Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » И мы вместе замрем посреди снегопада


И мы вместе замрем посреди снегопада

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Процион / Одда / декабрь 5027

https://i.imgur.com/YEr5btc.png

Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя.

Подпись автора

Разрастаясь как мысль облаков о себе в синеве,
время жизни, стремясь отделиться от времени смерти,
обращается к звуку, к его серебру в соловье,
центробежной иглой разгоняя масштаб круговерти

+1

2

[indent] Как много сил нужно, чтобы, тянувшись к существу, который стал так бесконечно дорог, не бояться сгореть от тоски и от ожидания хоть капельки внимания. Лире всё ещё мучительно вспоминает, насколько сложно было научиться писать ему первой. И первое сообщение было набором неразборчивых символов, потому что переписка, бесконечно открытая для серых смущённых глаз, не терпит мягкости постели, когда телефон падает. И следом она торопится удалить, скрыть, что писала что-то. Не хочет беспокоить, не хочет ждать ответа.

Он говорил, что всё в порядке и давал понять, что будет рад её сообщениям, пусть и не сразу сможет ответить.
Он говорил, что боится её потерять, это его самый большой страх.
Она ведь может написать?

[indent] Телефон, выхваченный из рук артефактом, взлетает под потолок. И остаётся только лишь прыгать печально и суетливо, просить, чтобы Алисия отдала, позволила удалить. Но в ответ звучит строгое, тяжёлое:

[indent] — Я не отдам тебе телефон, пока ты не сформулируешь мне причины, по которым отправленное сообщение такого формата кажется тебе настолько ужасным.

[indent] И затем, сквозь слёзы неизменные, сквозь попытки добиться возможности телефона, Лира формулирует свою мысль о страхе, делится переживаниями, тревогой, тянется к артефакту, просит утешения и объятий. И между строгими чертами лица Алисии проглядывается тепло и ласка. Они вместе формулируют извинения перед Юпитером и объяснения совершенно искренние и настоящие, горящие и живые:

[indent] «Дорогой Юпитер! Прости за этот набор букв. Я подумала удалить, но решила, что ты всё равно поймёшь, что что-то было написано. Я просто смотрела на переписку и хотела что-то написать, но так переживала, что телефон выпал у меня из рук и упал на постель. Так что теперь мы видим наверху вот эту самую непонятицу. И… Я всё равно хотела пообщаться, поэтому….
[indent] Как твои дела? Как здоровье? Ты не против пойти со мной когда-нибудь снова гулять? Я готова заплатить за твоё время!»

[indent] И если большую часть сообщения Алисия контролирует Лиру, то последняя фраза дописывается тайно, но стоит только красноглазой узреть данное обесценивание собственной сути, как рука тянется к белым волосам эон, стискивает и тянет за себя. Артефакт смотрит строго, тянется вырвать телефон, но сообщение отправлено, а эон в страхе жмётся в объятия вновь, боясь, что Алисия будет злиться.

[indent] И пусть в действительности затем артефакт и правда была достаточно недовольной и беспощадной, она стала помогать Лире формулировать предложения, напоминать о том, что никто кроме самой Алисии её не укусит, а решил вдруг беловолосая снова бояться и переживать, то обязательно, честно-честно, точно-точно, лишится ушка. И пусть эта угроза была сказана совершенно строго, обе девушки знали, что подобного не случится. Но Лире стало легче. С тех пор она даже научилась делиться фотографиями, стала присылать свои образы одежды, туфли, красивые фото. В этом была её борьба с собой. И в этом была её сила, ведь практически каждое сообщение горело страхом, и всё же…

«Доброе утро, Юпитер, посмотри, какое красивое платье! [изображение]»
«Привет, Юпитер, это первый снег! Такой же прекрасный, как и ты…! [изображение]»
«А это меня сфотографировала Алисия, простите! [изображение с удивительно аристократичной и задумчивой Лирой в лучах закатного солнца»

[indent] Прошло много времени с тех пор, как общение с Юпитером со стороны Лиры наладилось меньшими тревогами. Девушка всё ещё напряжена и смущается, когда происходит контакт, но, тем не менее, видя, что всё в порядке, она тянется к Тери как только может. И когда он предлагает помочь в клинике какому-то человеку, несмотря на дикий страх и ужас, беловолосая соглашается без раздумий – если она может быть хоть немного полезной для Юпитера, можно ли считать, что это не праздник? Это ли не момент, когда хочется отдавать бездумно всё без остатка, зная, что друг не попросит большего? Не выпьет до дна, не оставив и капли. Поэтому Лира торопливо соглашается на всё. Соглашается и уточняет все детали. Делится, как и велено Алисией, о переживаниях.

[indent] Когда же наступает тот самый день, Лире приходится заставить себя написать Юпитеру и сообщить, что она едет в нужное место. Хотя больше всего хотелось сказать, что она заболела, умерла, потерялась. Было бы забавно… Но отчего-то беловолосой чувствуется, что есть очень мизерная вероятность, что Тери после работы сразу приедет к ней домой, чтобы убедиться, что всё в порядке.

[indent] Она одевается наспех. Раскрывает дверь, но почти что за шкирку останавливает сильная рука, разворачивает обратно и кидает в грудь более тёплое платье, плотные колготки, длинные сапоги, тёплое пальто. И когда Лира переодевается, то сверху добавляют длинный белый шарф и шапку. Затем Алисия выталкивает за дверь:
[indent] — Что бы ни случилось, ты справишься. Потом расскажешь.

[indent] От волнений беловолосая, укутанная так, что невозможно замёрзнуть, едва помнит свой путь до клиники. Её впечатляет и зима, и снежные просторы и то, как легко кружится вокруг неё прекрасный снег. Ах, если бы только Юпитер смог вырваться из поразительной занятости, провести с ней время, покидать друг в друга снежки, а после… После, быть может, она бы могла его пригласить к себе, угостить чаем, заказать еду какую он только захочет? Интересно, ему бы понравилось у неё дома? Смог бы принять её стиль?

[indent] Но нет. Она не торопится думать об этом, потому что знает сейчас о самом важном – нужно дойти до клиники, подняться по лестнице, зайти внутрь. Но прежде… Кажется, на всякий случай она отправила Юпитеру свою  геолокацию, чтобы он видел, где она находится на карте. Лира вздыхает и готовится сделать шаг, чтобы, задержав дыхание, попасть скорее внутрь. Но тут в кармане пальто призывно звенит телефон, пальцы суетливо тянутся достать смартфон. Она видит лицо Юпитера на экране, понимает, что это видеозвонок. От неожиданности вздрагивает, телефон с восторгом падает в сугроб, тонет в белизне. Лира вздыхает. Снова. И снова. Наконец беспощадно нашаривает рукой в огромной массе снега, использует магию, чтобы вытянуть замёрзшего друга обратно в свои руки. Отряхивает смартфон и принимает звонок.

[indent] — П-привет… Тери… — улыбается, смущённая, дышит тяжело, тревожно. На ресницах, белых волосах, что непослушно выглядывают из шапки, иней. Щёки горят морозцем. Улыбка счастливая, но с нотками беспокойства. — Я на месте, и я…. Так сильно боюсь, — делится, пока вытягивает ручку и показывает другу окружение рядом, чтобы он убедился, как убеждалась она прежде, что она действительно в нужном месте. — А я ещё у меня телефон упал в сугроб, так что я именно поэтому так долго тебе отвечала, — хихикает и вздыхает, готовясь наконец сделать дело. — Как ты? — и, обгоняя вопросы, тут же добавляет:
[indent] — Со мной всё в порядке.

Подпись автора

Но несчастные души, как свеча на ветру,
Только вспыхнут в ночи и уйдут в пустоту.

+1

3

Самое первое сообщение от Лиры, которое она не побоявшись, отправила ему сама, по собственной инициативе, а не потому-что он ее попросил или он обозначил ей точную дату, когда он от нее этого ждет — тот, казалось бы, бессмысленный набор символов так и остался на телефоне Юпитера бережно хранимым, как напоминание о том, какой долгий путь нужно пройти двум тянущимся друг к другу живым существам, чтобы не испытывать сомнений друг в друге, чтобы доверять не только на словах, и не переступая через себя, не закрывая глаза на свои страхи, а вот так — в каждом шаге.

Бессмысленный набор букв вызывает у Юпитера мягкую улыбку, потому-что получая от нее это сообщение, он отчего-то живо представляет себе, как Лира маленькими ручками торопливо и смущенно набирает это послание, буквы на клавиатуре смартфона путаются и перемешиваются перед глазами, и телефон, возможно, выскальзывает из подрагивающих рук, и беловолосая начинает переживать еще больше.

Но — за это время они и правда стали достаточно близки друг к другу, чтобы доверие, бывшее до этого столь хрупким, словно из тончайшего стекла, сейчас стремилось в сторону схожести с закаленной сталью, распускалось большими красивыми цветами, наполнялось теплом и глубоким внутренним сиянием.

Иногда Юпитеру представляется, как он держит в своих руках этот внутренний свет, и он проникает сквозь пальцы, доставая до самого сердца мягким объятием.

Поэтому, когда он получает он Лиры следующее сообщение с извинениями, то моментально набирает ответ, желая как можно скорее развеять ее волнение о уместности ее письма:

“Дорогая Лира, я так рад, что ты мне написала! Мне, почему-то, так и подумалось, что ты немножко разволновалась и отправила такое сообщение, но даже его мне очень приятно от тебя получать. Я в порядке и очень много работаю, поэтому буду только рад, если мы с тобой снова увидимся. Мне кажется, это я должен тебе платить, чтобы ты лишний раз выдергивала меня из вереницы рабочих будней. Как ты себя чувствуешь?..”

Лирины слова про оплату он ненавязчиво сводит в некую шутку, потому-что ему думается, что если он начнет разуверять ее всерьез, то может только еще больше обеспокоить, и девушка снова начнет тревожиться насчет того, что якобы отнимает его время, хотя это вовсе не так, и даже если это время ею отнято — он с радостью ей сам это время отдает, в ее хрупкие ладошки.
И ему кажется, что он делает все верно, ведь уверенность Лиры потихоньку возрастает, и вот спустя какое-то время она уже пишет ему чаще и увереннее, отправляя не только послания, но и фотографии, а он хвалит ее наряды, восхищается ее профилем на фоне красивых пейзажей и отправляет в ответ любопытные фотографии с работы, или снимки очередных десертов, которые он нашел в кофейнях, и либо хвалит их, либо наоборот, сетует на то, что “вот в этих очень странный на вкус крем и орехи как будто горьковатые, хорошо что мы с тобой не заходили их покупать”.

И в таком темпе, неспешном и плавном в размеренности их диалогов проходит очень, сменяясь зимой, полностью вступившей в свои владения и окутавшей белым студеным покрывалом как минимум несколько материков на нескольких планетах. В их числе оказался и Процион, откуда в декабре Юпитеру поступила своеобразная просьба о помощи. Госпожа Сова, как ее многие называли, баронесса Рурх или просто Белинда, с которой он познакомился на одной из научных конференций, и с тех пор как-то ненавязчиво поддерживал приятное общение и обмен некоторым опытом, написала ему за пару недель до нового года, и это было даже не столько просьбой, сколько просто затронутой темой в процессе очередного обсуждения.

Накануне праздников, когда найти сотрудника кажется чем-то особенно невероятным, у Белинды уволилась опытная медсестра, — по личным причинам, не связанным с самой работой, и уехала обратно на Харот к семье, — и клиника осталась без одного специалиста, а госпожа Сова как раз распустила несколько человек в отпуска, и возвращать их сейчас было бы делом очень неприятным и даже нечестным, потому-что как бы ни была строга Белинда, ощущение наступающих праздников и застолий было ей не чуждо.

И Юпитер, совершенно случайной мыслью предложил кандидатуру Лиры, зная, какой чуткой может быть она к людям, и как хорошо она владеет целительной магией. Обдумывая эту мысль, он все более убеждался в том, что при должном руководстве и мягком наставничестве Лира сможет раскрыться как талантливый специалист и проявить себя в новой сфере. О чем он в последствии и озвучил обеим, и как ни странно, идею его восприняли положительно.

В тот день, когда Лира отправляется на Процион, в Одду, у Юпитера остается буквально десять-пятнадцать минут до конференции, но ему нужно позвонить беловолосой и убедиться, что она нормально добралась до клиники, а там уже сама госпожа Рурх обещала лично спуститься и встретить ее, потому-что предварительно Юпитер достаточно подробно описал, как может робеть его Лира в незнакомых местах и с незнакомыми ей людьми, и от того, как быстро и бережно ее возьмут под свое уверенное крыло, будет зависеть, насколько быстро Лира адаптируется и сможет включиться в работу.
Поэтому, с волнением поглядывая на часы, он отмечает, что девушка долго не берет трубку, но пока что старается не поддаваться панике — возможно, сейчас Лира волнуется куда больше него, поэтому и теряется с ответом. Но когда телефон моргает, и он видит шапку на белых волосах и раскрасневшиеся от мороза щечки, непроизвольно выдыхает.

— Очень рад видеть тебя, Лира! — сначала в кадре показываются длинные белые уши, затем Юпитер, судя по всему, ставит телефон на какую-то полку на работе, и улыбнувшись девушке в камеру, рукой показывает на стоящие рядом столы со множеством каких-то измерительных приборов, — Вижу, что ты уже около крыльца клиники госпожи Рурх, как добралась? — и оставляя на время непонятные инструменты и аппараты, пристально вглядывается в экран, — Верю, что с тобой все в порядке, и с телефоном, судя по всему, тоже — надеюсь, что он не будет глючить после падения, но если что, обязательно скажи мне, хорошо?
Ему радостно видеть Лиру счастливой и даже смеющейся, поэтому он смеется в ответ, но не забывает о том, чтобы немного поддержать ее в новом волнительном деле:
— Я понимаю, как сильно ты можешь волноваться, и это абсолютно нормально, ведь ты будешь заниматься новой для себя деятельностью в непривычном месте, и конечно, любой бы на твоем месте переживал. Я предупредил госпожу Сову, и она обязалась все подробно тебе объяснить, и более того, ты можешь обращаться к ней с любыми вопросами, и даже если у тебя что-то будет получаться не сразу, тебя никто не будет ругать, а просто объяснят еще раз.

Тут он прищуривается, и наклоняя голову на бок, смеется:
— Хотя мне кажется, что эта небольшая работа должна тебе подойти, — и тут же спохватывается и добавляет, — Но даже если не подойдет, это не страшно. Это тоже новый опыт, от которого ты в дальнейшем будешь отталкиваться. А что касается меня… — он задумывается, и театрально нахмуриваясь, оглядывает “фронт своих работ”, — Ничто не может спасти меня от надвигающейся конференции, дорогая Лира! Но я обязательно справлюсь, я готовился к ней целый месяц. Кстати, тебе не поступал звонок от госпожи Совы? Я дал ей твой номер, но в целом, я могу ей набрать сейчас сам, чтобы она вышла тебя встретить на первом этаже.

Ему хочется, чтобы новая работа Лиры, даже если она и будет временной, прошла одновременно  и с пользой и комфортом для девушки, поэтому понимает необходимость того, чтобы проговаривать все важные моменты.

— Давай договоримся, что я буду звонить тебе каждые два часа по видео, и ты будешь рассказывать мне, все ли у тебя хорошо?

[icon]https://imageup.ru/img94/4836766/bez-nazvaniia-1.jpg[/icon]

Отредактировано Юпитер Тома (Вчера 00:17:51)

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » И мы вместе замрем посреди снегопада


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно