Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Мы с вами знакомы?


Мы с вами знакомы?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Харот / Тульпа / 5025

Артрей, Хель

https://i.ibb.co/BPz7gpc/IMG-20230622-180416-772-1-010.png

https://i.ibb.co/tqMSnC1/IMG-20230622-180416-772-1-007.png

https://i.ibb.co/HqXNwHt/IMG-20230622-180416-772-1-008.png

Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Подпись автора

• don't worry, i'll be gentle •

+1

2

Спустя столько лет Хель может себе признаться: он полюбил Тульпу. С ее воздухом, в котором смешивается доносимый с гор холод и ароматы выпечки из бесчисленных магазинчиков и кафе. Привыкнув, выучиваешь каждый камень в мощеной мостовой, каждый кирпич и выемку стен, к которым по обыкновению жмешься ладонью, чтобы не задеть ненароком кого-то из прохожих. Касание кожи к коже все еще болезненное, словно сдирающее слой живой плоти. Лучше касаться стен, кончиками пальцев находить штрихи кистей маляра. Или сколы кирпичной кладки. Трость знакомо постукивает в сбитом ритме неверных шагов.

Прохлада проникает под плащ, под ненадежную жилетку — и пускает табун мурашек по спине — вдоль позвоночника. С грохотом крыльев Корвус всей тяжестью обрушивается на плечо товарищу и сжимает когти.

- Едой пахнет.

Вкрадчивым тоном хтоника не обмануть. Он чуть поворачивает голову, вздергивает бровь, пытается не ухмыльнуться слишком уж ехидно в считанных дюймах от острого клюва.

- Ты же поел дома.

- Поел?! Скажешь тоже — поел! - тут же взлетает на октаву каркающий голос, крылья беспокойно трепещут, когти до отголосков боли сжимают плечо ростовщика, - да разве можно блинами наесться?! Блины — и эта склизкая гадость, которую ты купил… варенье! Тоже мне варенье! Вот персиковый джем, который мы на Лирее брали — это было вкусно! А тут… тьфу! И вообще, когда ты научишься что-то еще готовить, кроме этих блинов дурацких? Я не знаю… курочку там жареную… ммм… а еще лучше — рыбку! Чтобы хрустящую, в масле и под кляром! Хель, а Хель! Давай еды закажем! Пошли в кафе? Ну пошли!

- Не знаю, я-то не голоден, - хмыкает хтоник и тут же хмурится, чтобы защитить глаза от возмущенно бьющих крыльев. Тут же щеки касается клюв — легонько, почти извиняющимся жестом. Корвус боек, но под всеми своими перьями всегда заботится о друге. Это у них с Хелем общее. Ростовщик немного ускоряет шаг, как только Корвус срывается в полет. Летит низко, на уровне балкончиков вторых этажей и витиеватых вывесок. У поворота на другую улицы виднеется открытая терраса со столиками и распахнутые двери какого-то заведения. Тульпа любит туристов, так что кафе и рестораны здесь далеко не редкость.

- Я полечу выбирать! Догоняй, задохлик, - смеется Корвус и срывается вперед. Хель перехватывает трость пониже набалдашника, сжимая пальцы вокруг металлического остова, на минуту останавливается, чтобы перевести дыхание — за другом ему не поспеть, бессмысленно и пытаться. Он позволяет себе прикрыть глаза, на пару мгновений голым плечом прислониться к шершавой каменной кладке. Понадобилось много времени, чтобы почувствовать себя здесь своим — но теперь мнится, что даже стены домов бережно поддерживают и защищают. Только одеваться по погоде хтоник так и не научился.

Он бросает короткий взгляд в сторону кафе — и уже легко улавливает ароматы печеного мяса, морепродуктов и даже выпечки. Чувствительный нос различает и манящие запахи кофе и чая… губы, искривленные в улыбке, подергиваются — воспоминание ускользает, но все равно бритвенным лезвием успевает поразить в сердце. Некоторым ранам нужно больше времени, чтобы перестать болеть.

Но когда хтоник добирается до ступенек, ведущих на открытую террасу, понимает: опоздал. В шуме вьется над немногочисленными столами крылатый силуэт. Корвус, очевидно, уже изучил меню — но дождаться товарища не сумел, потому что из сомкнутого клюва показывается кусочек аппетитного щупальца моллюска.

Очевидно — украденного из чужой тарелки.

Подпись автора

• don't worry, i'll be gentle •

+1

3

Знаете, бывают дни, когда все, буквально все на свете против тебя. Так вот -  сегодня все было против Ара в квадрате! Словно Фортуна вспомнила его грехи за все время мира и устроила откат, плюс добавив еще от себя. Хотя нет, одернул деос сам себя. Если брать все его подвиги в расчет, то тут и спутник на голову свалится может, и то будет недостаточно. Скорее это расплата за что то конкретное, и не очень давнее, средней тяжести повинности.
И Война для того, чтоб отвлечься и не накручивать себя больше, стал перебирать свои делишки, гадая, где мог перейти дорогу госпоже Удаче. Хотя, на самом то деле бог и не считал, что это действительно работа Фортуны, и ее влияние стоит за неприятностями, посыпавшимися на него. Конечно полностью ничего исключать нельзя, и если Ар не забудет, то может и поинтересуется при следующей встрече с сородичкой, чем он не угодил. Чтоб знать, как вернуть долг.
Но это так, планы, размышления, способ отвлечь себя от желания разнести вокруг все и сразу. Бедная Тульпа просто не заслуживала этого.

Вообще город, да и само место обычно действовало на древнего успокоительно. Что то  было в его улочках, в его стенах – что дышало покоем, умиротворяло и обнадеживало. Город был пропитан мудростью и уверенностью. Особенно когда на его улицах еще не было никого, и шум толпы не заглушал тихий шепот зданий. «Все будет, все будет рано или поздно, не спеши, не торопись» - казалось шептали они, когда Война двигался по городу в предрассветных сумерках. Солнце еще едва показалось и золотило крыши, согревая их своим теплом. Тишина и покой царили в едва просыпающемся месте. И город охотно делился этими чувствами  с каждым, кто готов был их принять.
Война глубоко вдохнул свежий, немного холодный воздух. Тульпа права – все еще будет. Так или иначе. Улыбка веселой злости коснулась его губ, не затронув глаза. Умиротворить Войну городу не по силам, разве что слегка утихомирить клокочущий вулкан, притушить его огонь, набросив на него пелену. Успокоится ли он под нею или взорвется в ближайшее время – лишь демиургу известно.
Одернув стоячий воротник накинутой для приличии легкой куртки, Фор неторопливо двинулся в глубины хитросплетения улиц, выискивая только ему ведомые цели. Ну и что, если в этот раз ничего не удалось – всегда можно попробовать еще раз.

- Больше никогда в жизни не буду пробовать ЭТО!!!?? – реву этой фразы могли позавидовать пароходные гудки.

Фор попытался спрятать улыбку за салфеткой, которой промокнул губы. Он не зря потратил несколько часов, и возможно даже нашел выход из ситуации. Так что ныне пребывал в предвкушающем настроении и даже не хотел никого убить. Пока.
А рядом разыгравшаяся драма и вовсе добавила ему ноток веселья. Самым трудным было удержать невозмутимое лицо. С этим у Войны были явные проблемы – он едва удерживался от откровенного ржания. Да, это не прилично и не профессионально. Но он прекрасно знал какие ужасные и противные на вкус экзотичные морепродукты. Особенно если их съесть сырыми!!! И даже еще живыми…
Чувствуя что от смеха, душившего его, на глаза прям наворачиваются слезы, Артрей отвернулся в сторону и уставился на стоявший рядом фикус, лишь бы не видеть драму, разыгравшуюся в холле ресторана. Всего то – туристы посетили кафе, чтоб продегустировать меню. Все как обычно. Вот только некоторые блюда имеют свои особенности. Подачи, состава, приготовления, свежести. Вот и здесь есть своя фишка – прежде чем подать определенную разновидность угрей, их приносят в сыром виде. Гость может убедиться, что они свежие, добавить специи по вкусу и отправить на кухню. Кто ж виноват, что гостья решила их скушать? А они еще шевеляться…
Крик конечно стоит до небес.

Ар, посмеиваясь повернулся лицом обратно в сторону зала. Так где там его эксклюзив? Долго еще ждать? Обещали приготовить пышную праздничную тарелку, в несколько этажей фруктов, морских цветов, водорослей, где на самом верху будет красоваться совсем небольшой осьминожек. Вот только этот гад, буквально морской гад, невероятная редкость для гурманов и стоит наверное как все это кафе. Да и демиург со стоимостью, проблема в вымирании вида. Чтоб попробовать этот деликатес среди ценителей настоящие бои разворачиваются. А тут Войне повезло наткнуться чисто случайно.
И тут Беллатор понял, что все таки Фортуна против него что то имеет – красно книжную редкость только что схомячила пролетающая птичка…..

- НА ФАРШ ПУЩУ!!!!! – раненым буйволом взревел деос, одним движением руки запуская в птичку лежащий рядом поднос с  ножами и вилками. В глазах мужчины откровенно горела жажда приготовить с кого то кебаб.

Подпись автора

Сыграем?
https://i.ibb.co/RBzWSQX/PHciW7u.jpg

+1

4

Устоять было попросту невозможно.

Корвус никогда не жалел себя. Лишенный прежней жизни, вырванный из плена густых лесов и роскошных скал, он сам выбрал этот путь, соседство с носатым чудаком, которому по душе приключения и бесконечная беготня. И все же дружба, думал корвус, стоила того. Стоила пыльной лавки в Тульпе, свитого под потолком гнезда, редких вкусностей, которыми его балуют. Хотя, конечно, он никогда не признается, что тот птичий корм, который иногда покупают по акции, ему очень даже по вкусу. Или украденный из холодильника бутерброд — с жирной тушкой сардины! Или куриные ножки, которые так часто готовит соседка через дорогу от их дома, обжаривая в масле со специями, а после выставляя к окну — чтобы немного остыли. Глупышка! Что может быть вкуснее горячих куриных ножек в масле и с ароматной посыпкой пикантных трав?

В общем-то… Корвусу не о чем было жалеть. И он даже прекрасно знал, что его друг о нем тоже заботится. Ведь когда-то, до той истории, до появления альтер-эго, до хаоса — у них не было никого и ничего, кроме друг друга. И это тоже были неплохие времена. Хотя, конечно, спутниковое телевидение — это пушка!

И все же… порой корвус чувствовал: что-то в его жизни гнетет. Какое-то затаенное отчаяние, пустота внутри, под толщей плотных и невообразимо прекрасных перьев. Ему не хватало чего-то. Чего-то…

...вкусного.

И манящего — как это щупальце в чужой тарелке. Конечно, в кафе полно деликатесов и вкусных блюд, Корвус уже представлял, как Хель нагонит его, как сделает заказ — мидии в соусе, поджаристые креветки… ммм… от одной мысли его бесстрашное птичье сердце пело, а клюв истекал слюнками. Но все же…

Жизнь так скучна без риска. Так обыденна и проста. А этот прекрасный моллюск, венчающий башенку из фруктов и водорослей… его аппетитные розоватые бока, хрупкие, почти полупрозрачные узоры погасшей жизни на гибких щупальцах! Само совершенство.

Мне так жаль, - хочется сказать Корвусу, поведать незнакомцу, сидящему над этой чудесной тарелкой, о том, как вид этого аппетитного шедевра наполняет сердце радостью и восторгом! В моей жизни так мало радости, - хочется признаться чудовищной птице, - позвольте утолить огонь стольких неисполняемых желаний, заполнить эту зияющую пустоту в глубине желудка. Безнадежную вечную пустоту. Словно провал космической черной дыры, который не заполнить, сколько бы вкусностей ни проглотил.

Но этот моллюск… кажется, стоит попробовать. Он может унять этот голод. Наполнить жизнью и энергией раскидистые крылья, вернуть блеск синеватым перьям.

Корвус не говорит ничего. Он лишь пикирует ниже, срывается вспышкой синевы над чужим столом, коротко бросает взгляд на незнакомца — но даже его не видит. Драгоценная добыча перехватывается клювом, снимается с подставки из фруктов и цветов. Птица молниеносно взмывает вверх — выше вывески ресторана, выше его крыш. Вкус разливается на языке, блаженство кружит голову. Все… все становится неважно. Распахнутые крылья пронзает эйфория, касание брошенных столовых приборов нисколько не задевает. Моллюск проскальзывает в глотку, а после — по пищеводу отправляется в желудок. К той самой черной дыре.

Пустота заполняется.
...

Хель сгребает птицу за шею набалдашником трости, будто крюком. Руки немного дрожат, но все же действие получается четким и выверенным. Не впервый раз приходится оттаскивать Корвуса… но чаще получается все же успеть вовремя.

- Извините! - вскрикивает ростовщик, закрывая птицу собой. Неуемный аппетит Корвуса далеко нечасто приносит настоящие проблемы… но сейчас, похоже, как раз тот случай. Крылатое чудовище приходит в себя — и бодро прячется позади хтоника. В недосягаемости для чужих рук — но взгляд незнакомца пылает яростью, способной поджарить не хуже пожара.

- Прошу прощения! - быстро выкрикивает ростовщик, выставляя трость перед собой, словно защитный барьер. Этот мужчина, так остро реагирующий на такую незначительную кражу… вызывает тревогу. Хель нервно хмурится, готовясь к худшему, но все же поспешно и миролюбиво добавляет:

- Я все оплачу! Я… возмещу ущерб, - он не сразу вспоминает, что нужно говорить или как. Разговоры вообще не его конек. А Корвус почему-то не помогает.

Мир вокруг раскалывается десятком гранец, кажется: время словно замирает, пока хтоник прислушивается к собственному колотящему сердцу. Он знает, что не боец… но ведь не станут же они драться из-за какого-то морского гада? Не станут же? Он нервно оглядывается. Приличное место. Хорошее кафе. Открытая веранда дышит свежестью утра.

- Давайте договоримся, - предлагает Хель, хотя сам он, в потрепанных черных шмотках и с вызывающим узором чернил на коже, меньше всего похож на того, кто умеет договариваться.

Подпись автора

• don't worry, i'll be gentle •

0

5

Кто знает, а может только догадывается — но большинство знаменательных, прям таки судьбоносных решений как раз и происходят вот так. Совершенно случайно, иногда глупо или обыденно, ну и обязательно неожиданно и непредсказуемо. Но зато необратимо. Плюс — довольно часто как раз непоправимо.
Бедный бедный неизвестный большинству, но такой необходимый именно Войне, невезучий гурман, предпочитающий, чтоб его называли «гурмэ» - истинный ценитель гастрономических редкостей. Что ему настолько не повезет на ниве дегустации не предвещало ничего. Заказ был сделан своевременно, ресторан славился своими высокими принципами относительно продукции, обслуживания и приготовления. Хотя тут скорее нужно сказать — предоставления в свежем виде, потому что значительная часть гадов поступали в буквальном смысле в живом и шевелящемся состоянии. Искомый осьминожек был лишь обкурен ароматным дымком и искупан в каком то чрезвычайно дорогом сиропе из вина, коньяка, сока, специй и приправ. Учитывая, что купание длилось пару часов, редкость должна была пропитаться и внутри и снаружи.
На взгляд Формоза — это был перевод продуктов. Тот же алкоголь можно принимать и отдельно от этого зверя. Да и смысл в этой живности, если для придания ему вкуса нужно столько всего разного? Но опять же — в любой сфере есть свои секреты, принципы и правила. Так вот мороки с этой редкостью было примерно столько же, сколько и сложностей по ее нахождению, транспортировке и прочим сопутствующими моментами. Но что поделать — тем ценнее был результат. За правильно организованное угощение с любителя гурмана можно было стрясти то, что он не соглашался продать за деньги. Их ему было и так достаточно. А вот связи, возможности и услуги часом могут стоить гораздо дороже.
Эх, а такие были планы на это небольшое морское создание.
Кто мог предвидеть, что такая ценность, такая редкость, представитель исчезающего вида закончит свой путь не во рту поклонника, боготворящего подобную пищу, а в клюве мимо пролетающей птицы??!!! Поэтому неудивительно, что Война просто озверел за доли секунд, как только осознал ЧТО произошло. Потом в его голове пронеслись результаты этой диверсии, шансы потерянные одним поворотом головы птички, и совершенно логично появилось скрутить эту голову окончательно.
Правда первыми под руки попались столовые приборы на подносе, которые мужчина и отправил в полет, намереваясь нанизать вредителя на них как на шпажки.  Увы, для него, но к счастью для проказника — снаряды цели не достигли, от слова совсем. Мимо на свою голову пытался пройти один из работников ресторана, и  оказался как раз на пути столовых приборов. Реакция у официанта оказалась достойной последователей деоса — моментально сориентировавшись (Фор еще подумал — у них тут что каждый день таки броски по мишеням случаются?) парень ловко подставил пустой поднос под летящее холодное оружие. Щит выдержал случайный удар и мимоходящий быстро ретировался с пути разозленного гостя. Война действительно готов был зажарить себе на ужин птичку в собственном соку, раз не получился шашлык, формируя в руке огненный шар. Злость на абсолютную идиотскую ситуацию отчаянно требовала выхода.
Но на пути между пышущем злостью пострадавшим и виновником происшествия оказалась очередная преграда. Похоже хозяин злополучного пернатого. Фор заскрипел зубами. Готов ли он был устроить драку за легкий перекус домашнего питомца? Конечно да! И уже почти приступил к выполнению этого плана.  Лишь остатки здравого смысла что то тихо вякали на тему целесообразности. Гада, того который морской, это не вернет.
Пыхтя закипевшим чайником, Война удержал почти отправленный в полет огненный шар. Взамен зарычал в сторону птицы и ее хозяина:
- Давайте договаривать! Согласен на замену утраченного деликатеса — подойдет хорошо прожаренная тушка этой птицы! - яростный взгляд в сторону Корвуса не оставлял сомнений о чьей хрустящей корочке мечтает пострадавший.
Фразы хозяина вредителя доходили до Войны отрывками, поэтому дальше он рванно рассмеялся:
- Оплатить ущерб??? А если он не измеряется в денежном эквиваленте? Что вы собираетесь делать в таком случае?

Подпись автора

Сыграем?
https://i.ibb.co/RBzWSQX/PHciW7u.jpg

+1

6

На самом деле, первой мыслью, промелькнувшей в птичьей голове, было: а мы могли бы подружиться! В самом деле, Корвус, хоть и настороженно держался позади друга, избегая близкой конфронтации с незнакомцем, глядел на того с искренней симпатией. Уж эта птица прекрасно могла понять, каким мучительным бывает чувство голода и невозможность его утолить.

Хель этого, наоборот, не понимал. Еда никогда не входила в список его приоритетов, он и дома-то питался тем, что найдет в холодильнике, а там редко что-то находилось, кроме повесившейся мыши… Причем — и мышь-то трогать было нельзя, потому что Корвус ее очень любил, он вообще коллекционировал тушки этих созданий, которым так не повезло из всех домов в Тульпе выбрать именно их. Правда, стоит честно признаться, с появлением альтер-эго их холодильник стал пополняться чаще и более вкусными продуктами, но Хель как-то упускал эти моменты из виду. И понять разочарование противника он никак не мог, лишь еще крепче удерживая перед собой трость и нервно сощурив глаза.

В чужой руке начал формироваться огненный шар… и Хель торопливо вскинул левую руку, готовясь поставить барьер. Он, конечно, никогда не был силен в защитной магии… но и просто испепелить близкого друга за какого-то несчастного осьминога не мог позволить!

- Я… Я… - ничего путного на ум не приходило, да еще Корвус даже не собирался улетать, спасаясь бегством — нет, как раз держался поближе, прячась за спиной у ростовщика, так чтобы поджаренная птичка получилась только вторым блюдом. После поджаренного хтоника.

- Чувак, ну ты чего?! - все же рискнул окликнуть незнакомца Корвус. У него никогда не было проблем в нахождении слов — только не факт, что правильных. - Прости, демиурга ради! Хтон попутал! Чесс-слово!

Несмотря на свои немаленькие размеры, Корвус очень бодро вильнул из-за спины ростовщика, показавшись на долю секунды, тут же скрываясь обратно.

- Не советую! - искренне заявила птица, - я невкусный! Совершенно несъедобный! Хтоном проверено — он меня не переварил! У тебя тоже не получится. Не подумай, что я недооцениваю твои возможности, ты очень даже ничего, уверен, крепкий желудок и камни переварит, но ты глянь, я же — кож… тьфу! Перья да кости! Поперхнешься-подавишься-затошнит! Не рискуй!

Судя по виду Хеля, подавиться рисковал именно он — потому что от каждого слова, произнесенного птичьим клювом, ростовщику становилось все хуже. Тут и так… а Корвус еще хуже может сделать! Хтоник искренне пожалел, что оставил свое альтер-эго приглядывать за лавкой. То могло своим эпатажным видом хотя бы отвлечь внимание и дать время скрыться. Не станет же этот мужчина их преследовать из-за какой-то несчастной морской твари?

- Ну ладно! Ладно! Давайте я все верну...- вскричал пернатый миролюбиво, вылетая вперед, горестно клоня голову с массивным клювом. Хель только подивился артистичности птицы: тот умудрялся выглядеть так, словно находится при смерти, еле-еле помахивая крыльями и смотря на незнакомца с такой грустью… не хотелось даже представлять, как Корвус собирается возвращать награбленное.

Да он попросту прикидывал, как бы повыгоднее для себя развернуть ситуацию! Хелю оставалось надеяться, что это очевидно только для него. Пожертвовав мгновением бдительности, ростовщик набалдашником трости сгреб птицу за шею, снова вынуждая переместиться назад. А то еще договорится-допритворяется...

- Давайте решим дело мирно, - предлагает ростовщик, упорно загораживая друга собой. Не то чтобы из него такое уж надежное укрытие...

- Мирно?! - тут же вспыхивает птица и еще активнее бьет крыльями, - да он меня сожрать хочет! Он! Меня! Да я его сам сожру!

- Кор...

- А ну иди сюда, ты, да ты, да меня сам наньнинский князь крышует! А ты - сожрать! Я сейчас... - и щелкая клювом, Корвус опять ломанулся вперед, заставив хтоника уже обеими руками отгонять птицу, чтобы дело действительно не доросло до драки.

Отредактировано Хель (2024-04-14 01:06:57)

Подпись автора

• don't worry, i'll be gentle •

0


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Мы с вами знакомы?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно