новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » По острию закона


По острию закона

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Алькор / Неор / Недалёкое прошлое

Рейд-7, Киприэн, Иезекииль, Мельпомена

https://sun9-22.userapi.com/impg/mvFr4mefxLzqiqjQ6THh-oFwbtX1LEPTiwgB8g/sRlA8havrkQ.jpg?size=1920x975&quality=96&sign=878c21887d77574c09d1292f996bb0a3&type=album

Эпизод является игрой в  прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

+4

2

Шёлковая тишина наполняет сладковатый, слегка затхлый воздух комнаты, только и слышится сквозь сладкую дрёму шуршание собственных перьев. Рабочая неделя осталась во вчерашнем дне, можно позволить утомлённому телу утонуть в мягкой, будто самые нежные мамины объятия, кровати. Иезекииль крепко обнял свою плюшевую игрушку и зарылся мордой под тяжёлое меховое одеяло, в надежде ещё разок немного погрезить. В пальцы и грудь упирался упругий старый плюш, Зоря напоминал, как он утешал юного Зеля, когда он ругался с мамой или на носу стоял серьёзный экзамен. Зоря всегда был очень конструктивен, из него вышел отличный собеседник и слушатель.
Приподняв тяжёлые веки, Зель увидел всю ту же пещеру, полированные каменные стены с жёлтыми жилами кальцита, тёмные шторы закрывали ледяной свет зимнего солнца, в комнате плавал сонный полумрак, а на полке во всю стену гордо стояли образцы минералов, шёлковый малахит, аметистовая жеода, щётка азурита, огромный кристалл горного хрусталя... Веки съехали на глаза – хотелось спать, но подвал с грёзами будто уже захлопнули, и остаётся только потихоньку просыпаться наедине с мыслями. Дракон тяжело потянулся и на ощупь шлёпнул лапой по панели компьютера, неровным движением понизил яркость экрана, включил голограмму и приоткрыл один глаз – восемь часов, тридцать семь минут повисли тусклой бирюзой в воздухе. Слишком рано для выходного, но сон потихоньку отступает и даёт простор для чуть не выспавшейся бодрости. Дракон насупившимся носом уткнулся в плюшевого дракончика, но быстро смирился. Поваляется ещё пятнадцать минуточек и встанет, Зоря его растормошит.
Скинув лапой тяжёлое одеяло, Иезекииль перекатился на лапы и тут же принялся заправлять кровать. Зоря был уложен на его любимую подушку. По привычке, лапу на панель компьютера – девять часов, две минуты. Видимо, он всё же чуть-чуть вздремнул. С тумбочки перед зеркалом слетели три расчёски, и на телекинетической тяге забродили по бескрайним полям белой заспанной шерсти, пока Иезекииль щупал слипшиеся пряди золотой гривы.
Жирноваты... Надо бы в душ.
Он стащил любимые полотенца с полки, подарок Анейры на день рождения – отменный ярко-фиолетовый хлопок. Душ находился справа от входа в комнату Зеля, это короткий коридор, оканчивающийся небольшим залом с естественным бассейном, который был вручную доделан и украшен андезитом, близким по цвету к горной породе. В ванной стены ещё больше испещрены кальцитовыми жилами, были и крупные раздувы, в которых можно полюбоваться красивыми жёлтыми кристаллами.
Тихонько прикрыв за собой тяжёлую дверь, дракон бросил полотенца на бортик раковины и залез в бассейн. Никаких дырочек для оттока воды, как и кучи рассеивателей. Было бы слишком дорого прокладывать водопровод внутри горы, всё намного проще. Всего-то надо было слетать на горячие источники и немного поколдовать. И всё, что теперь нужно, это повернуть рунический клапан – каменный диск заскрежетал, издал характерный щелчок и загудел фиолетовыми узорами. Из микро-порталов под напором полилась горячая вода, а на дне бассейна образовался портал побольше, куда и стекали излишки.
Ахх... красота. — Ванная наполнилась паром с характерным кисловатым ароматом, Зель вылил половину пятилитровой бутылки шампуня для животных на себя и принялся слой за слоем вспенивать мыло. Довольно утомительно, когда ты огромный пушистый дракон, во всём этом мехе скапливается жуткое количество пыли, и ни местечка на теле пропускать нельзя, каждый сантиметр вымывается.
Сорок бесконечных минут надоедливого, скучного и просто раздражающего массажа, всю шерсть обмокнуть полотенцами, протомагией просушиться... и всё встало дыбом. Если раньше Зель был пушистым драконом, то сейчас он больше похож на облако с парой торчащих с боков крыльев, а из середины выглядывает солнечная моська с золотой гривой, вставшей дыбом во все стороны.
Надеюсь, Пельмеша ещё спит...
Осторожно приоткрывает дверь, старается без скрипа закрыть, оборачивается... а Мель стоит в коридоре с телефоном и фоткает его необъятную пушистость. Зель поджал губы и надулся ещё больше.

+1

3

Считать вслух — хрень, придуманная кем-то жаждущим внимания и признания. Удерживая вес на одной руке, медленно опускаясь и едва не касаясь подбородком пола, Мельпомена следит за дыханием. Смотрит сквозь слипшиеся от пота ресницы на поставленные на пол часы. И шумно выдыхает, заканчивая подход. Нехотя поднимается с прохладного пола, подхватывает со стула полотенце и утыкается лицом. Замирает, лениво прикрыв глаза. В дома, пускай тот буквально представляет собой пещеру, тепло. Разогретое тренировкой тело пылает. Ведёт плечами, скидывая напряжение.

Неплохо сходить в душ и переодеться, но ленца пробирает до самых пят. В выходной можно позволить себе немного забыть о приличном внешнем виде и расслабиться. Если мастера будет напрягать запах пота, тогда и придётся завернуть. А пока. Широкая рубашка да почти выцветшие штаны на истончившихся завязках. Снимает тяжёлую заколку, удерживающую косу скрученной, и резинку. Привычно убирает чёлку за уши.

Мастер наверняка видит десятый сон. Слишком рано. Слишком темно. В пору прилечь обратно и поймать ускользающие видения на грани реальности. Да только тренировки вызывают тягучую сонливость, а не дрёму. Вялость напополам с бодростью, где либо победит что-то одно, превращая день в дымку иль рабочие потуги, либо уравновесят друг друга, позволяя занять теми делами, о которых в другие забываешь.

Полотенце на шее, босиком по полу. И на кухню.

Готовить? Умеет, может, наловчилась. Не делает, потому что в общем холодильнике есть вчерашние остатки. Не то, чтобы кто-то в этой пещере ел мало, однако случаются исключительные случаи когда даже для этнарха в расцвете сил и ещё совсем юного дракона бывает «слишком». Поэтому из «слишком», которого в утреннюю пору уже слишком много, получаются отличные сэндвичи. Если не пожалеть слегка примороженного салата, который всё равно вкусный и не требует дополнительный манипуляций. Сыр жуётся с трудом, но, видимо, потому, что кто-то опять не выставил температуру как надо. Тыкать в себя пальцем считается неприлично. И, извинившись перед продуктами и, теоретически, потенциально страдающим пару секунд мастером, ничего не меняет. Так салат вкуснее. Точно-точно. А не лень одолевает.

Привычку подпирать собой стены точно колонна Мельпомена и сама считает дурной. Избавляться не собирается. Наслаждается изредка проскальзывающей неровностью, хоть и хорошо отполированной. Так и спинку почесать получается, так, чтобы внимания не привлекать.

Верно говорят, аппетит приходит во время еды. Где один сэндвич, там и два. И три. На четвёртом Мельпомена непонимающе смотрит на убывающую ветчину и медленно моргает. Стоит остановиться. Щурится, не прекращая жевать. Или нет? Всегда ведь просто можно вычесть из зарплаты. Серьёзных трат не планируется в ближайшее время, а спонтанные… Уже впору вводить личный счёт у некоторых торгашей. За честное слово. Не лжёт ведь каждый раз, когда просит отсрочку.

Но на одной пятой от вчерашних остатков ветчины всё же приходится шлёпнуть себя по рукам. В желудке ещё куча места, но и впереди сытный и плотный завтрак. И никак иначе. Теперь никак иначе. Жуёт активнее, не отвлекаясь на дурные мысли, так и лезущие в пока что ничем не занятую головушку.

Тяжёлый гул шагов и шум воды напоминают о том, что истинный хозяин уж на своих лапах и   способен к диалогу о том, что же будет на завтрак. На пустой желудок и отдыхается плохо. Решать вопросы с едой надо как можно раньше. Правда, взгляд на часы, кое-как отвоёванные в пользу механики и ради спокойствия Мельпомены, подтверждает, что уже не рано. Обед тоже маячит на горизонте. И пусть всё остальное подождёт.

Проще всего поймать мастера по пути из ванны. Правда, процедуры явно не на пару минут, а сэндвичей больше нет. Приходится завернуть в комнату, подхватить с низкого столика телефон, чтобы проверить рабочую и личную почты. Иногда отвлечься на полезное дело хорошо. Когда ждёшь оповещение от курьера о том, что заказ принят к доставке, тем более. Может, гантели будут уже сегодня?

Слыша щелчок, Мельпомена отрывается от чтения сообщений от Кэрри, разочаровавшись в пустом почтовом ящике, и косится в сторону. Ведёт пальцем по экрану и только цокает языком, скрывая смешок. «Пушистое облако», больше напоминающее сахарную вату, а не поражающее иной раз своей нежной красотой создание, выплывает в коридор, шлёпая ещё влажными лапами. Едва слышно, но как тут не заметить?

Вспышка.

Мельпомена косится на экран телефона, где под звонкий удар барабанных тарелок появляется закономерный вопрос о том, зачем присылать свой вегетарианский завтрак голодной плотоядной охотнице?

- Ой, - успевает сохранить удивительно чёткое для ситуации фото, отправив извинение собеседнице. Убирает телефон за спину под непрекращающийся звук тарелок. Очередные нелестные комментарии. Наверное. Желание выбросить телефон в окно только крепнет. Но окна в коридоре нет. Зато есть полная неодобрения заспанная морда. Которую так и тянет тронуть. Поэтому вторая рука тоже скрывается за спиной. - Доброе... Утро, мастер? Завтракать будем?

Отредактировано Мельпомена (2023-01-29 17:06:10)

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » По острию закона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно