новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Как Инь и Ян


Как Инь и Ян

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://x-lines.ru/letters/i/cyrillicdreamy/2209/000000/32/0/4nppbcgozeopbggozzeaaegozyopbm6ozw.png

Абберат | Лау | 5012 год

Нимерия | Оками

https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/95/597971.png
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в в прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя.

Отредактировано Нимерия (2023-01-24 23:11:26)

Подпись автора

死ぬようにお願いしたいのですが。https://i.imgur.com/MxPBIBF.png

+1

2

[indent] Воздух искрился злобой. Нимерия чувствовала — она знала это ощущение как никто другой, умела пропитываться им насквозь, превращаясь в смертоносное крылатое существо. Но в стенах цитадели якудза правила действовали даже для нее.

[indent] А еще она любила человека, по вине которого пространство вновь наполнилось скверной. Да и была ли то его вина? Нет. Скорее очередного бестолкового торговца, пришедшего к нему на поклон.

[indent] Не проронив ни единого слова, хтэния поставила на пол нефритового дракона, провела пальцами по искусно вырезанным чешуйкам на вьющемся кольцами теле, щелкнула зажигалкой и вложила в распахнутую пасть маленький подожженный конус. Дым благовония заструился по длинному змеиному языку, медленно стекая вниз, словно молоко. Неслышно и плавно, как умеют только шиноби, Ним подкралась к своему оябуну и села в сэйдза у него за спиной.

[indent] Такеши медитировал под звуки журчания ручья и щебетания птиц, освещенный огнями галопроекции леса. Девушка улыбнулась: а бывал ли он, рожденный и выросший в каменных джунглях, в настоящей бамбуковой роще? Вот бы показать ему Буньянское княжество, с его серебряными озерами и снежными горами, неизбывно прекрасную древнюю вотчину Сугавара… Но за целый век она так и не нашла в себе сил ступить на родную землю.

[indent] Теперь ее дом - здесь. Наверное.

[indent] Ним прикрыла глаза, встраиваясь в энергетический поток мужчины. Осторожно тронула ладонями его татуированные плечи, ласково погладила выбитого на спине Рю. Оставаясь умиротворенным снаружи, внутри оябун бушевал… и она обволокла его мягкой волной, увлекла в безмятежное облако, успокаивая и усмиряя, как инь уравновешивает ян. Ее пальцы вплелись ему в волосы, массируя гудящую голову, слегка оттягивая пряди, чтобы улучшить кровоток; потом спустились к шее, разминая напряженный воротник. Ним сдерживала себя, осторожничала, но надолго ее не хватило: в конце концов она прижалась грудью к спине Такеши, крепко его обнимая, шумно вдыхая аромат его тела. От щемящей тоски перехватило дыхание и невыносимо заныло где-то глубоко внутри.

[indent] — Мы скучали. Очень.

Подпись автора

死ぬようにお願いしたいのですが。https://i.imgur.com/MxPBIBF.png

+1

3

[indent] Мужчина медленно выдохнул и наклонил голову к груди. Лежащие на коленях ладони разгладили несуществующие складки, а богатырь Кентаро, выбитый на спине, деловито дернул рельефными мышцами.

[indent] Прикосновение любимой женщины отвлекло от размышлений и переключило внимание оябуна с проблем на нечто более приятное и желанное.

Торговцы всегда пытаются получить больше, чем достойны, и хотят отдать меньше, чем требуется… — Выпрямив спину, Оками открыл глаза и склонил голову на бок, чтобы коснутся щекой изящных и чувственных запястий Они, щекоча их своей пушистой бородой. Несколько дней, которые пришлось провести порознь, давали о себе знать отголосками беспокойства и тревоги, но мужчина старался не показывать вида, что ему тоскливо.

Прошло всего три дня, — Прошептал Такеши, касаясь губами белоснежной кожи и чуть покачиваясь из стороны в сторону, чтобы в полной мере ощутить прикосновение горячего тела и мягкой груди. Несколько мгновений тишины, безмятежного покачивания на волнах безмятежности и Оками решается обернуться. В такие моменты он всегда нервничает и напрягается словно струна, поскольку не знает, что увидит перед собой в следующее мгновение. Дела делами, но характер хтэнии был не сахарный и частенько её тело несло отголоски драк, ранений и всего того, во что она успела ввязаться будучи за пределами цитадели.

[indent] Сперва взгляд медово-янтарных глаз встретился со взглядом девушки, изучая её эмоциональное состояние и загораясь искренней радостью. Оками радовался словно ребенок, повстречавший старого приятеля и оценивая, рад ли тот встрече. Лишь убедившись, что это она, желанная и близкая, взял за руку, притянул к себе и принялся ненавязчиво изучать и осматривать, с каждым движением всё больше заключая в капкан своих объятий.  Гордая, самостоятельная, дерзкая, она бы никогда не призналась, что ей было больно, не позволила бы проявить сочувствие, но Оками и не желал этого. Он просто прижимал её к своей груди, молча, не произнося ни слова, дарил поддержку и одобрение.

Три бесконечно долгих и тоскливых дня… — Ладони огладили плечи и спину, соскользнули по талии вниз и несколько раз игриво шлёпнули по заду. — Раньше тебе хватало одного или двух дней, а теперь ты заставляешь меня ждать и беспокоиться.

[indent] Мужчина мягко улыбнулся, подался вперёд и коснулся ее губ томным поцелуем.
С возвращением, моя маленькая Они. Как всё прошло?

Подпись автора

政府は法律に依存し、人々はヤクザに依存しています。
Правительство зависит от закона, а люди от якудза.

+1

4

[indent] Нимерия впилась в его губы с тоской и жадностью, порывисто, страстно, так, как могла лишь она одна. Ее руки лихорадочно скользнули по груди Такеши, по животу, по плечам, неприкаянные, не находящие себе места, как она сама до встречи с Борекудан. Она не хотела говорить. Отчет об инфильтрации и фотографии документов наместника могли подождать, а Ним — нет. Лишь бы надышаться его сандалом, табаком и корицей, напиться его губами, до истомы, до одури, допьяна… Она — инь, вечно больной, но податливый мрак, он — ее ян, земной согревающий свет, влекущий ее, словно мотылька, и исцеляющий вместо того, чтобы опалить крылья. В его объятьях все казалось простым и достижимым, и Нимерии — снова — хотелось плакать от этого странного, полузабытого ощущения безопасности, уюта… дома.

[indent] Но она, конечно, не заплачет. Иначе Такеши решит, что она провалила миссию.

[indent] — Фото у нас, Оками-сан.

[indent] Хтэния вжалась в него крепче, опустила голову на плечо, прошлась поцелуями по шее. Широкая мужская ладонь легла на затылок, бережно и в тоже время уверенно прижимая к изгибу между плечом и шеей.

[indent] — И нас не раскрыли. Проблем не было, не беспокойся.

[indent] Она взяла его лицо в ладони и улыбнулась, поглаживая холеную, приятно пахнущую густую бороду. Чувственно, явно любуясь, прошлась кончиками пальцев по скулам, щекам, губам, носу, очертила дуги бровей и прижалась лбом ко лбу. Слова не были сильной стороной Людоедки, но ее прикосновения и поступки могли сказать гораздо больше, чем она сама. Она общалась так, по-звериному, потому что этот язык не лжет, он — прям, как палка о двух концах: либо ненависть, либо любовь.

[indent] — Мы это… вот… это тебе.

[indent] Смущенно опустив глаза, девушка вынула из-за пазухи небольшую круглую шкатулку и протянула Оками на ладошке. Не вытерпев, сама же и открыла. Внутри переливались линзообразные камешки для игры в Го, вытесанные из ярко иризирующих лабрадоритов.

Отредактировано Нимерия (2023-01-24 23:18:32)

Подпись автора

死ぬようにお願いしたいのですが。https://i.imgur.com/MxPBIBF.png

+1

5

[indent] Лицо Оками расплылось в широкой ухмылке. Уголки губ приподнялись, а в глазах заплясали золотистые искорки. За время проведенное вместе, он успел узнать её достаточно хорошо не прибегая к прямому вторжению в разум и прекрасно понимал, почему именно эти камни вызвали повышенное внимание со стороны Нимерии. Если что-то было красивым и блестело, то скорее всего это что-то вскоре окажется в цепких пальчиках Нимерии, даже если ранее это нечто было прибито, прикручено и приварено к полу намертво.

Оу… — Оками поднес свою ладонь, снизу накрыл длань хтэнии и лежащий на ней дар. Чуть приподнял и запустил персты второй руки в россыпь ярких отшлифованных камней. Пальцы зашевелились, камни мелодично запели, потираясь округлыми боками и играя сочными красками всевозможных оттенков. — Удивительно! Когда ты только успела? Хотя… Не говори, дай угадаю!… — Приподняв бровь, оябун многозначительно посмотрел в глаза Нимерии и подмигнул. — Это маленький бонус за сложность, да? — Едва сдерживая смех, мужчина достал один из камней, подбросил на ладони и провёл им по её телу, от ложбинки между ключиц до пупочка.

Это чудесный подарок от чудесной женщины. Даже не знаю, что я хочу больше, тебя или попробовать эти камни в деле! — Вернув камень в шкатулку, Оками закрыл крышку и опрокинул хтэнию на спину, навалившись на неё сверху всем телом.

[indent] Приглушенно рыкнул.

[indent] В такие моменты им не нужны были слова. Она - зверь, он - менталист. Слова отвлекают смыслами от важного, обманывают, уводят прочь от чувств и ощущений. Им было в разы проще общаться посредством прикосновений и разбавлять их короткими рыками, протяжными стонами или томными вздохами, когда страсть, желание и чувства уже начинали разрывать изнутри.

В отличие от меня, дела могут подождать ещё немного, включая фото. — мужчина отложил в сторону шкатулку, всецело отдавая внимание своей неугомонной, страстной и желанной женщине. Оками знал, что кроме Нимерии никто не смог бы справится с поручением столь тонко и филигранно, как это умела воровка. И тем сложнее давался выбор, когда приходилось отправлять на дело Нимерию и мучиться сомнениями, если она отсутствовала слишком долго. Ожидание изматывало неопределенностью и каждый раз оябун говорил себе, что это последний раз и каждый раз отпускал с тяжелым сердцем, не зная, вернется ли она.

[indent] Ладони заскользили по плечам, груди и бёдрам. Жадно тиская, Такеши словно пытался удостовериться и утешить себя, ощутить тепло и мягкость податливого тела, вдохнуть тонкий аромат и услышать мелодичный томный вздох удовольствия. Но у Нимерии была ещё одна особенность, которую следовало учитывать.

Ты голодна? — Поинтересовался Оками, проявляя высокую степень заботы о своей девочке и скользя пальцами по скулам, щечкам, накрывая ладонью шею и несильно сжимая, чтобы в следующий миг склониться и сорвать с губ несколько десятков страстных поцелуев.

Подпись автора

政府は法律に依存し、人々はヤクザに依存しています。
Правительство зависит от закона, а люди от якудза.

+1

6

[indent] Хтэния выгнулась в его руках, прикрывая глаза от удовольствия. Она была двуединой — две сущности, запертые в одном теле, гармонично слитые в то, что звалось Нимерией — но в такие моменты осознавала себя по-настоящему полноценной. Словно до встречи с оябуном якудза в ней недоставало какого важного элемента, заставляющего её чувствовать себя живой. Ним искала это ощущение в драках, в безумных, почти смертельных выходках, в постельных играх разной степени извращенности, в конских дозах текилы и амфетамина… Но нашла не в беснующейся буре, а в штиле, в мерном спокойствии объятий Такеши Куросавы. Даже сейчас, в порыве страсти, его не покидала фирменная выдержанность. Даже в такие моменты Оками никогда не терял голову, не позволял себе заходить слишком далеко, не ломал её — да, сломать Людоедку было чертовски трудно, но он и не думал пытаться. Он был её якорем, мягким, но уверенным стопором её неуправляемого бронебойного механизма.

[indent] Он волновался за неё, как… как за свою женщину, как за живое существо, а не как за полезную деталь, выход которой из строя может доставить ему неприятности.

[indent] Поначалу Ним боялась доверять Оками, глушила в себе все чувства, кроме страсти. Слишком сильно, с отдачей срабатывал триггер — однажды она уже размякла, доверившись Магнусу, и тот не просто разбил её глупое пылающее сердце — он превратил её жизнь в ад. Когда-то Синовар Лестер знал наперечет все её слабости — и потому Такеши Куросаве пришлось о них догадываться самому. Успешно, впрочем. Он оказался не просто одарённым менталистом и хорошим психологом, а эмпатом. Он умел пропускать все через себя, умел чувствовать других. А ещё Людоедка знала, что, несмотря на характер их деловых отношений, для него она была не оружием, не мяском для траха, не дорогим и красивым аксессуарчиком на зависть остальным — вон, гляньте, сегодня у меня эта, а завтра, если надоест, возьму другую, послезавтра — третью, могу себе позволить, в отличие от вас, нищих ублюдков. Для него она была кем-то очень-очень близким, и он спрашивал, чего, как и когда она хочет, не для того, чтобы запудрить мозги и подчинить себе, а потому что действительно хотел знать.

[indent] — Конечно.

[indent] Выбирая между едой и соитием, Нимерия предпочла бы последнее, но сейчас можно было не выбирать.

[indent] — Свининку бы сейчас… Навернуть. В темпуре. С лучком и чили. И жареных креветок. И картошки. И ещё… Манговые моти. И водку. Можно? Но сперва мы хотим тебя потискать…

[indent] Ним погладила оябуна по щеке, ласково прошлась губами по виску, залюбовалась неподдельной, искренней, пусть и привычно запрятанной вглубь нежностью в его янтарных глазах и с жаром прильнула к губам, влажным и чуть приоткрытым. Прихватила верхнюю, отпустила, улыбнулась… И тронула другую. И ещё. Ещё. Ещё. Они целовались до пьяной одури, до болезненного покалывания в немеющих губах, жадно, порывисто, дико, не смея остановиться и нарушить волшебство момента. Пальцы Ним хаотично скользили по пионам на спине Такеши, по доспехам Кинтаро, чешуе и пасти Рю; дыхание сбилось, но это было так сладко, так… Правильно.

Подпись автора

死ぬようにお願いしたいのですが。https://i.imgur.com/MxPBIBF.png

+1

7

Можно, — Сдерживая эмоции ответствовал Оками, стараясь отстранился и послать максимально нейтральный ментальный импульс на кухню, что была готова сотворить немыслимое в любое время дня и ночи по первому требованию господина. — Пожалуй, я составлю тебе компанию. Возьму коньяк, лимон и немного суси с кальмаром

[indent] Оками был иным. Для него было важно то, что происходило сейчас и он не собирался размениваться по мелочам, выбирая между заботой о своей женщине и собственными желаниями. Потребуется не более 20 минут, чтобы приготовить и доставить снедь, а пока мужчина просто устроился с комфортом на татами и провёл пальцами вдоль позвоночника Нимерии, разминая ей шею и плечи подушечками пальцев..

Тебе следует попробовать свинину в кисло-сладком соусе с овощами. Мой шеф отменно готовит это блюдо… — Голос оябуна звучал спокойно и нежно, словно изучая вкусовые пристрастия Людоедки. Разумеется, что свинина или говядина, как и морепродукты не были пределом гастрономических шедевров, но именно в чём-то простом и обыденном Такеши находил невероятный шарм и наслаждение. Возможно, что и его девоче подобные угощения придутся по вкусу.

[indent] Он многого не знал о ней, а может, просто не говорил о том, что знал, стараясь не думать о боли, что приносило с собой прошлое каждого из них. Прошлое тяготило, но жизнь была здесь, в настоящем, и радость общения, близости и единения доставляла в разы больше приятных эмоций, чем грусть и тоска минувших дней.

[indent] Оябун медленно выдохнул, опрокинул хтэнию на изгиб собственного локтя и вполоборота навис над ней, любуясь обворожительными чертами лица и стройного стана. Его глаза изучали её, оценивали, осматривали, проводили эмоциональную диагностику в поисках мельчайшей неудовлетворенности происходящим вокруг. Такеши проявлял заботу так, как умел. Прикрыв глаза, опустил голову на грудь, замер, прислушиваясь к биению сердца. Чужая, далекая, готовая в любую секунду раствориться и пойти своим путём, но всё же сейчас она была рядом, наполняла черное сердце босса якудза теплом, заставляя хоть на краткий миг забыть об одиночестве, наслаждаясь моментом настоящего и отринув мысли о будущем. Эти чувства и ощущения оябун старался даровать в ответ, как знак признательности и ценности, которую стала представлять для него Нимерия.

Да возьмись за нее уже, — по-доброму заворчала девушка, нарушая целомудренную тишину и гармонию. И оттянула вниз вырез серой домашней майки с какой-то дурацкой надписью. Ее левая грудь выскользнула из одежды, проколотый сосок дразняще проехался по щеке Оками. — Самурай, блин

[indent] Она провела подушечками пальцев по его губам — нежно, невесомо, едва ощутимо, а потом прижала крепче, не давая отстраниться.

[indent] Губы мужчины пришли в движение и мягкая поросль на лице защекотала нежный ореольчик прежде, чем уста сомкнулись вокруг соска и втянули его в рот, щекоча кончиком язычка и страстно посасывая. Ладони как-то сами собой проникли под задницу и крепкие пальцы смяли упругие ягодицы. Два хищника, два охотника, что поймали друг друга. Зубы обхватили железные штанги и крепко сжали. Нимерия вздрогнула и жалобно пискнула, извиваясь в его руках.

Подпись автора

政府は法律に依存し、人々はヤクザに依存しています。
Правительство зависит от закона, а люди от якудза.

+1

8

[indent] — Хочешь помыкать главой Борёкудан? — Проговорил мужчина, навалившись сверху всем телом и прижимая хтэнию к прохладному и чуть шероховатому татами. — Это высокая привилегия, пользуйся ей осторожно… — Отпустив один сосок, Оками тут же переключил свое внимание на второй, жадно обхватив его губами через одежду.

[indent] — А то что, накажешь нас? — выстонала Людоедка на выдохе. И рассмеялась. Это было хорошо, чертовски хорошо. Ей нравилось дразнить его, выманивать шутливые, но привычно сдержанные самурайские угрозы, наблюдать, как в глазах Такеши зажигается озорной огонек. В эти редкие моменты он преображался настолько, что у неё перехватывало дыхание и не хотелось даже моргать, лишь бы запомнить его азартную белозубую улыбку, самую любимую на свете. — Отшлепаешь? Или не подпустишь к себе? Учти, если... вздумаешь позвать вместо нас шлюху, мы заложим бомбу в цитадель.

[indent] Оябун сурово посмотрел на женщину и приподнял бровь.

[indent] — Шлюху? А это интересная идея… — Коротко рыкнув, эон погладил пальцами скулы и шею Нимерии. — Но не столь интересная и заманчивая, как секс в плетении шибари, которого ты можешь лишить себя за плохое поведение, дрянная девчонка. — Оками лукаво улыбнулся и продолжил скользить указательным пальцем по шее вниз, пока не достиг плеча, предплечья, кисти. — Разве не это самое страшное наказание? — он резко схватил хтэнию за шею, прижимая к татами. — О нет, это будет долгая и мучительная пытка, чтобы ты в полной мере вкусила радость наслаждения и наполненности.

[indent] Оками приподнялся, развернул Нимерию на живот и прижался пахом к её заднице. Сквозь одежду отчетливо ощущалось возбужденное мужское естество. Хтэния раздвинула обтянутые леггинсами ноги, качнула бедрами так, чтобы прижаться к члену пульсирующей щелкой, потереться об него через одежду…

[indent] — А ты оптимист, — пробормотала она, дразняще выгибая спину и с улыбкой оглядываясь через плечо. — Если думаешь, что все твои люди переживут наше… Вынужденное воздержание.

[indent] Она, конечно, могла бы пошутить и про оприходование какого-нибудь симпатичного охранника, но не стала. Оками был не из тех, кого заводит чувство ревности, и Ним не хотела сбивать его игривое настроение. Да и после встречи с оябуном якудза ей больше не хотелось никого другого. С ним было… Интересно, но вместе с тем — надёжно. И наемнице, привыкшей в бою и в любви ходить по лезвию ножа, просто рвало крышу от ощущения безопасности происходящего. От того, что она могла быть уверена в Такеши.

[indent] — Камень, бетон, эонская плоть и кровь… Чего они стоят без разума? — ладонь мужчины властно прошлась вдоль ее спины, огладила поясницу и, вопреки ожиданию, мягко стукнула по оттопыренной попке, после чего прошлась между ягодиц. — Лишь общая цель объединяет людей и делает из случайных попутчиков единомышленников. Ты можешь разрушить цитадель и убить сотни якудза, но тебе никогда не вытравить из их разума то, что делает Борёкудан великой силой.

[indent] Его пальцы схватили пояс Нимерии и рывком стащили штанишки до колен вместе с тонкими трусикам, оголяя упругий зад. Ткань определенно была лишней в уравнении чувств и Такеши решил избавиться от неё, так же быстро срывая с себя просторные шелковые штаны. Разгоряченный стержень прижался к лону и оябун практически лёг на спину своей женщины, чтобы губы оказались рядом с её ушком. Тихо прошептал:

[indent] — Ты стала частью моей силы и моей слабостью. Я не хочу выбирать, я желаю обладать и тобой, и властью! — Губы сомкнулись вокруг мочки, нежно пощипывая и покусывая.

[indent] По коже Ним пробежали мурашки. Она реагировала так на его голос почти каждый раз — когда он порыкивал, когда шептал на ухо или стонал… Последнее случалось нечасто, и потому хтэния готова была ласкать его подолгу, выманивая томное «О да, девочка», доводя его до накала, поднимая из глубин кипящую страсть. Но сейчас… Сейчас ей хотелось играть.

Подпись автора

死ぬようにお願いしたいのですが。https://i.imgur.com/MxPBIBF.png

+1

9

Хочешь? Так возьми

[indent] Людоедка вильнула задницей, игриво потираясь о впечатляющий стояк Оками. Но, едва растравив желание оябуна, она вывернулась из его рук, проскользнула под ним и опрокинула его на спину.

Ты слишком много говоришь, босс, — мягкие, но сильные женские пальчики пробежались по его животу, по груди, погладили плечи и вовремя надавили на них, пресекая попытку перевернуться. — Найди своему языку иное применение, — с этими словами Ним села ему на лицо.

[indent] В следующее мгновение последовал звонкий шлепок по заднице, ладонь мужчины оставила алый след на ягодице и прошлась вдоль спины, очерчивая позвонки на пояснице. Раздвинув ягодицы, Оками погрузила два пальца в горячие недра женского тела.

Твоя дерзость будет наказана, Они-сама, но сперва я выпью твой нектар досуха… — Лукаво усмехнувшись, он погладил лоно изнутри, не давая белокурой сучке отстраниться. Развёл мягкие губки в стороны и не спеша коснулся жемчужины её клитора кончиком расслабленного языка. Осторожно двинул головой, лаская нежный бутон пощипываниями губ. Свободная ладонь легла на грудь, пальцы сжались вокруг тугим капканом, перебирая аккуратные, подтянутые и нежные полушария, сжимая соски, покручивая и оттягивая.

[indent] Нимерия вздрогнула, шире разводя ноги и запуская пальцы в густые волосы Такеши. Вот она, самая запретная вещь в Шатору — не наркотики-спайсы, не передовое оружие и взрывчатка, а потрясающий кунилингус от оябуна якудза. В криминальной среде мужчины не могли говорить о таком, если не хотели навсегда потерять уважение соратников. Те, кто уже имел высокий статус в преступной иерархии — тем более. Но Оками было плевать на устои и правила, он не афишировал своих предпочтений, но и упрекнуть его вряд ли бы кто-то осмелился, прознай о его маленьких слабостях.

Кеши, — выстонала Ним на выдохе, выгнувшись, когда его язык в очередной раз прошёлся по самой чувствительной точке. Она была напряжена, как струна — пальцы эона настраивали аккорды, вертели проткнутый штангой сосок, и ощущения от этого казались резче, живее. Он был из тех мужчин, что умели ласкать искусно, долго и терпеливо. — Пожалуйста… Кеши… ещё.

[indent] Хтэния приподнялась, развернулась и встала на четвереньки, нависая над Оками — пора было и ей занять рот… Делом. Каменный член — два её кулака и головка, Ним помнила наизусть, — налитый кровью, подрагивал от вожделения. На животе оябуна поблескивал след от смазки. Эонка слизнула солоноватые капли с головки, погладила её подушечкой большого пальца и улыбнулась.

Бедный. Извелся весь.

Поможешь мне? — на миг оторвавшись от процесса, полюбопытствовал Оками, который любил долгие прелюдии и просто обожал изводить свою девочку длительными ласками и томительным ожиданием. Ублажать её тело и лоно, доводя до пика вновь и вновь прежде, чем рубиновый дракон проникнет в пещеру ещё наслаждений, дарило особо яркие ощущения.

[indent] Язык мужчины вновь прошелся по навершию клитора, лоснящиеся от нектара губы пленили его крепкими объятиями, а бёдра нетерпеливо приподнялись и опустились. Постанывая и рыча от возбуждения, Оками свёл несколько пальцев вместе и наполнил ими лоно до предела, чуть изогнул и принялся вращать кистью, синхронизируя с оральными ласками и несильно надавливая на переднюю стенку.

Подпись автора

政府は法律に依存し、人々はヤクザに依存しています。
Правительство зависит от закона, а люди от якудза.

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Как Инь и Ян


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно