новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » ИГРА


ИГРА

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Циркон / Отон / 5025 год, лето

Кайл Розенкранц/Вильям Блауз

https://i.imgur.com/epgMH0L.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

https://i.imgur.com/Wo1pgON.png
Пути человеческие неисповедимвы, даже если это говорится осуществах магически одаренных. Игрушки Судьбы, казусы, глупости, никак не сообразимые с занимаемым положением, ухмылки Провидения и даже, о ужас, проколы на любимом поприще - все это Игра Разума, Интеллекта и Удачи! Сможет ли некий господин закадрить другого господина в адепты некоего Демиурга? Или кое-кому удастся улизнуть от "веских доказательств необходимости причаститься"?

Отредактировано Кайл Розенкранц (2022-09-06 18:07:25)

Подпись автора

власть - основа бытия

0

2

[nick]Оливер Рид[/nick][status]поддельное лицо[/status]

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
https://i.pinimg.com/originals/94/c3/eb/94c3ebaa0c25e7690e01fbd4b6aa28de.jpg
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png
  Магия может скрыть многое. Обратить всполохи красных перчаток в ладони рук, сменить провокацию кожаного плаща на обычную одежду человека: рубашку с жилетом, прямые брюки. Вильям смотрит в зеркало: он сам на себя не похож. Прыскает холодной водой из-под крана себе на лицо.

  Юнец, смотрящий на него из отражения, словно человек, который потерялся на вокзале. Зелёные глаза мутные, блёклые, похожи на тину солёного болота. Бледность почти мертвеца. Непослушная чёлка лезет в лицо, вместо привычно острых скул — мягкий овал, почти детские щёки. Тот, кто умеет читать характер по лицу, наверняка прочтёт аскетичного затворника и плохого собеседника. Искусство маскировки важно любому шпиону: Вильям знает, как важно уметь затеряться в толпе.

  Но сущность не скроешь.

  Не получается придать походке робость шестёрки и пешки. Соединить губы в статично-спокойный конгломерат, изображая безучастного работника. Вильям на любое место ступает, как богохульник, готовый спалить дотла храм. С улыбкой сбежавшего пациента из психбольницы. Его замечают, цепляют взглядом, даже если внешне он едва ли отличается от серой массы: тяжело удержать нрав в узде.

  Вильям знает: у него с маскировкой проблемы. Не получается отделить образ от собственного «я» — оно слишком яростно рвётся наружу. Когда-нибудь он на этом прогорит.

  Хочется верить, что не сегодня.

Бледно выглядишь, — салютует Спайк, работник лаборатории, который входит в уборную.

  За месяц стажировки Спайк стал ближе остальных для того, кто зовёт себя Оливером Ридом. Вильям смотрит, скашивая глаза. На Спайке вечно смятый белый халат с перекошенным бейджиком. Круги под глазами выдают бессонные ночи, ошалелая причёска из взъерошенных волос говорит о том, что причины этому не дамы. Спайк талантливый учёный, равнодушный к людской плоти.

  Тот тип влюблённого художника, который не видит ничего, кроме холста.

К нам сегодня лорд-советник приезжает. Знаешь?

Да, — кивает Вильям. Спрашивает, будто имеет к происходящему хоть какое-то отношение. — Опять будете презентовать…эти ваши…

«Эти наши», — усмехается Спайк, ставя точку.

  Вильям знает: пробить его на откровенность невозможно. Тайная биолаборатория хранит свои секреты. Вильям здесь почти месяц: под прикрытием стажируется на должности секретаря. И пока что каждая попытка выведать информацию оборачивается крупным фиаско. Архив, отданный под его начало, хранит в себя бесполезный хлам.

  Исследования, проводимые пятьдесят лет назад. Клинические испытания веществ под кодовыми именами или номерными знаками. Архив нужный спрятан за семью печатями: его охраняют люди, ловушки, артефакты.

  Даже приближаться к нему — навести на себя подозрение. Что говорить о том, чтобы его взломать?

  Спайк подходит к соседней раковине, умывает лицо под холодной водой. Он прекрасно разбирается в химии и биоинженерии, но совершенно не разбирается в людях. Ему нравится человек под именем Оливера Рида. Он не говорит больше положенного, но явно показывает шаги к зарождающейся дружбе.

  Вильям знает: он здесь в последний день. За месяц шпионажа внутри лаборатории он не нашёл ничего из того, что искал. Каждый коридор обвешан камерами. Головы случайных учёных для вскрытия ментальной магией девственно чисты: в них нет информации о том, что Вильяму нужно.

  И счастье — в лабораторию прибывает птица высокого полёта.

  Лорд-советник. Кайл Розенкранц. Имя жертвы горчит на языке преддверием яда. Человек у власти не может быть прост, если он не марионетка. Вильям знает: ему будет трудно.

  Танец врагов всегда начинается с вежливых улыбок и дежурных фраз. Всё заканчивается ожидаемо — бойней.

  Широкая коварная ухмылка возникает на губах совсем непривычно. Вильям только испытывает «тело» своей новой оболочки. Кажется, даже такой простой жест даётся ему непривычно.

  После торжественной встречи и презентации исследований драгоценного гостя оставляют в апартаментах верхнего этажа. Вильям не присутствует ни на встрече, ни на собрании. Секретарям нечего делать среди высоких птиц. Их работа — следить за документами и приносить кофе.

  Вильям нажимает пальцами на кнопку кофемашины. Вспоминает с тёплой улыбкой: его подруга-вампир любит кофе и шоколад больше крови. Она всегда незримо рядом: в любой авантюре, на любом опасном задании. Атеран Роан.

  На подносе замирают две чёрные безликие чашки, конфетница с печеньем. Вильям знает: всё закончится в кабинете, если он выйдет оттуда живым.

  Если живым выйдет Кайл Розенкранц.

  Он коротко стучит в дверь трижды. Входит без привычного балагана. Кротко — после приглашения. Внушительная фигура лорда кажется пламенем костра среди больнично-белых стен. На красивых людей смотреть приятно: они что дорогие картины в музее. Неприкасаемые — ровно настолько же.

Добро пожаловать, — улыбается Вильям, и поднос выскальзывает у него из рук.

  Неловкость ему, на самом деле, не характерна. В глазах вспыхивает тревога. Руки стремятся поймать ускользающую поверхность пластика, но ловят лишь воздух. Кофейник разбивается о пол вместе с пустующей чашкой. Ярко-коричневое пятно впитывается в ковёр. Чашка наполненная до краёв выливается аккурат на одежду лорда.

  Вильям пытается не поднимать глаза сразу: чувствует, что, должно быть, больно — кипятком на кожу.

Прошу прощения! — тараторит Вильям. — Я всё поправлю.

  Он ставит поднятый испачканный поднос на кофейный столик, поднимает осколки разбитых кофейника и чашки. Дверь ловким движением руки закрывается.

  Щёлкает замок. Теперь никто из неё не выйдет.

  Игра начинается.

Отредактировано Вильям Блауз (2022-09-09 17:20:05)

+1

3

Ощущение подставы преследовало с самого утра. Все шло как обычно, ничего не отвлекало от привычного распорядка, а на душе,  такое чувство, скрипели большие неприятные насекомые, которые, стоит включить свет, мгновенно разбегаются.
Совещание подходило к концу, когда на гаджет Кая пришло странное сообщение от безопасника, включающее в себя “Лирейский конь” и “взлом системы”, потому советник делегировал свои полномочия заместителю, а сам занял свое место, внимательно слушая, и между делом соображая откуда ветер дует.

Его лаборатории не были среди перечня  широко освещаемых в прессе объектов, тем не менее, они пользовались вниманием разнообразных структур, как правило, конкурирующих, потому “Лирейские лошади” - засланцы заинтересованных господ, редкостью не были, их с определенной периодичностью вычисляла ответственная за контроль служба, а уж что с диверсантами делать потом - смотрели по обстоятельствам. К примеру, соглядатая Коалиции Рас пришлось отпустить с почтением, правда изрядно перепуганного, так как ловили его по всем правилам детективного искусства и охотничьим азартом по всему подводному комплексу,  с присвистом и матерными комментариями. Когда “нашли” и вытащили на свет, а потом “выяснилось” что это не злодеятель какой а целый представитель инспекторской группы под прикрытием, долго извинялись, отпаивали успокоительным и возвышенно рассказывали, что ему очень повезло, так как отловили его около любимой флоры Розенкранца, а она сплошь ядовитая, так что парень отделался легким испугом. И никто тактично не напомнил, что шпионить, в общем-то, не хорошо, и кое кому везло гораздо меньше. Плотоядных рыб вокруг комплекса достаточно, моллюски и ракообразные, также в свое время модифицированные, он них не отставали, так что шансы  улизнуть простейшим способом были в целом невелики.
Кай краем глянул на хроно. Времени оставалось не так много, потому он поднялся, извинился и спустился на этаж, где у него имелся кабинет. Расчеты по усилению качеств собственной флоры, выкладки новейших исследований, рапорты, утечки, открытия - все было тут, в подводном комплексе под семью замками, как говорится, надежный и проверенный офис, трижды проверенные сотрудники, отличные физические и психические данные вплоть до прекрасной физической формы.
И вдруг - неловкость секретаря, выплеснувшего на костюм горячий напиток (кофе это было сложно назвать). Случайность? Еще скажите “трепет подчиненного”. Кай уловил намек на глумление и никакой почтительности, в противоположность умильному и восторженному выражению лица. Паранойя? Да пожалуйста, лучше живой трус, чем мертвый дурак!
Гигроскопичность ткани энтарх обнулил сразу, потому кофе не причинил вреда, даже пятна не остави. Тонкий слух уловил щелчок замка - и тут же “секретаря” обступила пространственная клетка, прутья которой тихо гудели от перепадов магической энергии.
Кай отошел на несколько шагов, разглядывая попавшуюся в клетку птичку.
- И чем я обязан приятностью встречи, господин Оливер Рид? - На бейдже была именно эта фамилия. - Но скорей всего и не Оливер, и совсем не Рид. - Розенкранц присел на край своего письменного стола и неспеша стянул с ладоней красные перчатки. Красный плащ он так же неторопливо снял и отложил, и теперь перчатки на плаще напоминали чьи-то отрубленные кисти в луже крови. Пройдя пятерней по распущенным волосам, Лорд-советник огляделся, отыскивая маленькую фигурку осьминога - артефакт, защищающий от ментальных атак, но почему-то на глаза маленькая нэцкэ не попалась. Кай снова посмотрел на человека в клетке.
- Я Вас слушаю, любезный. Чем обязан?

1  2  3

Отредактировано Кайл Розенкранц (2022-09-11 12:55:55)

Подпись автора

власть - основа бытия

+1

4

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
  Внутри лаборатории в самой толще воды чувствуешь себя как в ловушке. Опасность скользит на кончиках пальцев: проникнуть сюда сложно, но выбраться будет ещё труднее. Вильям не обманывает себя: он рискует жизнью.

  И не фальшивит в том, что потерять голову — на самом деле, страшно.

  Лорд Розенкранц выглядит как опасный контур пламени в камине. Стирающий грани теней и согревающий лишь тех, кто не подходит достаточно близко: ибо близость к огню подобна боли и мукам. Взгляд цепляется за обилие красного: Кайл создан художником, влюблённого в алый цвет. В голову приходит сравнение с предупреждающей мимикрией животных, которая кричит: «прикасаться опасно». Доброжелательное приятное лицо, тень лёгкой улыбки, беспечность несколько мороженной жестикуляции — всё вместе представляет собой дружелюбную картину приятного человека.

  И всё же что-то не так.

  Неуловимое подсказывает, что за гранью улыбки может скрываться сущность монстра. Их двое в одной комнате — слишком много для безопасности хотя бы одного из них.

Мне кажется, у вас паранойя, — тот, кто по бэйджику называет себя Оливером Ридом, кивает несколько нелепо и потерянно.

  Раскрытое лицо — слишком сильный козырь против себя и Коалиции. Вильям играет роль до последнего. Он прячет уверенную осанку за напускной сутулостью, кидается выводить застывшие пятна на ковре с усердием служанки. Пятна исчезают действием бытовой магии, ковер возвращает приятный светлый оттенок. А кофе…за кофе опять к аппарату, который на вид стоит как крыло самолёта и выглядит умнее, чем некоторые разумные особи из обслуживающего его персонала.

  Вильям скользит взглядом за тенью красных перчаток и улыбается про себя: у них с лордом Розенкранцем общая страсть. Но совершенно разные стороны противостояния.

Наверное, тяжело, да? — спрашивает Вильям голосом наивного мальчишки. — Быть птицей…настолько высокого полёта. Наверняка Вас не раз пытались убить, предать, вставить нож в спину. Хватит ли пальцев рук, чтобы пересчитать попытки? И всё же вы видите врага в каждом. В каждом, кто просто пришёл принести кофе?

  Вильям улыбается чужим лицом, манерно касается взглядом на рябь созданной пространственной клетки. Теперь он тут пленник: и принимает эту мысль с нехарактерной ему покорностью. Садится напротив лорда в уют мягкого кресла.

  И смотрит.

  Смотрит долго, и кажется, будто препарирует взглядом. Ведёт диалог с самим собой, пока в конечном счёте не приходит к чему-то совершенно безумному. Левая рука приподнимает с локтем вверх, загораясь вихрем бесцветной магии.

Но раз вы так уверены в том, что перед вами враг, — приторно шепчет изменившийся голос, — то сыграем в игру? Правила очень просты.

  Вильям смотрит снизу вверх, показывая, что часть догадки верна: Кайл ему нужен. И всё же он оставляет за собой куда больше вопросительных знаков, чем точек. И надеется на то, что банальное любопытство не чуждо тому, кто находится перед ним.

  Даже если оно может привести к грустному финалу.

«Правда или желание». Вы ведь знаете эту забавную детскую игру? Только мы уберём все ограничители и рамки за исключением суицида. Оставим жизнь в любых её проявлениях и слова — без толики утайки, чего бы мы не спросили. Рискнёте? — улыбается Вильям и стряхивает намагиченной рукой, которая с каждой минутой становится тяжелее. — А «это» — своего рода печать против жульничества и обмана. Принимаю её и я, и вы. Как гарантию, подписанную своей жизнью. Обманете — смерть. Соврёте — смерть. Так же со мной. Соглашайтесь.

  Вильям протягивает руку, и языки магического пламени пытаются лизнуть чужую, не скреплённую обязательством клятвы ладонь.

— Скрасим совместный досуг.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png

[nick]Оливер Рид[/nick][status]фальшивое лицо[/status][icon]https://i.imgur.com/J0DIHUY.jpg[/icon][lzbb]пролитое кофе[/lzbb]

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » ИГРА


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно