Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Терапия разума


Терапия разума

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Лето 5027 года.
Процион, г. Одда, клиника "White Arcanum Therapy"

Адель Харт, Белинда Рурх

https://i.pinimg.com/originals/dd/32/ab/dd32ab89751a0ff158de028d880b4d9a.jpg

Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Подпись автора

I don't know about angels, but it's fear that gives men wings.

+1

2

- Многочисленные пулевые ранения! Травма головы, потеря крови!

- Несите её в операционную, живее!

- Пульс падает, мы её теряем!

--

Белое озарилось красным. Голоса уходящим эхом раздавались в голове. Погружаясь в бездну своего разума, ты пытаешься понять, что к этому привело. Образы встают перед глазами и в этот же миг растворяются. Ты думаешь, правильные ли были все твои решения, что привели к этому исходу. Не поздно ли жалеть о них? И жалеть ли о них вообще?

- С дороги, Адель!

- Адель, нет!

Чтобы всё понять, требовалось вернуться на пару дней назад, но сейчас это всё не имело никакого смысла. Она порой слишком часто подходила к бездне, но теперь перешагнула все границы. Исход оказался катастрофическим. Может быть, это и была расплата? За каждое действие приходилось чем-то платить. Готова ли она была отдать жизнь за обычное неповиновение приказа? Может быть. Но сейчас… Вряд ли.

Сознание потихоньку начало приходить в себя. Перед глазами всё ещё плыло, голова раскалывалась, а тело ломило, но что-то понимать она всё же могла. Она была в палате. Похоже, в какой-то клинике.

- Адель…

Что-то подсказывало, что это было не слишком безопасное место для неё. Что она не в безопасности вообще. Черт дернул Деона вмешиваться в это дело. Или может это она виновата во всем? Или… К черту это всё. По-хорошему бы понять сколько уже времени прошло с того момента, как она оказалась здесь. Силовики явно захотят допросить её, поэтому надо скорее убираться отсюда. Но с её состоянием это будет сделать довольно трудно.

От мысли того, что её брат мог быть мертв, её ещё сильнее скручивало. И что самое ужасное, это могло быть по её вине. Она не могла понять, в какой именно момент всё пошло под откос, да и вряд ли сейчас сможет.

- … они здесь, мы их окружаем!

Если кто-то другой её сейчас не прикончит, то, скорее всего, именно она себе пустит пулю в башку. И тот, и другой вариант Адель не слишком устраивал. Преодолевая боль, девушка попробовала пошевелиться и приподняться с постели. Не каждый хуман переживет взрыв, да ещё несколько пуль в себя. Если ноги её не подведут, а врачи силой не затащат обратно в постель, то у неё есть шансы сбежать. Адель понимала, что головорезы не упустят возможность добить её, когда она находится в таком уязвимом положении. А если не они до неё доберутся, то силовики.

За окном бушевала гроза. Капли дождя неистово стучали по стеклам. Всё это будто бы предсказывало что-то нехорошее. Адель встала с постели, подхватила свою лежащую неподалеку куртку, накинула её и медленно зашагала к выходу из палаты.

Хоть она сейчас и ненавидела своего брата, она могла только молиться, что сейчас он был жив. Если только для молитв не было уже поздно.

Подпись автора

I don't know about angels, but it's fear that gives men wings.

+1

3

От середины недели Белинда никогда не ожидает подвоха — обычно, в такие мрачные дождливые дни мир словно замирает, и не только за пределами больницы в Одде, но и внутри неё. Больничные белые стены живут своей неторопливой жизнью — проводятся плановые осмотры и операции, по третьему разу протирается пол около регистратуры на первом этаже, а из одного служебного помещения в другое неторопливо прогуливаются двое айти-специалистов привычного прокурено-недовольного вида, таща в руках коробки с оборудованием.
Белинда же, изредка выпархивая из своего кабинета, периодически осматривает происходящее в клинике и оценивает обстановку на рабочих местах, убеждаясь, что нет ничего, что требует ее срочного вмешательства.

Но с первой же серьезной грозой сразу после обеда приходит первый форс-мажор, заставляющий отменить все дела и активно включиться в помощь врачам, которые тоже вынуждены, отложив плановые операции и процедуры, броситься встречать одну за другой кареты скорой помощи.
Крупная авария в центре Одды — но Белинда, вылетая из кабинета и на ходу застегивая халат, не поддается панике, это не в ее духе, а ментальные всплески чужих голосов уже передают ей информацию о последовавших за аварией взрывах. Или это было до аварии?..

Впрочем, женщина отметает лишние мысли, ставит ментальный блок на восприятие чужих эмоций и старается максимально абстрагироваться от эмоциональной составляющей.
Клиника оживляется — и это пусть привычный, но напряженный рабочий гул, который, конечно же, выматывает как физически так и морально, но абсолютно весь штат клиники к этому готов — Белинда сумела сформировать надежную команду из опытных специалистов, способных действовать быстро и с холодной головой.

Шесть часов над операционным столом, итогом которых становятся множество жизней спасенных, и несколько потерянных, не проходят бесследно, и печатью тяжёлой усталости и даже некоего опустошения — впрочем, тоже обволакивающего привычно, ложатся и на плечи всей операционной бригады, и на медсестер, и на с виду такие хрупкие плечи Белинды.
Руки не дрожат, движения ни на мгновение не сбиваются, но когда она едва успевает снять перчатки и одноразовую медицинскую шапочку, чтобы выйти из операционной и сделать небольшой перерыв, как с первого этажа приходит экстренный запрос.

Женщина, хуман, множественные травмы и пулевые ранения, большая потеря крови уже на месте происшествия.

— Везите. Быстрей. — она коротко кивает вошедшей в этот момент ассистентке, и выбрасывая использованный одноразовый халат, заляпанный чужой но уже подсыхающей кровью, начинает быстро готовиться к следующей операции.

...заканчивают под оглушительные, непрекращающиеся раскаты грома, и на сегодня эта пациентка, судя по всему, последняя из тех, кто сумел подойти к самой границе смерти и сделать шаг назад. И она продолжает делать этот шаг, словно в замедленной съемке, на протяжении следующих суток — замерших в тягостном ожидании того, погаснет ли жизнь в искалеченном теле или нет.

Гроза тоже ожидает — и ощущение времени в палате смазывается, как будто бы прошла всего пара часов, а не двадцать четыре.

Очнется неизвестная девушка или нет? Документов при себе у нее не оказалось, поэтому установлением личности заниматься пока не стали — для лечения Белинде требовалась только информация о расовых особенностях.
Когда установленные около больничной койки сканеры показывают, что пациентка очнулась, Белинда, будучи крайне заинтересованной тем, что в Одде ей пришлось лечить кого-то столь хрупкой и нечасто встречающейся здесь расы, спускается до этажа с палатами лично.

Она открывает дверь нужной палаты очень вовремя, и успевает остановить уже вставшую с койки и недавно прооперированную. Накинутая сверху куртка не может скрыть множественные перевязки и уже начавшуюся сочиться из под наложенных бинтов кровь. Белинда хмурится, понимая, что придется снова применять магию — какая же это ювелирная работа относительно человеческого организма.
— Вам нужно лежать, — она не спешит резко подхватывать девушку, потому-что по виду ее кажется, что она чем-то очень сильно взволнована, и меньше всего Белинде сейчас нужна еще большая тревога, — Пожалуйста, давайте присядем, Вы были очень сильно ранены, и организму нужно время, чтобы восстановиться.

Она аккуратными движениями все же берет незнакомку за локти и старается увести в сторону койки, одновременно проговаривая стандартную в таких случаях информацию:
— Меня зовут Белинда Рурх, я главный врач этой клиники и я лично Вас оперировала. Позвольте сначала Вас осмотреть, раз Вы пришли в себя, и если Вы готовы немного обсудить то, что привело к подобным травмам, я внимательно выслушаю.

Отредактировано Белинда Рурх (2024-05-18 20:21:21)

Подпись автора

Разрастаясь как мысль облаков о себе в синеве,
время жизни, стремясь отделиться от времени смерти,
обращается к звуку, к его серебру в соловье,
центробежной иглой разгоняя масштаб круговерти

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Терапия разума


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно