новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Завершённые эпизоды » Тет-а-тет


Тет-а-тет

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Лирея / Майрат - поместье Экхольм - внутренние сады / 5020

Мелея - Глорий

https://i.imgur.com/H3VC5V4.jpg

Эпизод является игрой в прошлом времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя

Отредактировано Мелея (2022-05-04 00:52:34)

+1

2

Спустя некоторое время после знакомства Мелеи с Глорием, а именно посещения театра, Мария,да-да именно она, настояла о приглашении мужчины в поместье. Согласившись после долгих уговоров, Экхольм все же пригласила обворожительного знакомого посетить их дом, к тому же, оставался один открытый вопрос, который они не успели обсудить. Подарок Глория до сих пор стоял почти нетронутым в одной из комнат Мел. Когда же Глорий прибудет на встречу, выяснится, что из-за определенных обстоятельств Великая княгиня вынуждена была всего за час до его прибытия покинуть поместье по неотложным делам. Она действительно была огорчена, но статус заставлял ее все же расставлять приоритеты совсем иначе, чем ей хотелось бы на самом деле. Так или иначе, демиурга оповестили об этом лишь когда он прибыл. Мужчину проводили во внутренние сады огромного поместья, где проводила свое свободное время Мелея, ожидая встречи.

[float=left]https://i.imgur.com/E62NPjTm.jpg
[/float]Княжна рисовала. С натуры. Облаченная явно не для встречи важных гостей, а скорее обыденно-удобно, Мелея сидела напротив небольшого фонтанчика. У оного же стоял весьма статного и притягательно вида юноша, облаченный в военную форму.
- О, Глорий. Вы пришли. – Мел на мгновение обернулась, чтобы посмотреть на гостя. Голос ее был спокоен и как будто лишен ярких эмоций. Девушка аккуратно отложила карандаш и повернулась к юноше. – Можешь быть пока свободен Денис. Отдохни, скоро продолжим. – Мягко закончила девушка, поднимаясь со стульчика с милой подушечкой, украшенной рюшами.
- Да, Ваша Светлость! – Поклонившись княгине, Денис направился прочь мимо Глория, чеканя выдрессированный шаг.
Мелея осмотрела свои руки, местами запачканные грифелем и потянулась за салфеткой.
- Вам же сказали, что моя мать, желавшая Вас видеть у нас, была вынуждена покинуть поместье по делам. Боюсь, она едва ли вернется даже к позднему вечеру. – Экхольм тщательно вытирала ручки белой салфеткой, не глядя на демиурга. Яркое обеденное солнце играло лучами среди обильной листвы деревьев и цветов, которых здесь, казалось, было в чрезмерном изобилии. Легкий ветерок нет-нет да доносил почти до самых ног девушки от фонтана. – Я не стану Вас долго задерживать. Меня, безусловно заинтересовали Ваши деловые предложения. Однако, вынуждена признать, что пока мы не обсудим Ваш…фривольный подарок, дальнейшее наше сотрудничество явно невозможно. – Мел скомкала салфетку и бережно уложила ее рядом с карандашами и красками.

Отредактировано Мелея (2022-05-03 02:09:14)

+1

3

Не понравился.
Еще в театре Глорий понял, что Мелее не понравился его подарок. Видимо, она не так его поняла. Или не захотела понимать вообще. В любом случае, демиург не против обсудить это.
Забавно то, что на встречу в поместье его пригласила именно Мария, а не сама Мелея. Возможно, девушка не хотела его видеть.
Глорий искренне не понимал, что именно в нем отталкивало молодую княгиню.

Оказавшись в саду, Глорий неспешно продвигался мимо деревьев. Мелею он заприметил сразу. Девушка занималась живописью. Но приблизиться к ней он не спешил. Незаметно наблюдая за ней издалека, он словно осматривал растения, обитающие в этом саду.
Одет он был в привычный для Мел костюм. Ничего нового. Словно в этой одежде он пребывал всегда. Будь то грандиозный праздник или бытовые моменты. Могло показаться, что он даже спал в таком виде.
Как только Глорий подошел ближе, Мелея обратила на него внимание и отозвала натурщика.

Мужчина выслушал Мелею, стоя неподвижно. Не излучая ни единой эмоции. Словно тот огонек задора в нем внезапно потух. На его лице властвовала скрываемая тоска. Как будто он не желал показывать свое настроение, но некие нотки грусти все же проскальзывали, не имея возможности остаться незамеченными внимательным глазом.
- Рад вас видеть, Мелея. - произнес он чуть ли не со вздохом, наконец, "оживая" из скульптуры. - Жаль, что это, по всей видимости, не взаимно. Я так понимаю, презент вас разочаровал? Надеюсь, доставщики ничего не перепутали и не испортили? Антикварный гардероб. Именно это должно было к вам прийти. При чем в целости и сохранности.

Глорий подошел поближе к Мел, обходя ее за спиной и искоса глядя на недоделанную картину.
- Если все верно и нет ничьей ошибки, боюсь, вас напугало содержимое гардероба? Я собирал эту коллекцию по всему миру. Большинство изделий всего в одном экземпляре. Но я не хотел удивить вас дороговизной подарка. Отнюдь. Видно, вы не совсем меня поняли... Если вы и вправду хотите обсудить это, то нам стоит пройти к самому объекту разговора. Он, надеюсь, не на свалке в данный момент?

+1

4

Очевидно, Глорий был не в духе.  Мужчина якобы и старался прикрыть свой настрой некой маской равнодушия или скучающего безделия, но даже это слишком разнилось от того, что лицезрела княгиня ранее. Мелея, отметив этот факт продолжала говорить, в конце-концов этикет диктовал не лезть с с душевными расспросами к малознакомым людям. Безусловно, хорошим тоном было бы спросить все ли у гостя в порядке и быть может она в силах помочь ему, что и предполагала сделать Мел чуть погодя. Хотя факт прибытия Глория в унылом настроении немало огорчил и саму княгиню. Неужто он так расстроился, что не смог застать Марию? А её гениальный план увидеть реакцию мужчины на ее нахождение тет-а-тет в обществе с привлекательным юношей и вовсе принес полный крах предположениям. Глорий не отреагировал на этот факт никак, что заставило Экхольм внутренне негодовать.   
Жаль, что это, по всей видимости, не взаимно. – Мелея, решившая убрать волосы в хвост под широкую шелковую ленту, вдруг обернулась на демиурга, так и застыв с поднятыми руками. Мгновение промедления и  распущенные локоны все же были убраны в вольную прическу. - Я так понимаю, презент вас разочаровал? Надеюсь, доставщики ничего не перепутали и не испортили? Антикварный гардероб. Именно это должно было к вам прийти. При чем в целости и сохранности.
- С чего же Вы взяли, что это не взаимно? Признаться – добавив капризной нотки заявила княгиня, следя за тем, как мужчина обходит ее за спиной. – это ВЫ выглядите НЕ радостным. Вас так расстроило отсутствие моей матушки? Или что Вас не познакомят с юной графиней? Презент меня не разочаровал, если Вам правда это интересно. Прекрасный образец дорогой мебели. – Экхольм, вздернув подбородок к верху, сложила руки под грудью, от чего и без того приятного вида декольте, как будто нарочно, выпучилось еще больше.
Если все верно и нет ничьей ошибки, боюсь, вас напугало содержимое гардероба? Я собирал эту коллекцию по всему миру. Большинство изделий всего в одном экземпляре. Но я не хотел удивить вас дороговизной подарка. Отнюдь. Видно, вы не совсем меня поняли... Если вы и вправду хотите обсудить это, то нам стоит пройти к самому объекту разговора. Он, надеюсь, не на свалке в данный момент?
-Меня НЕ напугало содержимое, как вообще кого-то может напугать нижнее белье, Глорий? -  Как-то без всяких лишних фраз Экхольм перешла на «ты» к своему гостю. Следя за мужчиной, Мел продолжила, не скрывая несколько стервозных ноток. – Да, я Вас, очевидно, не поняла. С какой целью был подарен такой подарок? Что ж, пойдемте-пойдемте. – Мелея резко развернулась на каблуках и скорым шагом направилась в сторону входа в здание, с огромными панорамными окнами. Как окажется, небольшая терраса вела прямо в ту самую комнату отдыха княгини, где сейчас, стоя гордо посеред уютного и светлого помещения, красовался гардеробный шкаф. Девушка замерла напротив него. – Вот он. – Мелея указала на мебель ручкой, хотя этого совершенно не требовалось, не заметить гардероб было сложно. - И скажите мне на милость, как мне воспринимать Вас и Ваши цели, когда у меня в комнате стоит шкаф, полный кружевных трусов моего размера подаренный Вами! – Раскрасневшись от эмоций, Экхольм повернулась к Глорию. Казалось, еще чуть-чуть и княгиня начнет тыкать в демиурга пальцем, требуя немедленного ответа.
Шелковая лента на волосах, во время столь стремительного перехода, медленно сползла вниз, делая вид Мелеи слегка растрепанным и неопрятным, но, кажется, сейчас это эон совершенно не беспокоило.
Или Вы всем своим новым знакомым дамам дарите – Мел вдруг сделала резкий шаг к гардеробу, открывая его и выхватывая первый попавшийся предмет одежды, коим стал полупрозрачный нежно-кружевной лиф, украшенный искусно вышитыми розовыми цветочками – откровенные бюстгалтеры? – Княгиня, держа последний на вытянутой руке, помахала очаровательным предметом перед демиургом.

+1

5

Не сложно было догадаться, что внешняя симпатия Глория к Мелее была действительно не взаимной. С самой первой встречи девушка прерывала общение с ним, которое даже не успевало начаться. Какие-то дела в академии, как только Глорий ступил на порог кабинета. В театре, когда представление только началось (пусть это тут произошло по воле матушки). Во-вторых, даже эти короткие встречи были немногочисленны и имели весьма продолжительные промежутки. Глорий уже начал задумываться о том, что, возможно, Мелея таки согласилась на очередное сватовство, организованное своей матерью.
Пришлось между делом даже посетить одного из потенциальных женихов Мелеи. Этот мужчина был хорош собой, обладал приятным характером и в целом был из того типажа молодых людей, за которого с радостью выходили дамы еще фригиднее, чем молодая княгиня Экхольм.
Возможно, что-то пробудилось внутри демиурга. Но учитывая, насколько жестока была смерть парня, это нечто явно было не из добрых чувств. Глорий контролировал свою жажду крови в угоду собственной безопасности. Но тут уж очень хотелось посмотреть, как возможного (пусть и жалкого) конкурента раздирают дикие теневые шакалы.
Но по поводу личной жизни Мелеи так ничего и не было слышно. По всей видимости, она продолжала с раздражением относиться ко всем попыткам своей матушки устроить свое дитя в этом мире. Стоит отметить, у них были разные взгляды на мир. И такими оставались до сих пор.
Это касалось и отношения к Глорию. Пока Мария с интересом любопытствовала по отношению к загадочно возникшему в ее жизни мужчине, Мелея словно избегала его.
Вот и сейчас. Когда он пришел на приглашение, девушка была не просто равнодушна к нему, а буквально намекала "матушка придет не скоро, здесь вам делать не чего". Свои непонятки по поводу презента она и то решила обсуждать с неохотой, уже устанавливая короткий срок пребывания Глория рядом с ней фразой "я вас не задержу".
Быть может, какому-то смазливому мальчику и было приятно подобное общение. Но Глорий за свою жизнь прекрасно изучил женщин. Часто их общение сводилось к вербалике и невербалике, а не столько к самому произносимому тексту. Но все же даже в таких словах проскальзывали сознательные и несознательные "подсказки".
Мелея пыталась оставаться нечитаемой статуей непоколебимости, но даже она не могла в полной мере контролировать свое отношение и настроение.

— С чего же Вы взяли, что это не взаимно?
- С того, что вы не рады меня видеть. - пояснил уже менее витиеватым языком Глорий, отвлекаясь на какой-то элемент декора. - Это же очевидно.
Глорий даже пожал плечами, абсолютно не желая пояснять Мелее за то, что ее слова выглядели сейчас глупо.
- Я выгляжу разочарованным? - Глорий даже задумчиво опустил уголки рта, слегка нахмурившись. Лишь на пару мгновений. - Пожалуй. Ведь вам действительно оказался не по душе мой подарок. Иначе бы вы не называли его фривольным. Да и расторгать любые связи с человеком лишь потому что он сделал не тот выбор в плане презента уважения, как-то... очень странно.
Слова о том, что Мелее якобы понравился подарок (хотя только что она прямо намекала на его возмутительность), о том, что ее не напугало нижнее бельё, Глорий скромно проигнорировал.
Девушка все же повела его в комнату, где покоился древний шкаф. Не выкинула, и на том спасибо.

Войдя в помещение, Глорий первым делом обратил внимание на подарок, и на то, как он был поставлен относительно всего убранства комнаты. За тем он заприметил явно уютный диванчик. И только после этого его спокойный от типичного задора взгляд уставился в Мелею.
– Или Вы всем своим новым знакомым дамам дарите откровенные бюстгальтеры?
Ни один мускул на его лице не дрогнул, когда лиф пронесся несколько раз в паре сантиметрах от его носа. Он смотрел на девушку, как на капризного ребенка. И все же была в его взгляде какая-то странная снисходительность.
- Как можно дарить всем подряд то, что существует в единственном числе? - слегка нахмурился Глорий, и неспешно подошел к шкафу.
Проводя пальцами по утонченному узору, он пытался найти в шкафу хотя бы один изъян. Безуспешно. Этот предмет мебельной роскоши был изготовлен из очень редкого материала. Даже для того чтобы оставить на нем царапину нужен как минимум смачный удар варварским топором.
Глорий снова взглянул на Мелею и подумал о том, что она достала именно тот бюстгальтер, который он хотел бы видеть на ней меньше всего. Тихо вздохнув, он двинулся прочь от шкафа.
- Этот дар не просто наполнен индивидуальностью и редкостью, в силу своей уникальности. Я полагал, что вы поймёте... Прекрасные дамы, такие как вы, в наше время пытаются всячески сделать себя красивее. Косметика и даже пластика. Словно хотят изменить себя, нарушить свою целостность. Я же всегда призывал ценить природную красоту. Но даже так девушке хочется что-то добавить. Идеальным для того, чтобы именно подчеркнуть, а не изменить, я считаю нижнее бельё.
Глорий неспешно уселся на диван, пытаясь расслабиться.
- Я не предполагал, что вы упустите этот знак. Или же посчитаете его не правильным. - мужчина оперся локтем о спинку дивана. - Но, быть может, вы поменяете своё мнение, перестав смотреть с закрытыми глазами?
Глорий прищурено всматривался в лицо собеседницы. С таким взглядом люди обычно теряют последнюю надежду в том, что собеседник может понять то, до чего далеко обычным смертным.
Безмолвная пауза.
- Примерьте.

Отредактировано Глорий (2022-05-04 06:27:55)

+1

6

Если б только Мелея знала, кто перед ней, то пылу вероятно бы поубавила. Однако, эон и предположить не могла, кто с ней завел знакомство. Потому, пока девушка давала некую волю своим эмоциям. Кончено же,  княгиня умела сдержать собственный пыл, негодование или наоборот, чрезмерное воодушевление, если приступ таковых случался. Так что можно сказать, что Глорий стал редким свидетелем проявления явных и простых, общечеловечных эмоций княжны. Легкий румянец, играющий на ее щеках ни то от быстрой ходьбы и взволнованности, ни то от смущения и негодования с лихвой выдавал Мелею.
Мужчина, тем временем, ничуть не поддавался настрою Экхольм, чувствуя себя, как ей казалось, даже чересчур спокойно и вольно в ее комнате. Преподнося ей свою точку зрения, Глорий уселся на любимый диванчик Мел.  Всю его речь девушка слушала весьма почтительно, не вставляя лишних комментариев и не меняя внимательного, хоть и слегка взволнованного выражения лица. Как и не выпуская несчастный лиф из руки. Мягкий румянец довольно скоро сошел с нежной кожи, возвращая лицу кукольную чистоту. Откровенно говоря, было совершенно понятно откуда у Экхольм такое отторжение к женихам. Вполне приятная и даже в чем-то заманчивая внешность княгини дополнялась ныне просто огромным состоянием, владение известнейшим учреждением науки и стабильным доходом от оного и не только. И стоило ли винить Мелею в том, что ни в одном из внушительного числа кандидатов в пару она не видела настоящей искренности. Что же до нее самой, забавно, но не смотря на свой в общем-то на самом деле НЕ юный возраст,а вполне себе зрелый, Мел не могла бы припомнить ни одного лица мужского пола, кто был бы ей по настоящему симпатичен. Кто-то некогда был интерес как личность, кого-то она считала внешне привлекательным. Но любить?..Нет, к счастью, как считала эон, ни одного за всю свою жизнь она не любила. Так она избежала нелепых страданий, терзаний тела и души. Быть может, в том даже сыграл не малую роль отец, который привил дочери образ близкого мужчины, который лишь требовал, поучал, был холоден и строг. Да что уж говорить, даже образца взаимодействия любящих супругов у княгини не было. Так что, из любимцев у Экхольм был лишь наглый пожилой кот и почивший давно жеребец.
Но, быть может, вы поменяете своё мнение, перестав смотреть с закрытыми глазами?
Мелея возмущенно набрала воздуха в грудь, готовая разразиться весьма хлестким ответом, но…что-то заставило ее  промолчать. Возможно, тон собеседника и его вид, какой-то…строгий? Поучающий. Несколько надменный и…взрослый. На какое-то мгновение Мел буквально охватило с ног до головы ледяное, отрезвляющее чувство – словно бы перед ней, вот так по-хозяйски сидит на диванчике перед ней ее отец. Снова недовольный, отчитывающий и поучающий. Несколько безучастный и властный. Левая ладошка эон сжалась несколько раз в кулак – нервно и необъяснимо для нее самой, хотя едва ли она сама заметила этот жест. Лицо девушки в миг приобрело какую-то глупую растерянность и слабость. Теперь ей даже казалось, что Глорий в действительности имеет какие-то черты во внешности, схожие с отцом. Благо, демиург, не зная того,в миг сбил наваждение.
— Примерьте.
Безмолвная пауза.
Безмолвная пауза.
Безмолвная пауза.
-Ч..что? – Мелея несколько раз проморгалась, словно не веря своим ушам и глазам. Девушка перевела взгляд на лиф, болтающийся в ее руке. А потом обратно – на Глория. – Что, простите? Примерить?
Безмолвная пауза.
Губки Мел напряглись и теперь изображали строгую бескомпромиссную линию. Теперь княгиня смотрела на демиурга с прищуром, правда не таким многообразным, как до того смотрел на нее он. Мелея подняла ручку и «тыкнула» длинным пальчиком в сторону Глория, рассевшегося на диванчике.
- Вы. Абсолютно. Совершенно. Категорически. Бестактны. – Через паузы отчеканила княжна и замолчала. – А знаете что? – Вдруг сменила тон и выражения лица Мелея. Неспеша она почти в упор подошла к демиургу, так что начищенные до блеска туфли его едва ни касались белоснежного подола платья Экхольм. Теперь лицо ее выражало спокойствие и даже властность. – Кажется я Вас понимаю. Вам надоели, опостылили все эти формальные игры и рауты. Пустая болтология, вычурный этикет. Театры и чаепития. Знакомства с маменьками и папеньками. Дамы, которых надо добиваться и тратить на них время. Вы ведь гораздо, гораздо старше чем выглядите. Странно только, что Вы со своим багажом знаний и опытом не умеете внушить женщине, что она действительно та единственная и желанная. Не важно, на сколько бы это оказалось правдой, ведь главное заставить собеседницу поверить в это. Добиться своей цели. И вот бы она уже перед Вами, примеряет кружевное белье, единственное во всем мире.  – Девушка приподняла в руке многострадальный бюстгалтер. - Я ведь и не говорила о тех же самых комплектах, не обязательно же дарить одно и то же, ведь правда? Я спросила дарили ли Вы другим женщинам подобные подарки. Мне было важно услышать, что мол, нет, что Вы миледи Экхольм! Только Вы побудили во мне непреодолимое желание выразить свое отношение к Вам столь неоднозначно, но красноречиво! – Мелея перевела дыхание, бросив на мужчину холодный взгляд. -  Вы можете не переживать, - вдруг спокойно продолжила она - мне действительно понравился подарок и…- Мел чуть наклонилась вперед, к мужчине, так что белоснежный подол платья все же коснулся его туфель.  Девушка вглядывалась в глаза демиурга – нагло и вызывающе. – будьте уверены, я обязательно примерю ВСЁ что в нем находится. И думаю…- Мелея выпрямилась, продолжая смотреть на Глория сверху вниз – найдется мужчина, который оценит то, как белье подчеркивает мою красоту…и убедит меня в том, что я та самая единственная и желанная…Пожалуй, в это мгновение я с благодарностью буду вспоминать Вас…Ну а Вы, за Ваш чудесный подарок…давайте на чистоту, чего Вы хотите? Зачем Вам тратить время на всё это? Едва ли Вам нужны деловые связи, Вы бы не стали заходить с такого подарка. Едва ли Вы набиваетесь в женихи – кто бы стал вот так предлагать потенциальной благовоспитанной невесте, княгине, примерять белье, да и дарить его с порога. Едва ли Вы рассчитывали на легкие плотские утехи, уж Вам наверняка хватило информации знать, что я не из числа доступных женщин. И очевидно, тратить время на то, чтобы расположить меня к себе тривиальным путем Вы не желаете. Но при этом Вы действительно потратили если не усилий, то как минимум не мало средств на этот подарок. Так ЧТО Вы хотите?..Что Вы от меня хотите, Глорий? – С какой-то вдруг обреченностью и разочарованием повторила эон.

Отредактировано Мелея (2022-05-05 00:17:32)

+1

7

Глорий слушал. Он смотрел на неё снизу вверх, сложа руки на животе, и беспристрастно слушал. На его лице не было ни ухмылки, ни горечи. Он продолжал глядеть строгим взглядом. Но, впрочем, не осуждающим.
"Она страдает. Действительно ли? Или играется со мной?"
Глорий понимал, что эмоциональный взрыв был вызван не просто так. Если бы Мелея была просто возмущена словами и поведением своего гостя, то она не стала бы лить на него столько слов. Она могла просто прогнать его. Заставить уйти. Тихо и безучастно. Но нет, Глорий прекрасно видел, что задел её. Те самые струнки, которые могут сказать о переживаниях.
В какой-то момент Глорий слегка нахмурился. Он всматривался в ее лицо. А за тем кинул взгляд вниз, замечая как платье касается его обуви.
Неспешно он поднял взгляд, но смотрел уже несколько исподлобья. Анализируя сказанные слова, он продолжал обдумывать возможную бездну, происходящую внутри молодой княгини.

Дождавшись, когда она закончит, он перевел спокойный взгляд в сторону гардероба. Стоит сказать, закончила Мелея вопросом. И далеко не риторическим. А Глорий сейчас выглядел так, словно перед ним не было разъяренной леди. Он казался настолько безмятежным в этой ситуации, что Мелее стоило задуматься, а не раздувает ли она трагедию из пустяка.
Он неспешно поднялся, аккуратно коснувшись руками её локтей. Чтобы она позволила ему встать так, как он бы не прижался к ее груди своим торсом. Немного отводя назад. Всего на шаг. Но в то же время, девушка и сама могла попятиться. И это в некоторых случаях случилось бы слишком резко. Она могла и споткнуться. При таком развитии событий, он просто бы подхватил ее за руки, позволив удержаться на ногах.
В обоих случаях он хотел избежать излишних движений, способных лишний раз вогнать Мелею в краску.

Пальцы скользнули по ее предплечьям. Он ненавязчиво обхватил ее ладони и бережно забрал бюстгальтер.
Словно утратив к девушке интерес, он деловито прошёлся до шкафа и неторопливо повесил элемент нижнего белья на свое место, при этом убедившись, что оно висит ровно и красиво.
Не поворачиваясь к собеседнице, он тихонько уложил свои ладони на двери, словно собираясь захлопнуть гардероб.

- Вы правы. - наконец, нарушил безмолвие Глорий, и оглянулся на Мелею. - Я не ищу деловые связи. Ведь я сам ими являюсь. Я не жажду забрать вас в жёны. Чуть позже объясню почему. Я не пытаюсь соблазнить вас. Не смотря на то, что я действительно испытываю к вам интимную тягу, сегодня я не планировал удовлетворять свои сексуальные потребности.
Глорий снова вернул внимание к гардеробу, после чего начал изучать экземпляры, изредка касаясь некоторых кончиком указательного пальца. при этом он продолжал говорить уверенно. На грани того, чтобы сорваться на более менторский тон. Впрочем, сейчас в его голосе чувствовалось уважение. Но вместе с ним и некоторое сожаление.
Девушка не понимала его. Не хотела понимать.
- Как вы и сказали. Мне следовало поступить иначе, в зависимости от тех или иных целей. Но ни одну из названных я не преследую. Неужели, так сложно догадаться, чего я хочу? Тогда я не буду мучить. Расскажу сам.
Глорий осторожно достал вешалку с бельем, напоминающим спортивный купальник. Пронзительный взгляд изучал каждый атом материала, из которого он был изготовлен.
- Я не тот человек, который довольствуется малым. Для обычных смертных великую ценность представляют деньги, роскошь, секс, уважение или признание, в конце-концов, банальная безопасность и обеспеченность... Для меня все это низко и скучно. Я вижу на вершине величия ни что иное как душу.
Глорий зацепляет вешалку с изученным бельём на дверцу, и скромно разворачивается к хозяйке покоев.
- Для меня интересна та душа, которая является уникальной. Не похожей на массу серых маленьких душонок. - произносит он с едва заметными нотками зловещей интриги. - Вы говорите со мной так, потому что устали от людей, которые вас окружают. Маменька, думающая о вас лишь с той стороны, как бы выдать за кого-нибудь. Друзья и родственники, наблюдающие за вами только с позиции успеха и благополучия. Женихи, все как один - "умные", "красивые" и "обеспеченные". Прислуга, уважающая вас за статус, а не за внутренний мир. Вам так надоели все эти люди... Я не такой.
Глорий сделал уверенный шаг к Мелее, не боясь подойти слишком близко.
- Я увидел в вас потенциал. И хочу убедиться. Постичь вас. Понять, настолько ли вы прекрасны, насколько я в вас заметил. Или же в очередной раз наивно нафантазировал себе. Я уверен, вы способны на тот самый шаг, который оторвет от пропасти, постепенно затягивающей вас в рутину. Еще чуть-чуть и вы станете тем, кого будете не любить до конца ваших дней. Не дайте этому случиться. Просто позвольте мне помочь вам. Как там говорится, "если долго смотреть на женщину, то можно заметить как она выходит замуж"? Я не имею права просто терять такую сильную и независимую личность, коих почти не осталось в этом мире.
Глорий посмотрел на Мелею с надеждой. Так, словно, видел ее перед реальной пропастью.
Он выдержал небольшую паузу, стараясь убедиться, что девушка понимала и его взгляд, и слова, а за тем отшагнул в сторону, поднимая ладонь, указывающую на гардероб.
- Примерьте.
"Эта ставка олл ин. Если я ошибся, то все пропало. Если я не прав и она пустышка, мне не останется ничего, кроме как просто изнасиловать ее душу и тело до момента, пока она не станет совсем амёбой. Будет очень печально. Она последняя... А я так привык мстить..."
На мгновение Глорий нахмурился, представляя себе, что Мелея окажется не той, кем он её понимает. Но вскоре оживился. На его устах снова появилась хоть какая-то улыбка. Пусть и весьма слабая.
- Ах, точно. Прыгать с разбегу в незнакомый водоем всегда страшно. Нужно заходить тихонько, прощупывая шажками безопасность и правильность пути. Верно? Прошу простить за все эти метафоры. Я просто отвернусь.
Глорий зашёл за диван и скрестил руки за спиной в ожидании дальнейших слов Мелеи.
- Не беспокойтесь, смотреть не стану, пока вы не скажете.

+1

8

В жизни бывают моменты, когда после вы  её делите на «до» и «после». Это могут быть радостные, приятные события, например, свадьба, рождение ребенка, переезд в другой город или даже страну. Бывают такие отметки и более эфемерные, например, вы чувствуете, что стали умнее, промолчали, где раньше бы взорвались пылом гнева, изучили нечто такое, что повлияло на дальнейшие события в жизни. Такие моменты еще называют переломными. Но есть и другие примеры. И тогда о них говорят – «это сломало меня». То, что ломает и меняет, тоже делит жизнь на «до» и «после». Смерть, невосполнимая утрата, гнетущее событие  или нечто, что вы принимаете в себе, что до того не позволяли.
Пожалуй, именно этот день Экхольм потом будет в своих мыслях вспоминать как день, который разделил ее жизнь на эти самые «до» и «после». Сложно сейчас сказать – стала ли она сильнее или все же сломалась? Может быть нечто, что давно зрело в княгине, наконец, просто нашло выход, принятие. Или влияние Глория вдруг оказалось пагубным?
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png
Пыл Экхольм уже угас. Сейчас она наблюдала за мужчиной, думая о том, что всё это зря. Зря она дала волю эмоциям и теперь это всё придется «разгребать». Что же до него самого, выглядящего в пример ей совершенно спокойным и безучастным, то Мел подумала, что именно таким хладнокровием и безразличием ей стоит обладать, чтобы избегать в дальнейшем столь нелепых ситуаций. Сама придумала себе симпатию этого мужчины к себе и теперь оказалась в дурной позиции. В чем-то Глорий ее сейчас неимоверно раздражал и злил, пожалуй в том, что как раз таки в отличии от многих других мужчин не проявил привычного внимания и восхищения. И, вероятно, именно тем в чем-то и зацепил княгиню. Хотя, можно было сказать в чем – в самолюбии и гордости. Непривычный образец поведения выбил княжну из комфортного паттерна поведения. Стоило ей подумать, что этот свалившийся ей на голову незнакомец вполне любопытен и симпатичен, загадочен со своим подарком и наверняка испытывает к ней симпатию, как тот в личном общении выглядит совершенно безучастным и равнодушным.
Если бы Мел могла, то посыпала бы голову пеплом.
Она послушно отодвинулась, позволяя мужчине встать и продефилировать к шкафу. Дальнейшие его слова вызывали череду ярких эмоций у Экхольм, хотя на этот раз она удосужилась их скрыть – от разочарования, гнева, удовлетворения до раздражения. Мел сложила руки под грудью, молчаливо выслушивая монолог гостя, отдающий легким пафосом и самолюбованием. Тем не менее, она позволяла ему говорить, следя за тем, как он уже достает из гардероба новый комплект белья.
- Я не такой. – Губы Мел тронула саркастичная улыбка. Похоже, на сегодня время этикета и нужных фраз закончилось. Никто из них двоих более не стеснялся и не прикрывался ложными масками.
Наконец, он закончил говорить, добавив к своей речи слабую улыбку. Экхольм смотрела на него холодно и даже в чем-то зло. Не было во взгляде ее недоумения или вопроса, но и насмешки или же наоборот согласия.
- Можете не отворачиваться. – Спокойно ответила на весь монолог Экхольм и прошла мимо Глория к гардеробу. С непоколебимой статью и грацией.  – Вопрос в том, с чего ты решил, что мне будет интересно, что ты видишь во мне? Какой мне от этого прок? Почему я вообще должна что-то показывать или доказывать кому-либо и в частности тебе? – Девушка уже стояла спиной к демиургу, протягивая руку к той самой вешалке, которую он выбрал. Пальчики нежно тронули дорогую ткань. – Не много ли ты на себя берешь? Какой. Мне. В этом. Интерес? С чего меня должно волноваться – интересна ли я тебе, мой потенциал или что бы то ни было. Я не принадлежу тебе. – Мел глянула на Глория, повернувшись в пол оборота.  – Что ты мне можешь дать такого, чего у меня нет? – Губы Экхольм тронула высокомерная улыбка. – Чужие души меня не интересуют.
На этом Мел закончила расстегивать пуговицы на манжетах. Еще мгновение и белоснежное платье было снято через голову, цепляя за собой ленту, удерживающую волосы в хвосте. Подол платья быстро поднимался вверх, оголяя тонкие щиколотки, точеные бедра, простое шелковое белье, стыдливо прикрывающее ягодицы, хрупкую, на вид, спинку. Один уверенный жест и платье уже валялось под ногами княжны. Девушка не проявляла никакого стеснения или смущения. Так, словно бы в комнате никого кроме нее не было. Секунда и шелковые трусики заскользили вниз, обнажая последний скрытый от чужих взоров участок тела. Подняв одну за другой ножку, Мел освободилась и от них. Протянув руку к выбранному Глорием комплекту, девушка сперва сняла бюстгалтер и примеряла его. Затем, столь же спокойно и невозмутимо, были водружены на законное место черные трусики.
Мелея молча повернулась к демиургу. Белье сидело идеально. Впрочем, стоило признать, что дело было не только в том, что оно было словно пошито именно для нее. Эон, как и почти все представительницы расы, обладала исключительно гармоничной в своей нежности и хрупкости фигуркой. Не лишенная нужных и желанных форм, она сохраняла странный и легкий оттенок этакой девственности и невинности. Светлая, лишенная изъянов кожа тела манила своей рисованной идельностью.  Хотя черный комплект белья явно придавал тонкому стану не то чтобы строгости и вульгарности, но какой-то соблазняющей зрелости.

Отредактировано Мелея (2022-05-07 00:54:48)

+1

9

Она разрешила ему не отворачиваться от нее. И сразу после этого произошёл тот самый переломный момент, открывающий новые возможности во взаимоотношениях. И не нужно быть демиургом или сверхчеловеком, чтобы сразу же уловить его. Разумеется, переход с "вы" на "ты". Это одновременно и намек, располагающий к более откровенному общению, и тот самый жест, заставляющий играть по новым правилам. Если, разумеется, это "игра".
Глорий улыбнулся, услышав, как девушка начала по-новому обращаться к нему. Эту улыбку увидеть она не могла. Во-первых, потому что была занята переодеванием. Во-вторых, потому что Глорий так и не развернулся к ней лицом.
Да, он не стал прогибаться под новое правило перехода с "вы" на "ты". И так же не принял ее разрешение наблюдать за тем как она переодевается. Он просто продолжил стоять с загнанными за спину руками, упираясь взглядом в стену.
Но почему? Кто мог устоять от такого соблазна? К тому же она сама сказала, что не против. Кто способен на такую выдержку перед одной из самых очаровательных княгинь этой планеты? Никто. Кроме него. Очередное подтверждение его слов о том, что "он такой". Той самой фразы, которая вызвала у Экхольм ухмылку.
Глорий использовал в своем арсенале обольщения и убеждения такое оружие как "слова". Но и не только их. Зачастую и такое как "поступки". Иной раз даже настолько незаметно, что они могли влиять на подсознательном уровне. Многие даже и не задумываются о том, как именно у них возникает внутреннее чувство доверия к тому или иному человеку. Оно может создаваться не только из сознательного или общественного мнения, не только из каких-то выводов, но и так же из-за числа мелких действий. Которые игнорируются сознанием, но принимаются внутренним мироощущением. Человеческая воля - сложнее, чем кажется. Иной раз нас формирует то, о чём мы даже не задумываемся.
Вот и Глорий спокойно показал, что даже не дрогнул перед возможностью насладиться созерцанием прекрасного обнаженного тела в момент смены облачения прекрасной леди. Он так же в дальнейшем не собирался обращаться к ней на "ты", при этом не запрещая обращаться к нему, как она сама захочет. Эти детали влияют на сознательное, показывая, что человек относится к своему собеседнику с большим уважением, а на подсознательное, планомерно удивляя внутренний мир уникальностью поведения, отличного от действительно огромного количества мужчин.
Возможно, на Мелею это могло повлиять как-то иначе. Ведь даже сам Глорий утверждал, что эта эонка удивительная. Но демиург пока что лишь прощупывал эту девушку, не применяя действительно каких-то через-чур резких шагов.

Он продолжал стоять к ней спиной, терпеливо дожидаясь пока та переоденется. При этом он даже закрыл свои глаза. И, нет, не потому чтобы ненароком увидеть хоть часть приятного представления в какой-нибудь блестящей плоскости, способной отзеркалить, что происходило за его спиной. Для демиургов зрение не являлось самым главном чувством мировосприятия. Многие могли спокойно жить и функционировать даже без глаз.
Сейчас Глорий слушал, как легкая ткань скользит по нежной коже. О, да, он слышал это прекрасно, получая неимоверное эстетическое удовольствие. Перед его закрытыми глазами возникали образы утонченного тела, и то, как оно освобождается от оков, возможно, приевшейся одежды. Ну, или не совсем приевшейся, но факт оставался фактом - это бельё Мелея явно еще никогда не примеряла. И оно действительно отличалось от других дорогостоящих комплектов, имеющихся у княгини. Не только материалом или пошивом, но еще и самой сутью, что это был подарок от почти незнакомого человека.
Эти звуки были для него музыкой. Теперь она застегивала бюстгальтер, натягивала на себя трусики. И это тоже возмущало впечатления Глория. Он словно находился рядом и мог не просто наблюдать за всем этим. Он словно чувствовал на себе, как эта девушка принимает его подарок, погружаясь в ту самую пучину, что изменит ее навсегда.

- Уже можно? - Глорий выдержал паузу после того как Мелея закончила надевать бельё, а за тем неспешно повернулся к ней, продолжая держать руки за спиной.
На его лице возникла мягкая улыбка. Он осматривал ее, но при этом, не смотря на все желание, не пожирал ее взглядом. Его взор был скорее подобен человеку, прикоснувшемуся к чему-то прекрасному, необычному, нежели проявлением типичного вожделения.
- Почему после всех моих слов вы до сих пор не понимаете, почему так заинтересовали меня? Я отказываюсь думать, что это не доходит до вашего ума. Скорее всего, вы просто не верите мне. Ведь так? - Глорий обошел диван, продолжая осматривать соблазнительные ножки. - Я вас не виню, не подумайте. Просто, вам нужно время. Дайте шанс, хоть не мне, но времени. Вы поймете, обещаю. Поймете, почему я заострил на вас свое внимание.
Мужчина подошёл ближе, тихонько наслаждаясь грацией и рельефом. Девушка была действительно прекрасна в новом виде. И взгляд Глория показывал лишь каплю похоти в океане вдохновения и воодушевления.
Тем не менее, не на взгляд нужно было обращать внимание. И даже не на жесты. Глорий был невербально чуть скромнее, чем обычно. Словно заставлял себя вести учтиво по отношению к даме, которая решила перед ним обнажиться до купальника. Стоило отметить кое-что другое. А именно ощущения, о которых в такие мгновения совсем не думают.
Глорий даже не думал прикасаться к Мел, это читалось в его поведении. Но за то полностью обнаженную девушку сейчас плотно касалось это самое бельё. И пусть то был подарок. Официально эти вещи принадлежали Мелее. Но они все-равно были новыми для неё. И тактильное постижение белья в совокупности с присутствием Глория могли намекнуть на мысль, что он все же притронулся к ней. Пусть через лиф и трусики.
Разумеется, в этом не было никакой мистики, и Глорий никак не мог ощущать тело Мел с помощью ткани. Но такая мысль хоть на мгновение могла промелькнуть. Особенно по тому, как он на нее смотрит. Словно ему и не нужно было протягивать к ней свои руки. При чём без негативного аспекта. В его глазах была некая учтивость и даже благодарность.
- Вы восхитительны. Я не сомневался, что этот наряд вам идеально подойдет. Но сейчас, когда я вижу воочию, моё сердце радуется, насколько вы преобразились. Но почему вы смотрите на меня? Где зеркало? Подойдите, покрасуйтесь, осмотрите себя со всех сторон. Конечно, я не смею утверждать, что вы впервые надели нижнее белье, но я уверен, что такого вы еще не носили. Скажите мне, что вы чувствуете? Мне правда важно это знать. Какие ощущения испытывает ваше тело. И то, что скрыто глубоко внутри него. Раскройтесь.
Глорий положил свою руку на дверцу гардероба, наклонив голову на бок, ожидая, когда Мелея начнет уже испытывать удовольствие от новой для нее ситуации. Он ждал пока она успеет насладиться моментом, а за тем слегка повел плечом, будто желая снова отвернуться.
И произнес:
- Может, вы хотите примерить что-нибудь ещё?

Отредактировано Глорий (2022-05-07 22:48:37)

+1

10

Прохладная ткань плотно облегала тело девушки. Тонкий,легкий материал чем-то напоминал шелк, кожа принимала его чувственное прикосновение с благодарностью. Этот черный, насыщенный цвет словно нарочно подчеркивал светлость кожи и серебро локонов Экхольм. Тонкая строчка мягко впивалась в упругость тела, подчеркивая своими черными линиями безупречные изгибы.
Несмотря на строгий или даже безразличный вид Мелеи, она прекрасно понимала свое очарование и не без любопытства следила за реакцией мужчины на ее вид.  Глорий же, тем временем, продолжал выглядеть скорее невозмутимым, чем взволнованным. Перва на перво княжна отметила, что он счел не интересной возможность лицезреть ее без белья в момент переоблачения, только подтверждая зарождавшуюся мысль, что он не испытывает столь нестерпимого интереса и желания, коими могли отличиться другие воздыхатели белокурой девы. Любой бы из них посчитал бы за великое счастье и бесценный дар остаться вот так на едине с красавицей и лицезреть ее наготу. Глорий же выразил некое неуважение и безразличие к этому акту, чем с легкостью перевел в иную плоскость возможно зарождавшиеся отношения с Экхольм.  Тем не менее, мужчина все же вскоре повернулся, дабы рассмотреть свой подарок. Мелея следила за его жестами, его выражением лица, ища желаемой реакции. Но нет. Гость выглядел воодушевленно, но так же, как когда Вы видите чудесную картину или скульптуру. Вы наслаждаетесь ею, ее красотой, неповторимостью, чем-то уникальным в ней. Но вы ее не желаете, как желает мужчина женщину. Как желает влюбленный мужчина свою женщину. Вы просто смотрите и восторгаетесь красивым экспонатом.
— Я вас не виню, не подумайте. Просто, вам нужно время. Дайте шанс, хоть не мне, но времени. Вы поймете, обещаю. Поймете, почему я заострил на вас свое внимание.
Экхольм слушала. Но уже теряя некий таинственный интерес. С какой-то минуты Глорий вдруг стал казаться ей неким сумасшедшим? Эти пространные слова, не говорящие ничего конкретного. Извилистые и обходящие приземленную и необходимую живую суть.  Экхольм двинулась от демиурга прочь, стоило ему подойти ближе, демонстрируя ему свою спину, и присела на кресло, закинув одну ножку на другую, девушка молча смотрела на гостя.
«Это фетиш. Определенно просто один из безумных фетишей безумного мужчины. Ему просто нравится наряжать женщин в белье.» Мелея вздохнула с разочарованием, отведя взгляд от Глория. Хорошо, что дверь была плотно закрыта. Хоть как-то замять подобную картину, увидь ее кто-нибудь, было бы просто невозможно. Проще было сказать, что она спит с этим безумцем. Что его, очевидно, не интересовало. Золотистый взгляд снова вернулся к демиургу. Да, выглядел он восторженным и воодушевленным. Его скромные жесты и движения напоминали Экхольм именно его – некого помешанного коллекционера, наконец узревшего редкий и ценный экспонат.
—Где зеркало? Подойдите, покрасуйтесь, осмотрите себя со всех сторон. Конечно, я не смею утверждать, что вы впервые надели нижнее белье, но я уверен, что такого вы еще не носили. Скажите мне, что вы чувствуете? Мне правда важно это знать. Какие ощущения испытывает ваше тело. И то, что скрыто глубоко внутри него. Раскройтесь.

«Точно, помешанный безумец…» Экхольм послушно поднялась и продефилировала к овальному зеркалу в золоченой оправе. Оно было почти в полный рост, что позволяло княжне лицезреть себя во всей красе. Распущенные локоны струились по хрупки покатым плечам, белоснежной рекой пробегая по всепоглощающей черноте лифа. Плотная ткань изысканного и мудрого пошива столь удачно приподнимала и «собирала» грудь, что в таком декольте могли бы утонуть взгляды самых притязательных охотников до женской красоты. Нежная грудка выпячиваясь буквально напрашивалась на горячие поцелуи. А в чем-то строгий пошив трусиков, казалось бы, терпеливо и с лихвой прикрывающий всю женскую красоту странным образом наоборот казался еще более соблазнительным, чем если бы будь там ткани в несколько раз меньше.  Мелея выглядела зрело и властно. Это белье словно подчеркивало эти ее черты.
- Если Вам так важно знать, то я чувствую себя так, что могу позволить себе всё. Вплоть до того, чтобы заставить Вас целовать мои ноги. – Мел в пол оборота повернулась к Глорию, явно желая видеть его реакцию.
— Может, вы хотите примерить что-нибудь ещё?   
- О, нет. Ты же правда не думаешь, что я буду за бесконечные пространственные речи удовлетворять твои желания? – Экхольм повернулась к демиургу лицом. Теперь он мог видеть ее как спереди так и сзади в зеркале. Княжна действительно выглядела властно, несмотря даже на полуобнаженность и хрупкость. Так, как будто на ней было вовсе не подаренное им белье, а закрытый наряд.

Отредактировано Мелея (2022-05-10 19:18:07)

+1

11

Глорий наблюдал, стоя у гардероба. Мелея, как он и хотел, зашагала к зеркалу. И каждым её шагом демиург восхищался. Девушка покачивала бедрами, но не демонстративно, не вульгарно, а вполне естественно, что радовало Глория еще больше.
Он не спускал с неё глаз, когда она достигла зеркала и начала любоваться своим отражением. Теперь он мог видеть ее с двух сторон, что усиливало эффект его впечатления. Он не упускал ни одного движения. Все они были строгими, не такими воздушными и игривыми, как ожидал мужчина, но всё же открытыми и от того притягательными.
Глорий не скрывая наслаждался видом собеседницы, и с каждой секундой его взгляд был все более откровенным. Если с самого начала Мелея не могла ощутить того вожделения в глазах Глория, то сейчас он пожирал ее взглядом. И дело было далеко не в белье. Сейчас он хотел наброситься на нее и сорвать эти пафосные тряпки. Но при этом он даже думать себе о таком запретил. Это бы разрушило все, над чем он старался по отношению к этой девушке.

Слова Мел заставили мужчину улыбнуться. Он пристально вонзил свой взгляд в ее глаза, когда та оглянулась посмотреть на его реакцию. По его выражению девушка могла увидеть вызов. Он словно говорил ей взглядом: "ну давай, попробуй". Этот прищуренный взгляд она не могла перепутать ни с чем. Глорий был бы и рад посмотреть на то, как Мелея заставит его целовать ее прекрасные ножки.
Но пока глаза выражали одно, губы были готовы произнести нечто отличное от того. Впрочем, следующая фраза Мел заставила вскинуть его брови. Глорий только сейчас понял, что девушке не совсем нравится то, чем она занималась. Ну, или ее просто бесила его невозмутимость.
По крайней мере, нужно было это исправлять.
- О, прошу простить! Я думал, вам понравилось. Моё желание - сделать приятное вам и, более того, увидеть воочию. Не подумайте, все моё внимание не на белье, а на вас, пока вы испытываете новое для себя. Я ведь прав? Вы впервые ощущаете подобный опыт? Для вас это только открывается.
Глорий нахально улыбнулся, продолжая сверлить взглядом Мелею.
Способен ли кто-то раздеть молодую княгиню до нижнего белья? А, учитывая, что она была не против взора Глория, пока переодевалась, то перед ним она по факту обнажилась полностью.
И эти ее прыжки с "вы" на "ты" и обратно намекали на неоднозначное восприятие. Она не понимала до конца, кто такой Глорий и почему она так ведет себя с ним. По крайней мере, демиург так видел. И понимал, что время подошло к новому этапу.

- И, Мелея, вам не нужно заставлять. Прикоснуться губами к вашим бедрам или даже к стопам - величайшее желание. По крайней мере, моё. Вы восхитительны. И не важно в каком наряде. И я уверен, что без него не меньше.
Глорий продолжал всматриваться в лицо Экхольм. Ее фигуру он уже осмотрел вдоволь. И сейчас, пока она смотрит в ответ, он испытывал наслаждение устремляя взгляд к окну её души.
Его рука неторопливо скользнула в гардероб. Не сводя с Мелеи взгляд, он вытащил вешалку с бельем, которое имело самый большой объем ткани, закрывающей тело, из всех имеющихся. Но при том, этот наряд был самым откровенным из всех. Дело было в том, что он состоял из легкого корсета, от которого исходили кружевные ленты.
Этот набор совершенно никак не скрывал интимных мест. Только животик и поясницу, а узкие лоскуты должны служить лишь подчеркиванием форм.
- Но раз, как оказалось, вы делаете мне услугу, то посмею спросить, что же вы хотите взамен дару порадовать меня обликом в этом экспонате?
Глорий неспешно шагнул вперед к Мелее, не стесняясь "захватывать" пространство. В том числе и личное. По его виду было ясно, что он уж очень хотел одеть девушку в столь эротическое бельё. И её отказ явно не будет обсуждаться.
- И если вы готовы примерить его, то вам придется принять мою помощь. В этих лентах, наверное, так легко запутаться?

+1

12

Любопытно, интересовало ли Глория сколько было мужчин у Мелеи? Один? Два? Десять? Ноль?
Очевидно, что вряд ли такая мысль зародилась бы у него прямо сейчас. Ведь, кажется, его разум все больше занимали мысли более приземленные и очевидные. Бессознательные образы, тянущиеся к одному единственному событию. 
Хотя, что бы это ему дало? Что дает это любому мужчине, узнай он вдруг ответ на этот, извечно не озвученный, вопрос. Разве что, в каких-то случаях, осознание, столь приятное и тягучее, о своей единственной исключительности. Но, таковая монета выпадает далеко не каждому, даже, прямо скажем, что это редкий приз.
Так или иначе, демиург не задавался и не знал ответа на сей вопрос, алчуще изучая взором свою собеседницу. Безусловно, в какое-то мгновение Экхольм заметила это изменение во взгляде мужчины. Этот низменный огонек, выдающий всех бесов даже самых воспитанных господ. Что ж, по крайне мере, Мелея убедилась, что хотя в этом приземленном плане она все же интересует своего странного гостя.
Вот она – власть. Тонкая ее вуаль, полупрозрачный покров, едва ощутимая ниточка. Но, вполне себе прочная. Хотел того демиург или нет, но именно Мелея сейчас обладала властью над ним, никак не иначе. Ведь именно она,ее тело, пробудили эти желания в нем. То, что пусть он и мог контролировать, но тратил на это усилия, ресурс. И эта власть зародилась в тот с того самого момента как она …нет, не стала примерять белье, а как только повела его в эту комнату.  Быть может, он это не только не осознавал, но и никогда бы не признал. Но все это довольно прозаично и просто. Женщина имеет власть над мужчиной, если он желает её. Даже если это кратковременный миг, после которого наступает безразличие.
-… Я ведь прав? Вы впервые ощущаете подобный опыт? Для вас это только открывается.
- Вы так считаете? – Мел встретила нахальную улыбку невозмутимым спокойствием, чуть наклонив головку. Простой и прямой вопрос сопровождался таким же взглядом. Быть может, Глорию все же стоило задаться вопросом о том, насколько верно он трактовал «общественный», «общедоступный» образ княжны. Или быть может, именно ЭТО и тянуло его к ней? И её к нему.  Человек, с которым можно скинуть все маски до единой и остаться ДЕЙСТВИТЕЛЬНО обнаженной.
И, Мелея, вам не нужно заставлять. Прикоснуться губами к вашим бедрам или даже к стопам — величайшее желание. По крайней мере, моё. Вы восхитительны. И не важно в каком наряде. И я уверен, что без него не меньше.
- Нет…Вы упускаете смысл. – Экхольм сладко улыбнулась, без стеснения встречая взгляды мужчины. – Вся суть совсем в другом.  Но, благодарю за откровенность, пожалуй, именно это ваше желание я теперь не стану удовлетворять. – Княжна насмешливо приподняла бровки.
Спустя пару мгновений перед ее взором красовался корсет с множеством легких лент. Кажется, вид сего предмета ничуть не смутил Экхольм.
- …что же вы хотите взамен дару порадовать меня обликом в этом экспонате?
- Хм..- Мел следила за Глорием, решившим подойти поближе. – пожалуй, как обычно и делается в цивилизованном обществе. Вы будете должны мне услугу взамен. И, как мы уже выяснили, это будет не целование моих ног. – Экхольм улыбнулась одним уголком губ. – И Вы не смеете мне отказывать, когда я о ней попрошу. Что бы это ни было. - Мел спокойным движением расстегнула лиф,  в котором была и, казалось, коснувшись одним лишь пальчиком отправила его в полет на пол. Черной кляксой тот шлепнулся прямо у ног княгини. Пока демиург заканчивал свою фразу с предложением помощи, его взору уже открылись полные нежные груди Экхольм. Аккуратные розовые сосочки «венчали» заманчивую красоту белоснежной кожи, буквально нарочно представшую взору демиурга.
- Я приму Вашу помощь, но, надеюсь, Вы от своих слов не отказываетесь. – Мел запустила пальчики за ткань плавок. – И лишнего себе не позволите. Не так ли?
Трусики заскользили вниз.

+1

13

— Вы так считаете?
Глорий ответил на этот вопрос улыбкой. Скорее всего, он был риторическим. Словно Мелея хотела заставить Глория задуматься. Насколько эта ситуация для нее была новой? Были ли в жизни Экхольм мужчины, похожие на Глория? И если были, то, получается, это он на них похож.
Рассуждать по этому поводу демиург не хотел. Он был уверен, что Мелея ещё никогда не испытывала подобный опыт. В любом случае, их знакомство ещё не закончено. В какие глубины Глорий еще мог погрузить свою новую приятельницу?

И снова ирония охватывает Глория, когда девушка говорит о том, что не будет исполнять его желания коснуться её ног своими губами. Для него это манипулятивное поведение было забавным.
Она желает доминировать и не упускает даже малейшей возможности продемонстрировать это. Не так явно и откровенно, но Глорий прекрасно замечал, насколько Мелея раскрывается.
Но за легкой стервозностью и утончённой властностью может скрываться сентиментальная натура. Которую легко обидеть. Или, что главнее, подчинить...

И вот момент истины. Не важно, что до этого она разрешала смотреть ему на своё обнаженное тело. При первом переодевании он отвернулся, проявляя все признаки джентльмена. А сейчас он словно жаждал узреть её. Его просьба была в простой и деликатной форме, но в глубине смысла проявлялась настойчивость Глория.
Она расстегивает лифчик и его взгляд тут же падает на её бюст. Он как-будто боялся упустить малейшую подробность простого сюжета. Как грудь освобождается от одежды.
И Мелея даже не дожидается ответа.
Она настолько уверена, что он согласится за такой пустяк согласиться на исполнение любого желания, которое при этом ему даже неизвестно?
Наблюдая за тем как бюстгальтер падает на пол, Глорий отмечает тот факт, насколько небрежно Мелея это делает. Нет, в её движениях не было никакой небрежности. Они были даже по своему грациозными. Речь о самом факте. Где-то рядом валялась и та одежда, в которой Глорий застал девушку.
Намёк на то, насколько сильно она хотела избавиться от облачения?
Он продолжает молчать, выжидая пока трусики начнут скользить по соблазнительным бедрам. Голодный взгляд опускается ещё ниже. Он откровенно пялится, давая понять своим видом насколько жаждет прикоснуться к её телу.
Когда трусики касаются пола, мужчина невольно облизывается. И только спустя пару секунд сходит с места.
Заходя за спину, он обвивает ее талию корсетом. Ловко, но неторопливо он начинает застегивать его.
- Как вы думаете, Мелея, справедливый ли это обмен? Примерить красивое бельё взамен на исполнение абсолютно любой просьбы в будущем? - спокойно говорит он.
Но голос его скрывает коварство. Напугают ли её эти слова?
Тем временем, он касается её предплечья, бережно просовывая кисть под тоненькую лямку. Ткань скользит по плечу. Глорий с восхищением осматривает каждый миллиметр её белоснежной кожи.
Лямки и впрямь были очень непослушными. Без посторонней помощи, какой бы грациозной Мел не была, скорее всего, запуталась бы.
- Насколько низок интеллект мужчины, который согласился бы на такую "сделку"? Вы ведь можете попросить меня причинить вред самому себе, не так ли? Как физический, так и моральный. Например, отрезать себе что-нибудь. Или убить какого-нибудь ребёнка. Да? Согласитесь, обмен услугами неравнозначный. Но.
Глорий заканчивает с лямкой и плавно переходит к другой руке. При этом, он неспешно обходит Мелею, снова становясь впереди неё.
Лоскутики пересекаются. Предназначенные подчеркнуть фигуру, а прежде всего бюст, они позиционируются так, что Глорий не мог не касаться груди. Но делал он это без фанатизма. Только в пределах необходимого, чтобы идеально поправить бельё.
- Вы полностью обнажились передо мной. Что бы это могло значить?
Глорий хитро щурится. Его палец тихонько касается её подбородка, заставляя личико приподняться кверху, чтобы её взгляд был более открытым для его взора.
- Вы мне доверяете. Вот что. Это не просто желание показать своё сексуальное тело. Это демонстрация доверия. Поэтому я доверюсь вам. И выполню ваше желание, когда оно сформируется и будет произнесено.
Глорий взглянул на трусики, а после склонился на одно колено.
- Тут вы справитесь без меня. Но раз уж начал помогать... - он улыбается и выставляет перед девушкой трусики, раскрытые на оттопыренных пальцах.
Если Мелея решится их примерить, то ей придется просунуть ножки поочерёдно, а пальцы мужчины при этом не смогут не пройтись по её бедрам.
Ко всему прочему, в данный момент Мелея могла заметить вырез на трусиках, располагающийся на самом интимном месте.
- Мелея, пожалуйста, ответьте на один вопрос. Мне интересно. По шкале от одного до десяти, в таком одеянии насколько вы желаете испробовать себя в деле, для которого это бельё предназначено?
Глорий продолжал сидеть на одном колене, находясь лицом достаточно близко к её животу.

+1

14

Мелея медленно выпрямляется, оставив последний элемент одежды на полу и поднимает спокойный взгляд на гостя. Ловит то, как он, как-будто страждуще облизывается. Забавно, но сама Экхольм не испытывает живого трепета от вожделеющего мужчины и собственной наготы. Как-будто это ежедневный ритуал. Конечно, вовсе нет, такое, в каком-то роде, с ней впервые. Впервые она готова отдаться едва знакомому человеку, полному своих тайн. Вот так, почти запросто, ставя на кон свою репутацию. Меж тем…грудь вздымается покойно, ничуть не указывая на беспокойство.
— Как вы думаете, Мелея, справедливый ли это обмен? Примерить красивое бельё взамен на исполнение абсолютно любой просьбы в будущем?
- У Вас холодные пальцы. – Только замечает в ответ Экхольм, покорно и недвижимо позволяя Глорию производить манипуляции с корсетом. Ему должно быть несколько мешают ее распущенные волосы, а быть может и нет. Тем не менее они кроткой рекой струятся по спине и плечам княжны, источая свой сладковатый аромат от душистой воды. Вся Мелея пахнет чем-то сладковатым и нежным, как тот еще не распустившийся по утру бутон. Глорий продолжает размышлять над ее предложением, тем временем неизменно, то невзначай, то как будто специально, касаясь теплой бархатной кожицы то тут, то там. Экхольм молчаливо следит за ним, с видом таким, что зашедший бы случайно подумал, что подданный наряжает императрицу.

Владыка Катарсиса. Демиург. В чем забота и нужда играть в эти игры? Угождать или поддаваться. Коварно улыбаться или послушно отворачивать взгляд. Или наоборот – бесстыдно наблюдать. Быть может, простая скука или все же та, якобы высшая цель, заставляла его тратить свое время на Экхольм. А быть может, ему просто нравилось красивое белье на красивых женских телах. В конце-концов, как еще коротать вечность?..

А тело Мелеи было вполне себе достойно этой чести. Нежный стан, облаченный ныне в кричащего вида корсет сохранял изысканность и хрупкую красоту, разве что жирно, почти непростительно подчеркнутую фривольностью наряда. Тонкие запястья, лодыжки как будто одним своим видом навевающие мысль о легкости заключения их в грубый хват, лишение воли и подчинения. Длинная беззащитная шея, неизменно влекущая соблазнительным выпуклым сочленением ключицы. А эти бедра? Словно заботливо отлитые в чистейшем мраморе. И идеальная, кажется, в этом образе форма груди, медленно, мерно, как будто маняще, подымающаяся с размеренным дыханием.
Его палец тихонько касается её подбородка, заставляя личико приподняться кверху. Что за янтарные озера впиваются в ответом взоре, как-будто сияя изнутри – ловя отблески солнечного света.
- И выполню ваше желание, когда оно сформируется и будет произнесено.
- Договорились.
Следующая реплика демиурга осталась без комментария княжны. Девушка с завидной грацией и спокойствием вставила сначала одну ножку в вырез, натянув пальчики ноги, словно боясь задеть ткань, а затем вторую. Ткань заскользила вверх, неизменно сопровождаясь прикосновением кожи мужчины. Наконец, вульгарный элемент достиг финальной точки, жадно прильнув к нежнейшей плоти. Кажется, Мелея не испытывала ни грамма смущения от процесса, а даже наоборот, придирчиво следила за Глорием, чтобы тот скользил тканью вдумчиво и без лишнего торопления.
Мелея, пожалуйста, ответьте на один вопрос. Мне интересно. По шкале от одного до десяти, в таком одеянии насколько вы желаете испробовать себя в деле, для которого это бельё предназначено?
- А для какого дела, по Вашему, оно предназначено, Глорий? – Мел смотрит на мужчину сверху-вниз, ощущая на животике его дыхание. – Ладно, пожалуй, предположу, что речь идет о сексе. Знаете, я предпочитаю заниматься им без одежды…Поэтому, пожалуй…шесть. – Короткая пауза. – По шкале от одного до десяти, Глорий, как сильно Вы хотите заняться сексом со мной в этом одеянии?

+1

15

Она не отвечает на вопрос о справедливости "сделки". Вместо этого, переводит тему, обливая Глория ложью. Пальцы у него были отнюдь не холодные. Но, если задуматься, всё относительно. Возможно, она имела ввиду, что мужчина не достаточно горяч.
Глорий улавливает этот намек, но винить себя за упущенную возможность как следует поиграться не собирается. Если бы он хотел позволить себе большего, то непременно сделал бы это. И, скорее всего, Мелея даже не стала бы сопротивляться, независимо, насколько он был бы груб в своих касаниях.
Нет, он изначально не собирался пользоваться моментом. По крайней мере сразу. Даже если она готова дать свое тело "на растерзание". Вместо сожаления Глорий лишь снова умиляется Мелее. Обнаженная и украшенная вульгарным бельем, абсолютно беззащитная. Она старается держаться смело и спокойно. Глорий не видит в ней какого-то трепета, но предполагает, что внутри девушка испытывает через-чур яркие чувства.
Он продолжает смотреть на нее, не стесняясь пожирать взглядом. В отражении его глаз она могла увидеть десятки поз, в которых он представляет ее своей. Не буквально, разумеется. Он просто не скрывает той чистой искры вожделения к ней. Пусть, и ведет себя очень даже галантно.
А когда он склоняется перед ней и выставляет руки, удерживающие хрупкие трусики, Мелея грациозно приподнимает ножку. Словно разрешая не просто любоваться ей таким взглядом, но и прикоснуться в очередной раз. Пальцы скользят по белоснежной коже. Нежно прижимаясь и огибая рельеф без лишнего нажима. Но, тем не менее, ладони уже плотно прилегают к её бедрам, и так броско медлят в движениях.
Глорий наслаждался каждым мгновением прикосновений к её ногам. Но он также надеялся, что и Мелея ощущает лишь приятные чувства от касаний его рук.
Вскоре он не стесняется касаться её ягодиц. И все без лишнего фанатизма. Касания его воздушные, но всё-таки касания. Мужчина не позволяет себе лишнего, но могло создаться впечатление, что он вот-вот перейдет черту и начнет действовать так, как девушке не хотелось бы. Послушает ли он её, если она скажет "нет" или "хватит"?
Особый акцент он выделил тому вырезу, предназначенному для открытой зоны интимного места. Он поправлял ткань так бережно и старательно, доводя очаровательную картину перед глазами до идеала.
- Она выглядит шикарно.
И вот, сдержав порыв коснуться губами, он плавно поднимается, наконец, разрывая тактильный контакт.
Ответ Мелеи заставляет Глория изогнуть бровь. Он явно не ожидал услышать цифру "шесть". Впрочем, он ясно понимает, что девушка не просто "набивает себе цену". Она старается выглядеть взрослой девочкой. Это также умиляет мужчину, от чего он снова одаривает собеседницу легкой улыбкой.
Он выдерживает паузу, когда она задает ему схожий вопрос. Его глаза дьявольски щурятся, а улыбка превращается в ухмылку. Он позволяет себе положить свою руку на её поясницу и скромно прижать девушку животом и грудью к своему телу. При этом он смотрит в её глаза, будто бы производя мысленный диалог: "кто первый сверху"?
И вот он поднимает указательный палец перед ее лицом. Но он не желает обратить её внимание на что-либо. Это и был его ответ.
Но тут же указательный палец касается ее кончика носа. Глорий не хочет затягивать эту паузу, чтобы девушка успела заметить собственную реакцию.
- Только не поймите меня не правильно. Дело не в вас или в том, что на вас надето. - он прижимает ее теснее, но уже боком, разворачиваясь и широко проводя рукой. - Это место слишком вульгарно для соития с такой очаровательной леди. Помните, я говорил, что пришёл без мысли удовлетворить свои сексуальные потребности? Это правда. Безусловно, спонтанный секс с вами доставит мне тонны удовольствия. Но если подойти к такому делу с умом, поверьте, это будет похоже на фантастические путешествия по иным вселенным.
Глорий отпускает Мелею и направляется к дивану.
- Нет, помещения вашего жилища очень красивы и притягательны. Мне приятно здесь находиться. Но, признаюсь, я не хотел бы впервые возлечь с вами именно здесь. Я представляю, как мы уничтожаем диван, и мне не хотелось бы этого.
Глорий резко оглядывается и взгляд его становится серьезным.
- Поэтому я лучше приглашу вас к себе. Обещаю, вы не пожалеете, если согласитесь.
Глорий опускает взгляд, уставившись на её бедра. Его глаза становятся грустными, словно он задумался о том, что сейчас последует отказ или вовсе насмешка. И все же он продолжает.
- Но то, что я сказал... "удовлетворить свои потребности" - не значит, что ваши.
Тут он резко переводит взгляд на её лицо, буравя взглядом милое личико. Его ладонь поглаживает по месту на диване рядом, а затем игриво похлапывает пару раз. По глазам Глория можно было понять, что он представлял на том месте саму Мелею.

+1

16

Один?
…Один?
ОДИН?!
Если секунду назад некий давно зарождающийся порыв был готов выплеснуться наружу, одарить мужчину своей наполненностью, обличенной в желание…Порыв, спровоцированный «наглым» прикосновением Глория, заставившим девушку прильнуть к нему, ощущая строгость ткани, обнаженным, в самых откровенных местах, телом.  Зародивший, наконец, легкий свежий румянец на яблочках щек… То сию секунду, единственный выставленный перед носом княжны палец не только задавил этот порыв на корню…Но и вызывал такой гнев, что алая краска негодования неумолимо стерла зардевший мягкий румянец, закрасив собой личико Экхольм. Кажется, даже ушки княжны приобрели розоватый оттенок. Мужчина позволяет себе при том коснуться кончика носа Мел, словно дразня или ставя себя выше хозяйки дома, на что девушка несогласно вдруг откидывает головку в сторону. Глорий пытается прижать Экхольм к себе, но получает однозначный отпор. Ладони эон вдруг упираются в широкую грудь демиурга, отталкивая себя от него. Гость пытается прояснить свою «оценку», но, кажется, ситуация уже не поправима. Сложив руки под обнаженной, соблазнительно торчащей к верху грудью, Мелея слушает мужчину, приподняв аккуратную бровку кверху. Наконец, он отходит от Мелеи и направляется к дивану. Проводив мужчину яростным взглядом, Экхольм, бодро шагает, под звуки его голоса, к своему шкафу. Самому обычному, купленному уже когда в незапамятные времена и видавшему одежку княгини начиная с самых маленьких, детских платьиц и заканчивая сегодняшними, женскими уже нарядами. Молча девица с силой распахивает дверцы несчастного гардероба, шумя вешалками. Пока Глорий говорит, очевидно уловив настрой дамы и от того погрустнев, Экхольм выхватывает длинный халат из недр шкафа и тут же, торопливо, облачается в него, скорым движением рук укрывая соблазнительное тельце под плотной тканью. Еще секунда и на талии уже завязан простой узел.
-Знаете, Глорий. Вот что я Вам скажу. – Пышит Экхольм, быстро заплетая распущенные волосы в простую косу. – Не знаю, с какими мамзелями Вы обычно имеете дело. Да и не только с мамзелями, но и господами. Но Вам пора кое-что уяснить. Вы не «пуп земли». «Я»..»я»…»мне»,»я бы»…Как много «Я» в ваших речах. Что вы хотите, как вы хотите, где вы хотите. – Экхольм развела руками в стороны. – У Вас был шанс, потому, что…почему бы и не Вы? Вполне себе сгодились бы на хороший вечерний секс, пусть даже он был бы и единоразовый. Но Вы слишком много о себе думаете и возомнили. Я поиграла в Вашу игру. Что-то было любопытно. Но. Достаточно. Если Вам нравятся пресмыкающиеся пред Вами бесхребетные дамочки, то Вы точно пришли не по адресу.  Вы мне сегодня прекрасно продемонстрировали  свое непомерно раздутое эго.  Вот только не пойму, какие есть на то подтверждения и основания. Пока я вижу перед собой весьма самовлюбленного мужчину, решившего, что он имеет везде власть. Нет, это не так. И эти…пространные речи о иных вселенных, душе…Вы для начала бы доказали собственную состоятельность и силу в том, в чем можно убедиться воочию. Хотя, полагаю, раз Вы пользуетесь этими приемчиками, видимо, многие дамы ведутся на эту болтологию. Если Вам будет интересно, чтобы я пришла к Вам. То добейтесь этого. Потому, что сегодняшний шанс Вы спустили на самолюбование. Полагаю, где выход Вы помните.

Отредактировано Мелея (2022-06-07 21:12:34)

+1

17

Мелея изменилась ровно в тот момент, когда Глорий ответил на её вопрос. И она ожидала не того ответа. Также как и сам Глорий не ожидал, что девушка не поймет его.
Улыбка исчезает с его лица, а вместе с тем и озорной огонёк в глазах. Он устало прищуривается, словно, пытаясь понять, что произошло. Хотя ему и так всё было понятно.
Он наблюдает, как девушка торопливо скрывает свою красоту под халатом. Впрочем, Глорий продолжает смотреть на нее с хорошо скрываемым вожделением, а также эстетическим наслаждением. Мелея была прекрасна как в обнаженном виде, так и в облачении. Да даже в глухих доспехах она продолжала бы выглядеть привлекательно.
Природная красота была присуща эонам, но эта девушка отличалась даже среди них.
Возможно, по отношению к ней Глорий просто не мог быть беспристрастным. Но ему казалось притягательным это очарование. Даже когда она злится и выплескивает гнев в скромной форме.
И, определенно, ему не нравится то, как себя ведет Мелея. Она полностью проигнорировала его слова, накинув штамп пустой болтовни. Для мужчины это было оскорбительно. Ведь помимо тех речей, завязанных на таком простом слове как "я", Глорий действительно восхищался Экхольм. Пусть это было не так банально по сравнению с типичными комплиментами, которыми одаривали Мелею окружающие мужчины. Но хотя бы искренне.
Не смотря на истинный замысел демиурга.
Он послушно выслушивает тираду Мелеи, и, наконец, отводит взгляд. Поднимается с дивана и поправляет воротник своего пиджака.
- Вот кто я для вас... - спокойно произносит Глорий. - "Единоразовый вечерний секс"? Ясно.
Мельком оглянувшись по сторонам, словно, проверяя, не забыл ли тут чего своего, Глорий направляется к выходу.
- Вы считаете, что все сказанное мной является самолюбованием? Возможно, я ошибся в вас. И вы требуете к себе лишь внимания, которое можете получить от любого невежи, способного на лесть и примитивный флирт. Что же. Прошу прощения, что испортил настроение, не оправдав ожиданий. Но я тот, кто я есть.
Глорий останавливается, запускает руку в карман, и невольно склоняет голову. Он впервые стоит к ней спиной, словно не замечает. Словно, её присутствие не столь важно, как прежде.
- Но я не отказываюсь от своих слов. Вы можете рассчитывать на меня. И на моё приглашение. И на моё обещание исполнить любую просьбу.
Глорий слегка оборачивается, глядя через плечо, и Мелея может уловить в его взгляде гордую обиду.
- Вы правы. Слова не имеют никакого значения. Лишь поступки достойны настоящего отношения. Подумайте, чего вам нужно. Секс на один раз? Обожания и раболепия? Или все же чего-то большего?.. До свидания, госпожа Экхольм.
Мужчина выходит из комнаты.

+1


Вы здесь » Аркхейм » Завершённые эпизоды » Тет-а-тет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно