новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » И светом Альварии...


И светом Альварии...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Планета Алькор, Эридий, Храм Жизни
20.07.5020

https://i.imgur.com/jJn0VCA.jpg

Эпизод является игрой в прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя/без системы боя.

Отредактировано Лаириэли (2022-09-29 15:25:51)

0

2

Тихо. Настолько тихо, что это позволяет Киллиану чувствовать каждый сантметр его тела, что значило ощущать каждую не до конца затянувшуюся рану, вспоминать боль, что он ощущал, когда они были ему нанесены и... боль та была больше для его чувств и сердца, чем физическая. Он едва вспомнил. Вспышки, отдельные картинки, терпкое, горькое чувство на языке, одновременно с металическим привкусом крови. Слова "Ты не достоин", "ты должен умереть", "чем ты лучше меня?" крутятся в его голове снова и снова и снова и... неужели они принадлежат тому, кого он так сильно любил?
     Он касается пальцами царапины на лице, что жгла особенно сильно, и как в кинематографичном монтаже, у него перед глазами встаёт Лиллит, а перед ней - Сарэн, что кончиком кинжала задевает его щеку и кровь стекает по лезвию. Лучше бы он не вспоминал и прожил оставшиеся дни здесь, совершенно потерянный, но зато в забвении о том, что упустил. Были ли какие-то знаки, мог ли он знать заранее? В курсе ли мать или его сёстры? Жив ли...
     Он двигается, садится на постели и смотрит в окно, разминает пальцы на руках и суставы хрустят, отдавая слабой болью. Бросает взгляд на книжную полку, что стояла в его комнате и прячет лицо в руки, выдыхая. Мать учила его, как быть справедливым, милосердным лидером и ценить своих близких, отец - как противостоять врагам и защищать семью, но они оба упустили уроки о том, что делать, если близкие, которых ты ценишь, становятся твоими врагами. Всё ли упущено и есть ли шанс что-то исправить? Если Сарэн выжил ту последнюю атаку, сможет ли Киллиан когда-нибудь его простить и вернуть брата, которого знал? Одни вопросы и все - без ответов. Он сможет получить их только если вернётся назад, но от мысли о возвращении, его бросает в холод и несвойственная ему паника нарастает глубоко в груди. Раз Лиллит жива и не изгнана, значит Сарэн настолько давно...
     Дверь щёлкает с мягким звуком, и Киллиан бросает взгляд на появившуюся на пороге настоятельницу. Сейчас в его затуманенном сознании, она была сравнима с ярким фонарём, который помогал ему не потеряться. Знала она это, старалась ли быть этим островком, за который он цеплялся - Иврин не знал, но иметь под рукой друга, хоть и познакомился он с ней всего несколько дней назад, было жизненно необходимо. Она спасла ему жизнь, ничего не желая взамен, и этого было достаточно, чтобы отложить боль на несколько мгновений и слабо, коротко улыбнуться ей. Он чувствует, что сегодня ему легче, раз улыбнуться действительно получается.
     - Сестра-настоятельница, - произносит он в качестве приветствия негромким голосом. В последний раз, когда он её видел, что было всего лишь вечером прошлого дня, он ещё не помнил причины своих ран и как он очутился в Храме. Вчера он был запутан и потерян, потому что не знал, а сегодня - потому что мог вспомнить каждое сказанное слово, пронзившее его глубже, чем магия или кинжал. - Я чувствую себя намного лучше сегодня, - обманывает он с улыбкой на лице, - мне бы хотелось размять ноги и прогуляться, если это возможно, - он не забывает вести себя, как гость и быть вежливым - он многое слышал о Храме и видел его однажды со стороны, когда посещал Фон-Тосс несколько десятков лет назад. Их порядки строги, девушки - неприкосновенны, и он не намерен сделать что-то, что может их оскорбить. Пока этот Храм - его спасение от реальности, Киллиан предпочтет жить по их правилам. - Как думаете вы, это возможно?

+2

3

Честность - самая дорогая валюта всего мира, порой даже неподъемная...
[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:180px;" width="100%" height="180" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/20924653/2390109">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/2390109/track/20924653'>Song Of The Sea</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/168076'>Lisa Hannigan</a> на Яндекс Музыке</iframe>[/html]
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
[indent] Тяжелая была ночка. Неизвестно каким чудом до них добрался порядком израненный наследный лорд доминиона Джастур, и вообще... по какой причине решил вверить свою жизнь сестрам храма жизни? Почему не обратился к лучшим лекарям Аркхейма, пользуясь своим влиянием и состоянием. Конечно, Лаири не считала, что их возможности были значительно ниже, но были... свои ограничения, продиктованные их верой. Всякий раз, когда к ним обращались влиятельные люди, она задавалась этим вопросом, но никогда не произносила его в слух. Значит были на то причины. Ведь были и спонсоры Храма, больные фанатики и те, кому есть что скрывать. Всем есть что скрывать. За десять лет пребывания в сане настоятельницы целительного прихода, что все в этом мире не так просто.
[indent] И если причины, по которым будущий верховный лорд обратился в Храм, никак не касались Лаириэли, то за его излечение ( как и за состояние прочих важных "прихожан") девушка отвечала своей жизнью, и не только из-за клятвы Альварии, а из-за личного наказа Преподобной Матери. Ядвига желала знать о каждом такой госте, и обо всем узнанном требовала немедленно докладывать ей через Тени. Лаириэли это ... смущало. Как касалась личная информация о этих людях деятельности Храма? Но Матерь вынуждала, контролировала, давила. И прежде всего Лаири должна была лично ухаживать за подобными пациентами. Всю ночь она билась за жизнь советника Иврина, залечивая критичные раны, но они были столь глубоки, столь неохотно затягивались, словно мужчина не хотел этого. Хотел помнить о каждом шраме, что был нанесен ему. Но все же, она справилась, не могло быть по иному. В прочем полное восстановление может занять еще несколько недель, с учетом количества яда попавшего в его организм яд кревтуриса, опасный и крайне разрушительный. Едва ли магия могла остановить его влияние, только лекарства, правда в распоряжении Храма не было передовых антидотов, что использовали в больницах. Но стараниями Лаири и ее помощницы, Храм все же взял на вооружение близкие к ним антидоты, синтезированные сестрами собственноручно. Для Ри это было победой! Правда... действовали они не так быстро, ибо в распоряжении Храма не было нужной аппаратуры для создания мего-концентрата.

[indent] Лаири тихо вздохнула, стоя прямо за дверью палаты советника. Ей претила лишь мысль о том, что ей придется чуть ли не шпионить за ним, втискиваясь в доверие и раскапывая больные точки, темный тайны. От этого ее воротило! Ведь... столько лет ее учили помогать, а теперь же что? Ей придется ранить души. Мурашки пробежали по спине. Но жизни вне Храма у нее не было, она была заложницей его, марионеткой в руках Матери Ядвиги и настоятельницы Миоллы. Им было за какие ниточки дергать ее саму. Она робко постучалась в дверь, но не ответ был нужен, просто предупредила. что войдет.
- Светом Альварии и Жизни полнимся! Доброго дня, советник Иврин, - ласково пролепетала она и кротко улыбнулась, той самой улыбкой, что предписана им по уставу. Лаириэли хотела бы улыбнуться от всей души, но просто не могла, пусть и не знающий ее едва ли заметит фальшь, эта маска создавалась годами для пациентов, ведь не важно, что у сестры на душе, она должна нести свет Жизни.
[indent] Девушка неспешно вошла в комнату, поставила на небольшой столик недалеко от кровати поднос, от которого веяло запахом свежих трав, а из носика глиняного чайничка шел пар. Слушая речи Киллиана она улыбнулась чуть шире, отрадно было слышать, что ее подопечный чувствует себя лучше, но слова... нужно было их еще проверить. Она добавила в небольшую чашку ручной работы несколько трав и обильно залила их кипятком, сдобрила напиток несколькими каплями из темного флакона и оставила напиток настаиваться.
- Отрадно слышать это, все силами Альварии! - застенчиво произнесла она и оправила прядь зеленоватых волос. В последнее время ее напрягало упоминание имя Богини, ведь все было как-то неправильно.
- Прежде чем я могла бы сделать выводы, позвольте мне осмотреть вас?
Лаири подошла ближе к кровати, остановившись в нескольких шагах, взгляд девушки был устремлен в пол, смиренный и скромный, она ждала разрешения, чтобы приступить к своим обязанностям. В приоткрытое окно врывался теплый летний воздух, слегка колыша белое платье и темно-синюю накидку настоятельницы.
Но стоило ей услышать согласие, как теплая рука рука ее коснулась руки Киллиана, магия настоятельницы окутала их, и тут же растаяла на коже мужчины, проникая глубже, пробегая по телу вместе с токами крови. Настоятельница прикрыла глаза, ощутив острый укол несработавшего заклинания. Рука ее быстро отпрянула, словно та обожглась.
- Прошу прощения, - робко произнесла девушка, густо покраснев, - Вам не напрягает мое вмешательство? Если... Вас напрягает, я могу исследовать только кровь и осмотреть раны. Что-то препятствует моему осмотру...Что ж, тогда начнем с визуального осмотра ран.
[indent] Она села рядом, на край кровати. Взгляд Лаэриэли скользнул по больничной рубашке, нет, ее не смущала мысль о раздетом мужчине. У нее и не было  понимание, что подобно может смущать! Ведь она лекарь, это было ее обыденностью. Пальцы ловко забегали по некрупным пуговицам, освобождая тело из плеча белого мягкого хлопка. Перед взором Лаири предстали бинты с едва заметными подтеками крови. Это уже было хорошо. Рука легла на плечо, чтобы развязать бинты.
- Не беспокоят боли? Раны не ноют? - спросила она приподняв взгляд и посмотрев прямо в лицо Киллиана. - А ваша рана на лице? - пальцы осторожно коснулись щеки, за несколько сантиметров от шрама прошедшего прямо по правому глазу мужчины.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png

Отредактировано Лаириэли (2022-09-24 23:19:15)

+1

4

Он ничего не отвечает на её просьбу, но и не сопротивляется осмотру. Киллиан чувствует магию, что проникает в клетки его тела и пытается расслабиться, но девушка одергивает руку и он, неосознанно прикрыв глаза, теперь открывает их. Вернее, один глаз. Он ещё не привык к отсутствию правого, закрытого плотной повязкой, и не знает, восстановится ли когда-нибудь тот. Отец всегда говорил, что шрамы - хорошее напоминание об уроках, которые ему пришлось выучить, и теперь Киллиан понимал, что тот имел ввиду.
     Наверное на его лице отражается то, о чём он думает, и Лаириэли касается рукой его щеки, на ране прямо под глазом. Он помнил, как получил её, но в хаосе драки, он пропустил, когда брат или Лиллит поразили его зрение. Чем больше он думает об этом, тем больше флэшбеков кислотой разъедают его и так нестабильное состояние, но и не думать у него не получалось.
    - Нет, - отвечает он наконец негромко, чувствует мягкие пальцы настоятельницы на своей коже и горечь во рту. Руки интитивно сжимаются в кулаки и кожа покалывает, от чего именно сейчас - Иврин не совсем понимает. - Чувствую только усталость от безделья, - Киллиан пытается убедить её в этом, но получается как-то кривовато и мимо. Несомненно, его тело ещё ныло, в некоторых местах с особой силой, но и из-за пройденного процесса лечения в том числе, не только из-за ран. Активная регенерация даже благодаря магии сказывалась на его теле и в основном на общей усталости. Но его мышцы ныли от безделья и отсутствия движения, привыкшие к ежедневным тренировкам и разминкам по паре часов в самой меньшей мере. - Благодаря такому заботливому лечению, я смогу вернуться к своим обязанностям быстрее, чем я думал, - он пытается заполнить пространство разговором без особой цели; впервые в жизни ему не хочется возвращаться к обязанностям, впервые в жизни, он не хочет, чтобы люди вокруг знали, кто он и откуда. Ему нужны были эти моменты, где он не Киллиан Иврин сейчас, потому что немного позже он будет вынужден собраться обратно, закупорить боль, обиды и травму, и вернуться в свой мир. А пока его мир мог состоять только из него, Лаириэли и Храма Жизни, в котором он мог быть кем угодно. Даже если все вокруг уже знали, что он наследник Джастур, и Преподобная Мать очень вероятно держит информацию о его местоположении как туз в рукаве - все люди при власти, даже его мать, грешат этим. - Вы вероятно служите Храму с самого детства? - спрашивает он, наблюдая здоровым глазом за тем, как она разматывает его бинты на плече. Она делает это с необычайной аккуратностью, внимательностью к тому, где кожа может быть особо чувствительной, и Киллиан вспоминает, как работали целители среди войск в их армии, а уж тем более в военное время на Абберате. Им точно не хватало таких заботливых и мягких рук тогда... может, стоит заняться набором новых целителей и переобучением по подобию Храма Жизни старожилов.
      Иврин почти вынужден качать головой, чтобы самого себя прервать от череды мыслей о работе. Реформа целителей явно меньшее из его забот, когда он вернётся в Джастур.
      Он смотрит на девушку возле него снова, задумавшись о том, что и у неё есть своя история о прошлом, своя жизнь, какие-то разочарования, обиды и желания. Иногда - и он грешен в этом тоже - люди забывают о том, что служители подобных мест, всё ещё обычные, такие же как все, проживающие свои истории, несмотря на все ограничения и отказы от разных благ, что являются повседневностью всех остальных. Внезапно ему интересно, кто её родители, откуда она родом, какая музыка ей нравится и какие её любимые цветы, но ответы на эти вопросы он едва ли получит.

+1

5

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
— Вы вероятно служите Храму с самого детства? - рука Лаири едва дрогнула от такого вопроса. Не то, чтобы ей был неприятен этот вопрос, и не то, что бы он редкостью, но вопрос немного удивил ее. Обычно люди начинают задавать такие вопросы, чтобы заглушить собственную пустоту или недостаток общения. И это звучало удручающе, слышать подобное от молодого красивого мужчины.

- Сколько себя помню - служила светлому имени демиурга Жизни, - с мягкой улыбкой отвечает целительница, и возвращается к своей работе: осмотру ран и смене бинтов.
- Хм-м, - тянет Лаири, осматривая раны на теле, которые к счастью выглядят уже не так ужасно, как прошлой ночью. Хотя они еще не затянулись до конца, но в целом уже не критичны, не считая тех, что наносились отравленным клинком. Вокруг этих ран вереницей расходятся темные узоры. Яд креатуриса все таки опасен, он еще долго будет помехой к полному выздоровлению, а если не пытаться его вывести, то он вообще может стать причиной гибели. Осторожные отточенные движения и мягкие бинты скрывают раны.
- Раны затягиваются, в них опасности нет, только... Вы знали, что некоторые раны наносились отравленным оружием были отравлены? У Вас очень сильно желание к жизни, раз вы смогли добраться до помощи с такимиранами.

[indent] Лаири подошла к столику и залила чашку с травами водой, которая должна была уже несколько остыть. Комнату наполнил душистый запах трав. Взяв в руки один флакончик она добавила несколько капель в чашку, и запах трав разбавился нотками сладкого сиропа. Казалось бы, обычный травяной чай, но особая смесь трав, истолченных кристаллов и экстрактов лекарственных растений, давали свой особый эффект: тонизировали тело, восстанавливая энергию затраченную на регенерацию, а главное нейтрализовали яд.
- Яд тяжелый, - с сожалением произнесла Лаири, - восстановление займет какое-то время. Недели две, может три. Не так быстро, даже силами магии его не побороть, - девушка виновато улыбнулась, словно это она была причиной травм Киллиана. Но сожалела она о том, что не могла так легко вылечить его от недуга, как это могли дорогостоящие лекарства.
Она осторожно протянула чашку Киллиану.
- Это настойка, которая будет постепенно подавлять яд. Знаете таких животных, как креатурисы? Милые, но крайне опасные. К сожалению, пока мы не подавим их яд, заживить некоторые раны будет очень трудно, - она украдкой взглянула на советника, боясь сообщить ему самое главное. Она ненавидела сообщать подобное, но пожалуй, стоило пока что дать Киллиану свыкнуться с той мыслью, что его пытались отравить таким опасным веществом. Конечно, она еще и знать не знала, что случилось, хотя и могла бы просмотреть воспоминания пациента, это не было запрещено, если того требовала ситуация, для установления всех деталей травмы. Но итога было достаточно, чтобы понять, что делать. Осторожно взяв советника Иврина за руку она начала сканировать его тело, но снова неудача. Словно что-то сводило ее вмешательство на нет, противилось ее силе, до этого тело Иврина так не отрицало ее магию. Может это яд манипулирует в окрепшем теле? Лаири нахмурила зеленоватые бровки, выглядя со стороны словно насупившийся ребенок. Такое странное чувство.

- Ох, что-то не получается, у меня проверить ваше состояние, - тихо произнесла она, - по возможности, расслабьтесь, прикройте глаза, сделайте глубокий вздох и медленный выдох... еще раз. Представьте, что вы далеко от всех забот и проблем, вы отдыхаете там, где вам приятно.
[indent] Голос Лаири звучал нежно и мелодично, словно убаюкивал, ласкал слух. Рука ее скользнула выше по предплечью, плечу и легла на шею.
- Может немного щипать, но постарайтесь не сопротивляться.

[indent] И в третий раз она применила теомагию. Ее руки легко засветились, лиловый свет мгновенно оседал на коже этнарха, проникал вглубь его тела. Поначалу Лаири не "видела" ничего необычного, лишь раны и обширное влияние яда ( больше, чем должно было бы быть! при ее лечении), но едва ли он мог в самом деле так противиться исследованию. Это наталкивало на одну мысль.  Она внимательно изучала состояние организма, пока кое-то не привлекло ее внимание, зона, которая особо противилась изучению, в области раны на груди. Начертив в воздухе руну, целительница усилила поток магии, что был направлен на изучение состояния здоровья. И вот! Не зря она проявила такую настырность. Вот вся проблема, на краю раны на груди у самого сердца, внутри был паразит Арефациам, что питался силами этнарха, мешал его природному восстановлению. Да и за счет лечения, нежеланный гость окреп, что смог противиться теомагии. Арефациамы не столь опасны, если вовремя заметить их, но в таком состоянии, вполне могли свести дальнейшие попытки вылечить Киллиана на нет. Калисто вздохнула.
- Ваш враг был крайне хитер, - с сожалением произнесла она, - не только яд, но и паразит, который неминуемо мешал бы лечению. Но ничего страшного! Это легко решаемый вопрос.
Чутка склонив голову на бок, Лаириэли улыбнулась.
- Вы хотели прогуляться?  - она постаралась всем тоном приободрить мужчину перед ней. - Не вижу причин запрещать вам немного прогуляться, но если почувствуете себя не важно, сразу же сообщите мне! Одежда для прогулок ....
Лаири достала из небольшого шкафчика простую чистую одежду и положила на стул рядом  с кроватью.
- Я буду ждать вас за дверью, как раз зайду за одной настойкой, - она подошла к двери, - или Вам помочь переодеться?
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png

магия

https://arhi.rusff.me/viewtopic.php?id=23&p=19#p58252
https://arhi.rusff.me/viewtopic.php?id=23&p=19#p58253

0


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » И светом Альварии...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно