новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Узники иллюзий


Узники иллюзий

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Абберат / 5025

Роан, Хель, Иезекииль, Торвальд и Алексис

https://i.ibb.co/rySkSJ0/illusion.png

Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Отредактировано Роан Атеран (2022-11-09 10:02:52)

0

2

[icon]https://i.ibb.co/kGN17pt/image.png[/icon][nick]Рассказчик[/nick][lzbb]цирк иллюзий[/lzbb][status]carpe diem[/status]

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png

https://i.ibb.co/nrKB6Mm/002.png

https://i.ibb.co/611Y7Pw/001.png

https://i.ibb.co/9WBthpL/004.png

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
В Цирке Иллюзий всегда царит ночь. Стоит лишь шагнуть за узор кованой ограды, ступить на припорошенную цветными блестками землю — небо тонет во мраке, озаряется огоньками звезд. И самому далекому от астрономии человеку станет ясно: в звездах этих нет ничего знакомого.

Мир за оградой тоже исчезает, все его звуки гаснут, оставляя лишь веселый перезвон колокольчиков, подвешенных вдоль тропы, что стелется между шатрами. Обилие цветов — багряно-красных, лазурно-синих, янтарно-золотых, - слупит глаза, увлекает куда-то вглубь заманчивых павильонов. И оказывается, что Цирк внутри куда больше, чем казался снаружи.

В толпе посетителей, блуждающих от одного шатра к другому, то и дело можно разглядеть работников Цирка — клоунов с разукрашенными лицами, акробатов, вышагивающих на ходулях. Где-то вверху, всегда над самой высокой точкой самого большого шатра, беснуются трюкачи — в металлических, словно парящих в пустоте, кольцах, вышагивая по тонким невидимым нитям натянутых канатов. В воздухе разливается запах карамели, шоколада и выпечки. Сладкие ароматы чая, шипучий привкус газировки на языке.

Ты ступаешь на дорожку, присыпанную блестками, можешь вглядеться вдаль: и взгляд утонет во вспышках цвета. У входа в каждый шатер серебрится металлическая табличка, и на первый взгляд кажется: надпись на ней невнятна, сделана на незнакомом для тебя языке. Но ты смотришь внимательнее, дольше… и понимаешь, что гласит каждая вывеска. В одном шатре тебя ждет иллюзионист, в другом спрятан лабиринт кривых зеркал. Шагнешь в еще один — и окажешься посреди зимнего леса. Кажется, в таких местах, как этот цирк, случаются настоящие чудеса, а под маской фокусов и трюков таится настоящая магия.

Шаг за шагом, ты проходишь дальше, петляешь между цветастых тентов… и не замечаешь, как все дальше удаляешься от входа, от спасительной арки с витиеватой металлической вязью рун. «Цирк иллюзий». Ты не замечаешь, как за твоей спиной надпись меняется, вьется коварной змеей, складываясь в совсем другие слова.

Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate.

Едва ты поворачиваешь за угол, следуя за мановением руки циркача… дорожка из ярких блесток уводит все дальше. Гул голосов и смеха влечет за собой, веселье окружающих лиц пьянит, будоражит — как выпитое залпом вино.

А потом ты замечаешь в толпе тень — знакомое лицо, друга, которого уже и не ожидал встретить. Кажется, он не замечает тебя, но ты узнаешь эту походку из тысячи. Знакомая фигура, жест распахнутых рук, растянутый в улыбке рот. «Постой!» - хочется крикнуть, но сквозь толпу тебя не услышат. Остается лишь шагнуть вслед — попытаться нагнать, сплестись руками, как прежде.

Ну здравствуй, - улыбнется старый друг, - как хорошо, что ты здесь. Ты уже видел Дерево Желаний?

И уходя все дальше, следуя за призраками тех, кого успел потерять на долгом своем пути… ты не замечаешь, что шатры обступают тебя плотнее, что клоуны улыбаются радостнее, что кованые ворота цирка на рассвете захлопываются, как капкан.

Добро пожаловать в Цирк Иллюзий.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/90107.png

0

3

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Все начинается со стука в дверь. Хель вздрагивает, чуть не выронив книгу из рук, торопливо откладывает ее на ближайший столик — старого дерева, с царапиной у ножки настольной лампы. В лавке царит полумрак, под потолком дремлет пернатый друг, свернувшись в гнезде из одеял и игрушек. Ростовщик морщится, когда стук звучит снова. Дурное предчувствие горчит на языке, словно дурной кофе, но хтоник поднимается, привычно подхватывает трость, идет к двери.

До нее несколько шагов, за обловленной стойкой дребезжит хрупкий фарфор, вздрагивает ловец снов, подвешенный над кассовым аппаратом. Среди антиквариата хозяин лавки кажется еще одной редкой вещицей.

Он открывает дверь.

- Роан… Что за…

Хель чувствует: язык вяжет, как от перезревшей хурмы. Он подхватывает девушку под руки, чувствует запах крови и запах виски, не зная точно, чего больше. Вампирша жмется в ответ, как котенок. Как пьяный раненый котенок. Кровь заливает ее блузку, а на губах блуждает шальная улыбка.

- Привет, дружочек, - смеется она и клонит голову ему на плечо. Она ниже, от темных упругих локонов пахнет смертью и затхлостью подземных ходов. - Мне больше некуда было прийти.

Они не озвучивают причин, но Хель чувствует: боль у них общая. И обнимает девушку крепче, игнорируя колкую боль непривыкшей к прикосновениям плоти, увлекает вглубь лавки, мановением руки захлопывает и запирает дверь. Колокольчик над ней вздрагивает, но не издает ни звука, послушный магии хозяина. Защитные чары опутывают лавку так плотно, как может быть спутан клубок шерстяных нитей.

- Проклятый Харот, - смеется вампирша, а потом отчаянно утыкается носом куда-то в шею ростовщику. Позволяет вести себя — вглубь торгового зала, за деревянную полированную стойку, по скрипучим ступенькам на второй этаж. За три года лавка приобрела почти прежний вид, исчезло даже воспоминание о пожаре. Но некоторые воспоминания не исчезают.

На кухне уже нет скатерти в крупных подсолнухах. Старомодный деревянный стол накрыт старой газетой. Хель усаживает подругу на стул, сам тянется за аптечкой, припрятанной в навесном ящике… и запоздало, только услышав смех, вспоминает: он ведь целитель. И смеется тоже. Хрипло и горько, как умирающий, как узник камеры, которому жить — только до рассвета.

Собственная магия отзывается неохотно, словно стала хозяину чужой. Молчит альтер-эго в глубинах сознания, ему нечего сказать. Оно лишилось всех своих сокровищ. Хель садится подле вампирши, тянет пальцы к ее раненому плечу… магия льется слабым свечением, впитывается в глубокие ссадины, смазывает их уродство так, как никогда не смазать раны души. Атеран вздыхает и клонит голову ниже, прячет лицо в сложенных на столе руках.

- Спасибо, дружочек. Я у тебя переночую?

- Будешь чай?

- Виски есть?

- Есть джин.

- Давай.

Хель находит в тумбочке початую бутылку, в ней едва ли половина. Из подвесного ящика достает пару чайных чашек. Пальцы дрожат от прикосновения к ним, потому что еще помнят ласку совсем другой чайной пары. Эти чашки — из бронзового фарфора, с узором кленовых листьев. Роан подхватывает свою чашку изящно, в мгновение опрокидывает в себя выпивку. Ростовщик же замирает на краю стула, держа чашку в подрагивающих пальцах, так и не решаясь сделать глоток. Потом вздрагивает, когда вновь слышит смех.

Роан выпрямляется, смотрит поверх опустевшей чашки — почти с привычным озорством. Кажется, им никогда так и не стать друзьями, но ближе друг друга у них никого не осталось. Роан подтягивает свободную руку к лшицу, зубами цепляет перчатку — и стягивает, обнажая изувеченную ладонь. Хель смотрит молча, он знает давно: о том уродстве, что скрывает плотность перчаток. Обожженные пальцы тянутся к нему через стол, накрывают дрожащую ладонь, удерживают — уверенно. Прикосновение не жжет и не ранит.

- Все будет в порядке, - улыбается Роан, и ростовщик понимает вдруг, почему эту девушку так легко любить. Он вымучивает улыбку, клонит голову ниже…

...и цепляется взглядом за цветастую картонку, торчащую из забытой книги. Блестящий глянцевый бок карточки — словно окровавленное лезвие ножа. Ростовщик опускает чашку, выпутывается из пальцев подруги. Подхватывает карточку и рассматривает.

Цирк Иллюзий.

Он не помнит, чтобы брал эту визитку. Но как-то же она попала сюда, оказалась закладкой меж страниц «Флоры и фауны Харота, том III». Он протягивает картонку через стол, роняет в подставленную вампиршей ладонь.

- Никогда не был в цирке, - признается Хель.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/25289.png
Исцелить Роан - средне.

+1

4

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
- Никогда не был в цирке.

Роан смеется. Картонка в ее обнаженной ладони холодная, витиеватая надпись на красном фоне манит позолотой. Вампирша вертит цветной прямоугольник в руках… и сдаться оказывается проще, чем она представляла. Перед перспективой провести ночь в заваленной хламом лавке, в компании человека, которого хорошим собеседником не назвать…

- Я давно не была, - признается Атеран, - у тебя есть хоть, во что можно переодеться?

У Хеля не самый богатый гардероб, большая часть вещей не подходит по размеру и ему самому, не то что хрупкой вампирше. Но все кажется лучше, чем щеголять в рваной заляпанной кровью блузке. Броня тоже остается лежать здесь, у края старого деревянного шкафа, поблескивая поцарапанным металлом. Роан выуживает из шкафа футболку… и тут же убирает обратно. Это не вещь Хеля, они оба знают, чья. Она тянется за безразмерным бежевым свитером, страшным, как слэшеры про подростков в летнем лагере. Свитер ей велик, но Роан плевать. Ее почти веселит предстоящая прогулка.

- Корвуса возьмешь? - спрашивает она, когда Хель заглядывает в комнату.

- Пусть спит, - отзывается ростовщик, и она кивает. Привычным жестом прячет в голенища сапогов кинжалы — без них она как без рук. Находит на стуле свои старые перчатки, забытые здесь месяцы назад. Мягкий шелк приятно холодит кожу. Выдох срывается с губ облегчением и усладой. Все в порядке, - повторяет себе вампирша, но призраки не отступают. У них знакомые лица, знакомый размер темных глаз. Смех, растягивающий рот. Каждому свой грех, - шепчет Роан отражению в зеркале, хотя не помнит, от кого слышала эти слова.

Антикварная лавка кажется ей уютной в полумраке позднего вечера. Куда уютнее подземелья, из которого она еле выбралась. Уютнее даже собственного корабля, хранящего слишком много следов чужого присутствия. Атеран бесшумно сбегает по лестнице на первый этаж, в полутемный торговый зал, озаряемый бликами света в стеклянных дверцах шкафов.

- Пойдем, - улыбается она, и веселье пьяное, как подхваченная болезнь. Оно лихорадит щеки, заставляет нетерпеливо прислониться к стене, пока ростовщик запирает дверь. Вечерний мрак кажется мягким, как пуховое одеяло. Дышится в нем до странности легко - на Абберате дышится так же.

Цирк находится за городом, на расчищенной убранной площадке пожухлой сухой травы. Кованый полукруг, чьи очертания тонут в подступающей темноте. Вспышки света от фонарей, пламя — где-то за роскошью расставленных шатров. Роан замирает, когда останавливается ее спутник, взгляды их почти синхронно скользят по узору металлической изгороди, по потоку горожан, входящих в распахнутые ворота. Цирк Иллюзий — даже отсюда чувствуется запах карамели и попкорна, слышится детский смех. Роан замечает, как мелькают в темноте фигуры артистов, из прорези шатра выходит размалеванный клоун, и веселый грим в полумраке кажется почти ужасающим.

- Супер! То, что надо! - решает вампирша в ту же секунду. Ей почти верится: приключение увлечет на несколько часов, удастся насладиться восторгом спутника, впервые видящего устройство цирка.

В толпе им будет легко потеряться — но толпа не кажется пугающей или слишком тесной. В ней мелькают улыбающиеся дети и счастливые взрослые. Прекрасные лица эонов, крылатые фигурки фей — и демиургам известно, кого еще.

На Роан безразмерный свитер, Хель же не изменил себе — все тот же потертый плащ, под которым путается шнурок жилета. Сандалии на ногах, верная трость постукивает при каждом шаге. Роан нащупывает хват кожаного браслета на чужой, чернилами раскрашенной руке, и тянет к воротам. Проходя, она улыбается девице в маске, что сидит за кассовой стойке. Протягивает несколько монет и визитку. Но незнакомка замирает только картонку и с любопытством клонит голову набок, в прорезях маски мелькают до ужаса знакомые темные глаза.

- Пойдем, - выдыхает Роан и увлекает спутника за собой скорее, пока он не отыскал в чужом лице знакомых черт. Они проходят под кованой аркой — и не замечают, как гаснет мир за узорной оградой вокруг. Раздается смех, лоточник близ лазурно-синего шатра протягивает им карамельные яблоки на палочках. Роан хочется рассмеяться.

- Какое… странное место… - выдыхает ростовщик, но позволяет вести себя вперед.

Над головой вспыхивают фейерверки. Ночь полнится вспышками пламени и голосами, рвущими тишину. У одного из шатров, в прорези тьмы и света замирает гадалка в цветастом платье, манит перезвоном браслетов на тонком запястье.

- Предскажу ваше будущее! - манит смуглая женщина, и в улыбке ее мерещатся сколы острых клыков.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/90107.png

Отредактировано Роан Атеран (2022-11-16 19:42:35)

+1

5

Гранатовый сок, подоконник, мягкий плед нежит спину, а за стеклом – тихая и меланхоличная, уже увядающая осень, медленно отдающая права подступающим морозам. Думалось, что выходной будет повеселее отлёжанных боков и полного нежелания что-либо делать. Иногда случается так, что даже любимейшее дело необходимо отставить в сторонку хотя-бы на денёк, даже артефакторику. Каждый день штудировать статьи о магических предметах, придумывать новые методы обработки материалов, зачарования... и прочие прелести этой науки, но как бы ты ни хотел, в какой-то момент они могут надоесть.
А чем занять себя в этот пасмурный день – идей совсем нет. Зель болтал трубочкой, уставившись на узоры света в стекле стакана, и то и дело бросал взгляды на редких прохожих за окном. Его любимая продавщица прошла, пухлая женщина лет пятидесяти с длинными платиновыми волосами, работает в местной мясницкой, у неё самая качественная и нежная свинина, какую он только пробовал. Улыбчиво помахала ему рукой – маленькое утешение его скуке. Зель тоже расплылся в улыбке, и тут же меланхолично вздохнул, когда она зашла за угол. Через пару минут пришёл ещё один хуман и наклеил плакат на стену со стороны улицы – надо же, редко встретишь в нынешнее время бумажные плакаты. Дракон присмотрелся: "Цирк Иллюзий" – выведено красивым золотым шрифтом на фоне красного цвета, только координат для телепортации не разглядеть.
Хмм... а почему бы и не-ет? — спокойным шёпотом произнёс дракон и поставил стакан на подоконник. Одно из древнейших развлечений, цирк. Экзотические животные, неординарные акробатические трюки, канаты, батуты и, конечно же, разукрашенные клоуны... интересно, как с развитием технологий и магии усовершенствовались цирковые номера? Сейчас зритель крайне искушён магическими открытиями, такие вещи, как изменение гравитации, искажение пространства и полный контроль над материей с помощью технологий уже не считается чем-то удивительным, как и телепортация. В цирке эффекта мгновенного перемещения достигали с помощью различных иллюзий и трюков, если он ничего не путает. В прочем, даже если ничего не изменилось... в этом есть свой шарм.
Иезекииль расправил крылья, потянулся и отправился искать свой шарф – многие говорят, что он смотрится нелепо без одежды на огромном драконе, но... ему правда холодно с такой длинной шеей. Обмотавшись, Зель направился через улицу к плакату. Заходя за угол, дракон не заметил мужчину с татуировкой на шее и толкнул его.
Слышь т... Ох, твою ж!! — начал хуман, и тут же гневный оскал сменился удивлением, а затем испугом.
П-простите, я задумался. — смутился Зель.
Ну... эээ... ты это, аккуратнее просто, окей? — вылупился мужчина на трёхметрового дракона.
Конечно, и-извините.
Когда они разминулись, Зель заметил необычную деталь – красная татуировка с золотистой надписью "Ц. И." на шее мужчины – "Цирк Иллюзий" тут же всплыло в памяти, и координаты для телепортации. Дракон ещё некоторое время провожал взглядом хумана, дивясь необычному совпадению.
Планета Абберат, если... — если он всё правильно рассмотрел. Похоже, придётся отменять поход в цирк. На телепортацию с планеты на планету уходит слишком много сил, но лучше он ещё раз убедится. Зель завернул за угол и прошёл к плакату.
Аббера-ат, действительно. — раздосадовано пробурчал Зель. — Видимо, придётся...
Громкий хлопок. Уже смеркалось, асфальт тротуара под лапами сменился ржавой осенней травой, вокруг стоял аромат прелой листвы, перебивающийся жареной карамелью, попкорном и людей. Зель растеряно озирался – цветастые шатры, весёлые гуляющие люди, возле тента виднелся раскрашенный клоун, развлекающий детей. В шарфу что-то кололо шею, Зель залез в ткань лапой и нащупал холодный прямоугольник, это была красная визитка "Цирк Иллюзий" с золотым шрифтом.
До чего же... технологии дошли. Удивительно. — Он и не заметил никакой артефакторной схемы в том плакате.
Размалёванная кассовая стойка с популярными персонажами детских передач, и немного жуткая маска на лице кассирши. Зель протянул ей визитку и пару монет, его молча пропустили.
Что ж... начнём, пожалуй, с сахарной ваты.

+1

6

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Сквозь пелену мрака Цирк полыхает огнями — вспышками фейерверков, пламенем огнеглотателей, многочисленными гирляндами и фонариками. Хель морщится, когда спутница толкает его вперед, и ноги едва не поскальзываются на присыпанной блестками траве. Ростовщик успевает пожалеть, что не разбудил Корвуса: птице понравился бы блеск и шум вечного праздника, в котором так легко затеряться.

Легко — но Хелю не удается. Он оглядывается и замечает знакомое лицо в толпе. Но призрак исчезает спустя мгновение, оставив лишь мучительную боль в груди, там, где должно быть сердце.

- Яблоко в карамели! - выдыхает Роан и протягивает ему лакомство.

Так, словно они и вправду друзья. Словно меж ними нет взаимной неприязни — боль сближает, связывает так, как не смогла бы радость. Хель забирает протянутое угощение, но забывает попробовать, когда спотыкается.

- Хочешь куда-то? - предполагает ростовщик, но чувствует только ужас, растекающийся по телу так, как когда-то удовольствие. Призрак былого наслаждения удавкой сжимает шею, кружится голова. Вампирша смеется, вдруг притягивает его ближе, щелкает камерой смартфона.

- Не кисни, дурашка, - Роан щелкает его по носу, а потом поднимается на цыпочки и клюет в щеку. Словно они действительно друзья. Хель прикрывает глаза и позволяет ей утянуть себя в череду огней и шума.

Цирк Иллюзий оказывается внутри больше, чем казался снаружи. Арка входа гаснет за вспышками фонарей, мир вокруг полнится смехом, шумом, грохотом фейерверков и песен. Кажется, будто это место — не просто цирк, но целый маленький город, в котором царит вечный карнавал. То тут, то там в толпе мелькают артисты с раскрашенными под маски лицами. Словно из ниоткуда перед Хелем возникает хрупкий тоненький акробат, повиснув на натянутой меж шатрами веревке. Ростовщик замирает и невольно сильнее стискивает пальцы подруги в своей руке.

Глаза акробата кажутся ему знакомыми темными омутами — но подобное невозможно.

- Добро пожаловать, - шелестит артист, и ростовщик вдруг понимает, что яблоко в карамели из его руки куда-то пропало, а вместо лакомства находит венецианскую маску на тонком держателе. Белоснежное дерево окрашено разводами чернил под стать узорам на теле хтоника.

- Какая прелесть, ты только посмотри! - Роан оборачивается к нему, поднимает свою маску, примеривая к лицу…

У воспоминаний привкус полыни и крови из прокушенных губ.

Дорожки алой краски из вырезов для глаз похожи на кровь. Рот маски — зияющая рана. Роан хохочет, не замечая чужого ужаса. Когда она отводит маску прочь, Хель выдыхает от облегчения — никогда еще лицо вампирши не казалось ему таким приятным. Прохладная, словно осенний дождь, ладонь взлетает к лицу ростовщика. Роан приникает ближе, вглядывается в его глаза… он не знает, каких тварей она там видит. Какой из нескончаемых кошмаров он должен в себе погасить…

- Все в порядке, - врет он и первым отводит взгляд. Замечает приоткрытый полог ближайшего из шатров. За серебром нарисованных звезд мелькает колода карт в руках фокусника.

- Пойдем туда? - он сам тянет девушку во мрак циркового шатра,  пространство которого внутри оказывается куда больше, чем казалось снаружи. Ряды кресел заняты силуэтами зрителей, фокусник же улыбается нарисованной маской, вытаскивает из изящного черного цилиндра кролика за уши…

- Подожди минутку, - вдруг выдыхает Роан, и ее рука покидает ладонь хтоника. Девушка исчезает за росчерком темной ткани, и гаснет свет в прорези входа в шатер — полог задергивается, падает, как лезвие гильотины…

- Дамы и господа! - грохочет голос фокусника, и в нем мерещится шипение голодных змей. Огни несуществующих софитом мечутся по шатру, словно играющие мотыльки. Хель опускается в одно из кресел и понимает вдруг: мир маленького шатра размером с целое поле для гольфа, ряды кресел полукругом тянутся далеко вверх за его спиной, амфитеатр полон, а фокусник в костюме из алого сукна расправляет за спиной кожистые черные крылья.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/90107.png

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Узники иллюзий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно