новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Незавершённые эпизоды » Пасть тигра


Пасть тигра

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

Лирея / Область Наньнина, к северо-востоку от столицы Торис, не далеко от поселения Юн / конец апреля 5022г.

Цзин Бэйюань, Роан Атеран, Ларс, Хель

https://i.imgur.com/CiIYlxS.png

Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Где-то около двух недель назад, от настоящего времени, на краю области Наньнина проходили посевные работы. Рабочие разравнивали и перепахивали новое поле для посева кукурузы. В прошлом эта область была заброшенным пустырем, и местные жители деревни не пахали там землю, поскольку вся территория заросла бурьяном. Однако молодой князь, узнав что часть его земли давно пустует, решил использовать ее на благо Империи, посадить там кукурузу. Наняв технику и рабочих, он вложил не малую сумму в разработку земли. Однако в самом разгаре работ, произошло неожиданное, одна из машин наткнулась на некий металлический люк в земле. Работник решил выдернуть этот люк, чтобы тот не мешал. И едва он он это сделал, как люк внезапно разинул свою "пасть" и оказался внушительным входом в подземелье. Разинутая пасть походила на пасть тигра, и местные жители, как и работники так ее и прозвали.
Узнав о случившимся, князь велел прекратить работы, и отправил два отряда из собственных войск, разведать что находится внутри. Но спустя неделю, никто из солдат так и не вернулся. все они исчезли без следа. Поняв что дело не чисто, князь решает отправится сам и исследовать таинственную "пасть". Перед этим, он отправил запрос в организации наемников, чтобы собрать небольшую группу смельчаков. Если внутри окажутся сокровища, то группа получит 25% от общей стоимости сокровищ, остальная часть, по закону отойдет в казну Империи Торис.

Очередность: Цзин Бэйюань, Роан Атеран, Ларс, Хель.

Отредактировано Цзин Бэйюань (2022-05-31 19:04:34)

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+3

2

Цзин Бэйюань стоял перед огромным входом в подземелье! Этот вход действительно походил на чью то пасть. Как будто кто-то огромный сидел под землей и внезапно разинул свою пасть, чтобы сожрать любого, кто сунется в нее. Вокруг было поле. С одной стороны, позади князя, оно уже было вспахано, впереди все еще рос тернистый кустарник и бурьян. Бэйюань несколько озадаченно и в тоже время недовольно смотрел на пасть, что сейчас разинулась и со стороны, издалека казалось будто хотела заглотить князя целиком.
Что было внутри не известно, сейчас из пасти зияла темнота. Дверей не было, лишь черный проход, освещенный только снаружи полуженным солнцем.
Прежде чем отправится исследовать эту необычную находку, князь прошерстил все архивные документы, касательно его области. Он даже с отцом связался, но ни где ничего не было, отец тоже не знал. Либо то, что находится под землей был неким засекреченным объектом, либо он существует еще с той поры, когда Империя Торис только обозначала свои границы. Одним словом все это было покрыто толстым слоем пыли прошлого.
Князь был облачен в темно-синие платье, на сей раз он не стал одевать какие то украшения, лишь нефритовой заколкой сцепил часть волос на затылке. В руке он держал веер, который сжимал с досады. Эта чертова находка испортила ему все работы. Посев кукурузы должен был закончится к середине мая, но теперь работы встали. Если не убрать эту пасть, то часть поля так и будет не обработана. Более того он послал десять человек из своих личных войск, но все десять человек пропали без вести, живы они или нет, до сих пор было не известно. У князя было свое собственное войско, которое он нанял, из числа наемников и других военных, для охраны его земель. Обычно ребятам не приходилось сталкиваться с большими проблемами. Самое крупное что они делали, это гоняли разбойников, да порой охотились на диких дхартов, или иных монстров что забредали на земли Наньнина. Подобных происшествий как в этот раз, еще не было. Конечно подобные неприятности сильно злили князя и он был недоволен. Радовало одно, что он успел эвакуировать жителе из местной деревушки, на всякий случай. Теперь он ждал компанию, для исследования этой самой пасти. Впрочем была еще надежда на то, что внутри найдутся какие-нибудь ценности, которые смогут покрыть все убытки. Больше всего Бэйюань терпеть не мог когда его люди внезапно пропадали или их убивали, а еще бессмысленные траты. Пусть он и был одним из богатейших людей в Лиреи, тем не менее вот так выкидывать средства, которые не приносили ничего взамен, его раздражало.
Снова стиснув в руке веер, он с досады пнул камень под ногой и отправил его в полет прямо в пасть. Камень пролетел пару метров, затем послышалось эхо его удара о каменный пол, или скорее ступени, потому что вслед за первым ударом последовал еще один и один, пока эхо не стихло совсем.
Выдохнув, чтобы немного унять гнев, Бэйюань поднял голов и посмотрел на небо. Был полдень, остальные члены его группы должны были вот вот подойти.

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+3

3

[float=right]https://i.ibb.co/9NXrnY7/4.png[/float]День грозился быть ясным, солнце светило весьма жизнерадостно, впрочем, Роан до этого дела не было. Заказ не то чтобы заинтересовал ее сразу, но стоило представить, какие сокровища могут таиться во тьме… это ведь логично: если есть яма в земле и что-то убийственное в ней, где-то там должен таиться клад. Может, некий древний артефакт… Что-нибудь опасное, могущественное и очень дорогое. Мысли о несметных сокровищах или награде всегда приносили вампирше некое почти постыдное удовлетворение, навевали спокойствие.

Итак, Роан не находила поводов для волнения и добралась до места около полудня. Корабль ждал ее в доках, а симпатичные серьги — в корзине интернет-магазина. Красивые вещицы всегда были ее слабостью.

На Лирее же Атеран приходилось бывать нечасто, и теперь витавшая в воздухе атмосфера размеренной упорядоченной жизни заставляла почувствовать собственную инородность. К пейзажам Климбаха и подобных планет Роан уже успела привыкнуть, как и к их суетности и разнообразию того, что может попытаться убить незваного гостя.

Теперь же еще издали вампирша заметила фигуру князя, а замечать было что: нечасто ее наниматели занимали столь высокое положение. Еще реже они стояли перед входом в какие-нибудь неприятные руины с таким видом, словно тоже собираются туда лезть.

- Добрый день, - подходя, окликнула мужчину Атеран и, недолго колебавшись, протянула для рукопожатия обтянутую перчаткой ладонь. - Роан Атеран, к вашим услугам.

Зияющий в земле провал производил впечатление, сейчас очень даже верилось, что где-то в его недрах могли пропасть люди, да и неудобства князя как землевладельца тоже были понятны: во-первых, сколько пространства пропадает. Во-вторых, еще неизвестно, что оттуда может вылезти… Хотя как много в действительности вариантов? Обитай там какой-нибудь хищник, мог бы уже и выбраться, если только его не сдерживает какой-нибудь барьер… ну либо он просто не хочет, доедая пропавших у князя солдат. С другой стороны, может иметь место и некая защитная система, что тоже логично, если нужно было что-то спрятать. Вообще, интересно, как много лет этому провалу — вдруг сокровища уже истлели? Так, нет, о сокровищах думать будем потом, пока лучше вообразить что-нибудь опасное, чтобы держаться в тонусе.

- Я правильно поняла, что вы собираетесь пойти с нами? - уточнила девушка. О том, что набирается группа, она знала, но имена составляющих ей компанию были неизвестны. Сама она уже успела подготовиться, проверив обмундирование и оружие, так что теперь могла позволить себе осмотреться. Возможно, стоило попытаться вывести нанимателя на разговор, но для уточнения деталей лучше подождать остальных из группы, а вести светские беседы представлялось ей до зевоты скучным. Может, стоило подойти минут на пять позже и успеть подобрать к тем серьгам еще браслет или ожерелье…

+3

4

Несколькими днями ранее Ларс просматривал заказы для наёмников на защищенном канале определенной организации. Не обязательно было там являться участником, чтобы брать работу, достаточно желать заработать. И там же вскочил свежий заказ, оплата которого была интересна. Ты можешь получить лишь одну чеканную монету, соответственно все твои труды на задание отправятся в помойную яму, а можешь выручить с этого всего нехилое количество зеленых или золотых, смотря в чем отдадут. Жизнь не интересна без риска, верно же? Заказ был принят, началась подготовка и выезд на Лирею.
Лирея была как раз та планета, на которой хотелось жить без всяких забот и хлопот, сам антураж привлекал, природа, климат. Увы, такому существу жить приходилось иначе, да и отдаленно от других, ну так, на всякий случай.
Все свободные дни на планете были отданы простому расслаблению, ну и частично подготовке снаряжения. А вот день выхода на задание начался бодро, аж с самого раннего утра, когда других членов команды быть не должно было, хвостатый изучал всю округу "Пасти тигра". Не было никакой информации про странное место, так что пришлось изучать всё лично. В первую очередь саму "пасть", в которой была видна лишь тьма, а внешне ничего примечательного постройка не показывала. Раз внутрь идти было рано, Каэл взялся за осмотр обработанных полей. Людей эвакуировали, а охрана местности, если такая здесь имела место быть, знала о наёмнике, так что проблем быть не должно.
Одна лишь беда - ничего необычного нет. Не было других проходов или каких-то странных строений на полях или в зарослях бурьяна. Единственный плюс был от такой прогулки - наслаждение природой, которую так сильно любил харф. Если не сейчас, то когда? Скоро отправляться не пойми куда, вряд ли там будет приятные зеленые красоты.
Тик-так, тики-тики-так. — напивал тихонько мужчина, направляясь к месту встречи. Шёл он по тропе, которую успели вытоптать местные. Не через траву же идти к своим "коллегам", а то засмеют внешний вид, который был бы ужасен от зарослей. Итак пришлось отряхивать хвосты с плащом после своих похождений.
Погода радовала, особенно чистое небо, на которое были направлены очи до той поры, пока Менш не заметил два силуэта - мужской и женский, князь и наемница. Взгляд тут же перебежит на них, изучая с пят до макушки.
Они тоже могли приметить его издали, рассмотрев при том черный плащ, под которым покоилась броня, пол лица, лисьи признаки, фигуру.
Здравствуйте. Каэл Менш прибыл к Вашим услугам. — прозвучал бы искаженный голос из-за маски, когда мужчина подошел достаточно близко.
Не старался он познакомиться с кем-то из них, как и вступать в рукопожатия. А если кто и протянет ладонь, то получит игнор, мужские руки даже не покинут карманы плаща. Уж не в той шкуре был, где требовалось играть роль дружелюбного человека. Сейчас лишь работа главная вещь. Другие же такое поведение могут воспринимать как им вздумается, высокомерие ли это, иль просто необразованность. Однако, попади они сейчас в опасную ситуацию - каждому постарается оказать помощь в меру своих возможностей, особенно князю. В первую очередь заказ представлял из себя поддержку в исследованиях, защита нанимателя.

[icon]https://i.imgur.com/Gd4Epc3.png[/icon]

Подпись автора

I love you
   I hate you
  My last chance
I lost his

+2

5

Корвус ворчал, в очередной раз не совпав во мнении с товарищем. Недовольные тирады настигали Хеля, пока тот собирал сведения, пока собирался сам, даже когда решил на дорожку перекусить бутербродом. Птица следовала за ним, то и дело обрушиваясь тяжестью сбитых откуда-нибудь сверху предметов — то краем книги по виску, то позолоченной статуэткой человека-слона.

- Ты без меня пропадешь, - внушал Корвус, - ну глянь на себя! Пяти шагов не пройдешь, надломишься, кто тебя там собирать будет? Ну будь же ты другом, в конце концов! Еще и дело себе откопал! Вот что тебя там привлекло?! Я понимаю, хоть сказал бы, что деньги, гонорар то немаленький, так ты ж о нем сразу забудешь. А у нас, между прочим, мышь в холодильнике повесилась! Я сам вешал… тьфу, я сам видел!

- Там интересно, - отмахнулся Хель, - люди пропали, подземные катакомбы. Земли Торис не два дня стоят, понимаешь? Там может быть древний храм, сокровищница знаний…

- Сокровищница, Хель, это когда в ней золото и бриллианты, а твоими знаниями весь чердак забит, вот-вот из окон полезет. Утром, между прочим, какой-то старик заходил, помаялся по лавке и свалил, пока ты тут над книжками чах.

- Все, мне пора. Дверь запру.

- Уже? Так, под ноги смотри, если куда-нибудь полезешь, и помни: приземляться надо на задницу… хотя с тобой один черт, мешок костей!

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
Хель не врал: его привлекли вовсе не деньги, он и на имя нанимателя-то не взглянул толком. Но любопытство звенело под кожей натянутой струной, только коснись — порвется. И пусть пришлось добираться с неудобствами — сперва порталом, а после продираясь через улицы мегаполиса, жалеть пока было рано. Резиденция Торис могла бы поразить многих, но Хель будто и внимания не обратил, только мелькнула шальная мысль, что, может, стоило имя нанимателя все-таки запомнить получше… хотя он же записал.

На ходу сверился с бумагами. Да, верно: князь, Цзин Бэйюань… может, и зря он не взял Корвуса с собой, птице всегда легче давались переговоры, хотя после них ростовщику и приходилось краснеть и приносить вежливые извинения. Но все-таки… нет, все верно: в «пасти тигра» могло скрываться что угодно, ни к чему подвергать опасности птицу. А о себе он, вопреки сомнениям друга, позаботиться всегда мог.

Будто в подтверждение собственых мыслей, юноша споткнулся, не доходя пары шагов до будущего места действия. Подвернись под ноги еще какой-нибудь камешек, Хелю вполне грозило влететь головой в разверзнувшуюся дыру — вот это было бы эпично, конечно, тем более что правильно приземляться он действительно не умел, даром что хтоник.

- Здравствуйте, - хрипло кивнул юноша собравшимся, отмечая и царственный вид нанимателя — никем другим этот облаченный в синее быть просто не мог, и весьма впечатляющую экипировку наемников, мужчины и женщины. Сам Хель на наемника походил, пожалуй, меньше всего, в своем потертом плаще и с тростью, в которой едва ли можно было с первого взгляда распознать оружие и без которой, казалось, юноше и пары шагов не сделать. Наверное, следовало как-то представиться.

- Я Хель. Надеюсь, не заставил вас ждать… специализируюсь на магических аномалиях, - птица добавила бы что-то еще, попыталась если не расположить собеседников, то хотя бы отвлечь. Хель же быстро отвел глаза, не желая встречаться с кем-либо взглядом и надеясь, что ему не предложат жать руки. Сильнее стиснул пальцы на набалдашнике трости и заглянул в зияющий в земле проем. Спохватившись, уточнил с нервной кривой улыбкой:

- В заказе была вся информация? Можем спускаться?

+2

6

Первым на место встречи прибыла колоритного вида женщина, жгучая брюнетка, этакая роковая красотка. И хотя сам Бэйюань имел другие предпочтения, то есть был благосклонен к мужчинам, все таки умел оценивать и женскую красоту тоже. Просто они не вызывали в его теле желания и он смотрел на них лишь с эстетической точки зрения, как обычно смотрят на скульптуры или картины.
Молодая женщина облаченная в черное действительно была красива. Бэйюаню вообще больше нравились брюнетки, чем блондинки, а рыжих он вообще не любил.
Когда незнакомка приблизилась и представилась, князь пожал ее тонкую руку.
- Цзин Бэйюань, - представился он в ответ, однако последующий вопрос не мало его удивил - Разумеется я иду с вами.
Конечно не смотря на простое без украшений одеяния, он все же выглядел богато, но если опять же вспомнить тех же женщин, то они порой одевались куда более экстравагантно и это ничуть им не мешало. Сам Бэйюань пусть и выглядел как молодой господин, высокий, поджатый, изящный и утонченный, но это не мешало ему окунаться с головой в приключения. Он был похож на молодого леопарда, грациозный, гибкий, но в тоже время сильный, а иногда и опасный. И так же как и кошка, он был независим, своенравен и упрям. Его нельзя было принудить к чему то, но можно было уговорить или попросить.
Прежде чем продолжить знакомство с брюнеткой, в поле зрения появился еще один участник этой экспедиции. Парень с пушистыми хвостами, таких личностей князь еще не встречал, однако он единственный кто выглядел именно как настоящий наемник. Интересно, что за раса у него такая? Князь с трудом удержался, чтобы не пощупать его пушистые хвосты. Он страсть как любил мех и все пушистое.
Следующим появился парень, тоже не самой обычной внешности. Немного худощавый, как показалось князю, но он никогда не придавал значения подобному, поскольку прекрасно знал, что и тот кто выглядит как ребенок может в бою уложить крупного этнарха. Так что внешний вид всегда был обманчив, это же касалось и самого Бэйюаня.
Когда наконец все собрались, он еще раз обвел взглядом компанию, после чего распахнул свой веер и принялся не спешно им обмахиваться. Как будто был на банкете, а не стоял посреди поля перед разинутой пастью пролома. Но выглядело это настолько естественным, что ни капли не казалось нелепым.
- Итак, позвольте еще раз представится, Цзин Бэйюань Великий князь Наньнина, Империи Торис, - князь говорил не громко, но его голос тем не менее обладал чистотой родниковой воды, четкостью и уверенностью, поэтому был хорошо слышен - Пару недель назад, рабочие случайный образом вырыли вот это... - князь повернулся и рукой показал на проем - Сперва это был обычный металлический люк в земле. Узнав о произошедшем, я отправил два отряда своих солдат на разведку, но все они бесследно исчезли. Я все же надеюсь, что мои парни живы и нам удастся их спасти, - Бэйюань вздохнул, если бы он знал о том, что произойдет, то сразу бы отправил более сильных ребят. Те кто отправились на разведку не были элитными воинами из охраны самого князя, это были обычные рядовые солдаты, привыкшие гонять разбойников и мелких хищников. Уровень их мастерства был не высок. Кто же знал, что пасть окажется такой таинственной и проглотит их.
- Я не знаю, что находится там внутри. Как я и говорил, если внутри есть сокровища, то помимо гонорара вы получите двадцать процентов от общей стоимости сокровищ. Но... - Бэйюань посмотрел на собравшихся - Возможно что кроме смертельной опасности, там больше ничего нет. Поэтому я еще раз хочу чтобы вы подумали, готовы ли вы рискнуть. Если сомнений нет, тогда отправляемся.
Князь развернулся и щелчком сложив веер первым шагнул в эту разинутую пасть.
Внутри оказался узкий каменный коридор, который под плавным углом шел вниз, пока не достиг такой же каменной лестницы. Как ни странно тут не было темно. По мере того как группа продвигалась, по бокам вспыхивали врезанные в каменные стены светящиеся кристаллы по бокам. И хотя с яркого солнца тьма коридора казалось особенно сильной, вскоре зрение привыкало и кристаллы давали тусклый свет мягко освещая пространство. В некоторых местах стены и потолок, а так же ступени были покрыты мхом и плесенью. Было прохладно, в воздухе пахло сыростью, мхом и плесенью, но запах не был неприятным, лишь немного тяжеловатым из за высокой влажности. Кое где с потолка капала вода от копившегося конденсата. С виду ничем не примечательный вход в подземелье, можно даже сказать обычный.
Когда группа достигла лестницы, князь первым ступил на нее придерживаясь за стену. Конца лестницы не было видно, она терялась в темноте и уходило глубоко.
- Осторожно, лестница скользкая, - предупредил Бэйюань и продолжил спуск - Это странно, я просмотрел все архивные записи этого района, но в них ничего нет. Отец тоже сообщил, что сколько себя помнит, тут всегда был поросший кустарником пустырь. Земля здесь сухая и грубая, поэтому местные крестьяне не возделывали ее. Но меня волнует не это. Если тут была какая то постройка, вроде храма или что то похожего, то куда она исчезла. Рабочие осмотрели округу и даже следов фундамента нашли. Выходит, что либо постройку снесли под самый корень, либо тут действительно ничего не было. По правде говоря я впервые сталкиваюсь с подобным, - князь замолчал, он изучал археологию, и встречал не мало странных руин, но ему впервые попалось такое место, где на поверхности ничего бы не было, а посреди поля был вход в какое то подземелье. Это было очень странно.
- А вы что думаете? - князь обернулся и посмотрел на троицу, следующею за ним - Кстати, перед тем как мы столкнемся с опасностью, может расскажите кто в чем силен, так нам будет легче защищаться, когда будем знать сильные и слабые стороны каждого. Я например, больше специализируюсь на стихийной магии, в частности на магии воздуха. Не слишком силен в ментальной. Ну как сказать не силен, не являюсь специалистом. Еще не плох в целительстве. В качестве оружия использую боевой веер Сюя, - князь приподнял черный веер показывая его - Так что для меня лучше ближний бой.

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+3

7

Группа оказалась колоритной — по крайней мере, на скромный взгляд Атеран, составить свое мнение ей ведь никто не запретит. Наниматель произвел благоприятное впечатление, правда, не своим внешним видом, пусть и весьма элегантным и, казалось, больше подходящим для банкета, чем спуска в холодное подземелье. Скорее, дело было в том, что обычно вампирша имела дела с другим типом клиентов, и тот тип рисковать собой крайне не любил. Зачастую это были заказы на добычу какого-нибудь редкого артефакта, и хорошо, если предоставляемой информации было достаточно, чтобы без проблем найти местоположение искомых вещей. Что уж говорить о том, что никто обычно не стремился составить ей компанию, даже личные встречи были чем-то исключительным: большая часть сделок приходила через зашифрованные каналы, и ей даже не всегда были известны имена клиентов.

Впрочем, сейчас речь шла не об артефактах и вообще, если подумать, не касалась какой-то излишней выгоды для князя, а лишь надзора за принадлежащей ему территорией. Возможно, так и следует вести себя власть имущим… но Роан не считала, что может об этом судить. Да, ее впечатлило, что наниматель оказался готов и сам рискнуть. Настолько впечатлило, что обращенная мужчине улыбка оказалась искренней, а не вежливо-равнодушной. Роан же любила рисковать, так что отказываться от принятого заказа в любом случае не собиралась.

Что касалось остальных… мужчина с ног до головы в черном внушал чувство опасности, но насколько оно было истинным, узнать пока только предстояло. Быть может, дело было в силуэте, казавшемся крепким из-за брони, а может, просто затаившийся в глазах холод навевал такие мысли. Несмотря на пушистые хвосты, каких Роан, признаться, не доводилось видеть прежде, наемнику не хотелось протягивать руки. Казалось, он и сам не стал бы отвечать подобным жестом, вместо этого деловито осматривая пролом. Деловой человек. Что же, Роан могла это понять.

Последний член группы принадлежал к тому типа наемников, с которыми Роан предпочитала не иметь дела. Худой, хрупкий, но глаза горят каким-то пугающим любопытством: такие исследователи не ровен час теряют бдительность и могут представлять опасность даже для своих. Впрочем, зачастую их оправдывало то количество информации, которое обрушивалось на любого, задающего им вопрос по делу. Как и ожидала вампирша, юноша представился и даже назвал свою специализацию. А вот то, как он почти сразу взглянул в дыру в земле и нервно поинтересовался, можно ли спускаться, заставило недовольно прищуриться и вспомнить, почему вампирша предпочитала работать в одиночку.

Но было еще кое-что, куда худшее: Хель был ей знаком. Впервые она могла лицезреть так близко человека, из-за которого давным давно лучший друг соплями залил ее лучшую блузку. Неприязнь немедленно впилась под ребра.

- Вы не обязаны напоминать нам об опасности, господин Цзин, - заметила вампирша, надеясь, что обратилась к мужчине более-менее правильно, - если бы ее не было, наше присутствие не понадобилось бы. Скорее, надеюсь, вы понимаете, как мала вероятность того, что ваши люди живы. Может, мои слова кажутся жестокими, но предполагать лучше худшее.

Не выказывая волнения, вампирша последовала за князем. Для глаз вампирши привыкнуть к темноте не составило бы труда, но это не пригодилось: словно реагируя на присутствие незваных гостей, кристаллы в стенах вспыхивали светом подобием дружелюбного приветствия, разве что атмосфера не располагала. В остальном, все казалось вполне естественным: отсыревший подземный ход мог бы привести куда угодно.

- Место кажется древним, - заметила Атеран, - оно могло располагаться здесь до того, как возникла империя? Боюсь, археология и история — не мой конек. Но у меня нет ощущения, что ход вот-вот обвалится и нас засыплет землей, скорее, кажется, что это место строили с расчетом на то, что оно простоит как можно дольше, вероятно, чтобы сохранить что-то внутри. Либо не дать чему-то выйти наружу. В обоих случаях должны быть защитные системы… И раз кристаллы еще способны осветить путь, нужно готовиться к тому, что любые другие механизмы тоже работают.

Роан по собственному опыту знала, что часто такие механизмы работают даже когда все остальное вышло из строя: например, начинал обрушиваться потолок или распечатанную сокровищницу медленно прибирал к рукам лес. Казалось бы, время должно было воздействовать и на защитные системы, но что магия, что механические сооружения все равно готовы были обрушить на голову гостя нечто смертоносное. Гораздо реже Роан приходилось сталкиваться со стражами в таких хранилищах — если время все же добиралось до них, то последней преградой на пути к артефактам оказывались лишь истлевшие кости.

- Я специализируюсь на атакующей магии, в основном, стихией огня, - объяснила вампирша, когда прозвучало предложение князя, - и ближний бой, разумеется.

Говоря о ближнем бое, Атеран даже улыбнулась - тяжесть кинжалов всегда наполняла ее спокойствием. И использовать их приходилось даже чаще, чем магию, и, если быть откровенной, с куда большим удовольствием.

- В том, что касается целительства я не сильна, но магические ловушки и их обезвреживание — обычно по моей части. Я предполагаю, что это может пригодиться. И с обычными замками, кстати, тоже могу помочь, - специально для таких случаев в одном из отделений ее брони имелся набор отмычек. Хотя чего уж, у нее и аптечка была с собой. - Если не возражаете, я могу пойти первой.

Она кивком головы указала вниз, а после обернулась, чтобы взглянуть на двух других мужчин.

Отредактировано Роан Атеран (2022-07-16 17:47:13)

+3

8

Пропало два отряда наёмников.. Это не несло с собой ничего доброго. Может сработали защитные системы, уничтожившие их или заточившие под стражу, а может аномалии какие, либо же это место не такое уж заброшенное, как может показаться, вдруг некий народ принял решение закрыться под землей для своей безопасности. В связи с последним вариантом можно поднять данные о бедствиях на этой планете. Может давным-давно произошел страшный катаклизм, уничтожавший всё и вся в этой местности. Всякое возможно, но пока не спустишься - не узнаешь.
Не сказать, что для харфа риск являлся чем-то редким. Работа наёмника - сплошной риск, "коллеги", скорее всего, понимали это. Сегодня-завтра может кто-то подобраться к тебе и перерезать глотку, а ты и сделать ничего не успеешь, а всё из-за заказа, который выполнил хоть несколько лет назад. Действия наёмников так или иначе не раз влияли на чью-то жизнь, переворачивая всё с ног на голову. Какие-то личности убивают, другие воруют или уничтожают вещи, а последствия с этого всплывают не всегда сразу. У Ларса, например, такое случалось, что после одного давнишнего заказа на него обозлилось общество определенных личностей, а в один прекрасный момент произошла попытка мести. Так оно и бывает.
По хорошему, Хельм должен был идти впереди, ибо его зрение позволяло неплохо видеть в темноте и остро реагировать на малейшие движения. Это могло бы помочь предупредить об опасности, ну или предоставить хоть какую-то защиту для стоящих сзади. Увы, Князь зашёл самым первым, поэтому планы хвостатого немного изменились и тот решил замыкать отряд, пропуская всех вперед. Заодно на спине образовывался щит, был он под плащом, а держался за броню за счет специальных приспособлений, которые были подготовлены заранее. Щит должен будет защитить от внезапного удара в спину.
А вот они и зашли.. Внутри стало видно все намного лучше, нежели снаружи, что объясняется отсутствием солнечного света. Но на смену одного света пришел иной, правда более слабый. Захотелось хорошенько оглядеть лампы, которые до сих пор работают. Хотя всё там поражало своим хорошим состоянием, это же надо было так постараться над таким местом, что бы оно достойно держалось против самого времени.
Пока те шли глубже, отдаляясь от входа, появлялось ощущение, что пасть вот-вот закроется, не позволяя этой группе выбраться, а после начнётся что-то страшно. Однако, самым страшным являлось лишь узкое пространство, которого Менш не переносил. Выдержки хватало, чтобы не убежать обратно, пока все идут вперёд, но это оставляло свой отпечаток на разуме, создавая ощущение сильной тесноты. Ну и в таком пространстве особо не подвигаться, о сражение даже говорить не стоит.
Идя по коридору, Каэл не рисковал дышать без маски. Она же не только скрывающим элементом являлась, но и защищающим. Кто знает, что скопилось за годы в этом воздухе, болезни или отравляющие вещества, такое цеплять желания нет. Так что оценить тяжелый воздух не представлялось возможным, тем не менее влажность ощущалась.
Когда первый раз что-то капнуло прямо на макушку, лис остановился и недовольно посмотрел наверх, за что ему упала еще одна капля на лоб. Неприятна была холодная вода. Прежде чем продолжать движение, Менш выставил хвосты над головой, а-ля зонтик.
Если союзники оборачивались на мужчину, могли на секунду терять его из виду, будто тот становился самой тьмой этого места. Его броня пассивно сливалась с темнотой, пряча всё тело от глаз. Из-за этого же контур тела то и дело искажался, смазывался. Лампы частично блокировали такое свойство доспеха.
А вы что думаете?
Я тоже обошёл территорию вокруг пасти, но следов не было, это натолкнуло меня на мысль, что если и был какой-то комплекс строений, то он оказался под землей в связи с каким-то обстоятельствами, а проход этот по неизвестной причине остался выше всего, что имелось.. Просто пару раз доводилось встречать, как крепкие храмы уходили под землю из-за землетрясений. Под храмами была система пещер, а сами сооружения были достаточно крепкие, чтобы медленно провалиться и остаться в целости. — кончики пальцев пошлись бы по стене, тем временем как очи осматривали материал стен, — Сделано тут все на славу, да и работают механизмы. Это место выдержало бы уход землю.
Одна версия правдоподобнее другой, но чья же окажется реальной? А может кто-то чего-то упускает и не видит, что создает ложные версии? Время скоро всё раскроет, если отряд доживёт до момента истины.
Кстати, перед тем как мы столкнемся с опасностью, может расскажите кто в чем силен,....
Я специализируюсь на ближнем бое, предпочитаю один точный и быстрый удар, вместо множества сильных. Чаще сражаюсь один, ибо могу во время боя зацепить союзника, — были даже случаи, когда лис случайно убивал своих напарников, потому что ему не хватило места и он не уследил за своими атакующими движениями, — Если я буду сражаться, меня лучше поддерживать на расстоянии. Иногда могу подстроиться под других, но это сильно ограничит меня и мои навыки. Сражаюсь щитом, когтями, глефой и хвостами.
О магии речи не шло, но натолкнет ли это всех присутствующих на мысль, что мужчина без каких-либо способностей, кроме профессиональных навыков ближнего боя с оружием и без него.
Если дева желала пойти первой в пучину неизвестности - её право, возражать Хельм не  будет. Мужчины как раз должны пропускать дам вперед.

[icon]https://i.imgur.com/Gd4Epc3.png[/icon]

Отредактировано Ларс (2022-06-03 00:13:33)

Подпись автора

I love you
   I hate you
  My last chance
I lost his

+3

9

- Есть очень много вариантов… все это, конечно, просто теории. Чтобы утверждать точно, нужно провести анализ. Но может быть, что время просто разрушило главное строение, которое располагалось на земле. Вы сказали, здесь был металлический люк, так что, возможно, это место оказалось законсервировано. Я бы сказал, что отсутствие воздуха помогло ему сохраниться, но воздух должен был попадать, иначе сейчас все, что находится внутри, сгнило бы просто за считанные минуты, и запах был бы другой. Думаю, что все это должно было быть запечатано магически. Вероятно, внутри еще достаточно магических печатей — ваши люди могли нарушить некоторые из них и пострадать.

Хель шел довольно медленно, приподняв трость, чтобы не стучать наконечником. Поэтому приходилось проявлять некоторую осторожность — но стены буквально притягивали его взгляд, порой заставляя забыть об осторожности. Ростовщик подумал о том, как славно было бы, имей они больше времени, чтобы можно было исследовать даже этот самый проход, даже здесь в стенах может таиться что-то… интересное? Опасное? Он мог бы заняться этим делом сам, пожалуй… но тогда речи о возможном спасении пострадавших не шло бы.

- Кстати, вы ведь сказали, что прошло две недели! Только с распечатывания? Если ваши люди пропали тогда же, у них должны быть с собой припасы, чтобы выживать все это время, - спохватился Хель. Взгляд его скользнул вдоль влажных стен во мрак — туда, где еще не успел загореться свет.

- Мы можем лишь строить теории… до тех пор, пока не окажемся внутри, - выдохнул ростовщик, и в голосе его нельзя было не расслышать предвкушение. Оно и подвело юношу, и Хель все-таки поскользнулся. Завалившись набок, он еще попытался удержать равновесие, наконечник трости с премерзким скрипом проехался по стене, а в голосе прозвучали слова товарища, что он вполне может убиться. Убиться не получилось, только совсем не грациозно рухнуть практически под ноги нанимателю, почти уткнувшись носом в роскошную синюю ткань одеяния. Хель выдохнул. По коридору еще разносилось эхо его падения.

Нелепо. Конечно, получилось нелепо, но не то чтобы это имело какое-то значение. Подобные вещи не трогали его гордость, только под ребрами свернулось что-то мерзкое, рот наполнился кровью из прокушенной губы. Юноша поторопился подняться, даже не взглянув, протягивали ему руки или нет — он в любом случае не мог их коснуться. Опираясь на трость, он выпрямился и снова устремил взгляд в темноту.

- Первым лучше идти мне. Я разбираюсь в теомагии, - заметил ростовщик, ни на кого не взглянув. Он мог бы сказать больше, объяснить, что специализируется на магических сетях, аномалиях и артефактах, а потому находить и распутывать созданные ими ловушки будет как раз по его части. Но не сказал, посчитав, что краткости будет достаточно. Тем более Хель не хотел, чтобы голос выдал те крохи смущения, что он теперь испытывал.

Пальцы почти до белоты сжались на набалдашнике трости, губи сами собой растянулись в нервной кривой улыбке. По хорошему, стоило предложить Каэлу, - кажется, так назвался этот человек, - тоже идти первым, страховать от возможной атаки чего-то живого… если в этом месте есть что-то живое, кроме них. Впрочем, мертвые тоже способны нападать. Но Хель не считал себя вправе командовать. Но сказать, что он был бы спокоен, останься остальные за его спиной… они ведь тоже живы, и никаких причин для взаимного доверия у них не имеется. Кратковременное сотрудничество — вот и все, что их связало, но разве такие узы крепки? Достаточно ли они крепки, чтобы заставить паранойю замолчать хотя бы на время?

Сейчас, когда во рту еще чувствовался металлический привкус крови, Хель запоздало оценивал союзников, не размениваясь на симпатии. Князь, хозяин этой земли, обнаружив внизу слишком страшные тайны, мог бы и похоронить здесь неудачливых наемников. Лис просто выглядел опасным, принадлежа тому типу людей, столкнувшись с которым в толпе, торопишься отступить в тень, опустив голову. Хотя и ничего подобного Хель не видел прежде, какая-то часть его натуры вновь шептала об исследованиях — об изучении всего нового, будь то даже препарирование живого существа… Вампирша не внушала доверия, но дело, вероятно, вновь было в том, что с ней Хель не хотел бы столкнуться посреди улицы. В том, как она двигалась, он отмечал нечто хищное, как и во внимательном прищуре ее хитрых глаз.

Хель сделал тихий вдох и усилием воли ослабил хватку почти онемевших от напряжения пальцев.


Бросок на равновесие

Отредактировано Хель (2022-06-03 02:28:55)

+2

10

Каждая из предложенных версий могла быть правдой, поэтому Бэйюань промолчал не опровергая их, теперь уже не узнаешь было ли какое то строение на верху или же нет. Это и не имело значения сейчас. На счет своих людей, конечно князь понимал, что шанс выжить у них минимальный. Но он все равно пока что не хотел терять надежду на это.
- Нет, мои люди пропали около недели назад. Естественно у них есть с собой сухие пайки, так что они могли бы продержатся, - Бэйюань коснулся стены, а затем поднял голову осматривая полукруглый потолок - В древности помещения строили из камней. Чтобы они простояли дольше обычно выбирали твердые породы камней, соединительную смесь готовили из риса и грязи, иногда смешивали с соломой. Когда такой раствор застывал он становился невероятно прочным. Даже обычные осадные оружия не всегда могли пробить брешь в таких стенах. Потом появились более современные материалы и старый способ остался в прошло. Однако если вы возьмете современную постройку и древний храм, то увидите разницу, строения древности прочнее их строили не только на одно поколение. Сами подумайте, большая часть магических рас живут в среднем до пятисот лет. Так что строение должно продержатся хотя бы этот срок. К тому же, - Бэйюань показал на кристаллы, что освещали путь - Возможно они не только освещают, но и укрепляют конструкцию магически. И потом, Каэл прав, строения на поверхности и строения под землей отличаются. Те что находятся на поверхности подвержены разрушениям куда больше и быстрее, чем те, что под землей. И дело не только в природных катаклизмах, но и в расхитителях, мародерах и других вредителях, - князь остановился и обернулся, улыбнувшись - Я изучал археологию в юности. Кстати, давайте сразу договоримся, и перейдем на неофициальное обращение. Можете звать меня по имени или просто по титулу. Так будет проще. Сейчас не та ситуация, чтобы соблюдать этикет.
Бэйюань снова улыбнулся и хотел было пойти дальше, когда раздался шум и неприятный скрежет по стене, от которого мурашки побежали по коже. А спустя пару секунд к его ногам шлепнулся Хель. Князь растерянно хлопнул длинными, густыми ресницами, но быстро пришел в себя.
- Молодой человек, я конечно понимаю что сногсшибателен, но все же стоит быть осторожнее, так ведь и сломать себе что-нибудь можно, - князь наклонился и хотел помочь парню подняться, но тот справился сам - Ох, держитесь за стену, я же говорил, ступеньки скользкие.
Достав из скрытого кармана платок с вышитой на нем цветущей веткой зимней сливы, Бэйюань сунул его в руку Хелю, чтобы тот мог вытереть кровь с губ. Его одежда выглядела простой, но на деле была очень дорогой. Ткань не впитывала кровь и грязь, а так же была очень прочной. Ее не легко было порвать. Поэтому Бэйюань не боялся, что парнишка может запачкать его кровью.
Дале он задумался над предложением Роан и Хеля, которые хотели идти вперед. Князь не стал говорить что то типа того "неужели я выгляжу таким слабым", поскольку понимал озабоченность всех членов группы. Если с ним что случится, они ведь не смогут получить обещанный гонорар.
- Пусть Роан идет вперед, - Бэйюань повернулся боком и прижался спиной к стене пропуская девушку вперед. Ели бы он отказал ей ссылаясь на то, что она женщина это оскорбило бы ее. К тому же князь в данном случае в первую очередь видел в ней наемника, а уже потом женщину. Тем самым уступив место он хотел показать что уважает и признает ее силу так же как и остальных членов группы.
- Хель, а ты иди за ней, я пойду следом, а Каэл за мной, - такой расклад не только позволял защитить князя, но и в случае, если Хель снова оскользнется, Бэйюань успеет его поймать за шкирку и удержать от падения. А то не ровен час этот парень разобьется уже на входе.
Что касалось навыков каждого, князь это учел, выходит они все тут были бойцами ближнего боя. Впрочем Бэйюань мог атаковать и с дальней дистанции используя веер наподобие бумеранга.
Дальше лестница продолжала уходить вниз. Не известно сколько времени прошло и казалось она уже никогда не кончится, когда они наконец вышли на ровную поверхность. Дальше был коридор длинный, но уже не такой узкий, а чуть пошире. Вокруг по прежнему ничего не было, стены, потолок и пол. Никакой опасности или даже намека на опасность. Коридор был длинным и когда группа прошла по нему то неожиданно уперлась в стену. То есть это был тупик. Не было ни дверей, ни люков ничего. Лишь стена которая преграждала путь. На полу перед стеной была начерчена какая то печать, символы не разобрать, но некоторые из символов были такими же, как у печатей пространственного перемещения. Печать была большой. Перед стеной был выступ, вроде небольшой каменной полки и в ней была не очень глубокая чаша, а в чаше лежали две игральные кости.
Когда группа подошла на стене перед чашей высветилась запись:
"Коль удачлив ты, дальше пройдешь,
А если нет, смерть свою найдешь"

Больше на стене ничего не было, кроме символов защитного барьера, чтобы чужаки не смогли пробить ее. Князь посмотрел на запись, затем на кости в своей руке.
- Так, похоже чтобы пройти придется сыграть в Большее и меньшее. Вот только не известно какое число будет нужным входом. Кто желает попытать удачу? - Бэйюань повернулся и посмотрел на своих коллег - Давайте я тогда попробую. Никто не возражает?

Похоже кубики сегодня решили испытать мою удачу, но если кто-то пожелает, то Бэйюань передаст кости.
Игра на большее, меньшее. Нужно выкинуть самое большое число или самое маленькое. Для этого следует кидать один кубик на шесть граней. Число которое выпадет на кубике будет соответствовать второй кости. То есть выпадет тройка, значит и на втором кубике будет тройка и общее число будет шесть. События далее будут развиваться в зависимости от броска кубика. Однако только один игрок, за раз может кинуть один кубик.

Бросить кубики

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+2

11

Роан не считала, что князь не способен себя защитить или же проявить внимательность, но на свои инстинкты вампирша всегда рассчитывала прежде всего, а потому охотно приняла ответственность идти первой. То ли осторожность, то ли все те же природой данные инстинкты позволяли преодолевать ступени с привычной грацией и уверенностью. Присутствие остальных, шедших позади, ощущалось отчетливо, позволяя различить каждого по манере делать шаги или частоте вдохов.

Подземелье потихоньку завладевало вниманием вампирши, но ничего излишне необычного не было. Теория, высказанная Бэйюанем, подходила случаю: и в самом деле, довольно много старинных строений переживало вековые испытания. Мало какое из современных зданий могло бы похвастаться тем же. Впрочем, и в их небольшой группе прочность казалась сомнительной. Конечно, в том, что шедший последним Каэл способен отразить опасность, сомневаться не приходилось, как и в собственных силах. Князь тоже выглядел, пусть и не слишком закаленным в боях, но как минимум не беззащитным.

Хель плелся следом за вампиршей, то и дело стук наконечника его трости о камень эхом отдавался по всему проходу. Это не отвлекало, но словно царапало слух. Ни на минуту не давало забыть: он здесь. Роан прекрасно знала, почему не остановила его падения, знала даже, почему на миг почувствовала мстительное превосходство, когда тщедушное тело распласталось на ступенях. При том, что в случае опасности девушка без сомнений каждого из присутствующих накрыла щитом... в хмуром ростовщике ей не нравился каждый жест.

Итак, когда лестница и следующий за ней коридор оказались позади, взгляду предстала чаша с кубиками… это уже действительно казалось странным. В том смысле, что подразумевало нечто вроде игры, оставленной здесь специально. Это как-то не вписывалось в концепцию сокровищницы или темницы для монстра, оставляя слишком великий элемент неожиданности. Однако, кто знает, каков порог прохождения кажущегося несерьезным испытания… может статься, что любое выброшенное числе не дотянет до нужного.

- Вы считаете, что это разумно, князь? - нахмурилась девушка. Вот так принимать вызов, соглашаться на участие в придуманной кем-то игре. Кем-то, кто, вероятно, и жил-то давным давно, и неизвестно как нашел свой финал. Даже мелькнула шальная мысль, что это место могло быть лабиринтом, вырезанным создателями из банального удовольствия… не важно. Вамприша отогнала эти мысли как несущественные. Отсутствие дополнительной награды уже обсуждалось, а посланная князем группа могла до сих пор бродить где-то там, во мраке или же нет.

- Позвольте, я хотя бы проверю, - Роан отвернулась, взглянула на стену. Пожалуй, проверить все же не помешало бы, хотя бы на случай, если бы здесь таились какие-то ловушки, готовые вот-вот сработать. Или какое-нибудь проклятье на предметах, к которым князь Наньнина уже тянул руки.

Однако, результат оказался то ли разочаровывающим, то ли излишне обнадеживающим: некое подобие защитного поля, явно не позволявшего пройти дальше по собственной воле. Выходит, даже посланные князем солдаты должны были сыграть в игру… если только условия ее не менялись от раза к разу. Сами кубики, покоящиеся уже в ладони Бэйюаня, оказались и вовсе обычными, только от самой чаши фонило магией, но это удивительным не казалось.

- Похоже, придется принять условия игры, - скрепя сердце, признала вампирша. - Бросайте, я не возражаю.


Бросок

Отредактировано Роан Атеран (2022-07-16 17:51:26)

+2

12

Ох уж эти скользкие полы, один член команды уже успел свалиться. Лис даже не пытался как-то среагировать и подхватить мужчину, алые очи лишь наблюдали за падением. Забавно даже в какой-то мере было, хвостатый даже усмехнулся тихо, а потом продолжил свои наблюдения.
Двое наемников желали идти вперед первыми. Почему так? Возможно, их волновала награда, а без князя доступ к ней закрыт. Возможно, дело бы в верности принципам, выполнять задания что бы не случилось. И третий вариант скрывался в собственном любопытстве, которое могло утолить лишь скорейшее продвижение дальше.
Каэл же не настолько хотел рисковать своей шкурой, хотя и мог. Награда его не сказать, чтоб сильно волновала. Будет жив князь или нет, а дорогую вещицу можно забрать с собой, а потом продать её кому-нибудь. Да, дохода поменьше, но зато есть. С любопытством дела обстояли чуть иначе. Оно как бы имелось, так еще и не слабое, однако не такое огромное, что можно шею подставить под опасность. Контролировать себя умеет, терпением обладает. Недалеко от истины была верность принципам. Вот не мог ушастый бросать задания на пол пути, всегда старается вытянуть выполнение миссии на успех, хотя и не без неудач.
Только всё это не то. Жизнь Бэйюаня требовалось защищать банально ради собственной. Если так подумать, то как они смогут доказать свою непричастность в смерти такой персоны? Да никак, их всех в таком случае легко могли бы сделать виновными, а при таком раскладе покинуть империю будет сложно. Нет еще гарантии, что не будут преследовать, желая совершить месть. Так что хочешь не хочешь, а защищать надо, дабы проблем было как можно меньше.
Когда они стали спускаться по о-о-о-о-о-о-очень длинной лестнице, в лисьем разуме пробежала шальная мысль поставить свой щит и съехать на нем, вот так веселый аттракцион получится.. Ну что поделать, просыпается детская натура иногда, слабо-слабо так. Увы, сейчас не тот момент, требовалось оставаться сосредоточенным.
Тупик ввел по началу в легкий ступор, как и игра там. Это все было действительно необычно. Кому же понадобилось оставлять такие испытания на пути? Видимо для незваных гостей и готовили, а жители это места могли иметь для себя тайный проход, который группа, возможно, успешно пропустила. Хотя почему тогда не сделать смертельную ловушку в таком месте? К чему игры?
Харф решил, что есть какой-то особый способ решения задачи с игральными костями, что известен лишь обывателям этого места.
Возражений нет, но есть немного иное предложение, — говорил наемник, вытягивая свою руку к ладони князя, после забирая из нее один игральный кубик, — не написаны правила, не сказано как и кто должен кидать, в поэтому давайте разделим бросок?
Ладонь с костью закрылась, начиная перемешивать фигурку. Тут Ларс подстроится уже под того, с кем будет кидать кости, вдруг Хель решит принять участие в этом. И вот когда все определятся, Менш будет ожидать броска своего "напарника", дабы бросить синхронно.
Может быть повезет кому-то одному, а может и двум, а может и никому.
Кубики

[icon]https://i.imgur.com/Gd4Epc3.png[/icon]

Отредактировано Ларс (2022-06-14 20:07:02)

Подпись автора

I love you
   I hate you
  My last chance
I lost his

+3

13

Идти вторым было… некомфортно. Даже несмотря на то, что, по сути, Хель своим ранее озвученным предложением выказал подобную готовность. Но чувство затаившейся за спиной опасности все равно заставляло тщательно отмерять каждое следующее движение. С этим ростовщик ничего не мог поделать. Данный князем платок он так и сжимал в пальцах, словно не совсем осознавая, зачем получил этот неожиданный дар. Становилось почти совестно от понимания, что человеку, пожелавшему как-то помочь, ни на грош не можешь поверить.

Но любопытство — ох, проклятое и почти постыдное любопытство! - подталкивало идти дальше, ступая с ощутимой осторожностью и находя дополнительную опору тростью. Вероятно, окажись жажда познаний грехом, Хелю не было бы равных среди грешников. Даже сейчас он думал о том, чтобы скорее выяснить об этом подземелье все, что только получится. Что там деньги… он, скорее все6го, забудет о них. И вспомнит, только покупая новый драгоценный том об истории или искусстве очередного уголка света, в который может забросить его судьба.

К счастью — или наоборот, лестница оказалась не бесконечной, и теперь уже чаша завладела вниманием Хеля. По ее ободку вился тонкий, выведенный не без изящества, узор рун. Изящному движению, которым Бэйюань перекатывал кубики в ладони, можно было и позавидовать. То же относилось и к Роан — ее движения оставались плавными и спокойными, словно девушка не в жуткое подземелье спускается, а идет прогуляться по магазинам.

- Это смахивает на ловушку, - согласился ростовщик, слепо сминая платок в кулаке. Кровь он не вытер, и тонкая струйка корочкой схватилась в уголке губ.

- Но не похоже, чтобы сама чаша или кубики были опасны. Насчет того, что ждет за стеной, не могу сказать точно: здесь крепкий защитный барьер, - он кончиками пальцев коснулся стены, будто физически мог почувствовать то, о чем говорил. И запоздало взглянул на вампиршу, - простите, я увлекся.

В любом случае, чутье подсказывало: ловушки ждут впереди, вся эта искусная игра, затеянная кем-то… для чего? Развлечения ради? Хель впился взглядом в чашу так, словно мог отыскать в ней столь желанные ответы, вопросы то и дело просились сорваться с губ — но он удерживался, опасаясь привлечь внимание. Он и так чувствовал смятение от того, что так неуклюже пересчитал ступени.

Движение шагнувшего ближе Каэла заставило хтоника отпрянуть и почти врезаться в стену. Вот наемник потянулся, взял один из кубиков, сжал в ладони. Потряс, будто привыкая, готовясь подстроиться под чужую бросающую руку… Хель поспешно отвел взгляд в сторону, словно устыдившись показаться слишком внимательным.

- Уступлю бросок вам, - криво улыбнулся ростовщик, и сейчас, несмотря на отстраненность хтоника, в улыбке сквозило и нечто искреннее, - удача… не по моей части.

Действительно, памятуя, как часто Хель может хотя бы споткнуться на ровном месте, можно было сделать вывод, что его преследует злой рок.


Кубик

+2

14

Бэйюань осмотрел тревожные и озадаченные лица своих компаньонов, а затем не выдержал и звонко рассмеялся. Его смех был таким чистым и светлым, словно перелив серебряных колокольчиков, казалось, что он даже мрак разогнал, и как будто в подземелье стало светлее.
- Конечно это ловушка, а как иначе, но в тоже время и нет, - князь улыбнулся и показал на чашу - Это нечто вроде древнего кодового замка. Своеобразный, да. Нужно выбросить правильное число, пароль, чтобы войти. Думаю у владельца этого подземелья был какой то хитрый способ бросать кубики правильно. К сожалению мы не знаем какое число правильное для входа, а потому может произойти что угодно, Ох! - тут Бэйюань посмотрел на Хеля, который вместо того, чтобы вытереть кровь платком, сжимал его в руке. Этот парень похоже совершенно не умел о себе позаботится.
Пока Каэл и Роан проверяли и осматривали место и чашу, князь создал небольшой водяной шар, забрал платок из рук Хеля и смочив его, подошел к парню в плотную оттер кровь его губ.
- Молодой человек, нельзя пренебрегать своим внешнем видом, а то девушки любить не будут, - Бэйюань цокнул языком, и когда сделал дело, просто уничтожил платок, чтобы запах крови случайно не привлек внимание каких-нибудь монстров.
Между тем Каэл решил разделить бросок, и теперь пришла пора князя ошарашенно на него уставится. Похоже эти ребята никогда не были в казино и азартными играми не увлекались совсем. Впрочем он так ничего и не сказал, в принципе это же действительно не нарушает правило, главное бросить вместе.
Кубики упали в чашу и на обоих выпала единица, общая сумма два. Князь затаил дыхание. В этот момент на стене проявились светящиеся буквы "Бинго", у Бэйюаня даже глаз задергался. Впрочем никто ничего сказать бы не успел, в ту же секунду на чаше вспыхнули символы, а на полу засветился и активировался круг переноса и прежде чем кто-то что то успел сделать они телепортировались.
Телепорт выкинул их в какое то узкое помещение. Впрочем темнота была не долгой, на стенах так же как и раньше при появлении живых существ стали вспыхивать кристаллы освещая место. Похоже что функция умного дома брала свои корни отсюда. Бэйюань негодовал, хотя перенос был мягким, но пространство в которое они попали было таким же узким, как и то, которое оно проходили отчего он едва ли не впечатал кого-то в стену. Как оказалось это был Каэл, князь понял это, когда нащупал что-то пушистое и мягкое.
- Ох, прошу прощения, - Бэйюань отступил и тут же налетел спиной на Роан, к счастью он быстро сориентировался и нашел свободное пространство шагнув туда.
Итак, герои оказались в узком пространстве среди каменных стен. Как только свет зажегся, то все могли увидеть что они находятся на небольшой площадке перед лестницей в точности такой же, как они проходили ранее. Однако стоит чуток осмотреться и можно понять что лестница все же не много иная, позади группы не было прохода, лишь глухая стена. Больше ничего не было, поэтому путь был лишь один, опять спускаться по лестнице вниз.
- Это что порочный круг какой то? - князь всплеснул руками - Или допотопный тренажер для похудения? Сколько еще лестниц пройти придется?
Но делать все равно было нечего, тут даже не было чаши и кубиков, как и круга переноса, лишь одна лестница уходившая вниз и терявшаяся в темноте.
- Ладно, идемте, - Бэйюань все еще негодовал, но начал спускаться. Лестница действительно отличалась от предыдущей, она была сухой и в целом воздух тут хоть и был застарелый, но плесенью и сыростью уже не пахло.

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+3

15

Смех князя застает Роан врасплох, но вампирша не позволяет удивлению проявить себя. Хочется покачать головой — не раздосадованно, но… обреченно. Она настолько привыкла быть настороже, что сейчас веселье в чужом голосе задевает за живое. Наверное, нужно быть смельчаком или глупцом, чтобы так беззаботно смеяться в нескольких шагах от возможной смерти.

Она с сомнением переводит взгляд на кубики в чужих руках, следит за движениями чужих пальцев. Кодовый замок? Те, что нужно было взломать, нравились ей больше.

- Посмотрим, что будет дальше, - вздыхает девушка и скрещивает руки на груди. Князь очень хорош собой, и ей нравится смотреть на его улыбку, на движения, каждое из которых поражает изяществом и размеренностью жестов. А то, как Бэйюань торопится помочь незнакомцу… да, она редко встречала таких людей. Ласковое движение касается чужой кожи... и Роан поддается искушению. Всего одно фото, незаметное, не привлекающее внимание. Одно сообщение. И координаты.

Это плохо закончится, думает Роан, глядя на сутулую фигуру в потертом плаще. Но периодически каждому нужна встряска. Например, человеку, что в ближайшие секунды завалит ее телефон сообщениями.

Кодовая комбинация поражает своей простотой: две единицы - не то, о чем думаешь, загадывая счастливый исход. Но все же срабатывает, и мир вокруг гаснет, чтобы спустя мгновение выбросить в... таком же коридоре? Остается вздохнуть, поправить одежду - не из надобности, а чтобы замаскировать как-то возникшее раздражение. Потом охнуть, когда чужое тело приваливается слишком близко. Князь тут же шепчет извинения, да и вампирша не в обиде - коридор действительно неприлично узок, а в прикосновении крепкого мужского тела есть своя прелесть. Особенно, когда задумываешься о том, насколько этот мужчина в твоем вкусе...

Но задумываться о таких вещах сейчас не время, да и что-то в движениях Бэйюаня выдает: добиваться его бесполезно. Вот у Каэла или Хеля явно больше шансов. Не усмехнуться становится тяжело.

- Пойдемте, - выдыхает Роан и первой устремляется вниз. Ей нет нужды отмерять каждое из своих движений - тело само держит равновесие. А вот разум невольно блуждает, подмечая малейшие изменения в обстановке: другой воздух, сухая лестница, будто чуть меньше тронутая временем. Они погрузились еще глубже под землю?

А что касается уже пропавшей группы... они тоже должны были бросать кубик? Если чаша - аналог кодового замка, она не должна появляться спонтанно. И тогда получается, что люди Бэйюаня тоже столкнулись с испытанием на удачу: вот только не узнаешь, как они его прошли. Если успешно, то их трупы, - а может и не трупы, ведь бывают и приятные потрясения, - ждут впереди. Если нет... что бы вообще случилось, выбрось князь с Каэлом другие числа? Все-таки ловушка? Аналог старомодной темницы? Мгновенная аннигиляция. Хочется найти архитектора, проектировавшего это допотопное сооружение, и... расспросить, чем он вдохновлялся. Долго так расспрашивать. Возможно, со смертельным исходом.

Отредактировано Роан Атеран (2022-07-16 17:54:44)

+1

16

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
https://img1.akspic.ru/crops/3/3/4/8/6/168433/168433-abstraktnoe_iskusstvo-zhivopis-art-tsvetnoy-cifrovoe_iskusstvo-3840x2160.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Одно сообщение.

Одно фото.

Одни координаты.

  Вильям чувствует в своей груди гул, в висках — пульсацию звереющей крови. Напрягается спина, лопатки сводит к позвоночнику. Всё самое плохое случается невпопад. Аватар Роан на его смартфоне по-прежнему тепло улыбается и смеётся, но теперь Вильяму кажется, что это улыбка издевательская. Она нарочно. Да, нарочно — это ясно как дважды два. Атеран на правах единственного друга всегда умела дёргать за нужные нити, чтобы Вильям повёлся. Он обещает себе не вестись.

  Телефон падает на диван с глухим шумом, выдавая истинные силы того, кто его бросил. Вильям не хочет никуда срываться. Он на территории тренировочного зала Коалиции рас лупит покалеченную жизнью грушу. И начинает колотить ещё сильнее, с остервенением разозлённого хищника, со скоростью, срывающей ветер. Ответное сообщение приходит на телефон Атеран десять минут спустя: «Это меня не касается».
 
Не касается, — цедит Вильям, и его кулак срывается в стену.

  Излом трещины, ссадина на коже дарят лишь временное облегчение. Боль расцветает на ладони ярким кровавым цветком, но слишком быстро угасает. Внутренняя — остаётся. Отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. С последним у Вильяма всегда были проблемы.

  Он не мог сидеть спокойно, зная: может влезть, сломать, разрушить, взять ситуацию под контроль. Аватар Роан на его смартфоне по-прежнему тепло улыбается и смеётся: сквозь десятки отправленных сообщений и голосовых. Вильям догадывается, что сейчас она просто ведёт обратный отсчёт. Он срывается: мелькают врата пространственного портала, в которые Вильям входит с остервенением готового задушить. Он так и остаётся как прежде: в спортивном костюме, кроссовках и украденной перчатке без пальцев на правой руке. С ссадиной на сбитых фалангах.

  Ветер щекочет разгорячённую кожу приятной лаской родных мест. Лирея: в этих словах столько привычной нежности и заботы, журчания ручья по тихим полям и улочкам. В родные места всегда приятно вернуться. Здесь даже прохладный воздух согревает, тепло Архея ощущается ближе к телу. Вильям оглядывает взглядом то, что просачивается из разверзнувшейся пасти, ведущей под землю. Смрад мокрой земли и холодная влажность. Вскидывает бровь: это какая-то шутка. Роан отправила ему координаты: он пришёл на место верно. Но ни одного из участников события тут не оказалось: только таинственная тигриная голова посреди кукурузного поля.

Ладно, — поражённо выдыхает Вильям, спускаясь в узкий ход. В кои-то веки он рад, что на нём не привычная белая рубашка.

  Не стеснённый присутствием третьих лиц, он быстро пересекает узкую дорожку и выходит к лестнице. Нога предательски поскальзывается на поверхности грязной лужи: рука успевает схватиться за стену, предотвращая падение. Загораются приветственные огни. Вильям чувствует: это недобрый знак. Будто некто наблюдает этими огнями за всеми издалека. Даже привычный пистолет не спасёт. Вильям знает: под землёй, в пещерах, в древних сооружениях использовать огнестрельное оружие опасно. Голову щекочет мысль, что он почти беззащитен.

  «Почти» — словно спасительная нить надежды. Не даёт упасть, если ты поскользнулся.

  Лабиринт коридора заканчивается спустя тысячу шагов брожения. Вильям чувствует: вскипает. Терпение волочит по сознанию последнюю нервную клетку. Стена, большая зала, чаша, игральные кости — похоже на ловушку или на чью-то шутку, которая не удалась.

Красотка, — прозвучит в голове Роан мгновение спустя, — дай ключик к дверце.

  Простейшая телепатия – проявление базовой магии, так необходимая сейчас. Вильям знает: у него нет времени. Потому что прямо в эту секунду он готов взорваться. На той стороне сознания ему приходит от Роан ответ.  Пальцы кладут в чашу две единицы. Портал смыкается на последнем человеке.

Привет! — Вильям возникает неоткуда позади четырёх путников.

  Активно машет обеими руками и проталкивается вперёд с усердием танка. Наступает на полы одеяний князя, чуть не впечатывается в хвост Ларса. Вильям умудряется растолкать всех, сгребая Роан в охапку объятий. Заключает на её губах приветственный поцелуй, который больше похож на шлёпанье печати о поверхность бумаги, и хватает вампиршу за подбородок.

Негодяйка, — шепчет он в чужие губы, насильно приближая её лицо к своему. — Ты ведь специально, да?

  Это остаётся между ними. В глазах напротив — азартные огни приключений. Роан вертит Вильямом как хочет, но иногда кажется, что и за двести лет невозможно…противостоять её уловкам.

Господа! — Вильям разворачивается резко и вскидывается руками вверх в приветственном жесте. — Я не знаю, зачем вы тут собрались, но у меня очень важное…Ох, какие уши!

  Ларс попадается на глаза так некстати: с пару секунд Вильям не может отвести взгляд — ни от этих хвостов, ни от головы. Он вновь распихивает остальных, приближаясь к оборотню в два шага. В глазах — детский восторг от лицезрения странного существа.

Какие хвосты! А уши! Скажи, а они всегда стоячие? Или ты их прижимаешь в момент опасности или, например, тоски?

  Вильям не знает: незнакомец не любит прикосновений. Незнакомец не знает: Вильям никогда не спрашивает разрешения. Длинные руки цепляются чужих заострённых кончиков ушей, чтобы потом отдёрнуть их, будто в шутку. Вильям смеётся и улыбается незнакомцу. Подмигивает, будто говоря: «Я пошутил!». Восторг, однако, быстро тает на глазах от лицезрения величественной фигуры рядом.

Князь! — Вильям хватает последнего за плечи, под ладонь попадает прядь чужих длинных волос. — Я вас искал!

  Вильям набирает в рот воздух. У него целая речь, целая тирада.

Вынужден сообщить, что область Наньнина в данный момент подвержена опасности. Я пришёл вам сказать, донести, — тараторит Вильям. — что межконтинентальная баллистическая ракета десять минут назад совершила взлёт по траектории убежища террористов. И…отклонилась от курса. Князь, вы в опасности! По подсчётам инженеров, её аварийная посадка совершится на ваш замок. Я должен депортировать вас в другое место. На Сабаот. Там безопаснее. И раз уж мы говорим о безопасности!

  Вильям отпускает плечи князя и круто разворачивается на носках в другую сторону. Его глаза находят последнее лицо. Последнее — чтобы быть готовым вмазать ему между глаз.

Среди нас преступник!

  Чёрные глаза-жуки сверкают злобно. Вильям выдвигает нижнюю челюсть вперед, как злобный бульдог, и шагает. В тесных коридорах настигнуть Хеля не так уж сложно. В руках уже сверкают полицейские наручники, извлечённые из магического хранилища чипа.

Властью, данной мне Коалицией рас и делегированной органами правоисполнительной власти города Астра, я арестовываю вас, Хель, и беру под стражу. Среди ваших злодеяний: незаконное проникновение в больницу, нанесение тяжких телесных повреждений врачу, кроме того, — вы подозреваетесь в убийстве Женевы Свон и препятствуете ведению расследования, давая ложные показания и сбегая из-под стражи. Собрались на поиски сокровищ, Хель?

Вильям хватает ростовщика за плечо и разворачивает, впечатывая лицом в поверхность стены. Заводит его руки за спину, выбивает трость ударом ноги. На чужих запястьях смыкаются оковы наручников.

Хотели сокровищ — поедете сушить сухари.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png

Отредактировано Вильям Блауз (2022-07-22 19:17:07)

+3

17

Очередное перемещение.. Как же он их не любит. По телу прошли мурашки от неприятного чувства, но благо оно прошло и Ларс уже видел иное место, хотя и не очень сильно отличающееся от прежнего. Те же фонари, те же стены, те же люди. Разве что сырость исчезла.
И стоило им оказаться в новом месте, как уже кто-то толкается, наступает на ноги, трогает хвосты. Алый взор обнаружил князя, который этим как раз и занимался. Когда пришло осознание, что стоило бы возмутиться - Бэйюань уже отшагнул, извинившись. Небольшой кивок говорил "ничего страшного". Каэл шагнул почти туда же, куда и князь, находя для себя свободное место, где никто не пихнет в бок. Больно-то не будет, просто неприятно от этого.
Дальнейшая дорога снова лежала вниз.. Они в Ад спускаются, или куда? Сплошные лестницы, неприятные помещения, дорога лишь в противоположную сторону от Неба. Вот и складываются не очень хорошие мысли. Хельм хоть и знал, что дорога ему явно не в райские сады, но спешить в "царство боли" не желал, насладиться жизнью надо как-никак.
Спуск мог пройти в той же тишине, без всяких помех, но тут вдруг появилась одна, которая громким приветствием привлекла к себе внимание. Голова, естественно, повернулась на звук, уши туда же, хвосты в напряжении, готовые сорваться в атаке. Если бы не узкое пространство, воздух бы уже рассекала глефа в стремление уставиться на незнакомца. Вместо этого раздался тихий щелчок, при котором оружие отсоединилось на две части, но так как лис держал его всё ещё вместе - с виду и не догадаешься.
Может новоприбывший не казался злодеем, но внешность обманчива. Даже за суровой маской Менша могут скрываться цветочки, так что чего уж тут. Начнется сбор информации по ходу дела.
Действия Вильяма могли закончиться уже на его появление, если бы ушастому повезло оказаться в конце группы. Только вот перемещение и его смена дислокации закинула его в конец, так что смотрел он на гостя из-за спин. Не мог подойти, не мог что-либо сделать. Какое-то время время Вил любезничал с Роан, как минимум это даёт основание полагать, что парень - не бандит или не ловушка "Пасти Тигра", а близкий человек для девы. Напряжение в некоторой степени уменьшилось, руки с оружием опускались, как и хвосты.. Однако, стоило Легионеру обратить внимание на Ларса, как напряжение вернулось, это было видно банально по нахмурившимся бровям.
Чужие конечности уже тянутся к ушам. Даже дурак поймет после взгляда и слов, куда они держали путь. Реакция не заставила себя долго ждать: руки сорвались с места, резким ударом тупой стороны клинков решая ударить по кистям любознательного человека, такой удар отправит руки в противоположную сторону, оставив красные полосы под одеждой в той области. Попадёт или нет - неважно, это в любом случае даёт понять недоброжелательный настрой харфа.
Следующий удар будет режущей стороной. — сквозь зубы выдал предупреждение. Злости в голосе не было, а вот недовольство имелось.
Вполне себе те могли сейчас устроить заварушку, в которой они обменяются серьезными или не очень травмами.. Сюрприз!
Сосредоточенность убийцы настолько прилипла к гостю, что не получилось своевременно вспомнить о лестнице, да-да, о той самой. Рывок назад с переходом в боевую стойку был испорчен окончанием пола, шли дальше лишь ступеньки. Одна нога быстро потеряла земную твердь, за ней же и вторая. Тело ушло в наклон, успел прозвучать лишь вздох. Может, вместо мата. Если тот, кто изначально к подходил, решит поймать или что-то такое - получит колющий удар глефой, которая, к слову, уже соединилась.
Со вздохом ушли лишние эмоции, свойственное спокойствие вернулось, баланс, так сказать.
Тело исчезло в темноте из-за брони, которая полностью исказила силуэт, сделав лиса и тьму одним целым. Хвосты спрятались под плащ. Было слышно, как металл щита принял удар злобной каменной поверхности и покатил тело дальше. Стук за стуком, стук за стуком, что отдавал очередным стуком.
Стук-стук, стук-стук, стук-стук. . . . . Тишина.

[icon]https://i.imgur.com/Gd4Epc3.png[/icon]

Подпись автора

I love you
   I hate you
  My last chance
I lost his

+2

18

Спуск в по лестнице проходил практически в полной тишине. И в этом не было ничего удивительного. Узкая лестница, полутьма, давящие с двух сторон стены и потолок что терялся во мраке, атмосфера явно не располагала к общению и каждый наверное думал о чем то своем и не слишком то радужном. Князь раздумывал над тем кто же построил это сооружение, насколько оно большое и для чего использовалось. Судя по крепким стенам и лестнице, которая была надежной и не поддалась разрушению от времени, строили это сооружение на совесть. Какая жалость что сейчас все постройки не такие качественные, как раньше. Еще он раздумывал над тем как там его люди, Бэйюань отказывался верить в то, что они мертвы. И так будет до тех пор, пока он лично не увидит их трупы, а до тех пор он отказывался признавать их мертвыми.
Внезапно гнетущею тишину нарушило появление не званного гостя. Едва почувствовав его приближение, Бэйюань тут же насторожился и призвал свое оружие, готовясь к битве. Хотя это место не самое лучшее для боя, но выбирать как всегда не приходится. Однако появившийся парень оказался знакомым Роан. Едва появился, как тут же налетел на девушку с вульгарными не пристойностями. Честно говоря князь просто застыл в шоке наблюдая за всем что творил этот незнакомец. Когда он подлетел к Бэйюаню, молодой эон невольно отшатнулся назад ошарашенно уставившись на него.
"Что вообще за бред, несет этот сумасшедший? Из какой больницы его выпустили?"
Дальше было еще хлеще, когда этот ненормальный одел наручники на Хеля. Князь стиснул в руке веер. В его бездонных черных глазах полыхнули искры гнева. Придурок! Да как он смеет?! Ненормальный! Князь и без того был напряжен и нервничал из за пропавших людей, а тут еще и этот безумец со своими выходками.
Преодолев расстояние до этой парочки, князь пихнул незнакомца подальше от Хеля, затем положил руку на наручники и заморозил их, разбив веером и освобождая руки последнего. Его едва ли не трясло от ярости. Бэйюань развернулся и гневно посмотрел на Роан.
- Что все это значит? Кто этот ненормальный? Что за цирк он тут устроил? Это ваш знакомый, госпожа Роан? Судя по тем непристойностям, что он творил, очевидно да. Угомоните его! Что он вообще тут забыл? А вы? - князь повернулся и посмотрел на Хеля - Не разочаровывайте меня и не заставляйте сомневаться в вашей компетентности. Я плачу вам деньги и не малые деньги, к тому же я пообещал что вы получите часть сокровищ, а это значит, что я требую и качественную работу. Мне не нужны те, кто работают спустя рукава. Вы здесь для того чтобы мне помочь и раз я ваш наниматель, значит вы должны защищать меня, однако как вы сможете меня защитить если даже себя не можете?! - это снова было к Хелю - Позволяете какому то сумасшедшему так легко себя обездвижить.
Бэйюань разошелся не на шутку. В глазах ярко пылали всполохи молний, а температура воздуха вокруг его тела резко упала до такой степени, что в воздухе закружились снежинки, а лестница покрылась налетом инея. Он уже стал задумываться, а действительно ли они те за кого себя выдают? Видимо нужно было лучше проверять информацию, когда нанимаешь людей. Но теперь обратной дороги не было и князь начал сожалеть об этом.
- А теперь вы! - Бэйюань повернул голову и его гневный взгляд казалось желал заморозить этого наглеца прямо на месте - Понятия не имею кто вы такой, и как вы сюда попали, видимо мне нужно было охрану поставить и у самого объекта. Мне плевать из Коалиции рас вы или откуда то еще, но если вы будите создавать мне проблемы, то будьте уверены, если выйдите отсюда живым, то наручники наденут уже на вас, хотя бы за то, что вы вторглись на частную территорию! И будьте уверены, наручники будут настоящими! - князь специально выделил слово "если", а что? Будет мешать, можно прихлопнуть в тихую и сказать мол так и так погиб смертью храбрых. Он даже ромашки принесет на могилку. В любом случае Бэйюань не собирался терпеть и дальше подобного безумства.
- Я повторю я плачу деньги. Возможно для вас все происходящие лишь небольшое приключение и возможность развеется, однако для меня это жизни моих людей! И если кто-то посмеет встать у меня на пути или мешать мне их спасти, то не вините меня в жестокости!
Бэйюань развернулся и направился следом за Каэлом, который умудрился навернутся с лестницы. Князь мысленно закатил глаза, в этой компании есть хоть один компетентный наемник? Для них это развлечение, но молодой эон думал лишь о том как спасти своих людей. На остальное ему было плевать. Он мог быть капризным, избалованным, вспыльчивым, высокомерным, но ради своих людей, ради тех, кто был ему верен и предан, он готов был спустится хоть в ад, хоть куда, и сразится с кем угодно, хоть с самим Творцом. Ради своих людей он готов был пойти на все, лишь бы спасти их и защитить.
- Каэл, вы в порядке? Что не так с этими лестницами? Уже второй кто падает на них, - Бэйюань вздохнул и осторожно спустился вниз. Как оказалось Каэл пролетел не так много всего шесть или семь ступенек и оказался в небольшом полукруглом зале. Как и на лестнице, едва мужчина упал на каменный пол, на стенах стали зажигаться магические камни тускло освещая помещение. Зал был действительно не большой, потолок все так же терялся где то в темноте. В зале не было ничего, кроме трех совершенно одинаковых входа с полукруглыми арками. Они располагались прямо напротив лестнице. Никаких опознавательных знаком на входах не было. Одинаковые не слишком широкие, но два человека вполне могли пройти вместе. Высотой метра два с половиной. Во всех трех проем зияла темнота и невозможно было рассмотреть что там, но дверей не было ни на одном из них. Все так же тянуло сыростью, хотя влажность тут была меньше, чем на в ходе.
Бэйюань помог Каэлу подняться и озадаченно осматривал проемы. И в какой из них им идти? Князь подошел ближе чтобы рассмотреть каждый из них, может быть пропавшая группа солдат оставила какие то отметины.

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+2

19

Небо из ведра не льёт
И, бывает, даже тает под ногами лёд,
Когда наступаю на ошибки прошлого -
Как можно аккуратно, но не слишком осторожно.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
Объятия пространственной магии — такие, как обычно. Миг свободного падения, за которым следует обрушивание в реальность. Хель задыхается, рефлекторно жмется к стене — подальше от скопления тел. Подбородок еще саднит следом неприятного касания. Он знает: глупо. Но от взгляда князя хочется отвернуться, отстраниться от протянутой руки. Из-под ребер рвется болью протест. Хель ненавидит, когда к нему прикасаются.

Мягкий взгляд незнакомца, шорох ткани, касающейся подбородка… Хтоник отстраняется спустя мгновение, обжигает взглядом: не трогай. Под ребрами недовольно урчит проснувшийся монстр. Нельзя, - соглашается тварь в подреберье. Хель сам пугается желания ударить по протянутой руке, даже зная: это проявление симпатии.

У его симпатии глаза — словно бездонные колодцы.

- Пойдемте, - уже выдыхает девушка, мимолетно скользнув по хтонику взглядом. Ее тело — напряженная пружина, глаза впиваются с жесткостью кинжалов, таких же, что крепятся к ее сапогам. Вампирша отворачивается, готовясь сорваться вниз по ступеням — по очередной бесконечной лестнице… Она красивая, как статуэтка, которую поставишь за стекло — даже зная, что на ней лежит не одно проклятье.

Но едва успевшее начаться приключение прерывается самым невероятным образом: с хлопком магии является тот, чьего появления Хель не мог предугадать. Сердце предательски замирает, тело клонится к стене — вжаться во влажную шероховатую поверхность камня. Задержать дыхание.

Семь лет.

Ребра ломит от боли, монстр в грудной клетке чует собрата, помнит: мое. И силится вырваться на волю. Вильям Блауз прорывается вперед — обнимает вампиршу, притягивает к себе, впечатывается в губы… Хель чувствует, как грохочет кровь под кожей, как шумит пульсацией в висках. Невольно тянет ладонь к груди, будто желая прижать закровившую старую рану. Очень старую рану — вот только, выяснилось, расцарапать ее можно за мгновение.

Хель знает: нельзя стоять истуканом, но взгляд вновь впивается в глаза этого человека, в темные омуты, завораживающие, утаскивающие на дно… и хтоник тонет скорее, чем погребенный айсбергом корабль. Вдоль позвоночника колет хрупкая дрожь мурашек.

Вильям — энергия, вихрь жизни. В каждом движении целая гамма чувств. Хель следит с восторгом завороженного глупца. Загипнотизированный королевской коброй: вот раздувается красочный капюшон, вот обнажаются острые ядовитые зубы… Оказывается вдруг, что семь лет — это целая вечность, когда кажется: переболело, уже зажило, а нет.

Семь лет — всего один миг, ведь кажется, только вчера Хель смотрел в эти глаза, чувствовал обжигающую боль чужих касаний. И сейчас тело предательски тянет ближе — подставиться под ладонь, под острие ножа, под холодную жестокость слов…

Под ласку металлических наручников.

Они защелкиваются на запястьях, и Хель тихо выдыхает, когда его щекой впечатывают в стену. Руки чувствуют жесткую хватку знакомых пальцев. Все еще знакомых. Хочется с силой удариться головой о стену, хтоник чувствует себя глупцом, кающимся грешником… До разума запоздало доходит колкость брошенных слов — так можно бросать кинжалы. Вильям очень хорош в этом. Хель еще помнит шепот, звучащий у самого уха: я убью тебя. Но оба они здесь, спустя годы. Снова враги?

Ростовщик теряется: какая ракета, какие террористы? Тварь в подреберье рычит с восторгом: чужая ревность на вкус как отравленное вино. Хочется вскинуться, нетерпеливо оглянуться: вот о чем ты вспоминаешь? Об Астре? О культистах?

Но Хель не успевает. Он замирает слишком надолго, силясь собраться с мыслями. И чувствует колкую неприязнь льда близ собственных рук. И вспыхивает… раздражение. Недовольство. Хтоник сам пугается этой ярости: его… защищают? Разбивают наручники так, словно они сделаны из пластмассы. Отталкивают пришельца подальше. Хель замирает, жмется к стене… князь не видит, но Вильям может: как сужаются серые глаза, как сталь взгляда ползет по фигуре впереди.

Мое, - шепчет монстр под ребрами.

— Не разочаровывайте меня и не заставляйте сомневаться в вашей компетентности. Я плачу вам деньги и не малые деньги, к тому же я пообещал что вы получите часть сокровищ, а это значит, что я требую и качественную работу. Мне не нужны те, кто работают спустя рукава. Вы здесь для того чтобы мне помочь и раз я ваш наниматель, значит вы должны защищать меня, однако как вы сможете меня защитить если даже себя не можете?! Позволяете какому то сумасшедшему так легко себя обездвижить.

Хель действует инстинктивно. Необдуманно. Почти глупо. Тело само рвется вперед, замирает между князем и Блаузом. В этом нет никакого смысла, Хель знает: он даже не боец, но взгляд все равно впивается в боевой веер в чужих руках.

- Мое дело — кому и что я позволяю, - с непривычной жесткостью замечает хтоник. Он знает: умеет быть пугающим, если нужно. И сейчас смотрит на Бэйюаня так, что не остается сомнений: хрупкий ростовщик вполне способен развалить подземелье, если потребуется. Под грохотом бегущей в венах крови копится невыраженная ярость.

- Не понимаю, как это может угрожать моей компетентности. Я похож на человека, умеющего разоружить одним взглядом? Ценю вашу помощь, господин Цзин, но я здесь не ради гонорара. Я так же, как вы, хочу отыскать ваших людей. И обследовать это подземелье. Я прошу вас не угрожать этому человеку. Он вошел сюда и покинет это место, не скованный ничем. Это единственная плата, которой я от вас потребую.

Хель знает: он все еще не боец. Он почти ждет, когда боевой веер ударит, напрягается, готовясь не отразить удар, но поймать, если нужно. В нем вскипает давно позабытое желание: защитить свое. Защитить то, что дорого. Сердце колотится бьющейся в абажур люстры мухой. Собственные слова кажутся нелепой плохо отрепетированной речью.

Князь уходит. С шелестом безупречного одеяния, с резкостью прощальных слов. Хель выдыхает и чувствует, как боль впивается в слабеющее тело. Еще один из его спутников неуклюже сорвался по ступеням вниз чуть ранее. Сам хтоник… оборачивается, позволяет себе наконец взглянуть на того, кто так рьяно нарушил спокойствие…

Шорох шагов слышен, но Хель чувствует: они остались одни. Ненадолго. А сказать нужно многое. Хтоник впивается взглядом в чужие глаза — завораживающие, влекущие. Танец чертей в них знаком до последнего пируэта. Вопросы вертятся на языке. Что связывает Блауза с той вампиршей? Что сам Вильям забыл здесь? Разум отказывается верить в историю, выпаленную скороговоркой.

Наедине

- Вильям, - голос срывается, и Хель клонится к незваному гостю. Глупо — он знает. Но тело жаждет прижаться ближе, обнять… Рука ловит чужую ладонь, прикрытую перчаткой… знакомой перчаткой. Хель с удивлением разглядывает давно пропавшую вещь. Он знал, но не ожидал увидеть ее.

С губ срывается совсем не то, что хтоник планировал. Семь лет — срок достаточный, чтобы придумать, что скажешь нужному человеку. Время подобрать слова, украсть из любых книг… или сплести собственное заклинание. Хель помнит: этот человек хорош в ментальной магии. Сам хтоник способен сплетать вещи из ничего. Но его признание сплетено не из пустоты — в нем колкость терновника, опутывающего ребра. И отчаяние ночей, срывающих голос в подушку. И чувство, которому ростовщик боится подбирать название.

- Я умер, впервые коснувшись твоей ладони.
Мне омута твоих глаз всегда будет мало:
Цепляясь за плечи, шепчу, умоляю: помни.
Пусть каждая боль останется между нами.

Ты - колкость стихов на в прах обожженной коже,
Ты - шёпот во тьме и нож, что взрезает сердце.
Боюсь и желаю, что я тебя ранил тоже,
И нужно быть дураком, на костре чтоб греться.

Ты - ломкость прикосновения, боль удара
И острота зубов, что вскрывают шею.
Так страшно понять, что мне этой боли мало,
С тобой я хочу наслаждаться ею.

Вот только: сплетаю слова как плетут верёвки,
Мне жаль, что совсем не силен в признаньях...
Я умер, впервые коснувшись твоей ладони.
И ты похоронил меня, не оставшись.

Голос срывается, и Хель позволяет себе глупость: прильнуть ближе в неловком объятии, уронить голову на чужое плечо. Хотя бы на миг. Больно так, что ни выдохнуть. Магия отзывается с готовностью, создавая в ладони нужный предмет. Хель, не разнимая объятия, впихивает в чужую руку сталь наручников. Чудовище под ребрами ворчит, предлагая другой вариант: сковать чужие руки. Так, как прежде сковали Хеля.

Но ростовщик помнит: Вильям ненавидит клетки. Поэтому он просто возвращает то, что у Блауза отняло чужое колдовство. И подставляет запястье.

- Если не терпится меня заковать, просто попроси, - тихо выдыхает Хель и чувствует, как теплеет в груди. Беззлобная шутка контрастирует с холодом металла, отданного добровольно. Хочется сказать очень много. Прошептать, прижавшись ближе. Получается только с бездумным вздохом скользнуть губами по чужой щеке. Ему этого не хватало. Ожога прикосновения — болезненного и желанного.

+2

20

Роан всегда знала, чем Вильям отличается от большинства людей. Он умел ворваться в чужую жизнь с неумолимостью тайфуна, смывающего прибрежные города, и если кто-то сумел устоять, приспособиться — это дорогого стоит. Себя она всегда считала скорее рифом, радостно встречающим волны и все, что те принесут с собой.

Это меня не касается.

В какой-то мере Роан все это не касается куда больше, но она снова оглядывает нелепо замирающую фигуру ростовщика и вспоминает загубленную давным давно блузку. Не удается отделаться от мысли, что образ угрюмого ростовщика теперь будет ассоциироваться у нее с той испорченной вещью — кружево, перепачканное в крови и соплях. Телефон снова вибрирует, оповещая о сообщении. Атеран хорошо знает друга, ей даже нет нужды заглядывать в экран, она может предсказать происходящее с неумолимостью древних оракулов.

Телефон вибрирует с интенсивностью специализированного гаджета. Приходится давить улыбку и ждать. Недолго, но все равно — будто вечность. Чтобы после заботливо подсказать другу нужный ответ. Две единицы на кубиках, что нужно уронить в чашу. Роан знает: ее уже простили. Вильям не умеет на нее злиться, это у них взаимно. Хорошо знать, что есть во всей вселенной родная душа, что всегда тебе рада.

Блауз появляется с хлопком пространственной магии, прорывается через столпотворение… и вампирша чувствует тепло знакомых объятий. Руки сами тянутся обнять в ответ, похлопать по плечу. Тихо рассмеяться в ответ на невинный поцелуй.

- Негодяйка. Ты ведь специально, да?

- Сил нет смотреть, как ты мучишься, - беззастенчиво отзывается девушка так же тихо и быстро целует друга в уголок губ. Если есть в мире человек, за которого стоит отдать жизнь, то теперь и он здесь. Грядущее приключение начинает манить по-настоящему.

Вильям действует так, как вампирша себе позволить не может. Он подскакивает к наемнику, закованному в черную броню, тянется к заманчивому меху… И Роан прикусывает губы, чтобы не рассмеяться. Красиво. Почти завидно: она видит, как равнодушие и спокойствие Каэла бьется вдребезги. Затем смотрит, как Вильям атакует уже князя — с озорством вступающего в смертельную схватку хомяка. И чувствует: от реакции нанимателя зависит, не лопнет ли ее к нему уважение, как мыльный пузырь.

А затем…

Ну что ты делаешь, идиот?! - хочется заорать на друга. Спустя семь долгих лет коснуться все эти годы мучающего человека не лаской объятия, а холодом наручников… Роан выдыхает и приваливается к стене: чувствует, это надолго. Не ошибается в прогнозах.

Зато видит, как князь гневно срывается с места, отталкивает пришельца в сторону, разбивает надетые на ростовщика наручники… зря, думает Роан, видя, как в глазах казавшегося спокойным чудака плещется сталь. Может, наручники были не такой уж плохой идеей… Она встречает взгляд князя совершенно спокойно, чуть приподнимает брови.

— Что все это значит? Кто этот ненормальный? Что за цирк он тут устроил? Это ваш знакомый, госпожа Роан? Судя по тем непристойностям, что он творил, очевидно да. Угомоните его! Что он вообще тут забыл?

- Вы же слышали, он наделен властью от Коалиции Рас, - остается только всплеснуть руками. - Вильям, друг мой, ты бы хоть представился прежде, чем всех переполошить. А почему вы смотрите на меня, княже? - ласковое обращение срывается с губ само, нежность плдещется во взгляде вампирши, смотрящей на этого красивого мужчину. Он привлекает ее так, как влечет все красивое — как статуэтка, которую хочется сунуть в карман. Без толку… но так приятно.

- Почему вы думаете, что я могу его угомонить? Да, мы знакомы, но я же ему не хозяйка. Дам вам совет: делайте как я, не обращайте внимания, он сам успокоится! Хотя насчет ракеты я все же советую уточнить: вдруг не шутил. Хотя у Коалиции юмор вообще… специфический.

Роан улыбается — невинно, как умеет только вампир, готовый вцепиться кому-то в горло. Но не может сдержать восхищенного вздоха, когда нескладный ростовщик прорывается вперед, загораживает собой Вильяма… Ладно, думается Роан, может, не самый худший вариант, как можно пристроить свое сердце. По крайней мере, она видит самое главное: то, с какой готовностью тот, кто прежде даже взгляда от пола не поднимал, смотрит на нанимателя с оружием на перевес.

И она торопится скользнуть ближе, протягивает ладонь и ласково гладит по плечу князя, по безупречной синеве дорогого одеяния.

- Пойдемте, пусть сами разбираются. Преступник или нет… какая в сущности разница? А раз ему ничего не нужно, то нам больше достанется. Подумайте: там, внизу, ждут ваши люди. Бедные, напуганные! Пойдемте скорее, спасем их!

И срывается по лестнице скорее, чем дождется ответа. Под кожей вспыхивает озорство, азарт предстоящей охоты. Она скатывается по ступеням и тянет ладонь Каэлу, предлагая помощь, клонит голову набок и улыбается.

- Отдыхаете, господин Менш? Не ушиблись? Говорят, падать лучше всего на задницу, но у вас такой дивный мех, что боюсь, этот совет будет излишним.

Затем оборачивается, осматривает три темнеющих прохода… и потягивается, будто разминая затекшие конечности. Ни капли не совестно за устроенный переполох. Три арки — практически идентичные, а тьма за ними кажется непроглядной. Три арки на пятерых. Так и хочется обернуться, дождаться Вильяма и пошутить: ну, где твое альтер-эго, когда так нужно? Было бы нас шестеро — разделились бы поровну. Три пути — в три раза больше сокровищ! Ну или опасных ловушек. Не все ли равно?

- Что думаете, княже? Если нужно просканировать что теомагией — только скажите. Я бы предложила подождать нашего мастера-исследователя, но, судя по звукам, он пока выясняет детали своего неслучившегося ареста.

Отредактировано Роан Атеран (2022-07-27 14:51:47)

+2

21

https://i.pinimg.com/564x/e4/55/c4/e455c4f0996cb760b959dd4a57078e39.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
Тупая сторона клинков ударяет по рукам. Вильям инстинктивно отдёргивает ладони назад: больно.

  Чёрные глаза-жуки со зрачком, который почти съедает радужку, впиваются в лицо оборотня. Не с обидой или гневом. Почти с любовью — Вильям не может скрыть детского восторга от лицезрения диковинного существа, потрясающего своей редкостью, красивым пушистым мехом и ушами с длинными кисточками. Ларс нелюдим, опасен. Замкнут — проницательность читает это в плотном плаще с высоким воротом, в острых, как клинки, глазах. Строгом взгляде, предупреждающем: не трогай! И Вильям всё равно не может злиться — иррациональное чувство вытравливает любую ненависть к этому существу.

  Не потому, что Ларса недооценивают.

  Напротив. Он внушает ту степень опасности, которую хочет показать. Вильям не сомневается ни капли. В голову не закрадывается даже мысль о возможной беззащитности: оборотень похож на тень, которая в тёмном углу может вспороть тебе глотку. И всё же: и хвосты, и уши приводят в детский восторг, заставляют губы растягиваться в улыбке. Уши кажутся чужими на этом опасном быстром теле. Симбиоз нежности и крови, которым сложно уживаться друг с другом и не выглядеть конкурирующими.

Очаровательно, — почти поёт Вильям в ответ на реплику Ларса о дальнейших прикосновениях. — Ты как роза, о, незнакомец! Лепестки нежные, но шипы ранят.

  И Вильям отходит назад, поднимая руки вверх: с покорностью, с поражением. Говоря всем телом: «Я больше не буду трогать, ступай». Вильям гладит Ларса на прощание. Не руками, а незримо —путами ментальной магии, которые окутывают подобно мягкой перине, внушая удовольствие, спокойствие, почти счастье. Не хотят заглушить бдительность, не стремятся влюбить. Спокойное удовольствие — чувство иррациональное и не привязанное к субъекту. Лишь знойный прилив серотонина в кровь.

  Вильям признаётся: ему симпатичен этот оборотень-незнакомец. В отличие от князя Наньнина, который, увы, никакой красотой никогда не сотрёт ту причину, по которой Вильям вообще находится здесь.

  Из-за него. В некотором роде.

  Толчок в плечо безболезненный, но обидный. Вильям отшатывается в сторону и наблюдает: его металлические наручники рушатся под кромкой льда в пыль. И становится горько: князь влезает туда, куда его не просят. И угрожает.

  Улыбка сходит на лицо агрессивным звериным оскалом.

Частная собственность?! Мы находимся на обрабатываемом кукурузном поле! Внутри…что за это за клуб? Что это за странный вход, фейсконтроль игральными костями? Где владелец, который тыкнет меня мордой в то, что это место принадлежит хоть кому-то на правах частной собственности? Князь, ежели вам хочется пощеголять властью, то вы ВСЕГО ЛИШЬ член аристократической семьи. Мне, разумеется, до Планетарного совета далеко: как до вашей красоты. Но я легионер Коалиции рас. Я имею лицензию на убийство и право взлома любой территории, если это угрожает порядку межпланетарного масштаба. Ах, да, я не представился!

  Вильям делает элегантный поклон, театрально отводя правую руку в сторону. Делает лицо до приторности вежливым и любезным, опускает в пол ресницы:

Вильям Блауз. Власть, господин Цзин, тоже бывает разной. Вам никогда не сковать меня наручниками.

  Вильям чувствуют злость человека, сейчас так уязвимого перед ним. Он лишь кажется сильным, но в душе хрупок словно грифель карандаша. Боевой веер может ранить, поджарое тело нанести удар, но Бэйюаня можно легко задеть даже словом. И непонятно, что будет больнее: колкость лезвия или колкость фраз. Словесные игры — у Вильяма самое любимое занятие, от перепалки с князем устоять сложно. Но Хель вступается за Вильяма следом, без спроса, говоря то, что совершенно неуместно:

Я прошу вас не угрожать этому человеку. Он вошел сюда и покинет это место, не скованный ничем. Это единственная плата, которой я от вас потребую.

  Вильям смеётся:

Приковать меня наручниками можно только в кровати.

  Князь уходит, скользят по поверхности влажной земли полы драгоценной мантии. Роан идёт следом. Вильям ловит её взгляд, в котором читает без слов: хочет, чтобы они с Хелем отстали и поговорили. Правда в том, что Вильям разговаривать не хочет.

  Не здесь. Не сейчас.

  И он скрещивает на груди руки, впиваясь в лицо ростовщика взглядом. Вильям помнит: с какой резвостью князь бросился спасать его, как в темноте «Пасти тигра» горели чужие чёрные глаза — до боли забавно увидеть у кого-то другого родные омуты, видимые лишь в зеркалах. Вильям смотрит на Хеля и гадает: что это было? Что это значит?
Касание к его ладони невесомо: в ответ заставляет сжать собственную руку в кулак. Вильям показывает злость и гнев: сдерживаемые и контролируемые. Играют желваки, дыхание медленно-агрессивное. Хель вжимается в плечо с искренностью кающегося грешника. Говорит то, что ранит в самое сердце. Вильям любит поэзию и с лёгкостью отличает профессионала от любителя. Стихотворение горит иными красками: он знает автора. Автор сейчас перед ним. Гасит с ног до головы ушатом ледяной воды.

  Ладонь замирает на спине предвестником утешительного объятия. Гнев не утихает, но сглаживается, будто мерцающий огонь рядом с наледью источника. Пальцы чувствуют холод орудия, которое проталкивают Вильяму в ладонь. Глаза не успевают дотянуться, но определить предмет удаётся наощупь.

Если не терпится меня заковать, просто попроси, — с нотками юмора говорит Хель.

  С нотками юмора Вильям приставляет к его голове пистолет.

Веселишься, да?

  Рука резво разворачивает ростовщика к тёмным лестницам, где скрылись другие. Пинок коленом под зад придаёт чужим тощим ягодицам ускорения.

Я потом с тобой разберусь, — цедит Вильям, толкая Хеля дулом пистолета в затылок.

  Блефует: знает, что в подземелье стрелять нельзя. Но даже собственную безбашенность можно носить как защиту и кольчугу. Никто не знает, на какую глупость способен Вильям в любой момент времени. Это наделяет преступной властью.

  Это позволяет быть непредсказуемым перед всеми, кроме собственного голоса.

Что стоим на распутье? — кричит Вильям, нагоняя Роан, Цзина и Ларса спустя всего пару минут.

  Хель по-прежнему под дулом пистолета, материализованные наручники незабранным «подарком» болтаются в ладони. Три разверзнутые пещеры. Моральный выбор.

Ой, да ладно вам!

  Вильям не выбирает долго: его душе это не свойственно. Он точно знает, какой проход ему нужен и с кем он в него отправится.

Теомагам — дорогу! — по-прежнему звучит уверенная фраза, и Хеля вталкивают в проход новым пинком под зад.

  Роан нежно берут за талию, увлекая следом. Ни вперёд, ни назад — рядом. Чтобы уберечь от любой ловушки, суметь скооперироваться быстро. Она дорога. Едва ли сравнится хоть с всеми сокровищами это пещеры, вместе взятыми.

  Но любая дорога не выбирается случайно. Вильям знает: проход был выбран с единственной целью. С ним рядом стоял Цзин. Это чувство выворачивало внутренности, будило внутреннего монстра.

Невозможно было пройти,
Не ударив чужое плечо.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

Ментальное внушение счастье для Ларса

Средне

+3

22

Маска. Была. Разбита. Не металлическая, защищающая и скрывающая лицо, совсем другая - эмоциональная, если так можно сказать. Сильнее чужих прикосновений Каэл не любит ментальное.. Стоит кому-то залезть к нему в голову - беги и прячься. Это крайне негативно отпечатывается на его "балансе". Лишь возникает лишняя эмоция в ненужном месте в ненужное время, как образуется каша в голове. Обычно Каэл контролирует свои эмоции, сам знает, когда нужно напрячься, а когда чему-то обрадоваться. Но тут отчетливо просматривалось чужое вмешательство. Да, не понятно, кто это сделал, ибо пожелать спокойствия ему мог любой в группе. Тем не менее, при неразберихи в разуме обострилось чувство опасности, предчувствие опасности от нового гостя. Попал под горячую руку.. которую сам и создал.
Прокатившись по лестнице, быстро приземлился, затем уставился в пустоту, не заметив появления света от кристаллов. Перепалка сверху была слышна, но слишком глухо, уши заложило, и сколько не глотай - не помогает, не исчезает недуг. Глефа уже куда-то отлетела, руки были свободны. Они сразу же обхватили лицо, прикрывая его. Глаза были видны лишь через щели между пальцев.
Прошло определенное время, прежде чем чей-то силуэт возник на лестнице. Эту фигуру не тяжело узнать. Князь, оказавшись снижу, решил помочь. Там и Роан уже спустилась, тоже помощь предлагая. Лисьи руки потянулись к обоим ладоням, ухватываясь за них, теперь-то подняться можно без труда.
Уже в этот момент можно заметить изменения в наемнике: руки слегка дрожали, когда он их подавал; вертикальные зрачки сильно сузились, метаясь в разных направлениях, какая-то дикость в них виднелась; ни Князю, ни Роан тот не ответил, проигнорировав их слова напрочь, будто не слышал.. а слышал ли?
Тело стояло ровно не долго, через мгновенье Менш шагнул в сторону ближайшей тени. Ноги подкашивались, казалось, что харф вот-вот рухнет. Стена спасла, металл брони стукнулся о каменную поверхность. Пальцы лихорадочно скребли лицо, пытаясь стянуть маску с лица. Когти потихоньку выступали, костюм автоматически реагировал на это, открывая кончики пальцев. И тут вдруг когти зацепились за край маски, в ту же секунду кусок металла поддался и отсоединился, звонко упав на пол. Эхо разнеслось по коридорам. Ноздри с тяжестью поглощали сухой воздух, а рот выпускал его на волю. Пыхтение слышалось на всю комнату.
Наконец-то Вильям пожаловал. Его с распростертыми объятьями ожидали хвосты, извивающиеся за спиной Ларса. Шаг из тени сопровождался резким выпадом хвостов, что хаотично полетели к своей цели, предварительно увеличившись в размерах. Сам нападавший сейчас не осознавал, в какую именно точку тела бьет, главное по Легионеру. С ним очень близко находилась Вампирша, из-за чего и в неё могло прилететь хорошенько. Тяжесть удара ощутима, не смертельно пусть, но больно будет. Рот открылся, показывая острые клыки, такой образ не внушал ничего доброго.
Проблемы на ровном месте. Пасть Тигра даже не начала опасности высыпать на головы, а уже обстановка накалилась. Либо Лис успокоится сам со временем, либо его успокоят. Как же всё пройдет?

[icon]https://i.imgur.com/Gd4Epc3.png[/icon]

Подпись автора

I love you
   I hate you
  My last chance
I lost his

+1

23

Вы столь близки, и это так опасно,
Но разум, видно, утонул в дурной крови:
Вы ненавидите меня так страстно –
В полшаге стоя от любви.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
В ударах сердца слышатся повторяющиеся слова: семь лет.

Хель смотрит: в бледное лицо с пятнышком родинки под глазом, в знакомые омуты глаз. Их ни с чем больше не спутаешь. Глаза князя — тоже черные, глубокие, но… не завораживающие. И от этой мысли хочется рассмеяться. Князь — тишина, безмятежное ночное небо с россыпью звезд. Красивое. Но… пустое. Предназначенное кому-то другому. Хеля никогда не звало небо - ему роднее бушующий океан.

В глазах Вильяма хтоник тонет: его утягивает в самый мрак, вовлекает в пляс демонов, кружит голову… и обычно легко удерживаемый контроль сыпется, будто осколки разбитого зеркала. Хель знает, что сорвался глупо, бесполезно даже. Вильям не нуждается в защите, но защитить хочется все равно. Даже если в ответ получишь не благодарность, а плевок в лицо.

Ростовщик клонится ближе, сердце колотится бешеной птахой. Кажется: бьется впервые за последние годы. И колкость стихов замирает на губах — Хелю неловко, стыдно почти. Он чувствует, как жар приливает к щекам. Он столько раз прокручивал в голове воспоминания, столько раз рисовал лицо Блауза… а теперь кажется: всего было мало. Настоящий лучше любой поделки ночных видений.

И шутка срывается с губ — тоже неуместно. Но так тяжело оказывается собрать мысли вместе, рассуждать здраво… когда руки тянутся обнять, когда хочется…

- Веселишься, да?

Холод металла прижимается к границе нижней челюсти. Дыхание перехватывает, и Хель замирает на долгий миг, вглядывается в знакомые омуты глаз. Не выстрелит, - шепчет разум. Сердце не отвечает, оно уже давно прострелено. Губы кривятся в пьяной шальной улыбке, какая посещает лицо хтоника только рядом с этим человеком.

- Стихи не понравились? - выдыхает ростовщик, - у меня есть еще. Я тебе почитаю.

- Я потом с тобой разберусь, - цедит в ответ Блауз, заставляя отвернуться, пинает — грубо, неуклюже. Не этого ждешь от встречи с дорогим человеком спустя столько лет… но Хелю до странности все равно. Он слетает по ступеням с легкостью танцора, не поскользнувшись. Ладонь крепко сжимает трость, взгляд скользит по стенам слабо освещенного зала — небольшого, непримечательного. Хель мог бы заинтересоваться тем, какой инструмент придал гладкость камням, задуматься, насколько рукотворно это подземелье, а может, его построила развитая древняя цивилизация… Все равно.

Там, где Хель предпочел бы остановиться, магией просканировать пространство… три коридора подозрительно одинаковые, из каждого смотрит вязкая тьма… Вильям решает сам — бескомпромиссно, не давая никому возразить. Толкает Хеля в выбранный ход, тянет следом вампиршу….

Хель успевает услышать: странный шум, звук неизбежной битвы. Оборачивается спустя шаг — коридор еще не ушел далеко, в ореоле проникающего из освещенной комнаты света различимы лица спутников. Хтоник замирает — дело пистолета прямо напротив его головы. Вампирша выпутывается из объятий Блауза, руки ее подрагивают примененным колдовством. Но прежде чем нырнуть обратно в ореол спасительного света она… подмигивает Хелю из-за спины Вильяма. Улыбается и, подтянув руку к лицу, красноречиво имитирует наставленный на хтоника пистолет… и показательно прижимается к сложенным пальцам губами.

Меньше секунды — и девушка ныряет обратно. Князь, кажется, тоже занят возникшей суматохой… а Хель чувствует, как заливается краской. Семь лет он не изменял привычной бледности — а тут…

Он вспоминает, каким восторгом горел взгляд Вильяма, когда тот увидел оборотня. Пушистые уши и хвосты и у Хеля вызвали исследовательский интерес, но Блауз смотрел… с почти детским восторгом. Улыбался так, что было понятно: незнакомец ему понравился. Это так контрастировало с тем, что после Вильям высказал самому хтонику. Швырнул в лицо ворохом старых воспоминаний. Царапнул — больно. Но не до крови.

Князю не стоило в это лезть. Хель смотрит в омуты темных глаз и вдруг понимает: в этом дело. Он и сам злится. На так невовремя вступившегося нанимателя. На оборотня, которому досталось столько внимания. Это странно, пугающе, непонятно — но тварь под ребрами ворчит согласно и одобрительно. Мое, - шепчет монстр. Мое, - соглашается хтоник.

И решается. Глупо, почти нелепо. Такие решения принимаешь раз в жизни, чтобы после неоднократно жалеть. Или вспоминать с пьянящим восторгом. Он прижимается губами к холодному металлу оружия, языком скользит вдоль гладкого ствола… и смотрит в глаза человека напротив. Сердце колотится так, что прозвучи выстрел — останется незаметным. Хелю все равно: попали ли они в ловушку, смотрит ли кто, не закончится ли дурная идея выстрелом в распахнутый рот.

Металл на вкус как ржавчина крови, как ярость в знакомых глазах. Хель улыбается. Как безумец. Как тот, кто счастлив в последние мгновения перед гибелью.

Отредактировано Хель (2022-07-28 23:00:49)

+2

24

Роан весело, а это бывает нечасто. Если сперва ее держали мысли об ожидающих в корзине интернет-магазина безделушках, то теперь под кожей закипает азарт. Больше всего на свете вампирша не любит скуку, так что теперь ей хочется довольно улыбаться и потягиваться. Вот только… она прислушивается к звукам, доносящимся с лестницы и вздыхает: не поговорили.

А вот Каэл ведет себя… странно. Вампирша невольно присматривается: мужчина выглядит растерянным, дезориентированным, будто его приложили по голове. Еще это нелепое падение с лестницы. Она теряет из виду князя, пока следит за фигурой в черных доспехах. Даже не подобрал оружие.

- Эй, приятель, ты как? - она шагнула было к завалившемуся к стене наемнику. Послышался стук, с которым броня коснулась камня, пальцы мужчины потянулись к лицу, к маске…

- Что стоим на распутье? - грохочет Вильям. В голосе безбашенное веселье, жесты почти театральны. Хочется языком прищелкнуть и закатить глаза. Или дать парню подзатыльник. Кажется, все беседы в компании розе и картишек прошли впустую: когда пришло время встретиться со своим страхом лицом к лицу, Блауз не нашел ничего лучше, чем угрожать пистолетом. С другой стороны, зная историю этих двоих… смахивало на прелюдию.

Времени решительно не хватало. Вильям бодро потянул вампиршу за собой, обняв за талию, а Роан, обернувшись, пыталась понять, не стоит ли задержаться и помочь лису. Гром грянул неожиданно: со скрежетом отвалилась маска, хищное лицо исказилось гримасой…

Вампирша инстинктивно отразила нападение, накрыв защитным барьером себя и спутников. Белоснежный мех неожиданно жестко скользнул по защитному слою, не причиняя вреда. Похоже, игнорировать пушистую проблему не стоит. Хотя, казалось бы, что могут сделать лисьи хвосты? Защекотить?

Роан вывернулась из рук Вильяма, взглянула на обернувшегося ростовщика… и шальная идея посетила ее буйную голову. Если уж гора не идет к Магомету, то… лучше Магомету что-нибудь придумать. Защитный барьер догорает в воздухе, когда она складывает пальцы пистолетом и театрально тянет к губам. Ну же, думает вампирша, прояви уже смекалку. От тебя несет книжной пылью и чернилами — неужели среди всех прочитанных книг не нашлось даже замшелого любовного романа?

Она выныривает обратно в залитый светом зал и пытается сходу оценить ситуацию, чуть не врезавшись в князя. Точно, князь!

- Княже! - она хватается за плечи мужчины, подтягиваясь почти к самому его лицу, будто иначе он ее не услышит, - удерживающая магия! У вас есть? Готовьте на всякий случай! Я рассчитываю на вас! моя жизнь в ваших руках! - и тут же кидается к Каэлу.

Изменения видны невооруженным глазом. Роан замедляется, прищуривается, осматривая поджарую фигуру, напряженную в готовящемся броске. Нервно подергивающиеся уши и хвосты.

- Каэл! Каэл! - зовет девушка, приближаясь. Выставляет руки перед собой, будто показывая, что все в порядке. Она видела, что так подходят к диким зверям, сначала убеждая: чужак не опасен. Роан, впрочем, опасна, но разве подумаешь об этом, глядя на ее приветливую улыбку? И вообще, думается вдруг, что, если это не его настоящее имя? страшная предательская мысль! А вдруг он какой-нибудь Людовик или Мафусаил - и тогда весь эффект убеждения пропадет втуне!

В чужих глазах плещется безумие — чистая ярость раненого зверя. До Роан запоздало доходит… Вильям, что, приложил и здесь свою руку? Вернее, магию. Она все же прищелкивает языком: демиург упаси, кажется, Блауз физически не способен не шарахнуть по новому знакомому ментально. Иногда кажется, он этого даже не замечает. Так, походя жахнул магией — и тут же забыл. Как это на него похоже.

- Ну что ты, - выдыхает Роан, приближаясь к оборотню, - ты же меня не обидишь? Такой хороший лисенок…

Да, что-то не то она говорит, думается девушке. Остается надеяться, что князь ее все-таки подстрахует. Даже слабенький магический капкан лучше, чем ничего. Можно было бы, конечно, достать кинжал, но так не хочется усугублять обстановку. Еще ни в одну ловушку не попали — а уже столько приключений!

Она подходит ближе — кажется, медленно, хотя занимает весь путь не больше нескольких секунд. Тянется к мужчине — не так бесцеремонно, как это делает обычно ее лучший друг. Почти ласково, смотря как на найденного в коробке под дождем брошенного щенка.

- Все в порядке, мой пушистый - шепчет она, не отрывая взгляда от чужих горящих безумием глаз. Пригодился бы безоружный бой, но Роан никогда не уделяла ему достаточно внимания. Поэтому и не пытается скрутить оборотня, только скользит к нему ближе, в опасную близость заострившихся когтей. В ее улыбке тоже видны сколы острых зубов. В глазах плещется живая привязанность. Она видит дикого зверя — и против воли чувствует интерес. Почти симпатию.

- Княже! - зовет она и толкает оборотня к стене — почти невесомо, скользит еще ближе, почти вплотную, замирает лицом к лицу. Не пытается атаковать. Не давит. Но готовится защитить себя, если придется.

- Очнись! - зовет вампирша, - не вынуждай пускать тебя на шубу, приятель! Все в порядке! Плохой Вильям ушел, я тебя не обижу. Все в порядке! Давай, лисенок, приходи в себя, а то у нас недобор по физической силе. Нам в пати позарез нужен танк, а ты в своей броне больше всех подходишь. Слышишь?


Защитная магия - хорошо

+3

25

Князь не собирался отвечать на всю ту агрессию и провокацию, что была на него направлена. Во первых, чтобы там не говорили, а правда была на его стороне, во вторых по натуре он был таким, что чем больше агрессии проявляли в его сторону, тем спокойнее он становился. Хель конечно не мало удивил Бэйюаня, когда неожиданно полностью переменился и ринулся защищать этого вторженца. Однако князь не рассердился, а наоборот отчего то порадовался и в тоже время в его душе поднялась печаль. Он думал, что хорошо, когда в жизни есть тот кто вот так ринется на твою защиту, готовый порвать любого. У Бэйюаня кроме родителей такого человека не было. Он привык быть один, но никогда не жаловался на это, кроме Аламадеса у него больше никого не было. Но разве кого то это волновало. Князь смотрел на эту странную парочку и лишь вздохнул.
"Хорошо быть молодым и беззаботным".
Что касалось этого представителя Коалиции рас, то в душе князь лишь поморщился. У парня явно на лицо запоздалый сидром дефицита внимания и гиперактивности. Не понятно как его на службе держат с таким то синдромом. Похоже в Коалиции рас совершенно не проверяют психическое состояние своих сотрудников. Но Бэйюаню было не досуг разбираться с этим. Он поступил так, как и говорила Роан, не стал обращать внимание на этого сумасшедшего, прекрасно зная, что чем больше будешь обращать внимание, тем больше это будет доставлять радости провокатору.
И что с того что он аристократ? И что с того, что он из Императорского рода, а его матушка является принцессой. Можно подумать, что аристократы не люди. Как среди обычных людей есть хорошие и плохие, так и среди знати тоже. К тому же это лишь кажется что аристократом быть легко и просто, на деле это тяжкое бремя. К примеру князь являлся правителем земель Наньнина, а это значит, что он обязан заботится о людях, что живут на его земле. За любой прокол, любую ошибку его ждет наказание, например сейчас, в данный момент, если князь не сможет вытащить своих людей, если они мертвы, то отвечать будет он. И перед Императором, и перед семьями погибших. Ответственность лежала на нем. Любая такая ошибка могла стать не стираемым пятном на репутации князя. Не зря же говорят, чем больше власти, тем больше и ответственности. Но простые люди этого не понимают, считая знать зажравшимся богачами, тиранами, бессердечными монстрами. Конечно были и такие, но были те, кто как Бэйюань заботился о своих людях и нес эту ответственность, не взирая на то, насколько это было тяжелым бременем.
Бэйюань осматривал проемы, раздумывая какой из них тот что им нужен. Остановившись возле правого проема, он вздохнул.
- Предо мной три пути,
И по какому мне идти?
Какой бы путь не выбрал я,
Везде преследует судьба...

Князь не весело усмехнулся, но в этот момент его отвлекли и мимо него пролетел Хель прямо  проход. Молодой эон удивленно наблюдал за тем, как парень исчезает в темноте проема, от пинка того, кого так рьяно защищал. Что у них за отношения вообще такие? Бэйюань никогда бы не стал защищать того, кто посмел бы вести себя с ним так грубо и унизительно. Вместо этого он бы ответил ему той же монетой. Извращение какое то, ей богу!
Возмущение князя прервал толчок в плечо, от которого он чуть пошатнулся. Проводив взглядом этого сумасшедшего, князь мысленно закатил глаза. И что это за детские выходки такие? Ему обязательно создавать вокруг себя беспорядок, всех задевать и нервировать, вот прям без этого жить не сможет? Князь не собирался опускаться до уровня этого чокнутого ребенка и обернулся к Каэлу, с которым творилось что то не ладное. Не успел Бэйюань толком разобраться что происходит, как наемник атаковал своими хвостами ушедших Роан и их шебутного друга. Князь едва успел отскочить в сторону, чтобы его не зацепило и уставился на парня. Да что вообще не так с этими людьми? Есть здесь хоть один вменяемый человек, помимо самого князя? Прикинув в голове все события что произошли ранее, Бэйюань сделал вывод, что причиной странного поведения Каэла стал это ходячие бедствие в человеческом обличии. Тем более что и атаковал он как раз его. Этот парень что явился сюда только для того, чтобы сеять хаос и смуту? Все было нормально до его появления. Не удивительно, что Бэйюань ощутил исходящую от Вильяма  знакомую ауру последователя Энтропия. Да чтоб его! Даже когда рядом нет, все равно его влияние дает о себе знать всюду! Князь мысленно простонал. И за что ему это наказание? Вот же угораздило однажды повестись на внешность и речи этого сумасбродного бога и стать его последователем, теперь куда не пойди всюду одни неприятности.
Пока князь мысленно костерил Энтропия, желая ему наглотаться косточек от арбузов, Роан вернулась обратно чтобы утихомирить Каэла. Услышав ее окрик Бэйюань вздрогнул и хотя он сомневался что этот метод сработает, все же приготовился помочь. Невольно он залюбовался Каэлом. Его всегда манили дикие натуры, от которых исходила звериная опасность, необузданность, экспрессия. Такие личности всегда пробуждали в князе легкую дрожь возбуждения и инстинкты охотника, азарт, желание укротить зверя и приручить его себе.
Очередной окрик Роан выдернул князя из любования этим Лисом и он быстро создал магические путы, обвивая ими тело Каэла. Однако видимо из за того что подсознательно он не хотел связывать этого дикого зверя, путы подучились не слишком крепкие и Лис мог бы их порвать.
- Роан, я не думаю что это хорошая идея. Если дикого зверя заманить в силки, его ярость лишь станет сильнее. Может вместо этого дать ему то, чего он хочет и позволить выпустить пар? - Бэйюань не был уверен в том что его мысль тоже правильная, все таки Каэл был разумным существом, но в случае с диким зверем такое бы точно сработало. Это как словить тигра, если его связать, тигр будет в ярости, но если с ним сразится и показать что ты сильнее тигр подчинится тебе. А вот на счет разумных человекоподобных Лисов князь не до конца был уверен.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png
Тем временем в туннеле...
Хель с не совсем мягкой подачи Вильяма пролетел вперед. Вокруг было темно, настолько, что не возможно было разглядеть даже собственную руку. Но просторно. Туннель в ширину был довольно широким, плечом к плечу в нем спокойно могли пройти три взрослых крепких мужчины. Пол был каменный, как и стены. Но не возможно было понять насколько длинным был этот туннель. В остальном обстановка ничем не отличалась от тех лестничных пролетов где они шли ранее. Разве что здесь почему то не было тех магических кристаллов что давали освещение, а еще немного тянуло сыростью и трупными разложениями. Но откуда шел запах понять было невозможно, да и сам запах был настолько слабым, что если не принюхиваться специально то и не заметишь.
Когда Хель пролетел вперед не известно что он или Вильям зацепили или на что наступили, ведь пол и стены были гладкими, но где то тихо раздался щелчок и такой же тихий скрежет. В этот момент пол под ногами Хеля исчез образовав пустоту. Открывшийся люк невозможно было рассмотреть, был ли он круглым или квадратным не известно, поскольку вокруг была темнота. И в тот же самый миг, проход через который зашла эта парочка резко захлопнулся каменной дверью похожей на стену. Со стороны туннеля на двери и на стенах вспыхнули магические печати тускло сияя голубоватым цветом. Печати создавали барьер против разрушения.  И они же давали  хоть какое то освещение. Вот только после того как люк открылся, он через пару секунд тут же захлопнулся и пол снова был ровным, даже не понять в каком месте была ловушка.

Хель угодил в ловушку. Ему следует кинуть кубик на 100 граней:
1-50 Хель угодил в ловушку
51-100 Хель смог, успел избежать ловушки (каким способом на усмотрение игрока)
Если Вильям решит выскочить из туннеля, то ему так же стоит кинуть кубик на 100 граней:
1-50 Видьям не успел выскочить
51-100 Вильям успел проскочить.
Поскольку дальше у нас пойдут масштабные приключения то прошу игроков соблюдать очередность. Если кто то не сможет отписать, то сообщите мне в ЛС указав как провести вашего персонажа.
Очередность: Хель, Вильям, Ларс, Роан, Бэйюань.

Кубики: Удерживающая магия - средне
Жертва ловушки
Бросить кубики
Выбор туннеля
Бросить кубики

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

+1

26

Сердце бьется затравленно. Хель ждет реакции, чувствуя металлический привкус на языке. Кровит свежая ссадина. Ему все равно. Он ждет, замирая, смотря — неотрывно. Ему не мешает полумрак, он забывает обо всем: омуты любимых глаз завораживают. Стирают все остальное. Хель хочет шагнуть ближе — Вильям держит дистанцию.

Хель помнит: другой полумрак, свет ночного города за окном. Замершее тело напротив, медленно ведущее пистолетом по чужой коже. Страх, сменившийся нетерпением. Сейчас ребра выламывает от боли, Хель почти теряется во времени и пространстве. Хочется сказать так много, а он не знает, с чего начать.

Я рисовал тебя.

Писал стихи.

Ждал каждый день.

Чужой гнев мешает даже дышать. Хель помнит: разъяренный Вильям опасен. Хуже всего, что какая-то неведомая сила даже в такие моменты толкает ростовщика ближе. Как будто если нет возможности подставиться под ласку, сгодится и боль. Хтоник знает, что пистолет не выстрелит. Но ударить может. Ему не страшно.

Человек напротив замирает, растягивает губы в улыбке — приятной, хищной. Завораживающей. Хель еще помнит, каким неправильным было самое первое признание: ты завораживаешь меня, Вильям. Спустя семь лет все то же чувство. Дыхание перехватывает: больно. И при этом от счастья невозможно не улыбаться.

Он помнит Астру. Помнит каждый миг и каждое сказанное слово. Помнит уют лавки, расколотый беззвучным выстрелом. И боль в грудной клетке — сейчас больнее. И слаще стократно. Несмотря на всю ту боль и кровь. Несмотря на то, что Хель знает: за этого человека он бы убил. И умер. Уже умирал.

- Мог бы намекнуть потоньше, - выдыхает Вильям, - что соскучился по мне.

- Я думал, тебе нравятся стихи, - глупо выдыхает Хель. Голос дрожит. Отчаянно, глупо. Маска провокатора не держится долго.

Вильям делает шаг вперед, Хелю приходится отступить. Пистолет кажется естественным продолжением чужой руки. Хель ждет, когда оружие опустится — может, чтобы коснуться грудной клетки. Но все же расстояние сократится.

Вместо этого… пол вдруг уходит из-под ног. Падая, Хель нелепо заваливается назад, мир вокруг смыкается густым непроглядным мраком. Падение длится недолго, но заканчивается болезненно. Слова оставшегося в лавке Корвуса пророческие: падать хтоник не умеет. Голова раскалывается болью, пальцы впиваются в тростью, словно в спасительную веревку — только спасения нет.

Слышится голос Вильяма — словно сквозь толщу воды. Различить… тяжело. Хель морщится, пытается приподняться… и валится обратно, как… мешок костей. Нелепо, глупо… он ничего не видит, пальцы слепо шарят по холодному полу… паника мимолетна, как накрывающая с головой волна: склеп, смерть, холод гранита. Хтоник дышит, как выброшенная на берег рыба, хватает воздух — бесполезно. Тяжело.

- Вильям? - зовет.

Он забылся. Так… забавно. В любой другой ситуации был бы осторожен предельно, каждый камень в подземелье проверил бы магией. Но тут… засмотрелся на человека, которого столько лет не видел — кроме как во сне. И вот. Не занятая тростью рука тянется к голове, щупает затылок и чувствует влагу на пальцах. Голова кружится.

Нужно подняться, нужно… просканировать пространство. Понять, что произошло. Выбираться. Хель приподнимается, опираясь на локти… и валится обратно с болезненным стоном. Перед глазами мелькают вспышки цвета, которым здесь нет места.

Увиделись — самое время сдохнуть, - резюмирует подсознание. Как всегда, голосом Корвуса.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png

Падение в пропасть - свершилось
Удариться головой - успешно

+3

27

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png
Гнев на вкус как острая кромка лезвия на языке.

  Обжигает, душит, заставляет провоцировать его источник. Играет на щеках Вильяма желваками, отдаёт злобой во взгляде, вытягивает спину в струну.

  Дуло пистолета с издевательским давлением упирается в чужую макушку, толкает, чтобы склонить голову Хеля вперёд. Насилие, давление — пусть виноватый почувствует тяжесть крепкой руки, пусть пожалеет о всех ошибках, которые допустил немногим ранее. Но чужая макушка по-прежнему неопрятная, чёрная, пахнет затхлостью старых книг и пылью из лавки редкостей — рука слабеет. Прошло семь лет. Семь. Предательски много, а боль всё та же.

  Между двумя бывшими напарниками тяжесть смертей. Случайных, напрасных, жертвенных. Приключение на лезвии ножа, опасное для обоих. Болезненное для каждого.

  Тяжесть воспоминаний лежит на сердце сокровенной тайной, грех оборванной жизни невинного существа всё ещё течёт в крови. Когда боли слишком много, учишься радоваться и ей. Тяжело признавать: спустя столько лет ощущаешь почти счастье увидеть знакомые серые глаза, кривую неприятную улыбку — какая бы боль не маячила за горизонтом памяти, в сердце кровавым цветком расцветает нежность встречи. Переливающиеся чернила на коже ростовщика во мраке подземелий выглядят обычными татуировками. На Хеле всё та же одежда старьёвщика. Не изменился ни капли. Всё тот же.

Рад тебя видеть, — поражённо выдыхает Вильям и улыбается.

  Он вспыльчив. Не отходчив не капли, правда, но разве это важно? Рука не выпускает из ладони пистолет, давая тонкий намёк: ещё злится. Из груди рвётся парочка грубых слов, но с губ они сорваться не успевают. Нападение разрывает пространство беспощадно и грубо.

  Рефлексы военного не подводят: стоит встать вполоборота, можно увидеть скользящие перед лицом лисьи хвосты — выпущенные вперёд, как стремительные щупальца кальмара в атаке. Вильям готовится обороняться, но рефлексы Роан дают отражение быстрее: купол защитной магии не даёт лисьим хвостам даже коснуться кожи. Ни одного из троих.

  И Вильям знает, когда Роан так смотрит.

  В её глазах — жажда укрощения. Кажется, Ларс для Атеран не больше, чем дикое животное. Разумное — но дикое. И она срывается обратно, стремясь…в некотором роде «приручить дракона». С таким детским восхищением во взгляде ей сложно перечить.

  Роан задерживается у плеча Вильяма на мгновение. Телепатическая связь улавливает: хочет бежать одна. Или их оставить вдвоём — ответа не поступает. Её устремляющиеся к противоположную сторону каблуки звучат с почти девчачьими нотами нетерпения. Со слышимым восторгом.

Будь осторожна, — касается Вильям её мыслей напоследок и надевают на подругу завесу защитной магии.

  Он почувствует, когда атака сотрёт её в ноль. Придёт на помощь. Думает, что успеет.

Ну что, мы остались одни, мой драгоценный пленник?

  Во тьме коридора очертания лица ростовщика кажутся смазанными. В полумраке влажным светом узнаются лишь два светлых глаза и контуры лица. Вильям упивается властью, как убийца. Толкает Хеля назад дулом пистолета, заставляя отступить в коридоры глубже. Какой запах трупов, какая странная атмосфера? Когда палач и пленник так увлечены друг другом, какое тут может быть препятствие?

Отчитаешься за каждое преступление. Даже не думай избежать суда Астры.

  В полумраке коридора в глазах напротив мелькает азартный блеск. Вильям не понимает сразу, но потом — движение языка Хеля по дулу пистолета выглядит так ярко, так однозначно, что это вгоняет в ступор.

  Вильям останавливается на месте. Его глаза становятся шире в два раза. Дыхание спирает в груди. Родинка с веком предательски дёргается от нервов. Вильям чувствует себя школьницей, которая нашла в парке эксгибициониста: почему-то в роли эксгибициониста Хель выглядит совершенно неожиданно и странно.

Мог бы намекнуть потоньше, — с упрёком отвечает Вильям, надеясь, что в темноте его красные уши не видно, — что соскучился по мне.

  Рука, однако, пистолет не отводит. Словно оружие жаждет, чтобы к нему прикасались снова. Вильям улыбается, кокетливо, хищно, наступает вперёд. Заставляет Хеля по инерции отступить назад — и этого оказывается достаточно, чтобы активировать ловушку.

  Всё происходит стремительно: люк закрывает первого, кто в него наступает, коридор захлопывается подобно темнице. Вильям помнит лишь страх в глазах напротив и перестук трости по туннелю вниз. Он это слышит, а после — мерцание огней на стенах и двери ослепляет ему глаза. Приходится выждать, чтобы привыкнуть к новому освещению.

Хель, ты там живой?! — орёт Вильям в пол.

  Будто пол может ему ответить. Слабая теомагия находит: тонкий шов люка на земле, который закрылся. Вильям пытается выцарапать его из земли, попрыгать сверху, повторить движения Хеля минуту спустя — закрыто. Он не открывается.

  Нет.

Сейчас буду! Подожди секунду! Секунду!

  Усиливающая магия покрывает правую ногу до колена невидимым щитом с вибрацией магической ауры. Вильям пинает люк со всей силы — люк поддаётся, за ним — ощущение падения и темнота. Он не знает, как долго он падает, сколько под землёй тёмных метров коридора: знает, как приземляться правильно, и всё равно.

Твою ж…Хель!

  Чужая острая коленка врезается прямо в ягодицу, в остов седалищной кости, причиняя боль. Вильям вспрыгивает, как ужаленный:

Почему ты такой костлявый?!

+4

28

«Что за мерзкие препятствия?!» — подумалось в безумной голове, когда хвосты скользнули по барьеру, никого не зацепив. А вот в хвосты отдало, их аж в разные стороны повело, но лис быстро сообразил спрятать те за спину. Зубы заскрежетали так, будто сейчас сломаются друг о друга или сотрутся.
Взгляд был якорем прикован к Вильяму до тех пор, пока голова Роан не перекрыла весь обзор на проход, из-за чего всё же пришлось глянуть на неё. Женские слова до ходили до разума, но как-то обрывисто, неполноценно, вязли в чем-то.
«Мешаешь» — единственное, что тот думал, осматривая её. Пусты руки, полны оружия, отсутствие рук в принципе - плевать. Жизнь научила видеть опасность даже в тот, от кого осталась одна лишь головешка - маги эти ваши непредсказуемы. Она мешала видеть цель. Хотелось оттолкнуть, но тщетно, что-то держало.. Зверь не разбирался в этом, не хотел, всё же решил выслушать, отвлечься, слегка остепенившись.
«Даже не знаешь меня!» — ударить, пытается ударить, хочет заткнуть её. Но потом это желание накрылось недоумением, Каэл был озадачен.. К нему обращались слишком.. сладко? Фальшиво. Хотелось рассмеяться от этих глупостей, а потом разрыдаться от.. Да он сам не понимал, от чего, всё путалось, ощущалось как-то не правильно. Всё сводилось к безумию.
Если бы всё сработало лучше, может он и пал бы на колени, опустив голову, тихо говоря "простите". Как бы не так, обернулось всё совсем иначе. Князь задействовал удерживающую магию, но та не смогла выдержать нового прилива гнева. Ухо дернулось от шума закрытия двери. Что же произошло? Неужели кто-то ушёл прочь?
Немало сил было приложено, чтобы утолить любопытство. Голова сдвинулась, глаза ухватили закрытый проход. «Трус! Убежал! Спрятался за очередной преградой!» — тогда и дали последнюю трещину магические оковы. Рывок в левую сторону, от магии остаются лишь красивые эффекты, а на пол падает первая кровь, лисья кровь. Стекала та с пальцев, с когтей. Перчатки прикрывали раны, которые открылись сейчас? Нет. Всё объясняется жаждой крови и проклятьем. Хочет убивать - с рук прёт кровь, создаваемая магией.
Теперь-то всё внимание получит Вампирша, решившая побыть в роли укротителя. Она виновата, она помешал! Да как она посмела вмешаться!? За такое у харфов наказывают.
Все шесть хвостов в очередной раз устремились по даме, они образовали один большой столб, желавший взять на таран в лобовой атаке. Ларсу некогда думать о своей безопасности, ему надо атаковать. Харф упал на четвереньки, ноги со всей силой оттолкнулись, руки готовились сделать это же, таким образом перемещаясь под потоком хвостов, приближаясь к добыче. Те расступятся после удара, открыв вид на то, как он хочет броситься. Будет достаточно близко - кинется, выставляя когти вперед, направляя на живот. Стоит монстру повалить еду - начнется пир..
На Бэйюаня Менш внимания не обращал, как прежде не обращал на Роан. Этим можно воспользоваться, если захочется.

Кубики, много кубиков.
Хвосты.
Когти.

[icon]https://i.imgur.com/Gd4Epc3.png[/icon]

Подпись автора

I love you
   I hate you
  My last chance
I lost his

+2

29

Есть вещи, от тяги к которым устоять невозможно. Для Роан это, например, манящие закрытые сундуки в подземельях. Или блестящие украшения на витрине ювелирного магазина. Безделушка в сувенирной лавке.

Или белоснежный мех чужих хвостов. Манит, так и хочется коснуться рукой, погладить. Помять чужие лисьи ушки. Нежность в сердце почти космическая — Роан всегда была неравнодушна к меху. Даже мечтала завести кошку, такую пушистую рыжую торбочку на коротких лапках, чтобы засыпать в обнимку…

Многим мечтам, правда, не сбыться. Вампирша придерживает взбесившегося оборотня за плечи, увещевает… и понимает: не то. Не то! Она не это имела в виду, прося княже об удерживающей магии! И когда все летит к чертям, она знает, кого винить.

- Княже! Какого хрена вообще?! Ну кто так делает?! Он же стоял спокойно! Нахрена ты его связал так рано? Надо было ждать! Вот теперь связывать, когда беситься начал! Ну князь, блин, ты не могу как-то… Черт!

Рука дрожит, вампирша отскакивает от рвущего путы оборотня — он в ярости, для этого даже не нужно видеть, как он атакует. С чужих когтистых рук, почти лап, срывается кровь. Роан призывает магию — снова, чувствуя, что происходящее все менее адекватно. Они еще даже до ловушки не добрались! О том, что Хель с Вильямом попались, она еще даже не знает.

- Княже, чтоб тебя... На будущее: удерживать надо, когда зверь атакует, а не когда он тихонько стоит, блин! Не могу! Хрен с ним, с Лисом - он сейчас дикий, но ты! Ты!

Щит держится, дает время уйти с линии нападения. Разъяренный лис выглядит… красиво. Роан знает: ее вкусы специфичны. Но выдыхает с почти детским восторгом, когда оборотень приземляется в считанных футах от нее. Порыв ветра рвется из сложенных веером женских рук. Магия воздуха — не то, что получается инстинктивно, но спалить белоснежных мех было бы кощунством.

- Ну ты чего, пушистый?! Что я тебе сделала?! Даже не лапала ни разу! Блин, я ведь тебя даже не лапала… Княже! А ты чего стоишь?! У тебя вообще магия есть?! Сделай уже что-нибудь!

Поток воздуха сперва задерживает оборотня, затем сносит в сторону стены. Роан почти жаль, что не удалось отбросить лиса в один из проходов — так бы узнали точно, который правильный. Теперь-то она замечает стену на месте туннеля, куда ушел лучший друг. Лишь бы не сдохли, - проносится шальная мысль.

Она не умеет быть излишне осторожной, в руках блестят кинжалы. Если Лис атакует снова — девушка не будет просто ждать чуда. Но она не перестает верить в себя и призывать оборотня к голосу рассудка.

- Каэл?! Ну очнись уже! Если мы друг друга поубиваем, кто потом получит сокровища? А плату? Проломленному черепу деньгами не поможешь! Давай, лисенок, приходи в себя!

Идея! Еще один жест руки — снова в сторону пока сдерживаемого противника. Теперь в него устремляется поток холодной воды. Почти ледяной. Вдруг получится отрезвить оборотня, привести в чувство?
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png

Защитная магия - барьером против атаки - хорошо
Воздушная волна на Ларса - хорошо, отбрасывает в стену
Поток холодной воды - хорошо

+3

30

О! Замечательно! Все пошло коту под хвост и благодаря всего одному человеку. Бэйюань не успевал следить за событиями, что сейчас творились вокруг. Каэл как и ожидалось не собирался утихомириваться, а вместо этого разъярился еще больше. Умудрился разорвать оковы, что на него накинул князь. В этот момент сбоку раздался скрежет и молодой эон увидел, что проход, в котором находилась та парочка закрылся. Да что ж такое то?! Временно бросив Лиса на Роан, князь подскочил к двери и ощупал ее, ни каких задвижек, механизмов или чего то еще не наблюдалось.   Князь принялся осматривать стены рядом с собой, в этот момент его отвлек голоса Роан. Бэйюань повернулся и всплеснул руками, едва не задохнувшись от возмущения. Ну приехали! Он действовал тогда, когда девушка сама дала отмашку и она не говорила какую именно удерживающую магию он должен был применять, а теперь князь же виноват остался. Уму не постижимо! Вот они женщины во всей красе! Был бы мужик, а в чем обвинить найдется?! К счастью князь умел оставаться невозмутимым, когда это было нужно и лишь взмахнул рукой наблюдая за битвой этих двоих.
- Вообще то это твой друг устроил переполох и довел бедного парня до такого состояния, а сам свали! Как можно работать в Коалиции рас и быть при этом таким безответственным? - фыркнул Бэйюань взмахнув рукой. Пускай этот парень был хаосистом, как и сам князь, но Энтропий при всей его беспечности никогда не был безответственным. Так с чего у него такие последователи то берутся? Это было за гранью понимания князя.
- Ты предлагаешь нам вдвоем сражаться против одного лиса? - поразился князь - Смотри видишь, ему не нравятся твои ласковые слова! На меня он вообще внимание не обращает. Я же сказал ему надо пар выпустить. Твой чокнутый друг что то внушил ему ментально, вот у парня крышу и снесло, - пока князь говорил, он продолжал изучать стен, щупал камни, чтобы найти скрытый рычаг - Ей богу! Этому сумасшедшему лучше сразу покончить с собой, пока я до него не добрался! - проворчал князь и снова обернулся к Роан - И что я должен сделать?! Превратить его в кролика? Ох! Великий Творец! Я нанял вас для помощи, а в итоге должен разбирать весь этот хаос! - князь всплеснул руками, но все же рванул к Каэлу, загородив собой Роан. Вода вылетая на Лиса оказалась кстати, Бэйюань использовал магию Холода, чтобы сковать льдом нижнюю часть тела Каэла, до самого пояса, включая его хвосты. В тот же самый момент, он использовал ментальную магию, чтобы успокоить парня. Ничего такого сложного или не допустимого он не делал. В мозгах не копался, Бэйюань просто передал ему из своего разума успокаивающую мелодию флейты, усилив ее эффектом успокоения. То есть это было не так как делал Вильям, а в более легкой форме. На этот раз обе способности сработали намного лучше чем в предыдущий раз.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
А между тем парочка безбашенных друзей оказалась в ловушке.
Хель упал в шахту высотой около пяти метров, узкая каменная коробка, по размерам не превышает шахту стандартного лифта, который есть в любых типовых многоэтажек. Но не это самое интересное. Когда Хель упал то угодил в воду. Воды было н так много где то по пояс взрослому человеку среднего роста. Вода была ледяной, от нее пахло примерно так же как пахнет застоявшееся много лет болото. И они была ужасно соленой. Не как морская вода, концентрация соли в этой воде была как в банке с рассолом из под огурцов. Вокруг было темно, не было ни единого источника света. Правда Хель не долго пробыл в одиночестве, когда ему на голову свалился Вильям благополучно разбивший люк. Надо сказать что в подобной темноте ему чертовски повезло не наткнуться на еще одну ловушку и суметь отыскать нужный люк. И теперь наша парочка оказалась по пояс в воде. Но задерживаться там точно не стоило, поскольку уже через несколько секунд оба могли почувствовать как за ноги их кусает кто то очень маленький, но обладающий крайне острыми и длинными зубами. И их было много. Они впивались в ноги с разных сторон быстро раздирая ткань одежды и кусая за ноги, в буквальном смысле отдирая по кусочку плоть. Больше всего эти существа походили на рыбу пиранью, но были значительно меньше. В мутной темной воде без источника света не возможно было рассмотреть кто это. Однако если герои не поторопятся, то их просто съедят заживо. К тому жена ранки попадал эта соленая вода раздирая края ран и усиливая боль и зуд.

Обе атаки успешно - Бросить кубики

Подпись автора

Кто раз познал безбрежность моря,
того иные воды уж не удивят.
И никакие облака не назову я облаками,
лишь те, что над горой Ушань парят.
Пройду сквозь заросли других цветов, не обернувшись –
не интересна мне их красота.
Подмогой в том мне твёрдость духа лишь наполовину.
А остальное – ты, любовь моя.

0

31

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Хель не сразу понимает: холодно, влага заливает одежду. Он все равно тянется поймать навалившееся тело, удержать от возможного падения, от удара головой или плечом. Приподнимается, ограждая Вильяма от холода соленой воды.

Перед глазами мелькают цветные мушки, от удара затылок наливается болью, как свежий синяк — насыщенной синевой. Облегчение похоже на мимолетно ослабленную петлю на шее: его не оставили одного. Странное, почти кощунственное желание прижаться ближе контрастирует с уколами боли в теле. Хель находит ладонью опору скользкой стены, поднимается, но боль впивается в ступни, в лодыжки и ползет по ногам, прогрызая ткань плотных джинс.

Запрокинутая голова нещадно кружится, взгляд, обращенный вверх, выхватывает отсвет спасительного прохода. Хель клонится к стене, неуклюже заваливаясь на Вильяма, влажными волосами холодит чужую щеку. Магия под пальцами кажется нарочито непослушной, и хтоник не знает, что отвлекает его сильнее.

Уколы боли, впивающейся в ноги, разъедающая свежие ранки соль. Запекающийся кровью затылок — тяжело стоять прямо, тяжело сфокусировать взгляд хоть на чем-то. И Вильям, радость встречи с которым затмевает все остальное. Ростовщик не лжет себе: он безумец. Нужно спасаться, плести чары, а ему хочется лишь прижаться теснее, обвить чужое тело руками, впиться поцелуем в чужие губы, с которых так часто срывается горечь яда.

- Сейчас, я сейчас, - слепо выдыхает Хель, но магия ведет себя беспокойно, колет пальцы подобием ножа… Хтоник представляет себе металлическую безупречность лестницы, стремянку — как та, что когда-то вытащила из другой ловушки. Он представляет себе крепкие перекладины ступеней, безупречность линий, выдерживающую любой вес…

Но голова кружится, дыхание сбивается, и слабость заставляет неуклюже завалиться в сторону, удариться плечом о скользкую поверхность стены. Влага потеками блестит на холодном камне. В руки падает шероховатость каната.

- Нет, - выдыхает Хель, слепо подхватывая результат своих усилий. Не лестница — только плотное плетение веревок, шершавые, колющие пальцы, нити. Не получилось. Что делать теперь? За что можно зацепить канат? Да и зацепив — Хель знает, что уж точно не выберется. Боль заставляет морщиться, нетерпеливо переступать ногами в скудном пространстве колодца.

Нужно попробовать еще раз, думает Хель, но в своих беспокойных жестах только путается в собственной веревке. Она обвивает плечи, петлей обнимает тощую шею, случайным узлом ложится поверх дрожащих рук.

- Вильям? - слепо зовет ростовщик. В голове все мутится, он едва понимает, где находится, чувствует лишь тепло чужого тела где-то рядом, но собственное сердце подводит, шарахает беспокойно и бешено.

- Вильям! - он зовет, срываясь голосом в хрупкость страха, тянется дрожащей рукой в пустоту, находит изгиб чужого плеча, валится ближе, не понимая, что делает. Путается еще сильнее в изломах веревки, мешает соседу по несчастью сделать хоть шаг.

- Мы здесь не умрем, - обещает Хель слепо, говоря то ли с Вильямом, то ли с собой. Руки рвано скользят по ткани чужой спортивной куртки, впиваются в жар обнаженной кожи на шее, находят линию нижней челюсти. Слепое глупое желание, не имеющее смысла в темноте, в подступающей боли ловушки, разъедающей плоть.

Но хтоник все равно тянется ближе, словно с этим наваждением ничего не поделать, мажет губами по изгибу чужого подбородка… и почти обнимает — насколько позволяет оплет веревки на плечах и руках. Сердце шарахает так, что ростовщик больше ничего не слышит. Больно — в каждом жесте, в каждом касании. Разум поддается подступающей панике.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

Материализовать лестницу - неудача - получился канат
Умения: 3/12

+2

32

https://i.pinimg.com/originals/92/cf/61/92cf61fe58ce000cbe3d0a8356e2adf8.jpg

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png
  Вильям знает: наутро на ягодице расцветёт синяк. Он будет большой, красивый, фиолетовый — по форме чужой худощавой коленки. А пока что просто больно: приземлиться после стремительного падения на чью-то костлявую ногу, которая безжалостно вонзится в седалище. Кости не хрустят, серьёзных травм нет, но неприятно всё равно. Первое впечатление гасится иным. Чужие руки заботливо удерживают Вильяма от падения в толщу воды, будто ростовщику было просто предугадать исход недавнего прыжка. Будто он ждал. Тело Вильяма кренится, заваливаясь набок — на чужую голову, в висок непослушных волос с запахом старых книжек. Глаза не сразу привыкают к новому уровню темноты. В поддержке нужного человека легко забыться. Всего лишь на мгновение.

  Вильям закрывает глаза от боли, скрипят и сжимаются зубы. Корвус бы им гордился: Вильям умеет падать правильно, он правильно и упал – на задницу, правда, задница эта придавила того второго, кому посчастливилось попасться в ловушку первым. Хель. Какая ирония: постоянный совет диковинного орла оказался направлен против его хозяина. Тут впору и рассмеяться.

  Возможно, всё к лучшему: ничего не разбилось, пострадало лишь самомнение. Приземление у Вильяма было мягкое, относительно комфортное: на чужое тело. Пусть даже на неприятно-острую часть. В конечном счёте — обе жертвы целы, конечности не вывернуты.

Хель, — Вильям оборачивается, находит взглядом чужое лицо.

  В серых глазах отражается помутнение рассудка, лицо кажется усталым. Они оба поднимаются. Ростовщика ведёт: он болезненно опирается руками о стены колодца, с усилием переставляет ноги. Вильям не сразу понимает, что тут влажно. Воды всего лишь немногим выше колена, сверху зияет пространство слабо освящённого хода. Колодец круглый, пахнет затхлой сыростью. Удивительно, что хоть кто-то тут живёт.

Эй? Эй-эй-эй-эй! — но ощущение не обманывает: некто кусает за пятки.

  Тонкую ткань спортивных штанов прокусить проще, чем джинсы. Вильям начинает суетиться, бегать по кругу, не замечая: его напарник с каждой секундой сильнее теряет связь с реальностью. Хель выглядит плохо: после последней встречи семь лет назад он, кажется, не изменился, поэтому и увидеть чужую слабость можно невооружённым глазом. Болезненность читается в каждом жесте, в каждой лениво переставляемой ноге. Ростовщик по-прежнему бледен: в темноте скудно освещённого колодца он бледен ещё сильнее.

И всё же хватаешься. Как за спасительный канат.

Вильям! — зовёт Хель.

Я здесь!

  Неловкое тело ростовщика путается в верёвках. В результате магии, которая подвела, хотя, кажется, всегда была покорна. Вильям схватывает жертву собственной неловкости в тиски, ободрительно встряхивает, будто говоря: «Успокойся». Он улыбается. Без издёвки. Как тот, кто верит, что может выйти из любой опасности, преодолеть любую преграду.

Мы здесь не умрем, — шепчет Хель.

Нет, — обещает Вильям.

  Ростовщик тянется неловким движением: спутаны в верёвках пальцы, но он всё равно ищет защиты. Хочет прикоснуться. Ведёт ладонями по лицу: в слепой приятной ласке. Вильям не отталкивает: обнимает свободными руками-плетьми, худыми, но крепкими, прижимая к себе в тёплом объятии. Спустя столько лет. В эту секунду кажется правильным игнорировать боль в ногах, промокающую ткань кроссовок. Ладони чувствуют чужую панику. Они стремятся подарить спокойствие.

  Пальцы с нежностью гладят по спине и голове, вплетаются в волосы: хотят утешить. Вильям читает царящую под кожей другого панику. А ещё чувствует: защитный купол, надетый на вампиршу несколько минут назад, беспросветно расколот. Грудь одолевает страх. Роан осталась одна.

  Вильям помогает высвободиться Хелю из тисков, болезненно отшвыривая ногами особо наглых пираний. Он весь искусан, ноги болят – плата за временное помутнение рассудка.

Бедные рыбы, сколько лет они никого не ели, — шутит Вильям и ободряюще улыбается Хелю. — Но ужином стать не хочется.

  Вильям плох во многом, что не касается залезть в чужие мысли и не набить другим морды. И всё же новая квази-магия ему подвластна. Псионика, связанная чернилами магической вязи, вспыхивает подобно пульсирующему ядру и растекается в пространстве. Это похоже на чёрную растущую на гразах паутину. Лапам магии не страшны ни двери захлопнутой ловушки, ни воздух, оставленный бесконечными запасами за дверьми.

  Псионика захватывает всё, погружает в чёрную паутину всю «пасть тигра». Она отключает гравитацию в колодце. Она отключает гравитацию у тех троих, что остались распутьем из трёх дорог.

  Вильям хватает за запястье Хеля: ложно-магия отрывает их от поверхности земли, уносит пираний в воздух в огромных водяных пузырях. Остаётся держаться вместе и верить:
на пути к проходу не подстерегает очередная ловушка.
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
https://i.pinimg.com/564x/fc/97/48/fc9748301e23f3c6eb71b6e6d9c5f044.jpg

Псионика, телекинез

Хорошо

+1


Вы здесь » Аркхейм » Незавершённые эпизоды » Пасть тигра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно