Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Не пытайтесь ограбить хтоника...


Не пытайтесь ограбить хтоника...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

пл.Циркон / г.Лоссум / 15.10.25027

Теодор Стефанос / Шъеназ кер Ла’Синер

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/564/124117.png
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя. Использование кубов и способности «подключение к коллективному разуму хтонов» по согласованию.

Форум «Артефакты и технологии» … Огромный. Многолюдный.  Выставочные павильоны, затихавшие с наступлением ночи, наполнялись привычным суетливым гулом едва солнечные лучи окрашивали горизонт. Вибрирующий шум техники, яркие вспышки магических плетений и гомон рабочих, заканчивающих последние приготовления и снующих между стендами компаний, и корпораций, прибывших в Лоссум с многих планет Аркхейма. 
Деловой форум работал уже неделю и стал поистине огромной площадкой для самых разнообразных представителей делового мира. Сюда приезжали за новыми разработками и технологиями. Здесь заключались многомиллионные контракты, могущие принести огромные прибыли Корпорациям-гигантам и совсем незначительные сделки между крохотными компаниями. Презентации, выставки, тематические семинары и, конечно же, переговоры и подписание контрактов – именно этим жил Лоссум ближайшие две недели. 
Новейшие разработки, как технологических, так и магических конструктов были представлены на данном форуме. И все это можно было посмотреть, пощупать руками и проверить работу. Корпорации и компании не скрывали своих достижений, позволяя потенциальным клиентам на своем опыте оценить качество технологий, созданных на стыке магических приемов и технической мысли ведущих ученых и артефакторов Циркона.
Но есть еще и другая сторона столь грандиозных мероприятий. В следственные органы Циркона поступила информация о том, что готовится ограбление одного из участников форума, демонстрирующих достижения в использовании радиалиса, добытого на Климбахе.  Только вот неизвестно, кто же станет жертвой неизвестного вора, ведь участников много, а сообщение было анонимным.

+1

2

Разгорающийся за окнами выставочного комплекса день был посвящен артефакторике и тем, кто посвятил свою жизнь и мастерство созданию магических конструктов. И сейчас многочисленные выставочные площадки наполнялся представителями организаций, работавшими в данной сфере. Сети артефакторных мастерских «За-Ха-Дум», занимающих обширную выставочную территорию, всегда было что показать и предложить гостям форума. Артефакты самого разного назначения представляли собой невероятный сплав магии и технологий, что позволяло использовать их даже в мирах, которым не свойственно наличие магии.  «За-Ха-Дум» привезла на форум не только ассортимент готовых магических конструктов, но и радиалис - кристаллы, которые использовались в мощных зельях, ядах и артефактах. Мастерские господина кер Ла’Синера не скрывали своих достижений, позволяя потенциальным клиентам на своем опыте оценить качество артефактов, созданных на стыке магических приемов и технической мысли ведущих ученых Циркона.
К площадке уже потянулась вереница любопытствующих, решивших поближе ознакомиться с выставленными образцами.
***
…Толпа раздражала. Гомоном, шорохом одежды, шелестом бумаг и лязгом механизмов на стендах, блеском украшений.
Слишком пестрая, слишком яркая, вопящая на сотню разных голосов, она терзала слишком чувствительный слух беловолосого хтоника. От многообразия стилей, присутствующих в одежде, рябило в глазах. Порой ему казалось, что толпа, хлынувшая в открывшиеся демонстрационные павильоны, похожа на стаю разноцветных попугаев, которые только и занимаются тем, что вопят, скрываясь в листве дождевых чащоб.
Лоссум подавлял. Шум неспящего ни днем, ни ночью города бесконечно раздражал иномирную тварь, стоявшую у большого панорамного окна конференц-зала, где ближайшие полчаса должны были состояться переговоры с представителями компании «Интерпрайз», заинтересованной в поставках радиалиса. Но еще больше их интересовала возможность приобретения кристалла Аре Тавад – крупного радиалиса чистой воды, добытого в землях древнего источника Крионита, и сейчас демонстрировавшегося в павильонах, предоставленных артефакторным мастерским «За-Ха-Дум»
Тонкая струйка сизого дыма поднималась вверх от кончика тлеющей сигареты, зажатой в когтистых пальцах. Шъеназ, задумчиво смотрел на раскинувшийся внизу выставочный комплекс, созданный специально для проведения данного форума.  Сюда не долетал шум, столь раздражающий хтоника.  Окна надежно защищали просторную залу от внешних проявлений работы столь всеобъемлющего мероприятия. Две борзые, укутанные в роскошную шерсть, лежали у ног Ла’Синера.
Он ждал. Ждал с того самого момента, как ему поступило предупреждение о готовящемся ограблении, долженствующем произойти на форуме. 
Кристалл Аре Тавад. Столь же древний, как и само существо, что стояло сейчас у окна, сколь редкий. Радиалис стоил баснословных денег, но даже это не было главным. Свойства камня. Уникальные и единственные в своем роде. Их было мало, этих кристаллов, а потому их берегли как зеницу ока. Их боготворили. Их охраняли так, как не снилось ни одному монарху.
Долгие десятки лет радиалис находился на Климбахе, сокрытый в подземных лабиринтах вырубленных в горной гряде пещер, служивших домом иномирной белесой твари и ее двум питомцам. Но господин Ла’Синер не был бы самим собой, если бы не попытался совместить магию с технологиями Циркона. А для этого надо было перевезти радиалис на планету, с обязательной демонстрацией свойств камня на открывавшемся в Лоссуме форуме.
Оглушительный раскат грома совпал с тихим, скребущимся стуком в деревянную створку. Тяжелая резная дверь распахнулась, пропуская в комнату мужчину, затянутого в темный деловой костюм. Хтоник вскинулся, поворачивая голову на звук и прислушиваясь к упругим, уверенным шагам, раздавшимся в кабинете. Точеные губы искривила удовлетворенная улыбка, когда человек кивнул. Хтоник отошел от окна, возле которого наблюдал за расцвечивавшими небо разрядами молний, возвещавшими скорый ливень.
Снежно-белая густая грива взметнулась, мазнув кончиками прядей по стеклу, когда Шъеназ резко развернулся, вперив в вошедшего скрытые за стеклами темных очков глаза.
- Господин кер Ла’Синер, к вам посетитель. – администратор замер в ожидании ответа. – Некий Теодор Стефанос. Что ему сообщить?
Хтоник некоторое время молчал, задумчиво глядя на замерших у его ног в напряженном ожидании «собак». Твари, изображавшие избалованных сабаотких борзых, на деле были столь же смертоносны, как и их хозяин. Они готовы были сорваться в атаку едва их кипящих злобой разумов коснется ментальный приказ.
- Хорошо, я поговорю с господином следователем. – решил он, делая шаг к двери.  – Пригласите его, Крайтон.
Короткий кивок, и администратор, легко развернувшись на каблуках, шагнул к двери, отворяя ее так, чтобы можно был впустить гостя, ожидавшего в небольшой приемной.
- Мистер Стефанос, милорд кер Ла’Синер готов вас принять.

Отредактировано Шъеназ кер Ла-Синер (2024-04-21 11:59:24)

+1

3

Лоссум очень ненавязчиво становился для Теодора вторым домом, вынуждая возвращаться туда все чаще и чаще за последнее десятилетие. Но домом колким, как будто возвращаешься к родственникам, с которыми у тебя отношения до того натянутые, что когда вы здороваетесь, в воздухе повисает звенящее недовольство друг другом.
А где дом, там и работа — что-то постоянное, утомляющее, но все еще вполне любимое, поэтому все поездки так или иначе были связаны с очередным делом, причем дело это могло начаться в Фандэе, но если хоть одна ниточка в расследовании указывала на Лоссум, то Теодору приходилось связываться с местным департаментом, согласовывать сотрудничество и полномочия, оформлять очередную командировку и собирать вещи в служебную квартиру, которая была новой и от того совсем необжитой — да и, собственно, а смысл обживать, если весь ночной функционал квартиры сводился к дивану, на который заваливаешься спать будучи усталым настолько, что даже рубашку снять не в состоянии, а утренний — в чайнике и микроволновке чтобы разогреть первое схваченное на полке в супермаркете на первом этаже жилого комплекса.

Второй дом может быть неуютным и неприветливым, встречая ответной хмуростью на хмурость, что случалось каждый хтонов раз, и это же случилось и сейчас.
Незадавшийся с самого раннего утра день, начиная со сбоев в пространственном терминале, утренних пробках, недостаточно крепкого чая и холодного спешного завтрака буквально на бегу, и заканчивая — хотя после всего этого день можно было уже завершить, мол “этот не удался, давайте следующий”, и заканчивая неприветливой охраной на “За-Ха-Думе”, куда Теодор ввалился весь растрепанный и злой, долго ища корочки следователя и параллельно выслушивая от высоченного дуболома, ненавязчиво трогающего служебное оружие, как его раздражают вот такие типы с цветастой волосней.
Нашедшееся в заднем кармане джинс заветное удостоверение следователя было продемонстрировано охране с не меньшим злорадством, чего обычно за Теодором не водилось, но Лоссум, чертов Лоссум словно специально его выводил из себя, сдирая с него весь привычный защитный слой флегматичности и вынуждая показывать когти там, где хотелось бы этого избежать.

Преодолев пост охраны и получив пропуск в административные помещения, ради чего все и затевалось, Тео, миновав первую же дверь, оказался в пустом коридоре и позволил себе выдохнуть. Когда-нибудь вся его работа будет начинаться не с самого утра, и у него будет возможность сначала проснуться…
Достав смартфон, он еще раз пробежался глазами по участникам выставки, чтобы определить, к кому сунуться можно уже сейчас — спросонья и с выражением лица, все еще не оправившимся от стычки с охраной, а для кого нужно будет постараться и сделать морду поприветливее, а значит — зайти попозже.

Пролистнув несколько уведомлений в служебных чатах своего департамента и Лоссумского отдела, он убедился, что кроме него тут уже как минимум еще несколько сотрудников — местный следак и трое оперативников, что вселяло надежду на то, что дело наконец сдвинется с мертвой точки.
Полгода поисков похищенных серийных артефактов — сначала в его родном Фандэе, что и послужило причиной причастности Теодора к заданию, а позже уже в Кимберли. Работали, скорее всего, небольшой группой, маловероятно чтобы похититель был один, минимум — двое. С почти стопроцентной вероятностью исполнители, заказчик оставался неизвестен, а в зоне риска оказывались владельцы артефактов из редких минералов и сплавов, либо артефакты ограниченного производства, буквально штучные партии и ручная работа.
После похищения большая часть артефактов нигде замечена не была — лишь парочку удалось изъять у перекупщиков, но как их не трясли последние месяцы, информация была скудной, делая заключенных под стражу бесполезными даже для опытных менталистов вроде Теодора.

Еще одна наводка о том, что похищение очередного артефакта уже спланировано, и все указывает на эту выставку была всего лишь одной из нескольких таких наводок, но отрабатывать приходилось каждую, и предупреждать владельцев артефактов лично.

Впрочем, пометка от коллег в списке участников вообще не давала Теодору права выбора, и нахмурившись, он около минуты просто скроллил туда-сюда страницу с описанием артефакта и его владельца, от чего-то предчувствуя, что разговор будет не из простых.

От существа, прожившего на свете больше двух тысяч лет никогда не следует ожидать простого разговора, потому-что чаще всего это существо оказывается вполне могущественным и в связи с таким долголетием — имеющим какие-то свои представления о жизни и о том, что должно а что не должно происходить вокруг него.
Уже переступая порог конференц-зала и встречаясь с господином кер Ла’Синером лично, он подумал, что вот это все — планируемое похищение, хлопоты, с этим связанные и сам Теодор точно не должны вокруг него происходить.

Нелюбимый следователем официоз все же заставил его произнести необходимое, принимая обозначенный администратором титул темного эльфа, параллельно снова выуживая из кармана корочки следователя:
— Милорд кер Ла’Синер. Я — Теодор Стефанос, следователь по особо важным делам, вхожу в состав группы, расследующей преступления, связанные с хищением редких артефактов, — он делает небольшую паузу, бросая взгляд на двух борзых и на автомате присобираясь.

С животными — злыми и хтоническими у него были своеобразные отношения еще с давних пор.

— Скорее всего, Вы слышали об этом, а значит понимаете, что представляемый Вами сегодня образец с наибольшей вероятностью попадает под интересы похитителей. Стандартная процедура оповещения — нужно убедиться, что Вы проинформированы и подготовлены.

Добавляет чуть тише:
— Кем бы Вы ни являлись.

Отредактировано Теодор Стефанос (2024-04-18 23:16:25)

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1

4

Каблуки белых модельных туфель примяли густой ворс дорогого ковра, столь же светлого и изысканного, как и отделка всего конференц-зала. Мягко открылась и закрылась дверь, пропуская следователя и его сопровождающего.
Крайтон провел Стефаноса к одному из кресел, окружающих овальный стол, за которым еще совсем недавно проходили напряженные переговоры с одной из заинтересованных в радиалисе компаний.
- Доброго дня, господин Стефанос. – темный склонил беловолосую голову в коротком приветственном поклоне. – Прошу, садитесь. В ногах правды нет, а разговор предстоит долгий. – бархатный голос мужчины был не громче дуновения летнего ветерка. – Да, меня предупреждали. Более того, одна из моих мастерских подверглась налету грабителей. Был похищен запас радиалиса, предназначенный для серийных артефактов ранга редкий, а также для мелкоранговых бытовых конструктов. Грабители не были найдены.
Эльф откинулся в кресле, привычным жестом сложив перед собой ладони домиком и водрузив локти на подлокотники. С тихим щелчком соприкоснулись кончики острых когтей. В мягком, рассеянном свете дневного светила, льющего свои лучи сквозь огромные панорамные окна, темным отблеском полыхнула многослойная вязь сложного узора татуировки на внешней стороне ладони  иномирной твари. Пожалуй, это была единственная деталь, которая резким диссонансом выделялась во всем облике темного эльфа, сейчас напоминавшего холодный, подернутый морозным инеем айсберг, затянутый в сияющую белизну собственного могущества. Но его это не волновало. 
Он ждал, когда следователь соберётся с мыслями и начнет сыпать подробностями, продолжая с ленивой небрежностью наблюдать за мужчиной. Эмоции, окутывающие субтильного гостя, были… вкусными. Тварь вслушивалась в их перезвон, предвкушающе облизываясь и скалясь за пеленой невидимых щитов. В черных глазах, скрытых за стеклами солнцезащитных очков, вспыхивали серебряные звезды, кружась в бесконечном хороводе. Тонкие ноздри дрогнули, втягивая потревоженные потоки воздуха, и короткая улыбка скользнула по губам эльфа, приоткрывая кончики острых клыков. К запахам крепкого табака, дорогого парфюма, и выхолощенного привкуса дезинфекции системы кондиционирования едва уловимый шлейф знакомого запаха. Пахло… кошкой? Ла’Синер коротко тряхнул головой, отгоняя непрошенную ассоциацию.
«Да ну! Быть такого не может!...» - пронеслось в голове.
Две твари, устроившиеся у его ног, настороженно отслеживали перемещение гостя, однако не пытались ни напасть, ни обозначить укуса. Они просто ждали, укутавшись длинной шерстью и поворачивая узкие длинные головы в ярких шапках я направлении движения следователя.
- Кристалл Аре Тавад. -  промурлыкал Шъеназ, улыбнувшись. – Понимаю. Радиалис чистейшей воды и уникальных свойств. Он достоин стать частью эпического артефакта. Или легендарного. – Хтоник пошевелился, и тяжелая снежно-белая прядь соскользнула с плеча на грудь эльфа. – Камень добыт в источнике Крионита. В самом сердце радиоактивных земель. Он является интересом для многих компаний, господин Стефанос… - он помолчал. – Я озаботился защитой…
Он помолчал, чуть развел ладони и вновь сомкнул, позволяя кончикам когтей соприкоснуться друг с другом.
- Но, полагаю, вы не это хотите услышать, господин следователь. – темный улыбнулся. Он не спешил снимать очки, как не торопился раскрывать своих намерений и предпринятых шагов, дабы защитить свое имущество. – У вас имеются предположения, кто стоит за всеми этими ограблениями? Или же вы готовы предложить мне свой план защиты моего имущества? – хтоник склонил голову, обозначив короткий кивок. – Я весь внимание…

Отредактировано Шъеназ кер Ла-Синер (2024-04-21 12:02:16)

+1

5

Голос темного эльфа оказался бархатистым и вкрадчивым, а если присовокупить к этому закрывшиеся за Теодором двери и пробегающий по коже холодок, то все это вполне увязывалось с ощущением того, как если бы ты добровольно шагнул в заботливо расставленный капкан, будучи практически безоружным.

Теодор слегка щурится, внимательно оглядывая господина Ла’Синера, и принимая приглашение, садится в указанное кресло напротив стола.
— Я постараюсь быть кратким, — слыша словно со стороны свой сухой и напряженный голос, с легкой хрипотцой, напоминающей о том, что сам он относительно недавно предпринял очередную попытку бросить курить, пагубно влияющую на его кошачью ипостась, переводит взгляд на щелкнувшие друг об друга острые когти эльфа.
А в конференц-зале тоже курили, это чувствовалось еще незадолго до входа сюда — обоняние Теодора оставалось чутким даже когда он был в человеческом облике. Крепкий, дорогой табак, который одним своим шлейфом заставлял горчить на языке, и следователь словил себя на мысли, что отвратительное утро, в котором его встретил неприветливый Лоссум — лучшее утро, чтоб в очередной раз вернуться к этой горечи.

Внешне не показывая ни капли беспокойства, тем не менее не может найти в себе силы натянуть на лицо хоть какое-то подобие вежливой улыбки — тяжелый, хмурый  взгляд исподлобья был более привычен, да и Теодор вообще не мог вспомнить, когда за последние рабочие недели у него был повод улыбнуться.

Бросив взгляд на окна, украдкой облизнулся, стараясь убрать непрошенную табачную горечь с губ и продолжил, ощущая на себя внимательный ответный взгляд не только владельца артефакта, но и его собак — не нужно было даже стараться представлять, как быстро эти твари могут сорваться со своих мест, чтобы вцепиться кому-то в глотку.

— Предупреждали? — поднимает одну бровь, — Хотя не удивительно, у вас конечно есть свои способы получения информации. Радиалис последнее время слишком часто оказывается мишенью для хищений, и самое интересное, что украденное нигде больше не всплывает. Мы начали параллельное отслеживание значительной части артефакторных мастерских, потому-что есть небольшое подозрение, что заказчиком может являться известный мастер или даже целая организация. Протомагическая переплавка или что-то иное — но не могу найти еще каких-то вариантов, куда могут деваться такие запасы крайне специфичного для обработки минерала.

Заканчивая мысль, он отслеживает едва уловимые движения господина Ла’Синера, и замечая, как он, словно принюхиваясь, что-то подмечает, не может не удержаться, чтобы не вдохнуть запах разливающегося вперемешку с табаком парфюма.

Закашливается — не сильно, но чувствительное к парфюмерии обоняние вызывает першение и зуд в горле, и Тео отворачивается к окну, сглатывая.
— Извиняюсь, — бормочет еще более хмуро, и старается продолжить как можно быстрее, бросая еще один взгляд на следящих за ним хтонических собак, — Что касаемо сегодняшнего, пусть и предполагаемого хищения. У нас указание предупреждать всех участников, но да, скорее всего именно Аре Тавад будет являться целью. У нас есть мысль попробовать в качестве приманки подменить Ваш кристалл на копию — это пусть и не обманет, но немного дезориентирует похитителей. Опытному специалисту, владеющему материализующей и протомагией вполне под силам создать временный экземпляр под замену.

Кресло оказывается удивительно мягким, а недосып аккуратно скребет где-то на задворках сознания, и Теодор, еле удерживаясь, чтобы не откинуться назад и не рассесться более вальяжно, немного вытягивает вперед ноги и сдерживает усталый зевок, чтобы упаси Архей не показаться бестактным:
— Даже если сейчас поймать и не получится, нам будет важно узнать уровень магического источника и попробовать отследить ауры с помощью магскана, который можно будет установить около поддельного артефакта. Это поможет нам сузить круг поисков, потому-что сейчас наши подозрения падают на несколько организаций, одна из которых, в том числе, является дочерней организацией Циркон-МЕТА, а вторая так и вовсе базируется на Сабаоте. Но… — он вздыхает, собираясь с мыслями, — Я понимаю, что это предложение может быть несколько оскорбительно для Вас, как для владельца подобной редкости. И если Вы откажетесь, то тогда мы просто запросим разрешение установить высокочувствительные сканеры, считывающие ауру по периметру помещения, где будет находиться Аре Тавад, и несколько магических печатей. Мы бы бросили все силы на охрану сегодняшнего мероприятия, но боюсь, физически это невозможно, поэтому приходится довольствоваться тем, что есть.

“А есть, в лучшем случае, я, вы, милорд, и еще несколько оперативников уровнем чуть ниже меня. Кто знает, хватит этих сил или нет.” — Теодор даже думать старается тише, не позволяя себе отпустить внутреннее напряжение. В горле все еще першит.

Возможно, когда он выйдет из кабинета и выпьет хотя бы простой воды, ему станет немного легче.

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1

6

Темный склонил голову, позволяя снежно-белым прядям скрыть его бледное лицо. Острые когти, - он давно перестал скрывать сей прискорбный факт произошедшего более двух тысяч лет изменения. – вновь тихо клацнули, соприкоснувшись кончиками. Тонкие ноздри дрогнули, раздуваясь и втягивая пропитанный горьким табачным дымом воздух. Тварь, затянутая в тугой корсет приличий и ослепительно белый деловой костюм, стоивший баснословных денег, сидела перед Стефаносом, чутко отслеживала малейшие изменения в жестах, мимике и интонациях хриплого голоса незваного гостя. А еще было дыхание и биение сердца, которые хтоник никогда не оставлял без внимания.
- Вы торопитесь, следователь Стефанос? – мягкий, расцвеченный богатой палитрой бархатных интонаций голос эльфа был не громче дуновения ветерка, тронувшего край тюлевой занавески. – Осмелюсь предположить, что вам необходимо мое согласие. А для того, чтобы я его вам дал… мне необходимо знать все, мистер Стефанос, что вы приготовили для этого разговора. Итак?.. 
Шъеназ улыбнулся, откидываясь в кресле и размыкая ладони. Резкий щелчок тонких пальцев материализовал перед следователем графин из горного хрусталя с запотевшими округлыми боками и пузатый стакан.
- Вода, господин следователь. – уронил хтоник вновь совмещая кончики когтей и замирая в глубинах объемного кресла. – Из глубин горных ледников. Студеная и необыкновенно вкусная. Попробуйте.
Ла’Синер не спешил продолжать разговор, погрузившись в сонное оцепенение. Он не шевелился, лишь кончики остроконечных ушей чуть подрагивали да трепетали ноздри, просеивая миллионы запахов, заполнявших просторный конференц-зал.
- Предупреждали. – по точеным губам космической твари скользнула короткая улыбка, приоткрывая кончики влажных клыков. – Гильдия артефакторов, ее цирконское отделение, обеспокоена происходящим и принимает некоторое шаги, чтобы попытаться отследить похищенные кристаллы. Надо сказать, что пока их усилия не возымели результата. Радиалис словно сквозь землю провалился.
Он не стал говорить. Именно в этот момент Профессор, мощный ИскИн, обновлённый и усовершенствованный специалистами ЭкзоТек, просеивал тонны килобитов, перетряхивая подноготную не только отдельных артефактроных мастерских, но и базы Гильдии артефакторов. И Шъеназ знал, что если следы есть, то Мориарти их отыщет.
- Протомагическая переплавка весьма сложный процесс и не каждому магу по плечу. – задумчиво проговорил темный. – Мастеров, способных ее совершить не так уж много. Это может сузить круг поисков.
«Он нам надоел, Щъе» - подал голос Ярга, встряхивая головой. – «Можно мы его съедим?»
«Нет!» - эльф обрушился на сознание твари, выдирая из него даже сам намек на возможное нападение на гостя. – «Не забывай, что ты не на Климбахе»
«Я уже успел пожалеть, что покинул его…»
- «Заткнись!» - ментальные тиски сжали сознание хтона, погасив даже намек на то, чтобы пообедать следователем
- «Уже…»
Хтоник перевел взгляд на мужчину. Задумчиво хмыкнул, перебирая возможные варианты развития событий.
- Аре Тавад не обработан и до сих пор испускает радиоактивные волны. – проговорил Ла’Синер. - Его невозможно взять в руки и  невозможно унести, не имея специальной защиты. - усмехнулся, качнув головой. – Но я понимаю, о чем вы. Ваше предложение имеет смысл, и, пожалуй, его вполне можно осуществить. Я могу с этим помочь.
«Циркон-Мета… И почему я не удивлен…» - пронеслось в голове хтоника. – «А вот информация о Сабаоте огорчает, ибо возможно, что к кражам причастны хтоники или кто-то из коренных рас Климбаха. Насколько я помню, похищенные кристаллы не все были обработаны и большинство прямо-таки сияло радиацией. Пожалуй, стоит расширить поиски Профессора…»
- Сейчас, полагаю, вы хотели бы осмотреть помещение, где находится кристалл, господин Стефанос. Я вам все покажу. – он выпрямился в кресле. – Для создания копии потребуется некоторое время, которого у нас довольно-таки мало. Форум скоро распахнёт двери, и выставочные павильоны хлынет толпа любопытных. Нужно успеть до того, как начнут запускать посетителей. Идемте, я проведу вас кратчайшим путем.

Отредактировано Шъеназ кер Ла-Синер (2024-04-23 10:33:11)

+1

7

Мелкие детали этого неприветливого дня просто накладывались один на другой, собираясь в один большой пазл — еще менее приветливый, служащий для Теодора в некотором роде, зеркалом.
И дело было даже не в том, что он торопился проинформировать остальных участников выставки, и возможно, даже не в том, что аромат парфюма душит своей густотой, а пользоваться магией в такой момент — моветон, что в Теодорову голову старательно вдалбливала Мелисса, младшая сестра его начальника.

Будь вежлив.
Что такое быть вежливым?..
Ну, это…Не умеешь улыбаться — просто слегка кивай в ответ.
Слушай, как другие обращаются к собеседнику. Говори подробнее.
Не обрывай предложения, тебя могут не понять.
Смотри в глаза, но не задерживай взгляд — сочтут за дерзость.
Сильно быстро тоже не отводи, подумают, что умалчиваешь.

Лимит Теодоровой вежливости был строго дозирован, как у одного пшика распылителя одеколона, который не позволял сделать вдох полной грудью. И этот лимит распространялся не только на сидящего перед ним мужчину, но и на всех остальных — а как он сейчас возьмет, и потратит все здесь, в этом зале?

Быть вежливым для него — договаривать слова, подбирать их, в конце концов, следить за речью, хотя там не сказать уж, что было излишне много сквернословия, все это для него было равносильно задержке дыхания перед прыжком в воду.

А у кота были очень необычные отношения с водой.

Зачем напрягаться, если можно просто использовать ментальную способность? Как он и поступал в большинстве случаев, не пытаясь приспособиться к человеческой парадигме, нехотя перекраивая свою собственную. Хотя спустя сотню лет человеческого в нем было гораздо больше, чем даже хотелось.

— Не тороплюсь, — отвечает уклончиво, ровно таким тоном, чтобы нельзя было даже подумать о том, что он может лгать, — Но в связи со спецификой работы привык быть кратким.
Говорить про то, что помимо господина Шъеназа у Стефаноса еще несколько собственников, которых нужно предупреждать, следователь не стал. Голос артефактора звучал одновременно бархатисто и вкрадчиво — но Теодор знал, что так обычно звучат голоса, не терпящие ни возражений, ни конкуренции.
Так, заходя в логово хищника не стоило упоминать о том, что кроме него есть еще масса других тварей — не менее опасных, иначе рискуешь нарваться на демонстрацию когтей и зубов, дабы быть окончательно убежденным в том, что тут не может быть никого более.

Материализованная вода оказывается очень кстати, и Теодор, наклоняясь к графину, мысленно бьет себя по рукам, чтобы на автомате не просканировать ее теомагией прям целиком в графине, поэтому проверяет уже только делая несколько крупных глотков — стандартная предосторожность проверять все, что пробуешь в незнакомых местах, без намерения оскорбить собеседника. Милорд Ла’Синер даже если и заметил, то должен отнестись с пониманием, ведь у него точно так же не должно возникать доверия к первому встречному — вне зависимости от его статуса и должности.

— Конечно, поисками занимаются все, вовлеченные в процесс, — Теодор ставит стакан на стол и задерживает взгляд на чужой улыбке. Слегка приподнимает бровь, видя выглядывающие клыки и параллельно прикидывая в уме, чего все же стоит ожидать от темного эльфа, невозмутимо продолжает, — Вероятнее всего, в скором времени придется досконально проверять каждого опытного протомага, так или иначе связанного с артефакторикой. Это добавит нам массу работы…и проблем. Многие специалисты и без этого встревожены многочисленными проверками — а некоторые и вовсе готовы сократить объемы производства и отказаться от некоторых разработок, лишь бы на них не падало подозрение. Ну и перспектива оказаться под прицелом у похитителей не радует — а начинают паниковать и те, кто не связан с радиалисом. Сначала один минерал, следом понадобится другой — пока мотивы неизвестны, паника будет нарастать как снежный ком.

Теодор еще раз бросает взгляд на хтонических собак, которые являются второй составляющей его беспокойства от нахождения в конференц-зале, помимо парфюмерного аромата, и думает о том, что сказал слишком много, и надо переходить к сути. Нападение борзых все еще не входило в список его пожеланий на сегодня — и пусть сам Тео был далеко не самым слабым магом, проверять свою стойкость ему не хотелось.

И тем не менее, господин Ла’Синер принимает его предложение. Сейчас это действительно кажется наиболее подходящим вариантом, хотя у Теодора и были сомнения, что темный эльф откажется от помощи, предпочитая справляться самостоятельно.
— Да, сейчас мне нужно осмотреть помещение, — он кивает и встав с кресла, направляется к выходу из зала, — Кто-то из Ваших сотрудников сейчас находится в помещении?

Когда они выходят из конференц-зала, Теодор внезапно ощущает смутно зарождающееся предчувствие того, что что-то либо случилось, либо уже должно случиться. Хмурится, и уже не скрываясь, сканирует теомагией весь этаж, отмечая точечные вспышки аур неясного происхождения. Достает смартфон, чтобы глянуть на сообщения от коллег, которые находятся здесь, но натыкается на тишину в общем чате, и убирая смартфон обратно, обращается к Ла’Синеру:
— Я полагаю, нам следует поторопиться.

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1

8

Склонив голову к плечу, Шъеназ наблюдал за тем, как следователь потянулся к графину, наливая воду в граненный стакан. Короткая заминка не осталась без внимания космической твари, уголки губ которой приподнимаются в понимающей улыбке.  Вспышка теомагического плетения отразилась тенью короткой улыбки, повторно тронувшей точеные губы темного эльфа.
- Вода чистая. Из здешних горных источников. -  мурлыкнул хтоник, тронув узкую морду хтонической твари, ткнувшейся холодным носом в его ладонь. – Не имею привычки травить гостей. Особенно из органов правопорядка.
Темный лгал. И ничуть не смущался этого. Впрочем, касательно отравы тварь не солгала. Ла’Синер действительно не использовал ее, предпочитая вырвать врагу трахею или же сломать хребет, чтобы потом заживо сожрать, слушая музыку предсмертных воплей жертвы.
- Проверить каждого протомага невозможно, - эльф чуть развел ладони, и вновь сложил их домиком. Резкий щелчок кончиков острых когтей прозвучал особенно громко. – Да и это может насторожить преступников. – он задумчиво качнул головой. – Впрочем… Артефакторов на Цирконе не так уж много, ибо большинство моих коллег предпочитают обретаться на магических планетах.
Следователь не сказал ничего нового. Все перечисленное уже было известно белесой твари, отслеживавшей деятельность своих коллег. Да и Мориарти тщательнейшим образом просеивал биты информации, не упуская из внимания ни единого изменения среди артефакторного сообщества. И происходящее ему не нравилось. Очень не нравилось. Радиалис – весьма ценный кристалл, и его бесследное исчезновение весьма беспокоило Владыку Криониты, сейчас приостановившего добычу ценных кристаллов на своих рудниках. Терять собственные ресурсы ему совершенно не хотелось. 
Шъеназ слитным, текучим движением поднялся из кресла, качнул головой, отбрасывая за спину тяжелые снежно-белые пряди. Тонкие пальцы тронули полы пиджака, оправляя ткань.
- Идемте, господин следователь. – Музыкальные пальцы поправили дужку зеркальных очков, скрывавших глаза эльфа. – Да, техники. Они занимаются подготовкой кристалла к экспозиции. Как я уже говорил, Аре Тавад не обработан и до сих пор радиоактивен. Техники устанавливают и проверяют защиту. Мне не нужны смерти в моем павильоне.
Хтоник распахнул двери, пропуская Стефаноса вперед. И замирает, не сделав и десятка шагов к коридору, ведущему к выставочным залам. Дрожание телергических потоков тронуло чувствительные «сенсоры» хтоника.
Вспышки. Точечные. В досягаемости нахождения кристалла радиалиса.
- Твою же мать! – рявкнул Шъеназ, срываясь с места. – Мой булыжник! Скорее, Стефанос. Мы еще можем успеть!
Острые когти рвут пространство, стремительно вычерчивая чару, и перед хозяином Криониты открывается портал.
- Быстрее!
И хтоническая тварь ныряет в портал, чтобы спустя мгновение шагнуть на мраморные плиты выставочного павильона.
- Да чтоб вам в свете проснуться, бляди недоношенные!

+1

9

Нельзя было не отметить, как контрастно смотрелись их движения на фоне друг друга — все жесты милорда Ла’Синера казались мягкими, властными и неотделимыми друг от друга. Так ненавязчиво, но открыто демонстрировалось влияние — и этого было достаточно, вместо того чтобы попусту скалить зубы и демонстрировать силу в открытую.

Если сравнивать их двоих, то милорд относился к тем существам, чье могущество было видно невооруженным взглядом, и для проверки не требовалось использовать теомагию. Достаточно было просто оставаться наблюдательным.
Теодор же казался полной противоположностью — движения на фоне милорда выглядели более экономными, но в них тоже можно было почувствовать что-то звериное. Так мог выглядеть присобравшийся кот, с виду спокойный и умиротворенный, но уши у него внимательно улавливают малейший звук, и он сам готов сорваться с места в любую секунду.
Но чаще всего мало кто мог заподозрить вот так с ходу в обычном следователе с цветастыми волосами в обычной рубашке и потертых джинсах существо достаточно сильное, и этим впечатлением Теодор нередко сам же и пользовался.

Какое впечатление он произвел у милорда Ла’Синера — сказать было сложно. Милорд оказался таким же опытным менталистом, обладающем магией уровня нисколько не ниже, что было более чем ожидаемо, поэтому следователь мог пока только строить предположения относительно того, насколько они сработаются.
И уже выходя из конференц-зала и оглядываясь на милорда Ла’Синера, Тео подумал, что они собой представляют довольно интересное зрелище — слишком разные, словно из других миров, сейчас вынуждены сотрудничать друг с другом.

Как интересно, порой, распоряжается судьба — неважно, темный эльф ты или просто кот.

В тот момент, когда милорд сам засекает подозрительную активность и мгновенно меняясь, весь активизируется и открывая портал — ныряет в него, не теряя ни минуты, Теодор скользит следом, молча — в такие моменты он весь собирается и предпочитает не тратить время на слова вообще.

Гнев и ярость темного эльфа ему более чем понятны, и как только они оказываются в выставочном павильоне, то на них моментально обрушивается эффект чужой магии — Теодор ведет ладонью в воздухе, оставляя столп лососево-небесных искр, чтобы зафиксировать смесь ослабляющей магии и качественной магической вязи. Кто-то явно постарался наложить перед своим уходом несколько заклинаний, нацеленных на то, чтобы замедлить тех, кто пойдет по их следу.

Пространство вокруг отчаянно фонит чужой аурой, тщательно замаскированной заклинаниями, наложенными далеко не самым слабым магом, группа техников, нанятых чтобы установить защиту вокруг Аре Тавада, мертвы — следователю достаточно взгляда вскользь и ненавязчивого и быстрого движения рукой, чтобы понять, что никакая целительная магия их не оживит — а некромагию он обходит стороной.

В павильоне еще можно почувствовать не только фон чужой ауры, но и вспышки радиации — все что осталось от кристалла, которого уже не оказалось на месте тогда, когда милорд и Теодор стремительно шагнули через портал.

С помощью ментальной магии Теодор успевает передать всем находящимся на посту сотрудникам служб безопасности о совершенной краже, ментальное поле буквально взрывается от множества голосов и эмоций, и ставя частичный блок и убеждаясь, что похитители нигде не были засечены, потирает виски и чертыхается, становясь совсем уж немногословным.

Еще раз ведет рукой по воздуху, в попытке нащупать пространственные следы портала, через который ушли похитители — или он был один?

В этот момент в павильон влетает один из сотрудников службы безопасности из Лоссумского отдела, бормочет короткое “Следователь Стефанос!...”
— Камеры? — бросает Тео почти не глядя и получает виноватое “Выведены из строя по всему этажу за полминуты до кражи”.

Теодор почти что рычит, и вздыхая, оборачивается к милорду Ла'Синеру.

Отредактировано Теодор Стефанос (2024-05-10 16:35:34)

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1

10

Уже прыгая в открывшийся переход, темный знал, что радиалиса в павильоне уже нет. Они опаздали, а нанятая охрана или была мастерски обезвредена, или же попросту не успела сработать так, как ей было положено. 
Яркая, ослепительная до рези в чувствительных глазах и выкручивающей ломоты в костях вспышка радиоактивного излучения, полыхнувшая мгноверием ранее, вот и все, что осталось от бережно лелеемого белесой тварью кристалла.
Сказать, что владыка Криониты был в ярости, значит, не сказать ничего. Хтоник с трудом сдерживал рвущееся наружу бешенство, застрявшее в глотке твари глухим, утробно-вибрирующим рычанием. Остроконечные уши нервно дрожали, отслеживая наполнившие павильон звуки. Чутпие ноздри, сохрарившие пиисущее темным эльфам Янгона изящество, раздувались, просеивая ьысячи запахов, выискивая среди привычного переплетения ароматов те, которые смогут привести его к похитителям.
А еще были потревоженные, напитаные чужеродной магией телергическиеи потоки, пропитавшие воздух столь густо, что их, казалось, можно было потрогать руками. Белесой твари, скрывающейся в облике хрупкого эльфа не нужно было распускать скарирующие сети, чтобы понять, что все следы похитителей были тщательнейшим образом скрыты. Или затерты.
Всплески ментальной магии. Отзывы невидимых магов, отвечавших на посланный следователем запрос.
Отрицательно. Преступникам удалось обойти все ловушки и благополучно скрыться. Вместе с Аре Тавад.
Шъеназ рычит, - глухо, кашляюще, - скаля длинные изогнутые клыки, влажно блеснувшие в ярком сиянии люминесцентных, бестеневых ламп. В полночно-черных глазах стремительно раскручивался хоровод серебристых искорок, неумолимо превращаясь в холодное пламя.
На ладони хтоника, нервно передернувшего плечами, когда оживший артефакт выбирался из-под кожи, появился паук, цепко обхвативший тонкие пальцы мохнатыми лапками.
- "Уничтожить..." - "шепчет" Ла'Синер, напитывая артефакт телергией, и четким, отработанным за столетия движением отправляет его в скопление вычерченных магической вязью рун.
Паук замирает, повиснув в дрожащей сети, сотканной магической вязью, которая тут же начинает разрушаться, едва паучок пополз по невидимой паутине.
- Может быть нам повезет, следователь Стефанос, и мой артефакт полностью уничтожит вязь, - Шъеназ коротко улыбнулся, показав кончики клыков. Он указал на мертвых техников. - Пусть проследят, чтобы мозг и головы этих... - острый коготь ткнул в один из трупов. - Были в целости и сохранности. Я допрошу их позже.
Борзые, чутко принюхиваясь, сновали по павильону. Но даже их запредельной чувствительности не хватало, чтобы обнаружить следы тех, кто осмелился перейти дорогу хозяину древнего источника.
- Полагаю, вам нужна дополнительная информация, Стефанос, - голос темного был по прежнему тих, но даже не нужно было напрягать слух, чтобы услышать нотки клокочушей ярости, охватившей хтоническую тварь. - Спрашивайте. Я постараюсь дать максимально подробные ответы. - кончик когтя царапнул тонкую бровь, задев линии клановой татуировки.- Если желаете присутствовать на "допросе" убитых техников... кто я такой, чтобы вам запрещать.
"Найду ублюдков, удавлю сразу же."

+1

11

Было очевидно — и тут не нужно было гадать, что темный эльф был просто в ярости, и Теодор благоразумно не стал уточнять это у Ла’Синера. Тут не нужно было даже использовать ментальную магию, чтобы понять такой простой факт.
Они не успели, и Тео с досадой думал о том, что нужно было заниматься этим вопросом еще раньше, буквально сразу же, как только Аре Тавад вообще оказался в павильоне, но как обычно, чем больше народу принимает участие в операции, тем сложнее и дольше идет процесс организации.
К слову, это еще одна причина, почему Тео любил работать в одиночку, максимум —с одним напарником, и уж точно не в составе какой-то группы, а тем более — Отделения другого государства.

Возможно, если бы радиоактивный минерал находился в его родном Фандэе, то они бы что-то и успели…
Ментальное поле продолжает фонить где-то там, за слабо поставленным блоком, чтобы отслеживать, но не перегружать себя, и Тео выслушивает один за другим сообщения от специалистов, а затем достает телефон, на который уже официально начали приходить отчеты.
Магия магией, а подобное, так или иначе, должно быть зафиксировано письменно. Начальник Лоссумского Департамента уже успел отреагировать, заставив следователя поморщиться — он был неплох, но сходиться с ним было тяжело. И еще Теодору не нравилось, что сейчас очень многое ложится на его плечи.

Теодор думает о том, что главное не чувствовать свою персональную вину за то, что целая группа опытных специалистов упустила похитителей — и сделала это уже не первый раз, но все равно рычание милорда, стоящего рядом немного выбивает из колеи, и следователь успевает испытать целый ворох смешанных чувств, наблюдая, как Ла’Синер выпускает и напитывает магией выбравшегося прямо из под его кожи паука с мохнатыми лапками.

В это же время в павильоне становится достаточно людно — необходимо оцепить помещение и зафиксировать возможные улики, в том числе и магического характера, поэтому опергруппа Лоссумского Отдела отвлекает от магического паука, заставляя бросать на них раздраженный взгляд.
— Это будет очень кстати, если нам повезет, — эхом звучит Теодор, и он правда надеется на то, что паучьей силы будет достаточно для того, чтобы хотя бы частично разрушить вязь, но как только она начинает разрушаться, то наложенные чужой рукой руны вспыхивают красным, и процесс разрушения останавливается, а пространство в павильоне вспыхивает дополнительной защитой.
Тео чертыхается — кто и когда успел рассказать ему про существование неких чертей, которые существуют в аду? А начавшая в павильоне свою работу группа мгновенно останавливается, и эксперты приходят в полную боевую готовность, кажется, что одно неосторожное движение, и помещение окутают вспышки атакующей магии и артефактных зарядов.

Тео выжидает пару секунд, убеждаясь, что это просто новый, еще более продуманный слой защиты, и ненавязчивым движением ладони дает экспертам отмашку — отмечая, что как негласно они слушаются того, кто хоть и работает в другом Департаменте, но сильнее их в магическом плане.
— Видимо, это и правда очень сильный маг, раз не побоялся ограбить Вас, — дело становится все более серьезным, и Тео не скрывает уже собственного недовольства — хмурится сильнее обычного, думая о том, что Лоссумский Отдел очень удобно устроится, если Тео возьмет это на себя. На слова милорда о головах погибших сначала застывает, а потом поднимает вверх брови, озаренный неприятной догадкой, впрочем, отвечая привычно коротко, — Да, я понял.

Как бы Теодору не хотелось откреститься от некромантии, в этом случае у него нет выбора — это и правда единственный вариант.

Эксперты, присутствующие при этом коротком разговоре, понимают приказ без слов, и лишь уточняют, куда нести тела.
— Допрос будет носить больше неофициальный характер, — Теодор обращается к милорду, — Для того, чтобы согласовать такую процедуру с применением некромагии, потребуется получить очень много разрешений, а это может занять время. Нам такие проволочки ни к чему. Я займусь этим позже и смогу оформить все задним числом, но допрашивать будем в одном из кабинетов здесь.

Пока местный судмедэксперт констатирует смерти и тела техников грузят на носилки, вынося из павильона в сторону грузовых лифтов, Теодор телепатически отдает распоряжения нести на третий этаж в один из пустующих кабинетов и обращается уже к милорду:
—Давайте сначала допросим погибших, а потом уже перейдем к вопросам, милорд, — стараясь скрыть собственное неприязненное отношение к некромантии, он вздыхает, — Я бы с радостью не присутствовал на подобных мероприятиях, но..

Лучше бы, конечно, мне запретили.

Кубики — разрушить вязь не получилось

Отредактировано Теодор Стефанос (2024-05-13 15:41:35)

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1

12

[indent] Снующие по павильону и снующие носы во все щели безопасники раздражали. Они осматривали пустой постамент, на котором еще несколько минут назад стоял крупный темно-фиолетовый кристалл, в глубинах которого тлели темные угли, расцвеченные холодным фиолетово-сиреневым пламенем. Трогали прозрачные щиты, осыпавшиеся грудой осколков на пол у постамента. Укрепленные магической вязью, которую собственно  выплетал сам хтоник, они не выдержали атаки неизвестного вора, развалившись в одно мгновение. То, с какой легкостью преступник уничтожил старательно создаваемую хозяином Криониты защиту вызывало у белесой твари столь лютое бешенство, что сводило зубы, а из глотки рвалось глухое, кашляющее рычание. Ла’Синер прилагал огромные усилия, чтобы не сорваться и не передавить деловито снующих в павильоне следователей. Обе борзые, чувствуя злобу своего хозяина, тоже не прочь были закусить сотрудниками СБ. Так что темному приходилось  ко всему прочему сдерживать  обоих своих хтонов, дабы они не учинили в помещении резню.
[indent] - Если повезет… - темный, склонив голову к плечу. Наблюдал, как паучок, перебирая мохнатыми лапками, бежит по невидимой обычному глазу нити магической вязи, как замирает, достигнув узла «паутины». Телергические потоки приходят в движение, начиная дрожать, когда артефакт, легко  прикасаясь к вязи, начинает разрушать ее и… схлопыпается, осыпаясь   черной пылью на пол. - Не повезло. - глухо рычит хтоник, передергиваясь, когда паук  проступает на коже, там, где обычно находится, когда помощь артефакта на требуется.
[indent] Вспыхнул контур дополнительной защиты, скрывшей и без того  малочисленные следы. Шъеназ злобно оскалился, явив влажно поблескивающие изогнутые клыки. Эльф давно уже не видел необходимости скрывать изменения, вызванные слиянием с хтоном, атаковавшим его в далеком прошлом.
[indent] Раздалась беспомощная ругань следователей, и владыка Криониты против воли злорадно усмехнулся, понимая, что следователи так же остались без каких либо улик, способных указать на возможных похитителей.
[indent] «Найду ублюдков, бошки потрываю...» - мысленно буркнул Шъеназ, на лице которого расцветала улыбка-оскал. - «И скажу, что так и было...»
[indent] - Это мои техники. - счел необходимым пояснить кер Ла’Синер, когда тела погрузили на носилки, чтобы переместить их в помещение, где будет проходить «допрос». - Оба хтоники. Клейменые. Официальное место жительства планета Климбах, поселение на территории древнего источника Крионита. При необходимости я предоставлю все документы.
[indent] И все же, уже оказавшись в коридоре, эльф остановился, намереваясь прояснить несколько моментов.  Санитары с носилками, на которых лежали трупы погибших хтоников ушли вперед, следователи все еще копошились в павильоне, так сейчас темный и Стефанос были одни.
[indent] - Я понимаю, мистер Стефанос. - кивнул Шъеназ, рассыпав по плечам пригорошни снежно-белых прядей. - Я не заинтересован в задержке и проволочках, которые непременно возникнут, если мы станем действовать официальным путем. - он криво усмехнулся. - Некромагия ничем не хуже любого другого направления магического искусства. Она ни добрая, ни злая. Вопрос лишь в том, на что ее направляет сам маг.
[indent] Он не стал озвучивать того факта, что не гнушается использовать некротическую энергию для подпитки собственных сил. Не зачем давать  стражу порядка столь жирные козыри. Меньше знает, крепче спит.
[indent] - Однако, она позволяет получить ответы на многие вопросы, когда собеседник внезапно почил вечным сном. - он возобновил движение. - Идемте, Стефанос. У нас не так много времени, чтобы добыть нужные сведения.
[indent] Пискнул гаджет, возвещая о поступившем сообщении, и хтоник, не замедляя шага, активировал планшет, бегло проежав текст.
[indent] - Отлично. - улыбнулся темный, вскидывая взгляд скрытый за стеклами очков на мужчину. - У Профессора есть новости по похищенному радиалису. - острый коготь пригладил идеальной формы бровь. - Можем послушать отчет вместе, когда я разберусь с этими… кхм… жмуриками. - он неожиданно тепло улыбнулся следователю. - Желаете? Мой ИскИн всегда умудряется нарыть много интересного.
[indent] Узкая ладонь коснулась дверной ручки, проворачивая ее. Створка, скрипнув отворилась.
[indent] - Идемте. Надо поговорить с этими… Пока их мозги не превратились в желе.
[indent] И эльф шагнул в кабинет, где уже находились носилки с мертвыми хтониками.

Отредактировано Шъеназ кер Ла-Синер (2024-05-17 11:15:04)

+1

13

Чужой гнев ощущался даже без использования ментальной магии — когда рядом находится существо, которого переполняет ярость, кажется, что если сделать вдох поглубже, то она сможет даже проникнуть в легкие. Теодор чувствовал, что находящимся вместе с ними в павильоне сотрудникам Лоссумского Отдела до жути некомфортно — оно и понятно, потому-что криминалисты в основном работали с тем, что оставалось от преступлений, и не контактировали с лицами, так или иначе к этим делам относящимся. Ну и в целом, сильные эмоции могущественных существ всегда могли с большой вероятностью стать головной болью тех, кто был к ним сильно восприимчив, потому-что так или иначе, а это все было завязано на чужой энергии, и само собой — уровень воздействия, пусть и непреднамеренного, был понятен.

Теодор качает головой, словно не давая чужой злости проникнуть в свою голову, чтобы оставаться собранным и спокойным, следит за сотрудникам СБ, еще раз осматривает взглядом павильон на предмет возможно спрятанных улик, но похититель и правда действует чисто, да еще и оставляет после себя подарок в виде дополнительной защиты. Конечно, Теодор рассчитывал, что паук милорда сработает как задумано — это бы сильно помогло в деле, но…
— Отрицательный результат тоже результат, — бормочет он, сканируя поставленные похитителем враждебные магические плетения и рука его, вздрогнув, отдергивается рефлекторно — не сказать, что очень больно, но очень неприятно. И это защита еще в относительно спокойном состоянии.

— Принесите магскан, нужно отправить ауру плетения на проверку и проверить по базам, вдруг есть какие-то хотя бы отдаленные соответствия. А также нужно убедиться, что подобные плетения встречались на предыдущих местах краж, — Теодор уже направляясь к выходу из павильона вместе с Ла’Синером, следуя за носилками с трупами, оборачивается к выходящему и направляющемуся в другую сторону криминалисту — взрослому хуману, а затем снова возвращает внимание на милорда, чтобы выслушать про техников, — Спасибо. Я сделаю на всякий случай дополнительный запрос в ведомство Коалиции Рас для сверки данных, сами понимаете, стандартная процедура.

Но специфическое отношение Теодора к некромантии, судя по всему, от милорда не укрывается, что неудивительно — в таких случаях следователю очень трудно сохранять непроницаемое лицо.
— Можно сказать, что это официальный путь, просто мы идем не в той последовательности, — он вздыхает, — Мне не хочется, чтоб это выглядело как нарушение, потому-что я привык работать честно, но если в рамках того же закона можно найти возможность и работать более гибко — я этой возможностью пользуюсь. Поэтому, — он внимательно смотрит на милорда и слегка прищуривается, словно пытаясь прочесть что-то на чужом лице, — То что вы изъявили желание помочь следствию именно таким образом — оказалось очень кстати. Я думаю, что это именно тот случай, когда некромагия должна сработать во благо, пусть и столь своеобразным способом.

Не решается добавить, что его отношение к некромагии базируется в основном на убеждении о том, что для него использование чужой мертвой плоти равносильно нарушению чужих прав, а соответственно равносильно преступлению, но это все настолько тонкие границы морали, что мысль остается невысказанной.

— Ваш ИскИн что-то нашел? — Теодор заметно оживляется, — Если Вы не против, то да, я бы конечно послушал. Это бы было очень…полезно.
Следователь не особо силен в диалогах больше неформального характера, поэтому реакция его выходит смазанной, равно как и ответная улыбка, но в таких случаях отсутствие навыков к светским беседам он компенсирует короткими и мягкими ментальными вспышками — то, что ему всегда дается хорошо. Небольшое неоформленное послание, состоящее из чистых эмоций спокойной благодарности за помощь, без всяких скрытых смыслов и подозрений.

Санитары, тем временем, оставили носилки в центре пустого светлого кабинета, и прореагировав на короткий Теодоров кивок, вышли в коридор. Следователь старается оставаться спокойным и флегматичным, даже зная, что сейчас будет происходить:
— Я полагаю, Вы можете начинать. По вопросам, думаю, Вам не составит труда их сформулировать — детали происходящего, образ похитителя, был ли он один, и вообще, любые возможные подробности, — тут он слегка запинается, — Признаться, я не так часто видел допрос оживленных, предпочитая работать с живыми, поэтому не знаю, насколько разговорчивы подобные свидетели.

Подпись автора

...когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего
не нужно, на самом деле нуждается сильно во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Не пытайтесь ограбить хтоника...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно