Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » расскажи мне о своей катастрофе.


расскажи мне о своей катастрофе.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Лирея, 5027 год, осень

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/448/926191.png
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
[indent] Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя.

Подпись автора

Но несчастные души, как свеча на ветру,
Только вспыхнут в ночи и уйдут в пустоту.

0

2

[indent] Открывает замок двери, чтобы Юпитер мог войти сам.

[indent] Она ждёт его. Ждёт мучительно. Кажется, с того самого мига, как они договорились, что Юпитер придёт к ней в гости? Ох, Лира так волнуется, ей так не терпится вдруг скорее перемотать время, чтобы друг пришёл вот-вот сейчас, чтобы всё это перестало вдруг отчего-то так напрягать. Последние дни девушки были столь насыщенны, что она едва успевала передохнуть. Она старается быть лучше. Старается быть активнее. Но на днях случилась ссора с Алисией, артефакт теперь где-то в другом месте гуляет и отдыхает от, как она выразилась, «капризной и жадной девчонки». Это тоже выбивает из колеи. Но Лира знает, что черноволосая вернётся. Рано или поздно. Она всегда возвращается.

[indent] Снятая в отдельности квартирка на Лире всё ещё блестит чистотой, но хочется вдруг всё запачкать чёрной краской. Руки механически расставляют посуду на белоснежной скатерти. Ваза с кленовыми листьями украшает стол. Запах осени и выпечки наполняет кухню. Лира достаёт вишнёвое варенье, всё ещё тёплые булочки с такой же начинкой. Есть и пирожные. Всё это она аккуратно сервирует на столе.

[indent] Не замечает, когда начинает плакать, не осознаёт, что устала.

Слишком устала.
«Юпитер скоро придёт, нужно держаться».

[indent] Она просит себя быть сильной, не сходить на печаль и грусть, ведь скоро они здорово могут провести время вместе. Она может, конечно, написать Юпитеру, объясниться, что заболела, что устала, что нет сил ни на что, и что отчего-то хочется забиться в самый угол. Но даже когда перед глазами появляется телефон, девушка с тоской смотрит на тёплую переписку, всхлипывает и не находит в себе никакой способности вдруг сформулировать свою мысль. Смартфон ощущается огромным кирпичом в ладонях, поэтому руки вскоре опускают его на стол. Сама же Лира мирно прислоняется к порогу, выдыхает тяжело. Приобнимает себя за локти.  Отводит взор в сторону, на открытую призывно дверь в ванную.

«Нужно умыться».

[indent] Она почти не помнит, как доходит до светлой комнаты, как умывается холодной водой, чтобы поскорее очнуться от неизгладимого ощущения невыносимости бытия и собственного тела. Разума. Всё вокруг словно разлагается, тонет в персональном аду. Кран выключен. Взор цепляется за бритву.

Да. Лучше ей поскорее исчезнуть.
[indent] Это ведь так мало, верно? Просто взять, перерезать себе поглубже вены, заблокировать регенерацию. Можно начать с горла… Так быстрее. Так правильнее.

[indent] Это кажется таким потрясающим выходом. Просто взять и закончиться быстрее. Юпитеру будет тогда точно легче, что она не написывает ему сообщения и не присылает глупые фотографии, на которые нужно реагировать… Ему будет полегче знать, что не нужно никуда тащиться, что-то делать, заботиться как-то о ней.

[indent] Да…
[indent] Всем станет легче без неё.
[indent] Усталость накапливается в теле, мысли, хаотичные и разрушительные, давят. Достать лезвие.
[indent] Интересно, если его проглотить, будет ли достаточно больно, чтобы умереть?
[indent] Она, кажется, уже пробовала.
«Грустно».
[indent] Нужно просто сесть у ванны с раковиной, вдохнуть поглубже, поскорее, пока Юпитер не пришёл, сделать грязное дело. А когда придёт…
[indent] Нет, нужно быстрее всё сделать, чтобы он не увидел, не понял, не осознал, что случилось!
«Он подумает, что тут был кто-то плохой» …

[indent] Лира сдавленно скулит, когда лезвие касается левой руки. Рассекает кожу и мышцы. Вздох облегчения наполняет ванную комнату. Она помнит, как в прошлом наказывали на провинность. Помнит, как восприятие боли сильно сместилось на ощущение наслаждения. Лёгкости. А теперь, тут, когда нет хозяина, нет никого, кто мог бы ею управлять, Лира управляет сама собой и жизнью.

[indent] Левая рука едва слушается. Но всё же старательно принимает дрожащими пальцами окровавленное лезвие. Ведёт с усилием по правой руке. Вдоль. С силой. Рассекает мясо… Глубже… Ещё.

[indent] Скуление лишь побочный звук. Всхлипы – тоже. В голове шум из мыслей. Голова слабо приваливается к бортику ванны, руки безвольно падают вдоль тела, а сама девушка с силой вбирает в себя воздух. Рыдания не заглушаются, как бы ни хотелось вдруг замолчать и скорее затихнуть.

[indent] Серый взор ловит огромную лужу крови, что набралась с рук, налилась каплями с белоснежного платья. Несколько прядей тоскливо расплываются по алому дну комнаты.

«Нужно убраться».

[indent] Она скулит болью, всхлипами, закрывает глаза, но слышит вдруг шаги. Нет! Нужно быстрее…. Она ищет в луже крови выроненное лезвие, подтягивает непослушными пальцами, направляет к шее острие и смотрит туманным взором в проём ванной комнаты так, словно вот-вот покажет тот самый хуман, который её мучил.

[indent] — Не подходи! — с угрозой скулит, давясь всхлипами. Задыхается от тревоги, страха, с трудом вбирает в рот воздух, давится, кашляет, хрипит, но неизменно держит опасность у горла, которое даже не может вобрать в себя кислород.

Подпись автора

Но несчастные души, как свеча на ветру,
Только вспыхнут в ночи и уйдут в пустоту.

+1

3

Он покупает в магазине для Лиры вкусный ягодный торт с белым воздушным кремом и упаковку фруктового чая, на развес в одной из лучших чайных лавок Лиреи, и все его мысли в этот еще теплый, но уже поздне-осенний день только о том, как волнительно ему будет появляться на пороге Лириной квартиры, ведь это первый его визит к ней в гости, и он ловит себя на мысли, что еще никогда так не смущался.
По пути к ней домой он курит одну сигарету за другой, и останавливается только на третьей, окончательно пропахнув вишневым табаком, и сам не знает, отчего ему нужна была вот эта третья — от волненья ли, или от того, что он не планировал дымить в доме Лиры, понимая, что это будет неудобно и некультурно.

Улыбается, размышляя о том, будет ли Лира вести себя по-хозяйски в своей квартире, и сжимает в другой руке перевязанный лентой торт и упакованный на него же крафт-пакет с рассыпным чаем.

Думает о том, какой нежною улыбкой она будет улыбаться.

Поднимаясь на нужный этаж, сопровождает подъем еще одной мыслью о том, что его милая Лира стала самостоятельной, и теперь готова жить отдельно от князя, и Юпитер с замиранием сердца останавливается перед дверью, чтобы позвонить в звонок, но замечает щель между дверным проемом.

Лира открыла дверь, потому-что ждала его?

Пусть это будет и правда так.

Сердце сжимается в тисках дурного предчувствия. Никогда двери просто так не оказываются открытыми, поэтому онемевшей рукой он берется за ручку, и та поддается, отворяя дверь вовнутрь до конца, и в тишине уютной аккуратной квартирки, уже обставленной девичьими вещами, он слышит шум воды в ванной. Думая о том, успокаивает себя старательно, что Лира просто пошла умыться или помыть руки, и переживая, что не услышит звонок в дверь, позаботилась таким образом о своем госте.

Аккуратно поставив коробку с тортом на тумбочку у входной двери и щелкнув замком, он быстро снимает обувь, и сердце никак не хочет успокаиваться. Он чувствует неладное, поэтому в ванную стучит, и спрашивая громко:
— Лира, это Юпитер, у тебя все в порядке? — и интуитивно чувствуя, что нет, не в порядке, распахивает дверь ванной, сдерживая застрявший в горле крик.

Он находит Лиру сидящей на полу, кровь с ее рассеченных рук расползается угрожающими пятнами по белоснежному платью и светлому кафельному полу, и внутри у Юпитера от этого вида все сжимается пронзительной болью, он сглатывает, и в те секунды, что он кидается к ней, чтобы стремительно выхватить лезвие, и при этом не напугать, не шокировать, а сработать мягко и решительно, и при этом не допустить ни малейшего промедления, того самого, когда острие коснется тонкой шеи, — в те секунды мир вокруг замирает и воздух становится тяжелым и ватным.

Через эту же вату он слышит что Лира что-то ему говорит, она словно гонит его прочь, и ему кажется, что сейчас вместо него она видит кого-то другого. Кого-то, кто вызывает у нее такой ужас.

Лезвие летит в раковину, и Юпитер падает на колени рядом с девушкой, чтобы потянуться к ней, поспешить обнять, с некой мольбой и непониманием в голосе произнести:

— Лира, дорогая моя Лира, пожалуйста, посмотри на меня, это я! Что случилось? — голос его срывается, и он обхватывает и прижимает к себе худенькую девичью фигурку. Руки его пачкаются в ее крови, — и вся одежда, пол, все заляпано брызгами, — но его это вовсе не волнует.

Остановить кровотечение.
Успокоить Лиру.
Главное — чтобы она была в порядке.

Кольцо с оранжевым камнем на его пальце вспыхивает теплым светом, и кожа Лиры покрывается прозрачной пленкой защитного покрова, — щита, и когда Юпитер ведет по этому щиту, воздействуя магией, она трансформируется в целительную, заставляя порез на руках регенерировать.

Нигредо в его голове молчит, и хоть Юпитер и чувствует, что ему хочется высказаться, мысленно он приказывает своему артефакту замолкнуть, и просто лечить, и на единственное озвученное в его голове предложение материализоваться и помочь физически — реагирует жестким отказом.

“Просто вылечи мою Лиру.”

Когда раны на ее запястьях затягиваются, запечатлеваясь на коже яркими красными рубцами, он аккуратно прислоняет девушку к ванной, и кажется уже сам немного приходит в себя, когда опасность минует, и сейчас кажется себе более собранным и сосредоточенным, пусть его шок от увиденного еще не до конца прошел. Но самое главное сделано — он успел.

Успел.

Старается не думать о том, что было бы, если бы он не успел, и страшные кадры моментально проносятся перед глазами, но он мотает головой, злится сам на себя, что допускает подобные мысли. Он все еще боится за Лиру, но она не должна сейчас видеть его страх, она должна чувствовать, что может на него опереться.

— Сейчас, я смою кровь, буквально чуть чуть подожди пожалуйста, — и хватает с крючка у двери первое попавшееся полотенце, чтобы намочить его в раковине и аккуратными движениями протереть руки Лиры и ее одежду, быстро затереть пол вокруг нее, и бросив полотенце, — потом, когда он приведет лиру в чувство, то приберется здесь, или даже решится отправить сюда Нигредо, чтоб поработал, — снова обнимает Лиру, шепча ей куда-то в волосы, что все обязательно будет хорошо, и он сделает все возможное, чтобы так и было.

Подхватывает ее на руки, и несет в комнату, чтобы вместе с ней сесть на диванчик, и продолжая обнимать, крепко и при этом так, чтобы она чувствовала себя свободно, спросить мягко и тихо, стараясь вложить в свои слова и вопросы и ненавязчивость и аккуратность, и заботу и тревогу, дать понять, что он рядом, и никуда не денется и не отпустит:

— Как ты себя чувствуешь? Ты можешь рассказать мне, если хочешь. Если нет — мы можем помолчать…только скажи, как тебе помочь, моя дорогая Лира.

[icon]https://imageup.ru/img94/4836766/bez-nazvaniia-1.jpg[/icon]

Отредактировано Юпитер Тома (2024-07-09 00:24:08)

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+1

4

[indent] Зрачки расфокусированы, черные, подобные разлившейся бездне. Взор потерян, Лира едва ли видит очертания ванной комнаты, едва ловит чужой светлый силуэт.

Больно.

[indent] Настолько больно, что если бы не слабость, сковавшая тело, то девушка, без сомнений, скулила бы настолько громко, что Юпитер не смог бы не услышать ее ранее.

[indent] Она не узнает его.

[indent] Ни его длинных ушей, ни его испуганного, шокированного взгляда. Возможно, если бы она потеряла бы чуть меньше крови, то она бы с любовью и нежностью взглянула на него, поискала бы зашиты и ласки, внимания, утешения? Он кидается к ней, вытягивает из слабых пальцев лезвие, несмотря на то, что девушка сопротивляется с колоссальным усилием. Но борьба слишком ничтожна, чтобы быть ощутимой - пальцы не сжимаются, не удерживают острие, не могут даже оттолкнуть. Друг едва ли может ощутить, что она не хочет отдавать лезвие – только по её устало-недовольному выражению, нахмуренным бровкам.

[indent] Лира горит страхом - мгновение она слабо пытается прикрыться руками, словно дальше последует удар, ведь теперь ей нечем угрожать, защищаться. Она не нападёт. Её жизнь вне опасности. Она помнит. Знает. И у неё отныне нечего противопоставить на шахматном поле – все фигуры изничтожены, а она сама, Королева, пленена клеточным полем. Она лишь надеется, что ее не будут сильно бить. И в недовольстве печально хмурит брови, когда осознает, что умереть снова не получилось.

[indent] Ее обнимают. Так мягко, так крепко, что в бессознательности Лира тянет ручки обнять в ответ, закрывает глаза, падая во мрачную пустоту. И сердце только очень громко, дико бьётся от потерянной крови, от пустоты.

[indent] Серые глаза распахиваются, когда звоном колоколов звенят вопросы. Лира всхлипывает, дрожит, но мозг не осознает, что можно сказать. Слова не формируются в пустой голове, не просятся дать ответ как можно скорее. Ноги поджимаются теснее к телу, дрожат, слабые, никчёмные, тонкие. Она смотрит на Юпитера настолько пустым взглядом, что если бы не дико бьющееся сердце, то он мог бы решить, что она мертва. Но нет.

[indent] Сколько раз она так делала дома? Кажется, в один из дней Лира действительно почти умерла, ведь тогда она пролежала в похожем состоянии почти сутки, пока Алисия не вернулась домой и не вызвала врача.  Конечно, беловолосая хотела умереть быстрее. Конечно, она хотела, чтобы её спасти и защитили. Сколько было попыток свести с жизнью счёты? Каждый раз эон выскальзывала из рук смерти не то по своей, не то по чужой воли. И даже сейчас Лира не знает, хотела ли она получить отвлечение, свободу ранами или же сбежать от всех сложностей.

[indent] Чего она хотела этим добиться? 

[indent] Только не волнения, только не боль Юпитера.

[indent] Она чувствует, как он лечит её раны. Суетится рядом, касается слабых рук шершавым мокрым полотенцем, вытирает кровь. Девушка слепо наблюдает за движением белых рук, морщится, когда по красным шрамам проходится ткань. Скулит. С глаз беспрерывно текут слёзы, хотя в моменте Лира не чувствует ничего.

Опустошение сводит разум с ума.

[indent] Её полуприкрытый взор даже не реагирует на прикосновения. Только с губ снова и снова срывается панический и усталый хрип, словно что-то мешает дышать. Тревога?

[indent] Сильные, бережные руки подхватывают грязную девушку так просто и так естественно, что если бы Лира не была бы в крови, не испачкала бы кровью всю ванну и часть одежды Юпитера, если бы не потеряла тут же сознание, то, без сомнения, обрела бы великое счастье в тёплых, чувственных прикосновениях.

[indent] Сквозь тьму она слышит только нежный, заботливый шёпот, уверенья, что всё будет хорошо.

[indent] И она верит, несчастная, жаждущая только этого – чтобы оно всё любым способом несокрушимо исправилось.

[indent] Она проходит в себя почти сразу – видит чуть более чётким взором очертания своей квартиры. Облегчение накатывает волной – она не в больнице. Всё в порядке. Юпитер садится с ней на диванчик, обнимает так крепко и мягко, что Лира лишь только и может, что сжиматься в тоскливый комочек и ощущать прикосновением бледной щеки его одежду. Она осознаёт, что случилось, когда смотрит на тонкие руки, покрытые шрамами. Знает, что нужно залечить так, чтобы Алисия об этом не узнала… Трётся о грудь друга, вдыхает полной грудью запах его вишнёвых сигарет, что за время, что они знакомы, стали настолько приятны и настолько важны, что этот вкус стал её всегда утешать.

[indent] Она не смотрит в глаза. Взирает на свои руки, словно взором может исправить последствия порыва души. Дрожит подступающими слезами. Тошно от самой себя. И следом вопрос, потому что ей не важно, как такая как она, чувствует себя. Ей неважно, что должно быть с нею.

[indent] Знает одно – после этой выходки Юпитер её точно бросит. Решит, что не будет с ней общаться. Начнёт избегать.

[indent] — Я… напугала тебя? Прости… — голос грустный, несчастный, она чувствует, что это их последний разговор. — Я… Я не сдержалась. Я устала. Я… не хотела, чтобы это случилось сейчас. Но я сорвалась… Снова… — объясняет, лепечет то суетливо, то медленно. Бормочет, тоскливая, грустная, вдыхает полной грудью родной запах. — Я… ты теперь будешь всегда на работе, да? — спрашивает, боясь произнести те самые ужасные слова, которые, она знает, дадут ответ «да». Она не хочет слышать этого, но представляет, как Юпитер бы мягко объяснил, что не смог бы выносить рядом с собою такое существо. Поэтому она закрывает ручками лицо, чувствуя, что проиграла этот мир.

[indent] — Мне стоило умереть. Я хотела умереть, — жёстко произносит, не видя смысла в своём существовании, когда открыла по своей глупости такому важному существу свой отвратительный секрет.

Подпись автора

Но несчастные души, как свеча на ветру,
Только вспыхнут в ночи и уйдут в пустоту.

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » расскажи мне о своей катастрофе.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно