Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Архивация: Насколько же перо более жестоко, чем меч!


Архивация: Насколько же перо более жестоко, чем меч!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[status]Да начнется игра[/status][icon]https://i.imgur.com/i78QNuR.jpg[/icon][nick]Рассказчик[/nick][lzbb]<div class="lz"><a href="https://arhi.rusff.me/viewtopic.php?id=736#p100389" class="ank">Рассказчик</a><lz>Неизвестный писатель повествующий о происходящем в мире путем историй</lz></div>[/lzbb]

Циркон[г. Сирмаель] / Прошлое

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/185/78859.png
Основной сюжет: Демиург Упорядоченности путешествует по свету и ведёт записи о интересных местах, личностях, событиях и т.д.
Сюжет Главы: Родственников не выбирают, так же как родителей. Некоторые не знают своих родителей и такие мысли их тяготят. А кто-то не желает видеть себе подобных...
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в прошлом времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
И если придется упасть — упади красиво
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/58727.png

Отредактировано Генри Волхайм (2024-04-17 14:26:02)

Подпись автора

Дневники

Остров Сирмаель

Орден Порядка

Архивы Ордена

Ка'арды

https://i.imgur.com/sqWjPNi.png

+1

2

Порядок...это именно то, чего у нее не было. И сейчас, в этот миг, когда волны лобзали скалы пенясь слизывая остатки песка с пляжа, она о НЕМ думала. Что было в начале: яйцо или курица? Мир  -  упорядоченный Хаос, или такая хаотичная Упорядоченность? Одно порождает другое, второе сталкивается с первым, чтобы в итоге значить разное, а быть одним. Впрочем у Творца была своя задумка, а ей не на времени ее познавать.

В льдистых глазах искрилась бескрайняя гладь, такая спокойна и тревожная одновременно. Вечно переменчивая, постоянно движущаяся, влекущая и глубокая. Как и девушка, что сидела на берегу, пальчиками ног зарываясь в теплый песок. Мелкие песчинки рассыпались, соскальзывая с бледной кожи, вызывая на лице немного грустную улыбку, для той, что так часто смеялась. Карта привычно вращалась меж пальцев, как было всякий раз, когда мысли забредали слишком глубоко в себя или же слишком обширно извне, любовно перемалывая сознанием смыслы, к которым, желательно, не подбираться молодым и наивным. Но кто же ее остановит?

И все же, что мы знаем о Порядке? Кроме того, что его порой так хочется нарушить. Кроме той известной маски, за которую хочется заглянуть. И раз уж Демиурги творцы миров, то почему бы им не играть в открытую, в игры ими же созданные? Это они научились у людей... карта зависла меж пальцев, внезапно остановив привычный маршрут из рукава в ладонь...или же люди набрались у них... Все то же яйцо и та же курица. Вопросы философии под стать какому-то фермеру из провинции.

Девчушка шумно вздохнула и откинулась назад, падая в теплые объятия песка и жмурясь от лучей, что проделывали сотни тысяч километров в абсолютном вакууме, чтобы врезаться прямо в синие омуты глаз нефилима. Отчего та сперва фыркнула, а после резко подскочив, громко чихнула, не забыв прикрыть носик ладошкой.

- Порядок или же нет? - наивно казалось, что озвученный вопрос вырвавшись из губ сам отыщет ответ, но он лишь на мгновение завис в пространстве, скользнул по глади вод и камнем плюхнулся вниз, издав почти слышимый всплеск недоумения, - Ничего ведь не случится если спросить? Или случится?

Вопросы градом сыпались из пухлых уст синевласой девушки, так и не находя о что разбиться скапливались на дне той бездны, в которую не стоит всматриваться. Еще вчера она была готова пересечь море и с ноги вторгнуться в орден лишь бы задать узнать терзающее, выдвинув претензию и даже поставив ультиматум. Еще вчера это казалось осуществимым, таким легким, правильным и логичным, планом, что не терпел крушения. Еще вчера ей море было по колено, а Демиурги по пояс, еще вчера... Единственная разница между сегодня и вчера была в том, что чем ближе оно становилось тем туманнее выглядело. И вот такой близкий триумф кажется почти что недостижимой мечтой. А голова пухнет от вопросов, так и не допуская единственный важный.Избегая его как ноющей раны, но стоит только затянуться, тут же раздерет его.

Встав с пляжа мягко отряхнет песчинки и те с мелодичным шорохом посыпятся обратно. До сего мгновения, спрятанные крылья медленно расправились, скрывая маленькую фигуру от нещадных лучей солнца. Приятно было их вытянуть не беспокоясь о всех хрупких предметах, которые они могли задеть. Забавно, что некоторые аристократы среди этнархов, считают полеты уделом низшего сословия. Такие призимленные в своих мыслях,не видящие ничего кроме низменных желаний и страстей. Не забавно то, что к таким относилась и ее семья, отчего моменты в вышине, средь белых клочков облаков были почти сворованными мгновениями безграничной свободы, безраздельного ощущения полного контроля. И даже сейчас, когда она отвоевала право побыть одной, каждый такой момент сопровождался легким ощущением запретной эйфории.

Взмах ее крыльев поднимает песчаную бурю, застилая пляж пеленой песка и пыли. Ее уже здесь нет, остался лишь кратер на мягкой земле. Каждым взмахом прорезая воздух, вздымая все выше в небеса, задевая краями крыльев облака, будто утопая в собственных мечтах. Это ощущение ни с чем не спутать, его сложно с чем-то сравнить. Безграничная свобода со звуком свиста в ушах. Ветер ласкающий перья, горизонт неумолимо далекий и в то же время близкий. Несколько взмахов поднимают ввысь, еще выше, даль. Свободное падение отключает голову, словно как бы быстро ты не падал, мысли опадают еще быстрее. Разум наконец в идеальном порядке, в полной гармонии. А земля чрезмерно близко...

Паника набирает обороты со скоростью винта грузового дирижабля, вытесняя весь здравый смысл. Тело в раздрае с головой, резко расправляет крылья отчего лишь попадает в поток ветра и кубарем отлетает в сторону, пока не слишится тихий вскрик, а крыло безвольно треплется в полете. Для ее регенерации это не потеря, но даже так она не успеет

[nick]Бедося[/nick][status]Я иду искать[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/567/251678.jpg[/icon][lzbb]твой маленький нефилим[/lzbb]

подлечится до столкновения. Столкновения, что неумолимо скоро. Мозг хаотично рисует пространственный сигил, чтобы успеть вовремя его разрушить. Паника лишает дыхания, отнимает способность мыслить. Свист ветра невыносимо рвет чуткий слух, а в голове пульсирует ощущение скорой боли...

В этот момент остается лишь закрыть глаза....

Отредактировано Ливенфель (2024-04-24 19:57:31)

Подпись автора

Жизнь - это игра в кости, где главная задача не растерять свои

+1

3

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/185/846237.jpg

Одной из философских теорий, рассматривающих концепции порядка и хаоса в мире, является идея инь и ян из Лирейской философии. В этой теории порядок и хаос рассматриваются не как противостоящие силы, а скорее как взаимодополняющие и взаимосвязанные аспекты мира природы. Понятие инь и ян представлено символом, состоящим из круга, разделенного на две половины: черную (инь) и белую (ян), с маленькой точкой противоположного цвета в каждой половине. Это символизирует идею о том, что внутри порядка (ян) всегда есть семя хаоса (инь), а внутри хаоса (инь) всегда есть семя порядка (ян). Согласно этой философии, порядок и хаос — это не статические или фиксированные состояния, а скорее динамичные и постоянно развивающиеся. Они рассматриваются как часть большего космического баланса, где одно не может существовать без другого. Порядок обеспечивает структуру и стабильность, а хаос приносит творчество и перемены.

С этой точки зрения взаимодействие между порядком и хаосом имеет важное значение для роста, трансформации и создания новых возможностей. Это предполагает, что обе силы необходимы для гармонии и баланса Вселенной. Теория Инь и Ян подчеркивает взаимосвязь всех вещей и циклическую природу существования. Это побуждает людей принимать в своей жизни как порядок, так и хаос, признавая, что каждый из них играет свою уникальную роль в более широкой схеме вещей. Но так ли это? Ответ дать достаточно тяжело, ведь есть те, кто метается из крайности в крайность и не может выбрать золотую середину. Даже Демиурги, иначе бы не было Демиургов Хаоса и Порядка, а был бы кто-то один? Не совсем, ведь это все же разные обстоятельства существования, даже если из света рождается тьма, а из тьмы льется свет, то это не значит, что ваша весов не будет склонена на одну из сторон...

—Известный лирейский философ однажды сказал: «Когда люди видят вещи красивыми, создается уродство. Когда люди видят вещи хорошими, создается зло. Бытие и небытие порождают друг друга. Трудно и легко дополняют друг друга. Длинное и короткое определяют друг друга. Высокое и низкое противостоят друг другу."...Алькорский психиатр и основатель аналитической психологии, заявил: «Во всяком хаосе есть космос, во всяком беспорядке – тайный порядок.»...Цирконский писатель и оратор, известный популяризацией философии на Проционе, выдвинул утверждение: «Единственный способ найти смысл в переменах — это погрузиться в них, двигаться вместе с ними и присоединиться к танцу»...

Генри сидел на гладких сточенных камнях, одинокая фигура в поле, наполненной мягким светом звёзды. Бирюзовые оттенки неба за горизонтом привлекли его внимание, оттягивая взгляд вверх, к огромному пространству над головой. Далекое небо, казалось, тянулось вечно, холст для лениво плывущих белоснежных облаков, их движения выглядели беззаботными и причудливыми. Когда Демиург наблюдал за облаками, его охватило чувство тоски. Он восхищался их легкостью, воздушной грацией, как они плыли по небосводу. Большинству людей они казались невесомыми и свободными. Он же понимал скрытую тяжесть этих пушистых масс, бремя влаги и давления, которое удерживало их в подвешенном состоянии на небесах. Так ли они свободны как пишут поэты?

Глаза пламенного оттенка оранжевого цвета, которые, казалось, мерцали внутренней интенсивностью, переместились с неба на том перед ним. Книга лежала раскрытая на коленях, ее пожелтевшие страницы были исписаны аккуратным почерком и небольшими набросками, которые добавляли нотку творчества к обычному тексту. Твердой рукой Немезида делал пометки на полях, его ручка в форме черного пера легко скользила по бумаге.Слова на странице оживали под его прикосновением, образуя упорядоченные строки и абзацы, которые организовывали беспорядок мыслей, кружащихся в голове писателя. Каждый блок текста тщательно проработан, что является отражением кропотливой натуры и преданности своему труду. И все же, несмотря на структурированную красоту своего письма, Генри чувствовал, что его гложет чувство беспокойства.

Он тосковал по свободе(одно из олицетворений), которую видел в облаках, по способности парить высоко над землей и оставить позади ограничения, что кандалами приковали к земле. Но как бы ему ни хотелось вырваться из границ своей клетки и полететь в безграничное небо, он оставался прикованным, прикованным бременем своих обязанностей и обязательств. Тяжёлый вздох окрасил воздух вокруг него черной пленкой тяжёлого дыма, что сочился из-под маски и заполненных внутренней тьмой глазниц.


Тяжелый взгляд из-под полузакрытых металлических век маски, казалось, пронзил бескрайнее пространство полей и равнин, раскинувшееся перед Архиватором. Поля усеяны редкими деревьями, их ветви, тянущиеся, как костлявые пальцы, к небу, или, напротив, непроходимыми чащами, которые поглощали любой свет, осмелившийся проникнуть в их глубину. Порядочный вытянул руку перед собой, разводя пальцы, словно тянулся к чему-то, что было вне его досягаемости. Взгляд тяжело проследил за траекторией летящей фигуры, силуэтом на фоне бескрайнего неба, направляющимся к резкому снижению. Предстоящее приземление не обещало быть мягким, и в глубине его огненно-оранжевых глаз мелькнуло что-то далёкое, пока рука скользила вслед за фигурой и огни фокусировались сквозь пальцы на объекте.

Твердой рукой Генри начал плести линию в воздухе, его движения плавные и точные, пока он молча ткал заклинание. Воздух вокруг него мерцал потусторонней энергией, а он сосредоточил свою волю на формировании облака под падающей девушкой, густого и волнистого, как перина, готового смягчить ее падение и уберечь от вреда. Когда облако материализовалось под девушкой, оно, казалось, затвердело и приняло осязаемую форму, превратившись в мягкий барьер между ней и твердой землей внизу. Рука Порядка двигалась целеустремленно, умело направляя заклинание, пока он тянул его к себе, оставив висеть в двух метрах над землей, пересекая пологий склон, оставив висеть относительно близко к себе.

Подпись автора

Дневники

Остров Сирмаель

Орден Порядка

Архивы Ордена

Ка'арды

https://i.imgur.com/sqWjPNi.png

+1

4

Темнота не отрезвляет. Она поглощает собой, превращая вращение тебя в мире во вращения мира вокруг тебя. Кубарем перекатывающиеся в голове мысли вызывали тошнотворное ощущение подброшенной в воздух монетки, когда эта монетка — ты.  Руки все еще пытаются ухватиться за несуществующие нити, но каждый раз хватают лишь воздух. Воздух которого ей слишком мало...задыхается. Боль в крыле теряется в спектре всех топящих ее ощущений. В этот миг время двигалось одновременно слишком быстро и слишком медленно, словно каждая частичка ее сознания воспринимала его в своей особой, отличной от прочих, интерпретации. И каждая была верной.

Говорят, за секунды до смерти перед глазами проносится вся жизнь. Впрочем, этот момент и называется жизнью. Каламбур с особым смыслом не лишенный истины. Но Лив об этом судить не дано, то-ли мозг слишком хорошо осознавал масштабы ее регенерации, то-ли просто отказывался повторять ее детство, блокируя все забавные ситуации в таком-то положении. В любом случае, время зависло в какой-то неопределенности, когда ты ждешь столкновения и одновременно его страшишься. И вместо того, чтобы открыть глаза и посмотреть, лишь сильнее жмуришься. Да сцепишь зубы, чтобы не сотрясать пространство воплем.

Мягко... Казалось, что воздух вокруг затвердел обнимая ее в моменте падения. Укутывая хлопковыми облаками, медленно останавливая в полете. Ощущение подвешенности резко контрастировало с ожидаемым столкновением с твердой землей, вынуждая не особо-то доверять ощущениям. Мгновение нефилим все еще держит глаза закрытыми, крепко сжимая зубы. Но иллюзия так и не развеялась, настойчиво обнимая полулежащую на «облачке» девушку. Сперва открылся левый глаз. Словно боясь спугнуть свое спасение, секунду пытался поверить в увиденное и после принялся убеждать открывшийся второй. Весь мир запульсировал белыми и черными пятнами. Ладонь недоверчиво вошла в магическую подушку в попытке осознать произошедшее. Прощупала ее и лишь после Лив огляделась по сторонам. Мозг сделал вполне себе резонный вывод, что поскольку пребывал в сильной панике, и сплести сигил так быстро не смог, то значит его сткал кто-то другой, и этот самый кто-то должен быть рядом.

Взгляд искристых голубых глаза скорее скользящий нежели цепляющий и он мягко огладив стоящего неподалеку мужчину, двинулся дальше. И лишь после вернулся, поскольку иного кандидата на ее спасение не нашлось. Девушка кивнула продолжая всматриваться в его лицо, вернее в то, что его скрывало. Занятная вещица, неужели где-то рядом проводят маскарад. Развлечение на острове Порядка. Это как-то выбивалось из того, что она о нем представляла. И данный факт вызвал заминку создавшую меж ними мгновение тишины.

Наконец успокоив, все норовившее сбежать от Бедоси, сердце и убедив его не разбивать грудную клетку, она привстанет на колени, а после осторожно спрыгнет из импровизированной спасательной подушки, зарывшись все теми же босыми пальцами в мягкий травяной ковер.

Благодарю за мое спасение, —  как не старалась она придать голосу спокойствия, ее с потрохами выдавала дрожь, — Могу ли узнать имя моего героя? Боюсь представить, что было бы со мной если бы не вы.

По ощущениям сложно было понять увидит ли рядом стоящий человек в ней нефилима. От него исходило слишком...пустое ощущение, словно ее восприятие не улавливало абсолютно ничего. Это было довольно странно и оттого весьма любопытно. Особенно учитывая тот факт, что он буквально  только что использовал магию. Это был артефакт? Или же псионика? Захотелось распустить ментальные нити и хорошенько покопаться в том, что скрывает его черепная коробка. Но лезть в голову тому, кто только что тебя спас  это уже моветон. Пришлось сдерживаться.

Я... — замялась думая как лучше представиться, поскольку как-то невежливо молчать, особенно спросив его имя, — да Бедося я, уж как есть. Простите, что побеспокоила ваш покой. Вы искали уединения? Здесь рядом вечеринка? — резко умолкла виновато опустив взгляд, — Я наверное много спрашиваю, простите это адреналин. Я всегда так после подобных...эм...приключений, должно пройти, надеюсь скоро.

Она неловко уставилась в пол, босые пальчики перебирали мягкую травку каким-то кошачьим движение. Только сейчас она поняла как должно быть неряшливо выглядит, вся взлохмоченная после падения, босая, да еще и с повисшим безвольно крылом. И в этот миг ее только отошедшее от стресса тело накрыла волна боли. О том, чтобы спрятать крылья не было даже речи. Прекрасное лицо скривилось в попытке немного им пошевелить. И хотя регенерация уже залечивала рану, назвать этот процесс очень быстрым и безболезненным было трудно. Раздался тихий зойк и сцепив зубы Лив наконец выдохнула осознав, что прекратила дышать как только вспомнила о крыле.

Сломала, — поясняет с натянутой улыбкой, — но это ничего, заживет.

И правда, едва уловимо для взгляда простого смертного, но весьма заметно кому посильнне, крыло восстанавливалось, даже изменяя угол под которым свисало, на более правильный. Храбрясь и пытаясь показать, что в целом то все хорошо, Лив искривила пространство доставая из разрыва кроссовки и велением мысли те оказались на ножках, в обиход такого нудного и сейчас болезненного процесса, как завязывание шнурков. Удобно жить в мире с магией.

[nick]Бедося[/nick][status]Я иду искать[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/567/251678.jpg[/icon][lzbb]твой маленький нефилим[/lzbb]

Подпись автора

Жизнь - это игра в кости, где главная задача не растерять свои

+1

5

—...было бы за что благодарить...но я ничего такого не сделал...—Когда девушка спустилась из рассеивающегося облака, оно, казалось, без остатка растворилось в воздухе, не оставив никаких следов своего существования. Генри сидел рядом, его очки в серебряной оправе слегка сползали с переносицы. Быстро отрегулировав их, он провел средним и безымянным пальцами по переносице маски, линзы отражали свет и слабо сверкали кроткими бликами. В руке Немезида держал потертый дневник, страницы которого исписаны его аккуратным почерком и зарисовками. Он осторожно закрыл том, убедившись, что черная ручка осталась между страницами, чтобы зафиксировать место, на котором он вел записи. Взгляд огненно-оранжевых огней, который, казалось, мерцал апатично, переместился на новоприбывшую, истлевая и затухая, но тут же загораясь вновь необъяснимым интересом к ситуации.

Собеседница, загадочная фигура, привлекла внимание Порядочного. Он изучал ее снизу вверх, рассматривая каждую деталь внешности. Ее одежда выглядела новомодной, даже немного Цирконской молодежью веет, сделанной из тканей, которые будто мерцали и шевелились на ветру. Ее волосы ниспадали по спине каскадом морской глади, казалось, развивались с каждым ее нервным движением. Завораживает. Когда взгляд Генри задержался на ее лице, он заметил замысловатые узоры эмоций, выгравированные на самом ее естестве, мягко сияющие недосягаемым для него светом. Ведь сам он лишён таких благ, как чувства, может лишь пародировать, оседая на чужих контрастах. Было в ее присутствии что-то такое, что, казалось, не поддавалось объяснению, как будто она была не совсем из этого мира. В этот момент Генри почувствовал прилив любопытства, смешивающегося с его безучастностью. Кто был этот загадочный падающих объект, появившийся словно из ниоткуда? Какие тайны она хранила и какие перемены принесла с собой?—Генри...Генри Волхайм...будем знакомы...

Когда Порядок почувствовал тяжелую ауру своего собеседника, стоящего рядом, но одновременно так далеко, то он не мог не оказаться заинтригован ее присутствием. Фель источала чувство силы и причем древней, что напоминало о ее естестве нефилима, она была ребенком как смертного, так и божественного происхождения. Мысль о встрече с кем-то с таким уникальным и загадочным вызвала у Демиурга чувство волнения, несмотря на его обычные отношения в штыки в сторону существ божественного происхождения. Присутствие Нефилима, казалось, наполняло воздух вокруг потусторонней энергией, ощутимым напоминанием о ее двойственной природе. Ее взгляд казался ему таким глубоким и пристальным, что, проникал в само нутро застигнутого врасплох родственничка, как будто она могла прочитать его мысли и секреты одним взглядом, хотя она и хотела того, но не сделала, что уберегло ее от неприятностей.

Чувства Немезиды к другим Демиургам, божественным существам, породившим нефилимов(веселья ради или продолжения рода, то уже его абсолютно не касалось) были сложными. Он питал глубокую неприязнь к Творцам и их вмешательству в дела смертных, но не питал неприязни к их детям. Нефилимы не несли вины за действия своих божественных родителей, и он признал, что они были самостоятельными личностями, заслуживающими уважения и понимания, что идёт врознь с отношением к их родителям. С тяжелым вздохом Генри выпустил из-под маски небольшое облако густого черного дыма, физическое проявление его внутреннего смятения и противоречивых эмоций. Дым клубился вокруг него, отбрасывая тень на "лицо", когда он слегка наклонил голову в сторону, изучая Ливен со смесью любопытства и настороженности. Несмотря на свои сомнения, Генри не мог отрицать привлекательность встречи с таким уникальным и достаточно редким существом, как его новообретенная племяшка. Что же она принесет ему на этом веку — спокойствие или новые проблемы?

—Бе-до-ся?..—Повторил, разбив слово на части, словно смакуя на кончике языка, что бы уж точно не забыть. А у Демиурга Порядка память как капкан и помнит он довольно много, учитывая ещё и то, как долго живёт.—От слова "Беда"?..бедокур, стало быть?..Ну, я скорее искал тишину, а это то, что идёт с уединением рука об руку...Вечеринки...рядом, нет...—Поскольку рядом, это был Юг острова, на котором собственно и располагался город Порядка. А за спиной Немезиды гордо возвышались отныне пики — Север острова Ордена.—Ничего страшного, не волнуйся...Говоришь так, будто с тобой такое происходит как минимум раза два на дню...если не чаще...ммм?..

—Сильно болит?..—Выпрямился, в каждом его движении чувствовалась целеустремленность и решимость. Он стоял прямо, поза излучала уверенность, и он с дотошной осторожностью стряхивал пыль со своих брюк. Скрестив руки на груди после, уложил ладони на внутреннюю сторону локтей — тонкий жест, намекающий на чувство готовности и предвкушения, ожидания. Огненно-оранжевое сияние из-под полузакрытых металлических век бросало завораживающий свет на крылья Бабочки, когда он наблюдал за скоростью, с которой она их регенерировала. Интенсивность взгляда отражала глубокое любопытство и живой интерес к уникальным способностям от божественного начала, молчаливое признание ее необычайного происхождения и сущности. Не все расы обладали такими замечательными регенеративными способностями.—...да, я вижу...

Медленно Немезида повернулся на месте, его движения были задумчивыми, но плавными, когда он спустился с холма в низину. С каждым шагом источал целеустремленность и решимость, взгляд устремлен на горизонт, а голова слегка поворачивалась в сторону белокаменного города вдалеке. Вид резиденции, сверкающей в солнечном свете, наполнил его чувством трепета и спокойствия, напоминая об огромном мире за холмами и долинами, которые его сейчас окружали. Но ему хватало и этого отрезанного от всех клочка земли, чтобы чувствовать себя умиротворённо.

Подпись автора

Дневники

Остров Сирмаель

Орден Порядка

Архивы Ордена

Ка'арды

https://i.imgur.com/sqWjPNi.png

+1

6

В его взгляде было то-то, что заставляло мурашки разбегаться по коже рассредотачиваясь где-то у корней волос. И нет, это был не страх, это было что-то иное, что-то знакомое ей, что сейчас теребило сознание как забытые слова щекочут кончик языка. Но никак не хотело выходить на свет, предпочитая скрываться по закоулкам и без того перемешанного сознания. И все же то, как рыжее пламя расползалось по радужке скользя по ее телу, вынуждало рефлекторно сжиматься, желая занять как можно меньше места. Слишком изучающе, чрезмерно откровенно... Уже в этот момент ответ медленно созревал в ее голове, но не был готов спорхнуть с подсознания открывая нефилиму правду кто же стоит перед ней. Точно так же как минуту назад блокировались воспоминания не позволяя девушке слишком углубляться в вопросы ни прошлого, ни будущего, оставаясь здесь и сейчас, посреди острова Сирмаель, острова принадлежащего демиургу Упорядоченности о котором она совсем недавно думала зарываясь босыми пальцами в теплый, белый песок.

Это вам так кажется, — хмыкает встряхнув аккуратной головушкой, словно отряхиваясь от пристального взгляда собеседника и тем самым вынуждая каскад волос подскочить и растелиться шлейфом. — Хотя вы и правда не сделали ничего, ничего, которое я оценила, так что низайше благодарю вас за ваше «Ничего» — слова сплетались в каламбур из слов и смыслов, и достаточно было не вероятно интерпретировать хоть один из них как попадал в лабиринт мотивов и поводов, выход из которого отыскать не так-то просто.

Особенность Ливенфель унаследованной исключительно от картежников, прохвостов, пройдох и иных сомнительных личностей, была в том, что она прекрасно умела запудрить чужие мозги, даже  не припудрив свои. Мастерское умением находить слова, сплетать из них пута и накидывать их с манерностью бывалых искателей приключений. Простыми словами: переговорить ее была та еще задачка. А уж если Бедосю понесло под адреналином, тот этот поток не остановят даже валуны из ближайшего вулкана, покрытые вековым слоем магмы. Все, что остается это смиренно пытаться распутать словесное макраме, пока вас самих в него не вплели по рукам, ногам и языкам.

Господин Генри? Профессор?, — от этих искристых глаз не скрылись ни записи, ни аккуратный почерк, скрылся исключительно только смысл, но это ничего, ее нос уже навострился на то, чтобы всунуться и туда. Слышали примету: «коль словил беду, то век вам с ней носиться» ? Так вот Ливенфель ее идейный вдохновитель. Так что синие блюдца-океаны сузились до размеров бликов на горизонте, не упуская из виду ни одного пламенного затухания или воспылания глаз напротив, раз уж они чуть ли не единственный источник информации о эмоциях собеседника. За карточным столом его бы назвали шуллером и прохвостом, и в виду последних пары лет ее странствований, думала она именно в таком ключе. Хотя и без, даже толики негатива, не демиург все таки, чтобы о незнакомце сходу самое ужасное помышлять.

Тишина...уединение...— Бедося повторяет слова за ним, словно они ей вовсе не знакомы, а по факту просто смакуя то, в какой близости от ее имени они были произнесены. Мало кто рисковал упоминать их в одной фразе, обычно не к добру то было. Вот и сейчас синевласая восприняла их исключительно как камень и непременно в ее огород. Отчего нервно закусила губу в тот же миг снова вспомнив о ноющем крыле. На этот раз попыталась им немного пошевелить, но получилось лишь немного расправить и снова сложить. Регенерации нужно было время, а значит незнакомец не так уж и сильно нуждался в упомянутых «тишине» и «уединении».Лив прозвала это здоровым эгоизмом и на последующий вопрос откровенно солгала — Сильно! Думаю еще пол дня не видать мне никаких полетов и бескрайнего простора неба, и парящего Пантеона, и берегов Проциона. — Жалостливый, тихий голосок как-то довольно ярко контрастировал с еще недавним бедовым словесным потоком, да саркастичным каламбуром, придавая ей особо грустный вид. Она опустила вниз уголки губ и сверкающими надеждой глазами взглянула на собеседника, напоследок пару раз хлопнув  длинными, черными ресницами в довольно кокетливом жесте.

И все это для того, чтобы полюбоваться на спину отвернувшегося мужчины. От досады Лив нахмурилась, недовольно фыркнув в сторону «грубиян». Она тут, понимаешь ли, концерты устраивает и даже из вежливости под маску не лезет, а он к ней спиной и поминай как звали. Ни предложения экскурсии, ни помощи, ни вот этого вот восторженного вопля рядового последователя с готовностью познакомить со своим властителем всех и каждого, дабы эти самые, все и каждый, бежали от этих фанатиков куда глаза глядят. Где? Ливенфель надула губки сложив ручки на груди еще раз посмотрев на спину Генри и город, что как раз был за ней... И тут ее осенило.

Несколько наивный взгляд мягких, будто теплые волны океана в предзакатное время глаз, в миг покрылся коркой льда и тут же треснул узором сотнями разбитых осколков. Где каждое вонзается, стоит лишь в них заглянуть. Стан, словно по щелчку, принимает довольно горделивую осанку, а вздорно поднятый подбородок лишь усиливает эффект. Опущенные уголки губ искривились в полу-усмешке, полу-ухмылке полной какого-то необъяснимого сарказма и насмешки, что так и не были озвучены. Как-то по детски сложенные на груди руки расправились, складываясь на манер знатных особо, знающих цену жестам. Понадобился миг,  чтобы юный незадачливый этнарх превратился в высокродного нефилима.

Значит вот он какой.... — в прежде мелодичный тон закрались нотки стали, звенящей, холодной — Д е м и у р г Порядка — отчеканивает каждую букву и она свинцом срывается прямо с ее губ. — Бежишь? От капли хаоса в твоем океане упорядоченности и покоя — она четко  знает, что говорит и какую реакцию ожидает. Пред ней же демиург, тут все и так понятно. — Прячешься за маской, словно она сделает тебя другим. Помогает?

Охватившее ее чувство злости и возбужденности напрочь притупляют боль. Большие белые крылья распахнулись, взмахом вызывая поток ветра направленного на того, кого еще недавно называла героем.

[nick]Бедося[/nick][status]Я иду искать[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/567/251678.jpg[/icon][lzbb]твой маленький нефилим[/lzbb]

Отредактировано Ливенфель (2024-04-30 08:13:18)

Подпись автора

Жизнь - это игра в кости, где главная задача не растерять свои

+1

7

—Коли человек ничего не сделал, то его не за что и осуждать...но если то его ничего, что он не сделал, помогает кому-то, то можно ли его похвалить за ничего, что на самом деле чего?..—Генри стоял на краю пышного зеленого луга, высокая трава осторожно качалась на ветру. Небо выше выглядело холстом бегущих облаков, каждое из них обладало уникальной формой и размером, изящно движущиеся клубы ваты в пространстве. Демиург смотрел вверх, его голова отклонилась назад, он восхищался замысловатым танцем облаков, как они сплетались и завихрялись, сливаясь вместе, будто кусочки головоломки, чтобы сформировать обширное, тяжелое, но мягкое одеяло, что растянулось до того, куда глаза глядят. Руки сложены за спиной, пальцами переплетались, пока он стоял с осанкой, настолько прямой, как струна, что выглядело почти неестественно. Глаза приобрели выцветший янтарный цвет, осматривали горизонт, принимая каждую деталь ландшафта перед ним. Мягкий вздох сбежал из-под маски, смесь благоговения и тоски, кружащейся в нем.

В тот момент, пока Порядок смотрел, как пролетали облака, множество мыслей затопило разум. Обязанности, дела и задачи завладели вниманием, требуя признать, что от такого не сбежать. Тем не менее, он продолжал смотреть на бесконечное пространство неба, по нему протекло чувство, густой смесью чего-то непонятного для него самого. Желание избежать всего этого, отпустить бремя, которое его тяготило и просто стать единым с облаками выше. В этот мимолетный момент созерцания Генри почувствовал тягу к чему-то большему, чем он сам. Свобода и безмятежность, которые облака, казалось, вселили в него, маня, чтобы освободиться от своих земных забот и взлететь высоко над миром внизу. В течение короткого мгновения он позволил себе представить, каково это было бы легко дрейфовать по небу, быть незамеченным и не обремененным ограничениями повседневной жизни. Но не будем забывать, насколько облака тяжелы, у них есть свое бремя и они рассеются, как только выполнят свою задачу. А могут ли позволить себе такое благо Демиурги?—Крайне редко, но да, профессор в Академии...

—...да...именно они...—Генри стоял на краю луга, его взгляд сместился от облаков на отдаленный город с его белыми каменными стенами, которые, казалось, мерцали на солнечном свете. Город казался почти эфирным, как мираж, поднимаясь с горизонта, его древние стены стояли высокие и гордые на фоне неба. Справа же, плавающие в воздухе, как будто бросая вызов самой гравитации, были массивные куски земли. Эти величественные фрагменты скал, напоминающие горы в их величии, поддерживали такие же грандиозные здания, известные как Пантеон. Когда-то то было обителью Бога, теперь же стал свидетельством ушедшей эпохи, пережитком времени, когда божества нуждались в чем-то подобном. Здания Пантеона с их сложными конструкциями и внушительными структурами источали ауру тайны и силы. Казалось, каждое из них рассказывало собственную историю, шепчущие рассказы о древних цивилизациях и забытых легендах. Несмотря на их величие, в них было чувство пустоты, молчаливое напоминание о том, что Творец больше не живет в стенах усыпальницы Порядка.

Вместо божественных существ, пантеон теперь размещал бесконечные просторы архивов, обширные хранилища знаний и мудрости. Коридоры в этих архивах скручивались и сворачивались в сложные фрактальные узоры, ведущие глубже в сердце библиотек. Каждый проход хранил секреты невыразимо, ожидая, чтобы их обнаружат, достаточно смелые, чтобы погрузиться в свои глубины. Немезида наблюдал за этой сюрреалистической сценой перед ним, он почувствовал какое-то тепло в своем холодном теле, что сворачивалось внутри.—Проциона?..Далековато ты залетела, однако...аж на Циркон...

Порядок стоял неподвижно, когда он внимательно слушал своего собеседника. Воздух вокруг них, казалось, мерцал от подсчета напряженности, молчаливого признания неправды, которое гудело в ее словах. Он мог почувствовать ложь в голосе, тонкий сдвиг в тоне, который предал ее неискренность. Тем не менее, Демиург решил не противостоять ей, слишком хорошо зная сложности оценки других, основываясь исключительно на поверхностных впечатлениях. Как Творец, Немезида носил вес своего божественного происхождения, наследие, пропитанное загадкой и силой. Таких существ, как он, почитали и боялись, их репутация—тонкий баланс между страхом и недоверием. Такие дихотомические восприятия размыли границы между уважением и трепетом, оставив мало места для подлинного доверия.

Несмотря на его статус, он не строил иллюзий о природе его взаимодействия со смертными. Понимал, что его божественное происхождение выделяет его, отдавая тень сомнения на каждое слово и действие. Люди смотрели на него через линзу, окрашенную страхом и неуверенностью, неспособные видеть за пределами завесы его сущности. С размеренным взглядом Генри сосредоточился на своем собеседнике, улавливая фрагменты ее слов, когда они плавали между ними. Он впитывал не только своими органами чувств, но и острым осознанием нюансов, спрятанных под ее фасадом. В его поведении было чувство отрешенности, тонкое дистанцирование, которое защищало его от слишком большого доверия к кому-то, чьи мотивы оставались завуалированными. Тем более, убеждать кого-то в том, что он "отличается от представителей своего проклятого семейства", в целях на сегодня не было. Да и не нужно. Всё равно никто не верит в эти россказни белого козлика.

—Догадливая...может ещё имя мое знаешь?..—Немезида повернул голову и смотрит на Нефилима через плечо. Черные глазницы идеально белой маски отчеканивают холодной пустотой по чертам лица Бедоси.—...ага...бегу и спотыкаюсь, хотя с Хаосом имею дело чуть ли не ежедневно...—Некогда полные первородного огня, сейчас же пустые, дыры в "лице", беспрерывно высверливают очередные дыры уже в собеседнице, пока холодный голос сыпет колкостями в ответ. Хотя он и без того достаточно тихий и сухой, но теперь звенит в ушах тем, как же ему безразлично происходящее. Даже если бы она попыталась его прямо сейчас убить, казалось, он не воспротивится этому.

Почему? Наверное потому что ему хочется посмотреть что он сделает, и насколько ее мышление отличается от божественных родственников, которых она не любит так же, либо меньше, чем стоящий перед ней представитель этого проклятого семейства.—Не сравнивай меня с Фортуной и ее депрессивным расстройством личности...Маска — артефакт и подарок от...смертного товарища, которого уже нет на этом свете...—Генри остановился напротив Лив, наклонившись над ней, сложив руки за спиной и пристально наблюдает, но ничего не делает, тяжело вздохнув, испуская небольшое количество черного дыма из зияющих дыр своего аксессуара.—...есть ли у тебя цель или ты пришла сюда лишь за тем, чтобы удовлетворить собственную гордыню?..

Подпись автора

Дневники

Остров Сирмаель

Орден Порядка

Архивы Ордена

Ка'арды

https://i.imgur.com/sqWjPNi.png

0

8

Что она видела? -  Пустоту, то извечно преследовавшее демиургов ощущение небытия, что словно плавало вокруг них, позволяя прочее чувствовать более настоящим, более полным, более живым. Знают ли существа не ведавшие смерти цену жизни? Можно ли считать живым существо являющееся ничем и в никуда спешащее? И если мир тебе лишь кукольный домик, то может ты просто ребенок? Наверное именно такими Лив видела демиургов: детьми брошенными в магазине игрушек. Да они играются, куклы порой ломаются. И это даже не их вина. И на фоне всего этого существует она — побочный эффект маленькой увлеченности или вообще дитя скуки и вседозволенности. Демиурги, они вообще чувствуют? Или эта возможность давно была атрофирована, дабы не мешать творить и править.

Рой вопросов гудел в голове ульем слов, что не оседает. Назойливо теребя все ее ество, так что та напрочь забыла о своем недавнем приключении, о том, как ее спасли и тем более о боли. Все это вытеснило более сильные чувства — ее эмоции. Моментально вспыхнувшие стоило лишь догадке маленьким импульсом пронзить мозг. И от их потоков она задыхалась. Девочка, считавшая себя превосходным игроком, с завидным умением замешивать такой коктейль из эмоций, что вскружит голову всем и каждому, но при этом оставив ее твердо стоять в пределах того, что зовется здравомыслием. Сейчас жадно хватала воздух в безмолвном движении губ ритмично постукивая кончиками крыльев по песку, вздымая его клубы в невыразимом гневе и горести. Этот противный горький привкус, каждого оброненного слова, вяз на языке, будто у каждой буквы есть свой вкус и сейчас он ей совершенно не нравился. Но был остро необходим.

Немезида — удивительно как нежный, мягкий девичий голосок вмиг может принять столь тяжелые, глухие оттенки  в которых сокрыто столько всего, что разбирательства становятся излишни, — словно твое имя какой секрет, будто этот остров принадлежит не тебе и не ты тут  царь и бог. Вздор и полная чушь, кому как не вам, демиургам, знать вкус власти и забывать ее цену. — хмыкает ожесточенно закусывая уголок нижней губы, — Я говорю не о свершенных фактах, а о намерениях, что в них читаются. И если еще не бежишь, то скоро будешь. Вы ведь всегда так поступаете: сотворите и убегаете, оставляя прочим разбираться с последствиями самим.

Ливенфель даже не догадывается, что были призваны в ней вызвать фокусы с глазами и пустыми дырами в прорезях маски. Но этот пронзающий, холодный взгляд, которого не видно, в любом случае вызывает у нее  реакцию противоположенную искомой. Она смеется. Не так, как раньше, не тем мелодичным переливом хрустальных колокольчиков, не звоном потоков ручья на границе места, где он становится рекой, не тихим перезвоном струн только что созданного инструмента, еще не принявшего свои истинные звучания, но в предверьи сего. Нет, этот надрывный, холодный смех скорее походит на треск льда, того самого, которым покрылась синева ее глаз. Он походит на далекий раскат грома в полный штиль, на порыв ветра в последний раз ласкающий кроны деревьев, которые потом вырвет с корнями. И не стоит забывать о том, что способное нежно ласкать волосы, так же легко может и разбивать о скалы, легким мановением своего желания. Вот на что походил этот смех маленькой девочки со сломанным крылом. Девочки имевшей семью, но чувствовавшей себя сиротой. Девочки, которую в вину вменяли собственное рождение. И все по прихоти какого-то собрата, пышущего пред ней холодным высокомерием, демиурга. И он правда думал, что сможет этим ее напугать? Она нефилим, его родственничек пустил по ее венам свою разбавленную кровь, а значит она еще сможет с ним потягаться и в холодности, и в высокомерии.

И при чем же здесь Фортуна? Или сравнивать себя с другими отличительная черта вашей братии. Словно вы все не суть одно, но в разных версиях. — ее смех обрывается на довольно низкой ноте, придавая ему некую толику угрозы, хотя та и не была запланирована, но уж если Бедося решила разойтись, то почему бы сразу не бросить вызов всему миру, ей то сейчас море по колена....только подлатает себя немного. Вот только как-то тянут разум в сторону слова о маске, неприятным чувством оседая на дне нахлынувших эмоций. Как якорь брошенный в море во время шторма. Ему важна была память? Ей тоже, ведь все, что демиург оставил ей о ее матери, это память других людей, — Трофей собственному бессмертию значит?

Сарказм в тоне должен был быть куда более звенящим, но вышел каким-то сухим. Лив как-то немного остыла, а может виной тому прибрежный бриз развевающий синеву волос. Но явно стихла и крылья больше не отбивали ритм по песку. В залитых горделивым холодом глазах сверкнуло легкое любопытство, которое не редко можно заметить у детей, внимание которых привлекли новой игрушкой. Она сощурила голубые глаза осматривая артефакт на лице собеседника. Настойчиво хотелось ответить чем-то колким и едким, но все слова как-то внезапно разбежались. А потому девчонка лишь отведет взгляд в сторону, за Генри, туда где раскинулся город, осматривая его очертания. Следующие слова были обронены совсем тихо:

— Я ищу отца...

[nick]Бедося[/nick][status]Я иду искать[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/567/251678.jpg[/icon][lzbb]твой маленький нефилим[/lzbb]

Подпись автора

Жизнь - это игра в кости, где главная задача не растерять свои

0


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Архивация: Насколько же перо более жестоко, чем меч!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно