Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Городской птенец


Городской птенец

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Лирея/Торис/5024 год

Лира Мирлесс, Ифи Иденмарк

https://i.imgur.com/3ofhQ1Qm.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя.

Отредактировано Ифи Иденмарк (2023-12-04 00:54:32)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/274/12998.pnghttps://i.imgur.com/SHpBFZJ.png

+1

2

[nick]Ифи Иденмарк[/nick][status]Я просто Тень[/status][icon]https://i.imgur.com/ShuY8xvm.jpg[/icon]

Приятные солнечные лучи грели молодую девушку, мирно попивающую охлаждающий коктейль сидя за уличным столиком какой-то кафешки. Закончив с работой, рыжая решила прогуляться по городку, а заодно отдохнуть и понежиться на горячих источниках, ведь это хороший отдых как физически, так и морально. Несмотря на свою привлекательную внешность, а также весьма откровенный наряд, девушка была одета в очень короткие шортики и облегающую маечку, а на ногах были белые кеды, искусное умение манипулировать вниманием людей позволяло девушки наслаждаться полюбившейся ей тишиной и одиночеством. Ведь она постоянно была окружена шумными мужчинами, и хоть ее принимали за свою, однако девушке было приятно провести время в далеке от этих солдатских шуточек, разговорах обо всем и не о чем одновременно, а также вечных споров и соревнований, хотя Ифи любила эта время. Подавшись случаю, она начала вспоминать свои годы после академии, первые задания, первые попытки вписаться в солдатский коллектив, первые выбитые зубы одного выскочки, который решил, что он сильнее Иденмарка и может по праву сильного взять девушку, в том самом смысле, однако пару точных ударов в челюсть и скулу поставила парнишку на место. Поддавшись воспоминаниям, девушка непроизвольно улыбнулась и потерла костяшки правой руки, как будто вспоминая те самые ощущения, как будто Ифи хотела вернуться в то время. Глубоко вдохнув и допив свой коктейль, рыжеволосая встала и направилась бесцельно гулять по городским улицам, погруженная в свои мысли она просто брела туда, куда ее ведут ноги, пока не остановилась около витрины магазина. За большим стеклом Ифи увидела роскошное белое платье, интересные кружевные узоры составляли большую часть платья, оголяя не малую часть женского тела при этом закрывая собой все нужные места. Девушка погрузилась в изучение узора, прокладывая из него незримый путь, как будто составляя дорогу своей жизни. 

-Интересное чувство, это город так влияет на меня, или чувство безмятежности? Сама себя тихо спросила рыжая, продолжая изучать узор. Платье одновременно казалось девушке неимоверно красивым и абсолютно бесполезным. Не удобное, сковывавшее движение рук и ног, дышать свободно в нем невозможно, в ходе своей работы девушка не раз надевала подобные платья, и каждый раз она ненавидела эти платья, каждый раз после завершения работы она с большим удовольствием сжигала или разрезала их, просто чтобы успокоить свою душу. Однако эти узоры, легкость ткани, те взгляды с которыми смотрели на девушку, они заставляли душу девушки радоваться. Тяжело вздохнув, девушка пошла дальше, углубляясь дальше в улице города, позволяя камню и зданиям поглотить себя, завести туда, где, по ее мнению, можно будет дышать, дышать привычным воздухом. Воздухом полным запаха сигаретного дыма и алкоголя, запахам крови, воздуха наполненными звуком голосов, не знающих нормы морали или банальных правил этикета. В ту атмосферу, к которой рыжая привыкла больше всего, там, где правит тот, кто умеет себя показать, тот кто способен одним только взглядом заставить ежиться от страха. Ноги Ифи сами выискивали нужный путь. Как то, еще в академии девушка услышала фразу одного великого полководца, они звучали как: -Все дороги ведут в Рим! Тихо прошептала Иденмарк, но за годы своей службы и жизни она поняла, что это не совсем корректная фраза, хотя краткость сестра таланта, Ифи сказала бы что самая точная фраза звучит как. Все дороги ведут туда, где тебе лучше всего. Тихо хмыкнув своим мыслям, девушку вывел из раздумья какой-то далекий писк. Обычный человек не смог бы уловить столь тихий звук, мысленно настроив Филин, и выделив этот звук рыжая двинулась точно к источнику, она не особо спешила, позволяя происходящему набрать больше оборотов, в конце концов это не ее дело, девушка и сама не знала почему пошла в том направлении, может быть отголоски души в кибернезированном теле ультрахумана давали о себе знать, а может быть природное любопытство, однако даже не видя картины, а перестраивая Филин под нужные звуки она уже понимала что происходить. Местная шелуха решила наехать на какую-то девушку, утверждая, что она у них что-то украла, вряд ли бы произошло что-то плохое, судя по состоянию голоса парни просто забавлялись, чувствуя собственное превосходство. Одних только голосов хватило Ифи чтобы составить четкий психологический портрет, мелкая шпана, помниться таких когда-то называли шестерками, те кто не способен даже собственный сиську крепко сжать, просто потому что не хватит не сил не мужества. Старшие вытирают о них ноги, заваливая грязной работой и обещая светлое бедующее которое никогда не настанет, стоит им только открыть рот так сразу прилетит удар в голову. Ифи в своей жизни видела очень много таких, особенно на службе, таким способом отсеиваются слабые бойцы, слабые и физически, и морально. Просто мясо, которое сдохнет при первой же вылазке. Ифи и сама многократно вытирала ноги об таких. Выйдя из-за угла синие визоры уловили картину, которая только подтвердила догадки девушки. Пятеро сопель окружили возле стены не высокую бледную девушку, которая вжалось в кирпич и опустив взгляд в пол выслушивала слова оскорбления. Просканировав положение тел, расслабленность и голоса парней Ифи уже хотела пойти дальше. Однако брошенная шутка на тему секса, и перемена в настроении жертвы почему-то заставили девушку изменить свое мнение. Тяжело вздохнув Ифи выпустила один из тросов Паука, ловко взмахнула рукой и трос обвил горло одного из парней, сильно сдавливая его и закрывая доступ к кислороду. 

-Э, шелуха непобитая, 3 секунды чтобы сдриснуть от сюда! Иначе ссать и жрать через одну дырку будете! Грозно прокричала Ифи сильнее натягивая трос и заставляя свою жертву упасть на спину. Синие визоры девушки хищно сверкнули, а уверенное телосложение и крепко слаженное тело говорили о том, что слова девушки не пустое бахвальство.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/274/12998.pnghttps://i.imgur.com/SHpBFZJ.png

+1

3

[indent] Лире наконец везёт, и она некоторое время находится под опекой добрых, понимающих людей, дающих ей кров, ночлег и не требующих от неё ничего лишнего из того, что не могла бы сделать потрёпанная жизнью девушка. Она много старается: убирается, даже порывается готовить, но сдаётся, когда ей мягко говорят, что это не то, в чём ей нужно пробовать себя. Выполняет поручения, активно внимает советам старших, вслушивается в речи, пытается жить и справляться с собой, не искать больше призраков прошлого, не оборачиваться среди сумрака в поисках преследователей, словно цепкие когтистые руки всё ещё нацелены на её жизнь, тело, словно она до сих пор разыскиваемая бывшая рабыня, которая имеет только один конец – вернуться к своему хозяину и продолжить ему служить.

[indent] Но ей объясняют – всё кончилось. Никто не ищет. Она в порядке, о ней позаботятся, её отобьют, защитят, не дадут в обиду и будут искать, если вдруг она исчезнет не по своей воле. Добрые слова греют девушку, и, пусть она им не верит до конца в силу долгого пути и знакомства с предательством, беловолосая всё равно кивает, улыбается мерно, понимая, что у неё есть шанс справиться. И наконец отпустить тревоги.

[indent] Поэтому её всё чаще отпускают в город, рассказывают, что в городе никто не тронет и не обидит, что она точно-точно будет цела и здорова, и что сможет прогуляться и получить удовольствие как нормальная девушка, как та, кто имеет на это полное право, как член общества. Её учат, что она должна уметь наслаждаться жизнью, гулять и радоваться даже маленьким скромным вещам. И Лира покорно учится.

[indent] Она идёт по улице в белоснежном летнем платье, которое мягкой вуалью преследует её ноги. Оно чуть ниже колен, обхватывает плечи, пышное, с вертикальными волнами, вьётся яркое, блестит на солнце, заставляя длинноволосую гореть снегом среди жаркого лета. Лира пытается думать, что теперь её никто не ищет, и что теперь она точно-точно в порядке. И что она такая же, как и все, что она сможет найти себе друзей, провести здорово время и потратить свой честно заработанный выходной на расслабление и отдых вне безопасных стен, где в постели всё равно снятся кошмары. Лира грустно кивает – воспоминания о тяжёлых снах сковывают, заставляют приобнять себя, опустить взгляд.

[indent] Вдруг кто-то приобнимает за руку, тянет в сторону, к стене, и девушка потерянно оглядывает пятерых мужчин, что улыбались и смеялись над «снежной королевой», которая, как они стали шутить, упала в чан с белилами. Лира пытается отшутиться, согласиться, вернуться на дорогу, но её крепко держат за руку, тянут дальше, внутрь дворов, и, утопая в диком страхе, длинноволосая понимает, что не может сопротивляться, даже вымолвить слово. А руки горячие грубые ложатся на талию, мажут по прикрытой груди, другой человек кладёт на шею, гладит волосы, целует ласково собственнически в висок, заставляя сердце забиться в небывалом ужасе.

[indent] Лира осознаёт, что ей врали. Врали. Тут небезопасно. Нужно бежать. Бежать.

[indent] Она сдавленно пищит, когда пальцы сдавливают щёки, раскрывая рот, когда влажный язык проникает внутрь, а тело бьётся в ужасе, но ничего не может сделать, поскольку руки заломаны назад, крепко держатся двумя другими мужчинами. Они спрашивают, сколько она стоит, спрашивают, готова ли она развлечься, спрашивают, зачем она такая некрасивая и для чего так вынарядилась. Лира мотает головой.

[indent] — Нет, извините, я не пойду, я не хочу с Вами, простите, — мяучит дрожащим голосом тихо, но следом её оттесняюсь в угол и сыплются угрозы, что она что-то посмела украсть, и что она теперь просто обязана отплатить иначе будет оштрафована или наказана, что ей нужно постараться, чтобы всё исправить. Громкие оскорбления, ругань, насмешки - Лира бледнеет от ужаса, не понимая, как они могут так говорить, если в самом начале называли её… красивой? И снова шутки, угрозы, принуждения встать на колени и… Вдруг шею одного из парней обвивает трос, и тот задыхается, заставляя девушку запищать ужасом.

[indent] Серые глаза видят рыжую красивую девушку с голубыми глазами, одетую в облегающую одежду. У незнакомки пылкий горячий взгляд, она тянет трос сильнее, и мужчина падает. И следом угрозы, предупреждение. Лира считывает – красноволосая сильна. Но мужчины этого не замечают, а, быть может, верят, что, раз их больше, могут посоревноваться с внезапной гостьей? Они нападают на девушку, и Лира медленно обессиленно оседает по стеночке на землю, закрывая лицо руками.

[indent] «Нужно умыться. Помыть рот с мылом», — неуместная мысль под мужские крики страданий, пока ладони трут места, куда опускались чужие губы.

[indent] — Не убивай их, п-пожалуйста, — просит чуть погодя жалобно, наблюдая сквозь пальцы на происходящее. И, когда ловит чужой взгляд, прячет лицо в коленках, вдруг испугавшись, что и с ней что-то сделают, и что Лира, даже если всё будет хорошо и девушка спасёт её, не сможет подняться от ужаса и вернуться домой. Ей кажется, она сейчас не сможет ничего, кроме желания тут же рухнуть с моста и умереть, ведь отныне она грязная. И даже самое едкое мыло с самой едкой мочалкой её не вымоют.

+1

4

-Ха, смотрите, еще одна, а как разодета. Слышь, красавица, ты бы это, коготки спрятала, пока мы их тебе не обломали!

Глупый выкрик донесся до слуха Ифи, взгляд которой был сейчас сосредоточен на робкой девушке, тихо сползающей по стенке, она не бежала хоть и была напугана, касается своих губ как будто бы это уже чужие.

— Вот же мусор. Шумно выдохнула Иденмарк, всё-таки она немного ошиблась, может быть, парни и не овладели бы девушкой, но вот травмировать ее точно получилось, Тень не взяла в расчет характер жертвы. Трое бегут на нее, пока четвертый пытается без успешно снять трос с шеи друга, одно движение оперативницы и паук стремительно летит в запястье своей хозяйки, обезглавив свою цель. Да, их было больше, но они не смогу даже дотронуться до Иденмарка, обычные люди. Тот который своими глазами видел, как умер товарищ дико взревел и отправил в девушку несколько магических снарядов. Ловко уклоняясь от выстрелов, рыжая перехватывает одного из нападающих за шею, отрывая его от земли, раздаётся тихий звук сервоприводов, синтетические мышцы девушки сжимаются в тугой канат, звук усиливается, до ушей Лиры доноситься звонкий шлепок, а после глухой удар головы о землю. Второй смельчак уже никогда не сможет подняться. Филин улавливает тихую просьбу девушки.

-Что? Не убивать? Этот мусор, не знающий свое место? Ты наивна или глупа? Громко спрашивает Иденмарк, вместе с этим ловко приседая под ударом другого парня, и лишая его точки опоры, отрывая одну из ног. 

-Ты что из тех, кто подставляет другую щеку? Оторванная нога летит в сторону заклинателя, сбивая его концентрацию, в то время как Ифи с хищной улыбкой на лице выкручивает сустав последнего бандита, выкручивая его руку, и с силой вбивая его в стену, он не умрет, но ближайшее время не встанет. Гордая Иденмарк подходит к заклинателю, ставя ногу ему на грудь и вжимая его в землю.

-Нет, пожалуйста, не убивай... у меня, у меня есть деньги, я заплачу! Со слезами на глазах парень начинает молить о прощении.

-Что? Отпустить тебя? Она ведь просила о том же! Синий свет визоров цепляется за хрупкую белоснежную девушку, уткнувшуюся лицом в свои коленки, сжимающуюся, пытающуюся спрятаться. Тяжелый вздох, очередной, сопровождается звуком звонкой пощёчины, на этот раз на много слабее предыдущей.

-Слушай сюда, мусор. Прижги рану того уебка, пока он не истек кровью, и когда мы уйдем вызови своим подсосам врачей. Еще раз будешь обижать девушек, найду и это покажется тебе цветочком! Девушка перемешает свою ногу на руку парня, и по переулку раздаётся треск сломанной кости и громкий жалобный крик полный боли. 

Сконцентрировав свое внимание на жертве нападения, Ифи замечает, что платье девушки испачкалось в крови, она нагибается чтобы выдрать кусок футболки обезглавленного парня, и стирает тряпкой с себя следы крови, не все, не полностью, для этого нужна вода. 

Подойдя к белоснежной, трясущейся девушке Тень ласково прикасается к ее голове, и уже более нежно произносит.

-Ты в порядке? Не ранена? Может где ни будь больно? Рыжая много раз видела таких жертв, и знала как к с ними обходиться. -Извини, я понимаю, что сейчас ты вряд ли хочешь, чтобы к тебе прикасались, вновь нарушали твое зону комфорта, однако позволь мне унести тебя от сюда. Ласковый голос девушки перебивали выкрики двух парней, стонущих от боли.

Иденмарк опускается перед девушкой на колени и аккуратно берет ее на руки, крепко прижимая к своему тело, придерживая ее словно принцессе, при этом позволяя лицу Лиры уткнуться в грудь Ифи, пряча ее слезы от внешнего мира и не позволяя увидеть буйство красок. 

-Не волнуйся, все хорошо, я унесу тебя от сюда. Позволь слезам и эмоциям взять свое, тебе больше нечего бояться. Нежная рука поглаживает руку девушки, успокаивая ее. А ее голос звучит очень близко, маня ее слух, как будто ограждая от громких криков. Они шли так долго, Ифи несла девушку на своих руках нежно обнимая ее, и говоря слова поддержки, успокаивая уноса как можно дальше, по пути, который был ведом только Ифи.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/274/12998.pnghttps://i.imgur.com/SHpBFZJ.png

+1

5

[indent] Лира не понимает, не осознаёт, в какой момент сползает медленно вниз по стеночке на землю, в какой момент перестаёт дышать. Ноги не держат. Ее грудная клетка тяжело и рвано вздымается и опускается вверх, почти не ловит воздух стальным корсетом рёбер, пока серые глаза в ужасе смотрят на кровавое дикое место, которое растекалось адом по картине мира невинной Лиры.

[indent] Все в крови. Все красное. Алое. Тошнотворное - запах ударяет в нос, заставляет живот сжиматься в спазме приближающейся рвоты. Девушка не помнит, что увидела первым - то, как незнакомка лишила головы невинного человека, продемонстрировав фонтан брызг из его тела? Лира не знает, не помнит, кричала ли тогда от ужаса, от дикого страха, но горло болит, саднит, а руки сжимают рот, словно умоляют молчать. Она не смотрит на перестрелку, не желает поднять головы, чтобы увидеть новые зверства. Ей кажется, она сама виновата, что эти люди гибнут и страдают. Стоило молчать. Отдаться им. Ничего не делать. Не вызвать подозрения. И тогда всё было бы в порядке.

[indent] Кроме неё. Но какое значение имеет Лира против пятерых живых испорченных душ?

[indent] Вопрос рыжей спасительницы оглушает.

[indent] Беловолосая жалобно мотает головой - в ее мире каждый заслуживает жизни или гуманного суда, где наказание могут выносить лишь специальные люди, и никто не вправе лишать другого жизни. Никогда. И Лира не знает, смогла ли бы сказать, согласиться с тем, что происходит. Она уверена, что нет.

[indent] Она не смотрит, закрывая ладонями глаза, когда незнакомка отрывает мужчине ногу. Лира жалобно и пугливо жмётся лицом в коленки, дрожит, ожидая своей участи, того, что девушка разделается и с ней, невольной свидетельницей жестокости. Не замечает, как дыхание становится хриплым, булькающим, чужим, и беловолосая медленно теряет себя в приступе панической атаки, которая может закончиться обмороком от перегрузки сознания. Она даже не слышит, не видит ничего более – мозг просто не воспринимает информацию, не желает.

[indent] Всё заканчивается странно – уши всё ещё слышат измученные стоны, и впору даже попытаться встать и помочь людям залечить раны, но девушку настолько сильно трясёт, что она не может и двинуться, перестать хотя бы крупно трястись, потому что её буквально выворачивает от ужаса, и Лира лишь смотрит в одну точку сквозь пальцы, не зная, сможет ли в ближайшее время прийти в себя.  Рыжая незнакомка осторожно и мягко касается головы беловолосой, но та лишь крупно вздрагивает и сжимается плотнее в комочек нервов, где поднимает дикий взор на спасительницу и тихо скулит, сипит, мотает медленно головой, боясь, что сейчас спасительница расправится и с нею.

[indent] Незнакомка спрашивает что-то ласковым, нежным голосом, и Лира лишь смотрит в ответ, едва осознавая смысл слов, словно каждое было наполненно чем-то странным и непонятным. Девушка не двигается, не рыпается, когда другая садится перед ней на колени, осторожно, как пушинку, берёт на руки, поднимает. Она почти ничто не весит. Беловолосой кажется, что она настолько в ужасе и шоке, что, даже если бы её понесли бы на смерть, то Лира бы ничего не смогла сделать. Её бьёт крупная дрожь, и в усталости светлая голова ложится на чужое плечо. Незнакомца пахнет кровью, силой, и то пугает, вымораживает, заставляет жмурить глаза, чтобы не видеть, не чувствовать.

[indent] Лира потерянный белоснежный щеночек – она не в силах пережить увиденное, она не замечает, не воспринимает, как с подола платья капает чужая кровь, не воспринимает, не хочет слышать чужие стоны и звуки. Она рвано дышит, сипит, грудная клетка тяжело вздымается и опускается, а в горло натягивается тяжёлое удушье.

[indent] Беловолосая сипит, поднимает затравленный испуганный взгляд на спасительницу, открывает рот, чтобы что-то сказать, но, не выдерживая напряжения, обмякает на чужих руках, падая в тяжёлую бессознательность.

+1

6

Жертва достаточно быстро потеряла сознание, видимо девушка была очень ранима и эмпатична, но возможно, так было даже лучше. Ифи несла хрупкую худенькую девушку по переулкам, пока нейроинтерфейс прокладывал путь до квартирки, о которой заранее позаботились люди из ЭкзоТека. Тень не особо любила проводить свои ночи в отелях, а потому на каждую ее операцию снималась квартира на месяц или два, естественно каждый раз под новыми именами. Путь был проложен подальше от людских глаз, правда иногда приходилось забраться на крышу дома для того чтобы перепрыгнуть улицу, что собственно не доставляло Иденмарку больших проблем. В саму квартиру девушки попали так же через окно, дабы не привлекать ненужное внимание к бессознательной девушке. Нести птенчика куда-то еще Ифи не захотела, сама не знала почему, может быть сыграла женская солидарность, может быть жалость, а может быть лень рыжей, но так или иначе птенчик уже лежал на большой и мягкой кровати. Покопавшись в шкафу, оперативница быстро отыскала два комплекта сменной одежды, легкие свободные шортики и футболку для спасенной, и широкие свободные штаны и топик для спасительницы. После, Ифи заварила ромашковый чай, и взяв удобную тряпочку, зачарованную на автоматическую подачу влаги, аккуратно обтерла лицо Лиры, старательно убирая следы слез и соплей, а после раздела свою гостью до белья, обработала этой же тряпочкой ручки и ножки девушки и переодела ее в домашнее. Сама рыжая отправилась в душ, чтобы смыть с себя остатки и запах крови, предварительно закинув платье спящей для обработки. Естественно квартира была оборудована под стать Иденмарку, и аппарат мог вычистить любую ткань, не повредив ее при этом обработка проходила очень быстро. Закончив с процедурами, девушка полотенцем просушила свои волосы, и прямо на влажное тело надела свой домашний наряд. Заварив себе красный чай с розой, Ифи уселась в кресло рядом с кроватью, и в ожидании, когда проснётся гостья принялась читать какой-то роман, скаченный из сети, без интереса, скорее просто для того чтобы убить время, да и сестра его советовала.
Лира очнулась в полумраке комнаты, проспала она практически весь день, однако даже так она сумела различить свое платье, висевшее на входной двери, чистое выглаженное где надо, рядом, на прикроватной тумбочке она заметила кружку с приятно пахнущим чаем, по струйке пара можно было понять, что он был все еще горячий, как будто бы заботливый хозяин только что принес напиток.
-Добрый вечер, не пугайся, пожалуйста, понимаю обстановка не знакомая, я не знала где ты живешь поэтому принесла тебя к себе. Я Лили, та кто помог тебе в утренней заварушке. У тебя все в порядке, ничего не болит? Синее свечение визоров мелькнуло в темноте, и звонкого щелчка пальцами в комнате загорелся свет.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/274/12998.pnghttps://i.imgur.com/SHpBFZJ.png

+1

7

[indent] Лире кажется, она всего на несколько мгновений пару раз открыла мутные серые глаза, прежде чем снова потеряться в темноте. Она словно бы то и дело приходила в себя, даже шептала бессвязные тихие слова. Которые нужно было постараться различить. Беловолосая не видит ничего – сны мрачные тонут во мгле, душатся усталостью и страхом, и девушка лишь периодически, вися на руках спасительницы, тяжело и шумно выдыхает, словно не хватает воздуха в её обычном мерном дыхании.

[indent] Когда девушка приходит в себя, то реальность не сразу предстаёт пред ней живой и настоящей: кажется, что спит, что всё, что воспринимают серые глаза – глубокая неправда, и Лира сонно жмурится, пыхтит котёнком, переворачивается на другой бок. И сердце вдруг замирает – пахнет незнакомым, постель тоже чужая, всё иное, и беловолосая вздрагивает ужасом, пока осматривается, находит взглядом своё белое платье, висящее на двери, аккуратное и чистое, словно о нём кто-то успел позаботиться. Лира тут же жмёт одеяло к себе – она раздетая? Боится посмотреть, увидеть страшное, и потому суетливо, со слезами на глазах от страха, заглядывает в темноту, где видит два ярких голубых огня. И тут же свет вспыхивает, прячет полумрак, и беловолосая жмётся к стенке кровати, натягивая на себя повыше одеяло, словно пред незнакомкой она предстаёт вся голая.

[indent] Торопливо моргая, девушка видит в кресле рыжеволосую спасительницу, тут же взгляд цепляется за руки девушки: вдруг опасность? Но нет, всё в порядке, всего лишь странное устройство, кажется, планшет? Лира не слишком хорошо разбирается в технике, но прекрасно знает, что то, что она не знает, как сюда попала – очень плохо.

[indent] — Спасибо… — мяучит робко хрупкая девушка, морщась от странного головокружения — длительный сон не пошёл ей на пользу, и ещё Лира голодна, ей просто необходимо что-то съесть, чтобы соображать и иметь силы справляться с тем, что происходит. Будучи совсем худой и, казалось, болезненной, беловолосой просто необходимо было не попадать в передряги и правильно питаться, чтобы чувствовать себя достаточно хорошо. Но спасённая девушка всегда брезговала этими простыми правилами, снова и снова отдаваясь на милость жизни и удачи.

[indent] Лира тревожно и внимательно осматривает незнакомку, что представилась Лили. Красивая. Уютная.

[indent] Но воспоминания с силой бахают в голову, обнажая утреннюю истину – эта милая Лили безжалостно разорвала людей, и взгляд беловолосой наполняется первозданным ужасом, с губ срывает вскрик ужаса.

[indent] — Я в порядке, спасибо, — машинально, с выученной вежливостью отзывается спасённая, направляя взгляд себе на руки, словно смотреть на что-то иное было бы равно навлечением на себя беды. Лира слишком хорошо знакома с правилами поведения пленников, поэтому механически затихает, кажется, даже её дыхание становится тише, реже, пусть и лёгкие рвёт недостатком кислорода. Беловолосая считает, что её однозначно точно снова похитили, и никакие добрые слова Лили не ложатся доверием на плечи хрупкой бледной девушки. Лира поджимает ноги, пытаясь максимально отстраниться от рыжеволосой.

[indent] — Спасибо за помощь, — дрожащим голосом произносит длинноволосая, с ужасом вспоминая кровавые сцены, от которых к горлу подходит тошнота, и руки стискивают губы, чтобы не испортить постель. Девушка сглатывает, чувствуя внутри себя дикое омерзение, что она вынуждена благодарить за ужасную жестокость, которая стала, как ни иронично, её спасением от приставаний мужчин, которые хотели не то поиздеваться, не то большего. — Я ведь могу идти?.. — едва слышно уточняет, снова хмурясь от головокружения, которое уносит комнату в поразительный тошнотворный круговорот. Лицо Лиры становится почти таким же белым, как и её волосы.

+1

8

-Да, естественно ты можешь уходит, я не стану тебя удерживать. Дверь не заперта. Вот только на улице уже темно, и я боюсь, как бы ты не попала снова в утреннюю передрягу. Есть кто-то кто сможет тебя забрать или будет волноваться о тебе, может стоит предупредить? Быть может на Лирее есть некое подобие такси? Эм, транспорта что доставит тебя сразу домой? Я не сильна в подобном, предпочитаю передвигаться сама. Если у тебя нет денег, могу тебе немного одолжить, чтобы ты смогла добраться до дома. Произнесла девушка, которая в этот момент вставала со своего кресла и направлялась в сторону кухни, оставив планшет на столике. Ее голос был мягким, успокаивающим, в меру монотонным, а движения, они были не резкими, плавными. -Рядом с тобой стоит кружка с чаем, не волнуйся там просто ромашка, поможет тебе успокоиться. Твое платье весит на двери, а ванную и туалет найдешь вон там, по коридору на право. Если хочешь, можешь принять душ, полотенец нет, я ими не особо пользуюсь, разве что для волос, но рядом с душем есть сушильный шкаф, заходишь в него и тебя обдувает приятным потоком, осушая влагу на коже. Рыжая уже была на кухне, однако Лира могла прекрасно видеть что делает девушка через короткий, не перекрытый коридор. -Но честно признаюсь, я думаю, что было бы лучше если бы ты осталась тут на ночь. Не понаслышке знаю, как вечерний город опасен для таких милых и приятных девушек как ты. Не беспокойся, я не причиню тебе вреда. Как я и сказала меня зовут Лили, я представитель порядка на Цирконе, здесь просто в отпуске. немного слукавила рыжая, она действительно была представитель порядка, только вот немного не такого, как обычно привыкли слышать. При этом рыжая доставая из шкафа кусок мяса. -Пока ты приводишь себя в порядок, я приготовлю ужин, надеюсь ты не против говядины? Или ты не ешь мясо? Иденмарк больше не стала заваливать свою гостью вопросами, позволяя ей успокоиться и обдумать полученную информацию, в то время как сама принялась готовить еду, запланировав запечь говядину с яблоками и подать с брусничным соусом. Конечно Ифи видела страх Лиры, и именно поэтому она ушла из комнаты, не пытаясь как-либо успокоить девушку, слова сейчас могли быть страшнее любого яда, а попытки подсесть рядом и успокоить только сильнее загоняли Лиру в пучину страха. Лучшим решением было бы помочь девушке начать мыслить логически и закрыть основные потребности, еда, душ, туалет. И создав зону комфорта в виде комнаты в которой была только Лира, а также атмосферу уюта. В идеале, девушка должна была присоединиться к приготовлению ужина, это показало бы что сероглазая полностью пришла в себя.

Отредактировано Ифи Иденмарк (2023-12-26 01:36:44)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/274/12998.pnghttps://i.imgur.com/SHpBFZJ.png

+1

9

[indent] Лире не мгновение не сомневалась, что будет просто. Незнакомка разрешила уйти, но объяснила, что на улице темно, и что может случиться всякое. Беловолосая тут же кивает грустным согласием – и правда, в ночи много опасностей, много чего может случиться и, пожалуй, в темноте слишком легко скрыться злодею, который мог бы легко причинить вред хрупкой ломкой Лире, которая и при свете дня могла влипнуть в неприятности запросто.  Но девушка не хочет быть неприятностью, обузой для другой, не хочет оставаться рядом с той, кто способен на такую жестокость. Боится. Дрожит нервно, тревожно, судорожно в голове решая, как лучше поступить, что сделать, чтобы всем было хорошо – и красноволосая не тратила на неё свои силы и деньги, и Лира могла бы добраться до дома.

[indent] — Всё в порядке, — убито врёт сероглазая, смотря в одну точку на стене. Избегает чужого взгляда. — Я постараюсь дойти до дома так. Спасибо большое за помощь и предложение, — мяучит, наблюдая, как рыжеволосая поднимается с кресла и уходит в коридор на кухню. Лира осторожно встаёт с постели, когда понимает, что одета в домашнюю чужую одежду. Краснеет. Её переодели. Смотрит на тёплую кружку с чаем и, пусть и девушка сказала, что там всего лишь ромашка, беловолосая не решается выпить. Она шагает к своему платью, касается его так, словно оно может дать ей силы справиться. Она знает, что не смеет напрягать Учителя, и что он будет недоволен, что она попала в передрягу и не смогла постоять за себя. Лучше об этом ему не знать.

[indent] — Я не против. Спасибо, я не буду кушать, — робко отзывается, не желая тратить на себя ни чужое время, ни продукты. И всё равно, что голова кружится, всё равно, что вряд ли с голодом беловолосая сможет дойти до дома хоть как-то.

[indent] Смотрит на двери в туалет и ванную – можно было бы сходить, если бы Лира не боялась, что её там запрут. Но тогда разве Лили стала бы вот так позволять ходить и отлучилась бы на кухню? Спасённая девушка робко заглядывает в туалет и умывается. Выходит, выключая свет. Душ не принимает – боится. Нюхает себя, убеждаясь, что пахнет не отвратительно.

[indent] Чужая одежда давит. Хочется переодеться, но это бы стало бы поводом уйти – темноты Лира боится и, чувствуя запах на кухне, робко, неуверенно шагает к Лили, замирая в проходе испуганным цыплёнком. Обнимает себя за плачи, тянет пальцами волосы, причиняя себе боль. Отвлекается.

[indent] — Если Вы позволите мне, пожалуйста, то я бы осталась на ночь. Если хотите, я могу не спать и просто посидеть на стульчике. Или лечь там, где Вы скажете, — звенит взволнованной трелью, дрожит страхом, что, вдруг Лили захочет её убить или оторвать руку? Как с теми парнями… Лира устало приваливается к дверному косяку – она очень слаба, голодна и совершенно не хочет напрягать собою статную красивую девушку, которая, казалось, была эталоном потрясающей внешности. Беловолосая с любопытством смотрит на каждое действие Лили, изучает её фигуру, внешность, всматривается в формы, черты – был бы здесь холст и лучшие условия, белоснежная бы зарисовала огненноволосую. Но сейчас Лира даже не знает, сможет ли вернуться домой, пощадит ли.

[indent] Сглатывает слюну, наблюдая за готовкой, чувствуя этот потрясающий запах. Прикрывает глаза, слабо оседает куклой по косяку на пол, утомившись от переживаний, от всего-всего.

[indent] — Простите, я просто слишком устала, — бормочет едва связно, пряча лицо в ладонях, словно это защитит от невзгод и страха перед обычными вещами.

+1

10

Извини, не знаю как тебя зовут, ты не представилась, но, моя дорогая, не пойми меня не правильно, я не пущу тебя одну в такое время суток гулять по городу! Произнесла рыжая уходя на кухню, потратить столько времени на девочку, помочь ей, а потом вот так выгнать надеясь что все будет хорошо, Ифи не простила бы себе подобное, как минимум жаль потраченного времени. 

Хлопоча на своей кухоньке, Тень прислушивается к каждому вздоху, шороху и движению Лиры, считывает ее эмоции, наблюдает, но не с целью уличить момент и запереть девочку в шкафу, а на оборот, заботясь, в какой-то момент даже всплывает мысль что вот вот девочка схватит свое платье и сбежит, одна в пугающую темноту ночного города. А потому, отдав команду дрону, пока сероглазая была в ванной, птенчик оперативницы бесшумно приземлился не далеко от входной двери, наблюдая, передовая картинку рыжей. 

Ты проспала пол дня после взрыва эмоций, себя хоть не обманывай говоря, что не будешь кушать! за легкой усмешкой и хихиканьем девушка скрывает некую долю обиды, почему-то подумалось что Лира недооценивает кулинарные способности Ифи, хоть это было не так. А когда беловолосая заходит на кухню, замирая в проходе, не решаясь пройти дальше, Иденмарку уже закончила подготовление мяса и направила его в духовой шкаф, в это время начиная отчищать яблоки от кожуры, для того чтобы позднее так же запечь их.

-Конечно, оставайся, я не против. И да, я хочу, чтобы ты спала если тебе хочется, а ляжешь на кровати. Она у меня, конечно, одна, но я не могу позволить своей гостье всю ночь просидеть на стульчике. В крайнем случае я лягу на пол, не впервой да я для позвоночника полезно! Бодро произнесла Лили, даже не много воодушевленно, когда говорила про сон на полу. А после обернулась к своей гостье и мило улыбнулась. -Если устала, садись на стул, зачем стоять? ИИ все же, выпей чаю! он согреет и расслабит. Промурлыкала Ифи наблюдая за девочкой, смотря как она жмется и боится, переживает, а потому Лили решает обсудить происходящее. -Послушай, я вижу, что ты меня боишься, и это в какой-то степени нормально, после того что было днем, но. тяжелый вздох и рыжая продолжает. -Я вижу, что ты очень добрая, и переживаешь даже за таких уродов как они, вот только если бы я не вмешалась не преподала им жесткий урок, скольких девушек они бы так же изловили и надругались? Я знаю, что на тебе они бы не остановились, там, где первая там и пятая, десятая сотая. И к сожалению, даже тюрьмы редко исправляют это желание насилия и доминации в подобных парнях, поверь, я видела их слишком много. Да, это было страшно и жестоко, но зато они раз и навсегда запомнят, потому что поймут какого было их жертвам, и будем надеяться, что исправятся. Будем верить, что сами став жертвой они начнут делать добро, пытаясь искупить свои грехи. С этими словами Ифи ставит на стол рядом с Лирой большую миску полную ягодок брусники. -Можешь мне помочь, нам нужен сок ягод, для соуса, к сожалению, мне не хватило. И пожалуйста, не нужно сидеть на полу, для этого придумали стулья! Обманывает Иф, пряча другую миску, но делает это только для того, чтобы Лира успокоилась и занялась чем ни будь, переключила свои мысли или на оборот в простой монотонной работе могла все обдумать и успокоиться. -Я вижу, что ты боишься меня, но поверь, я не хочу и не причиню тебе зла! Я тебя не для этого помогала. Да и к тому же, если бы хотела, у меня было бы куча времени и возможностей сделать с тобой что угодно пока ты спала. Да, извини что переодела тебя, платье было испачкано, а проснуться в нижнем белье, я думаю тебя это сильно напугало бы. Еще раз посмотрев с максимально милой и добродушной улыбкой, Ифи перекладывает яблоки в противень и ставит их во второй духовой шкаф, запекая эту порцию отдельно от мяса для того чтобы яблоки не пропитались его вкусом.

Отредактировано Ифи Иденмарк (2024-01-10 00:46:02)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/274/12998.pnghttps://i.imgur.com/SHpBFZJ.png

+1

11

[indent] Страшно слышать, что её не пустят одну. Страшно, что пришлось бы напрягать собою, что незнакомка хочет помочь, что в теле отзывается это всё ужасом, а не благодарностью, ведь Лира… не верит, что ей, такой никчёмной и слабой, кто-то может помочь, кто-то может быть неравнодушен к ней. Но в голове тут же возникают мрачные воспоминания – Лили раскидала всех мужчин, некоторых убила, чтобы спасти беловолосую. Принесла сюда. Стала бы огненноволосая что-то делать с ней плохое, если всё так сложилось? Но тревога внутри Лиры не унимается – везде, везде может быть опасность, и после пережитого стресса всё кажется до ужаса страшным и мрачным.

[indent] И вот странный, пугающий, неловкий разговор со спасительницей. Она готовит, кажется даже милой, пусть и весьма эмоциональной. Лира вглядывается с трудом в очертания девушки, понимая, что слаба настолько, что трудно соображать. И что все силы уходят на дикий, невозможный страх, от которого она всё сильнее устаёт. Беловолосая с шумом выдыхает, вслушиваясь в слова девушки. Она смотрит, как готовится мясо, как умелые руки быстро чистят яблоки.

[indent] Согласие на то, чтобы Лира осталась, Лили даёт слишком легко. Она, казалось, разрешает всё – даже лечь в постели. И, понимая, что беловолосая напугается, тут же уточняет, что может лечь на полу.

[indent] — Я не хочу Вас утруждать, спасибо, — краснея, мяучит девушка, с трудом принимая бурную заботу. — Я могу лечь с краю на кровати, чтобы не мешать Вам, — предлагает в качестве компромисса, мотая головой в ответ на предложения чая или сесть на стул – неловко, словно невидимый барьер мешает сделать шаг.

[indent] Лира тяжело слушает объяснения, почему некоторых парней Лили убила, и серые глаза смотрят в пустоту, вспоминая те ужасные мрачные картинки, которые до сих пор отзываются паническим тошнотворным ужасом внутри.

[indent] — Они уже не смогут исправиться, если мертвы, — мрачно замечает беловолосая, задумчиво дёргая длинную прядь. Она замечает тарелку с ягодами, которую Лили ставит на стол рядом с ней. Лира сглатывает, но желание помочь перевешивает страх. Она почти не замечает, как оказывается на полу – от усталости ноги перестали слушаться, и девушка с большим трудом приподнимается, держась за дверной косяк. Она, шатаясь, доходит до стола, упирается в него руками, прежде чем опереться на стул и сесть с облегчением – от голода всё тело едва слушается. Хочется пить.

[indent] — Можно, пожалуйста, стакан воды? Из-под крана… — мяучит, рассматривая миску с ягодами. — Я понимаю, да, — кивает печально на объяснения, взгляд не поднимает, только лишь осматривает стол, краснея. — Мне тогда нужно ещё миска и что-то, чтобы получить сок ягод… Толкучка? Соковыжималка? Что-то ещё? — потерянно спрашивает, понимая, что абсолютно не знает, как подступиться, но всем сердцем желая хоть немного помочь. Она не сразу замечает, что страх отходит, а в сердце появляется тихий покой, пусть и страх всё ещё отдалённо бушует на кончиках пальцев.

[indent] — Простите за неудобства, — бормочет, наконец поднимая взгляд на девушку и очерчивая её. Красивая. Яркая. Боевая. Активная. Огненная. Лира таких боится и избегает, но сейчас, кажется, всё в порядке. Пусть и сидит вся напряжённая дикая, нервная, пытается помочь, наблюдая, как запекаются яблоки. — …Вы кого-то ждёте? — спрашивает с едва скрытом ужасом, удивляясь, что блюда кажутся такими вкусными и торжественными. Обычно беловолосая никогда не готовила подобное для себя так просто, а для гостей или готовила нечто простое, что было сложно испортить, или заказывала еду.

0


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Городской птенец


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно