Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Из льда и золота


Из льда и золота

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Элерим / Золотая пустыня / 5000г

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/479/858275.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в в  прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту литературную систему боя.

Отредактировано Геос (2024-04-30 17:52:18)

Подпись автора

ᚷᚤᚴᚹᚤᛕ ᚴᛈᛒ ᚴᛈᛕ

0

2

Наёмник сидел напротив окна одной захудалой таверны. В крепкой руке кружка местного поила.  Песочные глаза отражали жизнь небольшого города и переменчивые эмоции природы. Вкруг простой интерьер, без каких либо изысков. Десяток деревянных столиков. Пожелтевшая стойка, за которой стоял хозяин сего заведения. Обшарпанные стены, да пол, что недавно покрыли лаком. Только. Может огромное чучело зверя, стоявшее у самого входа, захватывало внимание? Достижение местных охотников, не более. Рядом бегали официантки в сиреневых платьицах.  Униформа, стандарт одежды или прихоть господина, не важно. Из всех выделялась рыжая с россыпью веснушек на носу. Слишком молодая, слишком красивая для места, где пахнет дешёвым пивом вперемешку с гарью пережаренного мяса. А контингент, состоящий из сомнительных личностей, добавлял больше остроты в её повседневность. Но девушка справлялась.  Грациозность и тонкая талия, позволили парить между столиками. Широкая улыбка туманила взгляд.  И похотливые мысли алкашей, оставались ни с чем. 
Подул свежий ветер. Кто-то отварил скрипучие двери трактира, заказав  с порога  пинту пива. Мужчина с грохочущим голосом и отвратительными манерами. За ним, словно цепь муравьёв, зашла дюжина прихлебателей. Партия, проверив на прочность пару половиц, заняла самый большой стол. Гул разгоряченных мужей, звон монет и всё заполняющий смех не заставили себя ждать. Вернулись с дела. Живые и с полными карманами сокровищ дракона. Эти храбрецы смогли одолеть столь сильного зверя. Битва, судя по излагаемой истории, была легендарной. Клинки резали плоть, магия разрывала чешую, а стрелы вонзались в глаза. Огнедышащий ящер был больше двадцати метров в холке. Когти острее бритвы, а в глазах горящих чистым безумием, они видели свою смерть.  Время прекратило движение. Кровь застыла в набухших венах. Пальцы вцепились в мечи, и оставалось лишь одно - победить. Ну, и судя о том, что рассказ звучит в трактире. Сложилось всё очень удачно.
А наёмник сидел напротив окна. Его взгляд был пуст, а на лице читалось отрешения от сего мира.
Первый час прошёл спокойно. Все постояльцы вели себя пристойно, до поры до времени. Жидкость богов - алкоголь уничтожил рассудок, полностью изменив характер. Гул медленно перетёк в ругань с матами. Серебряный звон стал слишком громок, привлекая маргиналов и проституток. Смех же испарился, как дым последней сигареты.  Но всё же, это была норма жизни. Особенно для тех, кто рискует каждый день. Костлявая отпускает горло, и ты заливаешь глаза – как-то так. Но главарь наёмников, одним действием, перешёл Рубикон.
-Эй ты, рыженькая давай к нам.-
-Ох, нет. Сейчас я обслуживаю других господ. Может к вам лучше подойдёт Нара?-
-Не нужна мне Нара. Ты нужна. И, ты только у одного столика трешься.- Слова прозвучали под  указ пальцем на место, где сидел наёмник. Главарь, опоённый хмелем  и  адреналином от недавней победы, встал. Гром кожаных  ботфорт с позолоченными вставками на каблуке.  Ухмылка на лице, в паре с безумными глазами, заставили Гелиоса выйти из собственных мыслей.
-Ну, посмотри на его рожу. Он ни разу на тебя не взглянул, а ты такая… сочная.- Подходя всё ближе, продолжал громила.  – Пусть этот хер и дальше сидит, дрожа от страха. А я тебе столько  чаевых дать могу. И не только. – Все это сопровождалось непристойным жестом. “Охотник”  схватил руку девушки и потянул  к своей промежности.  Как бешённая  собака, он не мог сдержать поток желтой  слюны. Из-за  этого постоянно облизывает губы. Чувство полной неуязвимости владеет им. Это и понятно.  Сзади приспешники, друзья, братья по оружию. Они поддержат и не бросят. В ножнах лежит верный клинок, не один раз спасавший жизнь. Под черным жилетом кольчуга, что недавно выдержала натиск зверя.   Нет опасности и всё твоё. Осталось лишь протянуть руку.
Вторая рука похабного мужика уже была в паре сантиметров от груди рыжей, как  раздался хруст. Нет, не хруст веток или старой половицы. Это было больше похоже на то, как ломаются надежды. Нога нашего непобедимого лидера повисла на коже, оголив сломанные кости перед постояльцами.  Секунда, он уже лежит на полу и верещит от боли, словно дикая свинья. Кровь залила сиреневое платье, сотворив прелестный сад. Еда с напитками попадали на пол, и крик ужаса воцарился в таверне.  Постояльцы, проститутки, официантки, собравшись в одно стадо, рванули к скрипящей двери. Надо ли говорить, что они её вынесли с петлями?  Компаньоны же раненного, вместе с владельцем  схватились за оружие.  Один маг, пара лучников, один тяжелый и мелкая шушера.  Довольно сбитая команда, пережившая не одно сражение. Но в этот раз было всё по-другому.
Командир, стремительно терявший кровь, орал на соратников. ОНИ ДОЛЖНЫ ПРИКОНЧИТЬ УБЛЮДКА. Одного движения от дракона хватило, дабы верещащая свинья заткнулась навсегда. Но тот сделал иначе, жестче, бессердечно. Тяжелая нога медленно опустилась на грудную клетку. Рёбра трещат сквозь кольчугу и легкие спирает. Вздохнуть невозможно, двигаться и говорить. Картинка начинает терять привычные цвета и сквозь память проносятся вся жизнь.  Но глаза ещё горят, всё впереди. Шансы есть, ведь рядом товарищи. Сколько рек выпили и огня прошли? Сколько монстров одолели в бою и дев на мягких перинах? Сколько ещё предстоит выпить эля. Сколько ещё золота не лежало в их карманах?  Так много. История, воспоминания и уверенность в скорой помощи. Осталось лишь подождать, когда они вцепятся в глотку и разорвут нахального ублюдка. Секунда, две, пять. Тухнущий взгляд видит, как друзей охватил безумный страх перед ликом наёмника. Видит выступающую чешую и бронзовые рога. Чувствует нарастающее электричество, сжигающее весь кислород. Слышит капли крови, что стремительно падают на дерево.
Меч. Верный и бесстрашный, он не подведёт. Крепко схватиться за рукоять и удар, ещё один и ещё. Должна быть кровь. Эта беловолосая тварь должна взывать от боли. Вкусить сталь. В каждом заложена надежда, что угасает на глазах. Крови не. Даже раны, ссадины, пореза. Ничего. А руки всё слабее и слабее.  Попытка перед смертью изменить свою судьбу, кажется бессмысленной.  Вздох. Клинок со звоном падает на пол, со значением церковного колокола. Вскоре последняя конвульсия и гробовая тишина.
-Вот, за неудобства. – Кинув мешок золота на труп, Геос медленно побрёл к выходу. Всё было кончено, лишь благодарный взгляд рыжей девушки и свет, врывающийся из сумки.

Подпись автора

ᚷᚤᚴᚹᚤᛕ ᚴᛈᛒ ᚴᛈᛕ

+1

3

Ничто не возбуждает страсти как золото.
И ничто не успокаивает как свинец...

На изящном пальчике размеренно вращалось золотое кольцо, ритмично отблескивая гладкой гранью. Слишком узкое для пояса, но слишком широкое для чокера, самое то, чтобы венчать чью либо венценосную головушку голубых кровей. Но из холодных оттенков здесь был лишь цвет морских глубин, что плавно перетекал с плеча, падая тяжелыми, хаотичными локонами на спинку стула. Да сапфировые глаза, покрытые тонкой ледяной коркой, что казалось трескается от каждого движения черного зрачка. Ливенфель сидела перекину ногу на ногу и облокотившись локотком на коленку, подпирая лицо ладонью с несколько саркастично-скучающим видом.

Когда жизнь преподает уроки все, что ты можешь делать это - учиться. И ожидая семь бед на дню, предотвращаешь восемь. Прежде чем поставить стакан, постели салфетку, перед тем как ступить в траву - посмотри под ноги, прежде чем прыгать, подумай, так уж тебе это надо. — пухлые губы изогнулись в подобии улыбки, почти-что дружелюбной, — И наколдуй перину.  — смеется и этот смех закрадается под корку сознания, звенит колоколами вещающими беду, предрекает горе — Осыпаясь, пески времени пишут лишь реквием. Главное играть его по нотам, плавно вальсируя средь нитей предназначения

В такт своим словам пальцем другой руки подденет полоску в пространстве и та тут же задребезжит тонкой паутинкой, тревожа весь узор натянутой по помещению магической ловушки. Она оплетает пространство витиеватыми узорами, плавно огибая стул, на котором сидит синевласая девушка, так, будто она идеально вписывается в его причудливые изгибы. В отличии от мужчины напротив, что сейчас корчился от впивающихся в его тело жал, которыми покрыты нити. Каждое к ним прикосновение обжигало его подобно щупальцам ядовитых медуз, впрыскивая дозу галлюциногена способного свалить даже демиурга (это уж конечно если верить рекламе охранной фирмы). Так что сознание пленника дорисовывало в его голове образы, под мелодичный голос нефилима, играя против своего владельца, буквально сводя яркостью и содержанием картинок.

А если не можешь вальсировать то замри. — выдох, что был так схож с тихой насмешкой плавно ввергал нарушителя целостности хранилища в поток безвыходного отчаяния. Из последних отголосков здравомыслия прекратил дергаться под обжигающей болью, терпеливо ожидая, когда нити перестанут дребезжать от недавнего прикосновения тонкого девичьего пальчика. — Люди всегда требовали двух вещей: хлеба и зрелищ. И поскольку обеспечивать зрелища тебе слишком болезненно, то  попытайся вспомнить, что же привело тебя в главное хранилище «Aite»? Я не прихотлива, мне подойдут и крошки.

Треск льда в глазах слышался в окрасе мелодичного голоса принимающего нотки стали. Золотое кольцо продолжало невзначай вертеться на пальце, словно вокруг Архея. А продолжающие улыбаться губы создавали совершенно пугающий вид. И пугаться как раз таки стоило. О, нет, это были не пытки, не станет же цивилизованные нефилим опускаться до низких забав челяди времен окончания Дикой Охоты. Это был исключительно урок, притом для обоих. Она учила думать, прежде чем влазить в хранилище одного из крупнейших казино, тем более если оно располагается под имениями владелицы. Он учил...ладно, еще не учил, но подождите минут двадцать и начнет...ее мотивам толкающим на такие отчаянные шаги. Все было предельно честно, говорить мог каждый и должен был тоже.

Кто как не Беда знает цену невезению. И сейчас поясняет ее другому. Не сказать бы, что ей это нравилось: психологическое и физическое воздействие такого формата. Не сказать бы, что совсем не нравилось. Но ее отцом был демиург, а это значило, что играться с людишками у нее в крови. Как-бы она от этой крови не открещивалась. Впрочем, обучена она была не великими творцами всего, а простыми смертными, в сомнительные компании которых нередко встревала во времена своей бурной молодости. И хотя толпа ее охранников могла вытянуть необходимую информацию куда быстрее и проще, Ливенфель решила поучаствовать сама. Коль ее оторвали от разбора украшений, отчего на пальце и вращалось то самое золотое кольцо, раздобытое как безделица в одно из ее внезапных приключений. Но будь у нее хоть чуть опыта и на каплю меньше пафосной самоуверенности, то заметила бы, что немигающим взглядом темных глаз, незадачливый вор следит именно за простой диадемой или чем там эта вещица была. Жадно всматриваясь в переливы его гладкой грани. Хотя в хранилище не было тронуто ничего.

— Значит ты предпочитаешь зрели....— прежде чем последние буквы успевают сорваться с алых губ, вещица начинает излучать яркое свечение и подхваченная неизвестным потоком мгновенно зависает над головой синевласой, подобно нимбу.

А свет становится все ярче, на фоне слышно как с шумом распахнулись двери и по коже прошелся холодок. Но уже не видно. Свечение растворяет в себе очертания хранилища, скрюченное на полу тело бормочущее что-то про активацию и ключ, шаги людей и шорох заклинания деактивирующего нити. Все тонет в чистом, незапятнаном тенями, белом. Слишком насыщенном, вызывающем головокружение и легкий приступ тошноты. Нефилим пытается облокотиться на спинку стула, но лишь падает на песок. Отчетливо ощущает его кожей, вдыхает жар, прежде чем пелена развеется так же внезапно как и появилась. Оставляя ее одну посреди бескрайнего простора пустыни.

— Но я ничего не...— ее голос это почти отчаянный вопль, как опять умудрилась оказаться непонятно где, непонятно как, непонятно зачем и главное совершенно не используя никакой вид магии. Все чудней и странноватей. Словно вместе с ней рос и уровень преследовавших бед. Этот был явно высок, раз уж игры с пространством без пространственной магии. Лив поднялась с земли, отряхивая с одежды песок и огляделась по сторонам. Прямо на нее двигался силуэт теряющийся в лучах закатного солнца. Можно будет узнать куда же занесло, только придумать красивую историю о том, как так вышло, что она не знает. Ну или хоть какую-то историю.

С тихим вздохом девушка двинулась на встречу незнакомцу. Даже не заметив, что нимб так и продолжал лететь над ее головой.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/567/178235.jpg[/icon][nick]Ливенфель[/nick]

Отредактировано Ливенфель (2024-05-12 19:15:44)

Подпись автора

Жизнь - это игра в кости, где главная задача не растерять свои

+1

4

Ливенфель, Ожидалось, что после холодного ступора местные побегут вслед. Карать обидчика, дабы не упасть в грязь лицом перед самим собой. Ох, а ещё и наплыв благородных чувств. Затуманенный рассудок в купе с предельным ужасом от мысли о смерти, приводят к печальным результатам. Ладонь хватает рукоять верного клинка, мышцы ног напрягаются, в желании бросится вслед. –“Вот сейчас завалим чешуйчатого. Изрежем его тело на мелкие куски. Помянем нашего лидера и будем дальше кутить.”- Прекрасные мысли в перспективе, но остывающий труп самого свирепого из собратьев… . Выбивал из калии. Кровь ещё не переставала стекать на деревянный пол, но глаза уже были пусты, как яичная скорлупа.  Смотря на такое представление, могут затрястись колени. Рука дрогнет в ненужный момент. Собьётся дыхание. Таки проникают в голову сомнения, ни единожды спасая жизни нерадивых мстителей. Какое же решение? Обобрать названного лидера и свалить восвояси. Главное подождать, когда инициатора всех пагубных идей скроет горизонт.
Что же до тех, кто решил сбежать в самом начале. Крики и вопли быстро привлекли внимание. Объявились и, словно по волшебству, здешние Кикироны, даже близко не “нюхавшие” трактир.  Подвешенный язык, живой мозг, обременённый буйной фантазией, начали выдавать такие подробности, что седьмой пот прошибал.  История моментально была раздута до масштабов вторжения орды отчаянных разбойников. Где фигурировали жуткий главарь охочий до крови и сотня бойцов, ожидавших в засаде за соседним барханом. Нет, главарь был с два метра, монстром с огнями вместо глаз. Руки то, не руки, а здоровенные кувалды с шипами на конце. А сам сиял, то ли награбленным золотом, то ли адским пламенем. И какая там сотня бойцов? Тысяча минимум и ещё три в карманном измерении.
– БАНДИТЫ НАПАЛИ НА ХОЗЯИНА ТАВЕРНЫ-
-ВСЕХ УБИВАЮТ, ГРАБЯТ И ХОТЯТ ИЗНАНИСИЛОВАТЬ. – Наслушавшись правдоподобных историй,  мужики взялись за “вилы”. Делать то было нечего. Сражайся ради защиты дома или умри в бою, забирая с собой как можно больше. Первым к  таверне пошёл самый статный из всех. Полный доспех, хороший клинок и пистолет странной формы.  За ним ещё десяток молодцов с дубинами. А потом и вся остальная братия, поднявшая пылевой вихрь за собой. Эту картинку дополнял весёлый барабанщик. Музыкант, взяв профессиональный инструмент, исполнил  маршевый бой.  Встав на жаркий песок босой ногой, дракон не оборачивался на стремительно надвигающуюся толпу. В его жилах ещё бурлил раскалённый металл, выход которому нельзя было дать.
-Эй ТЫ!- Крикнул юноша, направляя клинок в сторону наёмника.
-Что, страшно? А как лапать официанток и бить наших мужиков, так смелый.-
-НЕТ. ОН УБИЙЦА. УБИЙЦА.- Начали выкрикивать из толпы голоса, что поднимали вилы вверх. Такое накаляет обстановку и ни к чему хорошему явно не приведёт. Но Геос остановился, развернувшись на гневных жителей. В глубине янтарных глаз  сразу же заискрились молнии. Рефлекторно выдвигалась чешуя, и ногти медленно приобретали очертание чёрных, как душа торгаша, когтей. Многих это напугало, но не его.
-Так значит, в нашей любимой таверне лежит труп?- Тихо спросил мужчина в броне, сделав шаг навстречу. – И ты решил уйти? Правильно всё понимаю. -
-А ты тот, кто мне может помешать?-  Ответ дракона был что-то вроде вызова, дрожащей тряпкой для бешенного быка. Да и ещё горделивая манера речи, резанувшая по ушам старика. И тот, следуя старой привычки, принял стойку. Один миг, остальные люди уже нацелили лезвия на голову не прошеного гостя. Столь смелая реакция позабавила наёмника. Взгляд смягчился и на лице возникла искренняя улыбка. 
-Старик. Понимаю. Во снах являются предки, и страха перед смертью - нет. Но посмотри на тех, кто за спиной.  Я отсюда прекрасно чую их ужас. Так зачем нам проливать кровь?  А на счёт того урода. Просто напросился и все.-
По приевшийся традиции, на сцену выходит спасённая официантка. Но та не стала кричать или кидаться, заграждая собой Геоса, нет. Твёрдым шагом дошла до седого воина, грозно взглянув на первого. После оценки ситуации, девушка поднесла губы к уху старика, шепнув какую-то информацию. Тот сначала покраснел, потом побледнел и быстро ретировался, забирая с собой как можно больше людей. Народ, дракон и прихлебатели мертвеца, всю дорогу следившие за происходящими событиями, ахерели.
-Мы в расчёте, беловолосый.- Звенящим голосом сказала рыженькая официантка, на прощание, махая рукой.
Геос кончено хотел хоть что-то ответить, но отвисшая челюсть не давала это сделать. Немного постояв на голом песке, подумал и обдуваемым горячим ветром он двинулся в путь, на запад. Там было нечто, что давно влекло его персону. Таинственное и загадочное, сводящее с ума и не дающее спать по ночам. То, что жаждет каждый дракон. Сокровища. Куча обещанного золота и драгоценностей, которых хватит на сто жизней. Артефакты, дарующие невероятную власть и силу. Ключ к счастливой, беззаботной, роскошной жизни, где-то у берега тёплого моря. В окружении десятка слуг и сотни красавиц. Благо, все это не просто тупая мечта без капли разумного материализма. Нет, есть карта. Прописавшаяся в рюкзаке Геоса, она дарует ему уверенность в завтрашнем дне и цель. Цель добраться до забытого города в центре этой сраной пустыни. Шаг за шагом, километр за километром лишь песчаные барханы и палящее солнце. Даже Гелиосу, сыну самого светила, как гласит имя, уже становилась не по себе. Перед глазами мелькали какие-то птицы, вскоре к ним присоединилась вода, бурлящая где-то за горизонтом. Ещё неоткуда взявшийся запах крови и нежный аромат женского тела, заставили Геоса сесть на песок, достав  карту. А та, источала лазурный холодный свет, подтвердив наличие солнечного удара.
-“Приплыли. Что ж, видимо на хер  это обличие….. Что?”- Краем глаза, он уловил силуэт человека. Именно от него доносился столь приятный медный аромат и свет. То ли божественный, то ли магический, так разобрать с полпинка было нельзя. Все же, знатно ахерев во второй раз за день, наёмник двинулся навстречу возможному миражу.
Солнце давило на голову, не смотря на приобретённую в городе шляпу. Песок  проник во все отверстия, вызвав жуткий дискомфорт. Воды и птиц стало гораздо больше уже вокруг, и лишь мираж девушки не исчезал, как и нимб над головой.  Карта, что так и осталась в руках, светилась с большей силой. Но сейчас было плевать, вообще на все.
-Ты что тут забыла? В ЦЕНТРЕ ПУСТЫНИ?- Стал кричать дракон, прокашливаясь от вездесущего песка. Слова, казалось, направленный в никуда. Вдаль, за жарким ветром, уносящий смысл куда-то за горизонт. Глаза потеряли янтарный блеск, оставив  размытую картинку. Но ноги двигались по наитию, рефлексам, заложенной когда-то давно  программе выживания. Видимо и инстинкты зверя подсказывали, что эта девушка может что-то прояснить. Оставалось лишь пара десятков метров, как карта выскочила из ослабленной хватки на встречу к нимбу. Представив двум зрителям пьесу Ракеро и Джальетта, те воссоединились “ в страстном поцелуе” и….. . Тело и разум небыли тронуты, но всё вокруг изменила тон, естество. Первое – стало прохладно, а под ногами чествовался треск стекла. Песчинки, словно живые существа, собирались вместе. Образуя длинных змей, уползающих за горизонт.
-Мать твою.- Ахеревший в третий раз, дракон увидел, как кристаллический ящер выполз из песка. Он, даже по сравнению с истинной формой наёмника, был огромен. Представитель местной фауны излучал такой же лазурный свет, как и карта.
-Чёрт, а ты кто такая?-
https://i.imgur.com/q7f6GTQ.jpeg

Подпись автора

ᚷᚤᚴᚹᚤᛕ ᚴᛈᛒ ᚴᛈᛕ

0

5

Удивительно, как в пустынях, вместо живительной прохлады, ветер разносил лишь жар да песок, что сталкиваясь с кожей оставлял мелкие царапины на тонкой коже. Регенерация не избавляет от боли, она не спасает от жары, не укрывает от палящего макушку солнца, что своими лучами словно норовит прибить к земле.  К вечно переменчивой, текущей, жаркой, покрытой мелкими песчинками земле. И если задумываться, то не так уж и долго придти к выводу, что пустыня гораздо ближе к океану, чем к суше. С той лишь отличительной разницей, что убивать она тебя будет медленно и неутомимо. Чтобы в итоге отполировать твои кости до белоснежного жертвоприношения солнцу.

Но эти конкретные кости кому, а пустыне так точно не по зубам. И уж если сравнивать стихийные бедствия по шкале, то Лив будет где-то под вершиной. Чуть ниже демиургов, стирающих таких противников взмахом ресниц. Но достаточно высоко, чтобы не стать банальной жертвой песка и жара.

Но он все не сдавался. И силуэт на горизонте все норовил сбежать, растаять и поплыть перед глазами. Что скорее походило на мираж, а не на живое существо. Кому как не ей, любительнице фокусов и трюков, знать, что глаза обманывают чаще прочих чувств. И порой элементарная правда лишь хитровывернутая ложь. А разницы меж ними почти нет. Так, что если сомневаться в увиденном были веские причины, в пользу реальности говорили остатки здравомыслия, что упорно напоминали о том, в какой момент был замечен путник и что до миражей и прочего ей не доставало парочки часов на солнце. Так что с завидной уверенность хоть в чем-то стабильном мисс Ланакис упрямо двигалась туда где расплывался, исчезал и снова появлялся силуэт. И лишь спустя некоторое время стало заметно, что они сближаются: взаимно неуверенно и медленно.

Мелкие песчинки продолжали наступление от каждого шороха вездесущего ветра забираясь в места о которых стыдно упоминать, вызывая отчетливое желание раздеться и отряхнуть все это подобие пыточного инструмента обратно на землю. Глаза резала острая боль и не спасали даже длинные черные ресницы, которые девушка держала полуприкрытыми с истинно женским умением смотреть сквозь них. В какой-то момент, самым разумным решением стало прикрыться крыльями, вес которых мгновенно утяжелил поступь утопающую в зыбкой глади. Держа их над головой, кончиками прикрывая лицо, но оставляя достаточно обозрения, чтобы не сбиться с пути. И в этот момент проснулась жада, словно потребности бежали марафон передавая друг другу хотелки. Маленький подпространственный карман вмещал в себя не то, чтобы прям много, но достаточно всяких элементарных запасов. Про себя она называла его мешком на черный день. Ведь если чему-то жизнь и научила Лив, так это ожидать беды будучи к ней готовой.

Холодная бутылка приятно покалывала пальцы разгоняя по коже мурашки от разницы температур. Совсем прикрывшись крыльями девушка сделал несколько глотков прохладной жидкости, стараясь не обронить ни капли влаги. Пространственные карманы в сути своей не имеют ни температуры, ни времени, чтобы ты в них не положил, достанешь ты его таким же. По сути идеальное хранилище, если не учитывать того, что живым существам на долго там не задержаться. Так как пространство никогда не стоит на месте, все двигается в своем причудливом танце. И считай, вещи в нем пребывают в состоянии постоянно теллепортации. Это как движение планет вокруг Архей, только в гораздо более развернутых масштабах и измерениях.

Бутылка отправилась обратно, а идти стало в принципе довольно сносно. Появилась идея окружить  себя защитными щитами, но тратить драгоценные запасы магии казалось не самой лучшей идеей. Бедося на глаз пыталась определить расстояние до путника, но каждый раз он ей казался то слишком далеко, то чрезмерно близко. Да и неизвестно куда ее закинет пространственная магия второй раз за день. Лучше сперва выяснить где она и потом уже пробовать переместиться.

Наконец размытые очертания становились все более четкими. Ливенфель могла уже рассмотреть в путнике мужчину, прикрывавшегося от песка шляпой и одетого в достаточно комфортную одежду путешественника. Взгляд синих глаз цеплялся за каждую деталь заранее пытаясь определить с кем же ей посчастливилось столкнуться. Но всему мешало отвлекающее свечение из сумки смутно ей что-то напоминающее, но эти воспоминания упорно ускользали от нее стоило лишь попытаться за них ухватиться.

—  Судя по всему таких нас тут двое,—  синевласая не стала кричать издалека экономя драгоценные силы и ответила лишь, когда достаточно приблизилась. Главное было не сказать слишком много и при этом узнать как можно больше. В такие моменты нередко выручал ворох таинственности которым она щедро посыпала слова и взгляды. В ее тоне легкая саркастичность в паре с едва уловимым высокомерием, словно такой наглый вопрос в лоб сочли оскорбительным, но недостаточно, чтобы на него не ответить —  затерянных в песках. Иль вы знаете откуда путь держите и куда спешите?

Возможно она сказала бы еще что-то, или незнакомец успел бы ответить, или песок внезапно стал бы водой и они бы рухнули в пучину, или солнце внезапно сменило свой курс отсчитывая время вспять...И в таком случае удивления было бы куда меньше, нежели сейчас, когда вдруг выпрыгнувший из сумки мужчины сверток пронесся в пространстве дабы врезаться в летящий на встречу нимб... Тот самый о котором она не подозревала, что он перенесся с ней и все это время прятался над макушкой, создавая из крылатой подобие вымышленного персонажа известных сказок. Голубоватое свечение вспыхнуло вынудив Лив зажмуриться в ожидании повторной теллепортации, которой, впрочем, не последовало, наверное даже к огорчению. И почему все не могло происходить где-то на берегу аимерского моря посреди курортов Фрайвижена ?

Но даже по этому поводу вздыхать было некогда ибо пески пришли в движение меняя ландшафт, рассыпая барханы и создавая новые. Сперва показались мелкие кристаллы, что особо выделялись на фоне пустыни и ярко сияли под палящими лучами Архея. После же и весь обладатель столь прекрасной чешуи. Выпрыгнув на несколько десятков метров в сторону чудище издало громкий рев, чем-то напоминающий виверн, но более высокий. И тут то стало понятно, что это не преломление лучей солнца так красиво играло на кристаллах, а сам ящер светился в тон нимбу и карте. Стоило лишь подумать о своевольном украшении внезапно облюбовавшем ее головушку, как оно тут же вернулось на свое место. Мягко пульсируя свечением, синхронно с остальными лазурными.

— Скажи, что это твой друг, пожалуйста ...—  тихо смеясь проговорила Лив стоя уже за спиной незнакомца —  не шевелись и без резких движений, может он просто уйдет...надежды не много, но все же.

В этот момент вокруг них тонкими синими нитями сплетался сигил. Нефилим готовила защитный купол, готовая активировать его в любую секунду. Лив никогда не любила бить первой, предпочитала наносить последний удар. Предварительно изучив противника.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/567/178235.jpg[/icon][nick]Ливенфель[/nick]

Подпись автора

Жизнь - это игра в кости, где главная задача не растерять свои

+1

6

Ливенфель, Кристаллический ящер, напоминав собою палитру с холодными краскам, смотрел куда-то вдаль. Столь чистый, великий и невообразимый. В сверкающих изумрудом глазах отражались  вещи, неподвластные понимаю смертных.  Перекрёсток десятков тысяч желаний и чаяний, мечты и надежды, страхи и вера. Там было всё и даже… . Приглядевшись  чуть глубже, можно словить собственное прошлое без всяких прикрас. Лишь чистые эмоций наполняющие живые существа на протяжении жизни. Тело,  что блеском заставило обратить на себя внимание, источало аромат полевых цветов и недоступной свободы. Там, в отражении, можно лицезреть деяния и поступки людей. Их мотивы и ужасные последствия. Как бремя, висящее на шее перед прыжком в пустоту. А на кончиках “мягких” когтей виднелся закат. Тонкая зеленоватая линия, предшественница ночного неба. Глоток воздуха? Хороший конец всей истории? Нет! Сказка, столь редкого вида, что казалась лишь миражом, бредом заблудшего в пустыне. Но песок колок кожу на ногах. Ветер нёс за собой свежесть. Кровь бурлила в жилах от ожидания чего-то, неразумного. Все, что казалось раньше довольно понятным, сейчас тень надвигающегося безумия. Поверить в происходящее было очень тяжело и, Геос, невольно начал сопротивляться. Мозг, как внутренний хищник стали рвать это реальность на куски. ТАКОГО БЫТЬ НЕ МОЖЕТ.  И, словно почувствовав яростное биение сердца дракона, огромный ящер двинулся вглубь песков.
Царь, господин этих мест, шел вальяжно и медленно. За каждым его шагом распускались невиданные до сели растения. Красные, желтые, голубые, пурпурные, из драгоценных камней и чистого шелка. В самой середине цвета, облаченные бархатом и льном, скрывалось чудо. Это было удивительно, когда чуткий слух наёмника уловил приятную мелодию.  Нет. Не просто приятную, или восхитительную. Это что-то граничащее с мифов из древних легенд. Захватывающая поэма  о мире сквозь слезы утраты. О дружбе людей, что были убиты войной.  О любви, застывшей во мраке судьбы и печали. Всё это играло, тревожив струны чуткой души. И даже  дракон, что был чёрств уже слишком давно. Немного откинул голову назад.
Вслед за ними, так неожиданно и противоестественно, появились деревья. Вырываясь из холодного песка, они демонстрировали величественные стволы из чистого металла. Бронза, серебро, золото.  Обычного листа на них сыскать так же было нельзя. Лишь произведения искусства мастера, что живёт своим ремеслом. Плоды с этих деревьев были созданы для богов, не иначе. Идеальные и сочные, они переливались цветами радуги. Вкус можно было почувствовать, находясь за сотню метров. И как же он был сладок? Словно тонешь в мёде или целуешь девушку своей мечты.  Так заманчиво. Только руку протянуть и сжать ладонь.  До всего прочего, когда пара могла ожидать чего угодно, с запада подул свежий бриз. Повернув голову, Геос увидел, как песок растворяется, изменяя свой оттенок. Секунда, что длилась как бесконечность, оставила за собой  янтарный океан, набитый доверху причудливой рыбой. Хищник с Климбаха уже не был уверен в  собственном разуме. Это место, рай для ищущих место, свой дом. А ящер всё шел дальше, создавая за собой причудливый мир.  С каждым шагом от тела его оставалось всё меньше и меньше. Куски вырвались из памяти, и миг настал слишком быстро.  Зелёный луч, гласящий о скором пришествии мрака.
Пара уже стояла не в центре пустоты из холодного песка, но на берегу. Вода приятно обволакивала ступни, а небольшие рачки кинулись отделять старую кожу. На небе вспыхивали звёзды, окружая бирюзовую луну.  Геос, отойдя от развернувшегося зрелища, ответил на вопрос спутнице, даже если слишком поздно.
-Были б у меня такие друзья….Я точно жил бы по-другому. –Тут наёмник присел на корточки, взяв грубой рукой мокрый песок. Принюхавшись к нему, он почувствовал – ничего. Чистый. Девственный, без каких либо признаков посторонних запахов. Даже магией не отдавало. Просто-мокрый песок. Следующим на пробу был маленький красный рачок. Оказавшийся на вкус мороженным с ягодным сиропом, хрустящим на последок.  Да, настал тот момент, когда Геос не совсем понимал, что нужно делать. И, как истинный чешуйчатый, взор  устремил на хрупкую девушку. Её волосы были в цвет восходящей луны, а глаза отражали тоже, что и бушующий океан за спиной. Да и нимб, вызывал изрядное количества вопросов. Гелиос встал в полный рост, приблизившись вплотную к незнакомке и в привычной для себя манере обратился к ней.
-Если ты что-то знаешь, скажи сейчас. Такое  я вижу впервые. Раки со вкусом мороженого и ящеры размером с мегаполис. Ещё и магия. Демиург или что-то на подобии.  Карта, светящийся нимб.   -
В этот момент, дракон не видит, как на горизонте появляются две башни с хрустальными шпилями. А по правую сторону проявляется дорога из резного камня и указатель. Надписи странные и прочесть что-либо нельзя. Но, прикинуть о наличие города совсем недалеко, можно. Плюс к этому. Караван, состоящий из существ невиданных.  Животные напоминающие смесь  носорога и гиены, но красного оттенка. А ведут их существа, издали напоминающие высоких женщин, что скользят по песчаной поверхности, как по льду.

Подпись автора

ᚷᚤᚴᚹᚤᛕ ᚴᛈᛒ ᚴᛈᛕ

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Из льда и золота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно