Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Сумрачная тень над побережьем


Сумрачная тень над побережьем

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Циркон / Побережье Лоссума / 5027 год

https://i.imgur.com/pykP5pd.jpeg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предоставлю соигроку право выбора боевой системы.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png
Вряд ли кто-то мог предположить, что в подобном райском месте может погибнуть юноша, которому уже начали оказывать помощь лучшие специалисты. В связи с неожиданным происшествием владелица санаторно-курортного комплекса ожидает прибытия детектива, который точно распутает странный клубок.

+1

2

"С каждым днем все радостнее жить..." - думала она, надевая перед зеркалом черные шелковые перчатки в тон платью. Предпочитая завтраку чашку белого чая, сегодня Гласия отказалась даже от напитка. Говорили, что белый чай придает сил, бодрости и избавляет от бессонницы. Рукодельница знала по себе благодаря вымученному опыту – вранье. При ее жизни и на ее глазах еще никогда травы не спасали кому-то жизнь. Все равно что прикладывать подорожник к месту рубленой раны. Но больше, чем чай, Нова любила только дорогой виски, хотя сама абсолютно не умела готовить ни еду, ни напитки. Поэтому волшебные свойства отваров, тиражируемые травниками и алхимиками, ее не интересовали, но если что-то приносит тебе удовольствие, не забирая взамен твою жизнь и здравый рассудок, какая разница, чем лечат доверчивых пациентов, готовых отдать последний грош за плацебо?

Едва за окном начало светать, по обычаю Гласия была готова почти ко всему. Почти, потому что сообщение о том, что в санаторно-курортном комплексе произошла чрезвычайная ситуация, взбудоражила ее воображение, если выражаться мягко. Несколько лет она превращала "Второе Дыхание" в райское место, там не должно быть никаких резких происшествий, только тишь, благодать, спокойствие и полная безопасность всех клиентов и пациентов. Нова еще не знала, что именно произошло, вытаскивать информацию по видеосвязи из заикающейся управляющей Надин в столь ранний час было абсолютно бессмысленно. Эта щепетильная, внимательная к мелочам и трудолюбивая дама была нанята именно за вышеперечисленные качества, но ее привычка паниковать в любой момент, когда происходило что-то непредвиденное или идущее не по плану, ужасно раздражала Гласию. Что ж, Медянку многое раздражало, поэтому на этот факт можно закрыть глаза.

На вопрос дворецкого о том, что за срочность заставляет Асю покинуть особняк перед рассветом, женщина в черном просто недовольно хмыкнула и прошла мимо самого близкого человека, который у нее остался. Типичная модель поведения снежной леди, поэтому Лисандер просто почтительно кивнул и отправился по своим делам. Пилот же был не так снисходителен, как дворецкий, но это его проблемы. Нанимаясь на работу, Остлинг знал, на что шел, а платила ему Нова за вылет в любую секунду такой оклад, какой на более скромном месте можно было не заработать за целый год. Видимо, об этом водитель аиркара вспомнил довольно быстро, потому что отвел глаза от острого взора Гласии и торопливо открыл перед леди дверь парящего автомобиля. Предпринимательница часто думала о том, чтобы вычесть у этого товарища что-нибудь из жалования, но быстро расставалась с этой мыслью. При всей своей строгости не имела привычки наказывать своих подчиненных.

- Леди Нова, Вы не вяжете, - вежливо обратился пилот. – Тяжелая ночка?
- С каких пор ты стал таким наблюдательным, Остлинг? – ощетинилась Гласия. – Иногда я жалею, что аиркар двухместный.

На этом беседа завершилась. Действительно, Ася сейчас не вязала игрушки или шарфы, как это обычно делала, находясь в пути. Только вертела в правой руке крючок ловкими пальчиками. За плотно тонированным стеклом проносились пейзажи Циркона, но они никогда особенно не интересовали Нову. Она вообще была равнодушна ко многим явлениям природы, чаще всего предельно допустимым контактом с натуральным окружающим миром были редкие прогулки в парках и вечера на берегу собственного курорта. В остальном же прикосновения к зеленому или какому угодно цвету, олицетворяющему естественную среду обитания, казались взаимодействием с чем-то враждебным и опасным. Куда лучше наблюдать все это из окна, находясь в тепле и уюте своей спальни. В идеале за баллистическим стеклом.

Очень скоро показался лечебно-профилактический комплекс, вне всякого сомнения – жемчужина побережья. Гласия так часто созерцала эту мирную картину и не могла себе представить, что однажды этот вид будет вселять в сердце тревогу и беспокойство. Первые пациенты, которым назначены процедуры на раннее время, уже беззаботно передвигались по территории санатория, из-за чего ситуация обретала зловещий окрас. Ни одна деталь не выдавала что-то хоть немного похожее на чрезвычайное происшествие. Не было никакого смысла гадать и придумывать себе очертания происходящего, сейчас она все узнает самостоятельно. Мягкая посадка на специальной парковке для личного воздушного транспорта, но Ася терпеливо ждет, когда пилот поможет ей покинуть транспортное средство.

- В любую секунду, Остлинг. Ты должен быть готов меня забрать в любую секунду, по первому запросу, - строго произнесла Гласия, опережая желание водителя вставить свою реплику. – Позавтракать ты можешь в столовой.

На пропускном пункте, спотыкаясь, Асю спешила встретить управляющая Надин. По ее испуганному лицу было сразу понятно, что случилось что-то действительно из ряда вон выходящее. Хотя стоило признать, что паникершей Надин была отменной. Гласия приложила палец к нижней губе и повела управляющую в сторону, прочь от лишних взглядов и ушей. Рядом расположились представители частного охранного предприятия, виновато потупившие взор.

- Леди Нова… Я… У нас… Я не знаю, как это произошло… Я бы сообщила раньше, но узнала об этом только на рассвете… Как только… Узнала… Сразу Вам… Леди Нова… - женщина заикалась, пытаясь говорить как можно быстрее.
- Надин, возьми себя в руки, - хладнокровно произнесла Гласия. – Налей себе воды, прекрати мямлить и опиши обстановку.
- У нас… Умер…
- Умер? – Ася прищурилась, чтобы сделать вид своих глазных имплантов со стороны еще острее.
- Труп… На четвертом этаже жилого комплекса… - тяжело выпалила управляющая.
- Надин, сколько раз я тебе говорила, что у тебя плохое чувство юмора? – Гласия поняла, что женщина говорит на полном серьезе, но не желала в это верить до самого конца.
- Я… Не шучу… - на лице Надин выступили слезы.
- Кто жертва? - Нова посмотрела на дежурных охранников, давая понять, что могут полететь головы.
- Юноша… 72 номер…

Левый глаз Гласии сначала погас, а потом диоды вспыхнули режущим ярко-красным, что выдавало эмоциональный шок на ее непроницаемом лице. Доли секунды нужны были на то, чтобы обработать поступившую информацию, после чего Ася сорвалась с места, но далеко уйти не смогла. Надин мягко и бережно придержала свою начальницу за локоть. И хотя кожа холодной леди скрывалась за черной тканью платья, Гласия смерила подчиненную безжизненным взглядом технологических имплантов, что та отвернулась, но продолжила контакт.

- Гаррет Санберг. Он поступил два дня назад. Я должна это увидеть. – голос Аси дрогнул.
- Леди Нова, не должны... Не стоит… - Надин явно беспокоилась за Гласию.
- Я лично вчера перед возвращением домой отвела его на психологический тренинг и сопроводила в номер. Убедилась в том, что его состояние стабильное. Как это произошло?
- Именно поэтому не стоит, Леди Нова… Следователь уже в пути… Мне сказали, что именно сейчас к нам направят одного из лучших и… - Надин не смогла договорить.
- Я встречу его самостоятельно. А вы все возвращайтесь на свои рабочие места. На текущую секунду ни один из пациентов и постояльцев ничего не должен знать. И, тем более, никто больше не должен пострадать. Не поднимать панику. Организуйте для всех экскурсию, досуг, что угодно. Надин, свяжись с охранным предприятием, пусть пришлют больше людей. Тех, кто находится на дежурстве, в ружье.
- Но леди Нова…
- Я слишком тихо говорю? За работу. – ледяной голос Гласии не терпел возражений.

Нова плотно сжала губы, наблюдая за тем, как подчиненные разбегаются по своим рабочим местам. Спустя несколько мгновений она переместилась к внешнему главному входу в комплекс, ожидая встречи с тем, кого принесет волей случая.

+1

3

— Когда будешь на месте, лицо попроще сделай, а то своей рожей всех постояльцев распугаешь, — напутственное сообщение от Джереми, дружелюбного, но не лишенного доли сарказма, светловолосого бритого под ежик мужчины возрастом чуть младше Теодора и по совместительству его коллеги, хмурый следователь мысленно упаковал в подарочную обертку и отправил обратно адресанту, сопроводив неприличным жестом.

Той секретности, что покрывала новое дело, на которое его вызвали незамедлительно, он даже не удивлялся, привычно относясь к тому, что все основное он будет узнавать уже на месте — на то он и менталист. А тем местом, про которое говорил Джереми, был санаторий “Второе дыхание” принадлежавший, по имеющейся у него информации, некой богатой хуманше, которая держала весь персонал в ежовых рукавицах. За сотню лет работы Теодор успел насмотреться на богачей со всевозможными причудами, и был уверен, что очередная высокомерная дамочка точно не сможет шокировать его своим характером.
Еще одна причина, по которой Тео великодушно закрывал глаза на особенности их характера, это все же то, что какими бы отталкивающими порой не были те, с кем ему приходилось работать, все же у них были проблемы. А учитывая особенности его работы, проблемы эти чаще всего сопровождались невосполнимыми жертвами — уже случившимися или вероятными. И именно это оказывалось решающим фактором для настроя, с которым Теодор подходил к делу.

Те, кто не очень хорошо знал Теодора, могли подумать, что такие качества как сострадание и гуманность проявлялись в нем по минимуму, ведь обыкновенно тяжелый взгляд и с хрипотцой голос, в котором можно было услышать практически не проходящее недовольство и перманентную усталость, никак не вязались с тем, кто мог бы оказаться тем самым — искренне заинтересованным в чужом горе и внимательным слушателем.

Дурацкие привычки кота-одиночки, чтоб их.

Еще одной особенностью, о которой стоит упомянуть было то, что коту очень “везло” начинать расследование особо крупных и запутанных дел именно тогда, когда он чувствовал себя наиболее паршиво, и это становилось не просто традицией, а данностью.
Если позади оказывался тяжелый месяц практически бессонных ночей, нескончаемая беготня и вереница муторных и однообразных заданий, от которых тошнота подкатывала к горлу не хуже чем от миндального молока или пиццы с ананасами, и все это завершалось долгожданным единственным выходным, перед которым можно было не менее ожидаемо надраться в компании коллег, которые после употребления чего-то высокоградусного оказывались вполне сносной компанией, то это значило только одно, и было неминуемым.
В интервале с пяти до девяти утра, когда с похмелья буквы на смартфоне еще расплываются по три ряда вместо одного, а едва показавшаяся сквозь тонкие шторы солнечная дымка болезненно режет глаза, отдавая в висках, ватную тишину обязательно вспорет сначала мелодия звонка, а затем — голос начальника департамента. В редких случаях может позвонить его заместитель, но в такие утра звонки особые.

Это утро было вдвойне особым, потому-что позвонили из департамента Калькуты.

Рано или поздно подобный звонок все равно бы раздался, потому-что у департаментов там свои подковерные интриги с перетягиванием к себе самых ценных сотрудников, а в список тех, кто являлся лакомым кусочком для ведомства Лоссума Теодор попал по чистой случайности, засветившись на одном из коллегиальных съездов департаментов Циркона, и столь вежливой просьбы, не подразумевающей отказа ждал вот уже пару лет как.
Дождался.

Не больше часа на то, чтобы вспомнить как это — жить, предварительно воскресив себя прохладным душем, крепким — почти горьким чаем на пустой желудок и целительной, почти что живительной в этом случае магией, призванной убрать следы похмелья, что, впрочем-то не сильно избавило от отвращения к еде в столь ранние часы.
Последние минуты на сборы — неизвестно, на сколько придется задержаться в окрестностях Лоссума, поэтому рюкзак был ожидаемо объемным, сумев вместить ноутбук, сменную одежду и даже вторые кроссовки, памятуя о том, во что превращалась вся его обувь, пока он стаптывал километры во время заданий.

Перед выходом Теодор бросил контрольный взгляд в большое зеркало у входа — суеверная, его личная кошачья примета, чтобы как будто бы запечатлеть самого себя, оставшегося в доме, чтобы эта зеркальная копия оставалась ожидать его же самого, более реального, создавая не менее обманчивую иллюзию того, что дома его кто-то встретит.
Голубые глаза встретились в отражении с такими же голубыми, и Тео не смог скрыть от своего зеркального двойника усталого вздоха.

Нет, все же даже магический кот может устать. Потому-что трудоголик, и прям как та девчонка, держит в ежовых рукавицах уже самого себя, просто не умея иначе.
Потому-что взвалил на себя и работу следователя, и должность магистра в Ордене, не оставляя себе даже шанса на отдых в обозримом будущем.

До Лоссума добрался через стационарный портал, предварительно выстояв до него в уже успевших образоваться утренних пробках и ругая себя за медлительность — получасом ранее он бы благополучно их избежал, а от портала в Лоссуме арендовал аиркар, предварительно убедившись, что около санатория есть посадочная площадка.
Летного транспорта Теодор старался избегать, пользуясь при острой необходимости, и за сто с лишним лет так и не свыкнувшись с дискомфортом, испытываемым от того, что твердая земля под ногами может находиться непростительно далеко.
Но пилотировал хорошо — работа, опять же, обязывала раз за разом преодолевать свои страхи.

Пока классический синий аиркар летел по прямой, Тео позволил себе включить автопилот и уставиться в смартфон — лишь бы лишний раз не смотреть за окно и не видеть макушки деревьев и сменяющийся пейзаж с высоты.
Владелица санатория — Гласия Нова, смотрела на него с экрана, и Теодор думал о том, что может оно и неплохо, если характер у нее будет именно такой, как ему описали.
“Есть вероятность, что обойдемся без истерик и сбивающегося на слезы дрожащего голоса. С такими, в какой-то степени, и работать проще,” — он старался сконцентрироваться в своих мыслях, как в одной точке, чтобы не испытывать лишний раз приступа дурноты. То ли от нахождения на высоте и быстро мелькающих за окном картинок, то ли от голода, который накатил так не вовремя.

"Что побудило девушку с таким характером начать помогать другим? Прямая связь с ее крайне занимательным прошлым?" — к сожалению, у Теодора было крайне мало времени на подробное изучение биографии мисс Новы, поэтому он пообещал себе вернуться к этому чуть позже, когда будет разбираться уже на месте, а того, что он успел прочитать, хватало для составления первого впечатления.

Чертова высота. Даже мысли об этом не дают нормально сосредоточиться.

Показавшийся за окнами санаторий у самого берега заставил мужчину облегченно выдохнуть и убрать смартфон, переведя управление в ручной режим и готовясь к посадке.
Уже заходя на посадку, даже присвистнул от архитектурного стиля и масштабности, испытав укол зависти к тем, кому довелось отдыхать и восстанавливаться здесь, нежась на солнышке и получая полный комплекс восстановительных процедур.
Останавливаясь на посадочной площадке и выходя из аиркара, подумал о том, что сам не отказался бы здесь полечиться.
Ведь его жизнь, по сути, одна сплошная стрессовая ситуация.

Отредактировано Теодор Стефанос (2024-03-28 11:48:38)

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Сумрачная тень над побережьем