещеру и, проведя ее к дальней стене, привязал за вбитый кем-то очень давно крюк. Потом проделал тоже самое и с гнедой. У стены обнаружились  каменная кормушка и поилка, наполнявшаяся водой из ручья.
- Не стоит оставлять их на ночь за пределами пещеры. - темный принялся расседлывать чалую. - Я займусь эбо. - Кийтал указал на углубление в одной из стен, - посмотри, что есть в той нише полезного...
Огладив ткнувшуюся ему в ладонь чалую по бархатным ноздрям, эльф вернулся к прерванному занятию, начав аккуратно снимать с кобылы сбрую.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-02 07:13:36)

+1

28

[indent] Вирокс, морщась, разминался, разгоняя кровь. Глянул на эльфа - тот тоже морщился, спешившись, и химера усмехнулся:

[indent] - Да уж. Мотоциклы удобнее.

[indent] Да, место было отлично подготовлено для ночевок, не они тут первые. Грот был явно рукотворен - кто-то, в заботе о поднимающихся в горы, выгрыз у скалы значительный кусок, скорее даже выплавил, судя по ровности потолка. Наверняка этот привал тут служил уже поколениям живших в горах. Вирокс припомнил, что видел на карте, там, выше, в глухом углу, какой-то древний монастырь. Наверняка, дело рук его обитателей. В пещере было достаточно места и для них самих, и для обоих эбо, которыми эльф сразу занялся, отправившись привязывать обеих кобыл к крюку. Хаосит скинул рюкзак, который так и не удосужился перевесить к седлу: не видел смысла, ведь его вес химеру не обременял, и отправился обследовать пристанище.

[indent] - А может, им просто дать пока вон те ветки обглодать? - философски пожал он плечами. - Пока не стемнело. - но оставил решение за Кийталом, раз уж тот явно лучше понимал, как обходиться с эбо. Его удивила короткая ласка, которой Наршерри одарил животное. Такая сентиментальность к животным, взятым исключительно из прагматичных рассуждений, которым все равно было уготовано стать добычей местным хищникам... ну или суметь вернуться в низину, к своему табуну, химеру откровенно удивила, а спутник, неожиданно, показал себя с иной, до того незнакомой Вироксу стороны. Он так и не понял, как к этому открытию относится - в нем самом подобного душевного движения эбо не вызывали, как не пришло бы в голову похлопать ласково байк по рулю или баку. Не то, что он не мог приласкать какого-то зверька, когда был в настроении, просто, похоже было, что эльф относился к кобылам менее утилитарно, чем он сам. Не став это комментировать, он отправился в угол, что Кийтал указал: действительно, в нише нашлись какие-то дрова и щепа для костра - полное золы кострище, выложенное круглыми булыжниками, было у самого входа в грот -  и старая корзина, полная местных крахмалистых клубней и кисловатых плодов равнинных кустарников, и даже полупустая бутылка перегнанной браги - из них же.

[indent] - Я не думаю, что что-то из этого нам может понадобится, - заметил Вирокс. - Тут дрова, немного провизии и бутылка самогона. - Он вернулся к рюкзаку, достал и активировал прозрачный куполок артефакта, раскинувшегося на весь грот и немного за его пределы, и внутри сразу заметно потеплело. Раскатал скатки, расстелил спальники, и, в общем-то, счел, что к ночевке все готово. Костер им не нужен, свет будет заметен из долины, если кто-то знает, куда смотреть, создаст им световую стену, да и не нужен ни одному из них был свет. Затем, вынув два сухпайка, он вскрыл их, набрал воды в пакеты, и, утопив водонепроницаемые упаковки, разогрел их до состояния кипятка самым примитивным из заклинаний. В принципе, можно было сделать это и не погружая брикеты в кипящую воду, но так они прогревались равномернее. Пока минималистический армейский ужин "готовился" - вышел за периметр купола, прочертил и напитал силой несколько охранных рун, так чтобы их хватило до восхода, и вернулся в пещеру. Этих приготовлений как раз хватило, чтоб и эльф закончил расседлывать и разнуздывать кобыл.

[indent] - Что помочь?

[indent] Когда закончили устраиваться и ужинать, химера устроился на своем спальнике, разулся, скинул куртку, снял оружейные потупеи и потянулся всем телом. Быстро, почти без перехода, вечер превращался в ночь и, если бы не оглушительный стрекот сумеречных цикад, тишину нарушали бы только  шелест молодых листьев низкорослых деревцев, когда их трогал ветер и теплые редкие всхрипывания эбо, хрустевших своей едой у каменной кормушки.

[indent] - На рассвете подъем и выдвигаемся, годится, Наршерри? - Вирокс устало улыбнулся и прикрыл глаза. День, хоть и проведенный в относительной неподвижности, за рулем флайта, все же был очень длинным. Он не опасался, что утром они проснутся как избитые - регенерация и хтоника, и химеры без труда справилась бы с крепатурой. Но отдохнуть все равно хотелось. Он притянул к себе Кийтала ближе, обвив руками плечи, и, перекинув темную, растрепавшуюся за день косу на грудь эльфа, уткнулся лицом ему в затылок, чувствуя собственное дыхание, отражавшееся от кожи Кийтала.

[indent] - Ты помнишь, что задолжал мне ответ? Я же рассказал тебе про Хаос.

Отредактировано Вирокс (2023-09-02 12:32:10)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

29

Кийтал стянул седло со спины гнедой и, развернувшись к химере, отрицательно качнул головой.
- Нет, не нужно. - темный говорил тихо, но он знал, что эмиссар услышит его. Аккуратно опустив седло на каменный пол, Наршерри выпрямился. - Они, конечно, могут обойтись ветками, но... не надо. Да и темнеет здесь быстро.
Пока Вирокс осматривал нишу, устраивал место для ночлега и разогревал нехитрый ужин, состоящий из двух пайков, эльф вычистил обоих кобыл, пройдясь по ним магическим плетением, как раз и предназначенным для подобных целей, и особое внимание уделив ногам и копытам животных. Кобылы то тыкались мягкими носами в руки эльфу, то осторожно бодали его головами, и тогда Кийтал ласково оглаживал эбо, касаясь теплых ноздрей или легко проводил ладонью по шеям.
Засыпав корм и наполнив поилку водой, Наршерри на пару секунд замер, потом потянулся, выгибаясь  и разминая натруженные мышцы. Коротко передернув плечами, темный тихо рассмеялся, ощутив щекочущее царапание острых коготков по спине. Ящерица определенно не желала спокойно сидеть там, где ей и было положено.
- Значит, оставим все для тех, кто придёт сюда после нас, - шепнул Наршерри, стягивая куртку и выпутываясь из оружейной сбруи. - Я только обновлю утром стазисные плетения.
Опустившись на уже раскатанный спальник, эльф расшнуровал и скинул берцы. Очки были убраны едва они ступили в пещеру, и Кийтала окутала сухая тьма рукотворного грота.
Снаружи быстро темнело, возвещая о наступлении вечера, за которым достаточно быстро придёт ночь. Вместе с приходом сумерек значительно похолодало, так что активированный химерой артефакт-купол оказался весьма кстати. В гроте было тепло.
- Спасибо, Вир... - улыбнулся темный, потянувшись за своей порцией пайка. - Я уже все закончил.
Снаружи раздался шорох, и Кийтал вскинулся, настороженно вслушиваясь в каждый звук, раздающийся за пределами пещеры.  Изящные ноздри дрожали, отфильтровывая, пропитанный ночной прохладой воздух. Звук повторился, только теперь он сопровождался глухим рычанием. Порыв ветра, проникшего внутрь принёс запах большой кошки и, эльф, узнав зверя, расслабился, вернувшись к прерванному ужину.
- Горная карса. Видимо учуяла эбо, - пояснил он, неспешно расправляясь с разогретым химерой пайком. - Да, вполне годится. Отправимся, как только рассветет.
Темный издал гортанный вздох, когда химера притянул его к себе, обнимая за плечи. Тихо урча, Кийтал прижался к эмиссару, чуть склонив голову вперед, когда тот, перекинув растрепанную косу ему на грудь, коснулся лбом затылка. Теплое дыхание химеры приятно щекотало кожу головы, приподнимая чёрные волоски.
- Да, помню... -  эльф накрыл узкой ладонью руку химеры, прижимая её плотнее к своему телу, и удовлетворённо заворчал, ощутив жар, коснувшийся смуглой кожи сквозь тонкую ткань майки. - Спрашивай, Вир. Я расскажу...
 

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-02 17:56:15)

0

30

[indent] Вирокс действительно не собирался пользоваться гостеприимством грота более минимально необходимого. При желании, причем даже относительно небольшом, их можно было выследить и так, все необходимое для перехода у них было, но прямых улик того, что именно здесь, именно они вдвоем заночевали сегодня, он не хотел оставлять. Упаковка от пайков тоже была уничтожена до последнего клочка пластика или бумаги, когда они закончили ужинать. Собственная охранная вязь невидимо парившая в ночной темноте в паре шагов от химеры истает без следа в энергетическом поле, едва настанет утро. И Вирокс поставил себе мысленное напоминание удержать эльфа от подпитывания статичных заклинаний по утру.

[indent] Горную карсу не составляло никакого труда превратить в карсу мертвую, если зверь настолько утратит инстинкт самосохранения, что сунется на людскую стоянку, привлеченный надеждами задрать эбо. Обе кобылы уже тоже засыпали, гнедая, подогнув под себя тонкие ноги, опустилась на теплый, от действия купола, каменный пол, вытянула шею, но пока еще пряла ушами, прислушиваясь, даже подняла голову и начала было подниматься, услышав хищника, но карса сама отступила. Чалая пока еще стояла. Возможно, пылай у входа в пещеру костер, крупная кошка и не приблизилась бы, но ей хватило звериного ума, или опыта, чтоб не соваться к двуногим, которых она чуяла так же ясно, как и пару эбо.

[indent] Ночная темнота, завладевшая и гротом, и всем горным перевалом, магическое тепло купола, предвкушение скорого восстанавливающего отдыха, какофония невидимых цикад - все это навевало расслабляющее состояние, уют, который химера, в общем-то, недолюбливал. Но сейчас вполне осознанно поддался этому баюкающему настроению, понимая, что все иное хтоник, скорее всего, почувствует. А учитывая непредсказуемость его реакций, Вирокс предпочел бы, учитывая, что ему хотелось узнать, чтоб сейчас хотел, чтоб ощущения усталости, покоя, уюта и защищенности было сильнее, чем ярость или первобытный страх, заставлявший Кийтала защищаться тем, похоже, единственным способом, какой ему был свойственен - агрессией. Момент показался Вироксу подходящим. Вот и кутал эльфа в объятия, прижимая к себе. Крепко, как тому хотелось, мягко, как умел, не контролируя и не удерживая. Не вкладывая, как бы не искушало близость Наршерри, никакой чувственности. И отлично осознавая, почему именно так. Хотя держать в руках это красивое, отзывчивое на даже тень ласки существо ему и самому нравилось. Кто может похвалиться, что прижимал к себе довольно урчащую шаровую молнию?

[indent] Опустив немного голову, позволив убрать с шеи свои шелковые волосы, хтоник как раз открыл взгляду Вирокса то, о чем он собирался спрашивать - свою странную отметину Азраила. Сейчас она оказалась практически прямо напротив губ химеры.

[indent] - Почему у тебя такое странное клеймо, Наршерри? - тихо спросил Вирокс, царапая дыханием кожу, в которую символ был втиснут. - Я видел их немало, но у тебя другое. Это связанно с твоими срывами, или той культурой, что тебе вживлена?

Отредактировано Вирокс (2023-09-04 02:49:18)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

31

Ночь неуклонно вступала в свои права, сменив короткие вечерние сумерки и наполнив прогретую магическим куполом пещеру плотной тьмой. Благословенная темнота ласкала эльфа, позволяя ему не щуриться от колючей боли в глазах, как это обычно бывало днем. В темных, расцвеченных бархатными зелеными тенями глазах вспыхивали едва заметные багровые сполохи, когда Наршерри скользил взглядом по шершавым стенам грота, прослеживая извилистые трещины в породе.
Остроконечные уши чуть подрагивали, улавливая шорох осыпающихся камней под мягкими лапами большой кошки. Порыв прохладного ветерка вновь принес мускусный запах зверя и, Кийтал раздраженно поморщился. Хищник, привлеченный запахом эбо продолжал находиться поблизости. Впрочем, вряд ли карса собиралась напасть. Походив еще какое-то время вокруг пещеры, хищник предпочел отправиться восвояси.
Чалая, потоптавшись, тоже легла рядом с товаркой. Кобыла тихо всхрапнула, вытягивая шею и прикрывая влажные глаза.
Кийтал, привалившись спиной к груди химеры, сонно жмурился, наполняя пещеру бархатными переливами негромкого мурлыканья. Жар, исходивший от эмиссара, ощущался даже сквозь ткань майки, согревая темного. Эльф пошевелился, вытягивая ноги, и невесомо коснулся подушечками пальцев запястья химеры. Короткая ласка сопровождалась довольным урчанием, обволакивая Вирокса уютным теплом.
Когда дыхание химеры вновь опалило  кожу на шее, Кийтал, гортанно уркнув, опустил голову ниже, открывая доступ к шее и загривку. Растрепанная коса, ранее переброшенная на грудь, свернулась кольцом на бедрах эльфа.
Услышав вопрос, Наршерри вздрогнул, напрягшись. По телу прокатилась короткая судорожная волна. Но горячее дыхание химеры, тронувшее кожу загривка, погасило поднявшуюся было злость, и Кийтал расслабился, глухо заворчав.
- Раньше оно было другим... - выдохнул темный, прикрывая глаза. - И располагалось не здесь...
Он умолк, вороша давние воспоминания. Хтонический катаклизм. Монстры, хлынувшие в дыру истончившейся оболочки. Вспышки магических плетений и знаков. Две твари, сцепившиеся в смертельной схватке. Боль, выжигающая разум, какой он никогда не испытывал. Беспомощность и панический ужас.
- Срывы?... - Наршерри криво усмехнулся. - Нет. Не из-за них. Срывы норма для таких, как я. В большинстве своем...
Он вздохнул, крепче прижимая ладонь химеры к своей груди. Жар, исходящий от кожи Вирокса обжигал, проникая сквозь кожу и разнося живой огонь по натянутым нервам. Темному отчаянно хотелось раствориться в этом пламени, выжечь холод, стягивающий внутренности в тугой узел.
- "Серебрянка"? Нет, Вир, и не из-за нее... - Наршерри говорил медленно, тщательно подбирая слова, делая длинные паузы между фразами. -  Как правило при атаке аннигилятора происходит слияние жертвы и хтона. Мой хтон эволюционировал до разумного симбионта. - он помолчал. - Во время Хтонических войн, - я прошел практически всю войну, - ментальная атака одной из прорвавшихся тварей, с которой я сцепился, едва не выжгла мне мозг. Повреждения были чудовищными и едва ли совместимыми с жизнью.  - он помолчал. - Личность хтоника, то, чем стал после слияния Кийтал Кош Наршерри, была разрушена. И ее место занял Шарх - хтон-симбионт. Полагаю, что именно этот факт и послужил причиной того, что меня переклеймили. - едва заметная, с оттенком горечи,  усмешка тронула губы темного. - Шарх... он часть меня, я часть его. Кийтал Наршерри тоже я. Их сила и память – мои. – тихий, безрадостный смех эльфа разорвал повисшую тишину. - Это крайне редкое явление, и таких тварей можно пересчитать по пальцам одной руки. А уж разменявших больше тысячелетия, довольно могущественых едва ли наберется с десяток. Я - собственность "Азраила". Так было, так есть и так будет.
Какое-то время эльф молчал, утонув в обрывках искореженных воспоминаний давно минувшего прошлого. Картинка не складывалась, как и всегда, когда он пытался вспомнить период ранения и последующего лечения.
– Что еще ты хочешь узнать, Вир?

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-04 13:31:45)

+1

32

[indent] Был момент, когда Вирокс было решил, что поспешил, и остаток вечера, а то и часть ночи, придется провести иначе, чем ему представлялось. Эльфа аж передернуло в его руках, и лишь усилием воли не напрягся и химера. Короткий миг борьбы с самим собой, и Кийтал вновь расслабился. Вирокс внимательно его слушал, не перебивая, послушно обнимая крепче, когда почувствовал, как Наршерри сильнее прижимает его ладонь к своей груди. Как будто можно было обнять еще крепче... У обычного человека могли бы и кости затрещать. Химера отлично понимал, что спрашивал о том, о чем тому не будет приятно говорить, как сам он дергался, даже просто вспоминая о своем поражении, столетнем заточении и утрате воспоминаний, но когда был вынужден - старался отстраниться, в идеале даже взглядом не пересекаться, смотреть сквозь того, кому приходится отчет давать. А эльф наоборот, кутался в него, словно руки Вирокса могли стать преградой между ним и неприятными воспоминаниями и событиями.

[indent] Даже виртуальный черт из недр серверов в берлоге хтоника не верил в такую "норму" утраты самоконтроля. Вирокс тоже, но ни спорить, ни комментировать стал. В целом, имея представление о сути хтениев, он аккуратно кивнул на пояснения Кийтала. Бездна, не надо было высчитывать года, чтоб понять, что Кийтал говорит о событиях с начала третьего тысячелетия и войну за выживание разумной жизни длиной в неполные шесть сотен лет. Он был как минимум втрое старше химеры, Вирокс и демиургов знал, воплотившихся позже, чем родился эльф.

[indent] - Ого. - выдохнул хаосит. - Я знал, что ты долго живешь, но не представлял, насколько, Наршерри, - признался он, когда эльф замолчал. Там, где Вирокс бы тихо посмеялся, мол, вопросов задано куда больше одного, или бы просто сплел байку, способную если не удовлетворить, то как минимум пригасить любопытство собеседника - хтоник поделился куда большим, чем Вирокс ожидал услышать. Каждое слово эльфа он тоже не собирался брать на веру, благо потом, если станет важно, кое-что из рассказанного можно было и проверить. Но химера был изумлен, как много Кийтал решился рассказать. Возможно, кого-то бы ужаснул рассказ, опечалил бы, вызвал бы сочувствие или жалость, но химера только осмысливал услышанное, не делая и не давая никаких оценок - по крайней мере самому хтонику. Вряд ли были какие-то социальные нормы, как отозваться на такое повествование, а если и были - этим двоим не нужно было им следовать. Когда эльф замолчал, Вирокс просто оперся ему подбородком на плечо, прижавшись щекой к щеке. Ему пришло мельком в голову, что у них с Кийталом больше общего, чем могло показаться на первый взгляд, хотя жизненные пути до последней сотни лет никак не пересекались. Хотя, когда эльф родился, даже генетическая линия химеры еще не была заложена. Но, когда жизни измеряются такими сроками, жизненным опытом мериться уже не будешь.

[indent] - Ты действительно редкая тварь, Наршерри. Мне с твоей личностью интересно, - тихо заметил Вирокс; в его устах такое признание было практически равнозначно капитуляции. Химера усмехнулся. - Я это предчувствовал еще когда первый тебе тот ключ принес. Только Шарх, ты разоришься, если продолжишь уничтожать мои шмотки. - тон вновь стал серьезнее. - Ты рассказал куда больше, чем я спрашивал. Спасибо. - химера отнял ладонь из-под руки эльфа и скользнул за ворот его футболки, почувствовал под пальцами тонкую ключицу. Обманчивая хрупкость Кийтала откровенно была ему по душе. Хаосит мрачно ухмыльнулся: - Вот значит, как? Азраил. Вот же лицемерные сукины дети. - Вирокс тоже не принадлежал себе, но не тяготился этим совершенно. Попробуй кто-нибудь сказать, что ему не обязательно служить Ордену, Энтропию, и эмиссар бы позаботился, чтоб такой умник умер медленно и интересно. Но Коалиция Рас вроде как отстаивала закон, а по закону ни одно разумное существо не должно было быть в собственности ничьей, кроме своей собственной. Химера поднял голову, глубоко вдохнул, словно набирал в легкие не воздух, а саму ночь.

[indent] - Пора ложиться спать, если хотим выйти на рассвете. Охранные ставы предупредят нас, если кто-то сунется. - но рук пока не разомкнул.

Отредактировано Вирокс (2023-09-05 19:40:52)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+2

33

Теплое дыхание химеры опалило загривок. Кийтал шумно выдохнул, прикрывая глаза. Злость прошла, осталась лишь усталость и беспомощность, которая охватывала хтоника всякий раз, когда он пытался вспомнить те давние события. Эльф и сейчас пересказывал то, что некогда ему самому поведали медики и... новый куратор, когда он уходил из клиники "Азраила".
Разрозненные картины прошлого так и не обрели четкость, оставшись зыбкими кошмарами, наполненными болью, яростью и ощущением уязвимости. Они приходили к нему во сне, заставляя просыпаться, в ужасе подскакивая на мокрых от пота простынях на постели или же срываться с потолка вниз, распластываясь на камином полу подземного грота.
- Я был одним из тех, кто стоял у истоков становления "Азраила"... - едва слышно шепнул Наршерри, ощутив сухой жар кожи химеры, когда тот, устроив подбородок на его плече, прижался к его щеке своей. - Я видел... как создавалась организация. - он вздохнул, все еще не отпуская руки Вирокса из своих пальцев. - Большая часть того, что я сейчас рассказал...  Промежуток между атакой твари, едва не расплавившей мне мозги, и моментом полного восстановления.... укрыта плотной завесой... я совершенно не помню ни лечения, ни того, как меня доставили в Азраил... ни того, что творил тогда... - прошептал Кийтал. - Лишь запредельное чувство беспомощности и... уязвимости... Меня до сих пор передергивает...
Он умолк, плотнее вжимаясь в эмиссара, продолжавшего его обнимать. Жар, исходящий от тела химеры, не только согревал, опаляя сквозь ткань футболки, но и успокаивал...
...Больничный бокс залитый кровью. Эон сломанной куклой лежащий на светлых плитах.  Вонь внутренностей, вывалившихся из распоротого острыми когтями живота. Белесая тварь, склонившаяся над истерзанным телом. Низкий, кашляющий рык и вой магических потоков, когда энергетическая сеть опутала охваченного ужасом хтоника. Волна одуряющей боли, скрутившая костлявое тело, когда одновременно со стягивающей сетью, сдернувшей его с обезображенного трупа куратора, ожило клеймо на загривке твари.
Ярость, смешанная с ужасом и поистине запредельной беспомощностью.
Чужое воспоминание. Иной ракурс восприятия. Холодный, граничащий с беспредельной циничностью, интерес ученого,  рассматривающего бьющуюся в агонии крылатую тварь.
Отчего-то именно это видение часто приходило к нему в изнуряющих кошмарами снах. Вот и сейчас перед его мысленным взором вновь стояло то давнее воспоминание, навечно вплавленное в его разум главой климбахского отделения "Азраила".
Голос химеры, тихий, расцвеченный легкой усмешкой, развеял тяжесть видений прошлого. Темный вновь ощутил жар поджарого тела Вирокса и уютную силу его крепких рук, все еще сжимавших его в объятиях.
- Вот как... - выдохнул Наршерри, замирая, когда пальцы Вирокса скользнули по тонкой, почти невесомой ключице, забравшись под ворот футболки. Жаркое тепло драконьего пламени опалило смуглую кожу, проникая глубоко внутрь. - Значит, я тебе интересен... приятно слышать, Вир...
Такая короткая фраза... Почти признание...
Темный улыбнулся, скользнув подушечками пальцев по запястью химеры короткой лаской.
- Твои шмотки... не стоят ничего... - проворчал Кийтал, тихо фыркнув. - Всего лишь тряпки... которые всегда можно заменить... цена не имеет значения...
"Из любого правила всегда есть исключения... Для "Азраила" я как раз такое исключение..." - Наршерри не стал озвучивать промелькнувшие в сознании фразы. Клеймо плотно впечаталось в его кожу, и не было той силы, которая смогла бы его выдрать из тела темного хтоника, которого сейчас бережно обнимал химера, который так же никогда себе не принадлежал. Они оба были... исключениями. Только вот относились к своему положению... по-разному.
Приятная тяжесть подбородка эмиссара исчезла с плеча, когда тот поднял голову, мазнув по щеке эльфа выбившийся из косы прядкой. Горячее дыхание тронуло волосы Наршерри, когда химера выдохнул.
- Да, пора... - шепнул Кийтал, подтянув к себе куртку. - Ложись, Вир... День был длинным...  я тоже... скоро лягу...
Он пошевелился, аккуратно высвобождаясь из теплых объятий химеры. Прихватив из кармана куртки пачку сигарет, темный гибко поднялся на ноги, направившись к зеву пещеры.
Полог иллюзии укутал расщелину, скрыв хрупкого эльфа, сидевшего у выхода, скрестив босые ноги, и тлеющую в его пальцах сигарету от любопытных взглядов тех, кто решит взглянуть на узкую щель. Наршерри курил, скользя невидящим взглядом по уснувшим каменным стенам уснувшего перевала.

+1

34

[indent] Отпустив эльфа из рук, Вирокс вытянулся на  спальнике, скатал под голову свою куртку, сложил поближе оружие, один из ножей и вовсе положил прямо под руку, но в одеяло лезть не стал - купол и так давал достаточно тепла. Повернув голову, он, размышляя об услышанном, еще минуту-другую наблюдал за хтоником, отправившимся покурить к выходу из грота. Неожиданный, довольно, жест, подумалось химере. Даже какой-то очень человечный, что ли. Когда Кийтал вернулся, химера уже спал, тихо, спокойно и чутко, сном праведника с чистейшей совестью. Не исключено, что и потому, что не имел обыкновения ею пользоваться.

[indent] ***

[indent] Ночь прошла благополучно, за ночь их будили, пожалуй, только еще раньше проснувшиеся эбо - животным сна нужно-то было часов четыре-пять. Вирокс снова проснулся чуть раньше выставленного, на всякий случай, будильника, за порогом грота было еще темно. Поднявшись со своего места, Вирокс тихо вышел наружу. За пределами силового купола было свежо, не сказать, холодно. Первым делом он проверил свои сигилы, но никаких следов вокруг уже практически истощившихся рун не обнаружил:  даже ночная визитерша, корса, бродила дальше, так близко не подкрадываясь. Вирокс размялся на прохладном воздухе, вернулся в пещеру.

[indent] - Как спалось, Наршерри? - приветствовал он эльфа, - Собираемся, завтракаем, и в дорогу? - если химере и хотелось коснуться его, он совершенно не представлял, в каком Кийтал состоянии после вечерних откровений, и, хотя и злился на себя украдкой, что обращается с душевным состоянием хтоника, как с таосской вазой с пятисотлетней историей, но понимал, что вчера его пустили куда глубже, чем позволил бы проникнуть он сам. Не то, что б Вирокс решил, что раз не он вчера откровенничал, не ему выбирать тон общения сегодня, нет, но если бы Наршерри превратил утро в менее формальное и заполненное не только сухими переговорами по делу, хаосит, пожалуй, был бы рад. Даже в сентиментальности его было бы не упрекнуть: но, в глазах Вирокса, это был бы признак того, что эльф вчера не слишком глубоко увяз в неприятных воспоминаниях.

[indent] Процесс сборов был недолгим. Покормить животных, оседлать, одеться, собрать и перепроверить оружие, сложить пожитки. Вироксу душ и заменила очередное очищающее заклинание, но чистой и ледяной водой лицо все-таки ополоснул. Тем утром планшет он проверил, только сверяясь с картой. Показав изображение Кийталу, он уточнил:

[indent] - Я правильно понимаю, что мы сегодня к вечеру уже доберемся до тех пещер? Подгонять эбо в горах мне бы уже не хотелось. - дорога шла по довольно дну неприятного, в понимании Вирокса, неширокого каньона. Если левая сторона его была практически неприступна чуть ли не до самых пиков, то вот правая как раз имела удобное плато, на которое можно было выбраться по тропе, шедшей с той стороны, куда им надо было добраться. Каньон не был длинным, но час-другой на него точно пришлось бы затратить. Как по мнению Вирокса, идеальное место для засады, если, конечно, ждешь незваных гостей. Но, одновременно с тем, не видел никакой обходной дороги, равно как и причин, почему их эта засада должна была в каньоне ожидать, все-таки это, считай, единственный наземный путь к тем трем деревням, в которых они собирались разыскивать старуху-артефакторшу. Остальная часть запланированного на сегодня пути не предвещала никаких неприятностей, кроме случайных форс-мажоров. Сели уже сошли, горного обвала ожидать было всегда уместно. Разве что за той расселиной и начиналась уже зона отмеченных аномалий, но оба были достаточно опытными магами, чтоб почуять ее до того, как окажутся в центре какого-нибудь искажения. Вирокс делился этими всеми соображениями с Кийталом, пока завтракали. А заодно, как и собирался, попросил его не трогать стазисные заклинания над припасами в нише.

Отредактировано Вирокс (2023-09-06 03:45:43)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

35

Когда Наршерри, докурив последнюю сигарету, вернулся, химера уже спал. Какое-то время темный смотрел на него с рассеянной и немного грустной усмешкой на четко очерченных губах.
"Надеюсь, я не пожалею о том, что сегодня рассказал тебе..." - пронеслось в голове эльфа.
Вздохнув, он улегся на спальнике, сунув сложенную куртку под голову. Оружие располагалось так, что бы до него можно было в случае необходимости быстро дотянуться. Одеяло эльф трогать не стал, в гроте было тепло.
- Спи спокойно, Вир... спи в безопасности... - шепнул Кийтал, проваливаясь в сон.
 ***
27.07.5022 г.
Горные перевалы
халифата Саидия

Темного разбудили тихие шаги химеры, выскользнувшего на площадку перед гротом. Встряхнув головой, Наршерри медленно поднялся, потягиваясь и тихо урча.
Ночь прошла неожиданно спокойно и без привычных кошмаров, что было удивительно, учитывая поднятую прошлым вечером тему.
Чистящее плетение вполне заменило эльфу душ, хоть он и раздражено морщился, пока магия делала свое дело.
- На удивление хорошо, Вир, - когда химера вернулся в грот, Кийтал как раз заканчивал переплетать волосы. - Я вполне выспался. - он ловко перевязал косу шнурком и перебросил за спину. - Да. Я займусь эбо.
Темный как раз закончил седлать обеих кобыл, когда Вирокс, включив планшет, жестом попросил подойти.
- Кхм... да, все верно, - эльф некоторое время рассматривал маршрут попутно сверяясь с собственной памятью. - До разлома, ведущего внутрь горы как раз примерно день пути. - Кийтал вскинул взгляд на химеру, коротко улыбнулся, приподняв уголки губ, и продолжил. - Каньон обычно загружен в это время года. Эбо в любом случае не смогут идти рысью постоянно. - темный еще некоторое время рассматривал изображение, потом коснулся пальцем плато и тропинки, ведущей к нему. - Кхм, да, место удобное, чтобы устроить нам веселую дорогу. Но... я услышу незваных гостей задолго до того, как мы там окажемся... С другой стороны... - он задумчиво пошкрябал ногтем бровь. - Кому какое дело, куда мы держим путь. Маршрут достаточно наезженный, путешественники встречаются часто. Но при необходимости, я могу отправить Лейдис проверить плато.
Подоспел завтрак, за которым они и продолжили обсуждение.
- Стазисные плетения продержатся еще какое-то время, - хмыкнул Кийтал, проверяя оружие. - Сейчас их нет необходимости обновлять. Пусть остается, как есть.
Тщательно прибрав за собой, они выбрались на площадку перед пещерой, ведя эбо в поводу.
- Поехали, Вир... - Наршерри, скрыв глаза за темными стеклами очков и вскочив в седле, занял место ведущего, направив чалую к тропке, ведущей в каньон. - Если все будет благополучно, к вечеру уже доберемся до разлома, ведущего внутрь горы.
Кобылка всхрапнула, запрядав ушами, и послушно потрусила по узкой, но довольно ровной тропке. Гнедая пристроилась позади.
Тропинка петляла, то взбираясь вверх, то, наоборот, резко уходила вниз. Архей медленно всплывал из-за высоких пиков, золотя своими лучами снежные шапки, лежащие на вершинах гор. Не смотря на то, что лучи восходящего светила достигали дна каньона, воздух был прохладен, и привычного летнего зноя совсем не ощущалось.
Когда начался спуск в каньон, тропинка стала шире, и эбо, передернув ушами, перешла на неспешную рысь. Наршерри, ослабив поводья, позволил кобыле самой выбирать темп движения.
- Сегодня тропа многолюдна... - эльф указал на повозку, запряженную двумя крупными эбо, и движущуюся им навстречу. - Путь будет безопасен. Никто не станет нарушать негласных правил.
Еще одна, такая же, маячила впереди по направлению пути темного и химеры. Тягловые эбо неспешно брели, таща груженую домашней утварью повозку.
Наршерри тронул бока чалой пятками и, кобыла, встряхнув гривой, пошла размашистой рысью, вскоре сначала  поравнявшись с телегой, а потом и обогнав ее.
Достигнув места, где тракт разветвлялся, Кийтал остановил чалую, поджидая химеру.
- Нам туда. Примерно на середине подъема будет небольшая площадка, где можно устроить привал. - темный, тронув повод, направил чалую на узкую, уходящую вверх тропку, ведущую к разлому, служившему входом в пещеры. - К вечеру будем на месте.
 

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-06 14:13:20)

+1

36

[indent] У Вирокса эбо могли бы идти рысью до тех пор, пока обе не околеют, а после не останавливаться, пока велено не будет, но озвучивать он эти мысли не стал. Во-первых, это не серьезно выиграло бы им времени в дороге, а во-вторых, сложилось впечатление, что Наршерри к кобылам относился довольно трепетно, так что в бутылку Вирокс не полез. Кивнув в ответ на рассуждения эльфа, он только и переспросил:

[indent] - Лейдис? - химера впервые слышал от Кийтала это то ли имя, то ли название, да и со свойствами татуировки, фонившей магией со спины хтоника не был знаком.

[indent] Когда вывели эбо, стоянка выглядела не тронутой, а теплый воздух, остававшийся после того, как Вирокс деактивировал купол, быстро рассеивался. Поднявшись в седло, они вернулись на тропу перевала. Дорога закладывала виражи, то круто забирая вверх, то ныряя, то закладывая повороты. Идти тут пешком было бы испытанием даже для них, но эбо неплохо справлялись, без понуканий вскарабкиваясь на высоты и не спотыкаясь и сохраняя ровный и бодрый ход даже на резких спусках. До этой высоты еще можно было добраться на флайте, но дальше становилось слишком высоко. Они были первыми на дороге в то утро, но постепенно начали впереди появляться те, кто начинал восхождение в горы с этой точки - пассажиры прилетевших и умчавшихся обратно в долину айрдайнов, такие в основном шли своим ходом, или ехали на всяких причудливых приспособлениях, но магией тут баловаться не спешили. Либо так же, на эбо, только привезенных с собой на высоту. Возможно, и им стоило поступить так же, но возни с доставкой животных было бы больше, чем искупала одна ночевка в уютном гроте. Еще чуть позже - стали появляться и путники, шедшие навстречу. Вирокс был и с теми и с теми приветлив, улыбался, перехватив взгляд, даже обменивался приветственными фразами, извечными формулами доброжелательности, а поравнявшись как-то с парой мужиков, ехавших на какой-то арбе, и вовсе затеял с ними разговор, пока трусили мимо: обсудили, как положено, погоду, правительство, удачное лето, а, когда их с Кийталом эбо отдохнули с темпа, попрощался чуть ли не лучшими друзьями, получив приглашение, как в этих местах водилось, непременно навестить отдаленную деревушку, где эти горцы жили. Так сам эльф узнал только, что он с другом - Вироксом, планируют посетить тот самый монастырь на дальнем краю горной гряды. Обывателей химера легко к себе располагал.

[indent] С Наршерри он тоже общался. Точнее сказать, мел языком, когда кто-от оказывался в пределах видимости. Ни о чем серьезном, то о нюансах вязи, настолько простой, что казалось невозможным, что это один сильный маг другому, не слабее, рассказывает. То о каких-то книгах, самая свежая из которых была впервые издана лет сто пятьдесят назад.

[indent] Протиснулись мимо сперва одной повозки, разъехались с другой на дне каньона, и, несмотря на даже не опасения, скорее просто привычную настороженность боевика, самого бы не побрезгавшего удобной расселиной для того, чтоб доставить незваным гостям неприятностей, хотя бы турель поставив, ушли в бок, на  едва заметную, вихлую тропу, неудобную и обильно засыпаную камнями, уходившую резко вверх и в сторону, терявшуюся по ту сторону утеса. Оказавшись на ней, Вирокс моментально умолк, и ехал за Наршерри молча, как будто не провел полдня в праздной болтовне. Сперва им попадались редкие таблички, и намалеванные прямо на отвесных скалах предупреждения, мол, дальше начинается опасная зона, но потом и они пропали. Дышалось тут уже тяжелее, воздух становился разреженным, и Вирокс немного адаптировал протомагией свое тело, чтоб не чувствовать головокружения и, на перспективу, отдышки, закрепив изменение простой вязью.

[indent] Короткий привал - попоили немного эбо, дали им немного корма, перекусили сами, и продолжили подъем. Поглядывая по сторонам, держа оружие ближе, Вирокс то и дело останавливал взгляд на ровной спине эльфа, покачивавшегося в ритм шагов чалой кобылы, а если тот и оборачивался - дергал уголком губ, не столько даже улыбаясь, сколько отмечая, что замечал и что не отвлекается от дороги. Один раз его кобыла неаккуратно наступила на камень, запнулась, но выровняла шаг, впрочем, седока из седла уронить ей было не суждено. Хороший темп и контролируемая эльфом нагрузка на кобыл, помогли им добраться до устья, за которыми начинался каскад пещер, еще засветло. Остановились на небольшом плато, с которого зев расселины в породе был виден. Тяжелая аура зоны магических аномалий ощущалась обоими всем телом, Вироксу чуялась она чуждой и тревожной.

[indent] Химера спешился, вновь чувствуя болезненное возобновление кровотока в занемевших ногах, поморщился.

[indent] - Скоро стемнеет, Наршерри. Лучше места для лагеря не найдем, а до пещер тут осталось сто метров. Если ты не хочешь там оказаться ночью, давай ставить лагерь, - предложил он, устало улыбнувшись и убирая растрепавшиеся пряди со лба.  На сей раз, вместо надежного свода пещеры, им предстояло спать под тонкой пеленой магического купола и бескрайним звездным небом.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

37

Тропка, на которую темный направил чалую была узкой, крутой и... безлюдной. Наршерри облегченно вздохнул, когда запруженный телегами, всадниками и пешеходами каньон остался позади.
- Ненавижу работать в халифатах... - раздраженно проворчал эльф, передергиваясь всем телом. - Все это внимание... бесит.
"И как это я не откусил кому-то из этих любопытных голову... Сам удивляюсь..."
Тропка, извиваясь среди нагромождения валунов, некогда стянутых вниз одним из селей, которые были привычным явлением в этих местах, уходила вверх. Чалая довольно уверенно трусила по шаткой тропке, при этом достаточно осторожно переставляя ноги и умудряясь не наступать на неустойчивые камни. Кийтал не подгонял кобылу, позволяя эбо идти в удобном для нее темпе, но при этом чутко реагировал на даже незначительное изменение аллюра, выправляя животное поводом и пятками.
Скалы и валуны изобиловали предупреждающими надписями, только темному не было нужды вчитываться в корявый текст, чтобы понять суть написанного. Наршерри каждой клеточкой своего тела, омываемого прохладными потоками воздуха, ощущал таившуюся впереди угрозу. Магический фон, вязкий, словно патока, и несоизмеримо тяжелый, будоражил обострившиеся инстинкты темного, настороженно отслеживавшего каждый шорох.   
По мере продвижения вперед воздух становился более разреженным, затрудняя дыхание, и Наршерри, воспользовавшись протомагией, изменил собственное тело, подстроив его под новые условия. Короткая вязь закрепила изменение, позволив более не возвращаться к этой проблеме.
Передышка на крохотной площадке почти не запомнилась эльфу, чей разум был занят не только отслеживанием магического фона, но звуков и запахов.
Размять затекшие мышцы, перекусить самим, напоить и накормить эбо, и продолжить путь.
Когда они выбрались на плато, не слишком большое, но на котором вполне можно было устроиться относительно комфортно, день уже начал клониться к вечеру, предвещавшему скорую ночь.
- Нет, Вир. - покачал головой темный спешиваясь и коротко морщась, когда кровоток начал восстанавливаться. - В пещеры лучше войти утром. Так безопасней... - он замер, настороженно вслушиваясь в звенящую тишину. Тонкие ноздри нервно подрагивали, просеивая множество запахов, приносимых порывами ветерка. - Я не ощущаю угрозы, не смотря на тяжёлую и давящую ауру магической аномалии, расположенной поблизости. - и после короткой паузы добавил. - И диких хтонов рядом нет. 
Усталая улыбка тронула губы Наршерри, когда он повернулся к химере. Приблизившись к Вироксу, он замер на короткое мгновение, упершись лбом в его плечо.
- Я займусь эбо. - шепнул он, поднимая голову и прислушиваясь. - Здесь есть вода. Я слышу журчание ручья.
Встряхнув головой, темный шагнул к животным, подбирая поводья, и потянул их в сторону, откуда доносился шелест льющейся воды.
Ручей находился не так уж и далеко. Тонкая струйка воды вытекала из крохотной щели и, сбегая по каменной стене вниз, наполняла природную чашу и, переливаясь через край, падала вниз, чтобы заполнить уже выемку побольше. Рядом обнаружилась пара крючьев, вплавленных в камень чьей-то заботливой рукой.
Набросив на крюк поводья и ослабив ремни узды, Кийтал расседлал сначала гнедую, а потом и чалую. Он снова тщательно осмотрел ноги каждой кобылы, после чего почистил животных чистящим плетением.
Когда он закончил с эбо, стремительно наступающий вечер уже набросил плотный полог сумрачной тьмы на площадку, скрыв ее от любопытных глаз.

+1

38

[indent] - Устал? - Ладонь Вирокса мазнула по шелковым волосам эльфа, уткнувшегося ему лбом в плечо. - Да, я тоже его чувствую. Искажение. - тяжелый фон магического эфира ощущался, словно мерцательный шум для слуха, раздражал и тревожил. Так отвлекает писк невидимого комара. Она и над перевалом ощущалась, но чем-то вроде далекой грозы. А теперь они были практически под самой тучей, готовой излиться им на головы. - Сейчас отдохнем, Наршерри.

[indent] Хтоник увел кобыл к ручью. Вирокс до конца не понимал, зачем Кийтал продолжает ухаживать за эбо, когда их можно было уже просто отпустить на все четыре стороны, расседлав, разнуздав, может, накормив в последний раз: в пещеры их с собой вести все равно нет толку. Или, быть может, он знает про те пещеры что-то такое, что неведомо химере?  Этого Вирокс не исключал, хотя ему даже не казалось, что в ту расселину, что виднелась с "их" террасы - площадки, где предстояло заночевать, эти животные вообще смогут втиснуться. Но спорить не считал нужным тем паче. Силовой куполок снова раскрылся, наполняя пространство комфортным теплым воздухом. Вся подготовка лагеря заняла еще меньше времени, чем в прошлый вечер. Вирокс вновь расставил защитные руны, хотя тут от них было уже меньше толку: спустился немного вниз по тропе, поднялся чуть выше, чем эльф привязал эбо. Третья и четвертая сторона была обрывом или отвесным склоном над куполом - если что-то или кто-то сможет подобраться оттуда, то, скорее всего, только по воздуху. Кроме того, он не хотел использовать слишком много заклинаний в близи аномалий - бездна знает, как местные силы могут вывернуть вязь, не начнет ли она, напротив, приманивать эманациями каких-нибудь тварей, способных отяготить им привал.

[indent] Когда Кийтал вернулся, ужин уже был разогрет, спальные места подготовлены, а хаосит развлекал себя рутинной проверкой оружия. Пусть оно и не покидало ножен, кобур или не сдвигалось на шлее, не снималось с предохранителя - все равно занять себя ничем иным не получалось. Планшет Вирокса тут уже не ловил никакого сигнала, и, пока не пройдут скалы насквозь, выйдя из зоны влияния аномалии, эмиссар был практически отрезан от ордена, по крайней мере - информационно. Хотя, конечно, продолжал ощущать невидимую, сплетенную с его источником, нить, тянувшуюся не сквозь пространство, но через магический эфир в общую реку силы, имя которой было Дискордиум.

[indent] - Наршерри, - Вирокс вскинул голову, глянув на тихо приближающегося эльфа и кивнул на закрепленные в картонных держателях сухпайки, - Устраивайся. Я тебя ждал. - сам-то он уже снова разулся и скинул куртку, только портупеи одной из кобур все еще опоясывали тело, и сидел на своем спальнике, прислонившись спиной прямо к утесу, и за еду действительно не принимался, дожидаясь, когда хтоник закончит обихаживать эбо.

[indent]Ужиная, химера иногда поднимал на спутника взгляды, но молчал. Он помнил, что утром вопрос про неведомого или неведомую Лейдис Кийтал пропустил мимо острого уха, как будто имя само по себе должно было что-то Вироксу сказать, но на деле он понятия не имел, о чем шла речь. День нарочито-благодушной болтовни обо всем и ни о чем, его не вымотал, но вблизи густой и вязкой, как деготь, аномалии, заговаривать первым настроения не было - он тем вечером полностью уступил это право Кийталу. Темнота химере не была помехой или преградой, и он поглядывал на эльфа, с какой-то гулкой пустотой и во взгляде, и в мыслях. Правильнее, пожалуй, было бы сказать иначе - мысли-то были, но кружились надо всем сразу, и ничего подходящего, касающегося напрямую их путешествия, а продолжать снова болтать просто для того, чтоб заполнить паузу, ему не хотелось, тишиной химера не тяготился, равно как и компанией Наршерри. И он как будто бы оставался наедине с самим собой, как было для него привычно, и с назойливым шумом на периферии арканного гула зоны искажений.

Отредактировано Вирокс (2023-09-08 14:45:33)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

39

- Вир... - улыбка, усталая и теплая тронула губы эльфа, отразившись мягким темно-зеленым отблеском в глазах. - Спасибо...
Стянув куртку, темный опустился на спальник, принявшись расшнуровывать высокие голенища ботинок. Разувшись, Кийтал оперся спиной и затылком о каменную стену и замер, устало смежив веки. Некоторое время он молчал, прислушиваясь к шорохам опускающейся ночи. Тяжелые, давящие эманации находящейся поблизости аномалии  свивали в тугие узлы жилы, опустошая хтоника и физически, и энергетически. Наршерри, вздохнул, пошевелившись и, подтянув одну ногу к себе, обхватил его ладонями, устроив на колене подбородок. И снова замер, не торопясь приниматься за ужин. Остроконечные уши подрагивали, улавливая доносившиеся со стороны тропы звуки. Впрочем, ничего тревожного эльф не услышал.
Изредка всхрапывали сонные эбо, потряхивая лохматыми гривами и звеня уздой. Животные немного потоптались, но вскоре легли на землю, прогретую поставленным Вироксом куполом.
Коротко вздохнув, Кийтал потянулся, снимая с картонных распорок свой паек, и вновь откинулся на шершавый камень утеса.
Ужин прошел в молчании. Наршерри ощущал взгляд химеры, когда тот поднимал голову, однако говорить не спешил. Помнил он и заданном утром вопросе.
Лейдис'Дег'Гади... Лейдис... У артефакта, вытатуированного у него на спине было имя. Когда-то он сам дал его ящерице, когда впервые активировал конструкт, почувствовав, как гибкое тельце рептилии выбирается из-под кожи наружу, царапая спину и заставляя передергиваться от болезненных уколов коготков. Потом он привык... и даже стал получать удовольствие всякий раз, когда артефакт, оживая,  разрывал кожу,  вырываясь на свободу.
- Лейдис... тату-артефакт, - заговорил темный, развеивая пакет, в котором еще недавно находился разогретый паек в мелкую пыль, осыпавшуюся сквозь пальцы. - Я покажу...
Короткий всплеск ментальной магии, и эльф выгнулся, ощутив шевеление под кожей на спине. Ящерица очнулась от спячки и теперь резво выгрызала себе путь на свободу, посылая по поджарому телу темного волну болезненного удовольствия.
Из-под ворота футболки показалась сначала узкая головка-череп на гибкой шее.  Пустые глазницы, в глубине которых слабо пульсировали багровые искры вперились в сидевшего рядом с эльфом химеру. Узкий язык выметнулся между усеянных острыми зубами челюстей. Предупреждающее шипение разбило ночную тишину.
- Лейдис... - имя слетело с губ Наршерри хриплым полувздохом-полустоном. - Уймись...
Секунда, и вот уже ящерка переползла на ладонь эльфа, обвив запястье хозяина тонким хвостом.
- Артефакт был разработан моим отцом. - прошептал Кийтал, проходясь подушечками пальцев по спинке ожившей татуировки. Ощущение под пальцами смеси прохладных костей и обнажённых мышц до сих пор завораживало темного. -  Отец самолично нанес тату  в день моего совершеннолетия. Традиция рода. - он снова огладил ящерицу. - Слияние с хтоном-аннигилятором разрушило артефакт, практически содрав его со спины. Не могу сказать, что ощущения были приятными...
Кийтал умолк, провалившись в нахлынувшие воспоминания. Пальцы все так же скользили по тельцу Лейдис, очерчивая позвонки или же выглаживая шелк не скрытых кожей мышц рептилии.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-09 01:11:46)

+2

40

[indent] К размышлениям химеры, когда попутчик устало его поблагодарил, чего не делал он сам, хотя Кийтал взял на себя все заботы о животных, прибавилась еще одна вернувшаяся мысль: что ему нравилось, когда эльф улыбается. И мысль эту он от себя не гнал, зная, что иначе она начнет его преследовать. Это просто было среди тех вещей, с которыми следует смириться.

[indent] Он практически не чувствовал голода, как и вкуса еды, просто знал, что силы им понадобятся, и пренебрегать ею нельзя. И вскоре уже сложил и тоже развеял в прах всю упаковку. Когда хтоник заговорил, Вирокс поднял голову, немного напрягшись: последний раз фраза "я покажу" из уст Наршерри звучала на берегу озера, и чем обернется новая демонстрация, химера не представлял.

[indent] - Наршерри?

[indent] Короткая магическая вспышка, эльф дернулся, выгибаясь в спине, и Вирокс ощутил мощную ауру проснувшегося артефакта, а потом увидел короткое движение у плеча, под одеждой.

[indent] - Это Лейдис? - Вирокс смотрел, как скелетоподобная ящерка проворно спускается по руке Кийтала, цепко держась коготками и помогая себе длинным, гибким хвостом. Он сразу узнал создание, видел ее изображение на спине Наршерри, плоское, словно утопленное под кожу, и вырывающееся из-под нее. Эльф приласкал магическое существо, тихо рассказывая историю артефакта, кажется, в чем-то подобного антрацифиям эонов - правда у тех изображения воплощались в эфемерных зверей, связанных со своими хозяевами и сражавшимися  за них, а эта ящерица определенно была соткана из телергических потоков.

[indent] - На твоей спине она казалась крупнее. - химера подался вперед, рассматривая ящерицу. Кому-то бы ожившее изображение показалось бы гротескным, кому-то - отталкивающим, из-за вскрытых мышц, голых костей ящерки, но Вирокс видел и гармонию  татуировки, и грацию ее воплощения. - Значит, артефакт... - хорошая традиция рода. - И ты ее сумел восстановить?

[indent] Вирокс знал, что татуировки можно зачаровать и наделить свойствами, но сам подобного искушения никогда не испытывал. Он слишком часто перевоплощался, и, хотя любил до одури и процесс их нанесения, и сами татуировки, на его светлой коже выглядевшие гораздо ярче, чем на смуглой - хтоника, не обладал достаточным терпением, чтоб сохранять их на себе, порой стирая все до единой. Сейчас только его плечо украшали причудливые разводы заштрихованных спиралей, словно столкнувшихся галактик, что он сделал неделю назад в Лоссуме, перед тем, как вновь явиться в убежище хтоника.

[indent] - Она - живая? - с любопытством, сквознувшим в голосе, спросил хаосит. - Анимированный конструкт или на самом деле живая? Вроде... химеры? - он чуть запнулся, уточняя и бросил на эльфа, утонувшего в своих мыслях, короткий взгляд. Вирокс не считал нужным пытаться скрывать свою природу от Наршерри, просто показалось странным сравнивать себя и себе подобных с артефактом, существующим в виде чернил в чужой коже. Нужная формулировка нашлась быстро:

[indent] - Она - "что" или "кто"?

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

41

Темный улыбнулся, скользнув кончиками пальцев по спинке рептилии и приминая  пучок гибких шипов. Ящерка издала тихое шипение, но  осталась на ладони эльфа, только крепче обвила тонкое запястье хвостом. Сейчас она была полностью материальна, и Наршерри отчетливо ощущал под пальцами структуру костей и  эластичность открытых мышц артефакта. Странное ощущение, но Кийтала оно завораживало. До сих пор.
- Да… - шепнул темный, улыбнувшись химере. – Это - Лейдис. – в пустых глазницах рептилии-артефакта  жаркими угольками вспыхнули багровые огоньки, когда она повернула головку к эмиссару. – Это ее обычная форма. При необходимости она может быть больше. Но сейчас… это не нужно.
Ящерка пошевелилась, разворачиваясь на ладони и ловко перебирая лапками, поползла вверх по руке эльфа, забираясь ему на плечо. Уцепившись передними лапками за выбившуюся из косы прядь, она приподнялась и замерла, вглядываясь  темными провалами глаз в сгустившуюся тьму за пределами купола.
- Да, я восстановил ее… через семьсот лет…– шепнул Наршерри, откидывая голову назад и касаясь затылком шершавой поверхности утеса. – Нынешняя татуировка полностью моя разработка, хоть в основе и были материалы моего отца.
Эльф умолк, провалившись в волны нахлынувших воспоминаний.
Ночь уже вступила в свои права, погасив последние лучики света. Рядом тихо журчал ручей, опрокидываясь через переполнившиеся природные чаши. Эбо встряхивали косматыми гривами,  изредка прядая ушами. Раздался рык ночного хищник, но он был слишком далеко от стоянки, чтобы стоило об этом беспокоиться.
- После  разрушения личности эльфа… я полностью потерял профессиональные навыки. – снова заговорил Наршерри. Его голос был тих и почти лишен каких-либо эмоций. – У Шарха была память темного. Его колоссальный опыт работы с магическими конструктами, но… он совершенно не понимал, как следует  ими пользоваться. – кривая усмешка тронула точеные губы Кийтала. – Нам… мне пришлось собирать себя заново. Повторное обучение…. Сначала наставник, - мне удалось найти представителя линии Наршерри, своего прямого потомка, - который  восстановил мне начальные и базовые навыки… Потом, университет… И только восстановив полностью утерянное, я навестил родной Дом Кастро-Бриен… Мне нужна была библиотека моего рода и  дневники моего отца. Не скажу, что новая глава была рада видеть меня в своем Доме. Но… Элизеф была мудра… Она понимала, что я собой представляю и предпочла откупиться… Мы заключили договор: она отдает  мне библиотеку рода Наршерри и мастерские семьи, я – более не  переступаю порога Дома Кастро-Бриен и отказываюсь от родового имени.
Темный бережно снял ящерицу с плеча, вернув ее на ладонь. Пальцы ласково огладили гибкое тельце. Он ощутил любопытство, проскользнувшее в следующем вопросе. Почувствовал и быстрый взгляд, которым Вирокс окинул его, выдергивая из воспоминаний.
- Нет, Лейдис не химера в том понимании, которое обычно вкладывается в это слово. -  покачал головой Кийтал, усмехнувшись. - Но... она живая... в какой-то степени... хоть и соткана из потоков протомагии. - он согнул одну ногу, подвернув ее под себя и, пошевелившись, развернулся к эмиссару. -  Род Наршерри специализировался на создании магических татуировок. Мы умеем создавать живые узоры на коже. Так что да, Лейдис живая, хоть и не является химерой.
Он умолк, задумчиво скользя взглядом по гибкой фигуре Вирокса.
- Что ты такое, Вир? Расскажи мне... - подавшись вперед, Кийтал невесомо коснулся губ химеры. - Я помню пламя на твоих губах... живое... жаркое... Помню, как оно касалось моих пальцев... - тихий шепот срывался с губ Наршерри, пока кончики его пальцев очерчивали контур губ Вирокса. - Твое пламя живое... Оно похоже... кхм...  - темный оборвал фразу, пытаясь подобрать слово, которое бы охарактеризовало его ощущения: - напоминает огонь... элементаля... Такое яркое... всеобъемлющее... согревающее и уничтожающее одновременно. Расскажи мне, Вир... что ты такое?

+1

42

[indent] Ветер донес далекий раскатистый рык: так звери предупреждают других, чтоб не заходили на их территорию, или о том, что начинают ночную охоту. Химера не повернул головы. В горах, где звук отражался от отвесных скал, дробился и умножался, истинное направление и расстояние определить было невозможно. Зато Вирокс смотрел, как тонкие пальцы эльфа скользят по спинке ящерицы и внимательно слушал тихий, словно безжизненный голос, не перебивая. Воплощение артефакта выглядело хищно, даже в столь малых размерах, и двигалось необычайно правдоподобно для искусственного создания. Он не мог не признать, что работа артефактора перед ним филигранная. Запоминал услышанное, но не комментировал. Только подмечал, где хтоник, то ли заговариваясь, то ли осознанно играет личностями: "они", Шарх, Кийтал Наршерри сплетались в один клубок в повествовании, где рассказчик отделял себя от предтечи, когда-то подавившего и вплавившего в себя чудовище, на него напавшего, а затем вновь с ним сливался. Это занимало химеру сильнее, чем драма отвергнутого своим кланом темного эльфа, вынужденного начинать жизнь заново и никакой жалости он не испытывал. Древние события, значимые только для их участников и разворачивавшиеся в незапамятные времена - его интересовало прошлое, но не как тоскливая история об утраченном рае, а как рассказ о том, что делало Наршерри тем, кто сейчас делился им с хаоситом. Кийтал был с ним откровенен, и это Вирокс умел и понять, и оценить. А то, что какая-то матриарх когда-то приняла решение миром отвадить от своего порога хтоника - да он и сам бы назвал этот поступок разумным. Для обывательницы, которой есть что терять, и кого защищать. Он отлично понимал, что сам эльф, скорее всего испытал от этого горечь утраты и сожаления, сейчас прикрытые ровным, безэмоциональным тоном. Он мог бы изобразить сочувствие, так искусно, что вряд ли можно было бы заподозрить фальшь, но какой смысл? Происходившего с Наршерри не изменить, и Вирокс просто был благодарен за то, что тот позволяет больше о себе узнать, совершенно пока не представляя, что ему с этим знанием делать.

[indent] - В какой-то степени? - Вирокс усмехнулся. - Я понимаю, что не химера. Неудачное сравнение. - он умолк, когда Кийтал пробежал пальцами по его губам, так легко, что казалось, что это касание не плоти, а ее тени, но услышав вопрос, нахмурился, перехватывая ладонь и опуская ее вниз.

[indent] - Я очень давно не "что". - Но медленно кивнул, признавая справедливость вопроса. - Не виню тебя, Наршерри, понятная ошибка. - он вспомнил, как хтоник обжигал пальцы, слово стараясь собрать язычки пламени с его губ. - Я и есть огонь. И то, что его может его сдерживать. Я думал, ты знаешь. - Вирокс ухмыльнулся, хищно, холодно. - Твой информатор не рассказал? Это я - химера. Энтропий меня создал, я - венец моей генетической линии. Проверь, я откроюсь тебе. Учуешь и элементаля, и дракона, которых он во мне сплавил. - Вирокс помолчал, вглядываясь в лицо эльфа, перехватывая взгляд. Пытался понять реакцию. - Я уже не кукла из плоти с программой боевого андроида и инстинктом самосохранения. У меня своя воля, Наршерри, я знаю, кто я, просто выбираю жить для Дискордиума. - Вирокс локтем оттолкнулся от скалы, на которую опирался спиной, подвернув под себя ногу, приподнялся на колене и за руку притянул к себе Кийтала ближе, коснувшись его щеки губами, отстранился и прибавил вкрадчиво, но беззлобно: - Когда ты меня поцеловал, разве думал, что я - вещь или предмет? Когда тебя трясло в моих руках, думал так? Когда сказал, что хочешь моего огня?

Отредактировано Вирокс (2023-09-11 13:34:18)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

43

- Она живая... настолько, насколько может быть живым магический конструкт, созданный из потоков протомагии. - шепнул Наршерри, жестом развоплотив артефакт. Его выгнуло, когда ящерица вернулась на свое место, вновь став татуировкой на спине темного. - Она понимает мою речь, реагирует на жесты... ее движения ничем не отличаются от тех, что присущи диким ящерицам. Но... в то же время у Лейдис нет своей воли, нет разума. Она не является артефактом, обладающим собственым разумом и способным к саморазвитию.
Кийтал усмехнулся. Тогда его знаний и умений не хватило, чтобы создать разумный артефакт, который обладал бы собственной волей и был способен к саморазвитию и самосовершенствованию. Сейчас, по прошествии почти двух тысячелетий, темный эльф, когда-то державший в своих тонких пальцах бразды управления могущественным Домом артефакторов Кастро-Бриен, имел в своем распоряжении и нужные знания, и методики, чтобы усовершенствовать собственное творение. В том числе благодаря вывезенной и тщательно укрытой в пещерах, расположенных под разрушенным городом в джунглях Климбаха обширным архивам рода Наршерри.
- Вир... она нарушила договор... пыталась утаить... - шептал Кийтал, глядя в глаза химеры. - Не хотела отдать... то, что принадлежит мне. Что - мое, то - мое... что наше, тоже - мое. Она поклялась... - хриплый шепот, пронизанный глухой злобой срывался с пересохших губ эльфа, утонувшего в глубинах воспоминаний. - Я пришел за ней... как до нее  приходил за каждым, в ком текла хоть капля ее крови... она была последней... Ее голова… высушенная до размера мужского кулака… до сих пор… украшает мой рабочий стол… на Климбахе…
Злость клокотала в каждой фразе, срывавшейся с губ Наршерри. Она прокатывалась по позвоночнику волной колючей дрожи, заставляя вибрировать каждую клеточку  его гибкого, худощавого тела. Гнев, окутывающий темного не был направлен на то, что произошло столетия назад. У эльфа давно не было сожаления о том, что родной клан отказался от него, просто отшвырнув его прочь за ненадобностью. Его злил сам факт нарушения договоренностей главой Дома.
- Они до сих пор… приходят ко мне… хотят, чтобы научил…. -  темный раздраженно зашипел, оскалившись. – В них не осталось крови… моего рода… Наршерри больше нет… Они не смеют просить…
Прикосновение  химеры, когда его пальцы сжали ладонь Кийтала. Жар живого пламени омыл смуглую кожу, разливаясь по вибрирующим от злости нервам. Гнев, высушенный прокатившимся по телу темного живым теплом, стих. Наршерри замер, завороженно вслушиваясь в голос Вирокса.
«Химера… Элементаль и дракон..  Само пламя… Живое… Имеющее свою волю… Я должен был догадаться….» - мысли неслись в голове, мешаясь и путаясь.  Слова  эмиссара только подстегнули его интерес… И желание окунуться в это пламя. Ощутить его на своем теле… Завернуться в него… и сгореть в нем.
- Нет… не знал… – покачал головой  эльф, оскалившись в ответ. Наршерри словно возвращал ухмылку эмиссару. Такую же хищную и холодную, только разбавленную влажным блеском изогнутых клыков. – Я не считал, что вправе спрашивать… - пальцы Вирокса сомкнулись на запястье эльфа, потянув, и Кийтал легко качнулся навстречу, хрипло выдохнув, когда горячие губы мазнули по щеке, оставляя незримый ожог на смуглой коже. – Я никогда не считал тебя вещью, Вир… Ни тогда, ни сейчас. – темный невесомым, легким, словно перышко жестом,  скользнул подушечками  пальцев по лицу химеры, прослеживая линию скулы и подбородка. – Покажи мне, Вир… Я хочу ощутить… твой огонь…
Он подался вперед, раздувая тонкие ноздри и жадно принюхиваясь. Эльф чуял сухой, потрескивающий в воздухе вокруг химеры, жар. Ощущал невидимые искры, стекавшие по смоляным волосам мужчины. Живое пламя… Благодатное и всепожирающее.
- Покажи мне…. Пожалуйста, Вир..

+2

44

[indent] Ящерица-артефакт истаяла в короткой вспышке магической энергии, снова впитавшись в телергический фон, чувствуемый обоими интуитивно. Среди той арканной силы, что их окружала, пронизывая весь мир, только крохотная ее часть была сформирована и усмирена внешней волей и разумом.

[indent] Вирокс убивал и за меньшее, чем не соблюденные условия договора, да и хтоник, он не сомневался, тоже. Химера отлично знал, что они живут в мире формального права, цивилизации и порядка, но на деле правило было одно: если ты можешь убить и сделать так, что тебе за это ничего не будет, вот оно, твое право. Некоторые были настолько мягки, что избегая наказания светского, попадали в ловушку морального самоистязания. Муки совести ему близки не были, а ситуация, где за проступок одного страдают все, хоть как-то связанные - знакома. Вот только ему никогда не хотелось трофеи собирать. А вот то, что погружение в воспоминания ввергало, явно, Наршерри в бешенство - вот это Вирокса заставляло подобраться: срывы у него случались до интригующего невовремя. Химера прикусил язык, чтоб не ляпнуть, мол, одного Наршерри знает, последний раз видел на горном перевале в Саидии, на Лирее - не факт, что чувство юмора пришлось бы сейчас к месту. Но эльф с готовностью отвлекся.

[indent] - Но сейчас же спросил. - Вирокс легко пожал плечами. - Я о своем происхождении не треплюсь на каждом углу, Наршерри. - он не находил в том ничего предрасудительного, но не любил, когда другие знают слишком много. Но, решись Кийтал проверить услышанное, действительно бы позволил ему: поддержал бы сканирующее плетение, направил. Обычно старался отсечь, едва чуял. Вместо арканного щупальца проверяющего, тонкие прохладные пальцы эльфа пробежались по его щеке и химера усмехнулся. - Зато я когда-то считал. Даже не так: я об этом даже не был в состоянии задуматься. Уже давно могу, но это ничего не изменило. Мне именно так все и нравится, как есть. Просто теперь это мой выбор. - Взгляд химеры затуманился, на губы легла тень мечтательной улыбки. Он действительно любил свое место в мире. Парень чуть качнулся назад, прочь от невесомого касания Кийтала, и вытянулся на своем спальнике, глядя снизу вверх и словно сквозь эльфа.

[indent] - Однажды ощутишь. Но я не обещаю. - он внезапно ощутил глухое раздражение, зверем заворочавшееся внутри. Каждый раз, когда он протягивал ладонь, Кийтал пытался откусить по локоть. И при этом был заранее готов разочаровываться. Сейчас Вирокс сам был виноват, не соблюл разумную дистанцию. Но и себя он обыкновения обманывать не имел: его тянуло к хтонику до звона в ушах. Проклятое варево сознания иномирской хищной твари, заключенное в тонкостенный и хрупкий флакон цивилизованности, их общего дела и в обертке - обертках - настолько манких, что они казались совершенно рукотворными, как и его, действительно увлекало химеру. - Я тоже много чего хочу, Нарешрри. - голос сорвался на хриплое рычание. Вирокс мотнул головой, закрыл глаза и сделал пару глубоких вдохов, стараясь абстрагироваться от противоречивых мыслей.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+2

45

- Спросил… - не стал отпираться темный, криво усмехнувшись. - АВот, значит как… - задумчиво проговорил Наршерри.
Они были похожи… В какой-то мере. Сам эльф не стремился рассказывать о том, что произошло почти два тысячелетия назад. Он не искал бессмертия. Не пытался как-то продлить собственную жизнь.  Его устраивало то место, которое он занимал в мире и в своем, теперь уже  чужом и далеком, Доме. Иномирная тварь, голодная и слишком сильно хотевшая жить, что атаковала его, навсегда изменила его жизнь, расставив иначе все приоритеты. Сейчас то, что когда-то было важным и близким, давно уже перестало быть таковым. А те понятия, моральные и нравственные, некогда заложенные в процессе воспитания, растворились в обострившихся до предела инстинктах.  Те остатки человечности, на которых держалась цивилизованная личина Наршерри, были настолько хрупкими и ломкими, что рассыпались  множеством осколков, едва тварь вылезала наружу.
- Когда-то я так же не был в состоянии задумываться… Жил лишь инстинктами… Не самый худший выбор… - он помолчал, обдумывая вертевшиеся на  языке фразы. – Мораль… общественные нормы…  правила… как же оно порой…. мешает… - Кийтал передернулся, ощутив предупреждающее покалывание клейма на загривке. – Мне тяжело находиться в цивилизованных мирах…
Движение химеры,  вновь ушедшего от прикосновения, отозвалось короткой усмешкой, тронувшей губы эльфа.
«Уходишь от прикосновения… Снова…»
Уронив руку на колено, Наршерри выпрямился и, передвинувшись, вновь прислонился спиной к шершавой поверхности горы.
Прохлада ночи скользнула по смуглой коже эльфа невидимыми ладонями легкого ветерка, принеся с собой ворох звуков и шорохов. Ноздри темного трепетали, отфильтровывая крупицы принесенных потоком воздуха запахов. Волна раздражения, пришедшая от эмиссара, подняла волоски на загривке, отозвавшись гортанным рокотом, завибрировавшим в глотке Кийтала.
Хотелось ли ему прикоснуться к сути химеры? Да, безусловно.
Почувствовать жар живого пламени, из которого был соткан эмиссар Дмскордиума?... Наршерри хотел этого. Отчаянно и безнадежно. И глупо было отрицать очевидное. Он видел многое и пережил многих. Но еще никогда и ни к кому его не тянуло столь сильно. 
Поток чернильно-черной энергии, подсвеченный темно-зелеными сполохами заплясал на кончиках пальцев эльфа, формируясь в сканирующее плетение. Крохотные иголочки телергических нитей впивались в смуглую кожу, отзываясь в теле эльфа предвкушающей дрожью. Сформированная вязь слабо мерцала, покачиваясь и сплетаясь в сложный узор.
- И чего же ты хочешь, Вир? - едва слышный шепот сорвался с сухих губ темного в ответ на хриплый рык химеры.
Плетение сорвалось с пальцев Наршерри, рассыпавшись в пыль.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-13 07:35:43)

+1

46

[indent] Жить одними лишь инстинктами Вирокс уже не смог после первого же пробуждения. Опыт предыдущих неполных трех сотен химер его линии не позволял. Усвоенный, он ясно давал понять, что инстинкты не следует игнорировать, но нужно гораздо больше, чтоб не только выжить, но и исполнять задачи, перед ним поставленные, пусть на тот момент из них основной было - обучение. Его звериная невинность - во всех смыслах, длилась час, не больше, и та была заляпана фрагментами чужих воспоминаний.

[indent] С цивилизованностью, в общем-то, было так же. Там, где нормы его тяготили, Вирокс просто оценивал последствия пренебрежения ими, усвоив как данность, но не ощущавший тех же потребностей, которые в этих социальных правилах воплотились для большинства. Но усвоил отлично, с десятками оговорок, принятых в разных обществах. Может быть, и не тяготило бы его обильное халифатское пресмыкание, если бы не знал, из каких предпосылок оно проистекает. Так что химера на сожаления хтоника мельком кивнул, понимая, о чем тот говорит, хотя, тоже, не до конца разделяя. Ему не было трудно в социуме, но, его правила и установки казались избыточными и ритуализированными. Иногда хотелось им подчиняться, вливаясь в общий поток, иногда он принуждал себя к этому. Тем его и интриговало общение с Наршерри - алгоритм, которому следовать, улавливался с трудом, если вообще существовал.

Вирокс распахнул глаза, уловив движение арканных потоков, вгляделся в вязь, сплетаемую эльфом, и поднял руку, собираясь дополнить заклинание своей энергией. Даже проявления их энергии в мире были похожи, только отблеск, гало угольно-черных в эманаций было у каждого своим: густой изумрудной зеленью у одного, и тревожного бордовым у второго. Принцип подобия помог бы плетению Кийтала подсветить искомое четче, но тот рассеял чару.

[indent] - Да сделай уже, если интересно! - выдохнул химера, раздосадованный сомнениями эльфа. - Другого шанса не дам, - он едва расслышал вопрос, к нему обращенный, и приподнялся на локте, глядя в красивое смуглое лицо. Да ведь, действительно, многого. Какой ответ бы хотел Наршерри услышать? Что хочет благополучно добраться до старой артефакторши, пока она не отправилась к праотцам, и вытрясти все, что его интересует? Найти и отомстить тем, кто отправил его в холодильник, чуть не отправив в небытие, даже не за себя, а за угрозу ордену? Вернуть память? Перестать так остро реагировать на эльфа, или, наоборот, отпустить возжи? Внезапно Вирокс и сам понял, что именно за мысль превратилась в гиперфиксацию, и жалит его разъяренной осой. И как ее прогнать. Он сел, потянулся вперед, цепляя Кийтала и разворачивая к себе, дернул ближе, ловя хтоника за и за вторую, руку и завалился обратно, утаскивая его за собой, но удержал на весу, стиснув его за плечи. Мотнул головой, стряхивая с лица хлыст шелковистых волос эльфа, заплетенных в тугую длинную косу.

[indent] - Многое, Наршерри. - голос химеры прозвучал низко, тихо и тягуче. Таким только искренне говорить, что хочешь видеть, как как тот, кому слова адресованы, извивается в твоих руках, ощущать его дрожь, слышать, как стонет и просит еще. А химере понравилось, когда Наршерри просил, нравилось, что именно просил. Но Вирокс сказал другое. - Из того, что могу себе сейчас позволить - чтобы мы хорошо выспались. Завтра такой возможности, скорее всего, не будет.  - Вирокс легко улыбнулся, расслабляя ладони, - Ты не торийская принцесса из Дворца Безмятежности, чтоб, драконя меня каждый удобный случай, не понимать, что я тебя хочу. Это хотел услышать, Наршерри? Ну, я сказал. - он посерьезнел. - А еще мне бы очень хотелось, чтоб ты перестал выебываться со всеми этими "не обещай". Потому что уже бы получил, на что напрашиваешься, но тебе словно в кайф заранее разочаровываться. А я не хочу тебя разочаровывать, Наршерри. Так что, - он пожал плечами, и плавно опустил эльфа на спальник рядом, - подожду, пока ты все-таки мне начнешь доверять. Ну, или не начнешь. Твое решение. А сейчас - давай спать, Наршерри. Варды я создал, сплю чутко, если что - эбо тоже поднимут шум.

[indent] Вирокс лукавил, но лишь от части. Ни один из них не был торийской принцессой, и ханжеская щепетильность, явно, тоже не была свойственна ни хтонику, ни химере. Но Вирокс ясно понимал, что придется преодолеть этот совершенно запредельный, невероятный индивидуализм Кийтала, если он хочет сделать по-своему. А время на то, хотелось надеяться, у них было.

[indent] - Отдыхай спокойно, Наршерри. - Шепнул хаосит, закрывая глаза.

Отредактировано Вирокс (2023-09-14 06:18:39)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

47

"Мне интересно, но..."
Наршерри зашипел, вскидываясь и ловя черно-лиловый взгляд химеры, приподнявшегося на локте своим. Темный понимал, что Вирокс сделает так, как сказал, и другого шанса взглянуть на суть эмиссара Дискордиума у него не будет. Понимать-то понимал, только вот заставить себя переступить невидимую грань, которую сам же для себя и вычертил, не мог.
Мгновение длиною в вечность и одновременно столь скоротечное, что его  невозможно ухватить. 
Химере хватило этого мгновения, чтобы не только развернуть темного к себе, но и дернуть, увлекая за собой. Все произошло настолько быстро, что Кийтал опомнился лишь тогда, когда оказался лежащим над эмиссаром, который крепко удерживая его за плечи над собой.
Лицо к лицу, глаза в глаза. Эльф судорожно выдохнул, раздувая изящные ноздри и вдыхая одуряющий запах, которым определялся для него химера, и который Наршерри никогда и ни с чем не спутает. Выбившиеся из косы длинные пряди чернильных с глубоким зеленоватым отливом волос смешались с волосами Вирокса.
Кийтал дернулся, упираясь коленями в каменный пол и силясь дотянуться до мужчины. Бесполезно. Пальцы лишь ухватили воздух, судорожно сжавшись. Глухое, кашляющее рычание зародилось в глотке Наршерри, прорываясь наружу гулким рокотом, но... оборвалось, стоило химере заговорить.
Низкий, вязкий и невероятно тихий... голос эмиссара обволакивал, жаркой лаской невидимых ладоней скользя по позвоночнику эльфа, порождая гортанный полустон-полувздох, сорвавшийся с враз пересохших губ Наршерри. Зеленое зарево омыло темную радужку, высветив оскал выступившей из глубин бездонной тьмы, плескавшейся в глазах эльфа, иномирной твари.
Улыбка, ленивая и понимающе-удовлетворенная, тронула точеные губы Кийтала, приоткрыв кончики острых клыков.
"Хочешь меня... я знаю, Вир...."
А он действительно знал, чувствовал, считывая эмоции, запах и жесты химеры, и сам отзывался на это высказываемое телом эмиссара желание. 
Держать в руках гибкое мужское тело... ощущать исходящий от него жар. Скользить ладонями по сухой коже. Отдать всего себя и взять столько же.
Сгореть и возродиться.
"Значит, не хочешь разочаровывать... Это хорошо... Потому что я тоже... не хочу разочароваться в тебе... Не хочу пожалеть, что доверился тебе и отдался тебе..."
- Прямо таки получил? - слова царапали пересохшие горло, но хриплый протяжный вздох, выдавал его с головой. - Ну ладно...
Движение... короткое и плавное. Колебание потревоженного, согретого теплом магии воздуха, и Наршерри оказался на спальнике, рядом с химерой.  Секунду эльф не шевелился, а потом медленно приподнялся на локте, вглядываясь в лицо эмиссара. Плетение соткалось мгновенно, повиснув на кончиках пальцев занесенной над Вироксом ладони. Кийтал встряхнул кистью и вязь, соскользнув с пальцев, потянулась к химере.

+1

48

[indent] Химера предвидел, что Кийтал дернется, пытаясь выбраться из его хватки раньше, чем уяснит, что Вирокс не задумал ничего дурного и что это не драка, потому и сжал сперва руки - удержать хтоника, хотя б до тех пор, пока тот его не услышит. Интересно было, инстинкты или привычки не позволяют ему и секунды мешкать, прежде чем пытаться себя защитить - даже там, где драки-то и не было. Даже поза, в общем-то, угрожающей, не была - горло, грудь, живот открыты - хищник играл, а не нападал. Сам химера схватки не боялся, и даже ничего плохого в таком раскладе не видел, но провоцировать ее не хотел - не время, не место. Складывалось впечатление, что на вот том самом, игриво-тактильном уровне Наршерри никогда не имел дела с теми, кто мог себе позволить так с ним поступать - будучи заведомо сильнее и опаснее многих, кто проявлял к нему интерес, а ровню либо не подпускал ближе, чем на артиллерийский залп, либо просто не оказывался в подобных ситуациях. Мыши кошку за уши и усы не таскают. Вироксу в таких ситуациях было проще - он, как раз, давно научился проявлять снисходительность, если считал нужным, или такая возня происходила как минимум на равных.

[indent] Аптекарской точности взвесь приязни, лести и грубости действительно погасила вспышку хтоника, и единожды дернувшись, он все же не стал сопротивляться, а довольно, как показалось Вироксу, улыбнулся. В зеленых глазах мелькнули искорки. Хаосит не стал отвечать, только ухмыльнулся, выпуская Наршерри из рук. Эльф оказался достаточно близко, чтоб даже с закрытыми глазами можно было почувствовать, как он пошевелился, приподнимаясь на локте. Вирокс вновь ощутил колыхание магического эфира, глянул из-под ресниц.

[indent] - Решился?.. Хорошо. - Дочерчивать вязь было поздно, так что эмиссар протянул ладонь, сплетая пальцы с эльфовыми, чтоб дать заклинанию лучший контакт, как тогда, когда они обменивались воспоминаниями и просто расслабился, сделал несколько контролируемых вдохов, заставляя себя не сопротивляться и позволил сканирующему плетению пронизать его, стараясь подавить все инстинктивные попытки закрыться и развеять чары, сообщающие Кийталу, кто же все-таки перед ним. Контроль дыхания вообще был одной из любимых техник Вирокса. Слоями, рваными клочьями, из которых, тем ни менее, складывалась более-менее ясная картина, заклинание, возвращаясь к Кийталу, раскрывало суть химеры, исподволь следившего за ним. - Смотри.

[indent] Первое, что учуял хтоник - силу заложенного в Вироксе магического потенциала. Сколько таких было? Двое? Трое из ста? Меньше? Энергетическая сеть химеры ясно выдавала в нем альфу, такого же, как и Наршерри сам, не менее. Река лавы под землей, способная вырваться наружу и менять мир по его воле, сотнями способов, с разрушительным потенциалом, способным одним только заклинанием оставить глубокую воронку в земле, а на такие заклинания химера был способен многократно. Дальше можно было почуять сплетенные воедино потоки энергий, сходные по структуре тем, что свойственны драконам, они словно собирали и запирали в себя следующий слой, чистой и бурлящей, стихийной силы огня. Обе словно усиливали друг-друга, составляя зерно, суть химеры, и лишь как давно зажившие шрамы, на краю восприятия можно было учуять следы сигилов, требовавшихся когда-то демиургу, чтоб связать и срастить эти потоки в единую структуру, запечатлеть их и запечатать в единой оболочке, которой была предана плоть и форма, максимально схожая с человеческой. А потом она была наделена сознанием, на людское похожим. Или, хотя бы, способным такое изобразить, и достоверно. На такое были способны только самые могучие протомаги, настолько филигранная работа была проделана. Вирокс не солгал, он был полностью рукотворным существом, только руки, его сотворившие, были руками бога. И поверх всего, но словно где-то в глубинах сути, была утоплена печать Хаоса, сейчас спрятанная эмиссаром от любых базовых проверок.

[indent] Заклинание вернулось к эльфу вместе с пониманием. Химера внимательно глядел на него снизу вверх, но в уголках губ застыла легкая, расслабленная улыбка. Он еще раз выдохнул, явно встрепенулся, словно щиты снова поднялись - добровольно позволять запускать кому-то щупальца теомагических заклинаний Вироксу давалось непросто.

[indent] - Ну, скажешь что-нибудь?

Отредактировано Вирокс (2023-09-18 21:06:39)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

49

"Да... я хочу увидеть.... хочу понять, что ты есть, Вир..." - Наршерри не стал озвучивать промелькнувшую в сознании мысль, однако его интерес был настолько очевиден, что химера не мог его не заметить.
Эльф не мог сказать, как бы отреагировал, вздумай эмиссар ерничать. Скорее всего, развеял плетение, даже понимая, что иного шанса понять и увидеть суть химеры Хаоса ему больше не представится. 
Но вместо этого Вирокс сжал ладонь темного, переплетая пальцы и позволяя сканирующей вязи соскользнуть по энергетическим линиям паутины, проникая вглубь, чтобы достигнуть самой сути того, кто сейчас был так близко, что Наршерри ощущал исходивший от химеры жар всем своим существом.
Плетение, поначалу ощутив сопротивление, помчалось по тонким нитям сети, проникая слой за слоем, в глубины того, что являло собой суть химеры Хаоса.
Тонкие ноздри иномирной твари дернулись, раздуваясь. Глаза, расцвеченные темно-изумрудными росчерками широко распахнулись в немом потрясении, затуманиваясь сотканным теомагической вязью пониманием.
Жидкая лава, свивающаяся в тугую воронку, что сонно пыхтит, вспучиваясь  огромными пузырями, в жерле спящего вулкана. Только вот вулкан этот был живым существом, сотканными из плоти и крови, по своему хрупким, но обладающим поистине чудовищным потенциалом. Эльф даже сквозь плетение чувствовал разрушающую силу, заточенную в четкие потоки энергии, присущие драконам. Антрацитовым драконам, известным своей жестокостью и свирепостью.
Огонь. Первозданная и неукротимая стихия, пожирающая все на своем пути, стоит ей вырваться на свободу. Суть пламени. Огненный элементаль был вплетен в энергетическую структуру дракона, сливаясь с ним в единое целое.
А плетение уже мчалось дальше. Глубже. Ещё глубже. До самого дна, если таковое имелось вообще. Тончайшие нити вязи тронули шрамы, оставленные сигилами, призванными срастить обе сути. Дракон и элементаль. Тот, кто является самим огнем, и тот, кто сдерживает его. Поистине чудовищное сочетание. И разум… Нечеловеческий. Филигранно сложный и завораживающий. И столь же притягательный.
И над всем этим сияла печать Хаоса. Столь же могущественная, как и тот, кто ее носил. Рукотворная химера. Вирокс, эмиссар Дискордиума.
Плетение, последний раз дрогнуло и, свернувшись, вернулось к темному, впитавшись в его энергетическую паутину.  Наршерри вздрогнул, хрипло вздохнул, привычно раздувая тонкие ноздри и втягивая сухой, одуряюще горячий запах лежащего рядом эмиссара. Вкус первородного пламени на языке, скользнувшего внутрь, чтобы мгновением спустя опалить легкие  иномирной твари, взиравшей на Вирокса из глубины темно-изумрудных глаз того, кто  некогда был рожден темным эльфом.
С вернувшимся заклинанием пришло понимание. То, что  эльф смутно подозревал, собирая из разрозненных, случайно оброненных эмиссаром обрывков фраз, жестов и запахов, теперь обрело глубину, соединившись в сознании Наршерри в единое целое.
Живой огонь, наделенный собственным разумом и волей. Могущественный и всеобъемлющий. Способный как согреть, так и выжечь дотла. Он хотел прикоснуться к нему, почувствовать, как  языки пламени лижут его смуглую кожу, поначалу согревая, а потом выжигают плоть, превращая хрупкие кости в горстку пепла. И никогда еще он ничего не хотел столь сильно и отчаянно.
- Ты огонь, Вир… Живой… Могущественный и разрушительный… Но  одновременно ласковый и согревающий… - Кийтал вглядывался в лицо химеры, не в силах отпустить ладонь эмиссара. Жар живого пламени притягивал, сводя  темного хтоника с ума, сдирая хрупкую оболочку и обнажая желания, в которых эльф боялся признаться даже себе. - Хочу ощутить… без преград… Кожа к коже… Сгореть в нем… и возродиться… - шептал темный, срываясь на хрип. – Чувствовать тебя… согреться тобой… раствориться в тебе… быть рядом с тобой…
"Если ты позволишь мне…"

+1

50

[indent] Заклинание Кийтала промчалось сквозь него за секунду, но, субъективно, Вироксу она казалась нескончаемой, застывшей в часы. Это был словно саботаж против себя самого - принуждать себя открываться так глубоко, чтоб не заставить чужое сканирование увязнуть или отрикошетить без какого-го либо ответа. Но чара хтоника упрямо проникала все глубже и глубже, пока не добралась до цели. Только тогда и Вирокс смог, наконец, расслабиться, снова заслоняясь от проверок, нарочных или случайных.

[indent] От его слов Наршерри вздрогнул, сделал глубокий хриплый вдох. Расфокусированный во время заклинания, зеленый взгляд в буквальном смысле зацепился за реальность и с того мига уже не отрывался от лица химеры.

[indent] - Что? - Тревожно глянув, Вирокс приподнял голову, тоже оперся на локоть. Эльф учуял и распознал не то, что ожидал? Вирокс чуть нахмурился. Не то, что это что-то меняло для химеры. Изменить что-то уже было поздно, он позволил увидеть все так, как оно было на самом деле, и даже соври сейчас, мол, хорошо замаскировался, правда ведь? Хтоник все равно бы не купился на такой газлайтинг. Принятие или непринятие хаосита мало беспокоило, в том же Дискордиуме химеры были, Хаос они устраивали, а другого ему нужно не было, но сейчас, позволив Кийталу исследовать его сущность в прямом смысле до отзвуков протомагической сигилов, положивших начало его жизни, Вироксу неприятна была даже мысль отрицать добровольно отданное знание. Но эльф нарушил молчание, хрипло, шепотом.

[indent] Он не огонь... Сам себя хаосит так мог назвать для красного словца, ровно, как и драконом, а правда никогда не была от него заслонена, он пробудился с этим знанием. Вирокс хотел перебить его, поправить, сказав, что он - химера, слияние двух сутей, но не стал. Как оно было в действительности, Кийтал увидел, а как интерпретирует - уже не его, не Вирокса дело. Если Наршерри больше нравится видеть в нем элементаля, то и пусть. Хтоник повторял то же самое, что пару дней назад, но теперь в его голосе Вирокс не слышал никакого соблазна, никакого заманчивого предложения, пробирающего мурашками предвкушения по позвоночнику. Как будто у хтоника в одном образе было много лиц, и Вироксу показалось, что эту ипостась он тоже уже встречал: того, кто хотел найти себе пристанище в мире, в широком смысле. Ему вообще показалось, что эльф в каком-то подобии транса, а его хриплый, срывающийся шепот - мантра.

[indent] - Наршерри? - Вирокс оттолкнулся от пола и сел, повернувшись к хтонику, отлично понимая, что отталкивать его сейчас - только углубить уже однажды увиденное отчаяние. - Наршерри, вернись. - выпутав пальцы, он обхватил лицо Кийтала ладонями, - Ты и так рядом. Куда ж я денусь в горах и рядом с аномалией. - он легко усмехнулся, коснувшись губами смуглого лба. - Слышишь меня? - вздохнул и спросил серьезнее: - Наршерри, ты в порядке? Я рядом. - Пусть и не этого, наверное, эльф хотел услышать, или не так - не мерным, успокаивающим шепотом. Вирокс чуть надавил ему на плечо, осторожно, самую малость, чтоб побудить перекатиться на спину. - Ложись, Наршерри. Нам надо отдохнуть. Я буду рядом, - повторил он, тоже вытягиваясь на спальнике, так и не отняв рук от лица Кийтала. Забота, которой он пытался окружать хтоника, раздражала его самого. Хотя бы тем, что даже тяготясь ею, химера понимал, что сейчас она - вполне искренняя. И недоумение - тоже. Обычно, узнавая, кто он такой, люди удивлялись, кто-то испытывал отвращение, реже - восхищались, но уже тому, сколько в сумел запечатлеть его создатель. А Наршерри... Наршерри снова все делал по-своему. Даже реагировал.

[indent] Вирокс откинулся на своем спальнике на спину, глянул сквозь прозрачное энергетическое мерцание купола в черное, засеянное звездами небо, и прикрыл глаза. Отдых ему тоже нужен был. Это была последняя ночь, когда они могли надеяться на спокойный сон, и то, просто надеяться.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

51

Энергия аномалии скользнула по гибкому телу. Узкие, напоминающие птичьи перья чешуйки чуть встопорщились, но тут же вновь плотно  прилегли к коже. Хтон медленно полз по отвесной скале, усеянной множеством трещин. Длинные, костяные хвосты цеплялись за каменные выступы, служа дополнительной  опорой и надежно удерживая чудовище на скале. Да и изогнутые когти на лапах еще ни разу не подводили его.
Хтон замер, распластавшись на утесе, лишь чуть поворачивал длинную узкую голову с мощными челюстями, между которых изредка выстреливал узкий язык. Чудовище слушало, отфильтровывая гул аномалии, крики потревоженных хищником ночных птиц, да стрекот насекомых.
Незнакомый запах просочился  сквозь микст привычных ароматов. Хтон качнул головой, поворачивая ее в сторону, откуда донесся такой притягательный запах. Мягкие, покрытые мелкими чешуйками ноздри затрепетали, раздуваясь, втягивая, исследуя заинтересовавший иномирную тварь аромат. Язык появился меж покрытых чешуйками челюстей и столь же стремительно исчез.
«Чужой… Здесь… На моей территории…» - забилась в мозгу чудовища мысль.
Некоторое время тварь не двигалась, а потом начала ловко карабкаться по скалам, приближаясь к площадке, на которой расположились чужаки.  Приблизившись, она застыла, уцепившись длинными  когтями за выступ. Оба хвоста привычно обвили шершавые каменные наросты.
Клиновидная голова приподнялась, качнувшись из стороны в сторону. Ноздри дернулись, когда тварь вновь принюхалась, выискивая привлекший ее запах. Нашла. Узкий язык проскользнул между челюстей, облизывая губы.
«Двое…. И эти… Копытные… Вкусно… Сладко…. Можно звать остальных...»
***
Голос знакомый и незнакомый одновременно. Прозвучавший в короткой фразе вопрос разбил охватившее эльфа потрясение, смешанное с благоговейным восхищением. То, что он увидел благодаря плетению, завораживало. Рукотворная химера… Хищная… Быстрая… Смертоносная… Притягательная.
Кийтал вздрогнул вскидываясь. Расфокусированный взгляд замер на лице  эмиссара. Темный судорожно вздохнул, тряхнул головой,  стряхивая наваждение, но…. Не получилось. Увиденное при помощи сканирующего заклинания не отпускало. Наршерри понимал и одновременно не мог постичь размах проделанной  демиургом работы.  Две сущности – дракон и  элементаль, - были сплавлены в единое целое стол филигранно, что понять, что  находящееся рядом существо полностью рукотворное было весьма затруднительно.
- Быть рядом с тобой… Чувствовать тебя… - беззвучно  шептал Наршерри, глядя невидящим взглядом сквозь сидевшего напротив химеру. – Остаться с тобой…
Он и сам не понимал, что говорил, срываясь на хриплый шепот, прерываясь на мгновение и начиная заново. Шорох потревоженного воздуха, согретого магией купола.  Пальцы химеры разжались, выпуская ладонь  эльфа, и почти сразу же коснулись лица обхватывая. Кийтал замер, хрипло вздохнув. Судорожное бормотание оборвалось, сменившись вкрадчивым шепотом химеры, пытавшегося достучаться до парализованного сознания темного.
- Вир… - едва слышно выдохнул Наршерри, втягивая  раздувавшимися ноздрями такой знакомый запах. – Что?...
Короткий толчок в плечо. Мягкий осторожный, и Кийтал, зашипев сквозь стиснутые зубы, завалился на спину, коротко передернувшись. Эмоции, исходившие от химеры, будоражили. Искренняя забота смешивалась со столь же искренним недоумением и раздражением, и это обескураживало настолько, что темный глухо зашипел и, уходя от прикосновения, перекатился на живот. Он рвано вздохнул, опуская голову на руки, и замер.
- Да, Вир….. – смежив веки,  шепнул Наршерри, все так же не меняя позы. - Надо отдохнуть… пока есть возможность… Аномалия близко…
«И как знать, какие гости могут заявиться к нам…»
***
Ауру приближающихся хтонов Кийтал ощутил задолго до того, как твари достигли площадки, на которой расположились химера и темный эльф.  Густая, тяжелая, пронизанная иномирной чуждостью, она плотной завесой окутала выступ. Испуганно всхрапнули эбо, поднимаясь на ноги. Кобылы, натянув повод, попятились прочь от края, над которым появилась клиновидная голова хтонической твари.
Наршерри медленно приподнялся на локте, вглядываясь в густую тьму. Ожило, пробуждаясь, клеймо, когда эльф позволил собственной ауре растечься по  площадке.
- "Вир, просыпайся..." - темный осторожно коснулся сознания химеры, ментальным щупом. - "У нас гости..."

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-09-21 22:57:19)

+1

52

[indent] Когда хтоник зашипел, и дернулся в сторону, избегая рук Вирокса, тот вновь было подумал, что ночь будет ярче, чем задумывалась. И вовсе не в контексте тех желаний, которые он озвучивал несколько минут назад, а Кийтал - парой дней обратно, в Лоссумском офисе Дискордиума. Он только и успел досадливо подумать о том, где ж на сей раз сказал что-то не то, или не так, или не тогда, когда надо было: реакции получал практически непредсказуемые. И хуже того, химере это, в глубине души, нравилось, даже вспышки гнева Наршерри случались откровенно невовремя. Но в этот раз гроза рассеялась, не успев полыхнуть молниями. И, оставив обескураженного хаосита гадать, в чем дело, в услышанном, или, все-таки, в увиденном и запоздало осмысленном, эльф уронил голову на предплечья и замер, словно смиряясь с необходимостью отдохнуть.

[indent] - Я ее слышу. - Вирокс действительно чувствовал искажение - пока еще его слабые отголоски, этакий шум на границе восприятия, отвлекающий и морочащий, как мельтешение мошкары. Химера повернул голову, посмотрел на лежащего без движения хтоника, и коротко кивнул, зная, что Наршерри почует жест, даже не открывая глаз.

[indent] ***

[indent] Что первым послужило толчком к пробуждению - химера и сам бы не сказал. То ли храп эбо, то ли звук их копыт, когда животные, проснувшись, поднимались на ноги. А может, ментальное касание эльфа, или колебание магического эфира, это касание предварившего. Может - смутное ощущение чьего-то присутствия, давление взгляда невидимых спящему глаз. Но, чтоб не просто проснуться, но и пробудиться, химере потребовалось меньше, чем секунда. Он не терял времени: не щурился, не поднимал головы, а просто шарахнул теомагическим сканированием на всю территорию, сколько мог дотянуться. Первым сразу почувствовал присутствие эльфа. Густо, ярко, ясно, словно Наршерри и сам уже сделал максимум для обозначения своего присутствия: в принципе так и было.

[indent] - Кто? - он и сам уже слышал ауры сновавших по отвесным скалам теней, так же ясно, как если бы видел их при дневном свете. Впрочем, химере и ночная темнота не была помехой. Небольшая острая треугольная голова ящероподобного создания, излучавшего странную, мало на что похожую ауру, не вписывавшуюся бы в общий фон, если бы не мерцание аномалии, показалась над краем площадки. Вирокс даже не заколебался, посылая импульс силы в том направлении. Тварь сорвало с утеса, словно никогда и не было, и химера подумал, что сейчас и узнают, есть ли у вторженцев крылья. Тихо и тревожно разнеслась по эфиру неслышимая уху, но ощущаемая тревога, раздался короткий взрыв - достаточно сильный, чтоб напугать, но недостаточно, чтоб разрушить камень и вызвать лавину: какое-то из крадущихся в темноте созданий вляпалось в невидимый сторожевой сигил вверх по тропе. Раздался тонкий визг, а эбо, заржав, загарцевали на своей привязи. Узды крепко держали их на месте, но срываясь в хрип, горные верховые, психуя, могли задержать тех, кто спускался к ним напрямую из пещер неподалеку.

[indent] Вирокс уже был на ногах, и, вздергивая за руку и эльфа, метнулся к середине площадки. Учитывая, что кто-то из вторженцев вполне мог спускаться и сверху по отвесной скале - жаться к ней спиной смысла не было.

[indent] - Наршерри, знакомые? - мысль всегда была быстрее слов.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

53

Вспышку сканирующего плетения, раскинутого химерой Наршерри почувствовал сразу же, едва оно накрыло площадку и близлежащие к ней скалы.
Самому эльфу не нужно было раскидывать подобную сеть, чтобы понять, кто к ним пожаловал и в каком количестве. Да и данные, собранные "Азраилом", были им тщательно изучены незадолго до отправки в путь.
Ауры хтонических тварей ощущались столь четко, ярко и главное совсем рядом с площадкой, что у темного заломило кости, а пробудившиеся инстинкты завопили на ультразвуке об опасности, требуя защитить тех, кто находится рядом с ним. Клеймо обжигало загривок, посылая по телу эльфа волну бесплотного пламени.
Кийтал оскалился, зашипел, вглядываясь во тьму, где сновала стая хтонов, управляемая вожаком-элитником. Твари чувствовали близость добычи, но не спешили нападать, скорее пугали, крутясь  и выжидая, пока находящиеся на крохотном плато жертвы совершат ошибку. 
- Хтоны... - голос Наршерри глухой и низкий, был оттенен утробным рыком, клокотавшим в глубинах глотки хтоника. - Стая... вожак - элитник... - темный повернул голову, уловив движение возле края площади, где бесновались эбо. - Кхм... элитник разумен... я чувствую отголосок его "мыслей"...
Вспышки силы, пронзительный визг, грохот взорвавшегося сигилла. Ржание на привязи перепуганных кобыл.
Пальцы эмиссара сомкнулись на тонком запястье эльфа. Химера рывком вздернул Кийтала на ноги, одновременно увлекая его на середину площадки.
- "Не совсем...  Вожак не собирается договариваться..." -  ответный ментальный импульс в направлении химеры. - "Нам придется защищаться..."
На пальцах темного уже плясало плетение, подпитываемое угольно-черной энергией. Короткое колебание ауры за спиной, шорох камней под когтистыми лапами, волна потревоженного воздуха и, развернувшись, Наршерри метнул чару, накрывая тропу вверх от площадки насколько мог дотянуться. Оглушительный рев был ему ответом, когда раскрывшийся знак столкнулся с крадущейся по тропе тварью.
Эбо плясали на привязи, отчаянно дергая ремни поводьев, закрепленных на вбитых в скалу штырях.  Пронзительное ржание, переходящее в хрип и цокот копыт по камню отвлекали хтонов. Гибкая тень сорвалась с отвесной скалы, рухнув на чалую, испуганно рванувшуюся к краю уступа. Хруст сломанных позвонков, жалобый визг, и эбо с вцепившимся в нее хтоном упал вниз, увлекая за собой  поток посыпавшихся камней.  Гнедая, подстегиваемая животным ужасом, рванулась, обрывая поводья, и коротко заплясав на краю, сорвалась вниз. Мгновением позже гибкая тень метнулась вслед, ловко подхватив катившуюся по склону кобылу.
Обрушившаяся секундой позже на химеру и темного тишина была тревожной и давящей. Наршерри настороженно вслушивался, обшаривая взглядом окутывающую перевал тьму. Ноздри нервно дрожали, отфильтровывая пронизанные привкусом свежей крови  запахи. Шепот близкой аномалии искажал восприятие, не позволяя темному вычленить нужное. Это раздражало и тревожило одновременно.
- "Как ты, цел?" - ментальная фраза тронула сознание химеры. - "Будем надеяться, что больше атак не последует... Двух эбо им..."
Воздушный вихрь окутал темного, пронизывая холодом. Эльф, почувствовал стремительное движение и, развернувшись, оттолкнул от себя химеру и, зачерпнув силы, послал поток черной энергии туда, откуда принесло ледяной вихрь.
А в следующий миг мощным ударом атаковавшей твари Наршерри снесло с площадки.

+1

54

[indent] Накрыв площадку и отвесные скалы вокруг химера куда четче ощутил не только сам факт присутствия тварей и их перемещение, но и очертания тел, столь же ясно, как если бы видел их воочую. Сами по себе, притянутые аномалией существа не производили впечатления серьезной угрозы, да и охотились, судя по всему, банально - нападали стаей, рвали на куски и пожирали добычу. Но проблемой могло стать то, что их тут было просто много. И то, что, по словам эльфа, вожак был существом мыслящим. Разумеется, никаких особых рефлексий по поводу убийства разумного химера не испытывал, да и, по правде, даже знай о том заранее, и не подумал бы о том, что с ними надо пытаться найти общий язык. Кому-то бы показалось циничным, но опыт взаимодействия с Кийталом не делал химеру автоматически более снисходительным ко всем прочим хтоникам, а эти создания даже ими-то не были. Просто ксеносами. Вирокс ни о чем подобном даже не думал, как не осмысливал и того, что то же самое, в какой-то степени можно было сказать и о его спутнике. Сейчас перед ним были враги, мало того, что потревожившие их отдых, так еще и стоящие у него на пути. Даже хорошо, что стая заявилась сейчас, проредить популяцию тут, а не в пещерах, казалось ему славной идеей.

[indent] Гибель кобыл, уже выполнивших свою задачу, его тоже мало тревожила.

[indent] Полыхнул невидимой вспышкой амулет, облекая тело химеры в защитный покров. Он почувствовал порыв силы, перед тем, как как тварь-вожак обрушила на них ледяной шквал, и приготовился его отразить, но сильный толчок Наршерри застал химеру врасплох. Сбил его с ног и отбросил вниз по тропе. Сгруппировавшись, он выкатился за пределы теплого пространства купола - на него уже сигануло, оскалив пасть, новое порождение. Рефлексы сработали раньше, чем разум: Вирокс встретил тварь, приняв ее на согнутые ноги, и отбросил прочь, прямо на второй из своих сигилов. Взрыв заглушил его злобный выкрик в адрес эльфа, но когда хаосит вскочил с земли, Кийтала на площадке уже не было, хотя его ауру он продолжал чувствовать. А вот тварей, сиганувших вслед за ним, он увидел ясно, и послал им вслед сгусток черной, вязкой энергии, почти визуально в ночи не различимый - если не убъет, так хоть откинет с дороги, выигрывая хтонику время.

[indent] Конечно, по уму бы следовало просто подхватить сорвавшегося Наршерри пространственной магией, но именно к ней вблизи аномалии Вирокс и опасался прибегать: местная дрянь как раз пространство и искажала, делая невозможным телепортацию через перевал и накрывая чуть ли не всю долину неправильной формы эллипсом. С шутками пора была заканчивать, и в руках у химеры материализовалась штурмовая винтовка: эти склоны уже выдержали несколько взрывов, очередь, значит, тоже как-то стерпят.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

55

Тварь, оскалившись отборными клыками, была столь стремительна, что Наршерри не успел среагировать на атаку вожака-элитника, не смотря на то, что собственные рефлексы были поистине запредельными, а в некотором случае даже превосходили те, коими обладал хтон. Все что успел сделать темный, прежде чем чудовище смело его с выступа, это отпихнуть химеру с линии атаки твари.
Удар когтистой лапы отшвырнул его к краю площадки, и Кийтал, секунду пробалансировав на краю, рухнул вниз, покатившись по откосу. Его волокло вниз потоком осыпающихся камней, потревоженных ринувшейся следом твари. Эльф вонзил когти в узкую щель в попытке затормозить падение, но сомкнувшиеся на плече челюсти хтона  легко сдернули его, увлекая дальше.  И вот уже клубок из двух сцепившиеся  хтонов, увлекаемый лавиной осыпающихся камней, покатился по отвесной скале.
Дыхание магии опалило белесую шкуру, сдергивая сидевшую на загривке тварь. Пронзительный вопль раненого чудовища гулким эхом забился среди скал. Темный, которого волокло следом, вновь попытался затормозить собственное падение, вогнав когти в ближайшую щель, образовавшуюся в породе. Получилось. Хтоник замер, хрипло дыша и вздрагивая от боли. Чудовище разодрало плечо и бок, повредив перепонку крыла. Вкус собственной крови на языке отдавал горечью и пылью.
Где-то вверху застрекотала очередь штурмовой винтовки, и Кийтал улыбнулся, злобно оскалившись
"Живой..." - пронеслась в сознании короткая мысль. - "Пора заканчивать этот балаган..."
Хрипло вздохнув, Наршерри сосредоточился, раскидывая ментальные сети и постаравшись накрыть ею как можно большую территорию.  Невидимые щупальца  шарили в пространстве, выискивая разум хтонов и безжалостно выжигая его. Слышались пронзительные вопли  раненных и покалеченных чудовищ, сунувшихся по откосу в смертельной агонии.
Неожиданно обрушившаяся на перевал тишина давила на уши.  Наршерри все еще висел, распластавшись на камне и  вогнав когти рук в узкие щели, тряхнул головой, настороженно прислушиваясь. Где-то внизу уцелевшие остатки стаи рвали  изломанные тела соплеменников жадно пожирая их. Пищи неожиданно оказалось достаточно, и хтоны потеряли интерес к двум чужакам.
Кийтал, сцепив зубы, осторожно полез вверх и, выискивая щели и зазубрины,  вгонял в них когти, после чего просто подятигал себя, помогая себе лапами. Оставленные зубами и когтями хтона рваные порезы горели, и эльф замирал, пережидая волну боли, и только когда боль стихала, продолжал карабкаться вверх. Пространственная аномалия не давала возможности перемещения, так что темному пришлось ползти по скале, чтобы добраться до выступа, на котором они разбили лагерь.  
Вот когти крыльев  уцепились за край уступа. Темный осторожно переместил руку, шаря по краю в поисках зазубрины или щели, куда можно было бы вонзить когти. Обнаружив подходящее углубление, он погрузил в него ладонь, зацепившись когтями за щели и крохотные выступы. Подтянулся, цепляясь лапами за камни, и тяжело перевалился на площадку, обессиленно вытянувшись на шершавой поверхности.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-01 13:21:44)

+1

56

[indent] Твари были хитры, прекрасно охотились стаей, маневренные и резкие, крались, наскакивали и отбегали, отвлекая, чтоб дать возможность своим подобраться ближе. Но Вироксова теомагическая сеть, в каком-то смысле, отрастила ему глаза на затылке, и он чувствовал все их перемещения.

[indent] Чувствовал он и Наршерри, как тот катился вниз по склону, сцепившись с вожаком, слышал и телергические вспышки, когда эльф, успев перевоплотиться, скинул с себя врага, отправив его в глубину ущелья, как остановился у обрыва, но химера не отвлекся, позволяя чудищам постепенно окружить себя, выбраться на открытое пространство, делая вид, что отпугивает их одиночными выстрелами, а когда приблизились, открыл огонь короткими очередями. Эхо автоматного стрекота металось между скалами, уносясь куда-то прочь. Обычные пули не причинили бы таким врагам практически никакого вреда, но его оружие было артефактом, и пули, сотканные из его же собственной энергии и без труда пробивала их крепкие шкуры, а скорость значительно превосходила даже их перемещения. Один из хтоников, размером со средних размеров псину успел прыгнуть ему на спину, но лишь успел вонзить когти, когда хаосит, схватив его за длинную шею, резко рванул, перебрасывая гибкое тело вперед, и расстрелял, швырнув себе под ноги. А потом снизу рвануло ментальное заклинание, и остававшиеся в живых твари заскребли лапами в агонии и обмякли. Те, что каким-то чудом уцелели, были на дне пропасти под ними и пировали, пожирая тела своих же. В наступившей тишине лишь слышался шорох медленно поднимающегося наверх хтоника. Если Вирокс как-то и мог ему помочь - а он мог - хаосит не стал этого делать. Химера изогнулся, оглядывая плечо, ощупал спину: ничего такого, что не затянется само к утру. Саднила рука - крепкий ушиб, может быть, даже трещина - от удара о камни, прокатившись вниз по тропе.

[indent] Тогда Вирокс перекинул винтовку на шлее за спину, сгреб два трупа за хвосты, и, дотащив их до склона, швырнул в пропасть. К тому моменту, когда Шарх замер на краю площадки, с явным трудом перевалившись через край, все туши уже валялись на дне. Копошение тварей вокруг тел кобыл и своих погибших родичей было уже за пределами восприятия химеры.

[indent] - Приставить сейчас дуло к твоей дурной башке, и проверить, выдержишь ли очередь... - Прошипел химера, опускаясь рядом с крылатым, но касание, последовавшее за словами было не жесткого горячего ствола, а ладони, по которой заструилась теплая излечивающая сила, сращивая ткани, истерзанные в схватке. - Опять крыло подрал. - Вирокс был зол. На эльфа и его неуместный порыв. Даже на то, что белое крыло было исполосовано когтями. Он не просил, чтоб хтоник его защищал, и актов самопожертвования Наршерри ему тоже не требовалось. - Какого хрена ты меня столкнул? - Хаосит поднялся, не отрывая руки, сгреб Шарха за загривок и вздернул на ноги, вскинул на здоровое плечо и поволок обратно, в тепло купола. Вокруг густо пахло кровью, паленым мясом, но запаха пороха не было.

[indent] - Меня не надо защищать или прикрывать, если я о том не попросил, вдолби это себе в голову.

Отредактировано Вирокс (2023-09-30 21:52:00)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

57

- Ну, так приставь и проверь... - огрызнулся Шарх, хрипло застонав, когда очередная волна боли прокатилась по костлявому телу хтоника. - Может, полегчает...
Ощутив касание ладони, белесая тварь дернулась и зашипела, оскалившись. Болело все: шкура, кости, разодранные  когтями хтонов плечо и бок. Даже тонкая, висевшая клочьями на хрупких "пальцах" полупрозрачная  мембрана крыла отдавала колючей болью. Второе же неестественным образом подвернулось под тощее тело распластавшегося на уступе хтоника. Иномирная тварь хрипло вздохнула,  почувствовав, как по белесой шкуре заструилась черная, с багровым гало, целительная энергия, изгоняя боль и сращивая повреждения и восстанавливая изодранную перепонку.
Костяной хвост слабо хлопнул по каменной площадке, когда химера снова заговорил. Шарх всем своим существом чувствовал злость эмиссара, отчетливо слышавшуюся и в голосе, и в жесте, которым тот ухватил его за загривок, вздергивая сначала на лапы, разъезжавшиеся от боли и слабости, а потом и на плечо. Вывихнутое в схватке с вожаком крыло заскребло по камням, волочась помятой тряпкой, пока Вирокс тащил Шарха к установленному куполу.
- Учту... - буркнул хтоник, сворачиваясь, вернее попытавшись свернуться,  клубком на своем спальнике, куда его сгрузил химера. - В следующий раз... пальцем не пошевелю... даже если попросишь...
Шарх попытался улечься удобнее, но... поврежденные крылья отзывались острой болью всякий раз, когда хтоник пытался их сложить.
Исцеляющая энергия, все еще струившаяся с ладони Вирокса, успокаивала боль, подстегивала и без того довольно мощную регенерацию иномирного хищника, сращивая  поврежденные ткани. Шарх распластался на спальнике, прикрыв глаза. Он не шевелился, лишь гибкая  плеть костяного хвоста, обтянутая тонкой кожей изредка хлопала по ткани. Мембрана восстанавливалась быстро, так что вскоре хтоник ощутил сначала легкий зуд, но по мере того, как пленка нарастала на каркас из тонких "пальцев", чесаться стало сильнее. Недовольно зашипев, он расправил крыло, растягивая перепонку в надежде что зуд прекратится. Не прекратился, и Шарх резко схлопнул крыло. 
"Твою же... Как же чешется... В прошлый раз так не зудело..."
Он завозился, царапнул когтями по мембране в попытке унять терзавший его зуд, но тот только усилился, заставив хтоника хрипло зашипеть.
- Почеши, Вир... Пожалуйста...

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-02 23:07:45)

+1

58

[indent] - Повыебывайся мне еще, - огрызнулся химера, спустив Шарха на тонкую подстилку, но руки так и не отнял. Хтонику явно тяжело далась и драка, и падение, и последующий подъем, а взлететь обратно на площадку он бы вряд ли смог, даже если бы плотности воздуха тут хватало, чтоб полноценно поддерживать его полет. Большой кусок мембраны был содран, и восстанавливался подстегиваемый его заклинаниями, а химера относительно легко отделался, в том числе и потому, что бой с самой сильной из тварей Кийтал взял на себя. И Вирокс вновь подумал о том, как уязвимы эти крылья. А еще думал о том, что если ему самому приходилось кого-то защищать, то априори этот кто-то был слабее. И то, что с такой меркой к нему подходил Наршерри, бесило до зубовного скрежета.

[indent] Вироксу было очевидно, что хоть сколько-то внятное взаимодействие им получится построить только в том случае, если хтоник в нем будет видеть как минимум ровню, но тот изо всех сил, как хаоситу казалось, стремился подчеркнуть, что не видит поблизости никого, с кем принять бой можно вместе, и на кого в нем можно положиться. Только две крайности - защита или нападение. И в иной ситуации Вирокс вполне был бы доволен, что кто-то хочет лечь на амбразуру, и не стеснялся принимать самопожертвований, но в случае эльфа - это просто делало все попытки химеры как-то наладить контакт бессмысленными. Ему было очевидно, что взаимопомощь может сделать их вдвое эффективнее, Кийталу, как ему казалось - нет. Проще было самому тащить все, чем позволить кому-то разделить ношу. Наршерри - Вироксу приходилось это признать - со всей его силой, со всем опытом и знаниями, даже жарко и соблазнительно шепчущий о своих желаниях, он мог оказаться в Дискордиуме, одним из многих миллионов адептов. Но даже и близко не мог находиться к эмиссару Ордена. Для самого Вирокса цена ошибки могла быть слишком высока. Действительно, придется дождаться настоящего доверия, а не только готовности вскрыть старые раны памяти. Если это вообще возможно. И вот об этом он сейчас думает, пока хтоник ворочается на спальнике, пытаясь устроить раненые крылья, вокруг пахнет свежей кровью, они только что из боя, а по пальцам Вирокса стекают последние капли вязкой теплой энергии, обволакивая и заращивая раны телесные.

[indent] Огромное крыло развернулось вертикально, сложилось обратно, когтистые пальцы заелозили по свежесращщеной коже.

[indent] - Что? - химера удивленно переспросил, выныривая из собственной рефлексии. - Да ты издеваешься? Я... - Вирокс хотел было отказаться, пусть хоть раздерет себе перепонки заново, но осекся. - Разверни и опусти. 

[indent] Он понял, отчего хтоник не мог совладать с зудом. Недалеко от сустава, в лоскуте кожи оставался впившийся коготь твари, которую Шарх скинул в пропасть. Тело отторгало инородный предмет, но из-за регенерации и заклинаний не могло от него избавится. Когда он в первый раз развернул крыло, химера не обратил внимания на небольшой бугорок в глубине тканей, но, по видимому, это и была причина того, что крыло отчаянно чесалось. Вирокс устроил участок у себя на коленях и вынул нож.

[indent] - Будет неприятно, Наршерри. - без предупреждения прокаленное магией - огнем элементальной части химеры - лезвие рассекло кожу, полоснуло накрест, и Вирокс вытащил увязший кусок чужеродной плоти - последнюю фалангу пальца твари. Видимо, отчаянно рванулась, пытаясь удержаться на загривке хтоника перед тем, как сорвалась в пропасть. Из-под когтя сочилась какая-то мутная белесая, смешанная с кровью Шарха, жидкость. Вирокс коротко оглядел находку и кинул на землю. А потом наклонился к крылу, и приложил губы к свежей ране. Со стороны могло казаться, что он бережно целует крыло Наршерри, но касание колыхнуло телергический эфир и обожгло в прямом смысле: короткий и холодный, по сравнению с тем, сколько на самом деле химера был способен выпустить огня и жара, выдох прижег раздраженные ткани вокруг, останавливая кровь и выжигая остатки яда. На губах Вирокса еще гасли тонкие язычки пламени, такие же, как тогда, в кабинете Кийтала, когда он уже зачерпнул и преобразовал силу в новый целительный поток, огладив крыло и накрыл пальцами порез, и всей ладонью чувствовал, как смыкается, восстанавливая целостность, перепонка.

[indent] - Сейчас перестанет. И чесаться, и болеть. - Пообещал хаосит, проводя рукой вверх по суставу и ребру крыла к плечу хтоника. Сам яд явно не представлял для Наршерри никакой угрозы, и только из-за накопления его в тканях вызвал неудобство. Вирокс очистил свою одежду от сырой еще крови, и тоже вытянулся на спальнике, не потрудившись скинуть с себя излеченное крыло.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

59

Шарх замер, услышав ответ химеры. Глухое рычание клокотало в глотке, напоминая скорее болезненный стон, нежели полноценный рык. Крылья болели. А одно еще и неимоверно чесалось.
- Пожалуйста, Вир... - хрипло прошептал хтоник, вновь царапая когтями свежую, еще не окрепшую мембрану и остов крыла. - Нам... мне... больно... там колется... Не заживает... жжется...
Он умолк, устало прикрыв глаза и сцепив зубы. Костлявые пальцы судорожно сжались,  когти клацнули друг о друга, ибо хтоник пытался сдержаться, чтобы не  разодрать ноющее крыло. Зуд, казалось, только усиливался, раздражая сустав и перепонку. А еще к нему примешивалось жжение, словно бы под кожу ввели смертельную дозу яда.
- Мы... я... не издеваюсь... - облегченно вздохнул Шарх, расправляя крыло перед тем, как опустить его. - Я... мы... не можем...
Белесый хтоник замер, когда химера пошевелил крыло, устраивая заинтересовавший его участок у себя на коленях. Он только вздрогнул, хрипло застонав, когда подушечки пальцев эмиссара коснулись болезненного места неподалеку от сустава.
Шарх  закусил губы, давя рвущийся хриплый стон, когда острое лезвие вспороло кожу, вскрывая ноющую рану. Едкий запах яда, смешанного с гноем и кровью ударил в нос, когда химера выдернул фалангу пальца твари еще недавно висевшей на загривке белесого хтоника, раздирая его спину и крылья.
Прикосновение губ к растревоженной ране, и холодный жар, опаливший ткани, выжег оставшуюся заразу, вычищая поврежденный участок. Коснувшаяся раны целительная энергия химеры окончательно изгнала боль, погасив терзавший хтоника зуд и срастив порез.
- Спасибо... - Шарх осторожно свернул крыло, прижимая его к телу, когда Вирокс, проследив сустав, убрал ладонь.
Он еще некоторое время возился, устраиваясь на тонкой подстилке, но вскоре затих, погрузившись в сонное оцепенение, принесшее с собой вереницу тревожных кошмаров, навеянных недавней битвой, запахом свежей крови и остаточной болью, сковывающей подвернувшееся и, по всей видимости, вывихнутое, крыло.
***
28.07.5022 г.
Горные перевалы
халифата Саидия,
вход в систему пещер.

Утро наступило слишком...  быстро. Измученный сражением с сородичами, если так можно было назвать атаковавшую их стаю тварей, и болью от полученных ран Шарх, казалось, только смежил веки, провалившись в тревожный сон, когда первые лучи встающего над острыми пиками горной гряды Архея, тронули бледную кожу, лаская белесые ресницы. Хтоник хрипло вздохнул, зажмурился и накрыл голову крылом, прячась от яркого света, раздражавшего глаза.
Рядом завозился химера, тревожа согретый магическим куполом воздух, однако Шарх лишь плотнее сомкнул здоровое крыло, образовав  подобие кокона. И хотя целебная энергия эмиссара залечила раны, ему требовалось время, чтобы завершить восстановление.
Только вот не было этого времени. Давящая аура пространственной аномалии будоражила сознание хтоника, не позволяя ему провалиться в долгий восстанавливающий сон. Инстинкты настоятельно требовали покинуть опасную зону, и Шарх нехотя завозился на своём спальнике, выплывая из сонной мути.

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-05 12:01:41)

+1

60

[indent] Вирокс закрыл глаза, и почувствовал, как хтоник возится рядом на спальнике, складывая и подтягивая свое монументальное крыло, устраиваясь.

[indent] Химеру раздражало, что каждый раз, как видит, что Наршерри слабеет, испытывает боль или не может с собой совладать, и он, как за нитку дерганый, подрывается помочь, успокоить, защитить, пусть и защита-то нужна, в основном, от самого себя. Так было в промзоне, так было на берегу. Так было в лаборатории эльфа, и в его кабинете. И сейчас тоже. Он о своих царапинах не позаботился, и плечо все еще болит, но, несмотря на то, сразу взялся за травмы Кийтала. А у него даже клейма Хаоса нет. Ничего дурного бы от этого увязшего клочка чужого мяса не случилось бы. В худшем случае - выцарапал бы себе лоскут кожи, и, сколько Вирокс мог судить, к утру бы и следа не осталось. Никакого рационального зерна не было ни в его стремлении о Шархе позаботиться, ни в рывке хтоника взять на себя более сложную часть боя, сделав, по сути, то же самое, чем бы ни руководствался, ни в том, чтоб на это злиться. Вирокс понимал, что придется адаптировать то единственное, на что он имел тут влияние - собственное отношение к происходящему. И не сворачивать с намеченного пути. А там - либо его отпустит, либо ситуация качественно изменится. В конце-концов, эмиссар никогда не забывал, что для него действительно важно. С первого дня своего существования. Загвоздка была в том, что Вироксу подспудно нравилось, как легко этот иномирец - во всех смыслах - выводит его из состояния равновесия.

[indent] Не открывая глаз, химера коснулся своей энергии, выпустил ее толику, и осторожно направил в собственное тело, заставляя ушиб полностью пройти и восстанавливая немного силы. До самого утра он больше не засыпал, лишь изредка проваливаясь в чуткую, поверхностную дрему и оставаясь на страже - второй раз он ошибки не допустит, а твари могут и рискнуть вернуться. Несколько суток без полноценного сна - ему не привыкать. Но остаток ночи прошел тихо.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png

[indent] То, что небо из непрозрачно-черного начало сереть, он почувствовал даже с закрытыми глазами, и осторожно потянулся, стараясь не потревожить закутавшегося в кокон собственных крыльев Наршерри. После остатков ночи в неподвижности придется хорошенько размяться. Хтоник все равно пошевелился, укрыл лицо от встающего солнца, словно одеяло повыше натянул и Вирокс тихонько поднялся на ноги и отошел чуть дальше, давая спутнику еще несколько минут сна до пробуждения. Горные пики уже были словно облиты золотом, а "их" площадка с утра выглядела откровенно трагично: лужи подсохшей крови, характерные сколы от пуль на отвесных стенах, разоренная площадка и раскиданные части сбруи там, где до того мирно спали две горные кобылы. Не обращая внимания на всю эту разруху, химера принялся выполнять продуманный комплекс упражнений, восстанавливая полную мобильность суставов. Воздух за пределами купола был прохладным, бодрящим, утро - свежим до прозрачности, Вироксу даже в тепло купола возвращаться не хотелось, но и тянуть не стоило, тем паче, что крылатый уже сонно возился на спальнике, словно разом и еще минуту сна пытаясь себе выторговать, и понимал необходимость вставать и действовать.

[indent] - Доброе утро, Наршерри. - Вирокс не стал затягивать, вынимая из рюкзака два армейских пайка, распечатал, разогрел воду и опустил в нее пакеты с едой. Сев на спальник, он быстро обувался и рассовывал снаряжение. Винтовка уже давно вернулась в свое настоящее состояние - в кулон, висевший на его шее. - Завтракаем и выдвигаемся? Как крылья?

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

61

Все же погрузиться в дрему, когда уже не спишь, но еще полностью не воспринимаешь реальность, не получилось. Архей поднимался над горами, взбираясь все выше по небу и окрашивая перевал в мягкое золото. Шаловливые лучи вновь скользнули по белой коже, согревая и лаская тонкую перепонку огромного крыла, в которое завернулся хтоник, чтобы избежать яркого света, бьющего по чувствительным глазам.
Рядом возился химера, будоража согретый магией воздух. Шарху не требовалось открывать глаза, чтобы знать о перемещениях Вирокса. Звуки, запахи и колебания воздуха как внутри, так и за пределами купола сообщали ему обо всем с невероятной точностью.
Белесый хтоник снова пошевелился, длинный костяной хвост, обтянутый тонкой кожей, лениво хлопнул по плотной ткани подстилки. Ноздри дрогнули, раздуваясь и втягивая прохладно-теплый воздух. Одуряюще едкий запах подсохшей крови ночных визитеров ударил по обонянию Шарха, и он скривился, чихнув в попытке избавиться от раздражающей помехи. Когтистые пальцы мазнули по лицу, словно стремясь стряхнуть невидимые частицы едкого аромата, оставленные дикими сородичами.
"Как же воняет..." - пронеслось в голове Шарха, когда он, осторожно развернув и сложив крылья, поднялся со своего тонкого ложа, выпрямляясь. - "Хочу надеяться, что нам больше не доведется столкнуться с моими дикими... кхм... сородичами".
- Вииир... Утра, - мурлыкнул Шарх, потягиваясь всем телом и разминая затекшие мышцы. - Крылья?... Кхм...
Он развернул, вытягивая, сначала одно крыло, потом второе. Тонкая, полупрозрачная, пронизанная множеством кровеносных сосудов перепонка натянулась, расправляя хрупкие и гибкие "пальцы". Боли не было, лишь легкий зуд после полного восстановления мембраны напоминал о том, что крылья были изодраны в клочья.
- Не болят... - шепнул Шарх, сделав несколько взмахов, прежде чем окончательно сложить крылья. - Все восстановилось. Спасибо, Вир.
Хтоник понимал, что без целебной энергии, которой поделился эмиссар, его восстановление могло затянуться, даже не смотря на великолепную и довольно быструю регенерацию. Заклинания химеры ускорили восстановление во много раз, позволив иномирной твари прийти в норму уже к утру.
- Сам как? - осторожно осведомился Шарх, встряхивая головой и морщась, когда едкий аромат подсыхающей хтонической крови вновь коснулся его ноздрей. - Пожалуй, да, завтракаем и выдвигаемся. Нужно войти в пещеры днем... так безопасней.
Костлявая фигура Наршерри подернулась зыбкой пеленой трансформы, растворившей в себе белесую шкуру хтонической твари и вернув привычную личину темного эльфа. Длинные иззелено-черные волосы глянцевым плащом укрыли обнаженные плечи и спину эльфа. Теплый воздух скользнул по смуглой коже, когда Кийтал потянулся к рюкзаку, чтобы извлечь запасную одежду, прихваченную на подобный случай.
Пока Наршерри одевался и распихивал по местам снаряжение, оба пайка, опущенные химерой в воду, разогрелись, так что можно было приступать к завтраку.
- Я постараюсь провести нас через пещеры по максимально короткой и безопасной дороге, - проговорил темный, принимаясь за свой паек. - Если ничего в пути не случится, то примерно дня через три мы будем на другой стороне перевала. А там до селения уже не столь далеко.
Завтрак прошел за обсуждением пути сквозь систему пещер. Эльф по возможности подробно рассказывал о маршруте и возможных сложностях. Потом... осталось прибраться на площадке, тоже насколько это вообще было возможно, и можно было выдвигаться к зиявшему впереди темному провалу входа, ведущего внутрь горы.
И переплетал волосы Наршерри, уже шагая по узкой тропинке, извивающейся вдоль отвесной стены.

+1

62

[indent] Вирокс удовлетворенно кивнул, когда хтоник аккуратно, даже как-то неуверенно раскрыл сперва одно, затем и второе перепончатое крыло, поднял ими волну воздуха, проверяя в движении.

[indent] - Полегче, Наршерри. Сдуешь сейчас все. - Усмехнулся химера, хотя что там было сдувать-то? Спальники и тяжелые рюкзаки? Но когда Кийтал справился о его состоянии, посуровел, повернувшись спиной и посмотрел через плечо: - Майка драная, все как тебе нравится. - Вирокс приподнял бровь в откровенно недовольной гримассе, - Но это не твоя заслуга. А царапины и руку я давно исцелил. 

[indent] Пожалуй, единственная причина резкости его ответа была в том, что хотя ночная перепалка и предшествующие ей события в памяти еще не поблекли, гораздо больше, чем злобно на эльфа огрызнуться, хаоситу захотелось, чтоб с Кийталом на самом деле случилось что-то такое, из чего без его, Вирокса помощи, ему было бы не выпутаться. И чтоб ему пришлось признать это, а не просто оттолкнуть его в сторону, как мелкого пацана, чтоб не мешался и под руку не лез. Наршерри он, конечно, зла не пожелал, но спесь сбить хотелось, чтоб не казалось впредь, что хаоситский эмиссар годен на то, чтоб из мембран застрявшие ошметки доблестно поверженных противников вырезать. А крылья все равно нравились.

[indent] Вирокс заставил себя переключиться на что-то полезное: скрутил спальник и занялся снаряжением и оружием, потом проверил пайки: те как раз разогрелись. Эльф сменил форму и переодевался. Скользнув взглядом по изящной фигуре, по татуировкам, украшавшим смуглую кожу, химера удивился:

[indent] - Я думал, ты в пещеры в истинной форме предпочтешь лезть. - завтракая, обсуждали планируемые переходы по пещерам, сверяя рассказы Кийтала со схемами в планшете Вирокса.

[indent] - Я вот о чем подумал. Сколько ты можешь провести без сна? - поинтересовался хаосит. - Мы можем эти можем эти три дня уложить в один переход? С привалами, но без стоянок? Сэкономим часов шестнадцать и успеем спуститься в долину. Тогда заночуем, хорошо отдохнем. И со свежими силами на поиск сайадати.

[indent] Конструктивность разговора как-то примирила химеру с действительностью. Закончив трапезу в куда более благоприятном настроении, чем после подъема, Вирокс развеял остатки упаковок, и, они собрались, и, оставив после себя на площадке только подтеки подгнившей крови и сколы от автоматных очередей, двинулись вперед по тропе. Наршерри на ходу переплетал косу, Вирокс сделал проще: собрал свои волосы в тугой низкий хвост на затылке, и обрезал пряди на ладонь ниже узла. Чтоб вернуть все, как было, хватало простого протомагического заклинания, так что к подобной уловке он часто прибегал на маршах еще со времен обучения в зиккуратах Сабаота.

[indent] Вход в пещеры - узкий темный зев расколотой надвое скалы - встретил их холодом и сумраком. Дневной свет иногда просачивался откуда-то сверху, где раскол размыкался, пропуская косые лучи Архея, но до дна они так и не доставали. Пробираться было нелегко, но порой проход расширялся, образуя пещеры. Помимо тревожной ауры аномалии, тут пульсировавшей, казалось, в полную силу, хотя они еще были далеко от ее ядра, густо пахло сыростью и зверьем - Вирокс сразу подумал о хтонических тварях, сновавших тут и ночами выбиравшихся на охоту. Вскоре добрели до небольшого горного ключа, на его берегу в потемках разглядели свежие обглоданные кости: - то ли уцелевшие вчера твари сумели доволочь сюда куски туши эбо, то ли куски трупов своих же - химере разбираться было лень. Смертью, некротической энергией, от них уже не фонило, или аномалия забивала все так, что Вирокс, даже прислушавшись, уже ничего не мог уловить. Дальше залов стало больше, а проходы между ними - шире. Некоторые из гротов были покрыты изнутри флуоресцирующими лишайниками, придававшими неровным стенам зловещий, но завораживающе красивый вид, в этих же местах выступали на поверхность друзы каких-то кристаллов, преломлявших зеленоватое свечение и разбрасывавших их по стенам причудливыми неподвижными бликами. Прошло уже несколько часов, и хаосит пока так и не мог понять, отчего эльфу непременно хотелось войти в пещеры утром.

Отредактировано Вирокс (2023-10-13 00:49:12)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

63

- Нет, в пещерах истинная форма будет только мешать. - покачал головой Кийтал, криво усмехнувшись. - Промежуточной вполне достаточно, если вдруг в ней возникнет нужда. К тому же... чтобы явить мою истинную суть трансформации не требуется, нужно всего лишь позволить ауре растечься. - он вздохнул, поморщился, вспомнив ночных гостей. - Как правило, хтоны обходят тех, кто пережил атаку аннигилятора, стороной. И это действительно так и есть.
Наршерри до сих пор так и не смог понять, что вынудило ночную стаю напасть на лагерь. Да, они знали о том, что на выступе находится хтоник, причем далеко не низшего ранга, ибо аура темного давила, заставляя стелиться на брюхе. Но... твари напали. То ли были слишком голодны, то ли вожак посчитал, что две кобылы и смертный стоят одного хтоника. Сейчас уже невозможно было ничего сказать о причинах, вынудивших диких хтонов атаковать уступ.
- Не спать?... Кхм... - Темный задумчиво посмотрел на химеру, что-то прикидывала мысленно. Потом, видимо, придя к некоторому выводу, кивнул, продолжив. - Достаточно долго при необходимости. Да, вполне можем. Это самый оптимальный из всех возможных вариантов. Пещеры кишат дикими хтонами, так что миновать их нужно как можно быстрее. - "И не факт, что они снова не нападут, даже зная, что я рядом". -  Отдохнем на другой стороне.
...Тропа извивалась, неуклонно взбираясь вверх и постепенно приближая черный раскол, зияющий в толще скалы. Из узкой щели тянуло холодом и сыростью, а еще воняло хтонами.  Наршерри раздраженно морщился всякий раз, когда его чуткого обоняния, да и не только его, касался присущий иномирным тварям запах. Разлитая в воздухе аура аномалии, смешанная с энергией хтонов вздыхала и плакала, заставляя эльфа настороженно отслеживать каждой шорох, звук или колебания воздушных потоков. Повторения случившегося прошедшей ночью не хотелось.
Расщелина встретила густой тьмой,  дуновением пропитанного сыростью воздуха, которым тянуло изнутри, и вонью хтонических тварей, которую не могла забить даже тяжелая и вязкая энергетика аномалии.
Кийтал облегченно вздохнул, когда сумрак резко сменился плотной завесой тьмы. Ни единого лучика света не проникало в глубину пещеры. Лишь тьма клубилась, свиваясь в причудливые фигуры. Очки, надоевшие до зубовного скрежета, были тотчас же отправлены в карман куртки.
"Наконец-то... темно... ничего не раздражает... и глаза не болят..."
Узкие коридоры сменялись небольшими залами. Люминесцирующие лишайники, покрывающие стены гротов, не могли полностью осветить внутреннее пространство расщелины, но это не мешало Наршерри, уверенно двигавшемуся вперед.
Привкус аномалии становился сильнее. Её вязкая пульсация забивала магический фон настолько, что различить что либо еще становилось практически невозможно.
Пока было тихо. Твари, насытившись ночью, забились в свои норы и не высовывали носа. Однако темный знал, что это ненадолго. Их слишком много, а голод проснется слишком быстро. Изредка он слышал тихий скрежет, когда когти невзначай царапали сырой камень. Скрежет сменялся сухим шорохом, словно по камням шуршала змеиная чешуя.
Журчание крохотного ручейка, обглоданные свежие кости. Осыпающаяся каменная крошка под рифлеными подошвами берцев.
Узкий коридор сменился очередным залом, на этот раз просторным. Стены, усыпанные лишайниками и кристаллическими друзами уходили  вверх, теряясь во мраке. Здесь было  суше, и сырость уже не ощущалась так сильно. Тропка, по которой они спускались уперлась в каменные ступени, ведущие вниз. Эльф замер, коснувшись ладонью стены и ощутив слабую вибрацию, идущую снизу. Напрягшись, он услышал  размеренный гул, пока еще едва слышный и совершенно не мешающий.
- "Нам надо спуститься, Вир. Дальше идти станет легче. Проход расширится." - Кийтал коснулся разума химеры. - "Нам повезло. Хтоны сыты, и не собираются атаковать. Да и день сейчас... по какой-то странной причине они не нападают днем, хотя в пещерах темно и свет совершенно не мешает им перемещаться..."
Возможно именно аномалия не позволяла тварям быть активными в дневное время, каким то образом влияя на них. А может, причины были совершено иными. Наршерри совершенно не собирался во всем этом разбираться, намереваясь миновать систему пещер как можно быстрее.
Нащупав первую ступеньку, он ступил на выщербленный камень, начав спуск. Ступени были узкими, покрытыми сколами и выбоинами, затруднявшими путь.
По мере того, как они спускались, гул, ранее едва слышимый, становился громче, нарастая, и вскоре звук заполнил все пространство, забивая сторонние шорохи.
Шаг. Ещё один... И еще... Ступени стали шире, а идти становилось легче. Лестница закончилась, плавно перейдя в небольшую площадку, оканчивающуюся узким каменными мостом, висевшим рад пропастью и уходящим во тьму.
- "Нам туда, Вир..."

+1

64

[indent] Пробираясь по мрачным, прохладным скальным расселинам, Вирокс прислушивался к окружающей обстановке, но старался вывести бесконечный гул или, если угодно, медленно нарастающий тонкий звон на границе восприятия за пределы того, что заставляет на себе постоянно концентрироваться. Фон аномалии, игравший соло на магическом чутье химеры, забивал все остальное, и надо было заставить себя к нему привыкнуть, научиться выделять за ним другие сигналы, а не только эту аритмичную пульсацию. Разумеется, они тут не задержатся, и она создает им с эльфом только временные неудобства, но постоянное воздействие могло и с ума свести избыточно впечатлительных. Может быть, хтонические твари, даже разумные, оттого и напали, не обращая внимания на присутствие Наршерри, потому что уже давно лишились остатков мыслить - извращенно, но ясно. Взвешивать опасность, действовать соответствующе. Притянутые аномалией, не могли ее зону покинуть, лишь выбирались из пещер на охоту, и, действительно, скорее всего, такое пиршество, как вчера - на тушах двух эбо и трупах своих же сородичей, эти твари знали редко.

[indent] А химере просто надо было научиться воспринимать ее безусловно, чтоб различать и другие колебания эфира. И все же, чем глубже они забирались, тем сложнее казалась эта задача. Изредка пробивались звуки, которые явно произвели не они с Кийталом, но Вирокс не подрывался проверять, понимая, что трехмерное восприятие мира хтоником тут куда более полезно, чем его, как бы остро оно не было по сравнению с обычным человеческим.

[indent] Шли молча, шума не поднимали. Даже когда Наршерри к нему обратился, не заговорил вслух, но коснулся сознания. Вирокс вскинул голову, кивнул, чуть прищурившись. Дорога его пока еще не утомляла, только проклятый треск и гул искажения, чувствовавшийся уже почти что на физическом уровне. Нет, конечно бы вибрация не передалась в камень по-настоящему, никакая порода не выдержала бы столетий такого колебания, но с их магическим чутьем слышалось так, словно сама гора рокотала изнутри.

[indent] "Наршерри, а на тебя тоже это искажение влияет?"- вдруг спросил химера, тоже дотянувшись мыслью до сознания хтоника. - "Или она их сюда воплотиться притянула, поэтому так?"

[indent] Протекторы берцев надежно удерживали на скользких ступенях, сперва узких, неудобных, но вскоре расширившихся. Химера счел их рукотворными. Возможно, когда-то эти переходы были штольнями, или вели к ним, и кто-то подгонял их для того, чтоб тут было удобнее перемещаться. А потом появилась аномалия, населила залы иномирными хищными тварями, и тут стало слишком опасно? Может быть, мост был возведен формирующей камень магией, как пещера их первого привала, а время источило его до состояния узкой ленты над пропастью. Доверия к ней не было, пространственные чары лучше было не использовать, и химера, вынув из рюкзака моток армированной стропы, спокойно заправил ее в зажимы и парой карабинов закрепил вокруг себя. Если его и рванет на ней собственным весом - плевать, не перережет даже куртку. А вот отскребаться от далекого дна будет куда как более накладно. Альпинистский отщелкивающийся крюк на другом конце стропы. Пусть и минималистичная, но страховка, а выгаданных нескольких секунд ему на многое хватит. Кроме того, мост был словно создан для засад и западней. А готовность рисковать была хороша только тогда, когда риск нельзя было предотвратить, считал химера. И спокойно шагнул на мост, следя за обстановкой.

[indent] "Не отставай, Наршерри. "

[indent] Хаосит шел по мосту уверенно, словно не тонкая каменная перемычка под ногами, а просторный и безлюдный тротуар где-нибудь в мегаполисе на Цирконе - на чувство равновесия жаловаться ему никогда не приходилось. И практически перешел на противоположную сторону, когда...

[indent] "Наршерри, будь начеку. На той стороне твари." - и действительно. Мост неровным накатом впивался в противоположный берег, и, еще только приближаясь к тому краю, химера почувствовал присутствие как минимум одного чудища - аура, не слишком мощных, словно вонь большого и больного зверья. Впрочем, крупный силуэт, шевелившийся между валунами и сталагмитами, все едино, казалось, могли доставить неприятностей. Существо было похоже на гигантскую морскую гидру - покачивалось на могучем стволе, широко раскинув, охотясь, сотни длинных, беспрестанно шевелящихся щупалец, словно дерево - крону, и они доставали и до основания моста.

[indent] "Ну что, есть желание с этим договариваться?" - в мысленном голосе химеры откровенно звучал скепсис.

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

65

Мост, узкий и выщербленный временем, простирался над бездонной пропастью, уходя во тьму. Наршерри замер, настороженно вглядываясь в клубившуюся впереди темень, пытаясь разглядеть хоть что-то. Однако даже ему, привыкшему жить во тьме подземных пещер и так и не приспособившемуся окончательно к поверхности, не удавалось разглядеть ничего дальше нескольких метров.
Аномалия теперь ощущалась отчетливей, а ее гул - громче. Энергия, тяжелая и искаженная, давила на "сенсоры" темного, не только затрудняя восприятие, но порой полностью лишая его возможности воспринимать колебания телергического эфира. Это заставляло эльфа тщательно вслушиваться к тревожным шорохам, доносящимся из глубин коридоров, одновременно считывая колебания стылого воздуха, касавшегося его тела. Ноздри Кийтала  нервно подрагивали, отфильтровывая запахи, среди которых отчетливо ощущалась вонь, исходившая от копошащихся во тьме хтонов, да влажная пыль, оседавшая на стенах и каменном полу. 
Наршерри слышал возню сородичей, но пока они не пытались атаковать, просто мысленно фиксировал их наличие, и шел дальше. Порой он болезненно морщился, когда по телу прокатывались короткие волны, вызванные рокотом искажения и  резонировавшие со скелетом иномирной твари.
- "Влияет... Мне больно, Вир..." - отозвался эльф, наблюдая за манипуляциями эмиссара, который собирал себе страховку для передвижения по мосту. - "Искажение резонирует с моим скелетом... Ощущение такое, словно меня изнутри  пилят на кусочки... Заживо... Такой вибрации я еще ни разу не испытывал..." - он помолчал, пережидая очередной всплеск болезненного дискомфорта, вызванного усилившейся резонансной вибрацией. - "Аномалия появилась порядка пятисот лет назад, если мне не изменяет память. Пещеры итак кишели хтонами, но твари не пытались сожрать всех и каждого, находящихся в их досягаемости. Наличие же аномалии, по всей видимости, как-то повлияло на их разум, полностью отключив часть инстинктов..."
Вирокс шагнул на узкую ленту моста, уверенно направившись на другую сторону. Тонко подрагивала, раскручиваясь, стропа, использовавшаяся химерой как страховка.
- "Не отстану..." - коротко бросил Наршерри, ступив на мост. Темный шел быстро и уверенно, отставая от эмиссара не больше чем на несколько коротких шагов. Он все так же прислушивался к коротким шорохам, оставшимся позади, и медленно переходящими в те звуки, которые исходили с другой стороны моста. Кийтала совершенно не смущала раскинувшаяся под рогами бездна, эльф шел по узкой каменной ленте, словно бы и не было под ногами клубящейся зыбкой тьмы, уходившей глубоко вниз и гулко вздыхавшей в жадном ожидании жертвы.
К его немалому удивлению, на мосту их никто не ждал, и дикие сородичи не пытались сдернуть их с узкой ленты, чтобы утащить во тьму, в которой они скрывались. Да, эльф чувствовал их присутствие и копошение в глубинах пропасти, но ни одна из тварей не порывалась явить им свое "очаровательное" личико.
Зато по мере приближения к другой стороне, Наршерри все отчетливей ощущал присутствие дикого хтона, засевшего у границы моста и тропинки, уводящей в толщу горы.
- "Я слышу..." - отозвался темный, настороженно вслушиваясь в гудящий помехами аномалии фон. - "И чувствую... ну и мерзотная тварь..." - Кийтал поморщился, встряхнув головой, когда одуряющий запах гнили забил его обоняние. – "Ну и вонища..."
Шаг, еще один... и еще... Наршерри двигался медленней, сканируя пространство перед собой ментальными щупальцами, которые раскинул сразу же, едва "услышал" фразу Вирокса. Тварь была одна. Не слишком сильная магически, но зато компенсировавшая недостаток магии кучей длиннющих щупалец, позволявших ей контролировать не только выход к мосту, но и сам мост.
- "У этого нет разума, Вир. Только голод. Даже инстинктов, как таковых, нет, иначе она убралась бы уже отсюда, почуяв меня..." - он помолчал. - "Ментальной атаки должно хватить... Хотя.... наверное лучше ударить одновременно. Подстрахуешь?"
А хтон сидел, шевеля живой кроной и убираться определенно не собирался.
Короткий всплеск ментальной магии, когда эльф приготовился послать в сторону твари невидимую острую иглу, едва химера даст отмашку.
- "Надеюсь, этого хватит, чтобы она сдохла..."

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-17 17:11:58)

+1

66

[indent] Услышав ответ хтоника, Вирокс удивленно обернулся. А ведь Наршерри сам предложил этот путь. Что им двигало, если он тут уже бывал? В отличии от химеры, тот был более-менее предоставлен самому себе, своему бизнесу, в какой-то степени - Азраилу, и не вел счет каждому часу, который мог потратить на это путешествие, в отличии от химеры, а значит, понимал, что не предложи дорогу через систему пещер, тащились бы сейчас, как и остальные путники, в обход, по сложному пути горных перевалов, от одного плато до другой низины, между деревеньками, в зоне действия, но на хорошей дистанции от активной аномалии. Сходу находилось лишь одно объяснение - сложное, но не невозможное. Второе выглядело менее правдоподобным. Но не на узкой перемычке каменного моста выяснять уже, и химера отложил выяснения о причинах мазохистических порывов Наршерри до следующего привала. Теорию о том, что с тех пор, как эльф побывал тут прошлый раз, мог измениться характер деятельности аномалии, Вирокс как рабочую не рассматривал.

[indent] Отсутствие диких тварей, желающих скинуть кого-нибудь с моста, как выяснилось, объяснялось просто - один из спусков был заблокирован. Гидроподобный хтонический монстр ждал смелых по ту сторону. Вирокс учуял сканирующее плетение эльфа, и даже не стал предупреждать, чтоб тот следил и за их спинами - вот если нападать, то как раз на обескураженных тупиком и чудищем впереди, зажатых, словно между молотом и наковальней.

[indent] "Зачем, Наршерри? Сам же говоришь, он безмозглый. " - Вирокс решительно шагнул вперед. "Спустимся с моста, разберемся. Иди за мной" - Он уверенно направлялся дальше по мосту, туда, где еще чуть-чуть, и окажется в зоне досягаемости щупалец. И действительно, крона дрогнула, зашевелилась, словно мимо актинии плыла мелкая рыбешка, и целый пук жгутов потянулся в сторону тонкой каменной перемычки над пропастью и весь ствол тоже качнулся в их сторону. А химеру объяло облако протомагической энергии. На самом деле он вовсе не перестраивал свое тело, это просто была часть того, что в нем было заложено: изо распахнувшегося, словно на шарнирах, рта хаосита вырвался поток жара, огненный чадкий конус. Раздалась вонь паленой плоти твари, пронзительный визг и треск, с которым лопалась его обожженная до черных углей кожа на щупальцах, а химера шагал вперед, заставляя их отступать. Ствол тоже изгибался, стараясь спастись от пламени, и химера спрыгнул с моста на противоположный край пропасти и отшатнулся в сторону, давая и эльфу спуститься, пока тварь, одуревая от боли и шока не перешла в наступление.

[indent] - Наршерри, шевелись!

Отредактировано Вирокс (2023-10-21 19:28:27)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

67

- «Да, у него нет разума. Обычный дикий хтон.» - отозвался темный, хмуро рассматривая шевелящую щупальцами тварь. – «Судя по его размерам, оно определенно не голодает. Ишь как разжирела…»
Наршерри, продолжая рассматривать шевелящуюся псевдоактинию, одновременно считывал поступающую информацию со сканирующего плетения, раскинутого им не только над мостом, но и под ним, а также невидимая сеть висела и в воздухе над обоими путешественниками. Сюрпризов, сродни тому, что случился на уступе, темному больше не хотелось.
Сеть не принесла ничего из того, чего следовало бы опасаться. Хтоны, видимо, зная о присутствии на мосту актинии, совершенно не горели желанием стать ее жертвой.
- «Как скажешь» - эльф не стал спорить, просто позволив химере идти первым. Сам же двинулся следом, тщательно отслеживая все, что происходит вокруг.
Тварь зашевелилась, разворачивая щупальца в их сторону и готовясь нанести удар. Часть щупалец сложилась в тугой пучок, зависнув над узкой площадкой, служащей основанием моста и ведущей к коридору, уводящему дальше вглубь горы.
Всплеск магических потоков, короткий и ослепительно яркий, ощущался эльфом колючей щекоткой, прокатившейся по позвоночнику. Дохнуло сухим и чадящим жаром, окутав темного горячим маревом нагревшегося воздуха. Струя обжигающего жара ударила в шевелящегося хтона, сжигая его тело до вонючих углей. Пронзительный визг твари острой иглой вонзился в уши эльфа, раздирая его голову на части.
«Да чтоб тебе в свете проснуться, хтонь безмозглая!» - рыкнул Наршерри, встряхивая головой. Волна протомагической энергии окутала его руку, изменяя кисть темного, и превращая ее в длинное, узкое костяное лезвие. Резко ускорившись, эльф  перебрался на площадку вслед за химерой, оставив мост позади.
Хтон, обезумев от боли, покачнулся, собирая оставшиеся щупальца в пучок, которыми и выстрелил в направлении эльфа. Волна горячего воздуха, омыла Кийтала, и он, развернувшись, принял удар щупалец на острое лезвие костяного меча. Пронзительный визг, когда извивающиеся «веревки» упали на камни, срезанные острым лезвием.
Они так и продвигались вперед: Вирокс методично сжигал дергающиеся щупальца, Наршерри – обрубал длинным костяным клинком то, что осталось и пыталось ударить по ним в ответ.

+1

68

[indent] Очнулась тварь быстро. Хоть и безмозглая, ведомая лишь инстинктами, охотиться, жрать, защищаться, расти и захватывать больше территории в свои охотничьи угодья, вполне соображала, как избавиться от палящего пламени, раз уж сама не могла успеть убраться из-под такой атаки. Целый пук щупалец с целой стороны венчика сплелась в тугой пук и метнулась в их сторону сбоку, норовя сбить их с края обрыва, прямо в пропасть. Даже так, фальшивая гидра могла найти свою выгоду: трупы вторженцев приманят хтонов-падальщиков, а те попадут в ловушку дуреющей от боли твари, восполнив утраченное в огне.

[indent] Пламя Вирокса как раз иссякло, но второго огненного протуберанца не потребовалось, когда Наршерри, моментально изменив собственную плоть, проворно отсек их все, и, распавшись на отдельные жгуты, похожие на змей, щупальца, извиваясь и дрыгаясь рухнули у их ног. Хаосит резко Кийталу кивнул, вновь набрав горячий воздух в легкие, и эльф мог заметить, как изменились его глаза, когда он выдыхал огонь. Вместо темных, лишь на ярком свету становящихся бордовыми, они теперь были бесстрастными глазами реплитии: залитые алым, с вертикальными зрачками и мутной пленкой третьего, горизонтально смыкавшегося века, защищавшего их от драконьего жара химеры, хотя он и был уже давно неопалим собственным пламенем, да и любым другим, немагической природы. Второй залп огня актиния встретила, изгибая ствол в противоположном направлении, но все так же пытаясь смять причинявших ей дикую боль существ, стараясь достать их за пределами огненной струи, но хтонику хватало проворства с запасом, чтоб успевать уничтожать те из щупалец, которые все же огибали огненный поток. Визг твари достиг апогея, иглами впиваясь в их головы, то ли это было ее реакцией на боль, то ли и так тоже она пыталась их достать, оглушить и, дезориентированных, суметь все же, схватить и потащить в крону, чтоб порвать на части и сожрать.

[indent] Не прекращая поливать ее огнем, Вирокс двинулся по кругу, выходя из зоны, куда хтонический монстр мог еще как-то до них дотянуться, и потянул эльфа себе за спину, прикрывая их отступление. Тому тем более стоило держаться позади, потому что перед химерой воздух чуть ли не трещал, раскаленный, маревный. Хтон беспорядочно размахивал культями сочащихся обгорелых и отсеченных щупалец, крона уменьшилась втрое, а по обугленным зонам даже на стволе бежали яркие оранжевые искры, затихая, когда от движения кожа трескалась, выпуская смрадные горячие соки.

[indent] "Не будем добивать, Наршерри", - предупредил он, пятясь, - "Ей не хватит ни сил, ни скорости нас преследовать."  - он выдохнул в последний раз, возвращаясь в свое нормальное состояние. Оставлял он гидру позади и чтоб заблокировать путь тем, кто рискнет пойти за ними, в том числе, другим местным тварям, и чтоб не делать работу Азраила. И, подспудно, чтоб убедиться, что не за тем Кийтал предложил двигаться этим путем, доставлявшим ему такие неудобства. Ну и чтоб лишних сил на это не тратить, раз уж на то пошло. Но эльф мог четко понять, что в этот раз химера доволен тем, как они сработали в тандеме. Если, конечно, для Шарха это имело хоть какой-то смысл.

[indent] "Уходим."

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

69

Хтон верещал, дурея от боли, но все равно пытался дотянуться до темного и химеры, продолжавшего поливать лжеактинию жарким пламенем. Наршерри заметил произошедшие с эмиссаром изменения, но комментировать не стал, занятый отслеживанием движений тех щупалец, что сумели избежать воздействия драконьего огня. Костяной клинок размеренно взлетал и опускался, отсекая шевелящиеся "лапы" хтона. Кийталу хватало скорости даже на ограниченном пространстве, чтобы успевать убирать то, что сумело увернуться от пламени, в котором Вирокс продолжал купать хтона.
Тварь тщетно пыталась избежать нового потока огня, посланного эмиссаром в ее направлении, но ей не хватало ни сил, ни скорости. Едва струя жара коснулась искореженного ствола, как новый вопль разорвал пространство, вонзившись в сознание Наршерри одуряющей болью. Темный на мгновение замер, встряхивая головой, чтобы избавиться от болезненного звона в ушах, вгрызавшегося в глубь его разума. Несколько щупалец, избежавших  пламени, потянулись к эльфу, намереваясь утащить его.
"Вот же дерьмо!" - мысленно выругался Кийиал, ловко отсекая извивающиеся плети клинком. Щупальца, корчась в агонии и разбрызгивая липкую кровь, упали на камни, покатившись по наклонному полу в сторону пропасти.
Воздух полыхал сухим жаром, обжигая легкие, когда эльф делал очередной вдох, болезненной лаской касаясь кожи темного. Наршерри не стал упираться, когда Вирокс потянул его себе за спину, обходят беснующуюся тварь по кругу. Она все ещё пыталась дотянуться до тех, кто причинил ей боль, но костяной меч поднимался и опускался, лишая хтона возможности причинить им хоть какой-то вред. Воняло паленой плотью, кипящей в огне кровью актинии и болью, которую Кийтал ощущал почти физически.
"Сдохнет сама... но скорее всего сожрут свои же..." - отозвался эльф, попятившись назад и нырнув в находившийся поблизости коридор. - "Идем, Вир... Я не чувствую впереди угрозы. Путь чист..."
Забитые чужой болью "сенсоры" все же донесли темному удовлетворение химеры совместными действиями, и Кийтал, возвращая ладони изначальный вид, коротко улыбнулся, шагая по широкому туннелю.
Визг искалеченного хтона затихал, и вскоре эльф перестал ощущать его присутствие. Пространство больше не  сотрясало жаром и болью, и темный облегченно вздохнул, когда его разум перестало рвать на части.
"Примерно через четверть часа будет небольшая пещера. Там можно отдохнуть..." - сообщил Наршерри, уловив журчание ручья, бегущего по камням. - "Там есть вода, так что можно будет пополнить запасы."
Как и говорил эльф, коридор вскоре расширился, плавно перетекая в очередную пещеру. Грот, в который ступили Вирокс и Кийтал, изобиловал друзами люминесцирующих кристаллов, росших не только на стенах, но и потолке и полу. Их призрачное сияние позволяло идти, не опасаясь свернуть себе шею, но его совершенно не хватало, чтобы полностью рассмотреть пещеру. Тишину нарушало лишь шелестящее журчание  ручья, чистого и прозрачного, бегущего в неглубокой расщелине.
Если прислушаться, то можно было услышать гул, глубокий и басовитый, пространственной аномалии.
- "Я не чувствую присутствия хтонов, Вир..." - сообщил Кийтал, скользя взглядом от одной друзы к другой. - "Здесь чисто и безопасно... ну, насколько возможно, конечно..."

Отредактировано Кийтал Наршерри (2023-10-22 15:16:34)

+1

70

[indent] Искалеченная гидроподобная тварь осталась позади, и дальше нести свой скорбный дозор у каменного моста через пропасть. Отступившим и углубившимся в очередной коридор, соединявший гроты, Вироксу и Кийталу не пришлось увидеть, как существо, стелясь вдоль каменного пола, с трудом дотягивается до остававшихся в доступности отсеченных щупалец, и жадно запихивает их в ротовое отверстие. Даже собственная отнятая плоть годилась ему в пищу, лишь бы хоть как-то восстановить силы, начать исцелять вред, нанесенный вторгнувшимися в его владения чужаками.

[indent] - Отлично. - коротко и вслух отозвался Вирокс, когда эльф предупредил о том, что впереди будет хорошее место для короткого привала. Как тот и сказал, вскоре выбрались в очередной в этой нерукотворной амфиладе грот, залитый призрачным сиянием кристаллов. С первого взгляда химера обомлел от невероятной красоты, их окружавшей. Бросавшие гротескные тени стены, прозрачные друзы, как ему казалось, так и манили ближе, подойти, разглядеть, прикоснуться. В журчании горного ключа, за века проточившего себе путь в небольшой бассейн, слышалась песня, отражавшаяся в бесчисленных гранях... И безграничный покой, обещанное этим местом. Казалось, можно было остаться тут навсегда, и тишина и красота грота никогда не наскучат... Навеют чудесные сны...

[indent] А что видел хтоник? Пещеру с горным ключом, тускло освещенную флуорисцентными вкраплениями, расселину, заполненную ледяной водой, и напряженное, искаженное от борьбы с мороком лицо хаосита. Причина была очевидна: хтоника не задевали чары мимикрировавшего иномирца, не умей тварь, или вернее сказать, колония тварей, прятаться от других обитателей этих пещер - привлекли бы их внимание и сгинули бы. А вот Вирокс для них был добычей, и, голодные, обрушили на него всю мощь своих чар.

[indent] - Это не кристаллы, Наршерри. Оно меня усыпляет. - с трудом, сдавленно произнес Вирокс, стараясь себя контролировать хотя бы внешне. Химера был силен, именно потому и понял природу творившегося в его сознании. Но щит плел - Наршерри увидел тягучее, неуверенное бордовое гало его магической энергии, как-то заторможенно, словно нехотя.  - Мне нельзя тут оставаться. Долго... - химера уронил руку, недоплетеная чара сорвалась, - я ему сопротивляться не смогу.

[indent] Хтоническое чудовище чудовище, хотя и выглядело безобидно, а для хаосита сейчас и вовсе - сосредоточением всего желаемого на свете, было мощно. Аномалия притянула и позволила недалеко от себя воплотиться в причудливую форму колонии кристаллов, вытеснивших когда-то кристаллы настоящие, существо, по могуществу превосходящую их обоих. Может и сильнее. Возможно, оно было способно даже притягивать к себе и на большем расстоянии, возможно, тем пользовались, перехватывая его добычу, как раз те хтоны, что выглядывали на поверхность. Возможно, только сейчас оно пробудилось, но как бы то ни было, Вирокс терял силы, пытаясь ему противостоять. Но, что необычно, страха от него Наршерри не ощущал.

Отредактировано Вирокс (2023-10-25 01:14:44)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

71

Реакция химеры насторожила темного, который видел лишь тусклое свечение кристаллических друз да слышал тихое журчание ручья. Пещера не была чем-то особенным: обычный грот, выточенный в толще горы, прохладный и темный, ибо сияния кристаллов определенно не хватало на полноценное освещение.
Вирокс же... смотрел на выщербленные стены и покрывающие их кристаллы так, будто увидел нечто необыкновенно красивое. И это было странно, ибо ничего подобного не наблюдалось.
- Что? - встревоженно вскинулся Кийтал, услышав сдавленный голос химеры, но и уловив колебание телергического эфира, которое визуализировалось бордовым гало, окутавшей эмиссара энергии. - Твою же...
Темный подхватил сорвавшуюся чару химеры, продолжив выплетать щит вокруг Вирокса, окутывая его своей, отливающей металлом и изумрудными сполохами энергией.
- Не смей засыпать, Вир! - рыкнул эльф, подхватывая химеру, чтобы тот не рухнул на каменный пол. Перекинув одну его руку себе на плечо, Наршерри обхватил своей рукой талию мужчины, притянув его ближе к себе. – Сопротивляйся... Не спи только...
"Ну вот....отдохнули..." - мысленно проворчал Кийтал, уводя химеру прочь из грота. Его "сенсоры" внезапно заверещали едва ли не на ультразвуке, ввинчиваясь в его разум острой иглой. Твари, видимо поняв, что добыча от них уплывает, решили нанести удар и по хтонику.
"Да чтоб вам в свете проснуться!!!..." - аура эльфа потекла обжигающей лавой, заполняя каждый уголок пещеры. Его воля звенела, выискивая тех, кто прятался в узких зазорах горной породы. Теперь, когда твари перестали скрываться, он чувствовал ледяные волны поистине чудовищного голода, от которого перекручивало внутренности, стягивая их в тугой узел. Было больно, но страха не было совершенно, так же как оного не ощущалось в терявшем силы эмиссаре.
И все же ему удалось на короткое время перехватить контроль над колонией, подавляя то влияние, которое твари оказывали на химеру. Только вот удерживать его над чудовищами долго... не получилось. Сил Наршерри хватило ровно на столько, чтобы добраться до выхода из пещеры. А дальше...  голова эльфа взорвалась одуряющей болью, и темный, хрипло застонав, вывалился в коридор, таща за собой химеру.
Шаг... Второй... Третий... Он уводил Вирокса дальше от места, где скрывалось чудовище, раздиравшее сейчас его голову на части. Прохлада темного коридора и звенящая тишина внезапно окутала Наршерри, окончательно разрушив болезненное давление чужой воли на разум эльфа.
- Вир? Ты как?

+1

72

[indent] Вирокс почувствовал как потерял контроль над своим защитным заклинанием, и, не успев воплотиться, оно начало разваливаться, но тут его подхватил мощный поток энергии извне. Если хаосит и почуял в себе тень желания огрызнуться на предостережение хтоника, то силы на это тратить он себе позволить не мог. Сам понимал, что сон, к которому его принуждала магия тварей прекрасного грота означала бы бесповоротную гибель. Почувствовав руку эльфа, обхватившую его за поясницу, тонкое тело, словно поднырнувшее под его плечо, химера чуть не потерял равновесие, но Кийтал без труда удержал его на ногах и потащил прочь из проклятого места.

[indent] Окутанный защитным плетением, Вирокс почувствовал, как проясняются мысли, морок поблек, словно теперь картина небывалой красоты была за непробиваемым мутным стеклом. Его все равно тянуло к ней, к тому противоестественному покою, и сознание, казалось, бьется об это стекло, как глупая птица. Но теперь он мог полноценно зачерпнуть из своих резервов, сам питал защитные вязи, чтоб Наршерри не приходилось на это тратить силы, но толком не видел, с кем идет бой, который чувствовал всем своим существом: мощные ауры хтонических тварей, словно воздух заполнили все пространство вокруг него. Поэтому пытался делать то единственное, что казалось сейчас разумным: двигаться прочь, к выходу из пещеры. Надо было покинуть радиус силы хтонической колонии, пока целы.

[indent] Мерцающий свет погас, скрытый за изгибом очередного каменного коридора, и в кромешной темноте вдруг наступила тишина: и в его голове, и в энергетическом эфире вокруг них. Только сейчас химера смог почувствовать, как сильно вцепился в плечо Наршерри. Голос эльфа ворвался в пространство, показавшись на миг Вироксу оглушительным громким, так, что хаосит даже не сразу понял, что тот спрашивал.

[indent] Он был... в порядке. Потрепанный ментально, но целый и невредимый, это он точно понимал.

[indent] Вместо ответа химера, расцепив судорожную хватку, привалился к ближайшей холодной стене и сполз по ней на пол. Голова сильно кружилась.

[indent] - Воняю слабостью. - вяло махнул он рукой, понимая, что вымученную усмешку хтоник разглядит и в темноте, как и он сам видел его в потемках. - Ты не держишь слово, Наршерри. Спасибо.

[indent] Он понимал, что пусть он сам и не участвовал, схватка все же произошла, на каком-то другом уровне, доступном только иномирным тварям вроде хтоника и обитателей этой пещерной системы.

[indent] - Что там было? Башку заволокло... Ты сам в порядке? - силы мало-помалу возвращались, и Вирокс, снизу вверх внимательно оглядел напарника, подметив тонкую струйку крови, очертившую слева губы эльфа. - Ранен?

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

73

Шаг. Второй. И еще один… и еще… пока  они не дошли до поворота и не  шагнули в глубокую тень очередного ответвления коридоров, составляющих систему гротов. Мерцание погасло,  глубокая тишина окутала эльфа и его спутника, растворив терзавшую темного боль.
Кийтал поморщился, вдруг почувствовав, насколько сильно химера вцепился в его плечо. Казалось, что скрюченные пальцы эмиссара, продрав кожу, вонзились глубоко в мышцу. Вироксу потребовалось некоторое время, чтобы разжать пальцы и отпустить плечо эльфа. Хтоник  настороженно наблюдал за тем, как химера, шагнув к стене, тяжело сползает вниз, пока не оказался на  каменном полу. Сам Наршерри, хрипло вздохнув, привалился плечом к стене, встряхивая головой всякий раз, когда ее прошивало остаточной болью. 
Звуки и запахи четко доносили  эльфу о состоянии эмиссара, так что он  не счел нужным озвучивать то, что уже  знал. Вирокс был цел, но сильно потрепан ментальной атакой хтонических чудовищ, облюбовавших себе пещеру, в которой журчал ручей.
- Воняешь слабостью… -  шепнул Кийтал, вновь встряхнув головой, которую снова стянуло болью. – Пожалуй, мы оба ею воняем… Даже противно…
«Могу отнести обратно… Не вопрос… Да и слова я не давал…» - мысленно буркнул  темный, у которого совершенно не осталось сил даже на то, чтобы огрызаться на подкалывание химеры, который не смотря на тон,  все же был благодарен за помощь. Это хтоник чувствовал  вполне ясно, считывая даже мельчайшие оттенки голоса  Вирокса. 
- Что там было?.. Колония диких хтонов там была. Безумно голодных и невероятно сильных. - шепнул  эльф, запрокидывая голову и касаясь затылком сухого камня. – Они не должны были нападать… хотя бы потому, что я был рядом с тобой… и я далеко не  мелочь среди иномирных тварей…
Хриплый стон слетел с губ Наршерри, когда голову в очередной раз опоясало приступом боли, и он, судорожно передернувшись, сполз по стене на пол, ибо ноги не держали его.
- Ранен? – переспросил темный, только сейчас ощутив резкий металлический запах, присущий свежей крови. Тонкие пальцы скользнули по подбородку, снимая тяжелую каплю, готовую сорваться вниз. Поднялись вверх, размазывая кровь, сочившуюся из носа и очертившую слева контур рта. – Ментальная атака… очень мощная… они объединились, чтобы нанести удар… моих сил не хватило, чтобы подчинить их… только удержать, пока не вышли из пещеры… даже стравить их друг с другом не вышло… - тонкая алая струйка вновь потекла из носа Наршерри, пятная губы. – Голова болит… А так…. вроде цел…
Темный умолк, пережидая, пока пойдет приступ, стянувший мозги в болезненный ком. Ему требовалось время, чтобы прийти в себя и продолжить путь. Сейчас  эльфу хотелось свернуться клубком, накрывшись крыльями, и уснуть, позволив телу восстановиться.
Гул аномалии, четкий и ясный, резонировал со скелетом хтоника, тормозя процессы регенерации. Эльф не шевелился, вслушиваясь в размеренную вибрацию магических потоков, проходивших через его тело.
- Аномалия изменилась… - шепнул он, прикрыв глаза и устало улыбнувшись. – «Азраил» совсем мышей перестал ловить…

+1

74

[indent] - Да уж. - Вирокс ухмыльнулся, запрокинув голову, чтоб взглянуть в лицо хтонику. - Херня, отмоемся. Главное, чтоб те, кто пытался прикончить меня и втравил тебя в это, начали вонять падалью. - впрочем, не было похоже, что Наршерри было сейчас дело до его вымученных шуток. А ничего другого ему в тот момент Виркос сказать и не мог. Он прекрасно понимал, что если бы не эльф, скорее всего, он стал бы кормом иномирным монстрам, мимикрировавшим под спокойный, прекрасный грот, суливший отдых после встреч с чудовищами и трудностями долгого перехода по тоннелям в глубинах горного хребта. Не было бы рядом Кийтала, ему бы от этого морока было бы не избавиться, и в живых бы он остался только если бы произошло чудо. Вирокс априори не мог сомневаться в магии. А чудеса - это то, чему наука, в том числе магия, не нашла рациональных объяснений. С другой стороны, без эльфа он и не оказался бы в этой пещерной системе.

[indent] Слушая пояснения Наршерри, химера осторожно кивнул, припоминая, что тот сказал про влияние аномалии на притянутых ею хтонических монстров: чудища становились активнее и агрессивнее. Ни гигантскую актинию, ни ту стаю, что растерзала кобылок эбо, присутствие Кийтала тоже не остановило, но там он не давал им почуять свою настоящую природу. Эльф тоже сполз вниз.

[indent] - Ты здесь тысячи лет. Что же в тебе еще иномирного? - скептично, но без тени издевки или сарказма хмыкнул химера, отрываясь от шершавой стены тоннеля, и поворачиваясь к хтонику. - Я могу тебе помочь? - тихий голос хаосита звучал собранно. У него и у самого все еще кружилась голова, и хоть и прояснилось, сознание, но в голове стоял туман. Но теперь свою волю он ощущал хорошо, и мог обратиться к собственному источнику магии, чтоб исцелить или просто подпитать силы. Только ему не было понятно, как именно пострадал Наршерри, сражаясь с колонией за них обоих. Эльф прикрыл глаза, в чертах лица, в его позе читалось изнеможение, и теперь Вирокс уже тревожно просканировал округу, желая убедиться, что нет никакого влияния извне, ни на одного из них. Но не учуял ничего, кроме все того же гулкого, неровного "пульсирования" аномалии. Здесь оно уже окружало их со всех сторон, и направления к источнику было не учуять, хотя эмиссар знал, что они ее минуют на второй день, если продолжат продвигаться в том же темпе, надолго не задерживаясь. Не рядом пройдут, но максимально близко.

[indent] - Наршерри, теперь ты не засыпай. - химера протянул руку, и, ненароком задев кровавые разводы, положил ладонь ему на щеку, мягко потрепал, пытаясь Кийтала взбодрить. - Давай-ка отойдем подальше, я этому месту не доверяю. - Вирокс неверно поднялся на ноги, все еще опираясь на стену, не столько уже от слабости, сколько от того, что голову сразу повело. Несколько глубоких вдохов и контролируемых выдохов, чтоб предупредить головокружение. - Отойдем немного еще и тогда отдохнем, тут не стоит. - он протянул руку хтонику. Был шанс, конечно, нарваться на еще какую-нибудь тварь, но та и сюда могла прибежать, а сколько химера помнил схему переходов, этот коридор должен был немного подняться вверх, виляя, и только потом, минут через двадцать пути, вывести в узкую расселину, за которой должен был начинаться еще один крупный грот. Им хватило бы продвинуться немного вверх по тоннелю. А еще через несколько часов день в горах начнет заканчиваться. - Идем, Наршерри.

Отредактировано Вирокс (2023-11-02 03:56:32)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

75

- Отмоемся… Да… – тихим эхом повторил темный, криво усмехнувшись. Он откинул голову назад, коснувшись затылком шершавой поверхности стены и замер, прикрыв глаза. Так было легче и боль стала терпимой. Почти. – Всенепременно начнут, Вир…
Едва слышный шепот эльфа  был сопровожден коротким оскалом влажно блестевших клыков, которые он с некоторых пор  перестал нужным скрывать. Наршерри давно уже не был тем, кем когда-то был рожден изначально. Хрупкая, невероятно красивая оболочка, которую знали в цивилизованных мирах, давно уже принадлежала твари, пришедшей извне и вытеснившей искореженный разум и личность своего носителя. Симбиот мыслил иначе и совершенно другими категориями принципов и морали, хоть и пользовался тем опытом и памятью, что некогда принадлежала темному эльфу по имени Кийтал Кош Наршерри.
- Что в нас иномирного, Вир? – эльф осторожно повернул голову, стараясь лишний раз не делать резких движений, чтобы не спровоцировать новый приступ боли. – Все. Сколько бы мы ни прожили на Аркхейме, мы никогда не будем здесь своими. Нас убивают, даже если имеется клеймо. И этого не изменить.
Кийтал вздохнул, вновь прикрывая глаза, когда волна боли стянула голову.
- Если сможешь снять боль, я буду благодарен. – проговорил темный. – Этого будет достаточно.
Темный криво усмехнулся. Да, он подозревал, что, скорее всего, от напряжения полопались сосуды, да и  некоторые нейронные связи так же могли пострадать, но здесь химера едва ли смог бы чем-то помочь. Регенерировать, кроме кровеносных сосудов, в голове темного было нечему. А с дырой в башке и мозгах еще никто не выживал.
Кийтал ощутил сканирующие плетения, которые раскинул химера, проверяя территорию на предмет нахождения всякого опасного мусора. Но… все было чисто. Его собственная аура пульсировала, сообщая всему живому о присутствии в пещерах высокорангового хтоника. 
- Не засну. – шепнул Наршерри, ощутив прикосновение теплой ладони к щеке. – Здесь нельзя спать… Аномалия изменилась сама и изменила хтонов. Нужно пройти систему гротов как можно быстрее. На той стороне станет легче, и такого влияния уже не будет.
Темный благодарно улыбнулся, когда поток целительной энергии химеры, вымыл  боль, прояснив разум. Сжав протянутую эмиссаром ладонь своей, хтоник тяжело поднялся на ноги.
Кийталу потребовалось некоторое время, чтобы погасить волну головокружения и слабости, после чего, кивнув Вироксу, они двинулись по коридору, который постепенно  поднимался вверх, причудливо изгибаясь.  Темный привычно раскинул сканирующие сети, не только опиравшиеся на его мировосприятие, но магические, настроенные таким образом, чтобы  фиксировать  местонахождение любого живого существа, кем бы оно ни было. Сюрпризов, подобных тому, что случился в оставленном ими гроте, эльф больше не желал, а потому постарался свести их к максимально возможному минимуму.
Собственно весь путь по извивающемуся коридору Наршерри, занятый сканированием  территории  коридора, практически не запомнил. Очередной поворот вывел их к небольшой, довольно ровной площадке, на которой вполне можно было сделать короткий привал и отдохнуть перед тем, как вступить в большой грот, в который, собственно и выводил коридор, по котором шли химера и темный эльф.
- Можно передохнуть здесь, Вир, – шепнул Кийтал, привалившись плечом к стене.  – Минут через двадцать мы выйдем в очередную пещеру. И признаться… я уже не уверен в том, что мы там никого не встретим…

+1

76

[indent] Снять боль Вирокс мог. Сформировав поток энергии, он через касание направил его в тело хтоника, исправляя повреждения, снимая боль и возвращая силы. Регенерация Наршерри и без его вмешательства справилась бы с этим, но это заняло бы время, а химера не хотел затягивать их пребывание в близости опасного места. А если двигаться дальше, им обоим следовало быть в полной готовности встретить все, что могло бы им попасться на пути. Так что Вирокс не колеблясь исполнил просьбу эльфа. Сам он ранен не был, а в мыслях светлело с каждой минутой. Кийтал поднялся на ноги, взявшись за его руку, и вскоре они уже продолжили продвигаться в глубь системы пещер. Вирокс чувствовал и раскинутые чары хтоника, проверявшего их путь так же, как делал он сам, и его ауру, густую, сильную, действительно чуждую Аркхейму, вызывающую какую-то неподотчетную тревогу. Наршерри действительно был, как он выразился, "не мелочью" среди хтонов, и химере этот факт не казался бессомнительным благом - ведь то, что влияло на местных хтонов, могло повлиять и на Наршерри. В горячей зоне аномалии у большинства иномирных тварей протекло то немногое, что было их мозгами, и, на всякий случай, хаосит решил торопиться. Личная сила эльфа наверняка давала ему время, но искушать судьбу не хотелось - они ничего не знали о том, как аномалия изменилась и как быстро влияет на притянутых ею хтонических монстров.

Коридор перед ними вился и изгибался, явно когда-то сформированный потоком давно ушедшей горной реки и расширенный потом разумными, теми, что раньше, до появления аномалии, активно пользовались этими проходами, чтоб срезать путь. Идти по нему было удобно. Попетляв немного, они вышли на небольшую площадку, где устроили небольшой привал.

[indent] Разогревая воду в пакетах для очередной пары сухпайков, химера еще раз попытался проверить грот, о котором говорил Кийтал. Он не чувствовал присутствия какой-то потенциальной угрозы, но, как показывал опыт, тут далеко не каждую угрозу можно было заранее распознать, но и не любое встреченное существо было им, на самом деле помехой.

[indent] - Я там ничего и никого не чувствую. - признался он, принимаясь за еду. - Но тут больше на тебя полагаюсь, Наршерри.  В любом случае, не поворачивать же обратно. Так что выбора у нас, в общем-то нет. Надеюсь, что настолько сильных иллюзионов мы больше не встретим.

[indent] Мрачный прогноз эльфа, к счастью, не оправдался. До следующего привала они встречали снующих в тенях мелких хтонов, и некоторые из них даже рисковали вылезти из своих нор, и бросится в атаку, не смущаясь присутствием более высокорангового хищника - Шарха, но все до одного оказались слабы, так что они просто их перестреляли - хватало и самых обычных пуль, безо всякой магии. Окруженные безвременьем сумрака пещер, они могли ориентироваться только на собственное ощущение течения времени, даже часы обманывали в такой близости аномального поля, но продолжали путь. Несколько раз им пришлось вскарабкиваться и спускаться по практически отвесным стенам - кое-где находя остатки давно истлевших подвесных мостов или обвалившихся каменных переходов. Пусть те подъемы и были сильно обременительны, но, если в нормальной ситуации оба могли просто переместиться в желаемое место, здесь об этом было лучше даже не думать, и пригождалось минималистическое снаряжение, что у них с собой было. Ближе к концу пути, когда оба уже действительно начали чувствовать явную усталость, агрессивные хтонические чудища стали попадаться чаще. И были уже снова сильнее, чем те твари, что обитали в центральных пещерах.

[indent] - Возможно, оттого, что ближе к выходу у них и добычи больше? - предположил на одном из привалов химера. - Сумели пробиться к выходам, охотятся на зверье снаружи? - он отчаянно зевнул, не утруждая себя манерами, вроде "прикрыть рот ладонью". - Мечтаю сейчас о душе и сне. Видит Хаос, год больше ни в какую пещеру ни ногой. - шутливое обещание было тем ироничнее, что обиталище Наршерри представляло собой в том числе каскад рукотворных и естественных гротов. Впрочем, такими нюансами Вирокс себя сейчас тоже не обременял, да и в гости к эльфу лишний раз не напрашивался, особенно после тех слов Наршерри, что воспринял тогда отповедью, о том, что до хаосита в его жилище никто и не бывал. А сам за этот длинный путь не раз успел удивиться, что компания хтоника ему не просто нравилась, но и, не считая фиаско на тропе, когда твари загрызли эбо, с Кийталом действовали слаженно и эффективно, как не всегда бывает даже с теми, с кем в паре ты не раз тренировался. Химера умел такое ценить, с первых лет существования учившийся действовать не только в одиночку, но и в составе боевых звеньев. - Как ты? Последний рывок остался. Выберемся сегодня отсюда?

Отредактировано Вирокс (2023-11-02 14:42:21)

Подпись автора

Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
Адриан Декурсель

+1

77

Темный, устало вздохнув, прислонился плечом к шершавой поверхности каменной стены. Замер на несколько мгновений, стягивая ближе раскинутые сети, и медленно сполз на пол, попутно сбросив с плеча лямки рюкзака. Они не собирались задерживаться долго на площадке, служившей сейчас им местом привала. Пройдет где-то около получаса, и они вновь двинутся вперед по  переплетению подземных коридоров, настороженно вслушиваясь в густую завесу тьмы.
Он приоткрыл глаза, ощутив колебание  телергического эфира, когда химера раскинул сканирующие плетения, долженствующие  прощупать находящийся впереди грот.
- Я тоже ничего не чувствую. – отозвался темный, вскидывая голову и вглядываясь в черно-лиловые глаза  эмиссара. – Но…. я уже ничему не удивляюсь. Нет, поздно поворачивать, нам осталось не так уж много, чтобы добраться до выхода. – Наршерри улыбнулся, принимаясь за свою порцию пайка. – Я проверю пещеру еще раз чуть позже. Мне нужно некоторое время, чтобы изменить настройки сети.
«Я очень на это надеюсь… Как-то не улыбается сражаться со стаей злобных, хитрых и невероятно сильных тварей в замкнутом пространстве. К тому же тот факт, что они растеряли не только свои мозги, но и инстинкты меня не радует вдвойне. Ибо… в обычном случае достаточно моей ауры, чтобы вся мелочь отвалила прочь…»
Развеяв упаковку в пыль, хтоник споро  внес корректирующие настройки в свое плетение и раскинул его, привычно прощупывая пространство, как впереди себя, так и сзади. Ибо сюрпризов и нежданчиков не хотелось совершенно.
Аномалия вздыхала и пульсировала, растекаясь  невидимыми волнами по всей системе пещер. Те, кто был слаб и не имел сил сопротивляться магическим потокам, становились жертвами безжалостного поля, перемалывавшего в труху все, до чего могло дотянуться. Эльф, так же, как и его сородичи, чувствовал пагубное воздействие аномалии, но его сил и опыта хватало, чтобы сопротивляться настойчивому «Зову». Он только морщился, передергиваясь всем телом, когда резонирующие с магией аномалии кости, начинали болезненно ныть.
Прогнозы не оправдались. Крупных хищников не было, а с мелочью, осмеливавшейся клацать зубами, расправлялись быстро и без задержек. Хватало обычного оружия. А вот истлевшие подвесные мосты оказались, хоть и ожидаемым, но не приятным сюрпризом. Лезть пришлось по отвесным скалам, выискивая крохотные зазубринки и выемки, чтобы уцепиться за них когтями, которые хтоник отрастил сразу же, или же поставить ногу.
И все же путь приближался к завершению. Отзвуки аномалии становились тише, а ее воздействие ощущалось все меньше.  Кости темного почти перестали выводить заунывную песню, отзываясь на воздействие исковерканной магии резонирующей болью. 
- Полагаю, да.. – кивнул Кийтал, прикрывая глаза и чуть откидывая голову назад, чтобы коснуться затылком  сухого камня. – Выход близко. Можно выбраться наружу и охотиться нормально. Горные козлы, а так же хищники служат отлично пище этим тварям.  Больше жратвы – больше сил. Влияние аномалии здесь не чувствуется. Не ошибусь, если предположу, что разум этих хтонов практически не затронут. Или же изменения настолько минимальны, что не стерли имеющихся инстинктов.
Тихий смех слетел с губ Наршерри, когда химера озвучил свои желания.
- Душ… Этим я тебя обеспечу. Скоро… – усмехнулся он. – Когда выйдем, по пути будет небольшая пещерка, где можно устроить привал и отдохнуть. Там есть  водопад. Он небольшой, вода чистая, но необыкновенно холодная. Можно будет вымыться. – он вздохнул, убирая с лица выбившиеся из растрепанной косы пряди. Впрочем, переплетаться не было ни сил, ни желания. – Живой. Выспаться бы… - Наршерри тряхнул головой, поднимаясь. – Да, выберемся. Осталось не так уж много. Идем? Я хоть и предпочитаю пещеры всему остальному, но находиться в этой системе дольше необходимого. У меня желания нет.
И снова  раскинутые сканирующие и сторожевые плетения, прощупывающие каждую пядь подземных коридоров и встречавшихся на их пути пещер. Шорох копошащихся во тьме хтонов, забившихся в узкие щели. Твари ощущали вязкую ауру Наршерри, пропитанную силой, чуждую и тревожащую. И хотя иномирные твари сейчас были сильнее тех, что встречались им в глубине переходов, нападать они не  торопились, предпочитая наблюдать за двумя чужаками из укрытия. 
Вздохи пространственной ловушки ловушки стихал, ощущаясь теперь где-то на периферии сознания  легким мельтешением. Коридор медленно поднимался вверх. Кийтал удовлетворенно вздохнул, ощутив прохладу свежего воздуха, тронувшего его кожу.
- Выход уже близко, Вир. – шепнул он химере, невольно ускорив шаг. – Идем…
Шаг. Еще один.. И еще.  Коридор изгибался, постепенно расширяясь. Теперь уже поступавший извне воздух ощущался четко, омывая приятной прохладой обоих путников. Кийтал уже мог различить далекие крики птиц, кружащихся над горными пикам. Сотни запахов, не запятнанных застоявшимся сумраком пещер, достигли трепещущих ноздрей. Прохлада наступающей ночи. Ароматы  редких горных цветов. Запах звериной шерсти, оставленной на острых камнях. Звуки… Шорох маленьких лапок по камням.  Журчание водопада, разбивавшегося о камни, впереди. Стрекот насекомых. 
Последний поворот, и темный с химерой оказались в  углублении, на гладкой площадке. Перед ними расстилалась горная гряда, укутанная в бархатное покрывало звездной ночи. Ночной ветерок, лаская, касался растрепанных волос, шевеля выбившиеся прядки.
- Мы на другой стороне перевала, Вир. – шепнул эльф, вдыхая напоенный прохладой воздух. – Этот отрезок пути завершен.

+1


Вы здесь » Аркхейм » Завершённые эпизоды » Иногда они умирают...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно