Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Незавершённые эпизоды » Архивация: Мировая паутина


Архивация: Мировая паутина

Сообщений 1 страница 41 из 41

1

[status]Да начнется игра[/status][icon]https://i.imgur.com/i78QNuR.jpg[/icon][nick]Рассказчик[/nick][lzbb]<div class="lz"><a href="https://arhi.rusff.me/viewtopic.php?id=736#p100389" class="ank">Рассказчик</a><lz>Неизвестный писатель повествующий о происходящем в мире путем историй</lz></div>[/lzbb]

Циркон[Эльмар] / Прошлое

https://i.imgur.com/P0pjT26.png
Основной сюжет: Демиург Упорядоченности путешествует по свету и ведёт записи о интересных местах, личностях, событиях и т.д.
Сюжет Главы: В один погожий день студенты Академии при Ордене проводили экскурсию по Эльмару во время своих каникул. В этот же час Порядочный отдыхал в библиотеке, ведь это было единственное мгновение, когда он не завален обучением своих подопечных, но кто мог знать что простой разговор группы студентов за книгами, сможет перевернуть его планы на отдых?..
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/38695.png
Эпизод является игрой в прошлом времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
Поисковая система
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/58727.png

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-04 22:27:01)

+1

2

Полуденная жара расползалась липкими щупальцами по частному аэродайну академии, просачивалась в лёгкие и мешала дышать. Большинство студентов растеклось по своим креслам, лениво моргая в окно, и даже те из них, кого персонал транспортного средства привлёк для починки внезапно вышедшей из строя системы климат-контроля, заторможено ковыряли кибер-отвёртками вяло шипящие на них провода. Духота, обусловленная островной влажностью, не щадила никого.

Смахивая со лба капельки пота, Лани держался бодрее остальных: всё же он вырос на островах Проциона, климат которых был едва ли милостивее к своим обитателям. В данный момент юноша вместе с сисадмином аэродайна просматривал логи внутренней системы, чтобы обнаружить, где и когда произошёл сбой.

– Вот, – неуверенно подал голос дархат из-за спины средних лет мужчины с недельной щетиной, – строка триста девяносто четыре.

А, на это не обращай внимания, – отмахнулся тот, почёсывая щёку. – Тут ошибка ещё с самого начала была, и с ней всё работало, так что мне просто лень было фиксить. Даже линтер на неё уже забил. Чекай дальше.

Лани послушно кивнул, и в этот момент раздался сигнал приземления, а следом за ним – единодушный, преисполненный облегчения вздох. Побросав вещи и инструменты, толпа высыпала на посадочную полосу, стремясь поскорее глотнуть свежего воздуха. Волна людей захлестнула тщедушного парня и неумолимой стихией унесла к дверям. Лани даже почудилось, будто чья-то рука в общей толкучке бесцеремонно ухватила его за воротник и выволокла на улицу.

Заморгав от яркого света, он обернулся и укрепился в своих домыслах: позади стояли ухмыляющиеся Коннор и Дженкинс. Лани хотел было возразить, что ещё не закончил с логами и должен вернуться помочь, но тут один из друзей пихнул его плечом и кивком указал на открывшийся перед ними пейзаж.

В одно мгновение левиафан позабыл, что собирался сделать. Кругом раскинулись владения Ордена Порядка – славящийся на весь Аркхейм город Сирмаель. Удивительная архитектура на стыке модернизма и средневековья, лабиринты идеально выверенных улиц, снующие по ним представители всех рас, планет, профессий и чинов – ведь двери Ордена всегда были открыты каждому, кто следует закону, – а вдалеке возвышались величественные белые стены и островерхие небесного цвета крыши самого сердца Эльмара.

Мимо прошагал гвардейский отряд. Куратор показывал подошедшему к ним человеку документы. Учащиеся подобно муравьям сновали вокруг аэродайна, разбирая багаж. За спиной приятели громко спорили о том, куда пойти сначала: в мастерскую техномагического оборудования или супермаркет кибернетических имплантов. Дождавшись условно-формального: «В девять собираемся в центре главной площади», студенты рассыпались по городу, сверяясь по гаджетам с нужным направлением.

Лани был здесь впервые. Предыдущую экскурсию он пропустил из-за болезни, а посему предпочёл довериться одногруппникам и покорно покинул порт следом за ними. Всю дорогу Дженкинс и Коннор не прекращали пререкаться и не сразу заметили, что молчаливый юноша от них отстал. Пропажа обнаружилась довольно быстро: перед зданием библиотеки, что в этот час пользовалась популярностью не больше, чем горячий кофе на жаре.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

Ну и какого хтона мы здесь делаем? – осмелился поинтересоваться Дженкинс, когда вся компания во главе со смело шагнувшим в храм знаний дархатом очутилась внутри.

Коннор шикнул на него, а Лани, светящимися от восторга глазами осматривая уходящие под потолок книжные шкафы в отблесках витражных окон, рассеянно пояснил:

Это ведь обитель демиурга Порядка, верно? Одна из двух величайших в мире колыбелей информации и кладезь всех упорядоченных систем… Я имею в виду, – юноша немного стушевался под недоумёнными взглядами товарищей, а голос его стал тише и быстрее, – что все принципы построения мира, алгоритмы нахождения его закономерностей и понимание того, как повлиять на них, – всё это нужно искать не в интернете. Оно находится здесь.

Так, погоди, – кажется, до Коннора начало понемногу доходить. За годы общения с этим альтернативно мыслящим пареньком он обрёл понимание хотя бы того, о чём тот пытается им сообщить. – Ты хочешь сказать, что всерьёз поверил в ту байку о виртуальном артефакте? – он выставил одну руку вперёд, а другой многозначительно потёр переносицу и уточнил: – Об алгоритме, который способен перепрограммировать мир?

Лани не успел ничего на это ответить, поскольку стоящий рядом Дженкинс громогласно захохотал и вальяжно обхватил дархата за плечи:

Малыш, а если я скажу тебе, что от слишком умных мыслей в голове заводятся мозговые черви, ты в это тоже поверишь?

С извиняющейся улыбкой юноша аккуратно высвободился из захвата, покачал головой и вновь перевёл взгляд на архивы.

Мне лишь хочется выяснить, какова сама вероятность существования подобного артефакта. Не правда ли его свойства очень схожи со свойствами магической вязи, которая точно также устанавливает закономерности любых явлений и позволяет вмешиваться в них? А если добавить сюда аналитические и вычислительные мощности всех компьютеров мира и стремящийся к бесконечности объём памяти...

Коннор с Дженкинсом переглянулись. Быть может, в иное время и в ином месте, к примеру, на скучной лекции занудного старичка-преподавателя истории робототехники, они бы с головой окунулись в эти околонаучные дебаты касаемо возможности существования априори несуществующей ерунды, но сейчас к ним взывал просачивающийся из-за дверей запах свободы и долгожданная возможность пощупать новейшие разработки учёных Сирмаеля.

Бабу ему надо, – подвёл их общий итог Дженкинс.

Тут на острове много красивых, а главное умных и интересно мыслящих девушек. Тебе бы точно нашлось, о чём с ними поговорить, – неожиданно согласился с ним Коннор, обычно не упускающий возможности развязать спор с лучшим другом из-за любой чепухи. – Только вряд ли ты обнаружишь их среди этих пыльных стеллажей.

Дархат снова покачал головой, и друзья, не ожидавшие ничего другого, покинули библиотеку под неодобрительный взгляд персонала и смешки Дженкинса о том, что ориентация Лани лежит где-то в плоскости между техносексуалами и амёбами.

Всегда добродушно воспринимающий их шутки, левиафан лишь хмыкнул себе под нос и, показав на входе пропуск академии, углубился в читальный зал в поисках истоков закономерностей.

Отредактировано Лани Кохола (2023-02-04 13:28:32)

+1

3

https://i.imgur.com/cmiSdLd.jpg
Демиург медленно прохаживался вдоль перил на втором этаже Архива. Сегодня был жаркий летний день, не хотелось делать абсолютно ничего, только развалиться где-нибудь в тени и отдыхать. Как раз в библиотеке и была эта блаженная тень, потому что это место буквально изолировано от внешнего мира и единственный проход наружу это дверь, окон помещение не имело, а если и были, то небольшие и под самым потолком. Порядочный остановился на месте, упёрся локтями в перила, свесив руки вниз и сонным взглядом наблюдал за входом в обитель знаний. Аромат древних книг перемещался со свежестью морского бриза, как только двери распахнулись и внутрь вошли гости в количестве трёх персон.

—Студенты?..—Тихо промямлил Демиург, подперев кулаком голову. Их разговоры были весьма понятны и к тому же хорошо разносились по помещению, потому что говорили они достаточно громко. За нарушение тишины, компания была одарена недовольными взглядами сотрудников и некоторых учащихся Ордена, что в свое свободное от учебы время захотели насладиться книгами. Генри помнил, что Академия Наук Лиреи договаривалась провести обмен студентами на время каникул, студенты Ордена отправились на экскурсию туда, а студенты Лиреи посетили Эльмар. Однако же, именно эти были достаточно шумными, что бы нарушить умиротворенную атмосферу кладези знаний. Пока двое парней испускали странные шутки в сторону своего товарища, тот пытался им объяснить в каком месте они находятся. Разговор не спеша зашёл про какой-то артефакт, что и привлекло внимание Демиурга и он стал куда внимательнее вникать в суть беседы. Оказалось, что один из товарищей хотел в этих стенах найти информацию про алгоритмы и порядки, ради понимания сущности артефакта, способного перепрограммировать мир.—Звучит как какой-то бред...—С тяжёлым вздохом сказал он сам себе, ведь голос Порядочного был очень тихим, что бы кто-то услышал это изречение. Но тем не менее, мальчишка подцепил любопытство Генри, а потому тот не спешил пока что уходить. Вместо этого он присел в удобное кресло, что стояло неподалёку от перил и просто наблюдал со стороны, ведь пока что его не заметили, а значит и внимания его персоне оказано не будет.

Рука Демиурга машинально полезла в сумку, что все это время висела у него на плече. Рассказ довольно интересный, а потому нужно записать как можно больше подробностей. Именно потому он извлёк записную книгу и ручку в виде черного пера из своей сумки. Открыв на пустой странице он медленно начал записывать все слова молодого паренька, что истолковывал приятелям суть своих поисков, но те кажется его совершенно не слушали, лишь грезив о том, что бы как можно скорее покинуть стены библиотеки и отправиться в любое другое или какое-то конкретное место на острове.—Очень занятно...—Все так же, говорит самому себе. Пускай Порядочный и не был приверженцем новых технологий в виде компьютеров или смартфонов, но он и не был слишком уж потерянным в этом плане и что-то да знал. Тем не менее, сравнения артефакта с магической вязью показалось ему куда более интересным нежели рассуждения о машинах. Если артефакт, способен изменять и настраивать свойства задаваемых объектов, то это значит, что он способен к изменению привычных устоев. К тому что например торшер рядом с Генри стоял на земле, а при воздействии этого артефакта, он сможет стоять разве что на потолке или на стене. Несуразная, беспорядочная околесица, как что-то подобное вообще может существовать? Закончив с записями, что он вел лишь на разработанном им лично шрифте, книга с ручкой вернулись в сумку.

Компания покинула Архив под громкий заливистый смех. Все провожали этих двоих вздохами облегчения. Двоих? Да, тот, кто действительно пришел сюда получать знания, сейчас пробивал академический пропуск. Немного повозившись с компьютером, сотрудница пустила его к стеллажам с бесконечными знаниями. Все полки доверху забиты книгами разных размеров, цветов и конечно же содержаний. Единственное, что их объединяло–отсутствие магического фона. Ни одна из книг, что здесь лежали, не обладает хотя бы толикой магии. Что бы не потерять дархата из виду, Генри поднялся с насиженного места, встал вдоль перил, смотря вниз на проходящего там мальчишку.—До чего же шумные у тебя друзья...Даже не знают, что в библиотеке нужно соблюдать тишину...—Говорил он сверху вниз, теперь же его тихий голос был слышен всем. Черная с белыми прожилками, густая, вязкая и тягучая, такова была магическая энергия, окружающая существо, что обратилось к пареньку.

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-13 17:00:38)

+1

4

Едва миновав контрольно-пропускной пункт, Лани сделал лишь несколько шагов и замер, вдыхая всей грудью аромат дорогого старинного дерева, потрёпанных хрустящих переплётов и хранящих многовековые знания страниц. Дархат крайне редко за прошедшие десятилетия ощущал себя в своей тарелке, но библиотеки относились для него к тому роду исключений, где он переставал чувствовать себя оторванным от мира и мог подобрать к нему ключи.

Дженкинс и Коннор не знали, но даже общаться с людьми, понимать их и верно формулировать сложные мысли левиафан учился посредством книг. Хотя порой казалось, что он немного переусердствовал, и теперь разобраться в его метафорах смогли бы исключительно философы или поэты.

Рассеянно улыбнувшись самому себе, Лани неспешно побрёл по коридору меж высоченных стеллажей, дабы не привлекать к своей застывшей фигуре любопытных взглядов. С этим друзья и так постарались на славу. Но с чего же ему начать?

Задумчивый взгляд скользнул по полкам, а рука сама собой потянулась к рюкзаку. Приходить сюда за тем, незнамо за чем, было по меньшей мере опрометчиво, но когда ещё Лани представится подобный шанс? Что ж, в таком случае не помешало бы упорядочить те сведения, что у него уже имелись, чтобы определиться с примерным направлением поисков.

На экране извлечённого из рюкзака планшета мерцало свежее сообщение от Дженкинса: «Смотри, какая цыпа…», но юноша смахнул его, не читая, и открыл свои заметки. Немного пролистав вниз, он нашёл запись диктофона, датировавшуюся двумя неделями ранее, на которой Коннор рассказывал ту самую легенду, и, уменьшив звук до минимума, запустил встроенный распознаватель речи.

«С тех пор, как на Цирконе благодаря людской инициативе и жажде знаний пошёл в гору технологический прогресс, а по всему Аркхейму расцвёл широкой сетью интернет, возникла эта легенда нового времени о виртуальном артефакте», – замерцали строчки. Лани поспешно промотал их и несколько последовавших за ними возгласов на фоне, не относящихся к делу, которые распознаватель тщетно пытался перевести на архейский не-матерный.

«По словам причастных он представляет собой алгоритм, который якобы вычисляет программный код всего сущего в этом мире. Единого сервера с базой данных нет, алгоритм в качестве вируса «паразитирует» на самых невостребованных IT-специалистами компьютерах (тех, что стоят в офисах захолустных муниципальных организаций или юзаются пожилой драконицей для выставления фоточек в соцсеть) по всему миру, используя их память и вычислительные мощности».

Открыв в нижней половине экрана блокнот, Лани вооружился стилусом и быстро вывел: «1. программный код всего сущего». Приложение тут же распознавало корявые буквы, превращая их в аккуратные слова, а дархат тем временем дважды подчеркнул синим цветом слово «сущего» и обвёл слово «код».

В голове вертелись мысли о том, что любые языки программирования – всего лишь средства представления, упорядочивания и управления информацией, но люди научились осуществлять это всё задолго до изобретения компьютеров. Те же руны и сигилы иллюстрировали это нагляднее всего. Недаром из всех курсов академии Лани лучше всего давалась магическая вязь. Посему ниже первого пункта он отметил: «а) история изобретения рун; б) первые попытки упорядочивания информации о мире».

«В легенде также говорится, – продолжал вещать Коннор на записи, – что человеку, который сможет влезть в этот код и разобраться в нём, окажется подвластной вся ткань бытия. Так, вмешательство даже в одну-единственную строчку кода может привести к тому, что все стулья мира обратятся ночными вазами или будут стоять исключительно на потолке. И это лишь самый невинный вариант».

Тем временем Лани, продолжая медленно шагать меж книжных рядов, стремительно выводил в своём планшете: «в) максимальный радиус влияния на объекты с единой или схожей структурой; г) пределы вариабельности…»

Последняя «и» получилась совсем уж неразборчивой закорючкой из-за того, что юноша вздрогнул, когда сверху к нему обратился тихий, пробирающий до самых костей голос. Лани поспешно вскинул голову и остолбенел.

Высокая фигура за периллами второго этажа взирала на студента нечитаемым взглядом из-под белой маски на лице. В позе и одежде незнакомца сквозили тонкое изящество и идеально выдержанная элегантность. Назвать его вид, манеру держаться «царственными» означало бы принизить их. Вдобавок ко всему, то, что ощутил дархат, пытаясь понять, что это за существо, обволокло, захватило и пригвоздило парня к полу. Далеко не сразу Лани вернул себе способность говорить и шевелиться.

Судорожный вздох. Другой. Попытка собраться с мыслями.

– Боюсь, – он прокашлялся, внутренне морщась от дрожания собственного голоса, – мои друзья знают правила, но зачастую пренебрегают ими.

Левиафан вздохнул с извиняющейся улыбкой, словно в этом была и его вина, затем опустил голову и задумчиво пожевал губу, размышляя, как будет вернее изложить свою следующую мысль.

– Они полагают, что правила тормозят прогресс. Считают, что те, кто слепо следует инструкциям, не способны изобрести нечто совершенно новое, иное. Но я не могу с ними полностью согласиться.

Взгляд юноши, сочась глубокой синевой и бессознательно избегая испепеляющих огненных глаз собеседника, скользил по полу, взбирался по книжным шкафам, выхватывал с полок случайные названия. Пальцы вцепились в планшет как в спасительную соломинку, силясь одолеть волнение.

– Я думаю, что в правилах заключён опыт многих поколений, которого мы могли быть лишены. Ключ-коды к пониманию мира. Его структура. И упрощённый способ передачи этой информации тем, кто сталкивается с ней впервые. Я думаю, – Лани вдохнул поглубже, на миг зажмурился и всё же осмелился взглянуть на расчерченную красной полосой маску, – что мы должны создавать новое не вопреки правилам, а основываясь на них.

Юноша замер, затем как будто пришёл в себя и чуть смущённо улыбнулся, вновь отводя глаза в сторону.

– Но мои друзья считают, что я излишне консервативен. И прошу прощения за этот монолог, мне, по-видимому, просто не с кем было поделиться. Как бы то ни было… Вы, случаем, не знаете, где здесь можно найти книги по истории возникновения магической вязи? И чем древнее, тем лучше, поскольку с течением времени информация имеет свойство искажаться…

+1

5

Мелодия

[html]<iframe allow="autoplay *; encrypted-media *; fullscreen *; clipboard-write" frameborder="0" height="180" style="width:100%;max-width:660px;overflow:hidden;background:transparent;" sandbox="allow-forms allow-popups allow-same-origin allow-scripts allow-storage-access-by-user-activation allow-top-navigation-by-user-activation" src="https://embed.music.apple.com/by/album/memory/1528217465?i=1528217829"></iframe>[/html]

Демиург медленно проскользил руками по перилам, разводя их в разные стороны упираясь грудной клетки в старинное дорогое дерево, из которого состоит множество зданий на острове Порядка. Глаза так же плавно как и руки, скользили за идущим вперёд пареньком. Вот он медленно покинул фойе, проходя в основной раздел усыпальницы знаний. Высокие стеллажи, словно крепостные стены, казались неприступными, но такими манящими своей таинственностью. Очевидно, что и дархат это понимал.

[float=left]https://i.imgur.com/6VqyX9U.jpg[/float]Генри медленно постукивал костлявыми пальцами по своей маске, незамысловатая мелодия из глухого металлического звука эхом расходилась по второму этажу. Юноша сбавил ход, теперь он куда медленнее подходит к точке, в которой находился Порядочный, а рука же нырнула в недра рюкзака, что до этого висел за спиной. Извлеченный предмет привлек взгляд Генри. Это был планшет, спору нет и не может быть. Но его оформление, словно картина талантливого художника, эти переплёты, изгибы, эти завитушки и сложные узоры, они были по своему прекрасны и в какой-то степени идеальны, сам агрегат будто дополнял своего владельца. Словно они шли в комплекте как игрушки с какого-нибудь завода. И пускай он выполнял функции гаджета, по которому умелые руки владельца очень быстро перебирали в поисках нужной ему информации, но от Демиурга не скроешь, что планшет фонил магической энергией. Из этого напрашивался вполне себе весомый вывод, в руках дархата не просто средство выхода в интернет, нет, это артефакт, слабый и пока что неразвитый, но артефакт есть артефакт.—Это становится все занятнее с каждой минутой...

Тем же временем, Лани Кохола, очень быстро пролистывал что-то на экране. Имя этого паренька он узнал, просто углубившись в базу данных. Пока дархат шел неспешным шагом, Порядочный извлёк из кармана брюк сотовый и вошёл в специальную программу, куда скапливалась вся информация, что проходит по острову за день, там-то он и узнал как зовут гостя библиотеки. Тем не менее, телефон вернулся в карман, а на его место пришел небольшой лист бумаги и ручка, с помощью которых он записывал всю полезную информацию, что доносилась до него от диктофона на планшете Кохола. Может громкость и была минимальная, но эхо в зале плюс идеальный слух Генри, позволяли ему все четко услышать и записывать. Так же место было и для небольших пометок от Порядочного, что бы структурировать свои мысли, они велись на лично разработанном им шифре.

«С тех пор, как на Цирконе благодаря людской инициативе и жажде знаний пошёл в гору технологический прогресс, а по всему Аркхейму расцвёл широкой сетью интернет, возникла эта легенда нового времени о виртуальном артефакте»

•Возникновение легенды про артефакт;
•Легенда свежая;
•Связана с Цирконом, интернетом и техническим прогрессом;
•Известна повсеместно;
•Артефакт предположительно не материальный;

Последующие слова были неразборчивыми, так как очень быстро сменяли друг друга, а потому записи временно приостановились. Вместо этого, Демиург поднял глаза на мальчишку, тот судорожно пролистывал вниз, пропуская нецензурную лексику мимо, но все равно, нежеланное внимание Порядочного, а так же пары студентов, он к себе привлёк. Генри тяжело вздохнул, ещё раз убеждая себя, что в мире множество людей, которые, ну вот такие как компания Лани. Вроде бы умные и прилежные студенты, но их поведение оставляет желать лучшего. Про них он тоже смог немного узнать, все из той же базы данных. Пропуск, что пробил Лани на входе дал достаточно данных о нем, хотя онмало что содержит, но вот информация, которую можно получить зная данные с этой небольшой пластиковой карты, открывает множество дверей в других источниках.

«По словам причастных он представляет собой алгоритм, который якобы вычисляет программный код всего сущего в этом мире. Единого сервера с базой данных нет, алгоритм в качестве вируса «паразитирует» на самых невостребованных IT-специалистами компьютерах (тех, что стоят в офисах захолустных муниципальных организаций или юзаются пожилой драконицей для выставления фоточек в соцсеть) по всему миру, используя их память и вычислительные мощности».

•В деле уже есть причастные;
•Еще один плюс в пользу того, что артефакт не материальный: он является алгоритмом;
•Алгоритм вычисляет программный код всего сущего в этом мире;
•Единого сервера с базой данных нет;
•Артефакт представляет собой "вирус" или скорее "паразита";
•Целью воздействия являются: самые невостребованные IT-специалистами компьютеры по всему миру;
•Для чего: использовать их память и вычислительные мощности;

«В легенде также говорится, что человеку, который сможет влезть в этот код и разобраться в нём, окажется подвластной вся ткань бытия. Так, вмешательство даже в одну-единственную строчку кода может привести к тому, что все стулья мира обратятся ночными вазами или будут стоять исключительно на потолке. И это лишь самый невинный вариант».

•В код возможно влезть и изменить его;
•Но случаев этого не было обнаружено;
•Владелец артефакта способен изменять свойства всего сущего, перестраивать саму ткань мироздания;(Как я и думал)
•Возможности кода безграничны;

Тем временем, записи были сделаны, они получились в стиле Демиурга: структурированные, упорядоченные и описывающие ситуацию как можно коротком, но в то же время понятно. Наконец-то, руки Порядочного стали свободны, ручка и листок исчезли в неизвестном направлении, а он же подпёр голову кулаком, смотря вниз. За столько времени, дархат почти не сдвинулся с места, ходил он куда медленне, чем строчил в своем планшете. Его скорости письма от руки можно позавидовать. Должно быть, это для него привычное занятие, может занимается документацией? Вполне возможно что и так.

Оклик со стороны Генри будто выбил почву из-под ног Кохола и тот остолбенел на пару секунд, только после этого вскинул голову в сторону того, кто его позвал. От шока, он далеко не сразу начал говорить, но все же ему хватило сил собраться с мыслями и выдавить из себя начало монолога, в который Демиург решил не вмешиваться, просто наслаждаясь певучим голосом собеседника, но его нервозность портила некоторые моменты внезапными перепадами тембра.

—Не стоит извинений, юный Кохола...Я понимаю твою тягу кому-нибудь рассказать о том, что на сердце...—После непродолжительного монолога, Порядочный слегка потянулся, поднимая руки вверх и неестественно хрустя суставами.—Рад встретить смысшленного представителя молодежи...Людям в твоём возрасте свойственно крушить, а не созидать...Это так удручает, социальная деградация один из пороков, который до сих пор тяжело решить полностью и без последствий...—Тяжёлый вздох раздавался эхом по комнате в перемешку с тихим голосом Генри. Тот в свою очередь сделал пару шагов вправо и скрылся за несущей колонной.

Вышел же он на первом этаже, слева от паренька, из-за высокой книжной полки. Приближаясь к левиафану, его магическая энергия была все та же, но кроме нее, ничего не выдавало расы существа перед Лани, да и сам он не спешил раскрывать эту информацию, хотя и секретом ее назвать было нельзя.—Обращайся ко мне на "ты", официальный тон меня старит...Тем не менее, если ты ищешь книги по магии, то тебе лучше заглянуть в отдел Истории магии...Могу провести, если ты будешь не против моей компании, правда хочу предупредить, что магических книг ты здесь не найдешь, все они здесь самые обычные, хотя и довольно редкие в своем исполнении...

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-13 17:02:04)

+1

6

Лани с плохо скрываемым восхищением и каким-то немым благолепием следил за изящными движениями собеседника, исполненными отточенной грации и достоинства. Его похвала и серьёзный тон льстили левиафану, которого всё чаще держали за маленького ребёнка с буйной фантазией. Вон, даже Дженкинс в очередной раз обозвал его «малышом».

Незнакомец, однако, держался подчёркнуто учтиво и слушал внимательно, дополняя его собственные мысли своими, сплетая из произнесённых ими слов сложный витиеватый узор. И хотя юноша по-прежнему терялся в догадках, что за существо стоит перед ним, обладающее магической силой настолько великой, что даже робкое прикосновение к ней может сразить левиафана, ему на удивление совершенно не было страшно или неуютно.

– Благодарю, – парень смущённо потупился и, обхватив планшет двумя руками, прижал его к груди. Не уточняя, благодарит ли он за то, что его выслушали, за то ли, что не осмеяли, или за то, что выделили его смышлёность. А может быть за всё разом.

Ставший для него естественным за много лет жест нередко вызывал смешки товарищей, которые подначивали его, вопрошая, от кого же Лани таким образом пытается спрятаться или защититься. На что дархат бесхитростно отвечал, что в планшете заключена его душа. Все рисунки, знания, мысли, абстрактные размышления, сухие исследовательские заметки…

Мерное течение дум прервал необычный собеседник своим внезапным исчезновением и появлением спустя несколько мгновений прямо перед пареньком. Пока ещё не отдалении, но по мере его приближения неслыханная сила всё явственнее ощущалась кожей, скользила по книжным полкам и словно пыталась заполнить всё пространство собой.

Вот теперь дархату в пору было бы по-настоящему испугаться или хоть как-то, да даже ментально, морально дистанцироваться от него из соображений базовой самозащиты. Отнюдь, по своему обыкновению безукоризненно и зачастую навязчиво вежливый (из тех, кто продолжает «выкать», даже когда его не единожды и настойчиво попросили не делать этого), Лани без особых проблем перешёл на «ты», ощущая необъяснимую тягу к существу. Чем-то напоминающую страсть юноши к неизведанным знаниям и книгам.

– Я буду только рад твоей компании! Это большая честь для меня!

Молодой человек сам вздрогнул от того, как напыщенно это прозвучало, но голос и сияющие неподдельным восторгом глаза отражали всю искренность, на которую он был способен. Не так уж часто ему доводилось говорить с кем-либо о том, что его действительно способно было взволновать. Если честно, то почти никогда.

– А насчёт магических книг довольно странно, если здесь ищут именно такие. Должно быть, тебя уже замучили подобными вопросами, – Лани чуть поклонился, пропуская собеседника немного впереди себя, чтобы он, как и предложил, мог указывать дорогу. Парень всё ещё слегка нервничал, но больше от сомнений в правильности подобранных формулировок и опасений, не покажутся ли смешными или неуместными его собственные умозаключения. – Как по мне, наложенная на книги магия лишь обесценивает значимость заключённых в них познаний. Их сразу начинают воспринимать как оружие или коллекционный артефакт… И в то же время книга сама по себе для меня всегда ощущалась необычайно волшебным предметом. Подумать только, благодаря им можно пронестись сквозь века, услышать тех, кто уже давно не с нами, и попасть в миры, которых никогда не видел. «Здесь мертвые живы, здесь немые говорят», как было написано над входом одной из библиотек. Это ли не настоящее чудо?

Унесённый волной пространных размышлений, Лани говорил необычайно увлечённо и в то же время словно не обращаясь ни к кому конкретно. Взгляд, наполняемый внутренней силой, устремился в невиданные места, о которых он вёл речь, далеко-далеко за пределы этого здания.

Не сразу он вернулся в реальность, а вернувшись, спохватился и сконфуженно опустил глаза. Кажется, его опять понесло. Становилось стыдно за себя: найти столь отзывчивого слушателя и столь неуёмно себя с ним вести. Но, к слову…

– Прости. Ты знаешь моё имя. Но как мне следует называть тебя?

Не «как тебя зовут» и не, упаси Архей, «кто ты». Любопытный до обычаев отличных от него созданий, Лани знал, что далеко не каждый сочтёт нужным называть едва знакомому человеку своё истинное имя. Кто-то – из суеверных побуждений, кто-то – из многовековой привычки считать имена чем-то глубоко личным и драгоценным, ну а кто-то – и из вполне разумных соображений безопасности, ведь любое тёмное колдовство проще всего привязать к имени.

Что же касается второго, помимо базовой вежливости Лани не стал уточнять этого ещё и потому, что к какой бы расе и величию не принадлежал собеседник, представление о нём юноша всё равно составит сам. Хотя все эти ярлыки заметно упрощают первое впечатление, но, быть может, сейчас не тот случай? Как бы то ни было, выбор, обнажать ли свою природу, он решил оставить всецело за этим господином.

+1

7

Демиург медленно подходил к дархату. С каждым шагом темная энергия вокруг него, что прорезала само пространство, медленно втягивалась внутрь, пока в конечном счёте не исчезла вовсе. Теперь же Порядочный был полностью пустым, магическая энергия не давила на окружающих и не сотрясала воздух. Тепло, вязкость и тягучесть субстанции, что обволакивала Генри, сменилась стойким, сладковатым ароматом лесных ягод, он исходил не от волос или одежды, а именно от самого Демиурга, будто это был его собственный аромат. Затеряйся он в лесу, так ни один дикий зверь по запаху бы и не вычислил. Осанка прямая, широкие плечи подняты и разведены в стороны, шаг четкий, словно под метроном, голова чуть опущена, взгляд же безучастный, пустой, вроде бы и сконцентрирован, но в то же время и нет.—Мне льстят эти слова...Благодарствую...—Порядочный остановился в метре от собеседника, окидывая взглядом паренька, что предстал перед ним.
Он не обратил особого внимания на то, что парнишка нервничает при разговоре, единственное, что его выдавало, так это дрожащий голос. Сам же Генри говорил очень тихо, сухо и безжизненно, его тембр был высоким, но казалось, что он слегка хрипит. Хотя этот звук в то же время был очень похож на помехи радио, когда настраиваешь нужную волну. Искры в глазах Лани были очень яркими, что говорило об его интересе. Демиург не спеша обогнул студента, прохаживаясь вдоль книжных полок.

—Да, молодежи нынче подавай книги только магические...Обыкновенные они даже в руки брать не хотят...—Тяжёлый вздох со стороны Порядочного, его рука остановилась на корешке одной из книг на полке. После чего он повернул голову в сторону собеседника, и жестом указал вперёд, сам же машинально зашагал в том направлении, куда сам и направил Кохола. Генри не спеша проходился вдоль высоких несущих колонн и книжных стеллажей, что доставали до самой крыши и были доверху забиты текстами, самыми разными по своему качеству и содержанию.—Ну, зачастую на книги накладывают заклинания, что бы скрыть содержимое от недоброжелателей...Или что бы вместить куда больше текста в одно издание...Так же не обходится без магических атрибутов, вроде чернил, переплётов, страниц или прочих материалов, с их помощью можно изготовить на первый вид обычную книгу, что на самом деле будет являться магической...—Генри слегка приподнял голову к потолку, осматривая расписную крышу этого места. Над ними был какой-то мотив из исторической книги, момент великого сражения с инормирными монстрами.—Твоя правда в том, что такие книги зачастую считают за артефакты, но магических книг здесь полно, они хранятся в Тайном и Запретном Архивах...А так же в Забытом, но там хтон ногу сломит, ведь в отличии от первых двух, туда сваливают все устаревшие, потерявшие ценность или не имеющие доказательств книги...А так же те, о существовании которых лучше всем забыть...—Последнее слово было сказано с какой-то странной интонацией и кажется, что даже голос говорящего на долю секунды сменился.—Да, это самое настоящее чудо, здесь не поспоришь...

Прокашлявшись в кулак, Демиург медленно поднял правую руку, согнув в локте. Пальцы были тощими, если не сказать, костлявыми. Костяшки хорошо приглядывались даже сквозь кожаную черную перчатку. Рука идущего медленно опустилась на золотистую табличку, что висели на каждой из полок, знаменуя отдел в котором они стояли. Помимо названия отдела на обычном всем привычном языке, под ним было множество точек, расположенных в специальном порядке и образовывали собой слова на языке для незрячих людей. Именно по этим выпуклостям и бегали пальцы Генри, сам же он шел с закрытыми глазами, ну, как с закрытыми, два огненно-оранжевых огонька в его черных глазницах медленно потухли, уступая пространство непроглядной тьме под маской.—Ах да, все время про это забываю...Можешь звать меня Архиватором, по моему прямому назначению в этом месте...

Заканчивая с табличкой, следовал характерный стук костяшкой по дорогой древесине, которой отделана вся мебель в этом месте да и в принципе во всей Резиденции. После же рука не опускалась, она следовала дальше в таком же положении, пока пальцы не нащупывали новое сборище точек, что внимательно изучались тактильным способом, а в слух произносилось названия что написаны на них.—Музыка...Рисование...География...Астрономия...Океанология...Магия...Он конечно же называл скороченно, с его темпом ходьбы, он бы не успевал говорить полное название на каждой табличке. Порядочный остановился напротив последней книжной полки, которую назвал и сделал небольшой удар тыльной частью ладони по стенке стеллажа.

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-13 17:02:45)

+1

8

Дархат прикрыл глаза и украдкой вдохнул. На краткий миг, растянувшийся в сладкую негу, ему почудилось, будто его обдувает лёгкий лесной ветерок, неся с собой ароматы спелой земляники и шелковицы. Первым порывом было изумлённо оглядеться и найти источник запаха посреди пыльных стеллажей почти в самом сердце большого города, но гораздо сильнее оказалось желание насладиться неразгаданностью этой загадки и её вкусом.

– Должно быть, ты прожил на этом свете очень много лет, – неожиданно даже для себя самого произнёс Лани и смущённо улыбнулся, кидая на своего спутника робкий взгляд. – Ты много знаешь. Смотришь глубже, чем иные. А ещё я во второй уже раз слышу от тебя слово «молодёжь».

Чем больше юноша разглядывал своего нечаянного собеседника, тем больше убеждался: в его движениях, в манере держаться, в походке, в голосе и взгляде сквозило нечто отчётливо нечеловеческое. И в то же время бесконечно правильное, как мерный ход часов.

– Только не подумай, что я тебя этим попрекаю! – поспешил добавить дархат, крепче вцепляясь в планшет и глядя прямо в угасающий пламень глаз. – Скорее наоборот, я… восхищён. Ведь чем дольше живёшь на свете, тем больше располагаешь временем, чтобы не только копить знания, но и осмысливать их, переосмысливать и упорядочивать.

Лани скользнул следом за взглядом господина по стеллажам и вверх, к потолку, и подумал, что это место и этот человек (человек ли?) невероятно дополняют друг друга. Высокая изящная стройность, ложная сухость, подобная шепчущему шелесту безжизненных страниц, подчёркнутая аскетичность и бесценная сокровищница мудрости внутри. И если юноше пока довелось увидеть лишь самую верхушку публичного архива, то что же таится в тех, других?

Левиафан послушно и чуть поспешно следовал за тем, кто представился Архиватором, и зачарованно наблюдал за перемещениями его руки, за движением длинных тонких пальцев по золотым табличкам, за лёгкостью, с которой Архиватор их распознавал. Лани не стал расспрашивать его, что собеседник подразумевает под назначением и какой смысл вкладывает в него. И хотя любопытство щипало язык, юноше было интересно выяснить это самостоятельно.

Размеренный стук костяшек и звук шагов, подобный движению часовых стрелок, внезапно прервался глухим ударом и последовавшей тишиной. Дархат сам не заметил, как вслед за спутником прикрыл глаза и с удовольствием ориентировался на его знаки, сухой голос и обрывки слов, и теперь почти растерянно остановился напротив означенного стеллажа, усиленно моргая. Секунду или две он собирался с мыслями, а затем смело шагнул к книжным полкам.

– Премного благодарен!

Книги по магической вязи отыскались далеко не сразу, но это был тот редкий случай, когда левиафан становился необычайно упорным в своих изысканиях. Пробегая подушечками пальцев по бархатистым и хрустящим корешкам, осторожно выдвигая их, чтобы рассмотреть обложку, и бережно возвращая на место, он, наконец, выбрал несколько книг различной толщины и древности и аккуратной стопкой установил на ближайший стол, а сам уселся рядом и взял два верхних томика.

– Пожалуй, стоит начать с этого, – пробормотал он больше себе под нос.

Первая книга называлась просто и незатейливо: «История магической вязи: от возникновения и до наших дней», была вопреки пожеланиям Лани относительно новой, однако в ней он рассчитывал найти указания на более старинные источники, по которым создавался данный труд.

На второй же значилось: «Кеилумская школа пентальф». На занятиях в академии рассматривали несколько различных способов построения пентаграмм, изобретённых в разных уголках Архея, и ныне исчезнувшая школа Кеилума – города его родного Проциона – обладала на его взгляд одной из самых упорядоченных структур, хоть и раздражала многих витиеватостью речевых оборотов и символов.

– Я хочу попробовать написать кое-какую программу, – обратился Лани к возвышающемуся над ним Архиватору и установил перед собой планшет на чехле-подставке, – чтобы проверить одну теорию.

На экране открылась консоль для ввода команд и чуть ниже – клавиатура, под пальцами замелькали страницы выбранных книг, а юноша, забыв о всяком волнении, воодушевлённо пояснял:

– По своей структуре магическая вязь способна считывать информацию об объектах окружающего мира и менять их свойства. Вот, к примеру, простейший пентальф левитации, – дархат указал пальцем в книгу Кеилумской школы со сложным узорчатым многогранником на развороте. – Он заставляет левитировать лишь определённые объекты в соответствии с нанесёнными на него символами: только легковесные или только живые, как вариант. То есть выходит, что пентаграмма оценивает все объекты в определённом радиусе, получает информацию об их весе или одушевлённости и воздействует на их свойство притяжения. Вот только дальше эта информация никуда не поступает, не запоминается, не структурируется. При повторной активации она просто будет собираться по новой.

Впервые найдя столь внимательного слушателя и вдумчивого собеседника, Лани совершенно не мог устоять перед соблазном как ребёнок выложить ему все свои идеи и предположения, находки и гипотезы, а потому он говорил и говорил, будто наверстывая годы упорного молчания.

– А теперь сравни: программирование по своей сути является средством управления информацией, способом её менять, сортировать, структурировать. Пентаграмма манипулирует материей, программа – данными. Если соединить их воедино, то данные, считанные любыми структурами (пентаграммами, камерами, распознавателями, даже нашими собственными глазами), можно будет упорядочивать и с помощью магической вязи манипулировать любой материей. Ну, это, разумеется, в теории. Но если я только смогу на практике установить между ними связь…

+1

9

—Достаточно долго, что бы устать от жизни...—Произнес он это вскользь, без толики эмоциональности, а потому не понятно, были ли эти слова сказаны всерьез или же он не придавал им значения. В какой-то степени это звучало как цитата из книги.—Наверное, я выгляжу в чужих глазах как ворчливый хуман, когда так говорю...—Хотя выглядел то он ну максимум лет на двадцать пять, не больше. Но от него веяло такой же древностью, как и от текстов вокруг них и Демиург словно растворялся в этом потоке.

Порядочный облачён в черные одеяния, что напоминали черный дым, обволакивающий существо и стирая его очертания, лишая формы, размывая грани, когда сам же был белый как первый снег. Кожа бледная, слегка просвечивалась, волосы белоснежные и слабо извивались на плечах идущего, словно языки пламени, маска такого же цвета, но в отличии от кожи, казалось, что она поглощает свет из-вне, впитывает его в себя и преобразовывает в энергию, которой струится аксессуар.

—И в мыслях не было...Не переживай...—Две черные дыры контрастировали на белом фоне "лица" Порядочного. Складывалось впечатление, будто тьма вытекала из-под маски, смешивалась с окружением и наполняла его собой.—В долголетии определенно есть свои плюсы...больше времени, что бы успеть все, что тебе только захочется...—Минута молчания, Генри не выглядел как очень эмоциональный человек, но и нельзя было сказать, что ему были чужды чужие чувства и переживания.—Все же, конечность жизни это не только ограничение, что не даёт нам достигать высот, это так же и дар...ведь чем больше ты живёшь, тем больше вокруг тебя все меняется, больше близких умирает, больше событий, дат, личностей, инноваций, катастроф, прорывов, эпидемий, войн, изобретений появляется и рано или поздно можно свихнуться в этом бесконечном потоке...—Генри слегка повернул голову в сторону идущего позади него Лани, но казалось, что он смотрел все же больше на таблички, нежели на дархата.—Потому нужно ценить отведенное тебе время, а не стараться оттянуть неизбежный конец, ведь он все равно настигнет всех, в самый казалось бы неподходящий момент, но нет, он приходит именно тогда, когда нужно...—Ряды полок сменяли друг друга и за ниии можно было увидеть ещё одну картину, что занимала всю стену, ведь была нарисована на ней. На изображении иллюстрировался момент "Дикой охоты", когда множество Демиургов вырезали себе подобных как скот, избавлялись друг от друга как от мусора или кружили над слабыми представителями, вырывая их естество из ещё теплых тел своих братьев и сестер. Этот маленький жест был тяжёлой метафорой, ведь идущее перед молодым Кохола существо, видело все, о чем сейчас говорит, а потому его слова не были пустым звуком. Тем временем голова повернулась назад с неестественным хрустом шеи. Они к этому времени уже дошли до нужного им отдела, а потому ведущий остановился напротив одного из стеллажей.—Обращайся...всегда рад помочь тем, кому это действительно интересно...—Провел взглядом вслед за Лани.

Пока увлеченный парнишка искал себе нужное чтиво, Демиург поднял голову в потолок рассматривая ближайшие к нему тексты. Здесь была такая тенденция, что самые древние книги находились как можно выше, то есть, на втором этаже. Вот только большая часть из них написана на таких же древних языках или очень мудренные, а потому Генри не повел туда дархата, ведь не знает, справится ли тот с древними фолиантами мудрости усопших великих умов своего времени, так что лучше начать с чего-то попроще.—Тебе виднее...—Отозвался на бурчание Кохола, подходя к нему поближе, что бы посмотреть, что он там себе набрал.

Подойдя к собеседнику, он кинул взгляд на обложку первых двух книг, что были изъяты из общей кучи. Ту, что сейчас в руках студента, он видел совсем недавно, она новая в этих стенах, только в прошлом месяце завезли от какого-то анонимного писателя, что славится знаниями на магическом поприще. Но решил остаться безымянным в обществе, а потому у Демиурга много подозрений по поводу именно этих книг, но в слух этого озвучено не было, что бы не тревожить Кохола.

[float=left]https://i.imgur.com/98XHAad.jpg[/float]«Кеилумская школа пентальф». Генри помнил, как ещё в свое время сидел в стенах этого уже несуществующего места и вел записи. Кстати о них. Сумка, что аккуратно притаилась на плече Порядочного, теперь же лежала на скамье возле стола, где сидел мальчишка и разбирался со своим планшетом. Демиург извлёк из нее свою книгу и не спеша уложил на стол, открыв на пустой странице. Лист слева был расписан текстами на непонятном шрифте, так же там было множество небольших зарисовок от руки и фотографий. Сама же книга черная как смоль, имела множество золотых вставок, а на корешке виднелась золотистая надпись, гласящая: "Дреймор Вайндеголд".

—Программу говоришь?..—Порядочный слегка приподнял голову, оторвавшись от гримуара. Он сложил два плюс два: планшет плюс книги по магической вязи.—Хочешь проверить работу магических печатей в цифровом пространстве?..Если честно, то я впервые слышу о чем-то таком...Хотя видел, как некоторые печати используют в качестве ссылки для перехода на какие-то информационные ресурсы, но чего-то большего увидеть не приходилось...—Эти слова были сказаны в пустоту, потому как Лари был увлечен тем, чем сейчас занимался и через пару минут уже начал объясняться.

Вместо того, что бы перебивать увлеченного паренька от его очередного монолога, который очевидно будет не единственным в их беседах, Генри просто слушал вникая, изредка кивал, что бы собеседник знал о его присутствии в беседе, потому что пока что слова были излишни и могли сбить Лани с хода мыслей, что он так активно вел. Хотя прямо сейчас он выглядел как скоростной поезд, который вряд-ли что-то остановит, пока он не выговорится. Когда же умозаключение было выдвинуто, Порядочный присел напротив дархата, уложив свою книгу перед собой и взяв в руки ручку в виде черного пера.—Хорошо, предположим...что у тебя получится, ты сможешь синергировать магическую вязь с программным кодом своего планшета...Но что дальше?..Что ты планируешь с этим делать?..И как будешь решать проблему с информацией, а точнее с ее хранением?..Ведь для того, что бы и машина и вязь не перепроверяла данные при каждом запуске по новой, нужно место, где можно хранить ранее полученную информацию, не так ли?..

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-13 17:03:30)

+1

10

Сперва Лани не придал значения книге, которая очутилась на столе напротив него, извлечённая на свет из сумки Архиватора, лишь машинально скользнул по ней взглядом, как по выщерблине на ровной деревянной поверхности. Становясь увлечённым, юноша всю свою концентрацию направлял в одну точку, игнорируя остальное. В такие моменты он мог упустить из внимания даже небольшой взрыв непосредственно рядом с собой: что-то такое примерно и произошло, когда в их комнате в общежитии взорвался очередной опытный образец – франкенштейн из нескольких планшетов – собранный Коннором и Дженкинсом, а Лани даже не шелохнулся вплоть до момента, пока вместе с планшетом не сгорела и проводка, от которой устройство тщетно пытались реанимировать, и компьютер с его рабочей программой погас. Первым вопросом левиафана тогда было: «А что, у нас опять электричество отключили?»

Сейчас же он с головой ушёл в программный код своей задумки, с почти нечеловеческой скоростью набирая команды на экранной клавиатуре. Лёгкий отзвук его прикосновений, имитирующих реальные щелчки нажатия по клавишам, превратился в монотонный гул, изредка прерываемый секундными паузами.

Не отрываясь от планшета, юноша принялся вразнобой отвечать на вопросы:

– Программа пока будет скромной, как и пентаграмма. Считай это просто пробирочным экспериментом. Для полученных ею данных вполне хватит объёма памяти моего SkyTAB. Если же мыслить более глобально, ну… В мире ведь тысячи тысяч компьютеров, многие из которых используются едва ли на 10%. Только представь, сколько незанятой памяти в них может быть! А что касается моих планов, то я лишь хочу понять: возможно ли переписать весь мир в программный код из магической вязи? Вдруг кому-то это и впрямь удалось! Но вот как…

Пальцы зависли в воздухе подобно рукам пианиста над клавишами, Лани несколько раз рассеянно моргнул, затем схватился за стилус, открыл в планшете приложение для рисования и, глядя в оставленную на коленях книгу с пентаграммой, постарался в точности перенести её на чистый лист экрана.

Как только рисунок магической вязи был завершён, дархат аккуратно уложил планшет со стилусом посреди стола, коснулся изображённых символов, передав им лёгкий магический импульс, и с удовлетворением отметил, как в воздух поднялись стилус и оставленные на столе книги. Пентальф левитации работал, впрочем, рисование сигилов на планшетах студенты уже давно освоили и активно использовали. Главным условием здесь было, как и много лет назад, рисование собственной рукой в точном соблюдении правил (навроде тех, с какого элемента начинать и в какую сторону вести линии), без использования скопированных и отфотографированных материалов.

Лани вновь переключился на недописанную программу, прекращая действие левитации, и принялся с удвоенным увлечением туда что-то вводить, периодически возвращаясь к пентаграмме.

– Это пока болванка, но в теории она должна считывать информацию с пентальфа, как я и говорил. В качестве инпут… прости, вводных данных я хочу взять по-отдельности каждый символ: программа находит их по осям координат на рисунке и прогоняет через ретранслятор магической вязи. – Лани чуть улыбнулся и добавил с потаённой гордостью: – Я его сам написал. Хотя по сути это просто переводчик и дешифратор рунических языков и магических символов… В любом случае, из полученных данных в соответствии с указанном типом пентальфа формируется матрица, в которой по идее можно вычленить описание объекта воздействия пентаграммы. По идее.

Несколько финальных щелчков по клавиатуре, enter и… сплошная абракадабра на экране из букв и цифр, не несущая абсолютно никакого смысла. Как ни странно, дархат даже не удивился, хоть и немного расстроился. Будто от пятидесятой попытки что-то могло измениться.

– Проблема в том, что я уже пробовал написать такую программу. Множество раз.

Лани вздохнул и откинулся на спинку стула, ухватившись пальцами за край стола. Голова сама собой отклонилась назад, а взгляд попытался сфокусироваться на каких-то мудрёных старинных иллюстрациях на потолке. Кажется, когда они с Архиватором подходили к этой секции библиотеки, что-то подобное промелькнуло мимо них и на стене, но юноша даже не обратил внимания. Сейчас же он глядел на исторический момент сражения с иномирцами и отстранённо размышлял о том, что не появись эти иномирцы в принципе, в Аркхейме, может быть, до сих пор не изобрели бы компьютеры, довольствуясь, казалось, полностью заменяющей их функционал магией. Телефоны? Телепатия. Космические корабли? Телепортация. И так далее, и тому подобное. Единственный очевидный плюс технологий состоял в том, что они были доступны всем и каждому и не требовали магических затрат, только материальных.

Возможно, именно поэтому до сих пор было до смешного мало попыток совместить одно с другим, и всерьёз этим занимались лишь единицы. Владеющие магией активно ею пользовались и предпочитали не лезть в технологии (как, к примеру, его господин) либо довольствовались уже готовыми изобретениями. Те, кто не умел в магию, пытались технологиями угнаться за ними.  И пусть Лани, Коннор и Дженкинс были далеко не первыми на поприще техномагического синтеза, многое приходилось осваивать методом собственных проб и ошибок.

Потому-то, услышав легенду о загадочном виртуальном артефакте, пересказанную Коннору ещё старшекурсниками, Лани так загорелся идеей понять, как работает этот алгоритм. Что, если он и впрямь не первый, кто попытался совместить программный код с магической вязью? И что, если у того таинственного человека в самом деле получилось?

Будто очнувшись, юноша резко выпрямился и посмотрел на экран планшета: на нём в терпеливом ожидании мерцал курсор, дожидаясь следующих команд. Лани прикусил губу, о чём-то сосредоточенно размышляя, а затем развернулся всем телом к Архиватору. Дархату не давала покоя мысль, что, уйдя слишком глубоко в себя, он что-то пропустил, как ту настенную фреску. Что-то слишком явное и очевидное, что находится у него прямо под носом.

– Прости, а что ты говорил о пентаграммах-ссылках? И… – взгляд упал на книгу, всё это время лежавшую перед его собеседником, а Лани озадаченно наклонил голову набок, моментально забыв, что хотел спросить. – Что это за шрифт? Впервые вижу подобную технику написания.

На лекциях в академии они рассматривали немало различных шрифтов и языков. Кроме того в свободное время дархат, фанатично помешанный на освоении магической вязи, изучал и другие знаковые системы, которых преподаватели даже не касались. На основе всех найденных им данных он создал свою программу-ретранслятор и неплохо представлял себе преемственность в стилях написания: когда, к примеру, более поздние языки заимствовали элементы из предшествующих им, или когда развивающееся государство перенимало язык у соседней страны, лишь немногим его изменив. Тогда, даже не зная расшифровки, можно было с девяностопроцентной вероятностью перевести незнакомые символы.

Однако те знаки, которыми была исписана левая страница книги, Лани совершенно точно видел впервые. И пускай его ретранслятор и его знания охватывали далеко не все существующие и ушедшие языки мира, но он смел надеяться, что хотя бы все используемые на сей день он определил. Тем не менее, перед ним лежал шрифт, которым пользовались и который ему был абсолютно неведом.

Одновременно с этим в голове загудели мысли, толкаясь и перебивая друг друга. Каждая требовала, чтобы ей первой дали аудиенцию. И Лани в тон им поспешно затараторил:

– Возможно, я изначально зашёл не с того конца. Надо было начать не с готовых пентаграмм, –  юноша постучал пальцем по книге с пентальфом на своих коленях, – а с отдельных элементов. Причём элементов не пентаграммы, а каждого конкретного символа. Ведь это я и хотел выяснить, – он рассеянно потёр закрытые веки, приподняв пальцами очки, а затем взглянул сквозь них на Архиватора сияющими в прямом смысле глазами, – как и почему композиция из нескольких чёрточек и точек обретает магическое значение!

Он чуть улыбнулся, отнимая руки от лица, и поспешно пояснил:

–  В программировании с этим проще. Вместо символов – операторы, но значение им задаётся тем, кто их придумал и написал среду для их использования. К примеру, если захочу, я могу сделать так, чтобы на слово «абракадабра» программа считывала введённые в неё данные и превращала их в иные, меняла там буквы в написанном слове, например, заменяла «кит» на «кот» и так далее.

Теперь я хочу понять, как это работает в магической вязи. Мне кажется, в нынешнее время люди давно утратили эти знания, поскольку ни преподаватели, ни учёные, к которым я обращался через интернет, не смогли ответить на этот вопрос. Все пользуются давным-давно изобретёнными готовыми шаблонами, меняя лишь последовательность и связи. Даже сами рунические языки за последние несколько веков не претерпели никаких изменений! Но когда-то ведь люди это знали и могли их изобретать. Как?..

Вопрос был больше риторическим, и хотя Лани и смотрел Архиватору прямо в пламенеющие в глубине маски глаза, сам он намеревался вернуться к «Истории вязи» и прочесать библиотеку на предмет менее современных трудов. Однако всплеск энергии, магической и ментальной, быстро завершился, и юноша не сразу смог собраться с мыслями и силами, чтобы вернуться к поискам.

+1

11

—Вот оно как...—Порядочный просто молча смотрел в свою же книгу, постукивая костлявыми пальцами по золотым вставкам на обложке. Если быть честным, то он не сильно горел желанием прерывать этот воодушевленный монолог, которым загорелся дархат, параллельно печатая невероятно быстро тексты на своем планшете. Судя по всему и печатание и владение стилусом у этого паренька было на высшем уровне, потому что и с тем и с другим он обращался очень профессионально. Генри же в свою очередь изъял из книги ручку в виде черного пера, что служила там в качестве своеобразной закладки. Он медленно опустил стержень на желтоватую страницу и начал делать небольшие зарисовки на правой странице гримуара.

Кстати, прямо сейчас Лани и демонстрирует то, о чем собственно и была речь. Стилус в руках этого студента с умелой филигранностью проходился из одного края экрана в другой, очерчивая почти идеально ровную пентаграмму, что была и в книге лежащей на его коленях. Вся проблема в том, что он повторял то, что уже было создано, в какой-то степени вины его в этом нет, но говорить об этом Демиург не стал, иначе какой смысл в учении, если тебе все разжевывают?

Сигил, нарисованный ранее, может быть и работал, но сам по себе. В перемешку с цифровым кодом он вряд-ли будет синергировать, но и это умозаключение осталось не озвученным, так как могло сбить Кохола с его пути, который он казалось бы уже отчётливо видел перед собой, или хотя бы очертания, сторону, в которую нужно двигаться, что бы достичь поставленных целей. Судя по всему он не заметил вещей Генри, потому что кроме его собственных книг, планшета, стилуса, ничего больше в воздух не взмыло. Гримуар и ручка Демиурга так и остались на столе, лежать под руками своего владельца, даже намека не было, что на них действует сила пентаграммы. После же действие магии было отменено, что бы продолжить работу над программой, Порядочный же вернулся к своей книге и оставленным зарисовкам. Уже половина страницы забита ими до отказа, но здесь в отличии от левой половины, не было ни единого символа из этого странного шрифта.

—Даже так, то что ты его сделал сам уже о многом говорит, молодец...—Все это звучит достаточно понятно, на первый взгляд. Если бы только не цифровая составляющая, то можно было бы с головой погрузиться в то, что с таким рвением объясняет Лани, но вот именно эта часть информации слегка портит восприятие, но грех жаловаться, если основная суть доходит без особых проблем.

Генри оторвался от своих набросков, подняв взгляд на дархата. Глаза паренька были пусты, должно быть то, что ему показывал экран планшета, не сильно радовал, иначе бы Демиург не лицезрел бы такое выражение, что застыло на его лице. Оно было полно боли, отчаяния и в то же время смирения, будто это происходило уже не один десяток раз до этого, а потому пришло некое опустошение, от которого хотелось сложить руки и перестать стараться.—И судя по всему ни один из тех раз не удался особым успехом, верно?..

Хотя вряд-ли он получит ответ на этот вопрос. Его собеседник ушел в себя, проводя глубокий анализ ситуации, это было видно по глазами, он буквально выпал из реальности, а потому пока до него нет возможности достучаться, остаётся только ждать. Половина страницы оставалась свободной, а потому Порядочный решил заполнить ее заметками, планами на обозримое будущее и просто насущными делами. Костлявые пальцы водили пером по страницам, оставляя каллиграфичные символы, что сплетались между собой, перетекали друг в друга и образовывали этакий круговорот информации, хотя со стороны выглядело это как околесица, не имеющая хотя бы малейшего смысла и сознательного представления ситуации, больше было похоже на каракули ребенка, которому нечем себя занять. Но от каждой буквы на страницах веяло магической энергией, слабой, но она чувствовалась отчётливо. Да что уж там, когда символы только появлялись на страницах, первые пару секунд они ярко светились, но чем ниже ручка спускалась по бумаге, тем быстрее самые первые записи начали увядать, становясь все более черными как смоль, с небольшими переливами, что бы текста не выглядели так уж блекло.

—М?..А, я видел как на некоторых сайтах используют разные вязи в качестве ссылок и...—Но он не успел договорить, так как только что просветлённый разум Лани устремился куда-то в другом направлении, все так же извергая витиеватые формулировки.—Это?.."Божье слово", шрифт сотворенный чуть более пяти тысяч лет назад, что бы вести тексты и записи Демиургу и общаться со своими последователями...

—На нем ведутся все магические писания в закрытых Архивах Ордена...А так же механизмы в древних филиалах, что теперь погребены под землю, имеют магические вязи, в которые вплетены буквы из этого шрифта...Их сила невероятно, опасна и разрушительная, но чем сильнее владелец, тем лучше он способен контролировать эффект и выворачивать его в свою пользу...—Он говорил с какой-то гордостью, точно так же как и Кохола рассказывал о своих достижениях.—Правда, его вытеснили другие более лёгкие языки, а потому можно сказать, что он вымерший...

Слова дархата были усладой для ушей. Как хорошо, когда люди делают свою работу без чужого вмешательства и не надо даже помогать, сами смогли до всего докопаться, найти все что было нужно, открыть все завесы тайн и разгадать всевозможные загадки, что бы в конечном счёте найти ориентир. Следующий вопрос от парнишки был закономерным, все хотят знать "как?". Как кружатся планеты вокруг солнца, как работает магия, как течет вода, как горит огонь, как дует ветер, очень много вопросов, на которые есть ответ, но в то же время это поприще для рассуждений всех и каждого.

—Как?..—Демиург смотрел в горящие глаза студента прокручивая в голове древние писания. Рука все так же вычерчивала тексты на страницах книги.—На самом деле, самые первые вязи и языки создавались для передачи информации, существа вкладывали смысл в свои рисунки, наделяли их информацией, которую те в свою очередь и преподносили другим существам...—Он стучал ручкой по столешнице, слегка призадумавшись.—После же пришло понятие, что не только слова можно так передавать, но ещё и магию...Тогда же символы наделялись особым смыслом, сокровенным, он происходил изнутри и выливался в написанное, наделяя даже самый маленький значок...—Пока говорил, он в пустом уголке книги нарисовал небольшой символ, после чего приложил а нему указательный палец.—Мог сотворить то, что в него вложили, какой смысл хотели через него передать...—Буква ярко загорелась под рукой своего создателя и буквально через мгновение в том месте выросло небольшое деревце.

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-13 17:05:04)

+1

12

– Пять тысяч лет назад… – пробормотал Лани слегка ошалело.

Вся полученная информация в его голове укладывалась и даже структурировалась, но последовательность всякий раз получалось совершенно рандомной, а ответы давались весьма выборочно.

Однако нельзя было не признать, что шрифт, изобретённый самим демиургом и наглядно продемонстрированный Архиватором, впечатлил и восхитил юношу более всего. Он ещё несколько секунд в немом благолепии взирал на переливающиеся знаки и выросшее из них миниатюрное дерево, прежде чем прийти в себя.

Широко раскрытые глаза изумлённо уставились на собеседника. Вопросов в голове было много, даже чересчур. Начиная с того, откуда он всё это знает, и заканчивая подробнейшим описанием «Божьего слова». Но сейчас это всё казалось второстепенным. Нельзя думать над десятью загадками разом, приходилось выбирать приоритетную задачу.

Чуть нахмурившись и сжав губы в тонкую полоску, Лани отвёл взгляд, направив его в необозримое пространство, снова откинулся на спинку стула и задумчиво постучал пальцами по столешнице.

– С одной стороны техника придания значения рунам, выходит, очень похожа на оную в программировании. С другой – во втором случае задействуется непосредственно магическая составляющая, которую в программу никак не запихнёшь. Если только…

Сведя брови до смешных морщин на носу, дархат вновь схватился за планшет, быстро проводя пальцами по экрану в поисках нужного ему приложения.

– Что, если операторами будут те самые руны? Я имею в виду, что можно заменить всякие «абракадабры» и «writeln» на символы, а структуру программы составлять таким образом, чтобы по форме она напоминала пентаграмму. Тем более что часть символьных шрифтов сюда уже забита благодаря ретранслятору. Правда, для этого мне придётся разработать свою собственную среду программирования, а это не так уж быстро и легко…

Парень вновь начал покусывать нижнюю губу, а затем, отложив планшет, скрестил пальцы перед самым лицом. Взгляд, пару минут гипнотизировавший экран, принялся беспорядочно сновать по окружению, выдёргивая случайные предметы, цепляясь за корешки выставленных слева от него в стопку книг, парящие в воздухе пылинки и золотые вставки на книге Архиватора.

– Теоретически, я полагаю, это возможно. И, скорее всего, не только теоретически. Вполне вероятно, я даже смогу воплотить свою идею в жизнь, использовав один из тех «лёгких языков», о которых ты говорил, для меньшей трудозатраности. Но… у «лёгких языков» есть две проблемы. Первая: потребуется гораздо больше символов в совокупности для выполнения простейших задач. Вот как в книге Кеилумской школы, пентальф левитации насчитывает почти три десятка знаков. С одной стороны, это, конечно, даёт большую адаптируемость сигила под конкретные нужды, когда каждый символ отвечает за свой параметр, но с другой – если бы только на это был способен лишь один символ, в рамках общности структур и задач, проблема гигантских объёмов памяти, необходимых для переписывания мира, имела бы не такой трагический масштаб.

Лани сделал небольшую паузу, пока в конец не охрип от непривычного перенапряжения голосовых связок, на автомате проскользил глазами по аккуратным линиям в книге Архиватора, где-то на подкорке отмечая их, но не пытаясь осмыслить, и продолжил:

– Другая проблема заключается в потенциальной слабости таких языков. Малая мощность даёт и меньший результат. В глобальном смысле это довольно бесперспективная задумка.

Взгляд вновь сфокусировался на чернильных знаках в книге. В голове мелькнула безумная идея. Лани озадаченно поправил очки и посмотрел на собеседника.

– Это… «Божье слово», много кто знает этот язык? Как думаешь, мог быть в рядах Сирмаеля человек, притом умелый программист, который мог бы воспользоваться им, чтобы создать алгоритм, переписывающий весь мир? И если да, то зачем и что бы он с этим делал дальше…

+1

13

—Да?..Ровно столько лет назад, с небольшим хвостиком...—Генри немного не понимает, чем вызваны такие удивлённые и круглые глаза Лани, но походу эта информация выбила его из колеи и сейчас он пытается ее осмыслить, по крайней мере так кажется Демиургу, а вот что там на самом деле происходит в голове дархата, известно только ему самому и никому более, ну, может разве что его близким знакомым, что куда больше его знают чем Порядочный.

Однако, можно было точно понять, что несмотря ни на что, Шрифт вдохновил или скорее, понравился студенту, потому что тот до сих пор осматривал горящими глазами чудеса, что продемонстрировал Демиург. Генри же в свою очередь отменил действие символа и растение исчезло так же быстро, как собственно и появилось, в считаные секунды и его уже нет, даже символа, что вызвало его рост, не наблюдалось, словно никогда и не было не его, не растения.

Кажется, что настолько круглыми глаза дархата он ещё не видел, они бегали от книги до собеседника и назад, после чего сосредоточились на чем-то. По взгляду видно было, что в голове велось какое-то внутреннее противоборство, он хотел задать вопрос, много вопросов, но не осмелился произнести их вслух, оставив при себе и сосредоточившись на том, чем только что занимался: Составление магической вязи с вплетением ее в цифровое пространство.

То, как Кохола морщил свое лицо, можно было в меньшей мере назвать умилительным, а в большей забавным. Он был похож чем-то на рыбу фугу, хотя если судить по причёске, то скорее на овечку. Но в слух этого сказано не было, зная характер своего подопечного Генри понял, что от подобных слов лучше воздержаться. Ему ведь если в лицо скажут, что он похож на какое-то животное, приятно вряд-ли будет, так вот и тут мало приятного, хотя и без злого умысла было приведено это сравнение, а все же лучше не озвучивать, меньше знаешь, крепче спишь. Собственно поэтому-то Демиург и не спит, а если и спит, то плохо.

—Написание рун от руки и написание рун на программе отличается...В первом случае ты вкладываешь эмоции в то, что делаешь, а вот во втором между тобой и рунами встаёт посредник в виде бездушной машины, что не способна передать страсть, гнев, печаль или радость, которые ты хочешь донести через то, что пишешь...А потому неизвестно, будет ли работать такой метод хоть когда-нибудь...—Он перевел взгляд на Лани.—Хотя я не думаю, что это тебя остановит...

—То есть, если я тебя правильно понял, то ты хочешь вместо строчек кода использовать магические символы, а саму структуру превратить в своеобразную пентаграмму, в которой эти строки будут синергировать между собой и создавать все тоже заклинание, только в цифровом варианте, верно?..—Порядочный положил руку на левую половину маски, постукивая костлявыми пальцами па ней. С каждым монотонным ударом раздавался глухо металлический звук, что разносился по библиотеке, возвращаясь назад, частично растворяясь в стенах кладези знаний.

Бесцельное блуждание глазами по округе заставило над чем-то задуматься парнишку, видно, что эти рассуждения даются ему тяжеловато, осмыслить так много, за такой короткий срок не просто даже для очень смысшленного ученика, а тут столько информации и за раз, а ещё ведь надо проводить свои собственные умозаключения, иначе от этого процесса нет никакого толку, все равно что прочитать одно и то же предложение десятки раз, а смысла все равно не понять.

—Значится, тебе нужен более мощный и в тоже время куда менее муторный в плане рисования вязей язык...—Генри слегка задумался, пальцы уже машинально стучали по маске, отстукивая какой-то своеобразный ритм.—"Божье слово" очень мощный язык в плане магии...Его символы можно вплетать в пентаграммы, что бы получить желанный эффект...И как ты мог заметить, я создал небольшую пентаграмму всего из одного символа, после чего появился мгновенный результат...—Минута молчания, рука в это время опустилась и подобрала ручку, которой были выведены ещё парочка символов.—Обратная сторона медали в том, что магия с помощью этого шрифта энергозатратная, но невероятно мощная...Чем сильнее тот, кто вплетает символы, тем контролируемее эффект, в противном случае, может пострадать и сам заклинатель...—На этих словах в книге появился рядок из символов, что образовывали собой слово "Левитация", после чего вокруг них в чётком и правильном порядке появилась пентаграмма.—Вот так выглядит сигил левитации на "Божьем слове"...Я потратил девять символов...—Лёгкое нажатие на пентаграмму, что бы пропустить через нее магическую энергию, этого было достаточно, что бы стол, скамейки, книги, книги на стеллажах и даже Лани приподнялись в воздух на пару секунд, после чего действие сигила было отменено и всё вернулось на места.—А вот так выглядит эта же пентаграмма, но используя рунический смысл символов...—На странице появилась все та же пентаграмма, но всего с двумя символами: "Дут" и "Канр".—Если я повторю то же самое, то эффект будет таким же...Думаю, что второй раз показывать не буду и так понятно...

—Нет, этот язык лучше всего знает непосредственно его создатель и те, кого он ему обучил...—Порядочный задумался на долю секунды.—Из тех, кто попадет под твое описание, я знаю двух личностей, что принадлежат к Ордену, они оба являются Черными крестами, главами Чистильщиков...Но я не думаю, что кому-то из них приходила в голову мысль переписать саму суть этого мира...А потому даже не знаю, как ответить на твой вопрос...

Отредактировано Генри Волхайм (2023-02-13 17:05:52)

+1

14

На сей раз Лани слушал Архиватора очень внимательно. Даже внимательнее, чем обычно преподавателей на лекции, так, будто от этого зависела его жизнь. Хотя в какой-то мере это и впрямь было так: после служения князю техномагическое программирование стало вторым смыслом его существования. Дархата не поколебал даже внезапный подъём его и окружающих предметов в воздух, настолько он был увлечён.

Поправив неровно севшие очки на нос, юноша тщательнейшим образом постарался запомнить показанные ему фрагменты «Божьего слова», отрисовывая все символы в памяти вплоть до мельчайших деталей. Ему не было нужды копировать этот язык исподтишка, тем более что постороннему студенту скорее всего и не положено, но хотя бы столь малая возможность прикоснуться к чему-то божественному могла дать толчок его собственным изысканиям.

Как только Архиватор закончил говорить, Лани пылко поблагодарил его, чему-то кивнул и вновь ушёл в себя, обрабатывая полученную информацию. Юноша закрыл глаза и, подняв правую руку, указательным пальцем в воздухе вывел «Канр», который успел мысленно обвести несколько раз, разглядывая записи собеседника. Писать столь древний и могущественный язык на материальных носителях он пока не решался: очень вероятно у него не тот уровень магического источника, и отдачей жахнет будь здоров, а переоценивать свои способности Лани не имел привычки.

– Даже забавно, что те знаки «Божьего слова», которые ты показал, похожи на этакие миниатюрные упрощённые пентаграммки. Быть может, ещё и поэтому…

Мысли вспыхивали и гасли быстрее, чем блики в солнечный день на волнах. Лани резко открыл глаза и быстро заморгал:

– А что, если кто-то точно также попытался запомнить и выучить этот язык со стороны, просто наблюдая за его носителями? Раз ты считаешь, что в рядах Ордена это никому ни к чему… Но по всей видимости это должен быть очень могущественный в магическом плане человек.

Брови сведены в тонкую линию. Поиск ответов больше напоминал беспорядочный дрейф по мировой паутине, когда, переходя в сотый раз по ссылкам, уже и не вспомнишь, с чего начал, и тем не менее все данные раскладывались по точно предназначенным им местам. Дархат отмотал в памяти их разговор немного назад и чуть заметно улыбнулся.

– Знаешь, а ведь «бездушные машины», как ты выразился, тоже кое на что способны!

Воодушевлённый, юноша схватился за своё перо, вновь открыл программу для рисования, быстрыми лёгкими штрихами изобразил в ней дерево и, приложив пальцы с зажатым под ними стилусом к рисунку, оживил картинку почти точь-в-точь такую же, как и у Архиватора: сейчас прямо перед ним на подставке из планшета шумел молодой листвой крохотный клён.

– Да, разумеется, это всего лишь материализующая магия, не идущая ни в какое сравнение с рунами и тем более символами «Божьего языка», и всё же… Ты сам видел, что нарисованная в электронном виде пентаграмма сработала. Электронный рисунок можно материализовать. А что касается способности передавать эмоции, разве диджитал-арт, нарисованный в сильнейшем эмоциональном порыве и отображаемый на экране, а не на холсте, не вызовет у смотрящего те же ощущения при должном уровне мастерства? И разве текст, напечатанный на клавиатуре, а не выведенный до последней закорючки в книге, не передаёт всю гамму чувств писателя? Знаешь… – Лани совсем уже бесстрашно глядел в бездонные глубины прорезей белой маски, перечерченной алой полосой, и улыбался совершенно открыто и по-детски. Слегка запыхавшийся голос утих и стал мягче, а слова полились равномернее, – эту маску ведь тоже можно назвать бездушным посредником, поскольку она совершенно не отражает твоих чувств и эмоций, но в то же время мне с тобой гораздо интереснее, чем с любым из людей.

На миг юноша смутился и поспешил уточнить:

– То есть я не имею в виду, что ты не человек или что с тобой что-то не так, нет. Я лишь хотел привести в качестве примера самую близкую сейчас аналогию. И я думаю, – парень отвёл взгляд и постучал пальцем по краю планшета, глядя на него с практически ощутимой теплотой, – эти машины тоже таят в себе намного больше, чем мы думаем и даже смеем предполагать. Им сложнее передавать чувства и магию, но если их правильно запрограммировать, я считаю, они могут оказаться даже способнее нас.

Он замолчал, но совсем ненадолго. Взгляд зацепился за пентаграмму из девяти символов в книге Архиватора. Лани подпёр подбородок, продолжая её разглядывать, и задумчиво заговорил:

– А может, стоит попытаться создать магическую вязь для программы самому? Ну, на основе, как вариант, той же Кеилумской школы, но более усложнённый, по примеру «Божьего языка». Хм, разобраться бы ещё в фундаментальности постулатов написания пентаграмм, навроде того, что сигил, начертанный по часовой стрелке, направлен на созидание, а против – на разрушение и обращения всего в хаос. Или что все элементы на концах многоугольника должны гармонично уравновешивать друг друга. Все их знают, как архейский алфавит, но я нигде не нашёл внятных объяснений, почему оно работает именно так, а не иначе. Однако если разрабатывать собственную систему, без этого понимания никак…

+1

15

—Твоя правда, они похожи на пентаграммы, а потому использование дополнительных рисунков, это уже дело привычки, или скорее дотошности, потому что обычному человеку на вопрос: "А что так можно было что ли?", еще нужно найти достойный ответ, что да, так можно и даже нужно, потому что экономит время...—Демиург тяжело вздохнул, кивая головой в такт свои словам. Вздох медленно перетек в зевок, который мастерски был прикрыт рукой.

—У каждого символа есть буквенный перевод, звук, символизм и руническое значение...Запомнить все это для каждого символа, коих немало, да даже разобраться в этом составит большого труда и множества потраченного времени без помощи знающего...К тому же этим языком не принято распространяться...—Порядочный провел рукой по своей маске, а если точнее, то по красной полосе. Этот аксессуары словно источал магию из себя, но в то же время поглощал энергию своего носителя.

Демиург поднял голову к потолку, чуть отклонившись назад и сложив руки у себя на коленях. Осанка прямая, плечи разведены в стороны, голова чуть приподнята, а взгляд опустел, вернее огоньки в глазницах вновь потухли, странно, что при этом процессе они не оставляют за собой полоску дыма, так же как и волосы, хотя логично, потому что они просто существуют, магическим образом, а не горят на чем-то, потому и дыма не выделяется от слова совсем.

—Способны-способны, не сомневаюсь...—Порядочный припомнил недавнюю печать левитации, что Кохола смог реализовать в цифровом пространстве, а потому он не сомневался в том, что магию провести через планшет возможно, вот только это так же несло риски, потери, затраты. Небольшой клён, что вырос прямо через экран, конечно, был ещё тем зрелищем, таким сюрреалистическим, но в какой-то мере это выглядело как маленькое чудо, органика растет из металла, холодный кусок железа с проводами и микросхемами, растет да здравствует.

—Я говорил про то, что ты все равно не сможешь в полной мере перенести желаемое...Ведь твои мысли сначало проходят через тебя, после через твое устройство, а в конце через другого человека и во время этой цепи начальный смысл может как сохраниться, так и затеряться где-то на середине или даже в самом начале...—Генри пару раз постучал по своей маске, очерчивая костлявым пальцем круг, ровный круг, где-то в районе того места, где у обычного человека щеки.—Да, можно ее назвать и так...Это и дар и бремя, с одной стороны я свободен от мирских забот, не испытывая таких же чувств как и все окружающие, а с другой стороны, тяжело понять близкого, когда ты не можешь понять самого себя...Умер близкий человек, что делать?..Плакать, смеяться, убиваться, скорбеть, веселиться, бояться, горевать или все же смириться?..—Порядочный упёрся локтями в стол и подпер голову руками в районе подбородка, он смотрел исподлобья на подопечного дархата, что наоборот, смотрел с детской наивностью и огоньком надежды в небесно голубых глазах.

—Не переживай, у меня нет задних мыслей по поводу твоих слов...Уж больно ты честен, даже слишком и это может сыграть с тобой злую шутку...Но кто я такой, что бы лезть в чужой характер?..Не Творец уж точно...—Демиург перевел взгляд на планшет, что лежал под рукой Лани, чувствовалось, что тому этот агрегат довольно дорог, как родного человека держит его как можно ближе к себе, аккуратно и бережно относится, странно однако, испытывать подобное к машине, хотя о странностях других здесь не принято говорить.—Не сомневаюсь, что много  машин способнее обычных людей, по крайней мере потому что у них отсутствует фактор человечности и они способны на то, на что обычный человек никогда не решится согласиться...

—Думаю, что здесь могут быть ответы на твои вопросы, стоит только поискать...—Генри окинул взглядом все те стеллажи, что стояли по обе стороны от них, за спинами Лани и Порядочного. После чего он не спеша опустил руку на золотистые вставки гримуара, медленно проводя по ним снимая небольшой слой пыли, что успел скопиться за время прибывания в этом месте.

+1

16

– Экономит время…

Лани пробормотал это себе под нос, стараясь получше распробовать мысль на языке. Что-то в ней было такое, что отчётливо взывало к его собственным опыту и памяти, но чего он никак не мог ухватить. Всё равно что пытаться ловить рыбок в аквариуме голыми руками.

С досады дархат даже чуть слышно прицокнул, но затем снова обратился вслух.

– Непросто, небыстро, не принято распространяться, не состоит в Ордене, поскольку «Божьим словом» владеют лишь высшие доверенные лица…  –  Лани бубнил в перерывах между размышлениями и доводами Архиватора, сосредоточенно обдумывая полученную информацию, но не особо пытаясь выдавать связанную речь. –  Выходит, этот гипотетический программист – создатель алгоритма – не из этих мест. Ну, если он вообще существовал, конечно. Хотя он мог попытаться, как и я, перенять эту систему.

Юноша тихонько вздохнул и покосился на своего ненадолго замолкнувшего собеседника. Его отрешённая поза, идеально ровная линия спины и плеч, угол слегка приподнятого подбородка являли собой словно безупречно высеченную из камня фигуру, каких в реальной жизни не встретишь, или совершенное построение – недостижимый идеал, к которому стремятся как художники, так и программисты, и который прекрасен тем, что в нём нет абсолютно ничего лишнего.

Наверное, если изобретатели идеалов и старинных скульптур и брали с кого пример, то разве что с богов и таких вот созданий.

Глухой стук по маске вернул Лани в реальность. А всего два слова: «не сможешь» – вызвали краткую вспышку лазурных зрачков. Всего два слова, и будто заклинанием в нём пробудился глубоководный кит. Упёртый, своенравный и непоколебимый. Тот, кто замечает малейшие препятствия, но тот, кто найдёт в себе силы и смелость преодолеть их.

Левиафан ничего не сказал, лишь отвёл взгляд, а затем немного отрешённо пожал плечами, скользя хвостом уже по следующей теме:

– К чему размышлять над тем, что тебе следует делать в той или иной ситуации? Эмоции – непрограммируемая функция. Психологическим программированием их можно лишь изменить и исказить, но не решить, что ты будешь испытывать. Что людям хочется, то они обычно и делают в этот момент: плачут, смеются. Я думаю это лишь отражение их самих, так к чему рисовать маркером по зеркалу? Просто будь собой. И если ты не чувствуешь ничего, это всё ещё ты.

Он всё же робко улыбнулся, глядя на пристально направленный на него взгляд Архиватора, на идеальной формы белую маску поверх чёрных перчаток, затем вслед за собеседником оглядел бесконечные ряды полок и утвердительно качнул головой.

– Да, ты прав, я ведь за этим сюда и пришёл.

Аккуратно переложив книгу с пентальфами с колен на стол, Лани взялся за «Историю» и, пролистнув несколько страниц введения, остановился на самых первых исследователях телэргических и физических закономерностей и их упомянутых трудов по разработке и изучению магической вязи.

С молчаливой сосредоточенностью юноша открыл на планшете «записную книжку», в которой всё ещё в стройном упорядоченном столбце стояли буквы а, б, в и г первого пункта, и покачал в пальцах стилус, глядя на свои записи.

Отвлёкшись от книги, Лани склонился над девайсом и быстро написал ниже:

«2. экспериментальная разработка

2.1. обработка вводных данных из графического редактора – провал №51»

Тут же смутился и поспешно стёр противоположным концом стилуса цифры в конце.

«2.2. программный код на языке пентаграмм??

2.2.1. разработка собственного языка

2.2.2. структура

2.2.3. операторы –> символы»

Отдельные слова подчёркивались и обводились, к ним что-то активно дописывалось и дорисовывалось. Ниже пункта 2.2.3 появилась стрелочка от буквы а пункта 1, куда Лани переписал фамилии авторов, годы и названия необходимых к поиску книг. С пару секунд поразмыслив, быстрыми движениями он также перерисовал рядом с записями пентальф левитации в упрощённом виде. Это был старый студенческий приём для конспектирования, когда отдельные символы изображались не полностью, и чем чаще они встречались, тем схематичнее и проще становились в тетради.

Заметка всё сильнее напоминала сумбурный набор букв, цифр и знаков, но в этом хаосе к дархату мало-помалу подкрадывались понимание и истина. Неуловимая рыбка из аквариума сама очутилась в его руке: студенческая мудрость, трепетно взращенная на извечной спешке и лени, отлично образом экономила время и объём знаков, сохраняя общую структуру и смысл сигила.

Лани подавился вздохом, высоко взметнул брови и отбросил перо. Снедаемый новым открытием мозг требовал интенсивной перезагрузки, прежде чем перейти к монотонной обработке информации, необходимой для пункта 2.2.2. Недолго думая, юноша неловко вскочил со стула, чудом не уронив его, и принялся прохаживаться вокруг стола, с чрезмерным интересом разглядывая корешки не относящихся к теме книг.

Для него такой порыв был обычным делом. В конце концов, любая активная мыслительная работа могла в любой момент потребовать перерыва и законного отдыха. Будь то рисование или программирование, ему нужно было на время отлипнуть от экрана, отойти на максимальную (ментальную) дистанцию от своего творения, выдохнуть и подумать о чём-нибудь ином. Это почти всегда заметно повышало эффективность последующей работы.

– Прошу прощения, а что ты говорил про Чёрных крестов и Чистильщиков? Насколько я понял по контексту, это чрезвычайно важные должности, но что они из себя представляют? И что такое закрытые архивы и древние филиалы? Если это, конечно, не секретная информация.

Дархат порывисто развернулся к Архиватору, отделённый от него плоскостью добротного деревянного стола, чуть прислонился к стоящим за спиной полкам и открыто улыбнулся. Пожалуй, больше всего у него было вопросов касаемо «Божьего слова», но начать он решил с менее животрепещущих. Тем более что собеседник сам о них оговорился, а значит, до каких-то пределов студенту было позволительно расширить границы своего незнания в этом совершенно незнакомом ему Ордене.

Тык

+1

17

—Выходит, что так...Если и он и алгоритм вообще в принципе существуют в нашем мире, потому что чем больше я слушаю, тем больше ловлю себя на мысли, что это слишком хорошо, что бы быть правдой и каких-то весомых доказательств существования данного творения нет ни у кого из нас...И почему-то, мне кажется, что то, чем мы сейчас занимаемся, так это создаём точно такой же артефакт по обрывкам информации и личным изысканиям, что то, что другое, полно неточностей и ошибок...

Демиург вдумался во все происходящее вокруг. Это звучало как сюрреалистическая история, сошедшая со страниц какого-нибудь романа. Где храбрые романтические персонажи ищут клад, попутно решая загадки и развивая взаимоотношения, что-то от этого было здесь, но все же их жизни это не рассказы, это реальность, здесь тяжело верить в сказки, каким бы мечтательным ты не был, приходится смотреть реальности в глаза и признавать, что не все в этом мире существует на самом деле, чему-то так и суждено остаться легендой, слухом, былинной.

Тем не менее, это занятие нравилось Лани, он прямо горел им, а потому Порядочный не мог вот так взять и сказать: "Сворачивайся, никакого артефакт нет и в помине". С другой стороны, для слуха должна быть почва, если есть слух, значит такое когда-то случалось, ну или просто кто-то очень хороший шутник. Но второй вариант пока отметаем, значит подобные случаи были, но почему тогда о них не трубили средства массовой информации? Ещё один хороший вопрос без ответа.

Дархат, кажется, что-то хотел возразить, возможно даже доказать, но промолчал, не стал ещё раз поднимать эту тему, что было довольно необычно, учитывая, каким упрямым может быть этот на первый взгляд тихий и спокойный паренёк, что прямо сейчас так же спокойно сидел перед Генри и смотрел на все те вещи, что разбросаны по столу между ними, книги, ручки, планшет, гримуар. Лампа на столе, кстати, так и не сдвинулась и кажется, что про нее даже никто и не вспоминал.

—Мир был бы куда проще, если бы все могли понимать эти простые истины, но это не так...Людям приходится изрядно постараться, что бы дойти до такого простого решения, что лежало прямо перед носом...—Порядочный проронил тяжёлый вздох, скрывая за ним небольшой зевок, после чего сел поудобнее на стуле, перебирая костлявыми пальцами по столешнице, в начале это был просто пустой монотонный звук, но после он начал собираться воедино, выстраивая незамысловатую мелодию. Генри подпер голову другой рукой и смотрел на своего собеседника сонным и безучастным взглядом.

—Да, именно за этим ты сюда и пришел...—Демиург наслаждался тишиной и покоем этого места. Здесь было прохладно, в отличии от улицы где полуденное солнце уже во всю напекало головы прохожим, а люди прятались кто куда: под зонты, в тени зданий, под деревья, внутри каких-нибудь заведений. Дождя бы, хорошего летнего дождя с радугой, хоть какая-то свежесть в этот знойный день.

—М?..—Генри в таком состоянии, когда реальность не совсем осознаётся, но он все ещё в трезвом рассудке.—Черные кресты— Приближенные демиурга и те, его верные последователи, что своим стремлением выделились среди остальных и заслужили место под солнцем...Всего их десять...не больше не меньше. Черные кресты посвящают жизнь развитию Ордена и самосовершенствованию во всем, что бы то ни было...Принимают новых последователей и выносят важные решения, либо же оглашают решения демиурга...—Порядочный потянулся, устраиваясь поудобнее за столом.—Архивы же представляют из себя карманное измерение, где собраны все самые сильные в магическом плане и самые редкие книги...Делятся же на Тайный, Запретный и Забытый Архивы...В первом тайные редкие книги магического плана, во втором запретные книги, которые нельзя отдавать кому бы то ни было...В третьем все те книги, что утратили свою полезность или наоборот, слишком опасны, что бы существовать в этом мире...

+1

18

– Ух ты… Как всё упорядочено в этих архивах, – Лани мечтательно вздохнул. На то, чтобы хоть одним глазком взглянуть на упомянутые хранилища знаний, можно было и не надеяться, но фантазировать ему никто не запрещал. Затем в голову пришла новая мысль: – А ты, наверное, тоже из чёрных…

Договорить он не успел. Планшет призывно пиликнул входящим сообщением, и юноша, отстранившись от книжных полок, поспешил обратно к столу. Ему писал Коннор:

«Лани, тут в магазинчике «Hi-Tech witch» проводят открытую демонстрацию».

Ниже шло фото цифровой вывески, на которой кислотно-зелёным шрифтом на чёрном экране значилось: «Новая буква в программировании: BIOS для кристалидных ПЗУ».

Следом за этим пришло сообщение от Дженкинса:

«КОЛОХА ТЕБЕ КРОВЬ ИЗ НОСУ НАДО ТАМ БЫТЬ».

Парень задумчиво пожевал губу, даже не обратив внимания на капс и привычно исковерканную фамилию. Тема безусловно важная для их выпускного проекта, тем более что друзья-инженеры уже однозначно сошлись на лириум-кристалидном сплаве для создания полностью своего планшета, а не спаянного из кусков других устройств. Прошивку же они оставили на Лани, а поскольку учёбу и обязанности он ставил превыше всего…

Но как же не хотелось покидать это во всех смыслах чудесное место, полное позабытых знаний, которые просто проваливались в пучину времён в гонке новейших технологий, и которые можно было откапывать как  самые настоящие сокровища. Место, где не властны были ни удушающая жара, ни городская суета, да и людей, которых дархат так усиленно сторонился, здесь почти не было. Зато был интереснейший собеседник.

Решение принять было сложно, но необходимо.

– Я попозже приду! Вернусь, как только там всё закончится, и продолжим. Подождёшь меня, хорошо?

Лани поспешно засобирался, сверил список книг в заметке с имеющимися в стопке на столе и со вздохом констатировал, что ни одной нужной там не было. Но «Кеилумскую школу пентальф» и ещё одну – «Связи: основы и принципы построения» – из стопки он всё же взял, чтобы выписать их на стойке библиотекаря на день, а остальные аккуратно расставил по местам.

После этого юноша низко поклонился Архиватору, трепетно прижимая книги с планшетом к груди, и покинул секцию.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png

Ни «попозже», ни к утру следующего дня Лани так и не объявился. Почтить чертоги знаний своим присутствием он сумел только в послеобеденное время. Взъерошенный и растрёпанный пуще прежнего, он спешно шагал по библиотеке, еле удерживаясь от того, чтобы перейти на бег. Глаза сосредоточенно рассматривали однотипные золотистые таблички с названиями отделов, выискивая нужную.

Тогда-то он и разглядел огромную, во всю стену, картину. Рвано втянув носом воздух, Лани невольно замедлился, а затем и вовсе встал как вкопанный. Он знал этот сюжет: проходил не единожды на уроках истории. Он знал эту иллюстрацию: встречал в учебнике и в сети. И всё равно ощущения от неё вживую не шли ни в какое сравнение. Сцена расправы Демиургов с себе подобными была изображена невероятно жестоко и детально. И даже так оставалось чувство, что художник смог выразить лишь малую часть, и происходи это всё на его глазах… У Лани мурашки побежали по спине, страх липкими ладонями хватал за плечи и лодыжки, во рту пересохло. Стремясь избавиться от обуявшего его бессознательного ужаса, он медленно отступал от картины, а затем и вовсе крепко зажмурился и поспешил дальше по проходу между стеллажами. В голове стучала кровь и успокаивающая мысль: «Хорошо, что ныне демиурги так редко встречаются и вряд ли снисходят до общения с простыми смертными».

Погружённый в безрадостные думы, дархат едва не проскочил нужную секцию. Вернее, всё-таки проскочил, но, успев краем глаза отметить уже знакомый узор составленных корешков книг, немедленно вернулся и прошёл под высокой аркой к нужным стеллажам. Разумеется, Архиватора здесь уже не было: не стал же он ждать мальчишку больше суток. Всё же немало расстроенный этим обстоятельством, Лани со стуком бросил рюкзак на стул и обратился в поиски нужных книг.

На сей раз стопка оказалось выше вчерашней. Ещё больше изданий в хаотичном порядке были разложены вокруг, открытые на разных страницах, а юноша стоял над этим всем, уперев ладони в край стола, и метался отчаянным взглядом от одной к другой.

Сообщение в окне браузера на экране лежащего там же планшета отражало примерно то, что с ним происходило сейчас:

«По вашему запросу ничего не найдено».

+1

19

—Так только кажется, на самом деле там кавардак...Особенно в последнем, ведь туда не то что человек, да даже сам Демиург не заходил уже веками...—Генри приподнялся, выбивая сонливость и отрешённость из головы и слегка потянулся вперёд издавая странный хруст костей.—Всмысле?..—Он озадаченно посмотрел на дархата, который оборвал свое предложение на середине, так и не сумев донести смысла до собеседника.

Порядочный не спеша опустил два огненно-оранжевых огонька вниз, на устройство что лежало напротив, на планшет Кохола. Небольшой звуковой сигнал, похожий на перезвон колокольчиков, оповещал о том, что кому-то что-то надо от владельца гаджета. Кохола тоже заметил это и именно потому поспешил к столу, что бы посмотреть, что там такое. Генри же в это время разминал запястья и шею после долгого бездействия, помимо странного звука, так же было и чувство, что сейчас голова с плеч слетит от ещё одного такого действия.

Что там такого интересного или захватывающего он не знал, потому что не лез в дела других людей, что подразумевает под собой "не суй нос в чужое дело", потому как только парнишка начал рассматривать пришедшие ему сообщения, Демиург встал со стула и отряхнул пальто, что было чуть выше колена Генри. Высокие шнурованные сапоги с грубой, кажется каменной подошвой, издавали соответствующие громкие стуки при ходьбе. Он не спеша осмотрел стеллаж с книгами откуда Лани брал тексты.

—Если не появится других дел, то я, верно, буду все ещё здесь...Можешь прийти, продолжим разгадывать эту шараду...—Порядочный проследил за тем, как Кохола расставил книги по своим местам, хотя здесь для этого есть специальная магическая привязка на место, но видно, об этом он забыл упомянуть, а потому студент сделал все своими руками. Низкий поклон и некоторые книги ушли следом за этим взъерошенным пареньком, что так трепетно прижимал и их и планшет.

Демиург прислонился спиной к колонне, смотря в след уходящему вдаль пареньку. Его мышление и способ выражать то, что происходит в голове, довольно странные? Да, лушче слова не подобрать. Но в этой странности он превосходит обычное, стандартное и прямолинейное мышление, он смотрит на мир иначе, верит, что ко всему есть подход, что все можно осмотреть под другим углом и найти решение любой проблемы, какая бы не возникла на его пути.

—Занятная нынче молодежь...—Отметил сам для себя Генри, сложив руки на груди.

—Nimis me ambitiose! Cum ad lucem stellarum remotarum peruenias, semper oportet te uno pede in terra manere.(Слишком амбициозно, как по мне! Когда тянешься к свету далёких звёзд, нужно всегда оставаться одной ногой на земле.)—Воскликнула книга, медленно взмыв в воздух.

—Твоя правда в этом есть...Но чем больше риск, тем выше шанс сорвать куш...—Демиург повернул голову в сторону книги, что так хотел расшифровать студент.

—Recte! Sed periculum est etiam cum damnis, et quod paratus sum aliquid amittere non sum certus.(Верно! Однако, риск так же сопряжён и с потерями, а я не уверен, что он готов чего-то лишаться.)—Дреймор, именно так звали гримуар, подлетел к своему хозяину.

—Ты вообще, мог бы и пораньше влезть в разговор, сейчас то уже поздно что-то говорить...—Порядочный прошёлся вдоль книжных стеллажей и присел на стул, приняв ожидающую позу.

—Sum occupatus analysing condicionem et omnia quae haec darhat dixit!(Я был занят анализом ситуации и всего того, что наговорил этот дархат!)—Книга единственным своим глазом проследила за Демиургом, повиснув в воздухе.

—Как скажешь...—Генри посмотрел в сторону небольшого окошка под потолком, из которого падали теплые лучи почти вечернего солнца.

https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/27505.png
Некоторое время спустя
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/90107.png

Ни «попозже», ни к утру следующего дня Лани так и не объявился. Генри ушел из библиотеки, когда уже совсем стемнело, а потому сейчас его не было на том месте, где они беседовали на счёт этого неизвестного доселе артефакта, существует он или же нет, так выяснить никто и не смог, эта загадка все ещё окутана пеленой таинственности и нерешенности, от чего и становится как лакомый кусок для хищника, что жаждет наполнить свое сознание новыми знаниями об этом мире. Тем не менее, Демиург объявился на следующий день после обеда, когда вся работа была переделана, а задания на день розданы.

Порядочный в неспешном темпе ходил по тому же маршруту, что и обычно, в привычной одному ему манере. Спина прямая, плечи приподняты, голова чуть наклонена в бок и глаза прикрыты. Рука приподнята до уровня плеча и костлявые пальцы в черной перчатке пробегаются по золотистым табличкам, оставляя после себя глухой стук по древнему и дорогому дереву, из которого сделаны стеллажи. Шаг был четкий и монотонный, каждый удар о пол куда звонче стука рукой по дереву, все из-за твердой подошвы, хотя, она прорезиненная.

Достучавшись до нужного отдела, он слегка завернул за угол и осмотрелся. Стол завален книгами, отчего того, кто их читает, не было видно за такой кучей. Казалось, что сейчас стол раз и проломится от такого веса, но пока что этого не произошло и хорошо, а то бы пришлось потом по щепкам собирать.—Добрый день...—Генри прошёлся вдоль стеллажей и встал за спиной у Кохола.

+1

20

Знакомый стук и шаги резко вырвали Лани из объятий тягостных раздумий. Всё ж как настоящий кит он привык ориентироваться на звуки, отлично различать их и вычленять ритм и гармонию. Глаза были куда как более второстепенны. Оттого Архиватора он узнал раньше, чем смог увидеть, и обрадованно вскинул голову. Вот кто сможет ему помочь!

Не медля ни секунды, юноша подтянул к себе планшет и принялся что-то торопливо листать на нём, пока высокая фигура неспешно огибала стол и наконец остановилась за его спиной.

– Приветствую! Прости, что не смог прийти вчера. У меня почти получилось, представляешь? Получилось написать ту программу. Но оставались кое-какие вопросы, и я решил выложить её на проггерский форум, он межпланетарный, так что его охват – почти весь мир. И мне написал один юзер, то есть человек, который указал, где у меня ошибки в коде и как их можно было бы избежать.

Лани перевёл дыхание, бросив короткий взгляд через плечо опухшими от бессонной ночи, но всё равно искрящимися нетерпением глазами, а затем снова вернулся к планшету, на котором мелькали различные онлайн-справочники, обшаренные студентом на предмет нужной информации.

– Тогда я стал спрашивать его, не писал ли он сам чего подобного, коль скоро так хорошо разбирается в предмете. И представляешь? Он сказал: «Да»! Он тоже пытался синтезировать программный код с магической вязью! Тогда я спросил его, на каком языке писал он. Он сказал, что на туйгурском руническом. Но вот беда, я нигде не могу найти даже упоминаний этого языка! Как будто он вообще не из этого мира… Может, ты о нём что-нибудь знаешь или хотя бы слышал? И если этот язык не из нашего мира, имел бы он здесь хоть какой-нибудь магический эффект?

Юноша, словно вдруг обессилев, упал на стул слева от себя, едва не промазав, и открыл на экране тот самый форум. Голос его стал тише, хотя, казалось, ещё более обеспокоенным:

– Есть и другая проблема… Пока я нетсёрчил, то есть искал в сети, что это за язык такой, он поинтересовался, что я планирую дальше делать со своей программой, которая пока только вычленяет данные из пентаграмм, но никак их не обрабатывает. Я описал ему в общих чертах принцип того алгоритма, а он… В общем, почему-то на самом форуме сообщения не сохранились, но если связь между разными планетами, такие сбои бывают, в этом нет ничего такого. Хорошо, что я заскринил! Короче говоря, вот, смотри.

Поправив сползающие от волнения очки, дархат развернул планшет так, чтобы Архиватору было лучше видно, и открыл упомянутый скрин, увеличив его до читаемых размеров и пролистав к интересующей их части переписки.

Lani: Хотя это только домыслы, хах.
Lani: Вообще слабо верится, что подобное возможно «прописать», не считаешь?
Lani: Как, к примеру, ты заставишь сигил воздействовать не на одну табуретку, а на все табуретки в доме, в городе, в мире?

ZalgO: regexp

Lani: Что?..
Lani: Подожди, ты шутишь сейчас?
Lani: …
Lani: Серьёзно?! Можно прописать регулярку под пентаграммы?
Lani: Ахах, я только что залез в аркх-вики, и знаешь, что там написано??
Lani:

При помощи регулярных выражений можно задать шаблоны, позволяющие:

- найти все последовательности символов «кот» в любом контексте, как то: «кот», «котлета», «терракотовый»;
- найти отдельно стоящее слово «кот» и заменить его на «кошка»;
- найти слово «кот», которому предшествует слово «персидский» или «чеширский»;
- убрать из текста все предложения, в которых упоминается слово кот или кошка.

Lani: Да это почти дословно описывает мою теорию, если заменить слова на их значения!
Lani: Подожди…
Lani: А ты… ты уже пытался?

ZalgO: хоче.шь приме_р/

Lani: епнрва
Lani: Прости!
Lani: Я кофе на клаву случайно пролил…
Lani: О, а сможешь сделать так, чтобы это безобразие исчезло?

ZalgO: л%ови
ZalgO: algo.exe
ZalgO: эт<о про$сто ~оболоч’ка
ZalgO: впи,.ши *ту+да regexp н&а обы(чно)м р/у{[Ничес>ком
ZalgO: наприм,-ер
ZalgO:
^( ᛗᛇᛊᛊ).*( ᚲᛇᛃᛒᛟᚨᚱᛞ)$
$1(ᛟᚱᛞᛇᚱ)$2

Lani: Да ладно…
Lani: А превратить кружку в котёнка?!
Lani: Все кружки в гостинице!
Lani: Хотя нет, котят не надо, жалко будет…
Lani: Давай в плюшевых котят?

ZalgO: вп%е^ред”

Лани снова потянулся к планшету, попутно разъясняя:

– У него, конечно, немного странная манера письма, не удивляйся. Зальго сказал, что это из-за того, что он перевёл свою клавиатуру на туйгурский для удобства, и обычная архейская раскладка начала сбоить. Но это тоже ничего. А тот файл, что он мне прислал, это не… как тебе сказать? Не полноценная программа, в общем, а лишь оболочка, интерфейс, через который с ней можно взаимодействовать, а сама прога у него на сервере. Но речь не об этом, вот, гляди, что я записал!

На планшете запустился видеоролик, очевидно снятый на этот самый планшет. В кадр попал обычный гостиничный номер с обычным стационарным компьютером на столе по центу. Позади него было видно неплотно занавешенное окно, сквозь которое проглядывала глубокая ночь. На самом компьютере отображался сайт форума, а поверх него – небольшое чёрное окошко всего с двумя строками для ввода: объекта поиска и его замены.

Затем в кадре появилась рука Лани, которая осторожно ввела туда нужную последовательность символов. Камера, слегка подрагивая, переместилась на недавно пролитый стакан кофе. На столе ещё виднелась небольшая лужица, которая, судя по всему, начиналась от клавиатуры, однако сама клавиатура выглядела идеально чистой, на ней не было ни пылинки, ни крошки. Лани решительно нажал Enter, и стакан в ту же секунду, подпрыгнув, обратился в мягкую игрушку.

Камера поспешно навелась на дверь соседнего номера, откуда послышался громкий топот, а затем в кадр с перекошенным лицом ввалился Дженкинс в одних трусах-семейниках, потрясая плюшевым розовым котёнком с выпученными глазами:

ЛАНИ БЛЯТ Я ЗНАЮ ЭТО ОПЯТЬ ТВОИ КОДЕРСКИЕ ФОКУСЫ ВЕРНИ НАХЕР МОЁ ПИВО!

За ним стоял Коннор, который молчаливым вопросительным взглядом указывал на тумбочку с посудой. Вернее, бывшую тумбочку с посудой, теперь она больше напоминала стеллаж «Детского мира» с игрушечными кошками всех форм, цветов и размеров.

Лани снова перевёл фокус на монитор, пока Коннор оттаскивал от него Дженкинса, но чёрного окошка для ввода там уже не было, хотя по записи было видно, что никто к компьютеру не подходил.

– Клянусь, это не я, – бормотал Лани в ответ на вопросы друзей где-то за камерой, в то время как видимые на ней сообщения на форуме – вся их с ZalgO переписка – стремительно исчезали. На пару секунд задержалось только одно, но и оно вскоре, мелькнув, исчезло:

«Подожди, ты шутишь сейчас?»

Съёмка прекратилась. Лани поднял взгляд на Архиватора. В его глазах мешалось одновременно изумление, растерянность, волнение и слабая тень испуга. Что-то со всем этим было не так, но он никак не мог взять в толк, что.

– Что думаешь? – голос слегка охрипший. Затянутый синей пеленой взгляд скользнул по белой маске, опустился к зарослям из книг и уставился в пустоту. – Да, конечно, это выглядит как постановка с моей стороны, такое и без помощи магии можно провернуть, мне никто не поверит. Но в гостинице и впрямь все кружки стали игрушками. Правда, они «развоплотились» где-то через час, –  Лани грустно хмыкнул, а затем закусил губу и подпёр щеку рукой, обращаясь дальше как будто к самому себе, –  Даже… даже если исключить существование того алгоритма, то какие есть варианты воздействовать на чужое окружение, находясь от него очень далеко? Я всю голову сломал, так и не уснул до рассвета. А тот файл, algo.exe – он просто исчез. Хотя, возможно, так и было прописано, вирусы работают по схожему принципу. Странно только, что в реестре никаких следов не осталось, но с этим я позже разберусь.

+3

21

—Да, ничего страшного...Этого стоило ожидать, если брать во внимание, как резво ты вчера ушел...—Порядочный положил гримуар на стол, а сумку повесил на спинку, выслушивая все то, что ему говорит дархат. Пока слушал, успел ловко и довольно бесшумно присесть на этот же стул по правую руку от Лани.—Все время забываю тебе сказать, что я не такой уж профан в делах компьютерных, избавь себя от повторения одного и того же, только в более простой форме...—Генри слегка наклонил голову на бок, ожидая продолжения восторженных речей, потому что его слова скорее всего пройдут мимо этого парохода, что несётся на пролом и парирует любые слова в свой адрес.

Когда Кохола Посмотрел на Демиурга, тот протянул руку к нему и взял за подбородок, рассматривая лицо парнишки. Недостаток сна на лицо, хотя это проблема большинства программистов, эти люди думают, что смогут прожить на одних энергетиках и бич-пакетах из круглосуточных магазинов под домом. Как же глупо, но дархат думает иначе, возвращаясь к своему планшету, вырывая подбородок из руки Генри.

—Туйгурский, верно?..—Порядочный рылся в уголках своего сознания, словно в большой поисковой системе, выуживая оттуда клочки информации и собирая их воедино.—Это иномирный язык...Но там, откуда он пришел, он был магическим, а потому его потенциал здесь очень даже неплохо себя показал, вот только язык слишком сложен в освоении, а про произношение Я вообще молчу, потому-то о нем и нет информации, более простые языки вытесняют мудренные, сильные магией тексты...—Порядочный уложил на стол другую книгу из своей сумки, она сочилась магией от и до, разливая ее по отделу густыми ручьями.—Достал для тебя из Тайного архива один словарь древних языков, можешь попробовать что-нибудь сделать с тем, что там есть...Может хоть так твое расследование продвинется...—Генри сказал, что достал книгу, но на самом деле все книги в Тайном, Запретном и Забытом Архивах написаны на "Божьем слове", а потому этот экземпляр был переписан лично Демиургом на более понятный лад. Сам же Порядочный устроился поудобнее на своем месте, внимая каждому последующему слову своего подопечного, что бы постараться ничего не упустить и впитать каждую букву из его уст.

—Все сообщения были стёрты?..Звучит, мягко говоря, странно и одновременно жутко...Как будто кто-то не хочет, что бы тайна этого артефакта была разгадана тобой и старается подтирать любые данные о деле, что бы оставить как можно меньше нитей, ведущих к решению головоломки...—Хотя это могла быть и простая паранойя, которую можно списать на сбой в межпланетной сети, такое тоже вполне себе возможно. Одно дело, передавать данные по планетам, а другое между ними, какие-то сигналы могли просто затеряться и так не дойти до назначенного пункта. Все равно, выглядит странно, очень странно и непонятно. Вера в то, что это не больше чем легенда, начинает рушиться.

Генри опустил взгляд на планшет, что ему любезно подсунули под нос. Склонив голову в сторону устройства, он очень быстро читал строчку за строчкой, опуская моменты, которые не совсем понимал, все же, основная суть была понятна и этого достаточно, не стоит морочить голову с программистскими тонкостями, иначе есть шанс уйти отсюда только к ночи и получить головные боли до конца недели в попытках переварить все что успеет узнать за сегодня. Но, странная раскладка напрягала, выглядит неестественно, как будто кто-то сначало писал нормально, а потом подредактировал свое сообщение, что бы оно выглядело именно так.

—Что-то вроде контроллера, через который можно взаимодействовать с приложением на удаленной основе?..—Однако Демиург хотел привести аналогию с полым сосудом, который можно заполнить как душе угодно, что бы он работал именно так, как задумывалось.—Понятно, если это так, то довольно интересно, как он смог этого достичь, только если Туйгурский его родной язык, ведь понимание одно, а использование, совсем другое...Но и то и это очень сложно или практически невозможно с этим языком, как я уже и сказал...

После нескольких минут бесполезного монолога с самим собой, он вновь уткнулся в экран планшета, что бы увидеть, что так воодушевленно ему показывает Лани. Видеоролик не был очень длинным, вместо этого, он был информативным и по существу. Достаточно наглядно было видно, что чашка заменилась на плюшевого кота и как один из друзей дархата ворвался в его номер точно с такой же игрушкой, покрывая все происходящее трёхэтажным матом и бранью в сторону Кохола, в надежде вернуть не допитое спиртное

—Я считаю, что это было на самом деле, не вижу смысла тебе мне врать...А если бы и врал, то нашел бы способ куда более убедительный, чем простое видео...—Порядочный наконец смог вставить свое слово и его кажется даже слушают, прогресс.—Ну, иллюзии ещё никто не отменял, сильное ментальное воздействие на мозг могло побудить его заменить все кружки в помещении на плюшевых котят...Вот только зачем? Кому-то видно было очень скучно, если такой вариант в действительности можно рассматривать...Хотя при таких случаях, должно быть сильное звуковое сопровождение...

+1

22

– Иномирный язык... Так и думал, – пробурчал Лани, подперев подбородок уже обеими ладонями и прижав указательные пальцы к вискам. Ходу мысли это не помогало, но хотя бы удерживало голову от взрыва вследствие переизбытка информации.

Сухой библиотечный воздух забирался в нос, щекотал горло и взывал в сотый раз протереть от пыли очки, которые Лани приподнял прижатыми к лицу пальцами, сосредоточенно размышляя. Справа собеседник как будто тоже о чём-то советовался с самим собой, и эта нотка сомнений также подмешивалась в домыслы дархата.

– Сообщения можно стереть и искусственным образом, скажем, если он является скрытым администратором того форума или просто взломал его. Хотя этот проггерский, – Лани опять подавился слэнговым словечком, не договорив, и кинул извиняющийся взгляд на Архиватора. – Прости, что постоянно поправляюсь, я не имел ввиду, что ты можешь не разбираться в этом всём, просто сыпать специфическими терминами считается, как правило, неприличным, и в большинстве случаев я так себя не веду... Просто с тобой так легко общаться, вот я и забываюсь.

Юноша вздохнул, отодвинул в сторону книжные завалы и растянулся на освободившемся месте.

– Но в таком случае, зачем ему вообще давать какие-то зацепки и идти на контакт, если он подтирает все следы? Не может же он как злодей из мультиков чисто тешить своё самолюбие?

Из прострации его вывела оставленная ранее Архиватором на столе книга и, цепляясь за соломинку, дархат послушно потянулся к ней. Рука замерла над обложкой, не касаясь. Лани с оторопью ощущал, как бархатистые магические волны прокатываются под пальцами и струятся сквозь него. Глаза восторженно загорелись. Вот так находка!

– Тайный архив... Древние языки...

И ему даже позволили к этому прикоснуться. А что сам Архиватор? Выходит, у него есть туда доступ? С другой стороны, назвался бы он так, если нет… Юноша всё же решился и взял книгу двумя руками со всей бережностью, на которую был способен. Бросил сперва косой взгляд на собеседника, его непроницаемую маску, а затем развернулся к нему всем телом и сияющим лицом.

– Спасибо тебе большое!

Одновременно с магией в него будто проникло былое воодушевление. Лани хмурился, но как при решении увлекательнейшей задачи. Слова снова понеслись с бешенной скоростью, спотыкаясь, толкаясь, перебивая друг друга, но всё же формируя какую-никакую связанную мысль.

– Насчёт иллюзий – вполне может быть. Это ты правильно говоришь! У меня есть идея. Я расставлю сегодня по номеру, нет, по всей гостинице печати Эваз, ну те, которые разрушают иллюзии. Мне кажется, они подойдут больше, чем другие. Потому что большинство подобных сигилов просто предотвращает появление иллюзий, и ты о них даже не узнаешь, а с печатью Эваз – их можно увидеть, но при этом ты будешь точно знать, что это иллюзия. Полезно, если я смогу ещё раз выйти с ним на контакт. По крайней мере, на форуме его ник всё ещё отображается, значит, шанс есть.

В качестве подтверждения Лани открыл на планшете сайт с упомянутым форумом, немного полистал его, задумчиво поглядел на страницу ZalgO без аватара и подписи и подтянул планшет к себе, чтобы отметить в заметках мысль про иллюзии и печать.

– Надо подумать, как ещё его можно «поймать». Я могу связаться с администрацией форума. Конечно, личных данных они не предоставят, но какие-то общие сведения, вроде даты регистрации, времени, проведённого на этом форуме, я думаю, они вполне могут дать. Ещё обязательно надо будет включить запись экрана. Съёмка на камеру при искусственном освещении чересчур замылена, не пойдёт.

Уже привычно перепрыгивая с одного дела на другое, дархат снова потянулся к словарю, трепетно провёл кончиками пальцев по корешку и аккуратно открыл книгу.

– Ого, на архейском! Я думал, раньше такие труды составлялись по принципу: «Чем запутаннее, тем лучше»… Ну знаешь, эти староверские убеждения, что магия – она лишь для избранных? Кстати, – юноша продолжал болтать, не отрываясь от исписанных символами и пояснениями страниц, на вид всего лишь пробегался по ним взглядом, на деле же он быстро выхватывал и запоминал из общего массива текста отдельные элементы, которые позже могли оказаться полезны, – всё забываю спросить… Но жутко хочу! – быстрый взгляд скакнул в бездонные чёрные вырезы маски, словно туда не проникало ни капли света, и даже единственный источник – горящие огнём глаза – не мог разогнать эту тьму, и опять к книге. – Почему это всё так интересует тебя? Не подумай, я безумно признателен, что ты меня выслушиваешь, что веришь мне и делишься со мной своими мыслями и знаниями, однако чаще всего окружающие относятся к этому всему совершенно иначе… Да взять в пример хотя бы моих друзей, или преподавателей, которым я показывал те неудавшиеся попытки написать программу, или людей со всего мира, что сидят на форуме и видели моё сообщение и код получившейся программы, но ответил лишь один. Мне просто хочется знать, какой в этом интерес тебе, ну или польза, или, может, тебе просто... скучно?

Последние слова Лани произнёс совсем уж тихо, со смущённой улыбкой опустив лицо низко к страницам, потирая шею так, что рука наполовину закрывала его.

+1

23

—Не за что...Если это поможет твоим изысканиям, то я не вижу смысла отказывать в предоставлении информации, ведь для этого Архивы и существуют, ты так не думаешь?..—Порядочный зевнул, прикрывая рот ладонью и слегка потягиваясь на стуле. Он таким образом пытался найти более удобное положение для продолжительного прибывания сидя.

Генри наблюдал за всем что происходило, со стороны, не вмешиваясь, пока того не потребует ситуация. Ситуация требовала сидеть и слушать, ничего лишнего, просто сидеть и выслушивать увлекательнейший монолог дархата о том, что понятно, но из-за некоторых терминов и формулировок, выглядит больше расплывчато и бессвязно, нежели логично и доступно для каждого. Но, пока что, нить смысла улавливать получается.

—Мне кажется, что администрация гостиницы не одобрит подобных махинаций, ведь у них могут быть места, которые держатся на честном слове и прикрыты иллюзиями, а ты раз и все развеяшь...Вряд-ли этому можно будет в полной мере порадоваться так же, как ты радуешься этой идее...—У каждого ведь есть скелеты в шкафу, верно? Верно. И никто не хочет, что бы другие лезли в твой шкаф и смотрели на "суповой набор", что ты там запрятал. Всё равно, что в душу кому-то лезть и копаться в поднаготной человека. Тем не менее, не похоже, что бы Лани это волновало, он ведь уже провернул что-то подобное в гостинице, когда побаловался со всеми чашками в ней, хоть это и выглядело безобидной шалостью.—Это хорошо, что шансы ещё есть, иначе бы вышла тупиковая ситуация...

Генри кинул беглый взгляд на планшет Кохола, приметил там страницу этого самого анонимного пользователя. Хотя, его страница была мягко говоря, похожей на удалённый аккаунт, только пометка "Был недавно" говорит об обратном. Как только экран устройства ушёл из поля зрения, Демиург тут же вернулся к своим делам, стол был завален литературой, прибрать бы все ненужные книги по хорошему.

—Данные, нарушающие конфендециальность пользователя, они точно тебе предоставить не могут, ведь это нарушений законов об деловом этикетке компаний: "Все данные о пользователях/клиентах, не подлежат разглошению третьим лицам, только если те не имеют документов, разрешающих подобное"...—Порядочный складывал открытые книги на другой край стола в аккуратную стопку, не трогал только те, что были ближе всего к дархату и предположительно ему ещё нужны.

—Это перевод, можно сказать, что новый экземпляр со старым содержанием...Твоя правда, раньше думали, что магией могут владеть лишь сильные мира сего, а все остальные должны волочить жалкое существование своими собственными силами...—Демиург продолжал складывать книги в общую массу, что бы те занимали как можно меньше места на столе и что бы не разводился беспорядок на рабочем месте. Вскоре, большая часть уже находилась в аккуратно сложенной стопке на краю стола.—Ну так спроси, раз хочешь...—Не отвлекаясь от дела пробормотал он себе под нос и просто дальше складывал тексты друг на друга. После этого, он встал со стула и прошёлся вдоль стола к стеллажу с книгами, осматривая его боковые стенки на наличие механизма, который раскладывает книги по своим местам на полочках. Вскоре, нужный рычаг отыскался, только какой-то гений заклеил его плакатом. Пропустив магию через механизм, все книги со стола мигом вернулись на полки.—Да, мне скучно...Я ищу способы разнообразить свое жалкое существование в этом мире и занять себя чем бы то ни было, ради того, что бы как можно дольше не вспоминать этого гнетущего слова "скука", но все, чем бы я не занимался, я довожу до конца, не люблю оставлять дела незаконченными, незавершенными на пол пути...К тому же, эта вещица, что ты ищешь, напоминает мне один артефакт древности с похожими функциями, но все же отличный по своему строению и назначению...

+1

24

– Ого…

Магический рычаг, раскладывающий книги по положенным им местам, привёл Лани в немалое изумление. Он слышал о таких механизмах, но воочию наблюдал впервые. Безусловно полезная штука, но, видимо, не для консервативных до самого мозга костей лирейцев. Его одногруппники до сих пор поражались – громко и с выражением (в большинстве случаев матерным) – каким чудом вообще на Лирее открылся технический факультет при всех эонских пуристических взглядах на мир и в большинстве своём отношениях с компьютерами немногим лучше, чем у его светлости. Чего только стоил допотопный ящик в деканате времён эры Развития, гордо именуемый зам. деканом ЭВМ, а студентами за глаза – «эта ветхая/вырвиглазная/выкиньте-её машина».

И всё же, чтобы не отставать от мира, эоны нуждались в таких специалистах, возможно, даже сильнее, чем передовые технологичные планеты, навроде того же Циркона. Осознавая свою нужду и располагая достаточными средствами, престижная академия империи Торис смогла предложить заманчивые условия как для преподавателей, так и для учащихся со всех уголков Аркхейма, а потому сейчас их факультет находился в межпланетной сотне лидеров по данному направлению.

Интересно, откуда был сам ZalgO? Обучался ли он вообще где-либо, почерпнул идею своей программы у кого-то из преподавателей или был убеждённым самоучкой и очевидно гением?

Лани отрешённо смотрел на идеально прямую спину Архиватора, уйдя в свои мысли. Кажется, тот сам того не ведая подсказал ответ на ещё один вопрос.

– Ему… наверное, ему тоже скучно, – прошептал Лани, всё ещё размышляя над одним из множества своих «почему».

Сейчас таинственный разработчик из сети и не менее загадочный хранитель книг обрели в глазах юноши неуловимое сходство. Оба проявили интерес к нему – такому наивному и неопытному, тыкающемуся подобно слепому зверёнышу в свои догадки и теории и раз за разом ошибающемуся, но… Даже если на пятьдесят ошибок и провалов приходится один сомнительный успех, одна относительно свежая идея, это, кажется, способно заинтересовать даже тех, кто слишком умён для этого мира и кому он уже давно и до тошноты наскучил.

Сие обстоятельство должно бы было разочаровать Лани – его находят лишь занимательной игрушкой и не более, но вопреки всему его глаза вспыхнули с новой силой.

– Да! Мы снова установим с ним контакт, к хтонам гостиницу, я выйду прямо с планшета – только включу запись экрана – хоть прямо на улице, посмотрим, насколько большую область он сможет захватить, но для этого мне надо предложить ему код лучше прежнего, только тогда он заинтересуется и ответит мне. Я должен выложиться на полную. Должен… должен превзойти самого себя.

Дархат решительно, как пловец перед прыжком с тридцатиметровой вышки, набрал в грудь воздуха и вновь окунулся в любезно предоставленную ему Архиватором книгу. В голове всё ещё крохотными планетами крутились идеи о том, откуда всё же мог быть интернет-гений: лучшие во всём высшие учебные заведения Алькора, экспериментальная академия Проциона, нелицинзированный нанотехнологичный университет Климбаха или же он где-то здесь, прямо на Цирконе?

– А что, если… – юноша торопливо открыл содержание, а затем быстро пролистал словарь к разделу астрономических терминов, – что, если в компьютерной вязи использовать язык космоса? Я не знаю и, видимо, не смогу освоить язык, на котором пишет он, но если продолжать разрабатывать собственный? Космическая энергия – одна из мощнейших телэргических сил как-никак.

Лани подтянул к себе планшет и принялся поспешно выписывать себе в заметки рунические названия планет с необходимыми пояснениями, продолжая попутно размышлять:

– Если попытаться установить в программе связи между операторами подобно тем, что существуют между планетами и их спутниками в самом деле, это может сработать. Наверняка кто-то уже занимался таким и скорее всего очень давно, поскольку в современной и доступной к прочтению литературе я таких пентаграмм не встречал, а меж тем люди смотрели на звёзды с самого своего появления, так ведь? – он почесал тупым концом стилуса голову, чуть не запутался в кудрях, поглядел на Архиватора, на потолок – мечтательно, мысли-волны вновь уносили его к тайным и никогда не виденным, но уже вожделенным архивам, и снова – отчуждённо – в книгу.

Могли ли изъять из общего употребления и образовательной программы сигилы на основе астрологических рун и астрономических явлений только потому, что они были сильнее или неуправляемее обычных? Или существовала иная причина?

– Кстати, а где твоя вчерашняя книга, ну, в которой ты писал? Она ведь тоже не совсем обычная, я прав? И что за артефакт древности ты вспомнил?

+1

25

—Людям бывает скучно не от большого ума, или от чувства превосходства над кем-то...Зачастую даже не от безделья, а от того, что просто нет сил заниматься чем-то, из-за того что знаешь, к чему это все приведет...Нет эффекта неожиданности, какой-то загадки в этом мире...Все давно открыто, исследовано, перепроверено и красиво упаковано...Прошли те времена, когда добытые знания были на вес золота...

—Только не устраивай дебош, иначе патрульные подойдут к тебе что бы ненавязчиво спросить: "Какого хтона ты тут устроил, малец?"...Именно так и скажут, так и вижу лицо Грейда, когда он увидит что все уличные фонари заменились на плюшевых котят, веселье то какое...—Если бы Порядочный мог, то сейчас же залился бы смехом, но вместо этого ограничился звонким молчанием. Страсть к своему делу иметь хорошо, но важно соблюдать черту и не переходить на одержимость целью.—Да, возвышение над собой прошлым, есть шаг к светлому будущему...

Генри отошёл от стеллажа и встал напротив стены, что являлась окончанием фрески о "Дикой охоте", здесь виднелись лучи солнца, в которых купались вышедшие "победители". Хоть в той резне нельзя было выделить победивших, ведь призом стала возможность выжить, значит, всех тех, кто не сложил головы на поле брани, всех тех, кто смог выйти сухим из воды и не гнить сейчас в земле, всех их можно назвать не иначе как – "Выжившие". Всем остальным своим собратьям, Порядочный безмерно завидовал, ведь они не видят того, куда катится этот мир.

—Ты опять что-то затеял?..—Демиург развернулся на голос своего подопечного и неспеша прошел к нему, встав за спиной того. Таким жестом он встал ближе к полкам и одновременно видел, чем занимается Кохола и понимал, когда может понадобиться его вмешательство.—В том то и дело, что язык света далёких звёзд и непроглядной тьмы, слишком силен для использования...Ведь его сотворили не иначе как боги, точно так же, как и сам космос и все, что его наполняет...И одним им известно, что по ту сторону пояса астероидов...

Генри тихо сложил руки на груди и откинулся на стеллаж, подперев его собой. Глухие переборы пальцами по внутренней части локтя, так же монотонны и размеренны, как и в принципе все, что делает Порядочный. Он склонил голову вперёд, прикрыв глаза и задумавшись, во время этого процесса, вокруг него не спеша начал парить небольшой черный пламень, что летал на уровне плеч, иногда его траектории были очень сложные и замысловатые, а иногда он просто наворачивал круги. Следом же тянулся хвостик из дыма, такого же черного.

—Да, люди наблюдали за дальними светилами, ведь те указывали путь во тьме и давали свет знаний, что был так желанен людям...Со временем, сила звёзд оказалась слишком недостижимой для человека, сродни первозданной энергии, они начали сторониться того, к чему тянулись на протяжении веков, переломным моментом стал язык космоса, который наделил их разрушительной мощью, но цена любой силы непомерно высока и подобная информация осталась на задворках истории или в очень цепких лапах сильных мира сего...—Он тяжело вздохнул, разминая шею, что со странным и громким, неестественным хрустом наклонилась из стороны в сторону. Кожа бледная, и видна только на шее и ушах, все остальное закрыто одеждой или маской на лице Генри, что оставляла больше вопросов, нежели ответов.

—Раньше, у Демиурга Порядка был артефакт, подарок от брата, он способен изменять саму суть предмета, воздействуя на него не только на физическом, но и на духовном уровне...Увидев силу этого творения, он решил, что слишком опасно иметь такую вещь и спрятал ее под этим островом настолько надёжно, насколько это только возможно...А что касается книги, то она до сих пор при мне...—Он указал на фолиант, что лежал на столе поодаль от Лани.—Это Артефакт Древности, у меня все никак не доходят руки оформить его в современной рамке качества артефактов...

—Non sum tantum artificium antiquitatis, ego sum maxima creatio initio temporis - Draymore Weindegold!(Я не просто артефакт древности, я есть величайшее творение начала времён – Дреймор Вайндеголд!)—Промолвил гримуар, взмывая в воздух над столом, принимая вертикальное положение.

—Опять ты разошелся...—Порядочный покачал головой из стороны в сторону.—Не нагружай никого этой бесполезной информацией...

—Ecce alia omnia verba mea, nihil nisi pura veritas!(Вот ещё, все мои слова, не иначе как чистая правда!)—Фыркнул он и поднялся к потолку.

+1

26

Лани надулся, но как-то совсем уж по-детски: он же не дурак и не Дженкинс – этот уникальный сорт альтернативно мыслящих гениев – превращать уличные фонари в котят и нарываться на проблемы с законом.

– Достаточно было бы заменить в них какую-нибудь малозначимую деталь, на которую никто не обратит внимания, крошечную завитушку в металлическом узоре, чтобы убедиться, что это работает. Или…

Юноша нахмурился, разглядывая свои записи то под одним, то под другим углом, затем переключился на собранную прошлой ночью на коленке среду программирования, в которой вместо экранной клавиатуры вылезли его собственные «сокращённые» начертания кеилумских пентальфов, правда большая часть кнопок, которых было намного больше, чем букв, оставалась пустой.

–  Если использовать сокращения «звёздных» пентаграмм, они ведь будут не такими убийственными, но всё же достаточно сильными? – пробормотал он, набирая какие-то команды на уже созданных символах, затем переключился на приложение для рисования, чтобы пополнить «алфавит», даже занёс над ним стилус, но не решился изобразить задуманное.

Отложил перо, упёрся носом в сложенные перед собой пальцы, прислушался к мерным постукиваниям со стороны Архиватора. «Ритмичный, как часы», – рассеянно мелькнуло в голове, навевая воспоминания о часовом маятнике. Вздрогнул от хруста за спиной, но не обернулся.

Вместо этого Лани принялся безотчётно водить пальцем по странице попавшейся под руку книги, подсознательно повторяя запомненные сигилы и прикидывая, как их можно было бы упростить.

На слове «демиург» дархат вздрогнул сильнее, палец дёрнулся, проведя косую черту через весь знак. Взгляд сам собой переметнулся к видимому кусочку настенной фрески. Победители… Он тоже был своего рода «победителем», как писалось в признанных мировым сообществом справочниках, победителем генетической лотереи и, пожалуй, не менее чудовищным по своей сути существом. Тем, кто причиняет вред другим ради своего… даже не выживания – возвышения над ними.

Думать об этом было почти ощутимо больно, и Лани в бегстве от самого себя снова обратился в слух, закутался в ровный голос, похожий на шелест перелистываемых страниц старинного словаря. Пожалуй, Демиург Порядка в этой истории поступил верно. Объекты подобной мощи не следовало допускать в общее пользование, учитывая, сколько бед они могли натворить. И всё же… Глаза опустились к планшету. Всё же наполовину юноша не верил, что его виртуальный аналог вообще существует. А наполовину – мечтал увидеть его хоть одним глазком, приблизится на крохотный шажок к тому, что могло им быть.

Из мерного тока мыслей, подобных течению ленивой реки, дархата вырвал внезапно оживший фолиант. Лани даже едва не рухнул со стула, отшатнувшись от взмывшей в высоту книжки необычайно резко, но привычно неуклюже.

–  О чём он говорит? – почему-то шёпотом поинтересовался юноша, отклоняясь на вытянутых руках и двух ножках стула поближе к стоящему за спиной Архиватору. Парящая и изрекающая какие-то величественные выражения на неведомом языке книга внушала почти священное благоговение и немалую долю испуга. И одновременно с этим подала идею. –  Или! – воскликнул Лани, возвращаясь к одному из многих своих «или», –  мы могли бы провести эксперимент прямо здесь! Заставить парить книги, поменять корешки цветами, переставить в названиях буквы… Ты бы увидел всё собственными глазами! Может, вдвоём мы смогли бы придумать и проверить ещё несколько теорий того, как это у него работает. Только бы мне разрешили остаться подольше в библиотеке. Но, боюсь, со следующей частью я закончу только ближе к ноч…

Договорить Лани не успел, поскольку палец, до сих пор удерживающий уже законченную пентаграмму на случайно подвернувшейся книге – пентаграмму из размазанных чернильными следами букв и упрощённых астрономических символов в форме то ли звёздной системы, то ли часов – сорвался с неё, и юноша, ощутив короткий предупредительный удар молнии в руку, резко рухнул назад, больно стукнувшись затылком о стеллаж и свалив на себя несколько книг. В голове только и успела промелькнуть мысль про то, как хорошо, что чертил он не на планшете.

+1

27

—Восхваляет себя, чуть ли не в балладах...—Генри слегка наклонился в сторону Лани и прикрыл рот рукой, что бы книга не услышала их шептания, хотя не похоже, что бы ее это хоть каким либо образом волновало. Дреймор висел под потолком и не подавал признаков заинтересованности во всем происходящем вокруг него, словно он просто сказал, что слушает, а сам даже не старается сделать вид, что действительно присутствует в беседе, это вполне в его репертуаре, такой он Хаотичный, полностью отличается от своего владельца.—Или?..—Порядочный посмотрел на подопечного и одновременно тяжело зевнул, чем привлек книгу и та шумно зашелестела страницами.—Я не думаю, что трогать собственность Ордена, является хорошей идеей...Особенно наводить беспорядки в святыни Порядка...Тавтология, но все же это так...—Генри потер подбородок, подходя ближе к Кохола, что бы остановить его от необдуманных действий.

Демиург только собирался потянуть руку в сторону дархата, как тот вылетел из своего места и со всей силы грохнулся на стеллаж, чуть не повалив его назад, массы не хватило, а так бы действительно перевернул бы эту полку, за ней следующую и так бы всю библиотеку поднял на дыбы. Однако, все обошлось парой поваленных книг и одним упавшим парнишкой.—Вот что бывает, когда тянешься к свету звёзд...

...sed obliviscimini uno pede in terra stare!(но забываешь стоять одной ногой на земле!)—Предложение закончил голос со стороны, это был Вайндеголд, что решил спуститься до простых обывателей на грешной земле.

—Как там твой самоанализ?..Закончил архивировать те материалы?..—Разгребая завал, Порядочный обратился к своему товарищу, что безучастно парил где-то позади и осматривал нанесенный ущерб библиотеке, кажется, ещё секунда и он будет выписывать чек за этот погром, учитывая характер этого фолианта, обычными деньгами Кохола не отделается.

—Terribiliter textus taedet, ubi etiam codices hos ex vetustis saeculis habuistis? Nulla in iis una linea interest, solum materia densissima in architectura illorum temporum! Ego quasi mortuus est taedium(До жути скучные текста, откуда ты вообще взял эти манускрипты ушедших эпох? В них ни одной интересной строчки, только плотно утрамбованный материал по архитектуре тех времён! Я чуть не умер, со скуки, во второй раз!)—Гримуар негодовал, хотя, это мягко сказано.

—Ты сам знал, на что подписываешься, когда брался за это задание, Вайндеголд...—Пробубнил себе под нос Генри , откопав незадачливого парнишку из-под книг, вот что значит "книжный червь", ушел с головой в работу. Очки отлетели в сторону, но слава Творцу, не пострадали. Нащупав их, Демиург аккуратно надел атрибут на свое место, предварительно протерев линзы.

—Et sciebas me taediosum stare non posse, sed tamen me ea sine causa imples!(А ты знал, что я терпеть не могу нудятину, но все равно заваливаешь меня ею по чем зря!)—Казалось, будь у него возможность, вцепился бы в Порядочного и оторвал от него кусок, да побольше, покрупнее.

—Да-да-да...—Демиург взял Лани за запястье и поднял с пола, попутно отряхивая от вековой пыли, что упала как снег на голову и завалила студента под грудой книг.—Вот так вот...Ты как, жить будешь?..—Демиург поставил дархата на ноги, но все ещё придерживал, мало ли, свалится в любой момент, а ты потом объясняйся, какого Хтона в твоей академии студентов калечат.

+1

28

Краснея от пяток до ушей, Лани даже не возражал против нарушения личного пространства, когда его безапелляционно выдернули из кучи книг, отряхнули и водрузили вишенкой очки на нос. Только почувствовав надёжную опору под ногами, он резво отскочил чуть в сторону и, прижав руки по швам, поклонился так низко, что чуть не разбил лоб об стол.

– Проститепожалуйста, я не хотел, очень-очень извиняюсь, больше подобного не повторится, я сейчас же всё уберу! – затараторил дархат, снова опускаясь на пол и составляя порушенные тома в на удивление аккуратные стопки, чтобы позже разложить их при помощи того механизма.

Щёки всё ещё пылали постыдным огнём, затылок саднило, но взгляд был сосредоточен и внимателен. Он уже вовсю размышлял над следующей частью программы. Астрологические руны и впрямь опасны, но и потенциал в них немалый. Вполне может статься, что они окажутся достойной заменой таинственному туйгурскому, если их немного упростить и доработать в собственной манере. А с подсказкой от Зальго, касающейся использования регэкспов, он уже был на полпути к верному решению!

Однако вопрос проведения испытаний: что со стороны Зальго, что со стороны собственных разработок Лани, по-прежнему оставался открытым.

– А у вас... – юноша оглянулся на Архиватора и его гримуар, немного побаиваясь последнего. – Может, у вас есть идеи, как использовать эту штуку не для создания беспорядка, а наоборот? – Лани пожевал губу, задержав в руках потрёпанный «Новейший справочник» чего-то там, который датировался двумя столетиями назад, и нахмурился, размышляя, как лучше сформулировать свою следующую мысль, дабы не прогневать вспыльчивую книгу, парящую под потолком, ещё сильнее. – Что, если программа сама будет архивировать то... что вам нужно?

Каким-то образом ведь можно её настроить так, чтобы не устраивать хаос, приклеивая стулья на потолок и превращая кружки в котят, а устранять его. В мире ведь так много чего находится в беспорядке, что даже Демиург Порядка бы со всем не справился. И такая программа, как тот возможно существующий артефакт, могла бы очень ему помочь. Но как её составить так, чтобы...

– Что есть порядок? – задумчиво пробормотал юноша себе под нос, ни к кому не обращаясь.

То, что земля снизу, а небо сверху? То, что люди ходят на ногах, а не на голове? То, что в библиотеках полагается соблюдать тишину, а столам – стоять на полу? Сюда можно было причислить как изначально существующие вещи, так и самостоятельно заведённые людьми порядки. Но книги, к примеру, расставленные сугубо по алфавиту – это беспорядок в категориях, а книги, расставленные лишь по категориям, – равно беспорядок алфавитный. Пить напиток из кружек – это порядок, использовать для той же цели плюшевых котят – хаос. Но по сути, выходит, вводные данные и там, и там одинаковые, разница лишь в определениях?

Ему просто нужно задать верные операторы.

– И ещё... – Лани встал с пола, удерживая перед собой внушительную стопку, и двинулся к рычагу. – Есть у вас тут место, которое можно было бы использовать как полигон? Мне много не надо, достаточно небольшой комнаты. Просто чтобы проверить его и свою программы и... и ничего не обрушить, пока я буду подбирать верное написание рун. Я хочу, чтобы ты, – юноша поднял взгляд на Архиватора, заглядывая в прорези маски, мерцающие глубинным огнём, – тоже при этом присутствовал. Так я не буду сомневаться, что что-то упустил.

Для Лани просьба была почти дерзкой, но за краткое время, проведённое в обществе этого до мурашек загадочного человека, дархат уверился в его несомненной мудрости, которая бы не позволила студенту одному блуждать в потёмках.

+1

29

https://i.imgur.com/RZ7Y2Op.jpg

Генри оставил юношу наедине с разбросанными книгами вокруг него. Сам же отошёл немного в сторону, в соседнюю комнату, что никак не отгораживалась от основного зала, но все же являлась уже другим помещением. Лани рассказал про артефакт, вещь весьма полезная и довольно загадочная, но одним лишь рассказом информация о ней и ограничилась, кажется, что никто даже искать ее не собирается. Вместо этого, студент решил воссоздать действие этого чуда мысли с помощью техномагии, но что если у него не выйдет? Уйдет с пустыми руками? Вряд-ли, он слишком упертый, что бы сдаваться, а потому, по хорошему было бы начать поиски по ниточке, что бы достать эту вещи, если она имеет материальный вид, а не только электронный. Потому что, если артефакт попадет в плохие руки, мало ли что может произойти.

—Puto te retardare et non magnam spem habere linguarum mortuarum, si ita fit, ne de illis quidem est. Si quodcumque verbum acceperis, et significationem ponas, anima, potentia in illud, tunc etiam poterit omnia smithereens non peius quam cosmi frangere lingua. Quo fortior desiderium, quo fortior magica, desiderium tuum non potes sola spe pascere: "fortasse laborabit, fortasse faciet". Minime! Hoc simile non operatur!(Я считаю, что тебе стоит сбавить обороты и не питать больших надежд к умершим языкам, если уж на то пошло, то даже не в них дело. Если ты возьмёшь любое слово и вложишь в него смысл, душу, силу, то даже оно сможет разнести все в пух и прах не хуже языка космоса. Чем сильнее желание, тем сильнее магия, нельзя питать свое стремление одними лишь надеждами "авось получится, авось прокатит". Нет! Это так не работает!)—Вайндеголд на всех парах подлетел к Лани и начал сверлить его множеством кроваво-красных глаз, что имели вертикальный узкий зрачок. Но пусть он и говорил на повышенных тонах, его слова звучали больше как нравоучение, нежели упрек или открытая конфронтация с Кохола.

—"Ordo est concordis, expectati, praedicti status seu dispositionis alicuius rei."("Порядок есть гармоничное, ожидаемое, предсказуемое состояние или расположение чего-либо.")—Продолжила книга уже чуть тише и слегка отодвинулась от студента на приличный метр в сторону стола, где все ещё было много открытых книг.

—Дреймор, оставь паренька в покое, не дави на него...Это ведь не пыточная, а библиотека...—Хотя, кто бы что не думал, а на острове есть пыточная, правда, ею не пользовались кажется с самого основания города, ведь Демиург никогда не приветствовал этих методов, да и не нашлось человека, что мог бы достойно приглядывать за этим помещением.

—Что такое?..—Генри отвернулся от окна в сторону дархата и упёрся руками в подоконник.—Это ведь Резиденция Демиурга Порядка, он мастер пространственной магии, так что в этих стенах найдется парочка пространственных карманов или измерений, где можно спрятать то или другое, а может и просто что бы побыть одному...—Вымолвил Генри и неспешно побрел в сторону камина.—Я не сильно разбираюсь в программировании, а потому вряд-ли буду полезен, но и так и так, мне нужно присутствовать там, ведь оставлять подопечных без присмотра никак нельзя, к тому же, моя работа смотреть за всем этим место, что бы никаких инцидентов в мою смену не произошло...

Просьба со стороны студента была и вправду довольно дерзкой и наглой, но Демиург ничего по этому поводу не сказал, он все равно бы присутствовал там, потому что того предписывают обязанности. Постучав по небольшому камешку в камине, по правую руку открылся проход, за которым нет ничего, кроме кромешной тьмы, что казалось как жидкость выливается изнутри во внешний мир. После этого, Порядочный приглашающе кивнул в сторону прохода и скрылся в помещении без толики света в нем. Дреймор подхватил сумку и прямо за ним улетел.

+1

30

Воспользовавшись рычагом, Лани вернул все взятые, разбросанные и порушенные книги на положенные им места, с интересом оглянулся на парящий фолиант, а после потянулся за планшетом, но уже не с тем, чтобы добавить что-то в свои разработки. У него возникла идея получше и как раз вовремя.

Вайндеголд, верно? Так назвал его Архиватор. Сейчас этот артефакт приблизился к дархату почти вплотную, буравя алыми глазами и возмущённо бормоча что-то на неизвестном языке, но Лани на него даже не смотрел. Всё внимание студента было обращено на планшет, где в окне переводчика с голосовым вводом бежали строки того, о чём говорила книга, на понятном архейском. И почему он раньше не додумался? Зацикленность на одной идее для Лани была и даром, и проклятием, когда он мог отдавать цели всего себя и в то же время переставал замечать всю прочую реальность вокруг и рационально с ней взаимодействовать.

Дархат довольно улыбнулся. Теперь это вовсе не выглядело так, будто его поносят на чём свет стоит. Наоборот, замечание Вайндеголда было очень дельным. Если Лани и расстраивался из-за критики, то только от осознания, что пока не соответствует тому, чему хотелось бы. Но гораздо чаще он радовался как протянутой руке помощи возможности проапргрейдить себя, ведь со стороны собственные ошибки и баги всегда виднее.

А последнюю фразу юноша и вовсе сохранил себе в электронный цитатник. Это ему пригодится.

Когда к ним вернулся Архиватор, Лани улыбнулся и ему.

– Не судите Вайндеголда строго. Он говорит верно и по делу. Спасибо, Дреймор, – дархат поклонился вежливым кивком. – Возможно, я сейчас просто ищу, во что мне бы действительно хотелось вложить душу. В местах, где я вырос и получил своё имя, каждое слово имело значение, как и в руническом языке, но это была магия совершенно иного уровня, нежели руны и фаерболы. В общепринятом смысле её-то и магией не назовёшь, она… гораздо тоньше, где-то на уровне чувств и эмоций, неразличимых органами чувств и детекторами вибраций. И от этих же эмоций мне бы хотелось отталкиваться, дабы выбрать подходящее написание для своего проекта. Не всякий язык способен их вызвать, я полагаю, не всякий – создаёт внутри резонанс. Неудивительно на этом фоне, что астрологическая письменность настолько сильна. Небеса, планеты и звёзды во все времена производили самое большое и сильное впечатление на людей. И… Ого.

Ещё один секретный механизм Лани немало изумил, но выражать своих бурных восторгов по этому поводу он не стал, лишь молча кивнул, ухватил свободной рукой за лямку висящий на стуле рюкзак – чуть опять не порушив всё, когда последний вцепился в стул мёртвой хваткой и не пожелал отпускать, и поспешил следом за Дреймором и Архиватором, очевидно хозяевами этих мест. Или вернее сказать наместниками? Есть ведь ещё, как верно подметил его новый знакомый, таинственный Демиург Порядка.

– А программирование тебе и не к чему знать так досконально, – продолжил Лани после недолгой заминки, закинув рюкзак на плечо. Он уверенно шёл рядом с Архиватором, ничуть не боясь темноты – словно и не замечая даже. – Это лишь инструмент, и если его силами нам предстоит общаться с таким же артефактом, как и Вайндеголд, то можешь просто считать меня переводчиком с его языка на человеческий. Мне важно поймать саму нить, идею, за которую можно было бы вытянуть эту гигантскую рыбину из непроходимого болота, где её никто не может обнаружить. Ты можешь выдвигать любые гипотезы и зацепки, а я найду к ним программный подход. Так мы сможем убедить Зальго продолжить контакт с нами и узнать больше о его разработке. Ведь что, если… Что, если это он и есть? – добавил юноша уже шёпотом и прижал планшет плотнее к груди.

+1

31

—Magnitudinem et pulchritudinem universi nobis ostendunt stellae, in qua nos, aeterni mundi errantes, stellam nostram invenire nitimur.(Звёзды показывают нам Величие и красоту Вселенной, в которой, мы, вечные странники космоса, стремимся отыскать свою звезду.)—Дреймор неспешно облетел стол и остановился над стулом с вещами Демиурга.—Но в то же время, мы никогда не достигнем света далёких звёзд, ведь те находятся за Астероидным поясом...А что за ним на самом деле, одному Творцу известно...—Порядочный тяжело вздохнул, скрываясь во тьме открывшегося прохода. Гримуар быстро стянул лямку со спинки стула и уцепившись в нее полетел вслед за хозяином, только перед этим остановился и посмотрел на Лани.—Qui ad alta aspirant, saxa serius ocius feriunt. Quantumvis alte aspiras, semper debes scire si solidum est sub te subsidium quod non cades.(Те, кто стремятся к вершинам, рано или поздно бьются об скалы. Как бы высоко ты не стремился, всегда нужно знать, есть ли под тобой твердая опора, которая не даст сорваться вниз.)—Книга тоже скрылась во тьме, та буквально поглощала все, что попадется.

Подлетев поближе к Порядочному, Дреймор отдал ему сумку и начал следовать за высокой фигурой. После того, как к компании подсоединился ещё и дархат, книга поднялась чуть выше и замкнула ряд: Дреймор → Лани → Генри. Таким вот строем они шли вперед, во тьму. Волосы впереди идущего Демиурга слабо светились, что ещё раз намекало на их неестественность. Они состояли из живого огня, что постоянно поддерживался и мог даже управляться волей своего хозяина. Тем не менее, большую часть времени они статичны. Плащ же, стелился по земле черной дымкой следом за носителем и слегка вздымался вверх от слабых порывов ветра.

—Я не знаю, кто такой Зальго, чем он занимается и может ли он быть настоящим создателем этого артефакта, кода или и того и другого...Я на этот счёт думаю, что чем больше ты воображаешь себе возможных исходов, тем больше вероятность, что все они могут оказаться разбиты об землю, но это не значит, что думать на перед вовсе не стоит...—Ветер был слабым, но его хватало, что бы складывалось ощущение свежести и даже какой-то прохлады. Аромат скошенной травы, летнего ветра и какой-то неповторимый запах, что не описать словами, такого больше нет нигде. Команда никуда не торопясь прошла довольно далеко и остановилась. Двери за их спинами уже не было, там только кромешная тьма, как и везде, собственно.—Лаплас, запусти пожалуйста проекцию в карманное измерение сектора D-34...—Порядочный сказал эту фразу в никуда.—Команда подлежит проверке...ожидайте...—Нежный и певучий голос откуда-то сверху, слегка напоминал механический.

—Ну, вот мы собственно и в той самой комнате для тестирования, правда ее обычно используют для того, что бы погрузиться в чтение ещё лучше...—Демиург осмотрел студента перед собой и чего-то ожидал.—Доступ разрешен, запустить протокол 34543?—Голос раздался вновь, он будто везде, но в то же время нигде.—Запускай...—Яркий белый свет ослепил всех и каждого, земля будто ушла из-под ног и привычная черная комната сменилась на просторные поля, им нет конца и краю. Вокруг ни души, все выглядит слишком реалистично, что бы быть всего лишь иллюзией в карманном измерении.

https://i.imgur.com/egf0YiC.jpg

Отредактировано Генри Волхайм (2023-03-11 22:13:30)

+1

32

Поглубже вдохнув сладковатый полевой аромат, Лани с наслаждением прикрыл глаза – сейчас они были ни к чему. В океане ему доводилось опускаться на такие глубины, что во тьме он не мог различить даже собственного носа. Зрение никогда не являлось первостепенным органом чувств для морских обитателей. Вместо этого они предпочитали ориентироваться на запах и слух, и здесь их можно было задействовать в полной мере.

Дархат уверенно двигался на звуки шагов и голоса, а когда открыл глаза, то замер в немом восхищении на несколько секунд. Место – сплошная пустота, будто Бездна в видеоиграх – преобразилось невероятнейшим образом, создавая потрясающую иллюзию жизни и наполненности. Юноша осторожно прикоснулся ладонью к топорщащимся под ней колоскам и мечтательно улыбнулся. Комната идеально подходила для того, чтобы собраться с мыслями и выложиться в своей работе на полную.

– Отлично. Дайте мне пару часов, господа, и всё будет в наилучшем виде.

Лани с размаху уселся прямо там, где стоял, сбросил рядом с собой рюкзак, включил планшет и с готовностью занёс над ним стилус.

– К слову, что касается звёзд. Они недостижимы, согласен. А вот их свет нас вполне способен достичь. И достигает, – перо уже сосредоточенно вычерчивало на экране запомненные из книги символы, переиначивая их на свой, слегка упрощённый, лад с забавными скруглениями – как и в его обычных рисунках. – Кстати, занятный факт. Говорят, что в мире нет ничего вечного, но ведь свет может жить вечно, так? И нестись по космосу до самых его краёв и дальше. Получается, даже когда звезда взрывается и гаснет, её свет всё равно живёт. Не это ли самая удивительная сила во вселенной?

Юноша болтал так, словно даже не понимал, о чём говорит. Стилус в пальцах разве что не горел – настолько быстрыми и точными были движения, глаза лихорадочно блестели, а волосы топорщились сильнее обычного. Покончив с «рунической» раскладкой, Лани немного поколдовал с клавиатурой, и вот уже вместо букв под пальцами засветились радужными переливами несколько десятков собственноручно созданных символов.

Теперь он работал непосредственно со средой разработки, лишь изредка бормоча себе под нос что-то на своём проггерском, воюя с компилятором, или задавая Архиватору вопросы, на которые даже не рассчитывал получить ответ, навроде того, к какому поколению ИИ принадлежит Лаплас и является ли номер протокола порядковым либо у него внутренняя шифровка.

Когда с кодом было покончено, Лани ещё на раз внимательно просмотрел его сам и пропустил через альфа-версию написанного им ранее приложения PentaG, чтобы вычесать все возможные ошибки и пробелы в вязи, и удовлетворённо кивнул. Теперь встал вопрос о том, на чём эту программу можно было бы проверить.

– Здешняя среда вряд ли подойдёт, – размышлял дархат вполголоса, – код рассчитан на материальные объекты, и при воздействии магической вязи на иллюзию результат может быть непредсказуемым.  Что же… О!

Рюкзак попался на глаза аккурат вовремя. Схватив его одной рукой, Лани вытряс его содержимое прямо на траву, чтобы найти что-нибудь подходящее. Поверх неровной стопки ученических тетрадей и учебников посыпалась всевозможная канцелярия и целый рой цветных карандашей, которые сверху придавило раскраской-антистресс с милыми мультяшными зверьками. Отчаянно краснея до самых ушей – его и так постоянно сравнивали с девчонкой за миловидное лицо и податливый характер, а теперь тому нашлось почти прямое подтверждение в глупой чёрно-белой книжице – дархат поскорее запихал раскраску вместе с ученическими принадлежностями обратно в сумку, оставив себе только карандаши.

Неустойчиво поднявшись на затёкших ногах, Лани огляделся, прикрывая глаза от слепящего солнечного света, отражающегося в колосьях, свободной ладонью. Расстояние позволяло опробовать код на максимально возможной дистанции.

– Приступим.

Вытаскивая карандаши по одному из руки, юноша принялся их расшвыривать как мог далеко, задействовав всю свою природную силу. Десять штук – на большом удалении, ещё столько же – на среднем, из оставшегося десятка один карандаш Лани прибрал в рюкзак, один – вручил Архиватору, один оставил у себя, а остальные разложил вокруг. Он хотел проверить не только дальность, но и прохождение через возможные препятствия навроде сумки или живой ткани, иллюзии в том числе.

Карандаши все были из разных наборов, с разной толщиной, длиной, маркировкой, даже из различных материалов, что позволяло опробовать теорию наилучшим образом. Немного подумав, Лани вытащил из рюкзака несколько ручек и маркеров и положил их рядом с собой.

Почти готово. Остались последние приготовления. На экране планшета по сигналу замерцало очень похожее на то, что было в видео, окошко с двумя полями для ввода. Вбив туда нужный регэксп, дархат прищурился, проверив синтаксис, подбросил оставшийся у себя карандаш высоко в воздух, задержал дыхание и нажал Enter.

Секундная вспышка и… все, абсолютно все разбросанные карандаши превратились в птиц – маленьких белых лазоревок, которые тут же взвились в воздух с земли вокруг них, вылетали из колосьев с радостным пересвистом. Лани поспешно открыл рюкзак, который тоже засвистел, и выпустил оттуда последнюю птаху. Все вместе они сбились в стайку, принявшись кружить над головами очевидцев, а затем унеслись куда-то к искусственным небесам.

Юноша подобрал оставшиеся нетронутыми маркера и ручки и озарился победоносной улыбкой. Получилось.

Конечно, это лишь капля в море. На такое была способна совершенно обычная протомагия с капелькой вязи, но с научкой точки зрения эксперимент, прошедший настолько чисто: были распознаны все карандаши, несмотря на различия, и не затронуты другие объекты, был его личным достижением. Осталось лишь определить и расширить радиус, чтобы можно было говорить о мощностях, приближенных к гипотетическому артефакту, но пока можно было похвастаться хотя бы этим.

Не медля, Лани скопировал весь код и вместе со скринами скинул в личку Зальго. Вряд ли ему требовалось визуальное подтверждение с видео и прочим подобным: опытный программист, тем более занимающийся той же задачей, без проблем сможет «увидеть» в матрице символов, как должна работать программа, и без её непосредственного задействования.

«Что скажешь?» – дописал Лани в конце, сменив раскладку клавиатуры на обычную, нажал «отправить» и с улыбкой повернулся к Архиватору.

– Я не жду, что мои воображаемые исходы воплотятся в жизнь. По правде, я до сих пор верю в возможность существования такого артефакта где-то процента на три-четыре… десятых. А в то, что Зальго – его создатель, раз в двадцать меньше. Но даже одна сотая, тысячная процента – это ведь уже вероятность, так ведь? А значит, мы должны её проверить и для собственного спокойствия исключить. Думаю, – дархат вздохнул и опустил взгляд на планшет, – всё же будет лучше, если такой штуки в мировом масштабе не существует, но…

Договорить Лани не успел. Булькающим оповещением на форуме всплыло новое уведомление. Стилус на автомате ткнул в чёрный прямоугольник. Открывшееся сообщение было настолько странным, что юноша завис на несколько минут, как универский компьютер на операционке 98-го года, а затем молча протянул планшет Архиватору, чтобы тот тоже посмотрел.

[indent]
[indent]
Z҉A҉L҉G҉O̚̕̚: У̸̹̪͖̙̤̲̀̈́̓͆͆̓́̂̽́̊͘͘ ̷̨̫̦̜̳͈̠̱̗̿т̴̨̧̢̬̻̜̮̫͇̭̞̖̹̜̘͒̍̾͜е̸̧͙͖̤̬̫̞̖̤̳͎̳̮̪͌̓̄̄б̸̢͔͎̿̑̊̏͘я̵̡̢̳̻͙̯̳̼̝̖̭̿̊̏́̔̎́̋̒͐̀̑͘ ̵͚͓̦̗͉͉͘П̴̟̻̳̭̱̯̥͈̗̜̟̆̃̉̿̓̐͛̄͒̕͜О̶͖͇̹͂́̑̏̒̌͑̀̂̎̕͝͝Ч̶̢̺͍̭͕̹̝̗̪̙̖̹̄̏͗͂̓̌͝͠Т̷̨̢̘̘̝͎̻̜̭̱̝̠̘̟͓͔̰̈́̏̊̈́͠͝͠Ӥ̷̡̙̤̤̻̭̳́̆͐͜ͅ ̷̡̫̰̏̍̿̉̕ͅп̸̡̛̼͖̜̺̺̭́̈̃̓͐͋̆̓̾͒̆͗̚͜͠о̵̛̙̾̓́̓̎̾͜л̷̧͕͉͇͇͍͕͇̤̖̖̣̲̀͆̈́̽̀̍͆̄̋̓͠у̷̧̛͖̰̱̤̪̲͍̗̘̫͖̇́͛̏́̉́̋̎͗̽́͘ӵ̵̗́́͂̐̊̊̈́͘̚и̸̧̨̖̼̺̳̯͚͙̫̣͐л̶̫̥͙͔̻̟̺͝о̸̡̛̤͔̝̯͕̹̬̩̫́̍̋̆̏̾̐̃̌͆̎͘͝ͅс̷̮͇͍͒̍̄͋̏̿͠ь̸̨̢͍̝̗͚͚̹͖̟͖̞͚͎̎̃.̶̢͙̲͍̣̣̳͖̻͖̟͖̭̫͙͕̆͑̊͐͠ ̸̧͈͙̥͉̠̿̈̂͆͋̈̄̓͊͝͝͝ ̸̨̧̱̹̻̠̇͛̀͊̆̏͝Я̶͓̹̒̀̉͑̽͗̋͘ ̸̨͗̄͂̓б̸̢̛͎̗̼̤̰̺̰̤͚̱̄̍̏͊͒̈͒͊͆̐͋͘у̸̛̜̊̋͑̊̒̑̎͌͋̚͘͠д̵̢̬͚̗̼͔͕͍̜̲̮̠̳͚͖̈̄͛͗̎͛ͅӱ̶̟̙̯͎̼̫͎̣̯͚́̿̔̂͒̓̌̚ ̶̧̢̥̲͖̻͐̉́́̈́͒͑̓̆ж̶̡̗̗̂̾д̶̨̢̥̝͉̘̥̞̱̤̰̳̝͍̹͇̉̾̍̿̇̏̀̈́̌̊͊̓̅͒̅̚а̵͙̞͍̯͂̓̎̽̿͘͝т̴̳̜̥̰͚̱̒̇͐̇̇̓̃͛̇̏̉̅͘̕ь̵̧̢̭̗̘̰̹̮͔͔̱̿̒͗͛̈́͋̿͒̒̂͝͝ ̵̢̲̲̖͇̺̤̦̫̼̗͐͆̅̽͗͐͂̿̀̊̏̉̿͑̚͠͝з̸̨̢̨̯̠͚͇͍̪̘̲̭͕̰̓̃̂͐̅̀̈̓̈́͋͝ͅа̵̞̹̔͊̎̑͋̄̾̆͝͠ ̶̢̡̠̼̼̘̰̞̝̻̙̮͔͙̟̑͜с̸̨̹̭̰̜̩͈͕̑͊͂̑͠͝͠т̷̛̞̈́́͝ѐ̶̧̛̠̜͕͓͕͕̪̀͋̈̏̍̈̍̃̂͒͆̅н̸̨̧̭̞̃́о̷͕̩̯͍͚͐̈́̾̄͌̀̍̉͌͂́̏͗͒̀̿й̵̰͍͙̞̖̞̌͠,̵̖͖̄͊̍̽͗͌͂͂́̀͂͋̿̿͝͝ͅ ̶̗̋̽̾̒͌͋̈́̓̔̔̍͊͐̋в̸̡̨̨̗͇̤̪̝̱͖͎̀̈́͗́̉͋͝ͅо̴̝̰͚̦̼͇͙̩̙͗͌̏̋͗͜ ̶̡̩̣̀͋̃̅͐̃̓̈́̀̀̎̑̑д̶̢̝͈͙̙̮̗̒в̸̠͍̝͖̬̹͍̀̏̈́̏̎̿̄̿͑̋̇̀ͅо̸̨̢̗̼̺͔̙̙͙͖̠̃̽̈́́͒̈́̀̍̉͐̿̚͝͝р̶̧̖̹̮̤̗̯̖̘͚͎̟͎͍̱̘͒́̈́̕͜ц̴̲͔̙̹͖̘̥̐̏͐̉͒͗̄̐̓̎͋е̴͓̞̻̣̘̪̲͗̌̉̈̂͋͝ͅ ̷̢̫͉͍̤̜̳͕̓̊̔̐̽̑͛̿͂̃̕̚̚̚и̴̧̱̫̼͍̠̞͉̟̫̩̗̒̔͌̈ͅз̴̩̇͂͆͊̔́͗̎́̇͛͒ ̶̩͒̅̓̌з̸̡̺̭̠͙̞̪͕̼͇̺͉̰͍̒͒͊̾͋͆̆̈́̇̊̀̓͛͛̕͠а̴̮̪̠̫̣́̓̈̅̅́̈́̕м̷̲̞̬̙͓̽̋̅̓͑͌͒̍у̷̨̛̲̇̌̏̈́̒͆̒̀͊̔͆͑̕̚͠ч̴̢̘̗̺̗̣͉̺̱͆̊͠е̴̨̢̟͉͉̼͚̞͉̥͎͛̈͂̀̆̋͜н̴̨̢̱̥̭͓̙͓̲̲͚͈͈̭̠͍̂н̶̧̠̳͍͚̼̤͎̩̪͐̾̋̍̑̌͋͠о̴̼̦̝͈͕̜̟̩̣͚͗̾̄̈́͘г̶̜̏̂͋̀͌͂̀о̵̨̛̦͇̪̘̰͚͎͚̋̈́̊͗̌̌͗̈́͂̄͐̈̀̈́͜͜͝ ̸̠̯̝̟̦̜̰͎̪̺͇̊̈́̾̈́̕с̶̨̢͖̩̜̭̠̘̝̻̹͕͍͕̿̆̌͒͆̍́̽̚͝ͅт̸͓̤͇͈͙̫̫̼̞͆͒̽̀̃͘͘ͅͅе̸̨̛̘̘̳͙̟͎̫̰̘̦͎̔̆̀̊͊̂̈́̌͜͝͝к̶̱͉̳̺̼̺̮̓́ͅл̶̢̨̢͖̘̙͓̱̠̲̑͋͗а̶̫̥̰͆̑͝.̷̧͍̱̥̗̩̩̏̍̚͘͝͝ͅ
[indent]

+1

33

—Звезды находятся настолько далеко от нас, что даже если они умрут, мы все ещё будем видеть их на небосводе...Точнее, свет далёких звёзд, а не их самих...Свет сам по себе является очень мощной силой, так же как и тьма...Они дополняют друг друга, ослабляют или усиливают в зависимости от ситуации...—Генри осмотрел поле вокруг них, оно бескрайне настолько, насколько возможно его сделать с помощью специального артефакта, а потому не важно, каких размеров комната, в которую они попали, это измерение все равно будет безграничным.—"Tenebrae non semper malum significat, et lux non semper bonum" significat."("Тьма не всегда означает зло, а свет не всегда несёт добро.")

Демиург смотрел вдаль, синеющее небо здесь было куда идеальнее реального, что частенько затянуто черными тучами и ты ожидаешь, вот-вот случится что-то ужасное, непоправимое, плохое. Но обычно, это просто пасмурная погода, а здесь же она всегда такая, какой ее настроят. Тем не менее, пускай это всего лишь карманное измерение, здесь все настоящее. Колоски свежей пшеницы, облака, ветер, солнце, небо, трава, дорога. Все в пределах комнаты реально и имеет физическое тело, но вынести отсюда ничего нельзя, оно останется здесь, как бы сильно не стараться.

Монотонное бурчание со стороны Кохола, в данном случае напоминало стрекотание насекомых, коих здесь не было, ведь создавать живые организмы пространственной магией тяжело, с растениями проще, но вот насекомых, животных, людей, куда тяжелее, здесь тогда нужно будет подключить ещё и ментальную магию, для лучшего результата заклинания. Редкие вопросы студента встречались минутным молчанием, а после следовал короткий ответ, ведь эта информация имеется в общем доступе и не скрывается ни от кого. Орден хорошо просматривается.

Последующие действия со стороны Лани Порядочный пропускал мимо себя. Его сознание слегка помутилось, он упал в себя на какой-то промежуток времени. Такое с ним часто бывает и внешне это никак не выражается, но он ко всему прочему, отчётливо помнит все происходящее вокруг себя, даже когда происходят подобные ситуации, Генри все равно помнит, что участвовал во всем что вокруг него.

Какие мысли терзали Демиурга и что он для себя вынес — загадка. Он не делится своими переживаниями и даже не хочет думать о них, а потому мало кто знает, что творится в голове у бессмертного существа, уставшего от мира. Может планы на самоубийство? Нет, это глупо и несерьёзно, ко всему прочему, Демиурги не могут убить сами себя, ведь для полной смерти, нужно поглотить олицетворения а без этого будет просто столетний сон.

Придя в себя, он посмотрел на довольное выражение лица у студента и призадумался над его последующими словами.—Нельзя исключать вероятность хоть чего-то, ведь по законам подлости, именно то, во что не веришь, произойдет с тобой...А потому я не могу отрицать существование артефакта в его материальной форме, или что этот самый Зальго, не его создатель, а просто неравнодушный пользователь...—После этого, взгляд упал на планшет паренька, а если быть точным, то на сообщение от этого загадочного Зальго. "У тебя почти получилось. Я буду ждать за стеной во дворце замученного стекла". Звучит как самая большая небылица из всех возможных небылиц. Где этот дворец?

+1

34

– Ерунда какая-то, – пробормотал Лани, возвращая себе планшет и вертя его под разными углами, чтобы найти в куче перемешанных знаков хоть что-нибудь, кроме, собственно, «ерунды». – Ещё и шрифт дурацкий, – заключил он и попытался пробить в интернете сообщение целиком, ник таинственного собеседника и что такое «замученное стекло».

К пятой странице выданных запросов брови паренька практически слиплись на переносице, глаза с лихорадочной скоростью забывшего подготовиться к экзамену студента скользили по строчкам, а пальцы – по клавиатуре.

– Ничего не понимаю. Это что, какой-то интернет-мем? Розыгрыш?

Лани покосился на Архиватора, который снова ушёл глубоко в свои мысли, и вздохнул. Вряд ли он разбирается в таких вещах. В книгах ответов на роящиеся в голове вопросы тоже не найти. Может, поинтересоваться у знатоков сети? Писать в вопросы@arkheim.ark довольно глупо и бессмысленно – там дают слишком поверхностную и неточную информацию или ту, что и так всем уже известна.

Юноша стянул с носа очки, чтобы протереть уставшие от напряжения глаза и углом рубахи линзы, а затем снова уставился в экран, задумчиво пожёвывая дужку. Как там называлось сообщество нетсталкинга, в котором любил заседать Дженкинс? Дарк… дарк… Darksearch? Надо бы уточнить у него. Лани открыл чат с друзьями, вернул очки на место, быстро напечатал свой вопрос и продолжил искать зацепки в сети.

Ответ пришёл минут через семь. Да, оно самое, Лани верно запомнил. Дархат собрался было уже закрыть мессенджер и отправиться за инфой напрямую в логово нетсталкеров – людей ещё более странных и увлечённых, нежели гики, умеющих погружаться на такие глубины сетевого океана, что обычным пользователям и не снилось, но в этот момент появилось ещё одно сообщение:

[indent]
[indent]
Ӓ̵̢̡̥̣͚̖̞̼̥͕̯́̃͌͂͂̈́̑̏̄́͘͝͠͝ͅ ̶̧̡̧̜̜̩̖̙̦̟̼̬̬̩̮̮̍̾̎̈́́̆́̈́͊̎̑̕̕͝з̸̠̗̪̗͎͚͍͗͐̓̋͊̎̈́́̄̈́̍̿̐͋͗͠а̸̛͓̪̇̑͂̾͊̆̚͝ч̸̨̢̡̠̤̹̼̹̰̯͍͎̭̬̭̗̙̌̈́͐̍̐͆̓͝е̶̧̨͚͇̻͚̖͊͑̅м̷̧̨̝̞͍̳̬̣̞̪͙̲̲̿̾ͅ ̴̭̥̽̾̾͌̄̅͊́̈́̌͂͑͘͠т̴̢̪̦͔̻̜̭́̉͆̈́̉̈́̿̓͊̕͜е̸̭͕͈̻͎͓͚̤͐̉͛̾̾́̌̈̃̉̔̀̾̕̕͜б̸̮̗͉̝͎̘̪̤̦͈͕̫̜̪͆͗͑̀̓̏͌̓̾̽̈́̒̆̕͝е̶̡̗̜̩̮̙̙̥̄̌̒̓̐͛͋̉̅̍̇͛͒̈́͠͝?̸͎̜̾̐̑͆̇
[indent]

Лани часто заморгал, затем зажмурился, открыл глаза, ещё раз проверил отправителя: точно Джен. Только вместо привычного капса – снова этот идиотский шрифт. Юноша скосил взгляд на аватарку приятеля – очередная лоли в вызывающем купальнике и низкосортной рисовке хентая. Вот только глаз у неё не было, а из глазниц вытекала какая-то чёрная жидкость.

– Ну отлично. Походу вирус словил, – проворчал Лани вслух, запуская антивирусную диагностику планшета, а Дженкинсу посоветовал сменить аватар на что-нибудь безглазое, ибо про это в интернете тоже писали. – Или розыгрыш продолжается…

Уже через полминуты из чата на него приветливо взирала жопа носорога в стрингах. Дархат закатил глаза: Джен как всегда понял задачу по-своему и решил альтернативно, но от глюка это и впрямь избавило. Однако Mr.Veb ничего подозрительного в реестре не нашёл, что заставило Лани вновь нахмуриться. Откуда идёт атака на его устройство?

Добраться до сообщества дарксёчеров он так и не успел. Поперёк экрана снова всплыло окошко с двумя полями для ввода регэкспа, а над ним: сообщение белым шрифтом по чёрному фону.

[indent]
[indent]
Н̴̨̤͂͊̔͌̽̔͋̈́͂͌̀̕̕е̶͚̝̩̳̼̇̉͒̽̎̓̑̅̆̋̒̃͘͝͝у̶̢̼͇̗͖̳̎̅̎̏̐̈̒͛͝ж̵̧̝̪͕͙̇̊̒̑̑̀̈́̂́͑̾̀̓͘͝͝е̸̨̙̗̗̤̘͙̫̘̂̑̈́̄̐̒̈́̈́̑͆̽̽̿̊̚͜͠͝л̵̢̡̝̝̼̙̺̺̮̰̖̗̣̈̑̉͌̔̉̐̑̅̔͋̈́̚͜ѝ̶̮͖̲̼͇̖͗͑̅ ̶̛̛̞̺̼̊̔͛́̋͂̎̂̍̈͐͂̚͝͠т̶̛̺̥̱͖̣̗͓͙̜͒̽̿̎̀̀͆̈́͘ы̵̡̢͙͕̠̪̱͓̹̫̻͙̜͎̃͊̔̀̍̐̾͘͠ ̷̡̳̮̖͎̫̩́͒̒͆̂͝ͅн̸̠̪͎̭̹̤̹̣̙͒̽͋͐͆́͝ͅе̵̛͓͔̝̩̲͂̎̎̋͛̄̏͆̒́̎͋̈́̒͠͠ ̷̡̨̜̥̫̺̗̖̗̆̓̍͌̾̓̓̑̈́͌͘̚̕͠͠х̵̧̢̢̩̳̞͍̬̺̭̙͋͊̂͌̓ͅо̵̡̨̙̦̳̙̘͉̖̻̭̠̩̂͑̓͊͘ч̴̢̦̥̥͎̗̯̭̘̞̼̫̟̥̓̄͐̈͌͗̚е̷̨̨̡̨̼͍̯̘͎̣̣͈̱̬͛̓̒̒͝͝ш̴̡̨͔̭̜͎̦̜̩͌̍̈̈́͛̊͐̈́̊̊͐̂͝ь̷͕̆̃̄̀̓̄͑̄͘͘͝ ̵̦͖̣̮̪̖̟̠̫̼̜͚̆͌̈́̎̉̏̐͠ͅс̴̠̣̫̜̊̓͛̂̋̏̕о̵̡̡̧͍͖̤̯̠̬̟̝̲͓̭̣͛̈́͛̾̅̈́̊̓͂͗̎͌͆̚͘̚͝ ̸̨̺͉̺̹̐̌͗̒̾͂̉̎̓͐̒̑̇̋̌͝м̷̨̱̦̫̮͎̹͚͓̹̜̥̰̬̩̲̇̈́̍͑͒͐̔͋͝н̶̛͖̈́̀̈́̍̄̂̚͝о̷̨̢̦̪̬̣̥̽̃͝й̸̠͊̀́̐̌̾̕͘͝ ̶̣̣̟͒̅̈́̿̽͂̽̌с̷̧̭͈̹̩̳̝̥̳̼͇̪͚̮̆̉͗̈́̈́̊́̌̏͜͝͝ͅы̴̛̖̤͔̺̗̠̜̫̭͓͙̉͂̎̊̓͂̒͐̀̈́͋͂͠г̸͙͙̱͖̠̱̱̻̩̼͆̃͆͜͜р̶̙̺̪̺̜̼̝̱̟̄͆͜а̷̹̻̬̣̖͈̄͐̂͆̒̅͘т̶̢̜̖͉̥̦̮͚̟͍̬̲̇̉̉́̌͂̔̕͝ͅь̸͙͓̦̖͍̳̋͒́̏͂́̔̌̍͛̍͆̚͜?̶̗͉̣̫͖̳̓̊̚
[indent]

Закрыть его никак не получалось, в том числе и через диспетчер вслепую – окно перекрывало все остальные приложения. Перезагрузка не помогла. Сносить систему не хотелось, слишком много данных он не успел перенести на внешний накопитель, в том числе и последнюю программу. Дархат глубоко вздохнул, собираясь с силами и терпением, потёр лоб и кивнул самому себе.

– Так, ладно. Перед тем, как вылезла эта хрень, я читал одну крипипасту со схожими «симптомами». Судя по всему, «замученное стекло» – это зеркала. Думаю, необязательно возводить целый дворец, достаточно замкнуть себя в круге из зеркал. Попробуем?

Юноша поднял взгляд на Архиватора, затем огляделся и подтянул к себе ручки и маркера. Поднявшись на ноги, он принялся раскладывать их аккуратным ровным кругом, оставляя между ними некоторое расстояние – будущую ширину стекла. В центре круга оказались они втроём: Лани, Архиватор и Дреймор.

Снова усевшись на землю, юноша немного подумал и ввёл нужную формулу на руническом алфавите, чтобы преобразовать канцелярские принадлежности. Пока что программа Зальго работала ровно как и его собственная, и на этом этапе никаких проблем возникнуть не должно было.

Enter. Теперь их в самом деле окружали зеркала высотой около пяти метров, сомкнувшись вокруг непроницаемой стеной. Лани опустил глаза на планшет, ожидая дальнейших указаний или подтверждения своей догадки. Сообщение вверху замерцало и исчезло. Вместо этого в полях ввода начал сам собой набираться регэксп, который дархат не вводил. Юноша озадаченно забормотал, переводя:

– Белые птицы… Гарпии… Что?..

В этот миг сверху послышалось всё нарастающее чириканье улетевшей стайки лазоревок – бывших карандашей. Однако на голову им обрушились самые настоящие чудовища: Зальго действительно превратил их всех в больших кровожадных гарпий. Из-за зеркал было очень тяжело сориентироваться, с какой именно стороны они нападают, и Лани, ойкнув, упал вместе в планшетом в высокую траву, испуганно пропищав откуда-то снизу:

– Можешь с ними пока что-нибудь сделать, как-нибудь отвлечь? Я попробую сейчас переписать запрос!

Отредактировано Лани Кохола (2023-03-24 20:44:25)

+1

35

Прокручивая в голове все ещё раз он слегка застопорился на месте. Это все выглядит очень знакомо, будто это уже происходило раньше, где-то он слышал про этого Зальго, когда же это было? Где-то в 5009-5010 годах, точно, раньше ходила известная крипипаста про тонкого человека и после нее появилась крипипаста про Залго, они появились приблизительно в одно и то же время, но вот именно второго восприняли больше как локальный мем, нежели как реальную страшилку. Как там говорилось?

[float=right]https://i.imgur.com/wGYxdA6.jpg[/float]

  • Тот, кто ждёт за стеной.

  • Тот, кто споёт песню, которая уничтожит Землю.

  • Тот, кто будет расти на могиле Вселенной.

  • Рак, который убивает /b/.

  • Тот, кто никогда не остановится.

  • Всё.

  • Ничто.

  • Хаос.

  • Тот, кто всё ещё идёт за тобой.

  • Когда он придёт, HTML будут парсить regexpы

  • Он Ждет За Стеной, во дворце из замученного стекла, служат ему легионы, скованные из слез бессонных мертвецов, облаченную в доспехи из материнских страданий. В правой руке своей он держит мертвую звезду, и в правой руке своей он держит Свечу, Чей Свет Суть Тень. Его левые руки обагрены кровью Ам Дхаэгара. Шесть его уст вещают разными языками, и седьмые уста его пропоют песнь, что уничтожит Акрхейм.

П̀̕р̷̴͡е́͠ж̛҉͢д͠ѐ͟ ͞͡ч̢̡͜е͟҉̶м҉ ̧̛кр̀͠а͏с͟͡т҉ь͡͠с͝я ҉̕͝з͞а̸̡́ х҉з̸͝к ̸̨п͟͡о͏͡д̷о̡͠ж́͢дѝ̨͢т̷̷̡е ͡е̷͜г͘҉̨о҉ ̵̧͢з͏́а̢ ̴̨͜п̴̸͜ор̵е͜͠д͠о̸̡͠м͘ и̨ ̵п̵о͘͞͡т̢о̀м̀͜ ̴̴͘у̢͢ж̸̡е̸̸͠ ̡̛с҉а̡л͝и̵̸т̵̸̷а̧р͢и̕в̡͝а̀͠т̴ь̕ ̵п́͏̡у̶п̢̕͠м̸̕͝и̸̶̕ ̷з̢а̶̧ п͏̶а̴̢͘р́в҉̕͘п̀͢р͘͢о̴.͏ ̸̴Не҉ к̷р͜я̧т͡а̢̧й͠͏̷те̧с͢͡ь̸̛,̴̀͡ ͜э̧͢то͡ в̡͟р̵я́д̨̛͢-̨л҉͠͠ѝ̴ ̶п̴̡о̶̡͞м҉͏о̴б̶̕е͜т̕.̀ ͜͝Х̡͟а́͡͡о̡͢с н́͟ад̀м͏͞о͏̢͠з̴́га ́͠с̷л̷̨и͟ш̧͡͡к͟͝͞ом́͟͝ ̨́хр̴҉у҉҉̢п̀͢͠о̨̡к̛ ̴̧д͠л҉͏̸я̀͟ ͟п͢о̀͜р͝е̵д̛е͏͟н̷̴͘ия̶̨͜ ͠в͢͡ ̷и̛̕с̴п̧̀е̢͞т̶͠и̸̧̡н̸͡͡а͡ю̛ще̡м в̡͏о̷҉͠о̀бр̧̛̕а̷͠ж̶̨ени̸̷͠и̧̛͠.̛͝ Н̴ѐ̢ ̛к̶̕р̡͢͞я̷̢т̴͠а̵̀й́͢т́е̵сь͝͏,̸͘ ̧̨͠о̷н̵͘ ͏по̵͢м͘͝о̵͟͝б̕е̵́͢т̨͜ ҉̧́в̨ам ͢͢͜к̨р͟я̶̨т̢́а̛͜т̴͞ь͏͘с̨͜я̢̕,҉ ҉͝н̢̢о̶́͟ ̕з̢а́ч̸̧̡е̶̨м?͜ Ш͟͡и͜͞ф̵та̕͏̵т̶̡ь͡ ̨͢э̀̕͜то̸́ ̢͟͠ну͝ж̛͝н̵́о͏̧,́͠ ̴̢͠за п̶̧́о́͞р́е̷͝д̨̛́ѐ̵́н̶ѝ͟е̵̧̧м͡҉,̸̵ ̕͝а́͠ ͜͟н̸̸е̸̢ ̶͘к͢р҉я͢͞та͏͢҉т̧̕ь̴̢с̴̀̕я з͝а͞͏ х͟з̵̕к̵͟.͏̢͝ ̕М̕͠ы͡͝ пы̷̶͜тае̴мся̡ ҉̵̕д̧͏̸о͜͠͝н̡е̶с̡͝ти ̶д͞о̶ ̢в̷̡а̵с ̀͡п̷̨р̀а̸͟д̨у͢.̢͞ ̢͟В̧҉ы ̷̷н̷а̀͡м͟ ͠н̕е̡͜ ̷͠в̛̛е̛͜р͢͡ит͟͞е̸.́͡ ҉͝У̶ ̡͟в͘а̵с̸͜ ͜͟҉н͟҉е̧͠т͟͢ ̀͡͠с̴͝п́а̷̀͠с̛͠е̴н̶͡и͠я͞͞. Ин̷с̨т͝и́нкты̡̕ ͞за̧с̡͠т̴͞а̴͟в͡л̴яют̨̢ ̷в̧̀͡а̀͝с҉̀ ̴̨н̵е̴͘͟ ͜ве̛͞р̨҉́и̶̛т̵͘͡ь̨̀͡ н͜͞а́м̴͠. ̕Б̶͢͡р́̀и̴̷͏н̶̶͢ г̕о̵в́о̸͡р̢̡͘и҉̕л̡ ͏п̶р̨́͝а͏͘в̴̶̢д́҉у̧͘!̵̕ ̡Э̴̡т̀о͟ ̡б̸ы҉͟л̴̡ ̡̀͡ш̵а͘г̡͢ ̸̡к̨̕͟ ͏́͢с̷́п͞͞а̨͠с͏е҉̷н̡̧̀и̨̧́ю̷͝͠,̨̧ ̨̕а̀ ̶в̢̛ы͟ ̶́пр̨о͏с̸т̷͡͏о̵͞ ̕н̛́͢е̷́т̸! Я̶͜͡ ͏н͟͞у̴̨͠ж̴̢̧е͏́н͟͝ ̶͠в̵а̛м͘!҉ ̧̛Га͠б́е͜҉н̵ ̸͜б̵͝ы͏л̡̡̀ ͏64̴́ ̷̨͠ѝ͠ ͠3̨͢2̶,҉̛̀ ̶̡н͏̸͢о͜͜҉ ̕ва̵с͡͠ ҉͘н̢е̵̨т̧́ ̡в п̴ор̴̵е͏̵д̨ен̸̢͘и͏и̸ в͝͏ы͠͡ ̀д̵̕о́҉л҉ж̛н͏̕ы̴͟ ͜б̶ы̶͘л͏и̷͘͝ ̵н͝а͠м̧͡ ̷̀п̛о͘м̧оч̡͡ь͞,̡ ̵̷а̢͘͠ ҉͢вы̵͡ ͜͝п̸͡р̧о̶̀͠с̷̛҉т̷о́͟ ̢͜м͞ел̕͟͝к̶ие͏̧ ̸̴̀Ga͘͘͞v̀͘͟e̶n̷tid͝҉s̴y͡rh̶͝͏g͟a̴,̷̕ ќ̶͘о̷̨т̛͟͠о̨р͢ы̶е҉̴̢ ͢н̡и͡ч͜е̡го̨͢ ̛̕не̛ з̴̕н͏ают̸.͏ ͟͏В͏̡͝ы̶ ж͏̴и͜в҉̶͞ё̛͘т́е̶͝͞ в̵͘͘ с̶в͜͏͝о̴̸ё̨м̴́ ̕KÓ̡H̶̴͡U̶ ́͞и̸̡ ̀͠д͞у̢̧м̛͟а҉е̵т̶̷е͜͜,͏͝ ̴́ч̷то̸͡͞ ̶͞в̴͡ы̴ ̕͏-̢̕ ͏в͟҉ѐ̷л͜͡и҉к̕͞а͞я ̵̨р̴ас͝а̧́,̴͘ ̵ч̷т̀о ̸в̡̕ы̴͠ ̧͟всё̴̀ ̨͢з̧на̷е̕т͝ѐ.̧͘͟ ̴̛Эт͢͢͢о͘ ̸ил̷͝л̴̨̀ю̀́͡з̧и̷͏я͟,̢͏ ͘м̶̶͏ы҉̧͏ ̶̛с̨ле̛д́и̸м͘͞ ̨́з͘͟а̛͢ ̢͝в̶̕͞а̢м̶͘и̛͝.̵͟ ͢В͢͡ы̵͜ ̴с̨͜͡л͡е͝д̶и͞͞т̨̨е̸̶͏ ̛͝з͢а̶̷̡ ̡̕҉н̴и͏м͘͜и͡.̀͢ ̵О̢͠н̧͢͠и ̶͠с͏л̶е͢дя҉͡т̨ ͡за ͞д̡ру͘͡г̴и̧͟м̀͡и̶͞.̀͞ ̷̨͠В̶с̛͜е͠ ̕с̡͘ч̀ит͏̢̕а̧̛͟ю͟т̵́ ̕͟д̛͜͝р̵̸͏уг̢ ̶̶҉д̡р̸уг̶а̧̛͜ ̶̢т̀́́у͢п̵͜ым̧͞͠и̴̛.͞͠ ̕К̛а̡ж̶͞д͝͝͏ы̴̧̧й͠ ͘т҉уп̨ п͘͢о̵͡ ̶̶св̧̛ое̛҉̵му̨́.̛͡ ̛ И далее в тако̲̣͚̙̜͇̱͈̞ͫ̎ͬ̅́м роде.

—Как-будто у нас есть выбор...—Демиург наклонил голову вперёд, как это все странно и бредово, кому-то явно нечем заняться и потому балуется техномагией. Вот теперь мучайся, с этими горе мемами из интернета. Одно жаль, что этого самого Зальго не выследить, слишком мало доступной информации о нем, отчего это тупиковое дело, дохлый номер.

Дреймор так вообще, только начал наслаждаться окружающей тишиной и благодатью, как тут на них свалилось вот это вот все, как будто этого мало, так ещё и нарушитель может как сквозь землю провалиться.—Foedum est, homines nostro tempore nihil facere nisi vitam alienam corrumpere?!(Вот же гадство, людям в наше время заняться нечем, кроме как портить другим жизнь?!)

Кинув взгляд сначала в сторону возмущенной книги, а после в сторону занятого студента, Генри просто решил остаться на стороже, ведь ничего другого от него пока не требовали. Тем не менее, все это не переставало выглядеть странно и бредово от слова "совсем". С каждым новым событием вся эта ситуация только и делала, что становилась сложнее для понимания.

[float=left]https://i.imgur.com/3zKuC8B.jpg[/float]Комната из зеркал буквально возникла из ниоткуда, хоть и состояла по большей части из этих самых зеркал, но было такое чувство, что за каждым из них есть продолжение, стоит только сильнее надавить на поверхность и окунешься в этот странный новый мир. Вот только окунаться в него не хотелось от слова "совсем", ведь там вполне мог кто-то сидеть, кто-то такой, что без церемоний выпустит тебе кишки наружу. Вполне возможно, что сам Зальго там и сидит, где-то там, в далеком отражении немого стекла, что может только отражать истину искажая ее до неузнаваемости.

Если бы не чириканье, то Порядочный бы и вовсе не обратил внимание на то, что происходит вокруг и почему студент упал на землю, подмяв под себя колоски пшеницы. Вскинув голову и очертив взглядом края многоугольной комнаты, что светилась странным голубым светом, он приметил существо, что молниеносно пролетело над ними, его белое оперение было знакомым и сильно выделялось на фоне потемневшего неба, которое заволокло тучами. Свинцовые небеса никогда не предвещали ничего хорошего. Через пару секунд вой и удары из-вне сменили тишину.

—Только быстрее, их же три десятка, если я правильно запомнил количество твоих карандашей...—Он понял, что эти гарпии из воздуха взяться не могли, а потому это сто процентов те птички которых создал Лани. Можно сказать, он и устроил это нападение, но лучше не говорить. После этого Порядочный выскочил из зеркального помещения, но тут же на лету был перехвачен монстром и они оба скрылись в неизвестном направлении.

https://i.imgur.com/6EcwPOn.jpg

Отредактировано Генри Волхайм (2023-03-25 14:52:30)

+1

36

Лани уже перепробовал абсолютно все варианты, как ему казалось: гарпии, монстры, полуптицы, полуженщины и тому подобное. Ни на одном регэксп не срабатывал. Не распознавал их как объект для преобразований. В чём дело? До сих пор всё работало безотказно. Даже слишком. Дархат не рискнул ввести разве что «все живые существа», ибо так могло затронуть и его самого с Архиватором, но что же тогда…

Несколько тварей кружило над головой, оглашая округу пронзительными высокочастотными криками – болели уши, но кроме этого всё было в порядке. На удивление. Растянувшегося в высокой траве паренька отчего-то не замечали. И яростно атаковали собственные отражения в зеркалах. Вниз, в том числе прямо перед его носом, летели пух и перья. Юноша подхватил одно перо за острый конец и нахмурился, размышляя.

Можно обратить перья в шерсть. Что тогда? Чудовища посыплются на землю, и ему точно не поздоровится. Превратить когтистые конечности в щупальца? Брр. Да и опять же, на них с Архиватором тоже отразится. Крылья в воздушные шары, чтобы их унесло в небо? Уже лучше. Попытка. Провал.

– Да что не так-то?! – в сердцах прошипел Лани в сторону планшета с растянувшимся на весь экран чёрным окном для ввода. По счастью, за визгами в высоте его никто не услышал.

Парень крепко зажмурился, подперев брови пальцами, локтями уткнулся в землю по обеим сторонам девайса. Память по крупинкам восстанавливала всё, что ему уже было известно: Зальго, его сообщения, обрывки информации из сети. «Он Ждет За Стеной, во дворце из замученного стекла». Как же там было дальше? Служат? Служат…

«Легионы, скованные из слёз бессонных мертвецов», – услужливо подсказал внутренний архивариус.

Бессонных мертвецов? Что за ерунда. Лани открыл глаза и ещё раз прокрутил перед собой перо, своей вытянутой формой напоминающее каплю. Минуту.

Регэксп: \bᛈᛇᚱ\w+
Замена: ᛊᛚᛇᛉᚨ

Обратившись прозрачной слезой, перо попросту стекло по ладони, запястью и тяжело упало на землю. Лани вскинул взгляд и слегка ошалел: гарпии над ним, зависнув в воздухе – то ли от растерянности, то ли в подражании заглючившей программе – тоже истекали подобно плавящемуся на жаре мороженому. 

Мертвецы, значит. С регуляркой теперь ясно. Что с заменой? Очевидно, Зальго не даёт преобразовывать объекты в то, что его замыслом не предусмотрено. Совсем как в коридорной компьютерной игре. До чего же скучный при всей своей кажущейся гениальности.

Над полями ввода снова замелькали символы:

[indent]
[indent]
о̴̨̤̘̮̼͔̞̘̬̭̭͉̣͋͌̋б̶̡̼̥͙̳͗͊̓̈́͊̀̉̊̅͘̚͝͠͠л̸̣̆͆̅̒͌̎̄̊̆͂̉̐͛̌͋ӑ̷̬̩̜ч̵̨̺̝̜͍̗̭̍͆̿̎̎̐̎̂͗̐̍̕͘̕͝͝͠ͅе̶̨̘͕͍͕͍̞̻̜͕̣̬͙̍̒͒̐̈͒͗͌͐̾͋́́͗̐́͘ͅн̴̧͓̖̳̘̞̔̆ͅн̷̧̞̻̦̫͇͚̘̫̭͙̱̝̑̆̈́̂͂͆͑̈͝у̸̧̛͎͓̬̬͚̼͓̇̈́̒͒̎͑̀̾̌̎̑̒͒̈̕ю̸̡̟͔͇̜̟̰̘͔̱̰̩͈̱̗̥͒́̂́̓͒̒̌͊̂͂̇̀ͅ ̵̧̨͖͊̑̀̉̉̉̐͐̈́̀̆̌͜в̷̢̳̲͉̟͙̲͈͇̮̹̠̣͉̍͜ ̸̟̲̻̣̭̮̦͕̩̲͉͕̈̋̒д̶̭̠͇͓̂̽̆̅̆̔̓̓̐͋̇̓̅̐̔͝͝о̶̡̡̞͔͇̯͈͛̄̽̾͝с̸̧̛̛̯̤̩̘͚̥͔͉̩͖̼̹̱̐̈́̒̊̏̀̇͜͝͝ͅп̷̧̡̢̢͓̬̙͕̥̠̹͍̺̑̂̓̄͒̎͐̒́̑̔̓̑͜͜͝͝е̴̨̧̢͖̲̙̰̤̝̗̬̹̪́̉̌х̶̛̪̖̃̀̽̕и̴̙̖͉̬̼̺̱̻̭͚̮̗̫͓͎͊́͐͋̾̒͑̈́̀̈̏̽͜͜͝ ̶̛͓̟̯̫̟̭̔̃̑̀̈͠и̷͇̼̑̽̐̎͐̅̀͐͊̐͐̂͛́з̶͈͇̞̰͍̻̑ ̴͚̟̣͋̍̿̇̀̽͝͠м̷̨͉̥̪̪̫̬̈́̊̀̎́а̶̢̘̖̫̟̮̟̺̰̠͍̦͖̻̍͒́́̑͊͛̓̈́̊̚͝ͅт̶̧̦̰̼̙̥̼̲̓͌͋͊̽̽̄͘̕е̵̧͍̘̝͈͇̜͍̘͚́͐̊̇̉̆̅͑͂͊ͅͅͅр̷̡̺͕̘͚͔̪̙̖͇̙͚͙̗̗̌̓̏̈́͛̈̊̅͜͜͝и̸̼̪̻̲͙͙̐н̴̝͙̝̜͚͓̥̙͌с̴̢̬͚̭͓̟͇͓̰̭͍̺̊̍͛̊̉̒̍̊̌̅͗ќ̵͎̖̠̦̯̹̫̰͔̫̰͌͐͌̋͌̋̾̈̀͘͠ѝ̸̧̳̣̭͖̟̼̓̈́̀͂̕х̴̨̩̩̠̺̳͓̪̣̫̘̭͒̃̉͋͐̓̌̚͜͝ͅ ̴̡̧̢̦͈̩͙̱̳̝̽̔̇̍͌͗̎̈́̑̈́͝с̶̢͔̦̥̥̬̈̍́͑̈̆͊̑̈́͠т̴̯̈́͑̅̌р̸̧͖̤̫̖̳̳̬̠̦͙̠̻̙̄̈́͋̊͒̊̍̎̅̔̀̈́͠а̶̞̼̫̼̟̘͈̀̆̐̐͑͂̒̽͆͌̏̕͝ͅд̸̧͖̹̩̘͚̯̳͕͉̻̳̀̎͆ͅа̴̡̡̟̱̖̣̤͈̠̙͉͓̪̤̙̺͇̑͆̽́̔͋͆̈́̃͗̍̆̈́̀̚͠͠н̶̭̜͉͙̲̠̓̉̀͑͒̇̕͝и̶̧̨̲̹̰͇̗̖͔̰̘̬̩̭̩̊̑͊͛̓͛͐̈́̑͝ͅй̸̨͙͊̆̈̂̀͂͝
[indent]

Ещё и подсказывает, напоминая продолжение «загадки». Настолько ни во что не ставит? Или наоборот хочет, чтобы быстрее разгадали? Разобрав текст, Лани принялся кусать губу, ощущая не столько раздражение, сколько смятение. «Доспех из материнских страданий» – это что? Какое-то траурное одеяние? Снова слёзы? Он не имел ни малейшего представления. Вопли над головой всё не утихали, мешая думать, даже стали навязчивее: монстры таяли очень медленно. Мучительно.

Дархат наугад набрал несколько комбинаций в окне ввода. Разумеется, ни одна не сработала. Тяжело вздохнул. Архиватора по-прежнему не было слышно и видно. Живой ли ещё? Дреймора спрашивать бесполезно, вряд ли книга, пусть даже и могущественный артефакт, знает правильный ответ.

Крики. Визги. Стоны. Сморщившись до состояния передержанной в костре картофелины, юноша не выдержал и набрал уже от отчаяния: «Я понятия не имею! Нет у меня родителей!»

В ответ над его сообщением сверху побежали строки на  неожиданно совершенно нормальной раскладке и шрифте:

«Думай. В программировании нет и быть не может единственно правильного решения. Главное – логичным образом к нему прийти».

Лани вздрогнул всем телом, будто его холодной водой облили, и постыдно отвёл глаза, уткнувшись взглядом в клонящиеся к земле травинки, цепляющиеся одна за другую. Что может заставить другого человека страдать? Как может выражаться страдание? Вариантов слишком много. Какой выбрать? Как его логично обосновать?

Да когда же они там наверху замолкнут?!

Стоп.

Одно слово во втором поле. «Тишина».

Секунда томительного всматривания в белые символы, и, наконец, они вспыхнули и исчезли. Как и крики. Как и сами гарпии. Лани вскинул голову к затянутому тучами небу, которое больше ничто не загораживало, моргнул, когда ни лицо упали первые капли дождя, накинул на голову капюшон толстовки и сдвинулся так, чтобы укрыть под собой планшет.

«Почему тишина

«Самые тяжёлые страдания – те, которые мы проживаем наедине с собой, я полагаю», – неуверенно написал Лани.

По ту сторону ответили продолжительным молчанием. Затем в полях ввода снова замелькали символы, да так быстро, что юноша практически не успевал их разобрать. Окружающая действительность перестраивалась с ужасающей скоростью, обращая карманное измерение в сущий хаос. Зеркала раздвинулись на максимально видимое расстояние, резко вытянувшись в высоту, по ощущениям в десятки и сотни раз. Трава клочками обращалась в нити, водоросли, иглы, цепи, кровоточащие жилы, смертоносные щупальца. Она рассыпалась, сгорала, гнила и тут же восставала из праха и гнили. Капли дождя, зависнув в воздухе на затянувшиеся мгновения, заструились обратно к небесам. Тучи обратились чёрными безднами, поглощающими всякий свет. 

Оторопело схватив планшет и рюкзак, Лани отполз туда, где оставалась хотя бы иллюзия безопасности. Взметнувшаяся от его неловких движений земля тоже уносилась вверх. Лучше поменьше шевелиться. Вот ламинарии почти нестрашные. Не считая того, что они разрастались фракталами с глазами на концах, из которых ответвлялись новые фракталы. Прикусив щёку, юноша беспомощно оглядывался по сторонам и думал о том, чтобы взять свои слова, вернее мысли о коридорности этой «игры» обратно. Зальго не так предсказуем, как ему казалось. А точнее сказать, нестабилен, судя по его реакциям на действия и сообщения Лани. Совсем как человек.

– А может, на первом уровне был лишь туториал? – пробормотал парень себе под нос, размышляя над тем, что всё выглядело так иллюзорно просто лишь для того, чтобы он смог понять сам принцип. – Чего же ты хочешь от нас теперь?

+1

37

—Вот ведь...приставучие...—Демиург лежал на земле, пока сверху над ним стояла гарпия с широко открытой пастью. Он держал обеими руками за голову, что бы не получить "страстный поцелуй", который вполне перерастет в укус, возможно с потерей некоторых конечностей.—Что б вас...—Прошипел Генри. Он отнял большие пальцы от головы оппонента и вонзил прямо в глаза монстра. Взревев, противник сразу схватился видоизмененными руками за голову, прикрывая крыльями лицо, по которому стекали струйки черной крови, покрытой лагами.

Поднявшись с земли и отряхнувшись от налипшей грязи, Демиург неспешно повернулся в сторону гарпии, что волочилась по земле, но взлетать не собиралась. Начав с медленного шага, что переростал в быстрый и заканчивался бегом, он повалил женщину на землю, ногами уперевшись в крылья, а руками схватившись за голову монстра. Пальцы рвали белую кожу, впивались в плоть и дробили кости, все это сопровождалось диким воем от боли, если таковая была. Тянув голову на себя, Демиург в конечном счёте снёс ее с плеч и откинул в сторону.

—Мерзость...—Пока говорил, отряхивал перчатки от черной густой крови, которая полностью покрыта лагами и источает просто ужасный запах, от которого кружится голова. Единственное, что можно понять из всего этого, так это то, что гарпии не живые, а значит вряд-ли на них будут действовать те же условия, что и на живое существо.—Гадство...Ещё двадцать девять таких же...дохляков...

Тем временем, над головой кружили ещё десяток коршунов, остальных пока не было видно, но если прислушиваться, то шум доносился откуда-то со стороны стеклянной башни, где остался дархат. Главное, что бы они до него не добрались раньше времени. В атаку пошли две гарпии, они спланировали вниз и приземлились когтистыми лапами на землю, махая крыльями и что-то вереща.

—Что ж...—Генри прищурился, опустив руку, что до этого держал перед собой.—Двое на одного, не совсем честно, не находите?..—Ответа не последовало, чего собственно и стоило ожидать.—Даже не скажете ничего?..Досадно...—После этих слов последовал тяжёлый вздох, Демиург протер рукой маску и слегка склонился вперёд, по отношению к врагам.

Одна из двух птиц устремилась к своей цели, она легко поднялась в воздух и уже была готова вцепиться когтями в тело Порядочного. Но не тут-то было, у Генри свои мысли по поводу этой ситуации, которые явно не понравились монстру. Схватив за лапу девушку он "приземлил" ее резким прикладом головы к земле-матушке. После протащив несколько метров за собой отправил в полет. Тело со всей силы влетело в дерево из-за чего напоролось на толстую ветку, пробившую мягкую плоть насквозь в районе шеи. Взгляд переметнулся на вторую. Она отчётливо видела, что сейчас произошло с ее товарищем, однако все равно ринулась в бой. Демиург неспешно запустил руку в карманное измерение и извлёк оттуда Разъедающую скорбь. С помощью своей косы, он разрубил монстра на несколько частей как только та приблизилась.—Три готово...

Тела дважды мертвых гарпий, таяли? Было похоже на то, сто процентов это дело рук Лани, кого же ещё? Что больше радовало, так это то, что и тела живых птиц тоже подверглись изменениям. Они какое-то время висели в воздухе и просто стекали вниз по капле.—Занятно...—Однако это очень медленный процесс, значит придется продолжать умерщвление в ручную.

[float=left]https://i.imgur.com/WQpCXEX.jpg[/float]В воздухе осталось ещё восемь существ, что просто повисли, будто заглючили. Почему это так похоже на какую-то игру? Хотя, что-то в этом и правда было отдаленно напоминающее игру, в которой они не больше чем очередные враги, которых нужно убить ради дополнительных очков в конце раунда.—Sai Shhe Kanr(Сай Шхэ Канр)1...—Порядочный вскинул руку вперёд, другой рукой ухватился за внутреннюю часть локтя. Резко начертил триграмму, что рассыпалась раскатами грома и короткими всплесками электричества. По окончанию фразы, ладонь поднялась к небесам, тучи сошлись черным полотном, которое рассекали вспышки молний и разряды, бьющие прямо по гарпиям.

Бездыханные обугленные тела упали на землю с хлюпающим звуком, что разносился эхом по округе.—Одиннадцать...—Прошептал Генри, прислушиваясь к окружению. Трупы существ растаяли на земле, образуя собой лужу чего-то, здесь и кости, и кровь и перья, и волосы, запах стоит страшный, а вид вызывает отвращение. Но только не у Порядочного, он спокойно смотрит на это и перебирает в голове информацию.

—Ну-ка...—В руке появилась небольшая сфера, что отслеживала всех живых существ в радиусе этой комнаты. Одно прямо за спиной Демиурга. Разворот на сто восемьдесят градусов и колено впилось в грудную клетку монстра, откинув того на несколько метров в сторону. Подбежав к цели, Генри руками вскрыл ребра гарпии, заглядывая внутрь.—Пусто...—Как-то грустно заключил для себя.—Двенадцать...

Осталось где-то восемнадцать существ, что так или иначе представляли опасность. В другой руке порядочного все ещё была триграмма, искрящаяся и рассыпающая в разные стороны небольшие молнии. Порядочный смотрел в сторону зеркального небоскреба, вокруг которого кружили монстры, но не смели залетать внутрь, странно. Этому должно быть объяснение.

Пока он искал парочку разумных вариантов, почему так, то успел добежать до этой самой зеркальной башни. Довольно неплохое место для атаки, раз это место влечет монстров, то значит здесь их и убивать. Оттолкнувшись от земли, он поднялся высоко в воздух и упёрся ногами в зеркала, используя их как платформу для прыжков. Раз, и он уже был напротив одной гарпии, ударив ее разрядом молнии в лицо.

Туша свалилась на землю, а Демиург отскочил от стены к следующей цели. Гарпия резко развернулась к Порядочному и успела зацепить когтями того, прочерчивая по маске три неровных полосы. На долю секунды это заставило опешить его, но он вскоре ухватился за эту самую лапу. Перетянув птицу вниз, сам же поднялся выше. На этой высоте вытянул ладонь вперёд и подстрелил тварь.—Четырнадцать...

Как только он стал собираться к следующей цели, так та в эту же секунду растворилась в небытие. Зеркала со странным, грузным грохотом разъехались в стороны и стали в высоту не менее пятидесяти метров, если не выше. Демиург спустился в сторону студента по вырванным кускам земли, что поднимались в небо, в круговерть облаков и того, что ещё несколько часов назад можно было называть миром. Абсолютно все стремится к центру, куда-то высоко, вдаль. Выглядит как Армагеддон из какой-нибудь фантастической книги про концы света. Рагнарёк. Последний день человечества и все в этом духе, только куда не стабильнее.—Что происходит?..—Порядочный обращался к Лани, что казалось пытался провалиться под землю от всего происходящего.


1.Sai Shhe Kanr(Сай Шхэ Канр)–на руническом языке Демиурга Порядка, слово Сай означает: 7, олицетворяет Проклять. Слово Шхэ означает 6, олицетворяет Свет. Слово Канр означает К, олицетворяет Путь
В данном контексте: Громовержец...(Интерпретации:"Да поразит врага моего силой небесной, что рассекает облака. Напряжение.", "Проводник")

+1

38

– Ты когда-нибудь играл в VR?

Лани нервно хихикнул и поднял на Архиватора слегка ошалевший взгляд. Является ли спасительным самообманом мысль, что они попали в виртуальную либо иллюзорную реальность или же она единственно верна? Последние техномагические разработки, которые Лани с друзьями тщательно отслеживал, позволяли воплотить любой мир максимально правдоподобно на уровне всех основных органов чувств. Настолько правдоподобно, что от реальности не отличить.

Парень посмотрел на разрастающийся рядом с ним фрактал и осторожно тронул его пальцем. Тот закачался, потрясая глазными яблоками, так, как это происходило бы в самом деле с учётом всех действующих на него сил: от притяжения до инерции. Юноша даже оглядел его со всех сторон, сверху, снизу, прижавшись щекой к земле, и прикинул на глаз промеры, чтобы высчитать их по формулам с учётом непрекращающегося роста и стремящегося к бесконечности множества ответвлений, упрощённых на определённом моменте до математической точки. Всё более чем сходилось. Чтобы проработать такую мелочь в игре, требовалось потратить уйму трудовых ресурсов, времени, сил. Зальго же воплощал это всё буквально на их глазах. По теории вероятности наиболее возможными и рентабельным здесь были только два варианта: либо он сделал это всё заранее, либо у него и впрямь существует штука, способная изменять реальность. Даже на уровне магической вязи абсолютная иллюзия или материализация всех этих вещей была бы невероятно затратна.

Но что, если есть код, который сам генерирует нужную вязь в доли секунды?

– Я не могу проверить, иллюзия это или нет, он не даёт мне доступа к рабочим программам, – дархат с грустью продемонстрировал Архиватору планшет, во весь экран которого расположилось то чёрное окно, которое невозможно было убрать. – Потому что если иллюзия, то она практически совершенна. Плюс групповая. Обычными рядовыми сигилами её не снять, нужна более многокомпонентная или просто очень мощная структура. А ещё... – Лани нахмурился, а затем внезапно криво улыбнулся, – проверю кое-что.

«Это иллюзия?» – написал он прямо в диалоговое окно.

Сверху очень быстро замерцали буквы и знаки, словно на той стороне что-то печатали и тут же стирали. Лани не ждал, что получит честный ответ. И его собеседник должен был это понимать. Это как в настольной игре. Кто кого переблефует? В конце концов, текст стал появляться по одной букве: на каждой алфавит по порядку прокручивался от «а» до нужной.

[indent]
[indent]
Т̴̻̘̘͉̥̓̀̑̓ы̶̧̺̮̯̤͇̱̠̯̘̙̱̤͍͓̏̕͠ ̵̺̝͇̱̗̟̯̰̲̝̪̊́̒͛͒̕̕͝х̷͈̣͇͆̆͊͐̏́̐̃̊͘͠о̶̡̨͓̺͕͓͇̻̼͔̩̼͎̬̯̥̑͌̈́̑͘ч̴̹̣̝̗͉͚̲͊̓̌́̓̈̑͋̍̈̎͑̔͠ͅѐ̸̣̖̺̱͎͕̩̗͍̤̳̬͚̜͐̎̕ш̸̧̳͚͋̊͑ь̶̪̖̥̣̠͓̼̳͇͔̠̯̩̯͓̋̈́̍ ̷̨̻̲̺͋̔̈́̇́̐͘э̵̧̧͚̮̦̦̱̜̻̮͇̣̙͉̇̋̒͆͆̈́̓͛̓̌͑͆̓̐̕͘т̶̢͉̗͕̞̣̦̯̾̈̍̍̅́̏̓̄̇́͗̀͘̕̕͜о̴̧̛̼̙͙̲̠̤̞̳̀̈͊̅̎̒̈́͂͊̕͝ ̶̭̦̓̋͆͗̋͛̓̇̍̅ͅв̵̖͕̯͈͋̍͌ы̴̨̡̭̭͚̫̺̣̻̱̺͉̓͆̐̂̅͘̚̕͜я̶̡̧̱͇̘̟̮̮̽͜с̸̨͇͕̤͖̪̦̟̑͐̾н̴̨̣̰̭̹̗͓̬̫̫̹̋̐͋͋́̑́̔̈́́͗̂͑̕и̷̢͎̦̰̫̞̂̉͗͋̽̅͊̅͆̃̾̄̇̕͠͝т̴̡̧̨̧͔̥̱͙̩̞̤̯̳͖̟͓͛͊͂͗̂͝ͅь̸̛͔̣̬̇̒̅̈́̑̈́̇̎̋͠͝͝
[indent]

Лани задумчиво постучал тупым концом стилуса по губам. Вопрос? Или нет? Может быть, утверждение или внушение. Он даже не будет подталкивать к нужному ему ответу, как уличный фокусник-шарлатан? Самонадеянность, хорошее знание человеческой психики или туз в рукаве? Вариантов ровно на один больше, чем в том сериале, где в одной из двух склянок был яд. «Тебе одну, а мне – вторую». Кончик пера завис над переливающейся радугой клавиатурой.

Неверная реакция или не даст ничего, или приведёт к ухудшению ситуации. Юноша огляделся исподлобья и вновь уставился в планшет, напряжённо сощурившись. Скорее второе. Пока Зальго склонял их к тому, чтобы действовать в точности по его «инструкции». Даже забавно, учитывая, какой хаос он тут пытался навести. С другой стороны, без знания порядка и беспорядок учинить нельзя. Однако небольшие творческие отклонения от оной инструкции, как в последний раз, он принимал весьма благосклонно, если их внятно обосновать. Если вообще можно считать благосклонностью то, что они с Архиватором живы. Пока.

Виртуальные шестерёнки в голове вертелись с неуловимой скоростью, обрабатывая все возможные варианты и их вероятности. Воображаемая полоса загрузки медленно, но верно заполнялась, в то время как в числовой визуализированной матрице гасли один за другим наименее подходящие ответы. Что, если?..

– «В правой руке он держит мертвую звезду, и в правой руке он держит Свечу, Чей Свет Суть Тень», вроде так там было. Это про одно и то же. Звезда при смерти взрывается, превращаясь в чёрную дыру, получается та самая свеча, чей свет – это тень. Но мы же не можем материализовать здесь квинтиллион кг. Я имею в виду, даже если можем – идея определённо фиговая. Однако можно попробовать призвать искусственно смоделированный горизонт событий чёрной дыры прямиком из лаборатории. Как думаешь, его такой вариант устроит?

Вопрос был больше риторическим, поскольку в двумерной таблице в голове этот вариант остался единственным подсвеченным мерцающей синевой.

– Проблема в том, где взять подходящую руку.

Лани снова заозирался, изо всех сил стараясь лишний раз не дёргаться от вида того, что творилось вокруг них. Глаза были. Щупальца, внутренности, даже отрубленные пальцы – всё подражало растительному миру, хоть и шевелилось совсем не от ветра. Должны же быть и руки.

Есть.

Юноша поднялся с земли и очень осторожно, стараясь ничего не касаться и не делать лишних движений, двинулся к самой периферии очерченной зеркалами территории. Дерево из конечностей, ствол – нога, корни – невероятно вытянутые уродливые пальцы с поломанными ногтями, уходящими в землю, ветви – руки, кости обтянутые кожей, в каждой ладони сжато чересчур правдоподобное на вид яблоко. Дархат отчётливо осознал, что даже знать не хочет, чем оно может быть на самом деле.

Применять регэксп на все руки сразу? Рискованно. Надо отметить одно яблоко и выполнить преобразование на нём. Как назло, все свои письменные принадлежности Лани уже истратил. Пришлось выцарапывать руну на блестящей кожице ногтем. На поверхности сочного плода капельками выступила кровь. Лани сморщился, будто целиком прожевал лимон, поспешно отдёрнул палец и с плохо скрытым остервенением обтёр его о штаны.

Хорошо, теперь замена. На всякий случай юноша отошёл подальше, вернувшись к Архиватору, быстро набрал нужную комбинацию в планшете и уставился на «дерево». Формула в диалоговом окне исчезла, никакого ответа не последовало, но и внешне всё оставалось без изменений.

– В чём дело?

Парень недоумённо склонил голову набок, по памяти восстанавливая введённые символы и переводя взгляд с экрана на руку с яблоком и обратно. Неужели ошибся? Но где? На отражение причудливо-омерзительного растения в ближайшем зеркале он не обратил внимания и очень зря. А меж тем отражение росло, меняло очертания, форму и становилось совсем не тем, чем было изначально.

+1

39

—Разве что только тогда, когда посещал выставку высоких технологий виртуальной реальности...—Демиург слегка покосился в сторону Лани, перед тем как вернуть взгляд в воронку, занимающую большую часть небес. Они ведь буквально находились в виртуальной реальности, только создана она была с помощью магии, пространственной и ментальной. А этот самый Зальго словно играет с ними и этим миром, как его душе угодно. Что же, в эту игру могут играть двое, что-то подсказывает Демиургу, что корень проблем там, наверху, в этой круговерти умирающего мира можно найти ответ на вопрос или хотя бы уничтожить ее до того, как иллюзия будет уничтожена.

Порядочный медленно поднял косу одной рукой. Лезвие резко рассекло странное растение поодаль от них. Прямо посередине одного из множества глаз, что непрерывно и в разнобой осматривались вокруг, в какой-то момент, если долго на них смотреть, можно было подумать, что те что-то говорят, но на самом деле ничего не было, полная тишина, или галлюцинации, вполне себе возможно. Тем же временем, трава просто поднялась в воздух, словно везде отсутствует притяжение или именно это растение ему не подвержено, что не менее странно. Однако, слегка поднявшись в воздух, монструозное создание этого багованного мира разрослось фракталами во все стороны и стало напоминать гигантского морского ежа. Сильным порывом ветра Генри удалось избавиться от навязчивого соседа по комнате, тут и так места все меньше и меньше. Островок у них в ногах, больше напоминал надкусанный хлеб, края неровные и довольно рыхлые, а те части, что взмывают в небо, уходят навсегда и бесследно, интересно, для чего Зальго искусственная земля? Она не несёт никакого смысла и не имеет цены, наверное, что бы просто показать свое превосходство над ними и заставить себя бояться. Что-то у Генри все больше складывается впечатление, что это все не больше, чем дело рук какого-либо талантливого программиста домоседа, нежели реального демона из этих ваших крипипаст.

—Было бы наоборот странно, если бы он предоставил тебе доступ, не считаешь?..—Он рассматривал чёрное окно на весь экран планшета и все больше убеждался в своих теориях, нужно было как можно быстрее направляться в сторону круговорота и что-то делать с беспризорником, пока не поздно.—Это и не может быть простой иллюзией, потому как она слишком реалистична...На такое способны могучие маги, либо же те, кто хорошо умеет подстраивать разумы людей под то, что он хочет им показать, что они должны видеть...И то и другое нам на руку не пойдет, надо действовать, если мы хотим его остановить...—Порядочный медленно уложил косу к себе на плечи, рассматривая окружающие их пейзажи, содомия да и только, кости, кровь, кишки, глаза, руки, ноги, пальцы. Все это перемешивается в общую кашу крови и плоти.

Слегка наклонившись вперёд, он рванул с места, отталкиваясь от взмывающих в небо кусков некогда целой земли. Сейчас же те залитые золотом поля превратились в кошмарный сон какого-нибудь мальчугана. Однако, особой опасности новая флора не представляет, пока что не представляет. А там видно будет. Проносясь между разогнанными клочками иллюзии, он оказался очень близко к центру, но подниматься не спешил, стоит осмотреться заранее, прежде чем что-то предпринимать.

Склонив голову вниз, можно было увидеть тоже самое, что и вверху — воронка, что поглощала окружение подобно черной дыре. Что же, упасть вниз или стремиться к верху, это один из немногих вопросов, что не имел смысла, потому как результат один и тот же, действия разве что разные. Спрыгнув в пучину умирающей вселенной, Генри пронёсся мимо обломков некогда целой земли и скрылся внизу. Сознание резко помутилось, но в скором времени он нашел себя в полностью белой комнате, настолько яркой, что глаза слепит.

Демиург осмотрелся вокруг, опустив оружие на землю, то с металлическим лязгом ударилось лезвием и оставило довольно тонкий след от удара, который тут же за чередой лагов и глюков исчез. Это место эфимерно, словно какой-то иллюзорный мир, созданный ради того, что бы существовать в незнании. Порядочный прошёлся вперёд, но сделай он один шаг и место полностью сменилось. Это был поезд метро, на табло, где обычно показывали следующую станцию, был двоичный код, но через секунду он сменился на "Dark.net". Здесь находилось много людей, все они стояли в разных масках, а над головами виднелись ники, это анонимы, а в конце вагона возвышался зачинщик данного мероприятия, Зальго собственной персоной стоял в маске Демона Лирейской культуры. Он просто осматривал всех и каждого в этом месте, пока не заметил Генри.

[indent]
[indent]
[indent]
Г̸̠̥̬̰̘̘̠͈̝̖͉͖͉̑͑͛̓̏̓́́̓̅͆̐̀̊̅̄л҈̗͓̥͇̠͔̰̫̲̙̙͕͉͉̐́̏̇̔̿͛̃͆̍̈́͛̆̚я҉͇̝̘̬̳͎͖̤͚͇̦͇̫̞̳̫̪̖͇̞̈̂͛̉̑͋̄͒̋̆͌͐̐̔ͅͅд̸̪͚͔͈̭͙͖̞͙̜͈̲͈̣͍͓̽̊̋̾͒̄̒̈́͗̅̿̃́́̃̒͂̓̏͒̔и̸̳̥̜̘̙̩̯̖̪̣̙̌̇͑̿̊́̽̍̽̇̽͆͌̏̂̎̋͛̀̌̑̊̚̚ͅт҈̜͍̦͉͎͎͔̯͎͉̲̫͉̞̞̠̦̈́̌̾̋́͊̂̓̔͂͑͛̒̂̿̽ͅͅе̸̰̪͓͕̯̰͇̠̜̳͉̞̮̰͇̝̰͓̣̦̟̣̐̿̑̏̀̾̿͂̃́͋͊̀̊̂̀̈́̂͆̾̚̚̚-̸̠͓̮͇͕̝̮̙̭̝͕̤̙͉̋̓͆͗̃̋̈̍̌̊̆̚к҉̦͓̝̭̱͈̤̤̙̩̳̝̤͉̳͈̓̃̌͗̉̂̍̍͒̃̒̃̉̔̈́͐̇ͅа҉͚̘̝̫̯̣͇͔̙̰̫͌̀̿̈́̇̃̾̽̔͆̄̒͑̎́́ͅͅ.̸̥̫̩͍͍̙͙̫̮͕͙͔̙̲͍͕̮͖̪̤̯͖̀̅͒̈́̇͗̓̿͌́̎̔̒͒̚ К̵̖̘̳͕̜̭̠̟̦͓̖̯͇̫̱͍̮̳̫͕̞͕̠͖̋̄̄̀̓̾̎̀̈́̑̌̌̍͒̀͑͑̽̚т̷̠̥̬̠͎͎͙̭͍̞̣̗̟̦̠̞̙̣̟̂̈́̽̾̀̋̎̓̏̏́̾̽̋̐̅̃͆̎̚о̵̩̙̮͔̫̰̮̮̭̞̭͉͇̇͋̍̎͗̎̏́͗̑̔̓͋̊̉ к҉͍̩͇̖̣̙͓͇̠̱̟̥̱̞͓͍͕̔̾̇͊̓̉̍̄̔̃̒̀͐͋̋̀̈́̅̾̓̒̚̚̚ͅ н̵̲̯͎̯̭̖̗͔̜͔͓̬͙̠̘̳̜̩̥͊̏̇̄̾̋̽̍͋͊̏́̾̀̋̄͗̽̾̇̃̾̚а̵̯̫͕̱̖̖͉̦̣̜͈̦̖̪̟̜̭͐̏̓̓̀̊͊̓͒̔̆̾̾̔̀̚ͅм҈͕̱̳̥͖͙̞͙̞͎̠͉̈́̋̊́̌̂̒̆́̄͌̍͂͒͛̏̑̀̽̽̚̚̚̚ п̵̙̞̩͉̰̯̠͈̤̦͈̭̲̦̫̠͑̈́̅̽̽͆̀̆̏̏̾̈̐̈́͒́о̷͉̤̱̲͙̲̤͖̘̗͚̘̱̙̙͖͖̟̟͚̣͑͑̆́̈̈́͂̄̈́͂͆͂́̏̐̀̀ж̶̱̥̗͇̤̮̳̟̳̭̳͈͔͍̠̣̲̙̮͙͒͗̇͛̔̉͛̐̍̇͋́̿̎̑̄͑̒̇͑ͅа̸̫͙̙͇̗͓̖͖͓̮͕́̿̏͂̓̈̅̃͛̈́́̇͂͐͆͋̈͒̈̚ͅл̵͓͙͕͙̞̩͎͓̤͓͍̦̯̜̰͚̦͈̜̮̤͓͙́͒͆̔̋́̂͗̀͗͌͗͑о̵̜̜̳̟͖̟͉̥̦͎̩̬̱͍͍̎̾͗́̅̎͗̎̑̀́͑͐в҈̙͎̤̜̦̳͙̪̥͔͔̯͖̱̥͈̘̏̑̓͊̽̓̽̔͗̓̌̀̈̆̎̚ͅа҉̱̠̳̝̖̲͈̖̜̞̖͇̟̬̠͚͉̬͍̲̞̪̳̤̔͐̀̍̄̉̄̉̾͊̓̇̓͂̎̋̇͒̊̚л̷̩̖̲̖̲̲̩̬͚̩̝̫̒̈̌͋̂͑̋̄̄͆͊̇̃̿̀͛͂̿̇̓̈͋̈̚.̴̬͙͔̭͓͖͉̤̪̯̫̦̉̑̓͋̿͋͑̍̒̏̂́̎̈̇͗̍̌̄̊͌ Т̵̣̤̗̣̭̭̜̲̦̤͓͖̤͍̘̤̯̪̦͎̖̫͐̄̒̑̐͊̄̓̏̔͂͋̓̎̀̏̚ͅе̶̬̞̤͔̭̜̩͍͖̲̟̾̀̾̓͗̍́͒̃͒̄̓ͅб̴̗͚̥͔̭̯̲̮͍̠̲̣̱͎̗̣̂̇̾͗̋̃͂̃̎̒̊̇͐̎̓̌̋̚ͅͅя҉̪̲̖̰͚̘̫̦̙̦̝̘̖̙͉̟̝̐̽͑̊̈́̓̋̉̉̀̍͊̏̍̇̑̄̎͊̉̒̾̆̚ ӟ̵̦͓̜̖͖͙͓͓͓̫̟̥͎̲͚͇́́͗̀͒͂̋̿̉̀̉̌͑̄̀͊ͅд̶͉̦̖͓̦̩̰̠͉̬͙̞͓͕̙͔̮͖̭̜̠̟̤͗̂̿̀̀̎̔̓̀̊͛͋̓͆̿͆̚е̸͚̪̞͕̞̩̭̯̮͎͓̩͇̞̲͔̘͓̙̣̊͆̏̎͛̌̎̽̔́̈́͗̉̐̋͋̓с̶̞̭͖̣̥̦̱̲̙̖̪͐̆̏̐̓̔̽͛̊̀̍̚ͅь̷̪̠̭̱̥̱̲̗̱̜̭̞͓͈͚͉̖̗́͌͐̑͆̐̾̓̓͋̇̒̈́̑ͅͅ б̸̥̦̬͇̖͚̖̰̳̟͙̤̤̙̥̮̙͇̳͚̯͌̏̈́̄̐̿̒̇͗̾̇̀̚ы̷͎̬͓͚͚̲̪͙̰̣̟̖̭̞͔͚̦̮̟̙̍̓̀̽͛̃̅͌̾̋̋̉̉̅̍̿̅́̚ͅт҉͔͕͔͖̰̳͚͈̝̞̭̂̌͐̓́̈́̂̃̀͆̚ͅь̵̗̳̣͚̮̳̖̗͓̤̯͇̦͎͍͈̗̙̱̘͇̥͇̉̅̉͆̐̅̋̈́̐͊͑̄͛͋̍̓̓͑̀ н̶͍̲̟̫̩̙̤̯̞̬͓̲̗͖̗̫̪̖͚͍̥̥̆̎̌̀̑̇͆̈́́̊̀͌̋̄̐̎͌̌̃̐̊̀͒͑ͅͅе̸̱̟̘̞̪̞̤͉̱̙̳̜͈̯͖̋̔̔̔́̈̃̍̽̿̈̈̑̄̚ д̴̜̱̜̤̝͍͕̙͚̞͉͙͙̩̭͎̲̮̫̜̦̠̙̱̀̒̊̎̓̉͆̓̈́̋̂̌͑͗̾о҈̱͈̠͎͈̥̳̥̩̥̤͓͙͔̈́̌̉̑́̓̽̂̏̆̽̇͊͌̅̏̈́̌̒̚л̵̖͖̪̤͉͓̳̱͚̩̯̤͇̜̟̙̪͊́̓͑̂́͒́̆̾͊̔̅̊̚ж̴̱̙̠͍͇̙̩̬̙̤̯̣̱͎͉͈̘̞̞͙͓͊͛̾͊͋̂͊̂̾̊̽͐̀̐̂͋́͑͋͛̃̀̈̊н̵͚̘͓͉̟̥͇͙͇͎̙͎̭̃̒̑̓̍̓͆͋̃͛̓̅̄̔̂͒͊̿̏̉̾͋̃̈́ͅо̴̝͓̘͈̬̪̭̯̱̤̳̩̲̦͖́͗̌̍͛̊̔̓̍͗̈̂̾̃̆͊̽͛̒͆̓,̵͎͍̳̘̙̯̗͈̖̘̲͒͗̂̾̀̅̌̿͑͐͌͋̒͒̌̚ͅ е̴̪̥̘̝͔͕͖͇̘̫̳̘̽̈́̾̋͗̿̀̐̓̃͋̀̏͛̚щ̷̝̭͎̥͚͚̯̫̞͙̫̳̱̑͆́̏͒̂͛̔̔̀͑̑̋̂̐͗́ё҈͖̘͇̞̱͙̣̪̩̫̭͚̣̠͒̾͛̐͛̑̾̀̇͊̀̈́̅̑̂́͋̓̓̓̌͐ͅ н̸̭̖͖̗̞̬̗͔̞̟̬̥͚̯̇̓̏̐͛͑̄͊͗̐̏̈͗̃̀̄̾̔̂̈̚е̵̭̮̪̖̙̬͓͙̤̬̫͕̜͇͔̙͇̝̰̝̱̍́̈́̀̏̍͆̋͂̀̆̒̽͐̽̑͊ п̶̗̙̗͍͓̯̥̲̫͍̠̪̮̤̫̗̤͚̉͑͋̄̒̇̂̒̅̍̂̆̋͑͊͋͐̚р̸̦̦͉̠̲̩̱̙͍̬͎̲͖̥͙̥̣̠̠̯̱̗̬̾̄̔́̂̐̏̔́͑̉̽̀̀̉̓̑́̈̊̆̅̊ͅй̶̗̰̪̜̫̬̥͈̜͚̥̟̥̟͙̃͊͋̂̃̈̓́̾͂͂̚ш҉͍͕̫̮̖̩͙͈̗͓͈̗̰̘̏͋̽̍͛͋̑̿́͗̋̏̏͐̏̚ͅӗ̸͓͈̠̰̘̞͕͍̠͚̤̯͚̲̝͑̐͊͂̇͌̄͊̏͑͒̔̄̀̚л̴̮͓̫̫͔̝͈̣̠͚͔̱̗͎̤͔͇̙̖̟̿̃͆͌̃̅̏̆́̆̅̄̓͆̂̐̋̎ͅ ч̷͕̭̟̰̱̖͖͉͍͖̦̝̉͊̓́͋̽̊͒̈̏͐͋͊̎̈́̆͛̓̚а̴̤̳͔͚͓̘͎̪̩͍͈̩̳̯̥̘̠̀̑̐͆̑̐͑̆̄̉́̃͆̓̃̀̾̾́͊̋ͅс҉̦̭̬͔̮̟̰͕̭̥͖͍͉̦̬̆̅̒̐͊̋̓̿̀͆̈́́̔̏̌̆͋̒̄̂̂ͅͅ
[indent]
[indent]
[indent]

Не успев ничего сказать, Генри просто очнулся на том же месте, где только что стоял вместе с Кохола, на небольшом островке. Дархат походу не заметил его отсутствия, потому как просто продолжал заниматься своими делами на планшете. Это хорошо, потому как избавит Демиурга от лишних разговоров на эту тему.

—Черную дыру можно создать при помощи Пространственной магии...Но что бы повторить ее реальные размеры, придется постараться очень сильно, потому как даже могущественные маги могут создать черную дыру не больше, чем один крупный город...—Демиург переводил дух, облокотившись на свое оружие, как на трость, уперев лезвие в землю. То, что он увидел по ту сторону, это было олицетворение темной стороны интернета? Скорее всего так и есть. Осталось только понять, когда это самое время прийдёт.—Я считаю, что он ведёт нас по уже давно составленному маршруту, и любые отклонения могут пойти нам на руку, потому что заставят его думать в другом ключе...

Он присел на землю и проводил паренька взглядом в сторону странного дерева, расположившегося прямо в центре зеркальной комнаты. Оно выглядело так, будто только сошло с обложки какого-нибудь триллера или того хуже. Тем не менее, наблюдая за экспериментом дархата, он невольно ловил себя на мыслях о том месте, откуда его только что выдворили. Осталось понять, откуда у этого Зальго такие возможности, он ведь не мог получить их просто потому что захотел, что-то должно было произойти, из-за чего этот человек может то, что может сейчас. Генри встретил взглядом студента, когда тот вернулся, а после перевел его на дерево впереди. Тень, она менялась на глазах, причем так стремительно, что казалось, будто сейчас разобьёт это зеркало в дребезги.—Тень...Она ведёт себя странно...

+1

40

– Тень?

Вскинув голову, Лани проследил за взглядом Архиватора и вздрогнул всем телом. Дерево в отражении… оно было совсем не деревом. И даже не тем многоруким нечто с ногой вместо ствола. Да уже и не в отражении вовсе – оно выбиралось прямиком из зеркала, восставая над устроенным хаосом во весь свой подавляющий рост.

Почти человеческая фигура о многих ртов – шести если быть точнее – и рук. В правых – свечи, напоминающие маленькие чёрные дыры, с левых стекает кровь. Уста поют загробную песнь. На безумном лике с горящими огнём глазами и острозаточенными зубами застыла маска всепоглощающей ненависти. Жутко торчащие кости, рога, железные цепи, приковывающие его отражение ко всем зеркалам…

Зальго?

Нет. Всего лишь его устрашающая проекция.

Настоящий «Зальго» скорее всего сидит за самой обычной клавиатурой с не самым обычным системным блоком и торопливо вводит сейчас команды. Юноша, до сего момента боязливо пятящийся спиной к Архиватору, внезапно поднял лицо, упёршись затылком в фигуру чуть пониже той, что намеревалась их запугать, внимательно вгляделся снизу вверх в белую маску и вдруг тихо, но отчётливо произнёс:

– Я считаю, что отказ в доступе к моему же собственному планшету говорит лишь об одном: что он сам нас боится. И не может управлять всем так, как пытается показать. Он блефует. Я… – Лани прокашлялся. Всё же трясущиеся поджилки не утаить и не спрятать. Но они совсем не означают, что ничего нельзя сделать. Как всегда говорил Джен на любые контраргументы:  «Льзя». – Я тоже умею. Друзья из академии научили. Подыграешь мне?

Отступив на шаг от Архиватора, Лани вдохнул в грудь побольше воздуха, сжал для уверенности стилус в кулаке и быстро огляделся по сторонам.

– Да, это всё очень жутко, – голос дрожит. Для убедительности большего и не надо: иногда самая коварная ложь – это голая правда. Так его учили. А Лани был хорошим учеником. – Но… я встречал в жизни вещи гораздо страшнее, нежели куст из пальцев или дерево из рук.

Парень на миг зажмурился, изо всех сил отгоняя от себя воспоминания проклятого корабля. На самом деле вполне себе обычного контрабандного судна, но оно на многие годы стало его личным ночным кошмаром и невыносимым бременем: чужими стонами, захлёбывающимся в крови плачем, затухающими молитвами, распадающимися на кусочки жизнями, навсегда затухающим светом глаз. Его собственная синева на секунду померкла, а затем загорелось с новой силой, когда ужасный монстр из зеркал с любопытством двинулся в его сторону и вопросил голосом, разом отдающемся во всём смоделированном пространстве:

– И̶̙̜͋̎ ̷̛̛͎̱̻͈̃͆̉̃̌̇ͅч̸̺̥͚̭͙̲̾͐̍͋̇͌͠т̸̨͌о̷̨̦͈̤͍͇͇̙̾̿̍̉ ̸̘̰̳͇́̽̃͋͌͝ͅж̷̭̹̳̝̬̍́̚͝ͅе̷͚̘̌͒̈́̒͊͆̿̈́ ̸͍̺̹̬̱͈͎͚͒͌̓̉͊т̵̮͕̫̓͑̑̂͝ы̷̤͑̿̚̚ ̸̧̥̼͚͖̥̿̒в̸̠̘͔͎͇̲̅и̸͎͖̥̘̳̌͊̐̅̽͘д̵͈̮͎͂̾͒̊͝е̷͉̝͚͚̯̣̿̒̉̈́͝л̷̞̟̘͋͑̃,̵̰̼̙̲̤̣̠̳́̽͆̈́̚ ̷̯͓̈͝м̷̼̪̞̗̦̅͂а̸̧͖̣̻̿͒̓̽̒͐̅̇л̵̘̹̙̇̓̇̇͊̂͝ь̵̩͙̦͓͑̔͛̕̚͜ч̸͇̜͓̙̰̊ͅͅи̵̘̰̮̍ͅк̵̨̛̼̹̲̯͓̟̉̍̔̓̏͗̕?̶̛͉̥̗̆̔̏̎̚͝ ̶̡̧̛̥̖̮̯͇̃̐͒̈͑̆͝Ч̶̨̛̞͕̙͛́̈́̀͠Е̶̡̎̿͆Г̵̣̗̱̜͚̗̾̈̇͌̓̆̕О̷͖͂̇̄́̑̄ ̸̳̟̉͗͛̊̔͘͠т̷̻̻̦͖̳̊̍͒̏ы̴̼̱͕̹̭̜̝̿̆̽́̈́͜ ̶̨͔͓̹̙̼̍̽͆̉ͅт̸̦̠̜̍́̃а̴̖͙̜̹̙͕̎̐͘к̸̭̳̊̈́̇́̍̍͜͝ ̷̢̛̫̥̎̌̈́̏̈́̽̚б̶̤̈́̈́̔͑̕͝о̴̨̛̘̝͚̅̏͗̀́̏͘и̵̦͚̊͗̎̀ш̷̱̲͎̯̱̖̪̈̈́ь̵̢̲̼͕̬̅͒͛̋̚͜͝с̸̧̭͎̰̖͈̈́̏͠я̴̪̙͓́͂̂͒́̋̕͘?̷̲̺̬̘̗̱̿̀͌̎̊̀̃

– Я… Я боюсь…

Дыши. Дыши и медленно считай до десяти. Пять на вдохе и столько же на выдохе. Не смотри на эти дурацкие фракталы. Не смотри на его открывающиеся не в такт речи уста. Вспомни Плачетник. Вспомни и пропусти всю его боль сквозь себя, как ты уже смог когда-то. Ты не маленький мальчик. Ты кит. Ты – океан. А теперь…

– Я БОЮСЬ ДЕВЧОНОК!

Выпалил на одном визгливом дыхании. Ладно, попытка успокоить себя не так чтобы удалась, но тем даже лучше. Прозвучало вполне себе правдоподобно. Тем более, что это и было правдой. Его дурацкая гинофобия, столь нежно обожаемая его друзьями и столь проблемная для него самого, в кои-то веки оказалась неожиданно к месту.

Чудовище замерло в полной растерянности. До сих пор все эмоции мальчишки были самыми что ни на есть искренними и неподдельными. Сомневаться в них не приходилось. Но…

– ̶̝̦̗̤̇̒̂͌̐͝Д̶̧̙̗̥̻̯̮̌͜е̵̦͈̙̃̽̊̒͘ͅв̵̟̖̟̝͚̇͂͝͠ͅч̵͇̟͈̤͍̹̞̪̔͋̽̿͛̽̈о̶̝̙͚̲̮̫̂̓̈н̷̨͓͓̗̤̰̪̈̀̋͜͝ӧ̶̱̫͐̐͠к̶̜̐͌̀̈́͛̅̓͝?̷̨̜̣̜̦̌̽̓̄͊ͅ – на всякий случай уточнил «Зальго».

Лани шумно выдохнул и уверенно кивнул, переводя взгляд на Архиватора. Сил его не было больше смотреть на эту бутафорию. И ту, что будет происходить дальше – тоже. Девчонок он в самом деле страх как боялся, но что ни сделаешь ради водворения порядка в этот некогда светлый уютный мир.

Фигура тем временем начала менять свои очертания – юноша улавливал происходящее краем глаза – становилась более «приземлённой», человеческой, обрастала кожей и отбрасывала лишние конечности и рты. Цепи тоже исчезли. На голове появилось какое-то подобие волос. Лани не удержался и скосил глаза. Возникшее перед ними существо очевидно женского пола с пышными, вышедшими ещё два века назад из моды кудрями, внушающими уважение формами и огромными лакированными когтями, которыми удобнее всего было выцарапывать глаза нерадивым студентам, больше всего напоминало секретаря за стойкой деканата. Парень поднял кулак ко рту, скрывая смех за кашлем.

– Нет, такие дамы, конечно, тоже пугают, и не одного меня, поверь, но девчонки, которых я боюсь по-настоящему, они… – ставший отстранённым взгляд снова упёрся в белую маску Архиватора, а Лани задумчиво заговорил. – Они обычно очень милые и красивые. Невысокого роста. Хотя бывают и повыше. У них косички и хвостики, кудри и очаровательное каре. Они красят губы и глаза. Но некоторые нет. Часто носят милые заколки, резиночки и ободки в волосах. Однажды они пытались нацепить свои заколки мне.

Юношу убедительно передёрнуло от живых ещё воспоминаний. А вот с «Зальго» происходило что-то неладное: он так старался поспеть за всеми описаниями, очевидно вводя нужные регэкспы один за другим, что милая девушка перед ними то и дело начинала «лагать» и терять часть своих текстур. Но Лани этого не видел и не собирался останавливаться.

– А ещё стикеры и пластыри. Это у них тоже любимое. Как-то мне прилепили пластырь на нос. С котёнком, – Лани постучал себя по переносице. – Они вообще любят всё милое. Чтобы было больше красок и розового тоже побольше. И блёсток! Любят котят и щенков. Таких, знаешь, пучеглазых и со звёздочками в глазах. Смотреть страшно. Ещё сладости обожают. Разноцветные леденцы на палочке. Конфеты шоколадные. Обязательно в форме сердечек!

Следуя за его словами, начал преображаться и сам мир. Отвратительные цвета тлена и разложения сменились неестественно радужными, словно из какого-то глупого детского шоу. Розовый значительно преобладал. Из-за блёсток становилось больно смотреть по сторонам. На зеркалах множились стикеры и пластыри с милыми зверушками. Сами зверушки, в точности соответствуя описаниям парня, ютились под фрактальными кустами из леденцов и конфет, попискивая словно мягкие игрушки. По небу, украшенному неправдоподобными звёздами, бежал кот-сэндвич с радугой из-под хвоста. Об этом Лани не упоминал, но видимо и у самого Зальго нашлось, что вспомнить. Всё было слишком милым. Аж до тошноты.

– Хотя девчонки ведь разные бывают, – уже задумчиво изрёк дархат. – С веснушками и родинками. Особенно меня пугает, когда родинка здесь, – юноша указал пальцем на щёку, – или здесь, под нижней губой. Рыжие, блондинки, шатенки. Я встречал одну с колокольчиками в волосах! И ещё одну – в чёрной шляпе, как у ведьмы. А когда они распускают волосы, это такая жуть. А украшения? Почти все любят украшения! И всем их нужно дарить! А ты заходил когда-нибудь в ювелирный? Бусы, браслеты, серьги. И продавщица, которая предлагает тебе помочь с выбором… она тоже девушка! Выбор одежды – вообще тихий ужас. Говорят, они способны проводить в модных бутиках года. И не стареть при этом. Одни носят джинсы, другие платья, третьим обязательно унисекс подавай. А тысяча видов кофт? Худи, пуловеры, лонгсливы, свитшоты и хрен пойми что ещё. Чем им не нравятся обычные человеческие толстовки? Хотя нет, некоторым нравятся. Но такие меня тоже пугают. У них это – мо-да. Самое страшное слово, что я когда-либо слышал. Говорят, в их гардеробах можно заблудиться так, что случайно телепортнёшься на другую планету. Или даже в другой мир!

«Глючило» теперь вообще всё. Девушку, которая запуталась в своих родинках, юбках и волосах, пытаясь отобразить все причёски разом. Возникший рядом шкаф, из которого одежда вываливалась настоящей лавиной, унося с собой весело пищащих котят и щенят. Бесконечные бутики со сладостями вместо украшений. Манекены, облепленными стикерами вместо одежды. Лавки с пирожными из монтажной пены и стразов. Зеркала захлёбывались потоком информации.

Реальность, вернее то, что ею прикидывалось, неизбежно ломалась, распадалась и трещала по швам. Сперва пиксели, затем целые слои и, наконец, плоскости проваливались в контрастные, а после девственно-белые цвета. Мир менялся до тех пор, пока они с Архиватором оба не очутились в совершеннейшей пустоте.

Лани, излив свою душу, наконец-то заткнулся, озадаченно поправил очки и осмотрелся по сторонам, хотя как таковых «сторон» тут не существовало в принципе. Только он, Архиватор и великое «ничто». Ну, хоть стоять на чём-то можно было, и на том спасибо. Пустота почти звенела в ушах, когда до тонкого слуха донёсся отдалённый гул поезда. Юноша разом подобрался и наметил свои стопы в нужную сторону.

– Ну что, пойдём? Я ведь ему ещё про маникюр не рассказал.

+1

41

—Лани, ты действительно проявляешь смелость и решительность в этой ситуации...Твоя аналитическая способность позволяет тебе видеть скрытый смысл в действиях Зальго. Отказ в доступе к твоему собственному планшету в самом деле может быть признаком его неуверенности и боязни...Правильно понимаешь, что он может блефовать, пытаясь показать свою силу, но мы не верим в этот обман...

—Твои слова о том, что ты также обладаешь знаниями и навыками, которые тебе дали друзья из академии, очень важны...Это означает, что у тебя есть поддержка и ты не одинок в борьбе...Совместно с знаниями твоих друзей, мы можем создать сильную команду, которая способна противостоять Демону...

—Только не забывай, что самые страшные вещи в жизни не всегда имеют физическую форму...Я сталкивался с различными трудностями и опасностями, и это сделало меня сильнее...Ты уже прошел через многое и набрался опыта, поэтому я уверен, что сможешь преодолеть эту преграду...

—Я готов поддержать тебя в этом пути...Давай встретим вызов смело, несмотря на страх, и докажем, что мы способны преодолеть любые трудности...Защитим свои права и продемонстрируем, что Зальго не может управлять нами так, как он хочет...Вместе мы сильны, и у нас есть все возможности победить...Действуй...

Демиург медленно подошел и остановился позади Дархата, направив взгляд на окружающую обстановку. Внимательно осматривая пространство вокруг, он искал какую-либо слабость или видимые неровности, которые могли бы быть использованы в их пользу. Однако, все, что он увидел, были лишь бесконечные сады измененных до неузнаваемости растений и некоторые разломы, которые простирались по центру пространственного кармана. Порядок почувствовал легкое разочарование. Ему нужна была какая-то уязвимость или точка входа, чтобы перехитрить пространственную иллюзию и преодолеть ее ограничения. Но на первый взгляд все казалось слишком гладким и неприступным. Он сделал паузу, внимательно созерцая всевозможные пути перед собой. Независимо от недостатков и препятствий, которые на первый взгляд могли показаться безвыходными, Генри знал, что во всем есть лазейка или слабое место. Он верил в свои навыки и опыт и был полон решимости найти способ преодолеть этот вызов. Свет в его глазах зажегся, когда он вдруг понял, что разломы и сады, которые он видел, могут стать ключом к успеху. Он понял, что необходимо более тщательно исследовать эти места, чтобы обнаружить скрытые пути и возможности. Вероятно, с помощью сочетания своих знаний и интеллекта с отвлекающим маневром Дархата они смогут использовать эти особенности пространственного кармана в свою пользу. Демиург настойчиво нацелился на эту задачу и вдруг почувствовал, что его решимость только крепчает. Он знал, что чем больше они узнают об этом месте и его создателе, тем больше шансов у них есть для успеха. С Лани рядом, Порядочный был куда более свободен в действиях.

—Что?..—Просипел Демиург прежде, чем что-то понял, но уже машинально начал сочинять околесицу.—Да, именно девочек...Это может показаться странным или нелогичным, но у него действительно возникает страх и тревога в присутствии девочек...Я не знаю, как и когда это началось, но эта фобия стала затруднять его повседневную жизнь и влиять на мои отношения с людьми...Я осознаю, что это иррациональный страх, но не могу помочь ему преодолеть его самостоятельно...

Демиургу может быть сложно объяснить причину этого страха. Возможно, это связано с негативными опытами или травмами, которые связаны с девочками в прошлом. Может быть, Кохола пережил какой-то эмоциональный или физический дискомфорт, и теперь его мозг связывает его с девочками. Также, возможно, это вызвано социальным давлением или стереотипами, которые создают определенные ожидания и тревожат парнишку.

Лани, слегка ошеломленный превращением фигуры, выдохнул шумно из уст, отметив этот момент кивком головы перед тем, как перевести свой взгляд на Порядочного. Он был уверен в своих действиях, не желая больше смотреть на это странное преображение, а также на то, что может произойти дальше. Ему наверное немного страшно смотреть на подобные изменения, особенно если это касалось девушек, но он был готов пожертвовать своим страхом ради установления порядка в этом когда-то светлом и уютном мире.

Фигура перед ними начала искажаться и превращаться всё больше в человеческое существо. Лани неуверенно улавливал эти изменения краем глаза, взглядом неодобрения и ожидания. Вскоре существо приобрело более "приземленную" форму, обрастая кожей и отбрасывая свои лишние конечности и рты. Цепи исчезли, а на голове начали появляться какие-то волосы. Дархат, не сдержавшись, скосил глаза, удивленный тем, что видел перед собой. Новое существо было очевидно женского пола, с пышными и вышедшими из моды кудрями, которые находились в тренде еще два века назад. Оно обладало формами, которые внушали уважение, а его огромные лакированные когти, изгибающиеся пригожими изгибами, казалось, были предназначены для выцарапывания глаз особо недалёким ученикам. Вся эта картина больше всего напоминала Демиургу о прокуроре, который всегда находился за столом, всегда был готов заявить свою власть и вмешаться в любую ситуацию.

Парень, пытаясь сдержать свой смех, поднял кулак ко рту, используя его, чтобы замаскировать смешок за кашлем. Он неожиданно нашел эту ситуацию юморной, осознавая, что встреча с таким созданием была далека от его повседневной рутины. Пока он скрывал свою реакцию, его глаза сверкали от веселья, которое он испытывал, видя эту необычную трансформацию перед собой. Когда же собеседник парнишки стоял чуть поодаль от всего этого фарса и неспешно изучал окружение на предмет чего-нибудь инородного.

Зальго, услышав рассказ Дархата о его страхе перед девушками, задумчиво вспомнил о тех, кто вызывал у него истинный страх. Он описал их как очень милых и красивых девушек невысокого роста, с различными прическами, от косичек и хвостиков до кудрей и каре. Они обычно красят губы и глаза, но не все из них. Они любят носить милые заколки, резиночки и ободки в волосах. Однажды они даже попытались нацепить свои заколки Лани. Он чувствовал себя тревожно, воспроизводя живые воспоминания о том, что они сделали с Кохола. Но Лани был сосредоточен на рассказе и не останавливался.

Он продолжал описывать их предпочтения, упоминая, что они любят стикеры и пластыри. Он даже вспомнил, как ему наклеили пластырь на нос с изображением котенка. Они обожают все миленькое, яркие краски и, конечно же, блестки. Девушки любят котят и щенков, с большими глазами и звездами в них, что вызывает ужас. Они также обожают сладости, разноцветные леденцы на палочке и шоколадные конфеты, которые, конечно же, должны быть в форме сердечек.

По мере того, как Лани описывал эти детали, мир вокруг начал преображаться. Отвратительные цвета разложения и тлена сменились яркими и неестественными, словно из глупого детского шоу. Розовый цвет стал преобладающим, а блестки вызывали боль в глазах. Зеркала были усыпаны стикерами и пластырями с милыми зверушками. Зверушки, соответствующие описанию Лани, находились под фрактальными кустами из леденцов и конфет, пискляво звеня, словно мягкие игрушки. По небу, украшенному неправдоподобными звездами, бежал кот-сэндвич, из-под хвоста которого вырывалась радуга. Все вокруг было слишком милым, вызывающим даже тошноту. Порядок осознал, что рассказ студента заразил и Зальго, который добавил свои впечатления о данном мире с еще более милыми и удивительными деталями. Все эти образы и цвета вызывали у Генри смешанные чувства от необычности и сладострастия до некоторой тошноты.

[float=right]https://i.imgur.com/W4uMg90.jpg[/float]Дархат выразил свои размышления о различных типах девушек и выразил свою озабоченность некоторыми их особенностями, такими как родинки на лице и предпочтение украшений. Он также обсуждал сложности выбора одежды у женщин и их склонность к следованию модным тенденциям. В своем рассуждении он переходил от одной мысли к другой, выражая свою непонятливость и страх перед "модой". Постепенно бурная фантазия Демона превратилась в хаос, и он представил себе сюрреалистическую сцену, в которой девушка запуталась в своих волосах и одежде, а вещи начали вываливаться из шкафа, затоптав при этом милых котят и щенят. Кроме того, бутики были заменены сладостями, а манекены были покрыты стикерами вместо одежды. В конце концов, все эти манипуляции с реальностью привели к тому, что мир рухнул, а герои очутились в пустоте. Слова Лани, описывающие его умонастроение, провоцировали некую безысходность, но в конце концов он принимает решение идти дальше, несмотря на все неясности и страхи.—Я...—Он смотрел в пустоту ещё долю секунды.—Я не думаю, что он бы выдержал ещё пару запросов в свою кодовую строку...

Демиург, пронзая тьму своим взглядом, осмотрелся вокруг, мельком рассматривая контуры и силуэты, которые смутно проступали из этой непроглядной пустоты. Он прислушивался к звукам, испускаемым этим окружением – шепотам, тихому шороху и загадочным призвукам, которые разносились в безмолвии. Все эти звуки были знаками жизни в этой тьме, которые предоставляли Порядку глубокое понимание того, что творится вокруг. И тогда, внезапно, он взял Лани за запястье, словно улавливая тончайшие колебания и волны, и затем, концентрируясь, настроился на нужную энергетическую частоту, чтобы вернуться в это место снова. Теперь он был готов и подготовлен, как ему казалось, исследовать это место, еще раз проникнуть в его глубины и раскрыть тайны, спрятанные в его бескрайних потайных проходах. С осторожностью и решимостью Порядочный повел Дархата внутрь этого места, зная, что его способности и смелость позволят им найти истину, которая может изменить их жизни навсегда.

Dark.net — это скрытый участок Интернета, который можно представить как поезд, бесконечно движущийся в пустоте. Этот поезд заполнен людьми, каждое лицо из которых скрывается за разнообразными масками, не давая возможности узнать их настоящую внешность. Над головами каждого пассажира отображается ник, который служит виртуальной идентичностью. Путешествие по этому темному участку Интернета напоминает путешествие в анонимном состоянии, где каждый пассажир сохраняет свою анонимность и скрытность своих действий. Эта атмосфера создает ощущение напряжения и тайны, так как невозможно точно знать, кто на самом деле находится за каждой маской на этом поезде. Внутри даркнета каждый пассажир имеет свои собственные цели, независимо от остальных. Они могут быть разнообразными - от продажи запрещенных товаров до обмена информацией или участия в незаконных деятельностях. Также существуют пассажиры, которые ищут защиты от наблюдения и контроля, стремясь сохранить свою конфиденциальность и приватность.

Ники, отражающиеся над головами пассажиров, являются единственным способом идентификации в этом пространстве. Они придают каждому пассажиру уникальность, не раскрывая при этом его настоящую личность. Благодаря никам создается атмосфера коллективного анонимного присутствия, где общение и взаимодействие происходят между субъектами, скрытыми за масками. Это место полно тайн, независимых целей и анонимной коммуникации, которые делают его уникальным и потенциально опасным окружением.—Осталось найти в этом месте нашего "зайца" и можно будет задать ему парочку вопросов...

0


Вы здесь » Аркхейм » Незавершённые эпизоды » Архивация: Мировая паутина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно