новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Завершённые эпизоды » В родных стенах


В родных стенах

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Циркон/ Канш/ Фандэй
5009 год

https://i.imgur.com/uM8TgRs.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png

Эпизод является игрой в прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-08-30 23:53:45)

+1

2

5009 год.

В глаза било беспощадное весеннее солнце. Прохладнее от этого в аудитории, естественно, не становилось, а от открытых окон абсолютно не было никакого толку. И почему в государственном учреждении для, можно сказать, военной элиты, уже неделю не могут починить кондиционер? Ортен оскалилась, бубня про себя и вытирая тонкой женской рукой выступающий пот со лба. Губы были солёными, макияжу на коже было не место (благо, его было совсем немного), лицо хотелось мыть каждые полчаса, однако такого удовольствия нельзя было себе позволить на первом курсе, да и у этого препода тоже.

В формированиях специального назначения было не так много места теории, особенно если сам агент не особо тянулся к темному и прекрасному научному граниту, однако  отсидеть на языках (в том числе жестов, азбуке морзе и далее по списку), психологии, мнемотехниках, криптографии, геополитике и прочем все же надо было, особенно на первом курсе.

Гор была из той части людей (или нелюдей), которых завербовали уже значительно в возрасте, и где-то ей было не так удобно адаптироваться по сравнению с молодняком, особенно учитывая то, что учебные годы девушки давно прошли. Как говорили в ее среде, в таком возрасте можно уже и детей нянчить, не надо соблазняться своей дикой первозданной природой: «Живёшь в обществе — живи в обществе».

«Глубоко» — часто в ответ думала та и игнорировала эти условности, ибо было ей абсолютно наплевать.

Благодаря молодому лицу, внутреннему стержню и хтонической силе Ори удавалось держаться вровень, а иногда и перепрыгивать тех же хтоников на голову. Сам же хтон, на которого она напоролась, был шуткой жизни, не иначе. Всё в тот злополучный день пыталось уберечь её спокойную, мирную жизнь от сверхъестественного вмешательства, но она не услышала даже собственной интуиции в тот день. А может ей и нужно было это происшествие, может она искала того момента, который перевернет ее жизнь? Наверное, поздновато думать об этом, единственное, что те три года, пока она мучилась взаперти и одиночестве, смогли преобразовать её больше, чем вся духовная практика, которую она выполняла с 20 лет. Сперва просидеть целых 36 месяцев в изоляции казалось ей бредом, и немудрено, что некоторые люди всё-таки сходили с ума и становились монстрами (хотя, возможно, только с ней и некоторыми другими поступили подобным образом, и все же...), но спустя время она поняла, что это идеальный шанс пройти проверку на вшивость не только перед госструктурами, которые планировали ее завербовать, но и перед самой собой. Девушка
решила воспринять свое заточение за ретрит, камеру - за горы, а одиночество - за идеальный шанс для обета молчания. Ей удалось настолько исследовать свой ум за это время, приручить и избавиться от страхов и предубеждений, что выйдя на свободу и поступив на обучение, она обгоняла даже себя прежнюю. Отсутствие любого мыслительного мусора ускоряло и упрощало любое обучение, коммуникацию и процесс принятия решений.

Отвлекшись на пространные размышления, Гор и не заметила, что пара подошла к концу и было, видимо, оглашено какое-то объявление, поскольку аудитория бурно отреагировала, и все начали эмоционально шушукаться. Повернувшись к своей соседке, рыжеволосая спросила:

— Что там такое?
— Да я просто в шоке. К нам решили в форме 'внимайте опыт старших' пригласить вести лекции выпустившиеся специалисты. Одним из них будет Леонис, ты можешь себе представить?
— А кто это?
— О-о-о-о, подруга... — с этого момента пошел такой словесный поток восхищений и лишних эмоций без конкретики, что внутренние системы безопасности раньше сознательного девушки решили отключить слуховое восприятие и переключиться вниманием на что-то более информативное, например, собственные конспекты. Единственное, что девушка узнала — парень был молодец, красивый, удалой, чуть ли не лучший на курсе и все такое.

Собрав свои вещи в сумку, встав и положив говорящей подруге руку на плечо, чем порядком выбила ту из колеи и остановила в процессе речи с открытым ртом, поблагодарила ее и вышла из аудитории.

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

3

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
https://i.imgur.com/xXOukF3.jpg

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png

5009 год.
Четверо вошли в здание в середине этого жаркого, казалось, что бесконечного весеннего дня.
Утро Кеннета нельзя было назвать добрым потому, что он с бойцами «Регарда», только сейчас вернулся с порученной ему утренней миссии.
Парни выглядели немного уставшими. Кеннет же в свою очередь, выглядел довольно бодрым, не смотря на относительно сложный бой прошедший утром. Однако это вовсе не волновало ни его самого, ни тех бойцов, что шли позади, — они достали то, о чем их просили.

Это самое, разумеется, было оставлено на корабле. «Тереза» покорно ждала в космопорте, принадлежащему академии.
Здесь всё началось, — подумал Кен, очутившись внутри достаточно высокого и большого, в своих размерах, здания Академии. Оно выглядело столь вычуренно и строго, также как и почти сотню лет назад. Уже тогда, оно внушало страх и гордость, будто высеченный из одного огромного камня монумент, переделанный в место, где будут учиться убивать, стрелять, защищаться и познавать науку будущие "орудия". Орудия справедливости и порядка, а также орудия хаоса и разрушений.
Одним из таких орудий, впрочем, был сам дархат. Он служил и учился в этой академии так давно, однако до сих пор, с теплом вспоминая это время, мог вспомнить имена своих коллег, учителей, или какие-то детали ярких операций, оставивших глубокий след в жизни Кена.

Наверное, теплые чувства к этому месту и побудили взяться графа за эту работу. А быть может он просто не мог упустить шанс помочь Цирконской Академии Спецназа «безвозмездно», ведь эта помощь может ему рано или поздно сыграть на руку. Никто точно не знал истинных причин согласия дархата, кроме того, что это убыточная, точнее сказать благотворительная помощь.

Раньше он уже занимался подобным, однако весьма редко и исключительно на ранних этапах обучения боевой силы «Регарда».
Сегодня ему предстояло вновь провести небольшой курс по убийству этих тварей. Задача простая, но весьма сложная для понимания просто "со слов", и именно поэтому он здесь.

Было принято решение ввести новобранцев-первокурсников академии в теоретический курс, и уже после, предоставить относительно безопасный, практический опыт. По результатам которого, станет ясно кто отправится на настоящее задание Академии, а кто еще не готов морально, физически или теоретически применить свои навыки.
Кеннет и «Регард» не были ограничены какими-то рамками, в способах анализа новобранцев, кроме, разумеется, общепринятых. Текущий директор, — хуман К.Беннэт, доверял Кеннету практически полностью, исходя из его репутации, которую оставили "в наследство" те, кто учили его. Однако попросил сообщать о результатах и динамике поведения первокурсников, в общем говоря, держать его в курсе дел.

[float=right]https://i.imgur.com/mRGkfwj.jpg[/float]
И вот, идя по тёмным, безлюдным коридорам своего родного места, где сохранились, как он считал, одни из лучших его воспоминаний, Кеннет чувствовал радость, будто бы постепенно погружаясь в то время. Он шёл к одной из аудиторий, где должны были сидеть его будущие "ученики". Вдруг мыслительный процесс прервал звонок. До боли знакомый и навевающий еще большее чувство ностальгии.

— Почти пришли, — сказал он одному из своих. — Отправляйтесь с Клаусом на полигон во дворе. Выход находится южном крыле. Я и Арнт дойдем до преподавателя нужных нам студентов, и велим направить всю группу туда. Вскоре там и увидимся. Его "собеседник" лишь кивнул. Группа разделилась, каждый понимал свои задачи.
Хотя это сложно сравнить с реальной "работой", к которой привыкли бойцы, все сохраняли дисциплину, и выполняли все приказы главы.

Граф шёл впереди. Через некоторое время, в аудиторию, которую он направлялся ворвался шум какого-то бурного обсуждения. Студенты говорили шёпотом, однако похоже, что если бы они перешли на крик, ничего бы особо не поменялось. Видимо они услышали то, что их возмутило или заинтересовало. Кеннет немного улыбнулся, вспоминая как и сам ранее также "шушукался" в этих самых аудиториях.

Вдруг медленно студенты начали собираться за другим. Шум усилился. Закончились,— подумал Кен о занятиях. Получается, он как раз вовремя.

В коридоре, перед тем как войти в двери, Граф столкнулся глазами с девушкой, которая видимо была первой, или одной из первых, что решили уйти. Кен буквально несколько секунд рассматривал её, опустив глаза вниз, до самого пола и вновь подняв вверх, в итоге встретившись с салатово-янтарными глазами.
Она была высокой и достаточно женственной, не похожей на многих здесь, как подумал Кеннет. Рыжая девушка ненадолго заинтересовала графа, что-то в ней притянуло его взгляд, пусть и не надолго. Быть может уровень её внутренней силы, или запах показался дархату необычным.

Войдя в аудиторию, лишь некоторые из копошащихся студентов обратили на Кена и его спутника, что ждал в дверях, внимание, бросив небрежные взгляды, На вид Леонис был их возраста, может сочли за новенького? Кто знает. Он быстро что-то шепнул преподавателю, перед этим поклонившись в знак уважения, и поспешил покинуть аудиторию. Пора направляться на тренировочный полигон.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][status]Люди с худшим прошлым, создают лучшее будущее.[/status]

+1

4

Столкновение прямо в дверном проёме было неожиданным. И не сказать, что неприятным. Тело автоматически напряглось, несильно, но сообщая обладательнице то ли об опасности, которая от проходившего исходила, то ли о его привлекательности для противоположного пола. Позвоночник волнами пронзал легкий электрический импульс, ибо Гортензия всегда ярко реагировала на собеседников или близко находящихся людей, если настраивалась на них. Однако на незнакомца намеренной настройки не было. И все же визуальный контакт с этими сияющими серебром глазами что-то расшевелил в девичьей душе, а беглый взгляд на их обладателя уже составлял содержательную картинку: статный, мускулистый молодой человек в деловом костюме, приятными чертами лица, смолянисто черными волосами и пронзительными глазами. Выглядел он закрытым и немного, совсем немного уставшим, хотя определенно теплое выражение лица, неизвестно, в чем нашедшее причину, ещё не успело сойти с его лица, на чем девушка незнакомца и поймала. Выдержав пару секунд немого зрительного контакта и проглотив где-то в середине горла своё «Здравствуй...-те», она кивнула и вышла в коридор.

«Может это и был тот самый «О-о-о-о, Леонис?» —запоздало подумала она. Хоть парень и выглядел молодо, за телесной оболочкой ощущалась мощная, властная, мистическим образом привлекательная и одновременно отталкивающая фигура, зрелый взор не сочетался с буквально юношескими чертами. Эта несостыковка интриговала, и Ортен почувствовала желание попробовать раскрыть этот, наверняка тщательно созданный, образ.

В любом случае, по расписанию сейчас были занятия на полигоне, так что элементалка сперва зашла за кофе в стенах Академии и, с трубкой в зубах, пошла в его сторону. Зайдя в раздевалку, зеленоглазая собрала волосы в тугой конский хвост, а в качестве тренировочной одежды надела шорты и топ (в случае с тем, как быстро ей обычно становится жарко, данный набор - её единственный вариант). В раздевалку уже начали стекаться ее одногруппницы, о чем она догадалась по приближающимся звукам девичьих сплетен.

— Какой симпатичный!
— И умный! До конца здесь доучиться, ещё и быть приглашенным...
— С отличием!
— А вы кольца на руке не видели? Он не женат?
— Не было!
— О-о-о!...

Гортензия выдохнула со снисходительным смешком. «Не спорю, симпатичный». Она уже начала догадываться, что тот, с кем она пересеклась, и есть тот самый гений-выпускник.

К Ори подбежала троица девиц, значительно младших её по очевидным причинам, но несильно младше её выглядящих. Некоторые и не догадывались, что она их старше на 10-20 лет.

— Как он тебе!? Ты с ним говорила?
— Он на тебя так смотрел...
— Как? — прервала ее рыжеволосая.
— Ну, по-особенному, — вмешалась третья.
— Как любой другой человек, который неожиданно столкнулся бы с кем-то на пороге, девочки, — остудила их элементалка.
— У него правда глаза отливают серебром?
— Правда. А теперь, девчат, расступитесь, мне ещё нужно размяться. И сами не забудьте.

С этими словами девушка мягко просунула между собеседницами руки и расставила их, дабы те подвинулись. Наклонившись и проверив тугость шнуровки, она встала и рысцой побежала на сам полигон. На горизонте виднелась примелькавшаяся и уже вдоль и поперек обсужденная фигура. Элементалка сдержанно кивнула ему и направилась в угол площадки, начав свою растяжку.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-08-31 19:01:56)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

5

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png

Полигон представлял собой что-то вроде небольшого стадиона, на который забыли установить трибуны. Было достаточно много закругленного пространства,используемое зачастую для бега, в том числе и с различного рода препятствиями. В центре стоял небольшой пустырь, центр которого был окружен крупной клеткой, повторяющей рисунок на песке. Клетка, которую между собой студенты ласково называли «ад», состояла по большей части из магической энергии, в свою очередь питаясь от кристаллов и минералов Аркхейма, используемых в подпитке защитного купола городов Циркона.

Справа от "выхода" с полигона виднелось большое количество различных тренажеров, как для физиологического, так и для стратегического совершенствования студентов. Слева располагался крытый полигон для испытаний стрелкового и биомеханического оружия, места было много. На этом стрельбище, каждое из 12 мест предполагаемого испытуемого, было оборудовано сверх-технологическими очками для отслеживания попаданий, урона и разнообразия выбора целей, как вражеских, так и дружественных, а также устройством подавления шума, похожими на обычные наушники и отслеживающие физические показатели стрелка в ходе испытаний.
Ближе всего к центральной клетке, аду, было расположено небольшое полуразрушенное двухэтажное кирпичное здание.

Народ постепенно стягивался к полигону. "Молодняк", как было принято его называть у бывалых вояк, состоял из людей разных рас и разных возрастов. Разумеется разными были также и их способности к магии. Здесь были и мужчины-хуманы, которые, вероятно, будут полагаться на артефакты и технологичное оружие, чтобы нивелировать свою слабую способность к магии. Здесь были и очень магически развитые, пусть и для своих лет, представители этнархов, эльфов и других рас.

Граф к слову заметил и свою новую "знакомую". Ту рыжую девушку, с которой недавно столкнулся в дверях. Она пришла одной из самых первых. Кен был немного занят, подготовительными работами, однако не мог не обратить на неё внимание.
На ней была другая одежда. Обтягивающие шорты и топ, хорошо смотрелись на её теперь уже более "понятной" дархату фигуре.
Он решил не пялиться слишком долго. Да и сейчас было явно не до этого.

Кеннету предстояла нелегкая задача: Определить тех, кто вскоре пойдет под его командованием на настоящую зачистку. Тех, кто будут подвержены возможно самой большой опасности среди всех сокурсников, однако, и тех, которые заимеют реальный боевой опыт.

Когда галдящие молодые люди собрались в шеренгу, видимо приученные к этому на каком то из предметов, что проходили на полигоне, не заканчивая свои бурные обсуждения на разные темы, с другой стороны подошел директор Беннэт. Заприметив его, молодые бойцы мигом все как один замолчали.
— Приветствую, бойцы, — вдруг сказал пожилой и потрёпанный жизнью хуман, — Сегодня знаменательный день в ходе вашего обучения, если вы проявите себя сегодня, с вами поделятся по-истине бесценным опытом! Сразу прошу всех отнестись к происходящему максимально серьезно!
Беннэт сделал долгую паузу, медленно стараясь посмотреть чуть ли не всем 44 студентам прямо в глаза, будто бы желая увидеть в них положительный ответ на свой призыв. Желая понять был ли он услышан, на этом этапе его речи. Затем он, мягко посмотрев в сторону графа, продолжил:
— С сегодняшнего дня, несколько ваших занятий будет вести этот молодой человек. Директор указал на Леониса.
— Спасибо, это честь для меня и моих людей, мистер Беннэт, — подхватил Кеннет.
— Он дархат, глава личной военной организации «Регард», а также один из лучших выпускников нашей академии.
— Полно меня смущать, господин Беннэт. Улыбнувшись губами, прервал его Кен. — Важно ведь то, что на эти несколько дней я и эти три человека будут учить вас самому интересному, самому опасному ремеслу, — убийству хтонских отродий.
Сегодня мы проверим некоторые ваши способности, замерим физические и магические показатели, и, на десерт, кое-что еще, гораздо интереснее всего предшествующего.
Кеннет уже в открытую улыбался, осматривая своих будущих "учеников".
— Сейчас вы поделитесь на 4 группы по 10-11 человек, с помощью жеребьевки. Получите название группы «Альфа, Бета, Гамма, Дельта». И по очереди каждая группа пройдет на стрельбище, чтобы определить лучших стрелков среди вас, затем из каждой группы мы исключим по одному участнику. А лучший стрелок станет её капитаном и будет за неё отвечать.
Кеннет хотел, чтобы они уяснили: если ты не умеешь стрелять, то, каким бы ты не был потенциально сильным магом, хтона ты не убьешь.
— Арнт проводит вас и запишет ваш возраст, расу и уровень магического источника. Это нужно для того, чтобы мы знали, что вы из себя представляете. Сухо добавил он глядя в глаза той самой рыжей девушки, создавая впечатление, что говорит в тот момент только с ней. Однако после небольшой задержки, он продолжил вести взгляд, вглядываясь в лица каждого бойца. Некоторые девушки почему-то смущались, хотя находились совсем в неподходящем для этого месте, как казалось Леонису.

Студенты еще не знали, ни о специальном задании академии, ни о том, что на него могут попасть не все. Далеко не все, всего 6 человек. Так Кеннет хотел, чтобы старались абсолютно все, и чтобы даже те, кто уже понимают, что немного слабее своих сокурсников, имели шанс и возможность себя проявить.

Однако, она не отводит взгляд, а буквально сверлит меня. Хм, интересно. Ухмылка проскользнула вслед за мыслью, пролетевшей словно пуля мимо головы...

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][status]Люди с худшим прошлым, создают лучшее будущее.[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-08-31 19:54:17)

0

6

Бросок кубика


Несколько минут шла приветственная речь, усеянная и разбавленная доброй долей дифирамбов, которые порядком уже начинали Ори надоедать.

«Да что этот мужчина такого сделал, что даже директор ссытся по нему кипятком, демиурги?» — ехидно прошипела она внутри себя. Все-таки Ори 31-летнего возраста — гораздо более ядовитое и язвительное существо, чем Ори 42-летняя.

О Регарде она что-то слышала, но где и что именно - ещё предстояло вспомнить. Речь же этого военного вундеркинда явно имела второе дно — так часто бывало во взрослом человеческом мире, с которым Ортен уже поимела, значительно поимела, делов. Приглашенный гость чего-то не договаривал, но рыжеволосая решила не забивать себе этим мысли, а просто выполнить, что просят. Все же такое качественное образование, при том бесплатное — бери, что дают, беги, если бьют, а лишние вопросы оставь на потом. Может однажды предоставится возможность поговорить с брюнетом в более интимной обстановке, что бы это ни значило, заодно сбросив ауру восхищения и, что ли, психологического превосходства, которые его окружали. Однако элементалка несильно на это надеялась, учитывая тот ажиотаж, что мужчина уже успел поднять у женской части коллектива. Парни из её группы были значительно младше, и, в противовес, мало кто из них разделял девичий восторг, а иногда даже чуть ли не щенячий визг, поскольку многие из них могли сами иметь на девочек виды.

Новый 'преподаватель' ещё не успел ни вызвать особого уважения у ощетинившегося молодняка, ни, стоит все же учесть, пренебрежения. Однако этот статус кво продержится недолго — Кеннету Леонису ещё предстояло проколоться. Либо же проявить себя в качестве надёжного и опытного вожака. Где-то глубоко внутри Гор надеялась, что второй вариант будет наиболее вероятным.

Не упустила она возможности рассмотреть и его соратников — высокие, большие и устрашающие ребята, не лишенные отпечатка ума на лице — всё-таки тупых лбов на такую работу не брали. Каждый из них даже представлял потенциальный любовный интерес — для молодых, только начинающих познавать мир дам такой шквал тестостерона мог быть если не фатальным, то крайне ядовитым и выбивающим из равновесия. В Кеннете эта энергия казалась более сдержанной и структурированной, однако не становилась от этого менее угрожающей.

На словах об убийстве хтоней Гортензия несильно оживилась. Хоть по идее её должна была интересовать тема противостояния тому, что она уже поборола, почему-то в её сердце не было места радости этой новости. Скорее, наоборот, что-то внутри сжалось, несмотря на всю ее трёхлетнюю випассану. Семя сомнения и испуга ещё лежало на периферии ее сознания. Вполне логичным было ожидать, что если ты выжил после встречи с ними, тебя найдут и будут и дальше натаскивать на это. И все же...и все же она надеялась, что это ее обойдет. Наивная надежда. Господин Кеннет явно выглядел как человек, который вытрясет из подчинённых все поджилки, если таково задание. Или его желание... А на намеке с секретным 'заданием для избранных' Гор и вовсе побелела. Всем своим существом она взмолилась о том, чтобы не попасть на 'то самое', что подразумевал их новый преподаватель. А потом что-то в ее мозгу перещелкнуло.

— А будь, что будет. Чего быть, того не миновать. Все же я пережила это все и осталась в трезвом уме не для того, чтобы сейчас бояться.

—Ты чего там бормочешь? — тронул её сосед по шеренге.

— Да так. Забей, — опомнилась она, уже с гораздо более счастливым видом, чем раньше.

Их оперативно разбили на группы, в результате чего элементалка оказалась в подразделении альфа. Им нацепили в честь этого определяющие значки, чтобы хоть как-то различать. Далее, группа за группой, они подходили к Арнту и произносили то, о чем их спрашивали.

— Гортензия Ортен, 31 год, — на этом моменте многие из тех первокурсников, что стояли за ней, выпали в осадок, — элементаль, — выпало ещё больше, — хтоник, кхм. 6 уровень магического источника.

Записывавший кивнул и указал рукой влево, дабы та была свободна и ожидала в сторонке остальных. Когда операция была выполнена, они вновь собрались кучкой и направились, стройно выстроившись, на стрельбище. В очереди на проверку Ори была последней. Кто-то из её группы, Амелия, во время стрельбы промазала уже в две мишени, чем сильно выбила сама же себя из колеи и ввела себя в предистерическое состояние. Ее можно было понять, поскольку многие попали сюда на соплях, своими силами, без помощи и без поддержки за спиной. А, возможно, ей просто не хотелось терять возможной близости с новым симпатичным преподавателем.

— Нет, нет, я не могу, пожалуйста, можно я простреляю все сначала? Пустите вперёд меня кого-нибудь, а я после него.

— Девушка, отсреляйте свое и дайте отсреляться остальным, в прямом и переносном смысле, — усмехнулся один из 'приспешников' Леониса от собственного каламбура, — вас никто не осуждает и не ждёт космических результатов, вы всего лишь на первом курсе.

— Нет, ждёт! Все ждут! — женский голос становился все выше и громче, уже начиная привлекать внимание не только группы, но и стоящих гораздо на большем расстоянии.

— Девушка, пожалуйста....

— Нет, нет, нет, отойдите. Погодите. Дайте мне просто продышаться, у меня был сложный день. Просто пропустите кого-нибудь вперёд меня.

Стрельбище наполнялось шумом и любопытствующими. Периодически в нем был слышен звук выстрелов в соседних отделениях, поскольку проверка навыков владения огнестрелом у остальных групп от этого не останавливалась. Мишени же напротив 'Альфа' ждали своего часа, приманивая взгляд красными продырявленными точками из старой краски.

— Ладно, бог с тобой. — мужчина отвёл свой взгляд от рвано дышащей перенервничавшей мадам на Ортен, — ты, — указал он на неё ладонью и взмахнул ею в сторону мишеней, — сюда. Надевай наушники, очки и бери автомат.

Элементалка послушно подошла. Почему-то она была уверена, что выйдет не очень. С мечом она управлялась с ранних лет, а вот с пукалками, как она их долгое время называла, не задавалась. Однако где-то в глубине зала она услышала перешептывание двух парней из дельты:«Кто-то говорит целиться чуть выше, поскольку пуля летит по дуге и в итоге опустится чуть ниже предполагаемого. Однако это все хрень хтоническая. Несусветная дурь. Наборот, целиться надо ниже, и, когда от автомата будет отдача, дуло само поднимется чуть вверх, и ты попадешь туда, куда надо.»

Ори подумала про себя: «Была не была. Возможно, этот ньюанс был единственным препятствием для меня, чтобы открыть волшебный мир стрельбы.» задерживая дыхание и целясь чуть ниже нужного, в своем темпе она отстреляла все патроны.

— Отлично. Отлично. Молодец, проходи. — с удивлением для себя рыжеволосая заметила, что попала почти во все мишени.

Следующей 'проверкой' оказалась банальщина — бег на скорость, ибо 'быстрые ноги не огребают', бег с препятствиями, космическое количество приседов, отжиманий и упражнений на пресс, которые должны были проверить выносливость и физическую готовность каждого из присутствующих. Хоть Ори и была уверена в лёгкости самих упражнений, на удивление, не все из сдали.

«Как же они сюда попали?» — изумлялась она.

В то же время Кеннет с довольной ухмылкой наблюдал за происходящим, издалека, будто владелец зоопарка за собственными зверьми. Или король за убивающимися под его началом воинами.

— Вот ублюдок, — гаркнул кто-то из соседней группы.
— И не говори, — отвернулась к говорящему Ори, будучи уверена, что ни один из чужаков ее не слышит и не видит ее губ, по которым можно было бы прочитать согласие с сием утверждением.

Несмотря на то, что пот градом тек с девичьего лба, колени подкашивались и руки тряслись, Ори почувствовала себя живой, впервые за долгое время. Удивительно, как действует напоминание людям и нелюдям о том, что все мы в первую очередь - животные. А ещё физические тела, души, заточенные в плоти, пронизанные энергией, требующей выброса и разрядки, в каком бы то ни было виде. Хоть в каком-то смысле Ортен и умирала (уже не в первый раз), в другом — и в гораздо большем, она возрождалась, будто просыпаясь ото сна.

Стоя в уголке со своей группой, она смотрела прямо в сторону виновника сие торжества.

— Что же он задумал ещё, демиурги помилуйте, — обратилась к ней одногруппница, заметив направление ее взгляда.

— Кто его знает. Небось засунет нас ещё в эту чёртову клетку драться, как гладиаторов в Древнем Риме. До победного. — её лицо исказилось в гримасе, изображая нечто воинственное, дабы рассмешить собеседницу.

На этом моменте она заметила, что при большом желании её предположение можно было прочесть по губам. И то ли ей показалось, то ли нет, но уголки губ изверга-брюнета поползли вверх.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-01 02:11:14)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

7

Солнце поднималось всё выше.

Уже почти два часа полигон жил собственной, надо сказать, структурированной жизнью. Каждый из "перстов" «Регарда» знал что он делает. Молодняк постепенно напрягался, во всех смыслах этого слова: их тела закалялись и замерялись. В глазах стало гораздо меньше радости чем когда все дружно стояли в одной шеренге. Пот стабильно капал с их тел прямо на песок. Казалось будто бы прошёл "слепой дождь", зацепивший лишь некоторые участки полигона. Самый мокрый песок, как ни странно был в тени, на территории стрельбищ. Кеннет, благодаря развитому обонянию дархата-аниона чувствовал этот запах. Запах слез и пота, запах нарастающего отчаяния среди некоторых из бойцов, всё определенно шло по его плану.

Он стал замечать косые взгляды, в первую очередь мужской части местного молодняка. Ненадолго ему даже показалось, что они его ненавидели. Нет, он вовсе не пытался их замучать, однако это, почему-то казалось ему хорошим признаком. Он не хотел, чтобы студенты думали, что его "уроки" дадутся им излишне легко. К тому же, уже были первые наблюдения и результаты. Он уже знал кого можно смело отсеять на этом этапе, и сохранил эту мысль в голове, чтобы продолжить наблюдения.
Некоторые просто ничтожно слабы, или дело все еще в мотивации?, — подумал дархат.

Граф же занял самую "выгодную" позицию на полигоне, с точки зрения обзора на происходящее, восседая на довольно таки удобных, по крайней мере в этой ситуации, ящиках с оружием. Сложены они были в виде двух-ступенчатой лестницы, для более удобной позы, и высоты посадки. Место это было в самом центре, так называемого, «ада». Быть может это добавляло дьявольщины, и поэтому он выбрал это место. А может дело действительно было в лучшей позиции. Впрочем для разжигания злости в глазах некоторых, хватало того, что Кеннет — единственный кто сидел среди всех собравшихся. Он с радостью и абсолютным, холодным равнодушием воспринимал практически все упрёки, которые читал в глазах этого молодняка. Отдельно, иногда он с интересом поглядывал на своих "любимчиков". Тех, кто был сильнее остальных, в первую очередь — в моральном плане. Одним из эти любимчиков, что примечательно, стала та самая рыжая зеленоглазая высокая девушка. Это заинтересовывало Леониса еще сильнее, однако никаких мыслей о близости, в каком бы то ни было смысле, не возникало. Разве что здоровый интерес к её способностям, личности, быть может зрительный контакт. По крайней мере пока что. Ведь она чуть ли не единственная, кто не не отводит взгляд, когда пронзающее копьё взгляда дархата соприкасается с её глазами.
Она определенно вызывает у меня интерес. Она молода, но её взгляд.. он выглядит гораздо старше, чем у многих здесь. Хм. — сдержанно, немного по детски ухмыльнулся Кен, — Посмотрим, хватит ли твоего внутреннего спокойствия надолго, Гортензия.

По окончанию стрелковых испытаний, Кеннет уже имел на руках отчёты о каждом бойце из всех четырёх групп. Он неспешно с ними ознакомился, ненадолго перестав следить за каждым шагом по полигону всех членов его "театра".

— Все понятно, спасибо., — закрыв голограмму отчета по стрельбе, сказал Кеннет, адресуя это Клаусу.

Леонис наконец встал с нагретого "уютного" места и, потянувшись, весьма лениво и напоказ, неспешно направился в сторону одного из отрядов. Два из них сейчас сдавали "физический срез", — «Альфа» и «Дельта». Еще один отряд был на стрельбище, — Гамма, скорее всего, вскоре они уже закончат. Еще один стоял у беговой дорожки, и чуть ли не всем отрядом, задыхался от жары, и только что проделанного маршрута, имея в запасе несколько минут, чтобы передохнуть. К ним Кеннет направился первым, выбрав для этого, по его мнению, лучший момент.

«Бета» его мнения на этот счёт, к слову, не разделяли. Они уже порядком устали и когда дархат, без единого следа пота на лице, медленно, будто показывая кто здесь "главный", проходил вглубь стоящей толпы, он чувствовал злость каждого из них. Он будто заходил в стаю диких псов. Каждый из них косился. Кто-то злился, а кто-то напротив, пренебрежительно отводил взгляд. Он дошёл до одного из юных этнархов, назвал его имя и протянул устройство. Последовала вспышка. Затем глава «Регарда» показал жестом, что отряду «Бета» нужно направляться на изначальную позицию, к клетке в центре. Два других «перстня» в это же время проделали это с одним из членов команд «Дельта» и «Гамма». Однако к последним, к отряду «Альфа», никто не направлялся.

Точнее сейчас уже было понятно, вскоре дархат подойдет и к их сборищу. Арнт Хольм был видимо занят чем-то другим, крайне важным. Сейчас уже он сидел на этих самых ящиках, старательно изучая и набирая что-то на экране компьютера, стоящего на его коленях.

Кеннет Леонис шёл с завидной уверенностью и хладнокровием к группе, которая была последней в странного рода очереди. Бойцы непонимающе смотрели на приближающегося "учителя", они, разумеется заметили, что подходили и к другим отрядам. Однако зачем, могли только догадываться.

Легкая улыбка не сходила с лица графа, пока он шагал. Он явно наслаждался напряженным, но, в то же время, свежим воздухом полигона. Вот он приблизился к скоплению людей и довольно резко остановился:
— Гортензия Ортен, пожалуйста, подойди! — сказал он довольно громко, но спокойно и безразлично, только, чтобы вся группа слышала. — Отныне она, отряд «Альфа», будет вас возглавлять. — Снова громко.

Немного приблизившись к стоящей напротив девушке, он ждал, когда она подастся вперед. Медленно и довольно уверенно, смотря прямо в глаза самой девушки, немного улыбнувшись, Кеннет взял её правую руку. Она не сопротивлялась, возможно потому, что была спокойна, по крайней мере внешне. Он взял её прямо за запястье, медленно скользя своей рукой ближе к предплечью. Взгляд и улыбка оставались неизменными, дархат смотрел прямо в эти зелёные, бездонные и блестящие на солнце глаза. Может ждал пока она отведёт взгляд?! Нет, он определенно хотел, чтобы этого не произошло, хотя намеренно об этом видимо не думал.

Устройство, которое все это было в правой руке, через пару секунд направлено в правое плечо девушки. Щелчок. Над кожей девушки появилась небольшая статичная голографическая "татуировка". Одна буква и три цифры — «А-100».

Граф снова отвел взгляд в сторону центра, направляясь, видимо, обратно. Столь же медленно и уверенно как и подходил. На середине пути, он остановился. Повернулся на девушку, и сказал сухо: — Поздравляю! Приведите свой отряд к тем ящикам, пожалуйста. — снова громко. Он ухмыльнулся. Затем осмотрел глазами всех остальных из «Альфа», прошёлся взглядом по остальным и сказал, уже улыбаясь весьма широко, будто бы что-то показалось забавным:

— Давайте поторапливайтесь! Пора заканчивать нашу разминку!.. Скоро мы наконец начнём! — Крикнул он, будто чтобы слышал не только весь полигон, а и некоторые верхние этажи академии, кабинеты которых открывали вид на сам полигон, предвкушая реакцию молодых, — злых и уставших бойцов.

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]люди с худшим прошлым, создают лучшее будущее.[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-01 22:43:15)

0

8

— Отныне она, отряд «Альфа», будет вас возглавлять.

У Гортензии зазвенело в ушах.

— Как возглавлять? — опешила она, однако дьявол в преподском обличии даже, кажется, не думал отвечать на этот вопрос. «Рядовой не задаёт вопросов генералу» читалось в его взгляде, «он слепо выполняет». Ори это решительно не нравилось, и всё её лицо, взгляд, даже тело, непременно напрягшееся, выражало протест. Она ненавидела нести за кого-то ответственность, а  особенно если нести ее нужно было за каких-то соплежуев. О да, физическая, практически непомерная, нагрузка дала о себе знать в купе с накопившимся недовольством, потому она уже не скрывала собственного отношения к сокомандникам, благо, ей хватило ума не произносить этого вслух. Она была гораздо старше их, даже некоторых вкупе, потому с большинством не общалась, а любой инфантилизм и излишне подростковое поведение она быстро распознавала. В отношении же себя — присекала. Может, поэтому ее выбрали командиром? В любом случае она была недовольна, даже если это было своеобразным признанием. Сокомандники в то же время были крайне недовольны подобным выбором, что читалось на их лицах, особенно когда 9 из них были парнями. Любой из них грезил себя более статустным и находящимся выше остальных в пищевой социальной цепочке. А чтобы над ними ещё и женщина стояла - демиург упаси.

«Я одиночка, черт подери» — думала в тот момент Гортензия, пока парни, еле сдерживаясь, исходили пеной, а единственная оставшаяся девчонка в команде, та самая Амелия, вообще не понимала, что происходит.

Из-за этого в момент, пока дархат производил свои манипуляции с девичьей рукой, Гортензия испепеляла его взглядом, хоть в душе и понимала, что злиться нет особых причин, да и продолжаться это будет всего один курс или даже семестр, так что можно и потерпеть. В то же время снаружи она оставалась все такой же непреклонной, отчего полярные взгляды двоих электризовали воздух, а мужская, на удивление мягкая рука продолжала подниматься вверх к плечу, вызывая предательские мурашки.

«Не мог сразу закрепить это устройство на плече?» — не унималась Ортен, уже в полушутку, с лёгкой внутренней ухмылкой, которая на самом лице не выступала. Она же серьезная. Плюс такую мимику стоящие рядом альфы могли бы неправильно интерпретировать.

Увидев загоревшиеся цифры «А-100», Ортен почувствовала себя в каком-то сериале. Не сказать, что эти технологии были ей чужды, но такой пафос: «Возглавляяяете!», «группа Альфа», светящиеся тату, неуместно продолжительные прикосновения от самого главного 'самца' полигона — все это навевало мысли о каком-то подростковом фильме с героиней в главной роли, переворачивающей все правила, бунтующей, всегда самой лучшей, всегда альфой, самой яркой, очаровательной и привлекательной, а также завоевывающей самого классного, тестестеронового и красивого мужика во всем сценарии. Самый, самый, самый, самый — от этого уже начинало тошнить, и Гортензия пожалела, что действительно настолько умна, красива и строптива, чтобы на эту роль претендовать — ей не нравилось такое обилие внимания, которое Кеннет дополнительно форсировал, усиляя громкостью своего бархатного баритона.

«...поторапливайтесь! Пора заканчивать нашу разминку!» — донеслось до ушей.

Так это ещё разминка? По велению 'льва-генерала', Гортензия повела свою группу сухим взмахом руки к ящикам, готовая пускать молнии направо и налево.

«Разминка! Разминка, мать её.»

«Ладно я, — думала Гортензия, — но остальные сейчас способны только лежать мешком картошки в своих комнатах. Он ещё собрался нас на бой ставить?»

Еле остановив себя от новоподступающего потока недовольства, она взяла себя в руки и стряхнула эмоциональное напряжение. Холодная, рациональная и наблюдательная часть её уже предположила, что Кеннет намеренно довел их до такого состояния, чтобы перваки не смогли драться в полную силу, поубивав друг друга в попытке впечатлить нового преподавателя и выбиться к нему в любимчики, а также дрались уже не на физической силе, а силе моральной — силе собственной воли. Стоит признать, что Кеннет знал толк в извращениях. Ну и методика всё-таки была блестящей, ничего не скажешь.

Доведя свою группу до назначенного места и облокотившись на один из ящиков, Гортен ждала дальнейших указаний.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-03 14:36:31)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

9

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Броски кубиков
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png

Солнце, освещая пыль в воздухе, кажется, уже постепенно сдавалось, переставая бить по глазам и немного уходя за здание Академии. Над Фандэйем явились две гряды белых перистых облаков, распростертых в небе, точно гигантские крылья невидимой птицы. Ближе к центру полигона воздух стал прозрачнее и несколько мягче. Опоздавший на занятие прохладный ветерок обдувал чёрные, как смола волосы дархата.

Кажется, студенты стоящие полукругом не заметили того, как директор академии удалился. Знать им это, разумеется, было не обязательно, однако Кеннет предполагал, что проведет оставшуюся часть затянувшегося "урока" в немного более свободной обстановке.

Он посмотрел на одного из своих помощников, что стоял у одной из дверей здешнего склада, и, не вставая с ящиков, показал левой рукой знак, который обычно демонстрируют в ресторане когда зовут официанта, несколько раз сгибая ладонь. Жест выглядел таким же идеальным как и все аристократические повадки графа Леониса.

Спустя минуту-другую солдат «Регарда» уже вез какую-то телегу, от которой исходило немного пара. Это была вода. Точнее холодный напиток, который был может быть не самым вкусным, как считал Кен, но самым желанным, для тех, кто только что чуть ли не сжигал его глазами. Это была вода с лимонным соком и льдом, — стандартный во многих школах и академиях пункт меню, повышающий как водный так и витаминный баланс после тренировки.

Весь "молодняк", только что желавший смерти Кеннету, по крайней мере, именно об этом говорило напряжение в воздухе, которое возможно преумножилось от накладываемого массового недовольства молодых бойцов, резко сместил своё внимание на приближающуюся раздачу. Каждый из командиров своего отряда получил несколько бутылок с этой самой холодной водой. Не обделили так же и сами «перстни» Кеннета, сам граф получил аж две бутылки.

Чтобы на всякий случай развеять недоверие своих "учеников", Кен сразу же открыл одну из бутылок и отпил из неё половину, испытывая наслаждение, которое абсолютно не скрывал, — сидеть в такую жару в обмундировании не было курортом. К тому же силы, потраченные утром не полностью восстановились.

Группы, после того как немного отдохнули и освежились, кажется стали дышать менее прерывисто и тяжело.
Пора начинать— подумал Кеннет. Он вдруг встал, и ящики, стоящие в центре, так называемого, «ада», подвинули и унесли в сторону. Молодняк попросили немного отойти, встав по импровизированному и достаточно большому периметру. В самом центре площадки появился барьер, который спустя несколько секунд, благодаря усилиям Арнта Хольма, правой руки главы ЧВК, расширился как раз по этому периметру. Барьер был практически бесцветным, лишь немного мутным и голубоватым, отражая цвета неба, и создавая тем самым визуально-заметную границу уже известного «ада»

В самом центре стоял Кеннет, словно в огромной по каким-то причинам клетке, однако выглядел он довольным, настолько, что могло показаться, будто это он смотрит в клетку, в которой стоят все эти молодые бойцы.

— Итак, группы Гамма и Дельта, прошу приготовиться. Мои люди дадут вам экипировку, командиры будут проинструктированы, — Сказал Кеннет Леонис, прочитав в глазах первокурсников тревогу. Они вероятно решили, что будут драться друг с другом. Однако... Спустя несколько секунд, в левом краю клетки открылся бетонный шлюз и вверх, словно на лифте, поднялась огромная клетка с чудовищем, которое видно, было немного ранено, и тем самым ослаблено. На него явно была наложена удерживающая магия, сковывающая его по рукам и ногам.

Выглядела эта громадина внушительно, полностью, будто огромный и уродливый броненосец, покрыта латной чешуёй. На всех четырёх конечностях находились огромные, очень похожие на металлические, когти. Пасть была огромной, соразмеримо размеру этого хтона.

Кеннет вдруг заговорил усмешливым тоном, стоя в метрах двадцати от клетки с чудовищем:
— Если вы думали, что я буду вас учить сегодня, вы ошиблись. Знакомьтесь, это ваш первый "учитель", которого мы с ребятами назвали "Арамис". — Кеннет улыбнулся, он знал, что большинство бойцов догадается, что для них припасено еще два чудовища. Затем он продолжил:
— Итак, перед вами первый вид хтонов, с которым вы познакомитесь, — "Разрушитель". Эти твари — воплощение агрессии и физической силы. Часто они бывают покрыты бронёй, а также эффективно противостоят магии, умея создавать барьеры вокруг себя, в случае необходимости. Охотятся преимущественно в одиночку, и предпочитают убить свою жертву перед тем как её сожрать. Противостоять ей помогут крупные калибры, высокий уровень атакующей магии в совокупности с вязью, а также холодное оружие, навык владения которым напрямую определит шансы вашего выживания, если вы за него возьметесь.

Кен также рассказал студентам, что они поделившись на пары из групп будут сражаться с этим монстром. Чтобы хоть немного снизить их тревогу и напряжение, он не стал скрывать, что сам не будет покидать клетку. А также в случае возможных серьезных повреждений, или вероятной смерти кого-то из них, их тут же перенесут обратно за пределы барьера с помощью пространственной магии одного из «перстней Регарда». Арнт Хольм был всегда наготове, и его высокий уровень навыков пространственной магии, был весьма кстати.
— На всякий случай, мой боец, который является дархатом-хтоником, Клаус, тоже будет начеку, и остановит чудище своим вмешательством, подчинив его, если потребуется.

Арнт и Клаус провели инструктаж командиров, четвертый «перст» раздал всем оружие, которое они пожелали выбрать и в группе из 21 человека, Дельта и Гамма вошли в клетку. Вдруг Кеннет добавил:
— Ах, да, командиры отрядов, за каждого бойца, который, скажем, потеряет равновесие, окажется в опасности и в итоге будет перенесен за пределы барьера, — вы будете терять по 20 очков. Сейчас у вас всех их ровно по 100. Если у вас останется ровно 0, то всю группу перенесут, и ваше обучение со мной закончится, — можете тогда считать, что завалили мой тест..
Глава Регарда также разрешил ознакомиться с оценкой показателей каждому из командиров, чтобы они могли исключить до трех человек, тех кто отказался, был слаб или просто неугоден своему командиру. Сами же бойцы не могли ослушаться приказа командира группы, и вынуждены бы были наблюдать, не принимая участия.

Группы Дельта и Гамма вошли внутрь вновь. Дельта оставила за барьером трех человек, Гамма только одного. Начался бой, в ходе которого, Кеннет заметил, что каждая команда действует весьма разрозненно, и абсолютно не пытается действовать слажено. Он стоял в самом углу барьера, готовый в случае чего вступить в схватку, если бы что-то грозило переходу монстра за грани дозволенного. Жалкие попытки некоторых бойцов вызывали улыбку графа. Они старались, однако были еще не готовы. Некоторые были отправлены на "скамейку" сразу в первую минуту сражения. 

Однако командир Дельты, эльф, который видимо, когда то уже встречался, или по крайней мере читал об этом виде хтонов, знал, куда нужно наносить удары. Спустя время Гамма полностью выбыли, оставив после себя лишь несколько капель крови и пота. Счётчик их командира был на нуле. Он, кажется был разъярен тем, что часть его команды беспомощна. Хотя Кеннет знал, что это отчасти и его вина тоже, он промолчал лишь немного улыбнувшись  и покосившись на разгневанные вопли и споры между группой о том, кто именно "виноват".

Отряд дельта же закончил начатое, они постепенно смогли ослабить броню разрушителя и в составе 6 человек успешно закончили испытание. Голова "Арамиса" пала на землю. Он больше не дышал.
Д-80.
— Отлично, команда!, — вдруг вскрикнул Эльф. Радуясь своей победе. Немного помятые Разрушителем члены Дельты разделяли эти эмоции, хоть им и пришлось "попотеть".

— Хорошо, ждите следующего этапа, Дельта! Следующие — Альфа и Бета, — Скомандовал серебряный лев, уже предвкушая появление следующего "гостя". Это был Аннигилятор и он был очень большим, имел по крайней мере шесть конечностей и неплохую хитиновую броню конечностей и головы. Связан Аннигилятор был гораздо лучше, чем Разрушитель до этого. Это должно было произвести впечатление даже для тех студентов, кто до становления хтоником, встречал подобный вид хтонов.

— Знакомьтесь, Атос!,— воскликнул Кеннет, ведь это именно он поймал его утром совместно с Хольмом. Ох и доставил же он хлопот двум дархатам. Разумеется бой выдался нелёгким. Кеннет с огнем в глазах смотрел двум хтоникам, — оба командира Альфы и Беты, включая ту самую рыжую и красивую девушку являлись хтениями, прямо в глаза. Он знал, что конкретно для них, это испытание было бы простым. Хтон бы вряд-ли захотел бы с ними полноценного сражения. Скорее сражался бы из защитных побуждений, — эдакой самообороны. Однако сейчас они отвечали за свои команды, и если даже их не тронет хтон, то вот их соратниками от с удовольствием полакомится.

— Постарайтесь защитить и не подвести команду. — твердо и решительно сказал Кеннет, видя боевой настрой в глазах своих учеников. Затем он нежно, по крайней мере как могло показаться, взглянул на Гортензию, и установив визуальный  контакт добавил: — Покажите мне на что способны, — улыбка губами скользнула по лицу, задержавшись буквально на несколько секунд. Кен увёл взгляд с предвкушением посмотрев вперёд, туда, где скоро будет бой.

Как только вошли уже остальные части групп Альфа и Бета, Кеннет сказал, вдруг вспомнив важную деталь:
— Ах да, чуть не забыл! Магию против него использовать запрещено. Покажи мне то, насколько вы хороши в остальном. — Вновь ухмыльнулся Кеннет. Он разрешил использовать магию против Разрушителя, потому как по большей части из-за его защиты от неё, магия была бесполезна, ну или, по крайней мере, малоэффективна...

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]люди с худшим прошлым, создают лучшее будущее.[/status]

0

10

После провала Гаммы и успеха Дельты, последовала недолгая пауза на отдохнуть и обсудить увиденное. Команды галдели как сумасшедшие. Гамма все никак не могла отойти и с пеной у рта возмущалась, буравя взглядом ещё не прошедшие отбора группы — вероятно, желая им проигрыша.

Атос представлял собой нелицеприятную махину, от которой невольно шли мурашки и стояли волосы на голове — далеко не от душевной приязни. Хоть элементалке-хтонику он и не был большой угрозой, в ментально-психологическом плане это была ещё та борьба со страхом. Перебарывая рвотные позывы, она набрала в лёгкие побольше воздуха и закрыла глаза, настраивая себя на холодную и расчетливую боевку. Ей придется помимо собственной жопы поддерживать ещё 7 жоп сокомандников. Всех брать она явно не собиралась.

— Амелия, Баз и Лайтис — на скамейку ожидания, — дежурным и сухим тоном произнесла она, дабы максимально пресечь всякое возмущение, однако, по факту эти трое даже с облегчением выдохнули, понимая, что можно наконец отдохнуть и не рвать зад. Всё-таки, морально они уже были истощены, Амелия — особенно. — Райс — будешь прикрывать Габи. Тургор, поскольку, помню, снайперишь ты хорошо, сиди в самом дальнем углу и выцеливай слабые места — глаза, условное сердце, жабро- и ноздре- подобные отверстия. Я и, вероятно, командир другой группы, будем танчить, поскольку нас монстр будет хотеть 'меньше' всего, но мы в свою очередь будем лезть ему в глаза всяческим образом.

Остальные — бейте, но не сильно усердствуйте — нам важнее не победить, а не выбыть из так называемого конкурса — силы у нас на нуле, и сейчас проверяется скорее не сила, но тактика группы, ее сплочённость и готовность пожертвовать индивидуальностью ради общего результата. Я знаю, что все вы умнички-клубнички-зайчики, у вас ещё будет куча занятий, где вы это проявите. И все же вы в военном училище, где умение следовать приказу и сохранять голову холодной — первейшие и важнейшие качества специалиста типа нас. Все меня поняли? — Гортензия сама удивилась своей живости и четкости в роли командира. Команда была впечатлена не меньше, и просто тихо кивнула.

— Однако же. Однако же. Если. Если вы увидите и почувствуете, что вот сейчас тот самый момент, когда можно проявить себя, при этом не навредив другим — действуйте. Однако из позиции что процентной уверенности. Договор?

— Да, капитан.

Кивнув всем, Ори развернулась в сторону клетки и пошла внутрь, жестом позвав всех следовать за ней, сразу принимая удобные позиции.

Бросок кубика

Бой прошел даже расслабленнее, чем Ори ожидала. Ребята оказались более подготовленными, чем ей казалось, а 'слабые звенья' - правильными исключенными. Атос, конечно, не пал, и инициативы никто не проявил, однако никто не был при смерти, опрокинут или ранен. Красота. Обошлось даже без вьетнамских флешбеков, чему Ори была несомненно рада.

В конце боя были ещё какие-то активности и объявления, радостные возласы и потряхивание рыжей за плечи сокомандниками, однако Гортензия уже была наполовину выключена и ждала теплой, мягкой встречи с собственной кроватью. Когда официальная часть завершилась, а приглашение на неофициальную — небольшую 'самопальную' автопати от учеников разошлось по мобильным устройствам, свой она отключила и направилась сладко дремать в свою постельку. Завтра был выходной, а, значит, она могла отоспаться всласть и с утра погулять по любимому саду — единственному зелёному месту, напоминавшему ей здесь о доме.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-06 23:36:36)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+2

11

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png

https://i.imgur.com/ZImD0rr.jpg

https://i.imgur.com/qDPVKgT.jpg

https://i.imgur.com/Rwln9Of.jpg

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png

Утро было ясным и солнечным. Воздух в это время дня еще оставался свежим, обдавая лицо легким, словно шёлковая и прохладная ткань, ветерком. Постепенно становилось теплее. День обещал быть погожим и тихим. Безоблачное и ясное небо, не многозначительными намёками приглашало на улицу горожан и гостей Фандэя. Циркон был определенно свеж и прекрасен в это время года.

Кеннет уже был практически на месте. Не так давно проснувшись, он решил прогуляться. В ходе прогулки, он приметил парк, в котором он бывал раньше. Да, сегодня был выходной, один из тех, что были роскошью для графа. Затишьем, умиротворяющим и расставляющим мысли дархата по полочкам, будто человек, лицо которого никто и никогда не запоминает, — тот, что исправно выставляет все книги по своим местам в библиотеке.

Ужас, сколько воспоминаний! Я уж позабыл, как быстро летит время! Я помню его таким молодым и небольшим. Невольно подумал Кеннет, подойдя к железным прутьям парка, и немного заглядывая между этих самых прутьев.

Перед графом предстал громадный, тенистый, вековой парк, обнесенный массивною железною решеткою, который, почти совершенно, скрывал от взоров прохожих и проезжающих по одной из отдаленнейших из пяти крупнейших улиц города Фандэй свои дорожки, лавочки и прочие отражения этого прекрасного места для отдыха. Кеннет невольно улыбнулся и затем вошел через большие ворота, направившись по одной из дорожек, заприметив издалека большой фонтан в самом центре этого архитектурного и эстетически прекрасного сооружения.

Граф бывал в этом парке так давно, что уже почти позабыл, каким он был. В голове возникали лишь картинки молодых, невысоких и неокрепших деревьев, что были посажены во времена его обучения на Цирконе. Нет, он определенно хотел провести здесь время, хотя бы несколько часов. Подумать. Быть может почитать, что-то лёгкое, что давало бы отдохнуть. После вчерашнего "урока" это было бы весьма кстати. К тому же, в ближайшие дни Кену предстояло возглавить операцию, исполнить заказ, и вернуться в эдакую "рутину" охотника за головами, приключенца и аристократа. Он слишком устал за последние несколько месяцев и сегодня — лучшее время поправить здоровье, дать отдохнуть голове и своему физически уставшему телу.

Он сел на лавку, одну из тех, что были, будто кольца разного размера, разбросаны по парку, сужаясь в своих диаметрах к центру, — большому фонтану. Граф не стал выбирать место поближе, прямо у фонтана, скорее сидел совсем немного поодаль. Хотя ему, кажется, ничего и никто не мог помешать это сделать, — в это время дня, в парке было крайне мало людей.

Кеннет запрокинул голову, делая глубокий вдох. Воздух был "сладким" и разряженным. В голове начали возникать мысли, имеющие ностальгический характер. Он вспоминал, как приходил сюда один, как и сегодня, и запрокидывал голову, смотря на деревья, бережно укрывающие его от солнца. И, если раньше это были лишь редкие и тонкие, стремящиеся вверх небольшие веточки, то сейчас это были уже массивные, словно руки большого и заботливого великана, красивые и пышные ветви.

Кен наслаждался тишиной. Давно еще в его окружении не было так тихо, особенно утром. Он понял, что хочет выпить кофе, немного взбодрился, и начал пытаться определить: быть может удастся увидеть, ближайшую кофейню, где можно будет взять горячий напиток, и вернуться. Однако попытка была ожидаемо тщетной, — массивный чёрный забор, в совокупности с деревьями не позволял увидеть ничего. Как снаружи, так и изнутри самого парка.

— Чёрт, придётся идти вслепую, — невольно промолвил дархат, не скрывая свои мысли потому, как рядом никого не было.
Кеннет любил кофе, но он захотел еще немного посидеть. Посидеть и насладиться остатками свежести раннего утра. Он взял телефон, взглянул на время: 7:48. Да, к тому же большинство заведений на Цирконе принято открывать уже ближе к восьми. Кеннет почему-то обрадовался, когда вспомнил об этом. Он начал задумываться.

Думал о многом, всяком, что его беспокоило, в той или иной мере. О том, что его интересовало. К примеру, вспоминая прошедший день, он отчётливо вспомнил лицо той девушки, хтении и элементаля. Она сумела произвести впечатление на Кеннета, пусть и не дошло до какого-то удивления. А еще.. она была красива, да, дархату определенно понравилось, то как она выглядела. Натуральная красота, которая не была испорчена ничем, даже усиленными и изматывающими тренировками. Ровно как и её лицо, эмоции. Она умела их скрывать, если того хотела, и граф это заметил. Смотря в эти зеленые глаза, он будто смотрел в бездну внутренних противоречий. И не факт, что эти противоречия, — не собственность самого Кеннета. Она была довольна загадочна, и интересно. К тому же, она себя отлично проявила вчера и уже точно будет в группе, под командованием главы «Регарда». Нет, Кеннет конечно думал не только о ней, причин и поводов отвлеченных от девушки было достаточно.

Как раз сейчас его вновь одолела ностальгия, времена, когда тот учился в Академии. Счастливые времена. Затем он начал продумывать давно уже подготовленный и утвержденный план операции. И вот вновь, погрузился в раздумья о том, когда он последний раз так спокойно мог посидеть и отдохнуть. Без ущерба своим делам — довольно давно. Журчание фонтана, это один из лучших собеседников в подобные моменты.

Кеннет небрежно достал сигарету, подкурил, и хотел, чтобы дать отдохнуть голове, открыть одну из книг, что он иногда читает. Скорее всего это будет «Подсказчик» Доната Карризи.. Ведь именно её он любил с интересом читать, когда бывают редкие моменты тишины и покоя. В основном в длительных и изматывающих поездках, конечно. Книги или общение с командой, часто смягчали этот "муторный" и "затяжной" процесс. Кеннет сделал еще затяжку, горький дым смешался в лёгких со свежим, немного пахнущим ночным дождём, воздухом. Пора бы бросить эту скверную привычку, но Кен говорил это себе это уже не первый раз. Он курил уже порядка более ста лет, и похоже, бросать сейчас, это было бы как-то "невежливо" по отношению к тем моментам, когда это помогало ему успокоиться и придти в себя.

Граф вновь взглянул на часы, достав телефон из внутреннего кармана плаща, под которым была лишь чёрная рубашка угольного цвета. Она, к слову, была украшена только едва-заметными серыми вертикальными полосами. Ну и конечно же, куда он без своего пистолета. Здесь и кобура, и пасовые ремни, крепко закрепленные вокруг плеч.
Время: 08:13
— Пора!, — Кеннет уже собрался подняться, чтобы направиться за кофе, и затем вернуться, разумеется. Он и не заметил как пролетело почти двадцать минут его скоротечного и тихого утра.

Оглядевшись, вдалеке, он приметил какой-то женский, кажется да, женский силуэт. Он с интересом посмотрел на ещё одну "раннюю пташку" абсолютно не видя деталей приближающегося "гостя". Решил докурить сигарету, не прерываясь на половине процесса. А также рассмотреть человека вблизи. Кажется она тоже направляется к фонтану. К тому же, чувство, что эти очертания знакомы.. определенно сыграло свою роль, подыграв любопытству дархата.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]люди с худшим прошлым, создают лучшее будущее.[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-20 00:59:15)

+2

12

В груди горел жар тысячи костров. Щеки рдели спелыми маками, выгоняя любой стыд с лица — только удовольствие. Теплые мужские пальцы гуляли под тканью спортивного топа, приятно гладя спину и настойчиво намекая на продолжение. Глаза с дьявольским огоньком пересекались и, осознавая обоюдное желание, подавали сигнал хозяевам сближаться и примкнуть друг к другу губами. Теплые, нежные поцелуи, губы, влажные от только что прошедшегося по ним языка, пухлые и не особо сдерживающие вздохов наслаждения.

Женские руки прижимали к себе мужской силуэт, только что сняв с него футболку и радуясь возможности касаться каждого сантиметра мускулистого, картинного, горячее тела — желанного, манкого, разрывающегося от чувств.

Ори задыхалась, не находя себе места, обнимая и будучи в объятьях сама, целуя темные брови, скулы, щеки, линию подбородка, шею. Желание было таким сильным, просто невыносимым...

Но

«Что это?» пронеслось в её голове. Последняя оставшаяся капля рассудка проникла в картину и заставила опешить.

—... Учитель?

Туловище резко поднялось, заставив хозяйку сесть.

— Боже.

В глаза бил яркий свет. Утро.

«Это был сон» — выдохнула она, то ли с облегчением, то ли с досадой.

Что она делала во сне? Почему такой? Почему он?

Она тряхнула головой, скидывая из нее лишние мысли.

«Видимо, спермотоксикоз бывает не только у мужчин!» — улыбнулась она себе, вставая и направляясь в ванную.

Быстро собравшись, она надела спортивную форму
и покинула комнату, победным тоном оповещая спящий корпус: «На пробежку!»

Не то чтобы она очень любила это дело или тренировала себя намеренно — все же на неделе им все равно приходилось постоянно бегать, и сильно бы погоду это не изменило, однако это очень помогало прочистить голову и обрести тонус на весь день.

Короткие рыже-красные волосы выбивались из хвоста, капли бежали по лбу, топ лип к телу, однако тот кайф, что сопровождал ее бег, заставлял забывать обо всем и лишать всякой мысли.

Все же мысли о вчерашнем дне, новом преподавателе, назначении в альфы и прочие потрясения крутились на уме, но девушка старалась не обращать на это особого внимания.

«Да, новый учитель, не скрыть, симпатичен... с неожиданно приятным и даже точеным лицом для спецназовца. Да и тело слажено, что... Так»

Ори одернула себя. Ей не хотелось отвлекаться от учебы и помешать самой себе достичь высот из-за сбившейся концентрации.

«Я, конечно, не лишена доли биологии, однако...»

Закончив часовое занятие, она с довольной улыбкой по всем спортивным правилам замедлилась до ходьбы, делая заминку. Перед ее глазами предстала уютная аллейка, усеянная скамейками. И на удивление, на одной из ней в такую рань сидела читающая фигура.

«Ну неужели это тот, о ком я думаю» — улыбнулась она, находя ситуацию забавной.

— Доброе утро, — поздоровалась она приветливо, —не испорчу вам тишину утренних часов? — улыбнулась Ори.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-19 01:05:35)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

13

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Приближаясь к графу, фигура человека не слишком медленно и весьма отчетливо обрастала деталями. Силуэт, который Кен видел сначала лишь периферийным зрением, превращался всё в более приятную картинку для глаз дархата. Здесь и женская, даже женственная фигура, что приятна глазу. Ну и конечно, знакомое лицо, увидя которое дархат ухмыльнулся, ибо посчитал это забавным. Девушка явно приближалась к нему.

Это была как раз та самая зеленоглазая рыжая девушка, — Гортензия Ортен, командир отряда «Альфа», большая часть которого отправится вместе с ним на задание. Однако, это было второстепенным в этот момент. Сейчас Кеннет не думал о работе или чем-то подобным. Он смотрел на неё и оценочным взглядом, ради которого он повернул голову, чтобы разглядеть гостью, что решила разделить с ним прохладу и свежесть этого утра, как и другие "жаворонки" Фандэя.

Она выглядела здорово! Несмотря на то, что похоже она буквально недавно закончила пробежку, — это было заметно по слегка влажным рыжим локонам, что выбиваются из простецкой "прически", в этом, как считал Кен, была своя эстетика и притягательность. Была своя красота. Ведь в этот момент на этой девушке вновь практически не было скрывающей недостатки маски — макияжа, от чего она не становилась менее красивой. К тому же на ней вновь практически не было одежды. Нет, — это, отнюдь, сейчас не вызывало вульгарные мысли, будимые животным инстинктом, — это открывало хорошие виды на спортивную и весьма привлекательную, аппетитную фигуру хтении.  Хотя, справедливости ради следует упомянуть, что глаза дархата, что оценочно бегали вверх и вниз какое-то время, дважды замыкались, замирая в своем движении. В первый раз на мокрой ткани, что облегала молодую и упругую грудь девушки. Второй же раз, разумеется, на её округлых бёдрах, что делали фигуру Гортензии утончённой и женственной, несмотря на довольно крепкое телосложение для девушки, присущее агенту спецназа.

Милое, и утончённое женское личико, по которому бежали спутники утренней пробежки — небольшие и едва заметные капли пота, расплывалось в приятной и теплой улыбке. Это было заметно с приличного расстояния. Практически с тех самых пор, как девушка перешла на шаг. Кен же заметил это гораздо позднее потому, как в определенный момент решил перестать пялиться и, быть может, смущать девушку, которую он узнал.

Девушка подошла прямо к нему. Разумеется, подобная  неожиданная встреча будоражила воображение графа. Пронеслось несколько мыслей, какие-то были приятными или даже волнительными, совсем каплю. А какие-то скорее шуточными. Кеннет хотел было сказать одну из них, — пошутить про то, что за вчерашние "уроки", которые он преподал, она видимо пришла его убить, и от того такая счастливая.

Однако, разумеется, ни о какой близости приятельских отношений, даже приятельских, речь ведь пока не шла. Глава «Регарда» счёл, что это будет не совсем уместно. Он лишь немного покосился, когда девушка подошла, отставляя экран, с которого недавно читал. В руке была порядком истлевшая, но вкусно пахнущая древесиной и табаком, сигарета. Оставалось сделать несколько затяжек, отравляя легкие и расслабляя тело, перед тем как бросить её в стоящую рядом урну.

— Доброе утро, не испорчу вам тишину утренних часов?, — прозвучал тонкий, благозвучный женский голос. Приятный, как песнь, но в то же время уверенный и звонкий, режущий разряженный и сладкий воздух. Гортензия кажется улыбнулась еще шире, ей это весьма подходило, — так она выглядела милее.
— Вы правы, оно и правда доброе сегодня, — Кен улыбнулся в ответ, непринуждённо убирая книгу уже полностью, — Приветствую!
Через секундную паузу, немного отодвигаясь, и освобождая место рядом с собой, Кеннет добавил:
— Что вы, Гортензия, я буду, напротив, рад вашей компании этим чудесным утром! Кстати вы прекрасно выглядите!— Кен немного отклонил голову и прищурился.

Да, — Кен, недолго думая, сделал ей комплимент, рассчитывая тем самым немного разрядить обстановку между ними, что быть может еще сохранила оттенки вчерашней злобы и эмоционального напряжения тренировки, "изюминке" вчерашнего дня. К тому же просто сказал, что думал и тем самым остался честен. Затем он, немного ехидно, самыми уголками губ улыбнулся:

— Видимо я теряю хватку, раз в единственный выходной мои подопечные еще имеют силы на дополнительные тренировки, вы меня удивили, Гортензия, это мало кому удаётся, зачастую. Не ожидал вас увидеть здесь в столь раннее время. Присядете? — Он посмотрел прямо в её зелёные и блестящие, точно изумруды, глаза.

Да, ты чертовски красивая! Сейчас я вижу это отчетливо, и могу рассмотреть ближе.. Пронеслись мысли, возникшие сами собой, от немного неловкого зрительного контакта. Неловкого не для самого графа, а по устойчивому мнению большинства людей.

Затем Леонис отвел взгляд в сторону, абсолютно спокойно откинулся на спинку скамьи, и бросил сигарету в урну словно точный трёхочковый бросок. 

— Здорово здесь, верно? Это утро становится всё более приятным. Жаль, что оно скоро закончится, буквально через пару часов солнце займёт свою "позицию силы", свежесть улетучится и забудется, как сон, который вы видели сегодня ночью. И, словно муравьями, этот парк будет полон взрослых и детей, подыгрывая шуму автомобилей. Вы кстати часто здесь бываете по утрам? Или это забавное стечение обстоятельств именно сегодня?

Он немного погрустнел, в процессе произнесения первой фразы. Скорее всего это даже не было заметно,  разве что в  интонации голоса дархата. Совсем скоро, после обеда, ему снова предстоит окунуться в "рутину" наёмнических дел.
Но граф подбодрил сам себя тем, что время еще есть. К тому же сейчас Кеннет не один, и следует воспользоваться шансом узнать свою протеже получше. Учитывая некую симпатию к этой загадочной и красивой персоне, что сидит совсем рядом. Да и в целом, будет полезно, быть может провести весь день, или даже несколько дней полностью отвлекшись от дел, хоть иногда. Особенно если есть с кем разделить эти минуты и часы блаженного отдыха. Сейчас пока есть.

— Гортензия, может выпьем?.. — он улыбнулся, предвкушая удивление девушки на лице, которая возникнет из-за случайной паузы, — ну.. в смысле кофе. Я как раз собирался сходить за ним, и вернуться сюда. Если хотите, можете составить мне компанию.. ну или подождать здесь.— Кеннет немного закатил глаза, как бы предоставляя эту иллюзию выбора, — К тому же.. Я сто лет не пил здешний кофе, помимо того пойла, что подают в Академии. Если вы знаете хорошее место, где варят вкусный и крепкий, то я буду очень вам благодарен!
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]люди с худшим прошлым, создают лучшее будущее.[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-19 12:36:35)

+1

14

Нет, она не шла отомстить за вчерашние мучения. Хотя, конечно, и можно бы было. На этой мысли Ортен улыбнулась, приопустив голову, дабы не выглядеть уж совсем до безумия довольно. Всё-таки несмотря на вчерашнее сексуальное эмоциональное напряжение, Ори была довольно отходчивой. Да и не хотелось тратить время на размышления о тех, возможно, провокациях, которые учитель осуществлял. Может, проверял ее реакцию? Тогда тем более можно было оставаться холодной и не реагировать.

От Кеннета пахло древесиной и табаком, дорогим и ненавязчивым. Часто сигареты пахли отватительно, и Ори, будучи очень чуткой к запахам, любила только остаточный аромат, когда курильщик уже ушел, а тот оседал на ткани или стоял в воздухе. Особенно приятным ей казалось сочетание сырости гаража и сигаретного аромата. Или лестничного пролета, куда пару часов назад выходили покурить. На удивление же от Кеннета не хотелось отходить из-за дыма, хоть сперва она и напряглась, ожидая неприятную взвесь в воздухе.

Видимо я теряю хватку, — соблазнительно ухмыльнулся преподаватель, то ли хваля, то ли в шутку возмущаясь утренней тренировке девушки.

— Что вы. Вы нас загоняли, что надо. Всё-таки я отдельный случай с учётом моих хтонических особенностей, скажем так. О чем вы, несомненно, уже знаете, собрав о нас досье. Я бегаю скорее не для тренировки, а потому что не могу не бежать, — улыбнулась. — А вообще я просто облила себя водой и пришла такая красивая, вводить вас в заблуждение, — усмехнулась она.

На вопрос о частоте посещения парка в утреннее время Ори ответила утвердительно. Всё-таки это было единственное время для себя. Комплимент она восприняла как должное, хоть и удивилась, что мокрое, не накрашенное лицо все же может кого-то привлечь. Или же он сделал это для галочки, вдруг он из тех мужчин, что цепляют девушек ради спортивного интереса, во всяком случае, внешностью он вполне на такого походил.

Вопрос же о сне был задан будто специально. Будто он знал, что ей снилось. На этом моменте и так розовые щеки вспыхнули по-новой, и Ори оставалось только надеяться на то, что это было не слишком заметно.

— Спасибо. Вы тоже отлично выглядите. И без той дьявольщинки, что можно было наблюдать во взгляде вчера, — девушка кивнула, покачиваясь на расслабленных ногах. — Парк действительно чудесный. Я люблю это место безлюдным. Если вы за кофе, то, я как раз могу вас проводить. Тоже бы не отказалась. Да и выпить чего покрепче я не против. Может, просто вечером, — закинула она крючок, — вы сегодня свободны?

Ортен дико нравилось ощущение, что она играет с огнем, заглядывая в светло-серые, отливающие сталью и холодом глаза, проверяющие и анализирующие собеседника каждую секунду времени. Мужчина явно был в ней заинтересован, и ей хотелось самой проверить, насколько далеко он готов зайти. Несмотря на то, как она старалась сохранить внутреннее спокойствие, все же ходить по лезвию и испытывать людские границы она считала одной из интереснейших вещей, адреналиновых и азартных.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-19 14:45:05)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

15

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Девушка была весьма уверенна в себе. Этот ньюанс, подмеченный еще вчера, сегодня подтвердился в ходе этой недолгой беседы. Казалось, что она знает дархата уже давно и явилась на эту встречу целенаправленно, ну или во всяком случае так могло показаться третьему действующему лицу, — наблюдателю этой беседы.(если бы он был) Это в каком-то смысле удивляло в природе своей. Граф уже был достаточно опытен в общении с людьми, и лишь уверенные в себе люди, при всех прочих равных, могли позволить себе говорить с ним в столь затейливой манере.

— Что вы. Вы нас загоняли, что надо...
На этих словах Кеннет улыбнулся, немного прикусив нижнюю губу с внутренней стороны, несознательно, как-то по-ребячески, что в целом было ему обычно не свойственно. Он также оценил и шутку девушки про то, что та облила себя водой, перед встречей с ним, это его немного развеселило, ведь фантазия о самом процессе того, как девушка это делает, пронеслись звездным крейсером вслед за её словами.

Складывалось полноценное ощущения, что девушка прощупывала почву, хотела понять рамки дозволенного в общении, сохраняя при этом вежливость и уважение в отношении учителя. Это забавляло. Граф частенько уставал от фамильярностей в последнее время, и будь ситуация немного иной, с радостью бы предложил как минимум перейти на «ты». Но в голове это звучало... казалось чем-то неправильным что-ли. Ведь он был преподавателем этой девушки, наставником, сродни старому вояке, которого попросили показать пару приёмов. Пусть и временным, "исполняющим обязанности", как было принято называть это в этих краях.  Поэтому пока оба, сохраняя остатки субординации, старались привнести непринужденность в общении, насколько это было возможным.

— Заблуждение, значит? Вот с чего вы решили начать наше знакомство, Гортензия, — Кеннет широко улыбнулся, слегка оскалив зубы, чтобы было понятно, что ему понравилась шутка, — Что ж, не лучшая тактика, особенно для будущего агента. — он усмехнулся, ведь разумеется, шутливая форма разговора забавляла, кажется, обоих.

Кажется Гортензия немного смутилась, в какой-то момент разговора. Но граф решил не заострять на этом внимания, — причин могло быть слишком много, а придумывать или спрашивать её саму, было явно лишним.

Когда хтения упомянула "вчерашнюю дьявольщинку", Кеннет повторил этот безумный взгляд, как бы делая это "на бис" и рассмеялся:
— Ой, я вас вчера напугал? — вопрос скорее риторический, из тех, на которые отвечать не принято,— Я просто сохранял спокойствие, и наслаждался происходящим. Помню как мы, будучи на вашем месте, чуть ли не умирали от возложенных нагрузок на этом же самом полигоне. Однако я бы с удовольствием велел большей части своих солдат присоедениться, да и сам составил бы компанию. Ведь это полезно, в первую очередь в психологическом плане. Комплимент девушки он пропустил мимо ушей. Нет, не потому, что ему были чужды комплименты от девушек, особенно от тех, что были ему интересны, в разного рода планах, — скорее наоборот, он счёл это обычными словами, ведь слышал уж слишком часто и не придавал этому большое значение. Граф скорее любил видеть в поведении или эмоциях, что были доступны, заинтересованность и симпатию собеседника. Это было лучшей похвалой его внешнего вида, голоса или компании.

—... Да и выпить чего покрепче я не против. Может, просто вечером, — вы сегодня свободны?
На этих словах рыжеволосой, Кеннет широко улыбнулся.. улыбнулся её самоуверенности, и отчасти даже наглости, в том что она себе позволяет. Она явно играла, хотела получить реакцию, опять прощупывала почву, узнавала пределы дозволенного. Что ж, Кеннет был любителем подобных игр, особенно с привлекательными дамами, что хотели показаться хозяйками эмоций дархата.

Выпить, со мной, значит. Еще вчера она напрягалась от одного взгляда, а сегодня уже приглашает выпить. Да ещё и так..не задумываясь, беспардонно. Пронеслись мысли, занимая сознания главы «Регарда» на несколько секунд. Он встал и ухмыльнулся, взгляд блеснул на солнце, было видно, что ему интересно. Гримаса легкого удивления, сменилась ехидной, соблазнительной в плане смысла, улыбкой.

—Гортензия, если вы агент контр-разведки, и это одна из ваших уловок, то у вас довольно плохо получается,— Он широко улыбнулся, и посмотрел ей прямо в глаза, подавая руку, чтобы помочь встать. Когда же Ортен воспользовалась жестом широко известным в этикете и приподнялась, он стоял очень близко, и слегка притянул её к себе. Не сильно, не грубо, а легко, используя всего лишь йоту силы своих рук. Она будто держась за трос, брошенный с вертолёта, встала на ноги. Довольно ловко. У другой наверное не удалось так легко устоять на ногах и не упасть графу прямо в объятья, на грудь. В первую очередь из-за эффекта неожиданности. Может Кен подсознательно этого и ждал, но получившийся результат его тоже вполне устроил. Он добавил, продолжая прошлую свою фразу:
— А вы не боитесь, дорогая?!.. Не боитесь.. Что я соглашусь?— Он смотрел прямо в её глубокие и яркие, словно зелёные луга, глаза. Между их телами было каких то сантиметров 10-20. Близко, достаточно близко, чтобы насладиться красотой глаз, заметить сбивчивое дыхание, сглатывание "напряжения" в горле, или в полной мере оценить приятный и немного сладкий цветочный аромат духов Гортензии. Кеннету на секунду показалось, что Ортен сейчас полностью подвластна ему. Это было отчасти правдой, — ведь сейчас он мог заметить гораздо больший спектр её эмоций, и насладиться ими, упиваясь своей безнаказанностью. Причём даже теми, что быть были скрыты, пусть и лишь недостаточно тщательно. От этой мысли стало немного тепло внутри. В первый раз он подсознательно  рассмотрел её персону в качестве сексуальной девушки, по крайней мере осознанно. Хотя ранее старался этого сам избегать, от чего стало немного неловко, перед самим собой. 

Сцена молчания, тишины витающей в воздухе, разбавляемой утренними звуками, длилась буквально несколько секунд. Затем, не дожидаясь ответа хтении, Кен отпустил её руку, и этой же рукой, которой только что касался её мягкой, бархатной и немного влажной кожи, немного поправил её короткие волосы, что были немного растрёпаны утренней пробежкой, — смахнул несколько локонов за спину девушки.  Затем он развернулся, встал рядом с ней, собираясь совместно отправиться за долгожданным напитком, до которого, к слову, секундой ранее ему абсолютно не было дела.

Игра, которую, как полагал Кеннет, задумала эта красивая агент-девица, весьма привлекала его, даже немного забавляла. Интерес к девушке значительно вырос, хоть это и не было видно по лицу дархата. С лица не пропала сдержанная улыбка, немного хитрая, но всё таки приятная глазу, как он сам полагал.

Хочешь узнать рамки дозволенного?! А что если я сам хочу понять, как далеко ты готова зайти в своей игре, которую ты затеяла. В эту игру можно играть вдвоем. Пронеслись несколько мыслей, пока граф отвлекся.

Кеннет не знал истинных мотивов девушки, и таким весьма двояким способом решил заодно и их выяснить, хотя бы попробовать. Подход из разряда "надежды на оплошность", практически ему несвойственный, казался тут не такой уж плохой идеей. К тому же Кен еще имел планы узнать о девушке гораздо больше. Хотя в мыслях хотелось узнать практически всё. Ведь как минимум им ещё предстоит сражаться плечом к плечу.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]«Mamihlapinatapai»[/status]

+1

16

Граф вел себя свободно, гораздо более дружелюбно, чем на тренировке — там он старался максимизировать дистанцию, чтобы наблюдать за процессом и как каждый справляется сам по себе. В этом был смысл. Однако такой задорной легкости и кокетства она не ожидала. Будто общалась с ровесником, иногда разница их статуса просто нивелировалась.

Она поймала себя на том, что не будь он учителем, она бы даже могла попробовать с ним открыто пофлиртовать. Или она уже это делает?

— Заблуждение? Ни в коем разе, — она сложила руки на груди, — я пряма как ребенок. Ну почти.

Следующая фраза не успела получить ответа, поскольку та, от которой ожидался ответ, используя магию баланса и эквилибристики, не повалилась на статного мужчину, что неожиданно подтянул ее к себе, уже не считая того, что и она сама начинала вставать. Сердце заколотилось, как если бы ты только что избежал падения, поскользнувшись. Глаза брюнета были ровно напротив — с удивлением она заметила, что они были одного роста.

Короткая, чуть растрёпанная, явно не уложенная прическа графа была движима ветром — короткие локоны бились один о другой, подхватываемые потоками воздуха, и отсвечивали жженым серебром на солнце. От него приятно пахло чем-то помимо табака. То ли нежный аромат, что подходит и мужчинам, и женщинам, то ли вовсе запах собственного тела. Их запахи смешивались.

Ортен вдохнула ещё раз.

Его лицо было так близко.

Она с трудом выдерживала подобную физическую близость. Даже и с родными. Да и одежда после тренировки ещё не просохла за время разговора. Ей стало неуютно, и одновременно с тем она чувствовала, что отходить ей тоже не особо хочется.

Слава богу, это был не тот зрительный контакт, похожий на проверку силы, когда отводить глаза ни в коем случае нельзя, как вчера. Это был тот взгляд, когда чем чаще и медленнее отводишь его, сверкая глазами и приопуская ресницы, тем лучше.

Он явно провоцировал её, играл с ней, с удовольствием вступил в ту игру, что она начала сегодня. Ту игру, в которую пригласил ещё там, на площадке, надевая на нее браслет командующего.

— Не боитесь, что я соглашусь? — донёсся до ушей шёлк его слов. Шёлк этот был шоколадно-молочным, таким, что приятно ласкал бы голое тело — что в постели, что платьем.

Его жест с ее волосами был будто списан из тысяч и тысяч фильмов, комиксов, сериалов, книг.

Но потому его и используют так часто, что работает он безотказно.

Чтобы начать говорить, она приложила немалые усилия.

Если идёшь, иди до конца. И делай вид, что ничего не понимаешь.

— А чего бояться? Мы всё-таки взрослые люди, — улыбнулась она, уже обращаясь к нему, повернув голову вбок. Далеко не как ученица, но женщина, являющаяся ему равной, таким был ее тон, — общаться во внерабочее и внеучебное время не запрещено, а алкоголь нашим лицам продадут уже без паспорта, — она собрала волю в кулак, сконцентрировавшись и проговорив стандартную фразу без запинки. — Главное, чтобы вы сами хотели. Со своими страхами я как-нибудь... справлюсь, — ухмыльнулась она.

Шагая нога в ногу, через 10-20 минут они дошли до кофейни.По дороге они пространно и легкомысленно общались, забывая, в каких рабочих отношениях находятся, а когда же вспоминали, осознание это добавляло пикантности происходящему — запретное, неизвестное никому, кроме них, находящееся на грани, — ей нравилась та тайна, которую они вместе создают. Как сокровища, закопанные под стеклом у домика на дереве...только более взрослого и эфемерного толка.

Ортен не хотелось садиться внутри, и она озвучила это своему компаньону. Погода ещё не истребляла хладолюбивых, и солнце только-только начинало подниматься выше деревьев, потому можно было заказать напиток и идти исследовать близлежащие окрестности. Заказав себе раф, она отступила от окошка кассира и предоставила слово Кеннету.

Когда оба дождались заказов и двинулись дальше, девушка спросила:

— А как вы решили стать агентом? Что сподвигло вас работать на благо людей, граф?

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

17

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Город постепенно просыпался ото сна, будто в огромной казарме прозвучала команда "Подъем". Люди — сонные мухи выбравшиеся из домов и заполняющие всё больше пространства в городе. Каждый них, сродни отдельным винтикам в механизме по заполнению пространства, рвущий почти интимную идиллию утренней безлюдности и будто пожирающий свежесть самого утра.

Казалось, что парк из которого начали свой путь Кеннет и его спутница вскоре вовсе утратит своё заманчивое значение. Увянет по мере отдаления двоих по небольшой аллейке, разумеется в метафорическом контексте. Эти мысли совсем немного отвлекали. Отвлекали взор и мысли от идущей сейчас уже рядом девушки, что совсем недавно была застигнута врасплох ловким движением руки.

Та, что сейчас на одном дыхании говорила своему учителю:
— А чего бояться? Мы всё-таки взрослые люди..
Да, она определенно решила продолжить эту игру, будто делая вид, что не поняла самой сути вопроса графа. Графа это немного успокоило, меланхоличные мысли немного отступили. Сейчас был объект его притяжения гораздо сильнее чем ностальгия по какому-то месту. К тому же, возможно именно это самое воспоминание, в будущем станет одним из тех, что будет навеивать эта самая ностальгия.

— Ну, тут смотря чего конкретно вы будете бояться, касательно меня и нашего вечера, верно?.. Боюсь предположить, что будоражит и пугает столь уверенную в себе девушку. Ту, которой вы пытаетесь казаться, — граф широко улыбнулся, слегка прищурившись. Немного замедлил шаг пропуская девушку немного вперед, чтобы та прошла на выход из этого массивного парка первая.

За незаурядной беседой, немного переходящей рамки субординации, что, к слову, Кеннета абсолютно не напрягало именно в этот момент, прошло еще почти пол часа времени. Они пришли в небольшую кофейню, однако несколько людей, уже стояли в очереди за своим дурманящим напитком.

Агенты сделали свой заказ, девушка решила предпочесть раф с каким-то сиропом со "вкусным" названием. Граф же в свою очередь предпочёл обычный латте, с небольшим количеством кленового сиропа. Кеннет заплатил вперед, сразу с учётом чаевых, так что с них даже не спрашивали оплату в самом конце, и в ходе "очередной" суматохи, девушка если и хотела возразить, то времени у неё на это не было. Их сместили другие посетители кофейни.

После того как кофейные напитки были получены, было каким-то невербальным образом принято совместное решение — не возвращаться в парк. Молодые люди просто отправились гулять по окрестностям центральных улиц, что будто реки уносили с собой время, в самой его сути. В большинстве из них всё еще было прохладно и тихо, напоминая об этом насыщенном на эмоции утре, которое обещало интересное продолжение.

Кофе был действительно вкусным. По крайней мере тот, который пил Кеннет. Хотя во вкусах самой Ортен сомневаться пока не приходилось. Они прогуливались говоря о всяком. Непринуждённая беседа будто поглотила их. Говорили как о важных вещах, постранично вырываемых из автобиографии, написанной ранее, для подобных бесед, так и о всяких мелочах, эмоциях, любимых напитках и блюдах.

В какой-то момент речь зашла о том вопросе, что немного остановил поток бесконечного общения между Гортензией и Кеном:
— А как вы решили стать агентом? Что сподвигло вас работать на благо людей, граф?

Граф отпив немного своего терпкого и ароматного напитка в этот момент чуть не поперхнулся. Он широко улыбнулся девушке, даже рассмеялся немного, и как ни в чем не бывало сказал:
— Я бы не стал на вашем месте делать таких заявлений. Я что похож на агента спецназа?— он сказал это с издёвкой, что-ли, но не той, что бывает обидной. Скорее в шутку. — Я же обычный наёмник. Почти. Моральная сторона вопроса конечно не то, чтобы совсем меня не интересует. Я бы скорее назвал нашу организацию, чем-то между двух крайностей. Я разделяю понятия между продажей своей силы, и торговлей телом и своими принципами. Мы нередко боремся со спецназом на одной стороне, но бывает и на абсолютно противоположных. Моя ЧВК аполитична, полностью. Работаю я отнюдь не на благо всех людей, в общем-то, а тех, кто платит или тех, за кого платят другие. На благо своих людей.. — Он немного нахмурил брови, призадумавшись, а затем вновь продолжил диалог:

— Однако, конечно есть причина выбора столь непопулярной профессии среди проционской аристократии. Но, пожалуй я не буду говорить сейчас об этом. Не обижайтесь, настроение неподходящее, возможно немного позже, когда будет шанс, поведаю вам.

Приятная во всех отношениях рыжеволосая девушка должно быть немного расстроилась, что граф скрывает что-то. Хотя логически, несмотря на все эту химию, что происходит между дархатом и элементалем, хоть и началась еще вчера.. Не смотря на это открываться полностью Кен людям совсем не привык..Это и проносилось у него в голове. Как бы его не тянуло к девушке, он старался сдерживать не только эмоции. Несмотря на достаточно сильное желание познать эту девушку, и может дать наконец кому то себя познать, он сдерживался и тут. Он не привык к спонтанным знакомствам, и открытием всех дверей нараспашку. Он пожил уже долго, достаточно и имел уже неприятный опыт в подобных делах.

Да и к чему торопиться. — Подумал Кен. Они продвигались все глубже к сердцам городских улиц, прогуливались по красочным аллеям и закоулочкам, иногда останавливаясь в процессе беседы. В одной из таких улочек, они вновь остановились по инициативе Леониса. Он достал блестящий портсигар, а из того сигарету тёмно-карминного цвета и резким движением, используя свою любимую зажигалку с вырезанным на ней львом, подкурил бумагу. Сладкий запах древесины с нотками высококачественного табака распространялся и растворялся в воздухе. Он хотел было предложить разделить с ним этот момент Гортензию, предложив ей присоединиться. Однако в голове прозвучало:
Каким же я буду тогда учителем — Кеннет решил, что девушка попросит, с учетом своей самоуверенной манеры общения. Не постесняется попросить сигарету. Причем как одну из тех, что лежали в портсигаре, так и ту, которой сейчас касаются губы дархата,  — так считал Кен. Еще он считал, что не будет ей отказывать... в обоих случаях.

Что ж, давайте предположим, — начал он своим низковатым и не слишком громким голосом. — Предположим, что учитель согласится. Я соглашусь, и скажу, что хочу, выпить где-нибудь сегодня вечером в вашей компании. Чисто теоретически... Куда бы вы хотели отправиться? Что бы мы пили? Вино? Может пиво? Я вот к примеру предпочитаю ром или виски, особенно с чистым льдом. А также более тихие, уединенные места, пусть с музыкой и небольшим количеством людей. А вы? — Кеннет мягко улыбнулся девушке, как бы продолжая их игру в "непонимание" и "теоретический" флирт. который в прочем уже давно перешел грани практического, что самому дарху приносило большое удовольствие и игривость в настроении, легка, словно ветер, колышащий волосы.

Он смотрел на неё, в этом переулке свет падал иначе, немного затемняя некоторые участки тела девушки, сейчас она выглядела еще сексуальнее, под этой вуалью загадочности. Его взгляд повторял силуэт девушки полностью. От коротких и немного растрёпанных ветром рыжих волос, до очертаний груди, бедер, — вся фигурка была как на ладони. Глаза оценивали сочные и упругие формы Гортензии. Кен, однако, не скрывал этого, — скорее даже хотел, чтобы она видела его взгляд. Так он хотел смутить девушку, периодически поднимая взгляд прямо в изумрудные глаза, словно говоря всем своим видом: "Да. Я смотрю на тебя, и что?". Уголки губ немного сдвинулись вверх. Снова.

Вскоре он приблизиться и сделал несколько шагов навстречу в этом довольно узком переулке. Девушка стояла у кирпичной стены. Кен приблизился с ехидной улыбкой, полностью отдавая себе отчет, и наслаждаясь каждым шагом на встречу девушке. Граф подошёл почти вплотную. Он бросил взгляд на голые плечи девушки, которые прикрывала лишь два "обрывка" чуть влажноватой ткани. Посмотрел ей прямо в глаза, выдержав "киношную паузу", одну из тех, ради которых задерживают дыхание девушки. Уголки губ содрогнулись еще сильней, уже выдавая нахальную улыбку, которая, к слову очень часто нравилась многим девушкам ранее.
А затем.. протянул свой стакан с латте, в предвкушении и с немного блестящими "от коварства" глазами:
— Хочешь попробовать?

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]«mamihlapinatapai»[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-19 22:06:18)

+1

18

Ори подметила, что Леонис угостил её кофе, и потом, когда они сравнялись по дороге в неизвестном направлении, благодарно кивнула. Прогулка начала перерастать из утреннего мимолётного разговорчика в полноценную встречу.

Возможно, на весь день. Вечер. Ночь?

Кофе был действительно вкусным. Как и общение. Ни о чем и обо всем. Ори довольно шла своими двоими, спускаясь на дорогу, обратно поднимаясь на тротуар — будто это действительно доставляло то же удовольствие, что и в детстве.

— Я что, похож на агента спецназа?.. Я же обычный наёмник.

— Если и наемник, то со всеми манерами, компетенциями и, скажем так, утонченностью целого спецназовца, — подстегнула его самолюбие Ори, улыбнувшись уголками губ и не особо льстя — она действительно так считала. — Не знаю, как вы относитесь, к агентам, однако то, за что их любят в фильмах и за что романтизируют...в общем, действительно, есть за что, — улыбка стала шире.

На объяснения о подходе к работе она просто и принимающе кивнула.

— Ну почему бы и нет. Возможно, не будь я хтоником, сама бы пошла в наемники, зная, что это такое. Однако же до этого... обстоятельства... я ни о наемничестве, ни о спец заданиях и не узнала, и не подумала бы. Так что в истории нет сослагательного наклонения.

Когда тот замял тему, она не была против.

— Хорошо, конечно. Мне будет интересно послушать.

Она не стала наседать, ибо была приятно удивлена и той информации, в которую он ее посвятил. Его сдержанность можно было понять, ибо фактически они все ещё были по разные стороны баррикад, и фигурально, и в возможном будущем. Хотя существовала также возможность, что весь его курс будет иметь продолжение. За стенами академии.

Забавно было наблюдать, как граф иногда выражался — иносказательно, витиевато, как с утра в парке — сквозь эту речь проступала голубая кровь и оставалась каплями на женской коже.

Очередная остановка была ознаменована блеском портсигара и вкусным дымом. Ори не курила, ну, почти не курила, но этот аромат притягивал и соблазнял одолжить сигарету. В мыслях она уже спросила её — именно ту, что он держал меж тонких пальцев:

«Можно тяжечку?»

И он бы по-джентельменски поджёг ей новую или же из собственных рук позволил затянуться своей.

Но Ори прогнала эти мысли. Хотелось продолжать их взаимодействие подобным чему-то эфемерному, словно вдох и выдох. Приближение — отдаление, флирт — простота, смущение — напор.

Но думать о всяком ей никто, конечно, не запрещал. И разглядывать тоже. Черный Ортен не любила, однако на мужчине он смотрелся чарующе. Темные волосы обрамляли лицо, подсвеченные светло-серыми пронзительными глазами. Плащ спускался до щиколоток, дополнительно удлиняя и так высокую, жилистую фигуру, брюки не были чрезмерно узки, но и не делали фигуру мешковатой. Элементалка впервые сознательно подметила его чувство стиля. В то же время это сподвигло ее подумать и о собственной одежде - всё-таки было бы не лишним что-то накинуть.

Она подняла на него взгляд (в который раз) и чуть наклонила голову.

— Я бы предпочла коктейль. В крайнем случае виски с колой. И ваше предложение тихого, уединенного места мне по душе. Да, музыка и лёгкий фон из людских разговоров пойдет. — она подмечала, как мужчина, подобно ей, смакует эту атмосферу недосказанности, воздух, наэлектризованный неозвученными желаниями и незаконченными предложениями, полный дыма и взглядов, уже потихоньку приобретающих томность. Нормально ведь ощущение притяжения между мужчиной и женщиной в расцвете сил? А между такими, как они?..

— Тем более что-то мне подсказывает, что это не последняя наша встреча. Не считая урочного времени, — прислонилась она к стене, допивая напиток из стакана. — Ошибиться не так страшно.

Взгляд его в то же время гулял по ней, беззастенчиво и хищно — ей уже начинало казаться, что сон её может оказаться вещим. Вещий, ну и что же? Ничто ей не мешало отвечать тем же — любоваться изгибами, складками, прямотой линий, где-то узнавать отчётливые, резкие, мужественные черты, а где-то оставить место фантазии. Какая, например, фигура у этого красавца под угольно черной рубашкой, строгой и уместной везде? Так ли она ее представила во сне? Такие же ли на ощупь его руки? Такие ли по ощущениям прикосновения? Такие же пышные ресницы, как она видит сквозь солнечные лучи? Всё-таки господин Леонис не тренировался вместе с ними, утопая в собственном поту, не дал девочкам лишний раз погрузиться в игривые настроения и поизучать учителя изподтишка.

Ещё в начале дня она думала, что не особо хочет отвлекаться на что-то помимо учебы, но если учесть, что учиться ещё около 4 лет, а учеба вполне себе напряжённое и нервное дело, нужно знать, когда дать себе спуск и расслабиться, верно? Главное не вызвать подозрений у сокурсников, которые могут решить, что та "соблазнила" учителя, получив место неприличным для девушки образом.

Пока в голове витали эти недетские мысли, граф, видимо, воспользовался расслабленной беспечностью оппонентки и буквально прижал ее к стене, наблюдая реакцию и не торопясь говорить. Следом за этим последовало предложение напитка.

— Возможно, это не единственное, что я хотела бы попробовать, — глаза электризующих друг друга компаньонов вновь встретились, — спасибо, не откажусь.

Она взялась за стакан рукой, подмечая характер диалога, плавно перешедшего на «ты».

— А вы...ты... любишь золотую чуть горьковатую классику, — усмехнулась она, поправляя волосы.

«Что он сделает дальше? Сейчас все настолько на грани, что ещё немного, и сердце мое самовольно выйдет покурить.»

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-20 02:21:16)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

19

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Кеннет внимательно и с неким приоритетом относился к каждому слову, что в совокупности открывали для него характер девушки. Еще недавно она рассказывала о чем-то не особо важном на первый взгляд, — о предпочитаемом виде напитков, мест для посещения. Но это, как считал Кен, являлось её частью и отражало небольшую сущность её души. Он внимательно выслушал девушку, ухмыльнулся и одобрительно кивнул головой, согласившись без слов с тем, что понял — их вкусы не сильно то и отличаются в этом моменте.

Когда Гортензия сказала о том, что уверена в том, что эта встреча, уже полноценно взращенная агентами из случайной в продуманную, спланированную, можно сказать целенаправленную тягу двух тел и мыслей, будет не единичным помутнением рассудка и гиперболизации тяги к общению между наёмником и его ученицей, — Кен широко улыбнулся. Нет. Сначала он конечно хотел спросить, с чего она это взяла. Но не стал. Что-то остановило его от риска испортить этот момент недосказанности. К тому же, видимо девушка и впрямь старалась считать его эмоции. Видимо уже поняла, что она ему интересна, видя то незамысловатое притяжение, которое то скрывалось умеючи, то наоборот выставлялось на показ, в тех или иных целях. А значит этот вопрос уже нашёл ответ в глубине мыслей дархата. Той глубине куда обычно никого не пускают, на подсознательном уровне что-то "зная" и "чувствуя" как должное.

Воскресный день. Выходной, на который так рассчитывали эти двое, явно приобретал немного фантазийный характер времяпрепровождения. Объект немногочисленных, но горячих фантазий дархата стоял прямо перед ним и, как бы показывая своё наслаждение продолжал игру пламенных и манящих взглядов. Объект этих фантазий лишь миловидно улыбнулся, отпив кофе. Немного дерзко и самоуверенно показывая, что не был застигнут врасплох коварным и не очень умным планом Кеннета.

Но фраза, которую она обронила:
— Возможно, это не единственное, что я хотела бы попробовать., она чертовски верно сработала и немного смутила графа. Вызвала ехидную, несдерживаемую улыбку и желание проверить слова девушки ответной провокацией. Фраза хоть и была одной из тех, что, видимо, под стать формату их общения сейчас в целом. Однако подобная реакция девушки, которая кажется абсолютно не была смущена, по крайней мере внешне, всё равно немного удивила. Отозвалась блеском в глазах и теплом внутри мужчины.

Глядя на Ортен сейчас, будучи достаточно близко дарх снова сократил дистанцию будто желая наказать девушку за излишнюю самоуверенность. Он сделал очередной шаг вперёд и не спуская взгляда с девушки, глаза которой частенько, хоть и ненадолго отвлекались от его персоны, сократил расстояние между ними еще немного. Леонис томно выдохнул и закрыл глаза, на несколько мгновений.

И вот Граф уже держал её лицо в своей ладони, пальцами обрамляя лицо. Затем он взял её руку, что симметрично его второй руке была опущена и, кажется, ожидала этого жеста. Он принялся её целовать. Нежно, горячо и томно выдыхая сдерживаемый в груди воздух. Мягко касаясь своими губами бархатной и тёплой кожи. Он целовал ей руки, постепенно погружая девушку в свои широкие объятия, медленно поднимаясь выше своими глазами и головой и, разумеется, губами, что следовали по руке вверх, вызывая естественные приятные на ощупь мурашки. Вот он уже целует её мягкую и длинную шею. Её дыхание не выдерживает и вырывается из легких сладким и тихим стоном. Он прижимает её всё ближе, уже чувствуя через совсем немного влажную от высокой температуры тела чёрную и тонкую ткань рубашки, приникающую вплотную мягкую, теплую и упругую грудь девушки.   Рукой, что он держал лицо девушки, он медленно обхватил голову сзади, небрежно запуская пальцы в короткие огненного цвета волосы. Он не тянул, не брал их в руку, пока что. Сейчас он лишь скользил рукой сквозь эти приятные потоки рыжего шелка между пальцев, то поднимаясь немного выше, то медленно опускаясь обратно к шее. Он целовал её руки, шею и плечи, как во время замедленной и излишне-затянувшейся прелюдии. Прижимая её к себе руками всё сильней, которыми казалось сейчас можно было дотронуться до всего, что ранее можно было лишь оценивать своим пронзительным и серебряным взором, Кен заметил, что его дыхание учащалось. Он прильнул к её губам своими, дрожа от нетерпения, сдерживать которое ему доставляло чудесное наслаждение...

Затем Граф вновь открыл глаза. Эта минутная слабость, что дала ненадолго поработать фантазии на полную, выражающая его желание, создавала впечатление, будто бы он сам заглянул в будущее, буквально на несколько минут вперёд.
Этого пока не произошло...

Кеннет быстро прекратил баловать себя этими завлекающими в бездну наслаждения и удовольствия фантазиями, снова взяв себя в руки, и поняв для себя лишь один вывод. Он хочет попробовать её пухлые и мягкие губы. Прикоснуться к ним, и стереть тем самым эту самодовольную улыбку с лица Гортензии. Граф был на грани того, чтобы поддаться этой красивой женщине, стоящей со стаканчиком кофе в руках.

Он даже было затянулся, и выбросив сигарету хотел обнять девушку, по какой-то неизвестной причине. Однако этому к счастью, или к сожалению, помешал громкий и пронзительный, жуткий и пробирающий до мурашек женский крик, который донёсся из соседней улицы. Стало неловко. Неловко делать шаг назад. Настроение переменилось. Он, наверное впервые, нежно и немного виновато посмотрел на девушку, разворачивая корпус. Оба кажется поняли, что продолжат позже. Сейчас нужно узнать что случилось.

Побежав в соседнюю улицу на помощь, глава «Регарда» уже был во всеоружии. Взяв в руки пистолет, что висел у него под плащом. Он бежал первым.

Забежав в небольшой закуток какой-то промзоны, Кен остановился. На земле лежала женщина, кажется хуман, в какой-то странной одежде, походившей на разорванную форму рядового солдата Цирконской армии или, максимум, войск специального назначения. Она была сильно изранена. Дыхание было неровным и, казалось, слишком болезненным, — ей явно нужна была помощь. Над ней нависла, расположившись на коленях, другая женщина, видимо та, чей крик услышали агенты, будто немного прикрывая её своим телом и рыдая в истерике настолько сильной, что не заметила приближения дархата и элементалки.
[float=right]https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/67805.jpg[/float]
А впереди, перед пострадавшими стоит виновник их бед и кошмар любого неподготовленного бойца, — огромный паукобразный монстр, размером с примерно 3,5 метра — Круэнту аранеа.
Это паукообразный вид фауны Аркхейма, обладающий рядом особых свойств, который возводит данных тварей в ряд особо опасных хищных монстров.  Поверхность тела у этой взрослой особи покрыта прочной монолитной оболочкой биокристалла, что выступает природной защитой от не слишком мощных магических атак. Его щупальца опасны и могут питаться как кровью так и магической энергией. Этот кажется был не самым "взрослым" из своих сородичей. Уровень его источника - средний (III-IV). Здесь, на Цирконе, они встречались довольно часто ибо любили полакомиться расами с низким уровнем магии. Однако не так часто встретишь такого в самом городе. Видимо потомство вылупилось и росло уже в самом городе или под ним.

— Стой здесь, Гортензия! Я разберусь с этой тварью сам. Ты поняла меня?! — Крикнул он девушке, что стояла и смотрела в его глаза. Взгляд был груб, даже немного хмурым. Голос дарха тоже стал ниже и грубее. Он сорвал плащ, оставшись в одной рубашке, тот будет только мешать. Еще он убрал «Долг» обратно в кобуру на пасовых ремнях, так как он бесполезен против хитинового покрова этой твари. Кеннет не раз сражался с подобными, и знал как их одолеть. Но сейчас он отвечает и рискует не только собой. А еще и как минимум тремя людьми. Особенно беспокоило то, что может пострадать сама Гортензия. Он не мог этого себе позволить, не простил бы себе этого. К тому же он всё еще за неё отвечал, пребывая в статусе её учителя.

Он вновь посмотрел на хтению. Тяжело выдохнул. И с трудом и гневом в голосе сказал:
— Это приказ, агент Ортен! Я запрещаю вступать в бой, что-бы не произошло. Твоя задача помочь раненным. Помоги им скрыться с поля боя. Попробуй сама залечить раны, если умеешь... или вызови штаб моих людей. Скажи где мы находимся, и что требуется медицинская помощь. — Он приготовился, материализовав татуировку на руке в свой меч, —  «Коготь». Перед этим он  бросил свою гарнитуру девушке прямо в руки, на случай необходимости, как и сказал Гортензии.

Однако буквально за несколько секунд перед тем как чудовище начало движение в его сторону, сейчас она было немного занято поеданием остатков группы солдат, которые уже погибли, но уже успело заметить своё новое "блюдо", он вновь повернулся к Гортензии и сказал, немного тише и спокойнее:
— Сегодня. Вечером. Приглашаю тебя выпить и продолжить наше общение!— он широко улыбнулся, не скрывая белоснежные зубы и находя это немного забавным, — Подумай пока что одеть там, куда именно мы пойдем и всё такое... Я тут пока ненадолго отлучусь.

Сказано это было с полным пониманием, что он может запросто погибнуть по неосторожности или банальной неудаче. Бои в городе с врагами больших габаритов, это всегда лотерея. Так его учили, и так он учит своих людей в «Регарде». Однако сейчас он был уверен в себе. Голова уже была холодна, и он был готов применить все свои знания и навыки и, заодно, постараться не угробить себя и остальных.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]«Mamihlapinatapai»[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-20 13:51:00)

+1

20

Очередное сокращение дистанции с подачи графа отозвалось в девушке теплом внизу живота, биение сердца ощущалось уже и в висках, и в шее. Даже в ушах будто немного звенело.

Когда он закрыл глаза, она сглотнула, но не отвела взгляда. Пара секунд прошла как вечность. Она уже видела, как ее руки обвивают его шею, а губы катастрофически близко к его лицу. Эта заряженная до невыносимости эфемерная субстанция между ними туманила голову, заставляя сближаться, сближаться, словно черные дыры, с невероятным притяжением, в итоге схлопываясь друг в друге.

Но её видение оборвалось, и ничто из их общих фантазий не успело сбыться. Стакан в руке чуть смеялся от стальной хватки, расплатившись за желаемое, но несвершенное, наполнившись вместо кофе лёгкой горечью разочарования. Но тот звук, что они оба слышали, нельзя было проигнорировать, учитывая их профессиональный долг. В это мгновение Гор впервые пожалела, что была спецагентом. Как и Кеннет. Увидев его ласковый извиняющимся взгляд она кивнула, почувствовав облегчение. Он тоже хотел и тоже расстроен, что их прервали.

Она последовала за ним рысцой, в пути сбрасывая с себя лёгкую нежную дымку — табака, соблазна, манких слов и взглядов. Последовав за ним, увидела она все то же самое: женщину в крови, паука-мутанта, опасность ситуации, мышцы, напрягающиеся и стимулированные внутренним адреналином.

Стой здесь, Гортензия!

Она послушно остановилась, моментально отбросив желание побежать за ним — всё-таки здравый смысл и высота его положения относительно её давали о себе знать. Все же она была безоружна, неподготовлена и ещё не обладала теми компетенциями и оборудованием, что будет у нее через 3 года. Ни эпического меча, ни опыта борьбы с сотнями мутантов.

— Только отдайте свое пальто! Оно вам в драке вряд-ли понадобится, — крикнула она вслед, наблюдая, как он уже начал его снимать.

Глядя на летящий ком одежды, она поймала его. Помолилась, лишь бы у него все получилось, и ее помощь не понадобилась. Стала заниматься раненными. Быстро вызвав подкрепление "Ре-гарда" через устройство, что он ей бросил, она спрятала его обратно в карман спортивных шорт, ибо куда его ещё оставалось прятать, разместила рядом верхнюю одежду агента и начала аккуратно перетаскивать девушку в укрытие вместе с ее коллегой.

— Не переживайте, у меня есть...умеренные навыки целительства. — она поддерживающе улыбнулась страж..нице порядка и уже приготовилась к магическому маневру, растирая руки.

Сегодня. Вечером. Приглашаю тебя выпить и продолжить наше общение! — услышала она издалека, еле-еле скрывая улыбку, в своей голове уже прыгая от радости с воплями и фанфарами.

«Да, даа»

— Теперь у меня больше мотивации! — попыталась пошутить она, — теперь вы тоже обязаны дожить до сегодняшнего вечера!

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+1

21

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эта громадина прямо мечта арахнофоба.

Первая мысль, с треском выбитых стёкол пронеслась в голове Кеннета. Он несколько раз уже бился с подобной тварью, но сражался с ней в одиночку, без какой-либо помощи, определенно не больше одного или двух раз. Яркий солнечный свет блеском отразился в глазах дархата, игриво переливаясь на лезвии его «Когтя». Мышцы, немного отвыкшие от частых тренировок за последние пару ней, гудели, отдаваясь приятными ощущениями свободы от довольно тяжелого плаща, впитывая едва отдающий влагой воздух. Рука непринуждённо, будто бы готовясь к жаркому танцу вальяжно расстегнула первые 2 пуговицы рубашки.

Лев, немного приподняв и опустив плечи, освободил их от оков долговременного для них отдыха и посмотрел прямо на своего противника. Паук какое-то время был увлечен поеданием плоти погибших людей, однако уже успел отвлечься и приготовиться к нападению. Дархат прекрасно знал, что перед ним опасный хищник, имеющий свои особенности. К тому же, несмотря на свою громоздкость, эта нечисть была очень быстрой за счёт большого количества своих конечностей.

В первую очередь нужно было усилить физическую силу ног. Стандартная практика, когда нужно быть в состоянии уклониться или сблизиться с противником превосходящим тебя по скорости, а также устоять на ногах в случае, когда это может понадобиться.

Ноги вдруг почувствовали резкий прилив сил, стали немного легче переносить вес дархата. Зная, что быть может за ним сейчас наблюдает несколько зрителей, включая рыжеволосый лучик солнца, который сопровождал графа, он был немного обеспокоен исходом этой встречи. К тому же перед уходом на безопасное расстояние эта прекрасная, во всех смыслах девушка, которой совсем недавно любовался граф, сказала:
— Теперь у меня больше мотивации! Спасибо, учитель!..Теперь вы тоже обязаны дожить до сегодняшнего вечера!
Хоть это и звучало немного забавно, это подстегнуло настроение графа, ранее непристрастного к этой восьминогой и довольно большой твари. Сейчас он захотел одержать победу гораздо сильнее, и чем быстрее — тем лучше.

Он начал мастерски крутить свой меч резкими и ловкими движениями правой ведущей руки. Меч, что он не держал уже достаточно давно, ничуть не прибавил в весе, всё также покорно поддаваясь воле дархата. Их связь была чем-то большим, чем обычно бывает связано орудие и его владелец. Кен получил его еще в самом детстве, спустя пару лет обучения, и с тех пор совершенствовал свой навык владения этим не самым популярным среди его клана орудием. В нем отзывалось детство и юность юного графа. Изнурительные и не всегда успешные тренировки, которые и привели их обоих к конечному результату, — человеку, что сейчас стоит на узкой улочке во дворе одного из невысоких домов в одной рубахе, готовый сразить тварь, у которой никогда не было и не будет свой собственной истории или мысли. Коготь был продолжением руки Кеннета, сейчас это чувствовалось особенно хорошо, когда вес клинка практически не ощущался в руке, а его рукоять была столь знакомой и привычной, что казалась приятным рукопожатием между Кеном и его оружием. Коготь начинал разогреваться, отдавая появившимися и неравномерными пятнами огненно-желтого цвета.

Чудище бросилось вперёд, немного выдержав паузу перед броском. Расстояние стремительно сокращалось. Дархат, используя свои ноги, визуально легко рванул в сторону, уклоняясь от лобовой атаки. Чешуя паука блеснула на солнце красивым, даже завораживающим глянцем с незамысловатыми узорами на некоторых частях "тельца". Круэнту остановившись, и резко сбросив скорость развернулась слегка затянувшимся мельтешением лап. Снова атака. Левая передняя лапа дуговым, напоминающим радугу движением целилась прямиком в грудь Кеннета. Он ловким и уверенным движением своей руки отразил эту атаку клинком, немного отбросив паучью конечность, но и сам немного отодвинувшись назад.

Затем, недолго думая, дархат сделал резкий выпад вперед. Рывок, почти параллельно чудовищу выглядел очень эффектно, и к тому же принес результат — две его левые конечности, что находились впереди были отсечены. Точнее одна из них, вторая же в этот момент болталась на остатках мерзких прожилок. Красная, слегка отдающая фиолетовым цветом кровь потекла прочь из поврежденных мест. Граф попробовал разжечь полноценное магическое пламя на клинке Когтя, однако получилось только разогреть лезвие до максимума, что в целом тоже было неплохо, если не считать того, что результат предполагался другой.

Однако паук не собирался отступать, его раны были весьма несерьезными, хоть он уже и не так уверенно чувствовал опору под своими лапами, что существенно снизило его манёвренность и поворотливость в левую сторону. Отсюда Кеннет и собирался проводить свою следующую атаку. Однако то-ли по звериной глупости, то-ли от отчаяния, животинка оттолкнулась от земли, совершив невысокий наскок, и пустив в атаку уже несколько конечностей, которые устремлялись в голову и тело Кеннета.
Едва не опоздав с принятием решения от неожиданности, дархат было хотел податься назад, однако вовремя заметил, что вряд-ли успеет и остановился, поднимая руку вверх он призвал барьер, вибрациями своей магической энергии отразив и немного отбросив назад, буквально на пару метров, тело паука.

Сейчас! — Мысль, кажется, бросилась вперед быстрее чем началось движение дарха.

Молчаливым криком внутри себя, граф сделал еще один выпад, повернув свой меч к земле. Выпад этот был похож на бег, который может оборваться в любую секунду, ало-красное от температуры лезвие орудия словно нож в масло вонзилось в брюхо. Приложив львиную долю своей природной силы, дархат протащил свой меч максимально глубоко, насколько позволяла резкость движения в тот момент, дойдя до самого сердца, пока чудовище наконец не упало на землю и не перестало биться в агонии, отправляясь в бездну забвения, сродни тем снам, что стараешься забыть. Однако это был совсем не сон.

Это было завершение этого утра, что началось так чудесно и волнительно, затронув струны души и желаний, скрытых за маской игры. Кеннет тяжело дышал. По лбу сейчас уже спускались предательские капли пота, что будто разрушали его аристократичную внешность окончательно, кроша остатки возвышенности как сливочное безе в утренний кофе. Эта победа явно далась ему не слишком легко. К тому же некоторые атаки паука, пока он бился в агонии стараясь ранить графа, всё же настигли свою цель, хоть и не причинив много повреждений. Однако на рубашке было несколько дыр, сбоку на торсе и прямо на плече, открывая виды на кожу Кеннета, а также небольшие подробности его мускулистой фигуры.

Выдохнув и собравшись с мыслями, он, движением руки, "смахнул" остатки омерзительной жидкости чудовища, и убрал меч, превратив его снова в татуировку, на руке, что сейчас должна была виднеться отчетливей. Он огляделся, и заметив своих людей из Регарда, подозвал их ближе. Следовало бы разузнать о произошедшим, и дать другие указания.

Хотя так же, взглядом он пытался найти, где же укрылась его зеленоглазая спутница. Возможно убедиться, что это утро действительно было. Такое лёгкое и приятное. И что это был не очередной сон, в котором он мирно проводил время в удовольствие с прекрасной девушкой, разделяющей его влечение...
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]Mamihlapinatapai[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-25 01:51:33)

+1

22

Ортен сосредоточенно и без лишнего апломба занималась ранами пораженной девушки — сейчас пытаться сохранить лицо было ни к чему, все силы должны были уходить на лечение. Поскольку она ещё не имела большой практики целительского мастерства, концентрация и усилия на хиллерскую магию уходили немалые: она подрагивала, насупив брови и ощущая текущую с висков солоноватую жидкость. В руках был явный тремор, что, конечно, смущало коллегу раненной, но не имея вообще никаких компетенций, та тактично и мудро решила промолчать, предусмотрительно промыв рану спиртом, который у той к удивлению был.

«Возможно, мне сейчас не легче, чем ему.» — улыбнулась про себя Гор, подмечая, сколько магии сейчас уходит из-за недостатка техники, благо, она умела подключаться к опции лечить не своей энергией, а просто пропускать через себя целительную из окружения. Мысли помогали ей отвлекать себя от переживаний о ее новом... знакомом? Ей дико хотелось прийти и помочь, но она осознавала, что в лечении будет эффективнее, да и раненных оставлять — это что-то из разряда нечеловечного.

Когда команда Ре-гарда подоспела, основная целительская работа, позволившая продержаться пострадавшей девушке дольше, была проведена, что предотвратило необратимые процессы в ее организме. Кеннет уже возвращался с окровавленным мечом, как Тот Самый Крутой Парень из боевика, не оборачивающийся на взрывы. Ори посмеялась с этой ребяческой мысли. Заметив на одежде мужчины дыры, она подбежала к нему, опасаясь, чтобы те не были серьезными. Хоть выражением лица и походкой он не выдавал неладного, Ори знала, как мужчины могут горделиво скрывать боль, потому решила увериться самостоятельно.

— Вы в порядке? — она вновь перешла на «вы», поскольку вся интимность момента, где они были друг к другу близки и физически, и морально, испарилась уже многократно, — мне нужно вас осмотреть, — она улыбнулась, понимая, что команда Ре-гарда без труда могла бы этим заняться, ещё и профессиональнее её, но была сейчас занята другими раненными, да и сам мужчина вряд ли сейчас отказался бы от такой приятной возможности, — лечу я, конечно, не ахти как, но все же уже прошла пару курсов и на что-то способна. Если без дыр в брюхе, это не будет большой проблемой, — жестами рук она намекнула развернуться к ней спиной и приподнять рубашку.

— Поздравляю. Вы действительно столь же хороши, как о вас говорили в академии, — промолвила она, — не зря курс по монстроборьбе преподаете именно вы. — она будто намеренно развернула его спиной к себе, чтобы не краснеть, пока говорит это. Как бы уверенно она себя не показывала, ничто женское и человеческое ей не было чуждо.

Пока она ожидала реакции мужчины, параллельно в мозгу пролетали мысли, что выполнив его приказ, она подтвердила свою компетентность. Или же ей нужно было ослушаться, показав уверенность, самостоятельность, боевую готовность? Сейчас она уже не могла знать, как лучше, и не считала продуктивным об этом размышлять. Единственное, что ее успокаивало — в тот момент его посыл был таким отчётливым, ясным, однозначным и подчиняющим, что она не подумала ослушаться. И окажись она в прошлом, поступила бы так же. Ей оставалось только надеяться, что выбор был правильным.

— С пострадавшей все хорошо. Ей уже занимаются ваши люди, — Ори осматривала кожу, украшенную ссадинами, где-то подлатывая ее тепловатой магией, где-то просто ощупывая, будто это необходимо — конечно же, рыжевласая не упускала возможности воспользоваться её привилегированным и удачным положением — посмотреть на льва-дархата. И немного его пощупать. Совсем чуть-чуть.

Прикосновение. Ещё. Подушечки пальцев мягко проходились по плечам, лопаткам, дельте.

— Теперь развернитесь, пожалуйста.

Как бы сейчас пищали от зависти и любопытства одногруппницы! Благо, Ори уже была не в том возрасте, чтобы этим сильно гордиться. Ну почти.

Сейчас была отличная (да?) возможность установить сотый по счету визуальный контакт, что заставил бы что-то порхать в животе и биться о его стенки с разъяренным неистовством, но Ортен избежала этого, делая вид, что сосредоточилась исключительно на помощи.

— Почти целехонько. Удивляет, конечно, как филигранно графу удается разобираться с такими громадинами нетронутым. Для меня это все ещё, — небольшая пауза, выдох — непривычный опыт, — договорила она, сама не зная, что конкретно имела в виду.

Девушка продолжила водить подсвечивающимися ладонями над грудью Кеннета, в паре сантиметров от кожи, видя, как лёгкие раны, буквально царапины, затягиваются, пот струйкой бежит по точеному прессу, а жилка на шее пульсирует в такт сердцу — дерганно и быстро.

— В принципе, все готово. Как себя чувствуете?

Когда формальная беседа прошла, они оба решили направиться к корпусу, чтобы привести себя в порядок и наконец переодеться. День был уже достаточно тяжёлым, чтобы желать расслабиться после него в баре, в приятной компании.

Гортензия улыбнулась мужчине, протянув ему пальто, которое взяла во время битвы. Оно приятно пахло лёгким мужским парфюмом и самим Кеннетом. Естественно, такие вещи действовали на девушек.

Ей уже хотелось поскорее смыть себя насыщенность произошедшего, поэтому она с двойным усердием двинулась обратно, ибо ходить в спортивной одежде, пропитанной утренними трудами, казалось практически невыносимым, несмотря на желание идти размеренно и болтать с брюнетом.

«Потом, все потом!»

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-24 23:03:58)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+2

23

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Солнце уже было практически в зените.

Кеннет, немного разочарованный стечением обстоятельств, несмотря на победу, поднял голову к голубому и безоблачному морю, что будто прожектором вырывало у него часть своих просторов, заставляя щуриться от солнца. Он глубоко и тихо вдохнул полной грудью, немного шумно выдохнув.

В голове трещали по швам банальные мысли о коварности судьбы, что соблаговолила сегодня сыграть одну из частых своих шуток и нарушить идиллию спокойствия и умиротворенности этого "выходного". Случись это в любой другой день, Кен наверное бы и не думал о том, что мог бы провести этот отрезок времени как-то иначе.

Гортензия, что сейчас осматривала его на наличие ран, кажется была слегка взволнована, и, с виду, тоже немного измотана. Сообщив, что раненные в порядке, и она по сути справилась со своей не менее важной, чем убийство этого здоровяка, миссией, она выглядела немного уставшей, — видимо потратила достаточно много своих сил, в том числе и магических. Однако сейчас, её теплые, мягкие и тонкие руки немного небрежными, касательными и краткими движениями касались тела графа.

Она, несмотря на то, что уже порядком потратила сил, всё равно хотела оказать посильную помощь. Кен сделал вид, что не понял того, что они оба прекрасно знали. Если бы это было обычным днем..Точнее обычным утром, он бы по привычке что-то властно приказал этой девушке, из разряда того, что этого делать не стоит, как это обычно бывало с его подчиненными. Он вполне мог о себе позаботиться, ведь регенеративные способности дархатов весьма велики. К тому же, перед его рыжей «медсестрой» стоял мастер усиливающей магии, что может не только залечить мелкие царапины, но и, в целом, отрастить себе новые органы, если понадобится, еще хорошенько усилив регенерацию.

Несмотря на всё это, Кеннет, уже отвлекшийся от разочарования, улыбнулся и покорно ждал, когда его осмотрят и подлатают. Будто бы позволяя девушке приблизиться к своему телу, позволить им насладиться и потрогать, в той или иной мере, не забывая в свою очередь наслаждаться прикосновениями целительницы. Он чувствовал каждое мягкое, манящие своей задумчивостью прикосновение. Волна ребяческого волнения, почти забытого ранее, и являющегося полноценным спутником этого чудесного утра, вновь воспылала теплом внутри, немного ускорив сердцебиение.

Игра продолжается?

Прикосновения Гортензии, что становились всё продолжительней, порой полноценно отдаваясь воле хозяйки и сжимая мышцы в ладони, были, разумеется разбавлены непринуждённой, в её стиле, беседой. Перед этим она попросила развернуться. Кеннет выполнил и это желание девушки, как и вероятно был готов выполнить многие другие, что пожелала бы девушка, еще там в переулке, около часа назад. Особенно те, что были "общими", как ему иногда казалось.

Элементалка вновь безмятежно, слегка скрывая свою усталость, сказала:
— Почти целехонько... — добавив немного двусмысленную фразу в конце. Двусмысленную для сознания быть может именно Кеннета, а следовательно не получившую продолжений и уточнений. Он лишь немного ехидно улыбался, продолжая наслаждаться прикосновениями волшебных и внимательных рук, не спуская взгляда с лица девушки, словно если он обратит внимание на руки своим взором, то момент потеряет своё волшебство и этот ненарочный контакт прекратит своё существование.

Хоть девушка и вернулась к другому формату общения совсем недавно, обратившись в "уважительной" форме этикета, что, к слову, сначала смутило графа, и показалось немного отталкивающим, разграничивающим, сейчас уже кажется нашло объяснение само собой, где то в мыслях. Он решил не пренебрегать этим решением, и хотя бы пока ему не надоест, тоже поддержать в этом Ортен.

— Нетронут я лишь по воле случая. Спасибо, кстати! Вы мне очень помогли, Гортензия! Обычно, в свете того, что приходится работать одному.. Бывает тяжело помогать раненным и сражаться одновременно. Сегодня вы вероятно спасли жизнь не только этого человека, но и одному демиургу известно сколько еще потенциальных жертв.  — Он говорил спокойно и тихо, чтобы слова доносились только до ушей той, что стоит перед ним, в прочем как всегда, будто ведя лекцию и преподавая очередной урок своей студентке. Затем игриво улыбнулся и добавил, — Ну и конечно мою! Надеюсь вам понравился сам процесс.. — глаза блеснули на солнце,  уголки губ сложились в легкую и приятную глазу ухмылку.

— В принципе, все готово. Как себя чувствуете?
— Почти так же хорошо, как было утром.. Спасибо, моя спасительница!— сказал он с улыбкой, и немного прищурившись.

Получив свой плащ обратно, он повесил его на внутреннюю сторону локтя и предложил проводить до корпуса Академии девушку. Разумеется, он мог бы вызвать ей такси, попросить подвезти подчинённых и, в том числе, составить ей компанию в обоих случаях. Однако эти мысли были моментально отброшены, ведь он хотел снова, хотя бы немного, окунуться в атмосферу этого утра, и, разумеется, скрасить это время за очередным разговором, раскрывающим характер или биографию хтении. Долгим разговором, раскрывающим суть.

Сердце немного успокоилось, снизив градус напряжения во всём теле. Граф и его спутница снова шли по улицам Фандэя, наслаждаясь ясной, и уже довольно жаркой погодой. Они шли и болтали, непринуждённо задавая вопросы, и иногда двусмысленно намекали на флирт. То, что произошло, Кена будто вовсе не волновало. Будто он на часик-другой прервался от важного и приятного дела, ради очередной рутины, хотя ни один человек в здравом уме, не посчитал бы так. Однако ситуация сейчас была иной. Настоящим "противником" была та, чей взгляд лев ловил на себе прямо сейчас. Снова и снова будто хворост, что подкидывают в жерло вулкана, девушка поражала своей милой и приятной глазу улыбкой. Её вид, был немного похож на утренний — слегка небрежный, и в тоже время завораживающий своей красотой. Красотой, что обнажена и нескрываема в этот момент времени. Момент, что хочется запечатлеть. К слову и сам граф немного потерял "товарный" вид, хоть это сейчас почему-то вдруг перестало его волновать.

В ходе уже новой прогулки по городу, в направлении Академии, они шли мимо красивейших зданий и сооружений. Иногда Кен спрашивал о местных достопримечательностях девушку, что жила на этой планете. Он же, будучи гостем, наслаждался рассказами о том или ином увиденном сооружении, памятнике или баре, будто предаваемый, и податливо ведомый благозвучными и тонкими струнами голоса Гортензии.

— А вы кстати какие цветы предпочитаете? Мне интересно — Кеннет не хотел разочаровать в предстоящий вечер, в самом его начале, и поэтому задал этот вопрос.

Немного расспросив ещё об огромном и таинственном многообразии цветов разных планет и планетоидов, он вдруг спросил, будто вспомнив, что-то важное:
— Кстати, ты уже выбрала место? Я понимаю.. времени подумать было не много. Но я не ходок по местным заведениям и уже довольно давно. Пока не имею понятия куда тебя пригласить.. как бы глупо это не звучало. — неловкий голос, немного задумчиво, но всё же сказал, нарисовав очередную улыбку на лице Кеннета. Он перешел на ты, снова не предупредив, и не зная как отреагирует Гортензия в этот раз.

— Если что, то я спрошу.. ну у кого-то из здешних и всё равно тебя куда-нибудь приглашу! Сюрприз тогда будет для обоих... По типу того, в переулке.. — фраза обрывалась, проигрывая продолжение о сожалении, и том, что предшествовало этому восьминогому "недоразумению" уже только в голове своего владельца.

— Может зайдем, купим немного воды? Сейчас нам не помешает освежиться. — сказал он мягко и смотря прямо в зелёные и сверкающие очи Гортензии, упиваясь их красотой, — Это конечно не прохладный душ, который был бы сейчас очень кстати.. но хотя бы что-то, ты не против, красавица? — он улыбнулся широко, и будто невзначай обронил комплемент, хотя это был "спланированный" и осознанный ход, который впрочем сходился с реальным мнением и с тем, что он вероятно сказал бы и в более интимной обстановке.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]Mamihlapinatapai[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-25 01:51:56)

+1

24

Волшебство момента захватывало и уносило с собой в мир неявного и нежного, оставляя тонкое послевкусие. Тепло его тела приятно возвращалось к теплу ее рук, создавая энергетическую вуаль по-детски пугливой и осторожной заботы.

— Вы мне очень помогли, Гортензия! — сказал он искренне, поддержав её переход на «вы» при регардовцах. Улыбкой лицо её засияло мгновенно, и от фразы, и от его понимания.

— Конечно, понравилось. Вы, наверное, мой тип, — игриво сделала вид, что раздумывает, — клиента, да, — поддразнила она.

Когда он отметил, что состояние его едва отличается от утреннего, рыжевласая быстро подхватила, — надеюсь, вечером получится сделать его даже лучше утреннего.

По дороге к Альма матер они продолжили общение.

— Люблю пионы. Очень, — по-девичьи призналась она. — Видимо, вы мастерски овладели искусством разрывать в бабочки и звёзды девичьи сердца, — подхватила она, — цветы, отношение, взгляды — в лучшем смысле старомодны в своих манерах джентльмена, — Ори озвучила свою мысль быстрее, чем успела ее как-то затушить в себе, так что решила идти до конца, — хоть вы и крайне вежливы, я вижу, вуаль этикета лишь прикрытие для вашей яркой и чувственной натуры, — девушка слегка всплеснула руками, будто пытаясь показать ещё и размеры этой натуры, не будучи при этом воспринятой совсем уж по-детски непосредственной.

Что-то в ней пробуждалось рядом с ним — именно детское, свежее, чистое, желающее вырываться из груди искорками и чуть стрекочущими светлячками на фоне ночного леса. Жеманности в ней и так не было места, однако та женственность, загадочная и королевская, которой так любили очаровывать объектов своего интереса дамы, уступила место нежной и незабудковой простоте.

— Кстати, ты уже выбрала место? — вспомнил о своем обещании граф.

— Честно говоря, можно даже наугад выйти в город и заходить в заведения, которые нас заинтересуют, на основе чего и выбрать лучшее, — вслух раздумывала она, — я сама не такой сильный знаток здешних мест. Доверюсь в...твоей проницательной интуиции.

— Извини за эти скачки с обращением...не могу привыкнуть, — смешок слетел с нежных уст.

Услышав комментарий про переулок, она зарделась таким вопяще ярким румянцем, будто сама не провоцировала того, к чему все шло тогда, — в таком случае даже боюсь того, что вы способны придумать. В то же время совру, если скажу, что не жду этого.

Хтения резко перешла в наступление, с воинственным горном, пехотой и кавалерией, все ещё не теряя следа цветочного смущения на лице — как все это было противоречиво, а от того не менее привлекательно.

«Раз он снова завел эту тему...»

— Ты...

Но тут мужчина вспомнил про водный баланс, и девушка чуть не поперхнулась, наконец осознав, какую жажду испытывала. К слову, не только по воде.

— Да. Да. Дадада. Вода сейчас - прекрасное решение. Вы, граф, не думайте, в моем текущем положении и облачении я этой водой из бутылки могу и облиться, игнорируя все рекламы с этим дешёвым приемом. Я готова в фонтан залезть, я серьезно.

Когда они приобрели воду, полулитровая бутылка буквально испарилась внутри Ори. Не то чтобы она испытывала такую же жажду, как обычные люди, однако элементало-человеческое тело все же имело определенные потребности. Осуществлять то, чем графа только запугала, Гор не стала, поскольку все же мечтала о нормальном душе и решила потерпеть. И все же плеснула немного себе на лицо.

Когда они дошли до ворот академии, цветочно-стальная леди приостановилась, выставив руки перед Леонисом, будто останавливая его.

— Думаю, будет смысл зайти с некоторым временным интервалом и по разным дорожкам. Да, мы могли нечаянно встретиться в городе в чужих глазах, однако все равно не особо бы хотелось вызывать чьи-либо недобрые мысли. Надеюсь, вы понимаете.

Она улыбнулась, проходя вперёд и, напоследок обернувшись к нему и продолжая идти спиной к дороге, одними губами проговорила:

«Ты снился мне сегодня»

Подкрепив это задорной улыбкой, она подмигнула и ускорилась, проворачиваясь обратно и переходя на бег. Сколько же противоречий — смущения, кокетства, флирта, детскости, соблазнительности, жественности и ребячества билось в ней одновременно при взаимодействии с ним, вырываясь периодически, по очереди, или парами, а порою — целым букетом. Не зная, зачем она это сделала, всё-таки решила особо и не задумываться, потому что окончательно остановилась на том, чтобы дать своим чувствам свободу. И пусть этот вечер пройдет прекрасно, согласно всему, что она почувствует. В этой своей новообретенной и саморазрешённой свободе. Будь это танцы на полу или ярчайший секс в ее жизни. Ибо другого она от этого мужчины, за холодом стальных глаз скрывающего страстное сердце, не ожидала.

В душе было проведено рекордное количество времени за всю жизнь Ори, ибо все эмоции, что приятно разрывали душу девушки, казалось, невозможно было смыть и 24-часовым стоянием под водопадом. Она приводила себя в порядок, наконец чувствуя долгожданную свежесть, окутывалась различными запахами трав, цветов и заморских сладостей (ах, откуда же у девушки в военной академии могла быть такая роскошь - может, это магия материализации?). Соседка по комнате, благо, была очень занята вне её стен, так что Гортензия могла не сдерживать напевание всех песен, что звучали изнутри, подпрыгивала и танцевала в полотенце прямо по спальному помещению, мокрыми ногами оставляя следы на полу. Волосы высыхали, потихоньку обретали форму и объем, обрастали цветочными сплетениями, сияли от светильников и приятно щекотали шею. Лицо быстро приобрело вечерний вид — с лёгкой руки и волшебного касания блёсток по скулам и носу. Веки тоже расцвели яркими тенями — лилово-серыми, подчёркивающими цвет глаз. Тело благоухало, облаченное в лёгкое вечернее платье.

— Пора.

Она покинула комнату, выдвигаясь к месту встречи — тому самому, где они разошлись ещё днём.

Отредактировано Гортензия Ортен (2022-09-25 14:15:15)

Подпись автора

Л ю б о в ь — э т о   с в о б о д а   н а   п е р е к р е с т к е   м и р о в
https://i.imgur.com/v3TWZPbm.jpg

+2

25

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
За полупрозрачной, матовой стенкой душевой комнаты одного из номеров отеля «Голден Харт» не стихал шум льющейся воды. Кеннет стоял под максимальным напором, совсем недавно вернувшись домой со своей "небольшой прогулки". Мысли его поглотили еще на обратном пути, распространяясь все сильнее, словно затягивая в бездну грёз, похожую на бескрайнее поле безмятежной ржи. Дархат стоял уже полностью отвлекшись от окружения, поглощенный и проглоченный своими мыслями и воспоминаниями, находясь в молчаливом, но эмоциональном одиночестве. Он наслаждался этим вспоминая некоторые события этого воскресенья, попутно принимая сначала прохладный, а теперь уже полноценно-горячий душ.

То как девушка игриво отвечала на его вопросы, — дразнила его, своими неоднозначными фразами, сладостно подыгрывая фантазии самого мужчины, отражая всё то — женское и привлекательное, загадочное и озорное в одних только зеленых глазах и скромной, милой девичьей улыбке, — это оставило неизгладимые впечатления об этом "утре". Шум воды создавал впечатление полного погружения в воспоминания и мысли — как хорошие так и плохие. Но сейчас, определенно больше хорошие, пробуждая вновь приятные впечатления. Походило это все на повторное перечитывание книги с целью подметить какие-то важные и интересные моменты, которые ты мог упустить из вида при первом прочтении.

Действия же в реальном мире делались "на автопилоте", не осознанно и машинально, слегка медлительно, но все же позволяя очиститься от грязи, крови и пота уже привычными движениями тела.

В мыслях проносились, разумеется, и последние диалоги, имевшие место перед самым расставанием Кена и Гортензии.
Здесь вспоминалась и вновь возникшая, как и в тот раз наивная, немного непроизвольная улыбка на лице графа — реакция на её кокетство еще там, где она дразнила его, называя "клиентом". Здесь и немного отстраненные мысли, о тех желаниях, что возникли, когда хтения "грозилась" вылить на себя эту воду — желаниях с удовольствием на это посмотреть? Может быть.
Здесь же, в этом нескончаемом потоке самоанализа, проносились и мысли о настороженности девушки, что предложила войти по очереди..
— Думаю, будет смысл зайти с некоторым временным интервалом и по разным дорожкам...
Граф уже и забыл, когда в последний раз его заботило мнение окружающих людей, касательно его личной жизни. Он уже давно не обращал внимание на то, что говорят за его спиной, тем самым, как считал сам, снижая процент подобных разговоров, так как сплетни, что не интересны даже объекту, о котором они ведутся теряют свою силу превращаясь, по щелчку пальцев, в обычную молву, полную чёрной и, обычно, отталкивающей зависти...

Шум воды утих окончательно на волнительных мыслях о последней "переглядке" между дархатом и элементалкой. Когда девушка шла спиной и, с блеском в глазах, что-то говорила губами, будто желая быть услышанной без слов... Серебряные глаза вновь были открыты, будто бросая спасательный трос утопающему в вымышленном и эмоциональном пространстве мыслей. Кеннет вышел из кабинки душа, что сейчас была похожа на крио-камеру, из-за обилия пара, вырвавшегося на волю вместе с разгоряченным и мускулистым телом Кеннета. Раздались мягкие, тонущие в ковровом покрытии номера шаги полностью обнажённого дархата. Лишь одно широкое и белое полотенце, стандартное для наверное всех отелей, висело на плече, размывая образ паром на запотевших окнах, что располагались ближе к ванной комнате.

Одеваясь на встречу Кеннет был заинтересован в своем образе сильнее обычного. Хотя кому-то могло показаться, что по отношению к проционскому аристократу с "большим опытом" это сложно было даже представить. Надевая костюм, Кен уже окончательно очистил разум от воспоминаний и раздумий, сконцентрировавшись уже на предстоящем вечере, что обещал подарить еще более яркие эмоции.

Леонис одел на себя теперь уже белую рубашку, к которой шла гораздо более обширная палитра цветовой гаммы и фасонов самого костюма. Бабочку или галстук Кеннет сначала хотел не одевать, так как не любил их, предпочитая обременять шею лишь чем-то кроме женских рук, лишь для деловых встреч. Он считал, что на свидании, коим в полной мере является предстоящая встреча, подобные атрибуты лишь мешают, имея возможность отвлекать внимание девушки.  Однако сейчас ему очень понравилось как галстук сочетается с жилетом, к тому же, они идут в довольно известное и красивое место, где подобного рода атрибут, лишь дополнит картину, придавая аристократичности и ему, и его спутнице, если это будет необходимо.

Костюм

Прибыв на место раньше назначенного срока, Дархат, стоящий в классическом мужском тканевым плаще бежевого цвета, предназначенным для особых прогулок и встреч, в противовес тому, что он носит обычно, чувствовал волнение. Наверное впервые, за долгое время, он действительно волновался перед встречей с представительницей прекрасного пола. В голове пролетали мысли о том, что он на самом деле, хоть и старался считать девушку и понять её эмоции и чувства, получаемые от обоюдного общения, но он всё равно не знал, что может ожидать от непредсказуемой и самоуверенной Гортензии.

Вот будет забавно если она не придет! — на лице промелькнул нервный смешок, от осознания ситуации уже с другой стороны. Ведь девушке явно будет чем похвастать перед своими со-группами. Как она ловко устроила встречу с их "дьявольски" строгим и "страшным" учителем, придя на которую, он уморительно, словно идиот, будет ждать того, кто его развёл.

Затем Кеннет вновь взглянул на время. Мысли эти были мимолётны и лишь разбавляли ожидание своей "забавностью". Если вспомнить то притяжение, что будто по кирпичику разбирало стену между их физическими оболочками, называемую расстоянием, можно было довольно чётко понять, что это не тот случай.

Еще один взгляд на часы. Большой букет махровых японских пионов нежно-розового цвета доносил до чуткого обоняния дархата приятные и пряные нотки своего благоухания, создавая впечатление яркого и дурманящего цветочного поля этих самых пионов, если поддаться этому запаху, и закрыть глаза. Цветов было не слишком много и Кен их выбирал сам, тщательно изучив возможные варианты, и получив удовольствие от процесса. Количество цветов не то чтобы большое — 13, в угоду удобства, — все таки его предстоит взять с собой, а значит впечатлять хтению огромным количеством цветов явно не стоило. Возможно позже, когда придётся случай немного более подходящий.

За главой Регарда стояла большая и чёрная машина, имеющая водителя и взятая в аренду чтобы добраться до места — ресторана «Удовольствие» находящимся в другом городе. Согласно тому, как говорят местные, "богатом" районе того города. Знакомые, что еще остались на Цирконе неплохо его хвалили, хоть и отметили специфичность антуража. Обещали, что графу понравится. Сам же граф никогда там не был, однако решил рискнуть...

Дождавшись свою спутницу, Кеннет сначала молча вручил букет цветов, чем вызвал прекрасную и ослепительную улыбку девушки.
— Ты выглядишь.. сногсшибательно! Тебе очень идет это платье! — сказал он, искренне выражая свои впечатления, улыбнувшись и приоткрывая заднюю дверь машины.

На вопрос девушки о том, куда они поедут, он сказал:
— Место, куда бы я хотел сходить с тобой, расположено в другом городе, и даже государстве Циркона, сейчас мы прибудем на один из моих личных космолётов, — он ждёт в космопорте. И отправимся туда, это займет не более часа.
В процессе поездки общение между Кеном и Гортензией возобновилось с новой силой, будто они и не расставались днём, продолжая темы, интересные обоим, и полезные для взаимного познания друг друга. Однако нечто было немного иным, такого напряжения в воздухе, от которого запирало дыхание в груди не было, он был более разряжен, по крайней мере пока.


Здание на берегу озера выглядело весьма внушительно и дорого. Ресторан был хорошо освещен, и походил на один из тех, в которых бывал граф на своей родной планете. Он предложил Гортензии свою руку в качестве опоры, поднимаясь по лестнице. В вестибюле ресторана их ждал человек, покорно забравший у них верхнюю одежду.

— Столик на имя Кеннет Леонис, пожалуйста... Да, VIP-ложе, как вы его называете. — Улыбнувшись сказал Кеннет. Они поднялись на второй этаж по красивой и блестящей на приглушенном свету лестнице. Всё это время дархат старался быть учтивым и внимательным. Точнее он наслаждался этими "обязанностями" джентльмена, то придерживая талию девушки, кратко и нежно, едва касаясь ткани её платья рукой, но, в то же время, стараясь, как положено в такие моменты, оставлять несколько сантиметров между рукой и привлекательным телом девушки. То предлагал взять его руку в районе предплечья, а иногда и сам мягко придерживал руки девушки. Они были бархатны, и их абсолютно не хотелось отпускать.

Они поднялись и приблизились к своим местам. Граф, впечатленный здешним простором и этой "интимной" обстановкой заведения, смиренно продолжал ухаживать за дамой. Отодвинул стул, и усадив Гортензию, легко и играючи, придвинул её к столу. Сел напротив. На столе уже лежало золотисто-бежевое меню, которое с небольшим трудом читалось в это время суток, в связи с приглушенным освещением, создавая благоприятную атмосферу для разговоров.

— Пожалуйста, Гортензия, выбери что-нибудь выпить и поесть. И ни в чём себе сегодня не отказывай.., — Граф было хотел назвать её как-то ласково, чтобы возможно сделать приятно или смутить, однако посчитал, что сейчас это будет не к месту. Пока не время. Он мягко улыбнулся, вторая фраза звучала многозначительней, на ней он сделал свой акцент. Он действительно хотел, чтобы девушка абсолютно ни в чем себе сегодня не отказывала..

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

[icon]https://i.imgur.com/zGmuIrz.jpg[/icon][nick]Кеннет[/nick][status]Mamihlapinatapai[/status]

Отредактировано Кеннет Леонис (2022-09-26 16:10:20)

0


Вы здесь » Аркхейм » Завершённые эпизоды » В родных стенах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно