Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Через тернии к свободе


Через тернии к свободе

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники:

Место:

Лира Мирлесс & Шейлина

Детдом «Сияние»

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/327/159070.gifhttps://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
Тяжела судьба сироток, попавших в детские приюты.
Но жизнь становится в разы тяжелее, когда вокруг творятся очень странные вещи...

Жанр: загадки, драма, мистика, ужасы.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/327/902891.jpg[/icon][status]Ты, тьма, молю, укрой меня[/status][sign]В тишине произносятся самые важные слова,
а в молчании совершаются самые благородные поступки.
[/sign][nick]Кристиан[/nick][lzbb]Кристиан фон Сайлент. 15 лет. Способности: видение в темноте, скрытность. [/lzbb]

Подпись автора

https://i.imgur.com/N0kXLQP.png

Они же думают, что я вся в белом,
Но белоснежный станет
кровавым

0

2

Как бы не хотелось обратного, но это случилось.

В дом глубокой ночью ворвались грабители, когда Крису было лишь десять лет. Мальчик услышал подозрительные шорохи. Он не спал. Ему было интереснее разглядывать потолок, потому что не спалось. Родители давно спали в спальне за стенкой. Они спали крепко, что даже не слышали посторонних шумов. Кристиан аккуратно слез с кровати и шёл по коридору, не натыкаясь на предметы и на игрушки, что оказались раскиданы по полу. А мама говорила их убрать перед сном. Поворчала, но успокоилась. Все спали, но не ребёнок и незнакомцы.

Двое крупных мужчин шастали по шкафам, перешёптывались. Наступили на детальку от конструктора. Кристиан его не заметил, когда убирался. Дяденька выругался и пнул мешающую частичку игрушки. Крис заинтересованным, полным любопытности и немного страха, взглядом выглянул за стенку. Ему было прекрасно в кромешной тьме в то время, когда грабители использовали фонарики и рылись в шкафах, ящиках. Кристиан видел, как кошка в темноте или другой ночной хищный зверь, отлично ориентируясь в пространстве. Ему казалось, что это нормально, и не понимал, как родители не замечали раскиданных по полу игрушек в темноте. Наступали на них, ругались, ругали и самого сына, отчитывали и многократно просили убирать на места, если он наигрался.

Внезапно свет фонаря ослепил Криса, когда луч прошёлся по глазам. Мальчик зажмурился и спрятался обратно за стенку. Послышались непонятливые перешёптывания. Шаги в его сторону. Тихим быстрым шагом Кристиан поспешил спрятаться. А как же родители? Он почему-то о них не подумал, а мог бы… Мальчик спрятался за шкафом, плотно прислоняясь к стенке. Его не заметят, думал он. Его не найдут, размышлял брюнет.

Шаги прошли в родительскую спальню и послышались тихие щелчки. Ни криков. Ни звуков. Но от этих странных звуков у парня сердце ушло в пятки. Грабители ходили туда-сюда и обратно, пытаясь отыскать мальчика, но потерпели фиаско. Они забрали драгоценности и деньги. Ушли, не заморачиваясь над тем, чтобы закрыть дверь. Дверь в квартиру осталась прикрытой. Почувствовался сквозняк, проходящий по стопам.

Подождав несколько минут, Крис прислушивался к звукам, но была тишина. Он вышел из своего укрытия и направился в спальню. И мальчику сразу стало плохо. Не от вида, но от странного запаха. Во рту появился железный привкус, а он ведь ничего не ел и не клал в рот. Словно гвоздь на языке. Из голов родителей текла странная жидкость. Во лбу были точки, из которых и текла липкая красная субстанция. Кровь… Их во сне застрелили. А могли бы не убивать, а просто украсть и уйти. Так Кристиан фон Сайлент оказался сиротой в возрасте десяти лет. Он до этого отличался замкнутостью и молчаливостью, а после смерти обоих родителей и вовсе перестал разговаривать.

Прошло пять лет с тех пор, как соседи заметили открытую дверь. И голодного бледного сына умерших, сидящего спиной к стенке и смотрящего куда-то в точку. Его пытались разговорить, но пришли к выводу, что фон Сайлент или немой, или глухонемой. Но брюнет прекрасно отзывался на своё имя, поворачивая голову, глядя своими глубокими карими глазами. Растерянными, затерянными, как и он сам в этом мире. Горевал ли подросток, оказавшись одиночкой в жестоком мире? Нет. Он не знал, что чувствовать. Не плакал. Не скорбел. Но это всё равно дало свой отпечаток в его памяти и жизни в целом.

И очередной ночью холодного ноября парень не спал. Он смотрел в потолок, иногда переводил взгляд на окно, за которым падали мелкие хлопья снега. Ноябрь. Снегопад. Обычно в это время родители начинали медленно готовиться к Новому году. Говорили про подарки, праздники и вкусности. У Кристиана-то даже особых интересов не было, но отличался умом и сообразительностью, как птица-говорун в мультике. А также молчанием, поэтому у него не было друзей. Тихому парню было прекрасно и во тьме. Она всегда приходила к нему, когда солнце садилось за горизонт. Тьма – верный друг. Она не предаст. Не обманет. И всегда подскажет путь, укроет и защитит от недоброжелателей. И даже сообщит о других людях, которые могут появиться перед глазами. И этим кем-то другим оказалась Она

[nick]Кристиан[/nick][status]Ты, тьма, молю, укрой меня[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/327/902891.jpg[/icon][sign]В тишине произносятся самые важные слова,
а в молчании совершаются самые благородные поступки.
[/sign][lzbb]Кристиан фон Сайлент. 15 лет. Способности: видение в темноте, скрытность. [/lzbb]

Подпись автора

https://i.imgur.com/N0kXLQP.png

Они же думают, что я вся в белом,
Но белоснежный станет
кровавым

+1

3

[indent] Она мало что помнит о своём прошлом. Первое воспоминание – чья-то грубая рука уверенно сжимает её маленькую ладошку, тянет за собою. И маленькая длинноволосая девочка сиротливо в светлом платьишке шагает следом, семенит ножками, едва успевая за взрослым человеком. Она слабо сжимает в ответ, поднимает голову, чтобы зажмуриться от яркого света слепящих напольных ламп.

[indent] Детство Лиры почти всё прошло в стенах приюта. Она росла вместе с другими детьми, активно общалась, была душой компании, но извечно придерживалась персонала, всегда бежала навстречу к ним и старалась провести как можно больше времени с ними. Возможно, именно этот момент в поведении отстранил девочку от основного коллектива. Возможно, то, что она имела некую странность, особенность восприятия давалось другим слишком тяжело. Но Лира старалась не расстраиваться, ведь взрослые просили её всегда общаться, разговаривать с детьми. Мало кто знал, что в обмен на ласковое слово, на краткое доброе прикосновение, объятие, девчонка робко выбалтывала чужие секреты, планы. Возможно, персонал приюта действовал слишком осторожно, но основная масса детей не догадывалась о том, что маленькая Лира, что хвостиком ходит за взрослыми, может сжигать всю личную жизнь других ребят. Беловолосая девчонка, альбинос, не иначе, часто болела и отсутствовала в группе детей, но, вопреки тому, что её не было так долго, она снова и снова могла успешно и спокойно влиться в коллектив, принося с собой всякие невиданные вкусности. Говорила, что украла. На деле же ей отдавали специально, чтобы девчонка не была белой вороной. Возможно, именно поэтому её принимали и любили. Но не все. Далеко не все.

[indent] Иногда Лире казалось, что она слишком срослась с этими стенами. У неё нет прошлого за территорией приюта, нет своей истории. Только множества других, чужих. Каждую особенно она впитывает, пропускает через себя и рассказывает, как свою снова и снова. Живёт чужой жизнью, мыслью, историей. И делится, делится беззаботно со персоналом, с медсестрой, обнажая чужие раны. Но не знает о том, не ведает, только искренне хочет, желает, чтобы о каждом позаботились, пригрели и поняли. В этом глубокая тихая наивность. В этом безграничная доброта, которая ложится увеличенным досье на каждого особенного ребёнка.

[indent] Лира тоже необычна. Она другая. Она свет, огонёк среды сумерек, промозглой ночи. Светлячок, что сияет украдкой, беззастенчиво, смеётся птичьей трелью. Стоит только пожелать, захотеть, и длинные белые прямые локоны засияют ярким светом, озарят путь. Глаза серые станут белыми огнями.

[indent] Сейчас ночь. За окнами мерно качаются тихие деревья. Робкие шаги маленького зверька нарушают покой комнаты. Девочка знает, что ищет. Она поднялась совсем недавно, тело хранит отпечатки постели. Приоткрытая дверь тихо скрипит. Лира оборачивается – никто не смотрит? Нет, всё тихо, мерно. Всё в порядке. Поймают – накажут. Не поймают – проведёт отличную ночь с другом. А даже если после накажут, отругают, то не страшно, беловолосой не впервой стоять в углу или делать что-то похуже. Не страшно.

[indent] Мгновение, и из темноты восторженной мышкой валится прямо на кровать к Кристиану светлая девчонка в тонкой ночнушке. Усмехается, сразу переворачивается набок, чтобы не давить собою парня. Только волосы, длинные волосы везде-везде, путают всё вокруг. А в них на косичках (она весь вечер старалась!) привязаны конфетки, почти десять различных сладостей, выкраденных (выпрошенных) у персонала.

Приветик! — тихое тут же, пока пытается разгрести свои волосы и вытащить прядь с конфеткой. — Смотри, что я утащила тебе! — и тут же чуть поджигаются волосы робким светом, на всякий случай показывая парню, какое богатство они таят. — Будешь? Взяла у нашей… — хихикает лучиком солнца, звенит безмятежностью и заглядывает в глаза, едва различая очертания друга. О, Лира уверена, они самые лучшие друзья…

[nick]Лира[/nick][status]озари мой путь[/status][lzbb]Лира, 12 лет.
Способности: светятся волосы и глаза[/lzbb][sign]...и я проведу тебя к звёздам[/sign]

+1

4

Невозможно было сказать, единственные ли они на этом свете, кто обладал уникальными на первый взгляд особенностями. Кристиан не считал себя особенным. Или избранным. Он обычный. Просто зрение хорошее. И молчал. Молчал всю свою жизнь, не издав ни звука. Ни писка, ни крика, ни мольбы. Ничего. Может, в младенчестве он и плакал, а потом тяжело заболел и перестал говорить, застудив голосовые связки, но ему об этом помнить не откуда. Тихий парень этого просто не помнил. Не осознавал. Он своей медицинской карточки-то не видел, что уж там говорить. Но больницы, капельницы… врачи со шприцами, таблетки - это он никогда не забудет.

Оказываясь в своём “новом” доме под названием детдом, парень как-то не очень печалился на эту тему. Ему словно было всё равно где и с кем проводить время одиночества. Он не дружил, не общался. Да и с ним не сказать, что пытались. Если пытались заводить какие-то дружественные отношения, то безуспешно. Тяжело поддерживать связь, когда ты не можешь говорить. И лишь темнота, которая приходит с заходом солнца, окутывает и оберегает. Она верным другом, почти что псом, возвращалась каждый раз. И ей неважно, видишь ты её или нет. Тьме плевать на твои моральные ценности, принципы, предубеждения. Она всегда будет рядом. Может, оно и странно сравнивать мглу с живым существом, но Кристиану казалось, что она с ним общается. На своём престранном языке, но общается. Что-то пытается донесли в своём безмолвии…

…и рассеивании перед глазами, когда появляется лучик света. Тьма раступилась, отгоняемая светом из коридора. Откуда? Дверь в комнату отворилась, и кто-то тихо прошмыгнул в комнату. Жмуря глаза от резкого света, ударившего в привычные ко тьме глаза, Кристиан приподнялся на кровати при помощи рук и услышал, казалось бы, оглушающий шёпот рядом с собой. Фон Сайлент хотел было уже отпрянуть в сторону, но сфокусировал свой взгляд карих глаз и разглядел девчушку. Ту самую. Противоположную его силе. Он тихий, а она громкая. Ему так казалось.

Лира. Она общительная, весёлая, будто неугомонная. Кого другого это бы взбесило, разозлило, но Крис не славился ярким эмоционалом. Его больше удивило, что к нему кто-то пытается прокрасться, с ним поддерживать связь. Это… изумляло? Поражало. Девчонка являлась яркой личностью. Кристиан же всегда держался в стороне, в тихом укромном уголке, лишь бы его не дёргали. Противоположности притягиваются? Это было воистину так. Лира престранно тянулась к Крису, когда ему хотелось простого побыть наедине с собой. Со своими мыслями. Словно белокурая девчушка пыталась его разговорить. Услышать голос. Может, она и добьётся со временем своего. Но что будет потом? Потеряет интерес? Будет общаться более настойчиво? Возможно, парня ни один из этих вариантов не устраивал. Он привык к тишине. От девочки же исходило слишком много шума. Даже если это тихий задорный шёпот и шуршания фантиков.

Лира утащила ради него конфеты?.. Зачем? Для чего? Это неправильно. Но может ли говорить подросток о морали, когда не защитил в своё время своих родителей? Возможно, он им сделал даже лучше. Те умерли тихо, почти без боли. Во сне. Будь те разбуженными, то могли бы умереть, истекая кровью, со страданиями, с мучительными стонами. И был бы ещё один удар по психике “особенного” парня. Кристиан отстранился, чтобы дать простор Лире для её манёвров, действий. Она мельтешила, копошилась, разворачивала конфеты. Угощала. Белокурая девчушка являлась наидобрейшей души человеком. Весёлой, беззаботной. Легкомысленной ли? Вроде говорят, что самые озорные люди - самые грустные внутри себя. Можно ли назвать Лиру грустной? Язык не повернётся.

Неуверенно покрутив в пальцах протянутую конфетку, Крис не испытывал желания есть сладкого. Он в целом не был сладкоежкой. Да и в целом у него аппетита как такового и не было. Есть люди-”солнцееды”, а подросток же будто был “темноедом”. Он словно питался и пополнял свои силы из пребывания во тьме. Фон Сайлент смотрел на конфету почти пустым взглядом, не понимая мотивов и желаний девочки. Спросить бы, да нет сил. Он не мог говорить. Или не умел. Привыкая к тишине, уже не получается озвучивать свои мысли. Если только действиями, поступками. Вот бы сюда ручку да блокнот.

Но вместо всего этого Кристиан завернул конфету обратно в фантик и подошёл к двери. Приоткрыл её, выглянул лишь головой наружу, оглядываясь по сторонам, и закрыл за собой дверь. Лишь бы никто не зашёл… лишь бы никто не начал искать девчушку. Проблемы пацану не нужны. Хотя, если захочется, пойдёт их искать самостоятельно, учитываю такую задорную компанию. Брюнет обернулся к местной Рапунцель и, пытаясь подобрать жесты, максимально приближённые к его словам, показал большим пальцем через плечо на дверь. После какими-то рваными движениями, словно опасливыми, показал на Лиру и на себя, пытаясь таким методом спросить, одна ли она пришла, знают ли взрослые её приход к нему. Его интересовала эта часть вопроса и происшествия. Его взгляд немного ошарашен, изумлён и испытывал неоднозначный страх. Поймёт ли его беловласка?

[nick]Кристиан[/nick][status]Ты, тьма, молю, укрой меня[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/327/902891.jpg[/icon][sign]В тишине произносятся самые важные слова,
а в молчании совершаются самые благородные поступки.
[/sign][lzbb]Кристиан фон Сайлент. 15 лет. Способности: видение в темноте, скрытность. [/lzbb]

Подпись автора

https://i.imgur.com/N0kXLQP.png

Они же думают, что я вся в белом,
Но белоснежный станет
кровавым

+1

5

[indent] Лира довольно улыбается, когда Кристиан даёт ей больше места, простора на постели. И тогда она занимает большую часть пространства, ничуть не смущаясь того, что другу пришлось потесниться. Ему же не сложно, правда? А конфеты сами себя не разложат, не расплетутся с белоснежных спутанных волос, не раскроются с пёстрых фантиков. Руки тянутся обхватить волосы, нащупать ещё одну сладость в косичке и, развязав узелочек, девчушка достаёт пёстрое угощение. Шуршание одеял, простыни, звук трения белых потёртых носков о ткань одеяла немногим режет слух. Лира замирает, задумавшись, не услышит ли возню кто-то из старших, кто-то, кто мог бы громко кричать и слишком сильно наказывать. Девчонка хорошо помнит эту тонкую влажную веточку, которая резью ложилась на тонкие голени. Но это не страшно. Даже если что-то такое случится, то девчонка потерпит – не впервой, можно даже будет притвориться больной или уставшей, чтобы смягчить последствия проказы.

[indent] Ей нравится медленно расплетать тонкие косички, в которые так тщательно некогда заплетала все угощения. Разве это не выглядит красиво? Она успела даже посмотреть в зеркало, представить, что в волосах прекрасные ленты и украшения, заколочки. Беловолосая даже представляет себя девушкой из журнала красоты, что недавно был украден у старшей уборщицы соседками по дверям.

[indent] Кажется, словно одна маленькая комнатка на каждого ребёнка — это слишком много, но едва ли с этим могли бы согласиться взрослые, когда помимо кровати и тумбочки мало что могло вместиться. Но окно. Просторное, прекрасное окно. О, такое было не у каждого. В некоторых комнатках на них были решётки, в некоторых – огромное, просторное небо, не прикрытое ни ветвями деревьев, ни приколоченными досками и фанерами. Такие комнатки были особенно тёмными и печальными, и беловолосая их старалась обходить. Потому что и дети там были… особыми.

[indent] Лира с пониманием смотрит на Кристиана, что не торопится развернуть фантик. Девчонка мягко кивает, тут же тянется перебрать свои косы, чтобы найти иную конфетку, которая могла бы понравиться другу чуть больше. Она видит во мраке непонимание, недоумение – или ей хочется думать так? Сиротка расплетает косичку, освобождает новую сладость, побольше, чтобы затем с удивлением услышать, как друг заворачивает первое угощение обратно. Лира замирает, провождает взглядом каждое действие Кристиана, наблюдает внимательно за тем, как он встаёт с постели, как шагает тихо, совершенно беззвучно. И следом открывает медленно дверь, выглядывает за неё. Девчонке кажется – закричит, скажет, что она здесь, раскроет её местоположение! Предаст! И придётся отчитываться пред всеми, придётся объясняться и стараться не плакать о том, что доброе дело восприняли вот так…

[indent] Но Кристиан лишь закрывает дверь. Жестами задаёт вопрос. Он виден едва-едва, в сумраке приходится всматриваться. Но Лира привычна. Беловолосая всё понимает.

[indent] — Я проверила – никто не следит! — с гордостью шепчет она, пытаясь упомнить, действительно ли она проверяла наличие «хвоста» за собою. — Так что угощайся! Никто не заметит, что конфеток стало меньше, а нам никогда не помешает подкрепиться чем-нибудь сладким. Будешь что-то ещё? — предлагает с азартом, подхватывая пряди волос, отыскивает в них косы и тянет конфетки, предоставляя на выбор целую коллекцию конфет. — Не волнуйся, — ловит испуганный взгляд, деловито кивает, взмахивает ручками, — если что-то случится, то я возьму всю вину на себя. А меня не будут сильно ругать! Так что можем посидеть тут столько, сколько захотим! А если кто-то зайдёт, то я спрячусь под кровать и потом тихонько к себе пробегу… Скажу, что была в туалете, — хлопает себя по коленкам, сидя по-турецки. И улыбается ярко-ярко, даже глаза вдруг светятся и волосы набирают постепенно от корней свой свет.

[nick]Лира[/nick][status]озари мой путь[/status][lzbb]Лира, 12 лет.
Способности: светятся волосы и глаза[/lzbb][sign]...и я проведу тебя к звёздам[/sign]

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Через тернии к свободе