новости
активисты
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5022 по 5025 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Блоги игроков » Омут теней и храм созидания


Омут теней и храм созидания

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Даже несмотря на то, что я всё ещё не осилил анкету, я пожалуй создам тут всё же тему, хотя пока и не верен, что стоит тут выкладывать.
https://i.imgur.com/askK7i9m.jpg

Отредактировано Адлэр (2023-03-17 00:03:32)

0

2

И так я все же осмелюсь опубликовать несколько рассказов собственного написания, надеюсь что они не противоречат правилам форума.
Это история о моем персонаже на РИ Арсалем и её горе. Изначально должен был присутствовать в анкете, но в последствии вырос в собственное произведение.

История, написанная дальше имеет эротические описания!  Читать на свой страх и риск!

История любви, что стала прелюдией смерти
Введение.

Приветствую всех тех кто заинтересовался моей историей и решил её прочитать. В виду того что читать саму историю без базового понятия мира, в котором происходит история, весьма затруднительно я пришёл к тому, что бы написать эту вводную часть, дабы объяснить некоторые аспекты мира, в котором происходит история, чтобы вам было проще её понять.
И так мир Арсалена это мир из параллельной фэнтезийной реальности, где в ходе катастрофы, вызванной здешним человечеством, боги этого мира были вынуждены вмешаться, однако даже их сил оказалось недостаточно чтобы вернуть всё в норму, в итоге лишь относительно небольшой кусок земли был пригоден для существования. А люди что привели к этому, разгневали богов. В результате все немногие выжившие звери были перенесены на эту землю, которой дали имя Арсалем. Что касается людей, то разгневанные боги отобрали у них возможность использовать магию, и обратили их в животных, которых они должны были оберегать, но в результате почти уничтожили. Большинство обращённых людей сохранили свое сознание, но были и некто, кто решил отринуть всё, став тем, кем движут лишь инстинкты.
После это боги ещё некоторое время пытались реанимировать остальной мир, но особых результатов это не принесло, и потому, дабы разумные животные, которые теперь наполняли пригодные для обитания земли не пошли по стопам людей, боги дали им в помощь и назидание духов-спутников, а так же позволили умершим животным выбирать между возвращением в круг перерождения или стать душой-спутником, сохраним свое текущее "Я" и вернуться в мир. Духи и души спутники должны были связать разумных волков (доминирующих на этой земле и являющимися её хранителями) с богами, дабы те не повторяли прошлых ошибок. И закончив со всеми этими делами боги ушли.
Дух-спутник может существовать безграничное количество времени выбирая себе достойного волка, и после заключить с ним контракт жизни становясь с ним почти единым целым и разделяя с ним свою жизнь и смерть.
Душа-спутник напротив ограничена пятьюдесятью годами жизни прежде чем исчезнет обратившись в ничто, если не заключит контракт с волком. Возможно кому-то покажется это долгим сроком, но далеко не всегда это было так.
Дух-спутник и душа-спутник имеют возможность пребывать в двух формах духовной и физической.
Духовная форма представляет собой полупрозрачный неосязаемый облик существа. Для духов-спутников этот облик они выбирают сами, однако изменить его не в состоянии после выбора. Для Душ-спутников этот облик является отражением их облика при жизни. Так для обоих видов характерно наличие различных эффектов в этом состоянии.(вроде потрескивания молний, тумана и пр.)
Физическая форма и для духов и для душ спутников представляет физическое воплощение их выбранного вида. В этом состоянии они казалось ни чем не отличаются от простых животных, однако у них нет в нём никаких потребностей, им не нужно есть, дышать и даже их сердце не бьется, но они могут чувствовать всё как простые животные и делать всё что же самое. В этом форме их можно ранить и у них даже пойдет "кровь", а если ранение будет смертельным, то они вернуться в духовную форму и будут ослаблены, не в состоянии принять физическую форму некоторое время.
Наша же история ведает о особенной душе-спутнике по имени Адлэр, что открыла в себе возможность, пожирать других душ-спутников, поглощая их жизненную энергию и их души, чтобы продлевать свое существование. Однако это было не без последствий, каждая поглощённая душа оставляет на душе Адлэр осколок её самого сокровенного желания, которое лисице придётся когда-нибудь исполнить и удовлетворить. Чем больше этих осколков скапливалось на душе Ады, тем большее влияние они могли на неё оказать, в результате чего её духовная сущность претерпела сильные изменения, в результате чего её духовное и физическое тело могли изменяться подстраиваясь чтобы выполнить желание максимально эффективно.

Глава первая: Воссоединение после смерти.

В брошенном богами Арсалеме душа-спутник Адлэр проживала свой 77 год новой жизни, что была ей дарована. Она уже превысила отпущенный ей срок на 27 лет, но никто так и не пришёл за ней. А её действия всё также оставались без последствий. Лисица уже давно поняла, как и на кого ей нужно охотиться, чтобы продолжить свою жизнь. Охотилась она лишь в моменты нужды, не собираясь сеять геноцид своей добычи, понимая, что рано или поздно это может плохо кончится для неё. И вот, в один из спокойных дней, когда Адлэр нежилась на солнышке рядом со своим домом при жизни, её слух уловил шелест травы, на звук которой лисица повернула голову, чтобы увидеть его источник, но вместо этого её нос зарылся в пушистую грудь черно-серебристого цвета. Адлэр не могла чувствовать его запах, но эти ощущения, этот мех. Самка узнала бы его из тысячи. А потому её шок был невообразим. Лисица усилием воли отстранилась от лиса перед собой, дабы разглядеть его мордочку, хвост, лапки, грудку. Сомнений быть не могло, это точно был Раор. Когда же самец понял, что его таки узнали, из его глаз потекли слёзы счастья и он набросился на Аду, повалив ту наземь и став неистово облизывать её мордочку. Лисица была всё ещё слишком шокирована произошедшим и просто не смогла отреагировать на этот ход, но из её глаз тоже текли слёзы. Вот только её были полны грусти и сожаления, ведь это означает что в ту ночь Раор погиб, а она тоже не смогла избежать этой участи. Она не смогла уберечь их щенков. Лисья пара изливались слезами, но причины их слёз были различны. Раор плакал от счастья, потому что смог в новой жизни встретить свою возлюбленную. Адлэр же потому, что и её супруга настиг печальный конец. Лис и лисица долго не могли успокоиться, не зная что сказать друг другу. Не веря, что это происходит наяву.
— Раор, стой, хватит. Ты меня всю обслюнявил. — наконец ,не выдержав, произнесла самка, всё ещё испуская солёные слезинки, которые тут же были вылизаны языком её партнёра.
— Нет. Ты всё ещё плачешь. — твёрдо ответил самец, продолжая слизывать каждую слезинку с мордочки своей возлюбленной, которую он уже не ожидал повстречать.
— Прекрати. Я не смогу остановится пока ты не прекратишь. — произнесла Ада положив переднюю лапу на нос Раора, — Да и ты тоже плачешь... — нежно и грустно произнесла она, отпустив нос возлюбленного, и сама принялась вылизывать его мордочку. Так они вылизывали друг друга в течение часа пока наконец не успокоились.
— Адлэр, это действительно ты? Я, правда, смог найти тебя здесь спустя столько лет? — Раор всё ещё не верил в реальность происходящего, ведь прошло больше семидесяти лет, после того как он умер. Переродившись душой-спутником, он уже и не надеялся на встречу с ней, но вот она перед ним. Она реальна, она "жива".
— Да, это я Раор. — сказала Адлэр и положила правую переднюю лапу на его грудь, слегка надавив и проведя её вниз. Сейчас она была полна одновременно и радости и грусти. Ей много чего хотелось ему рассказать, многое ему поведать, но она не хотела рушить тот момент, который они переживали сейчас.
— Пойдём Ада. В нашу нору, я так долго там не был. Там мы сможем говорить... - Раор видел, что у его супруги было много того, о чём она хотела ему поведать, и видел, что это было далеко не радостным рассказом.
Адлэр и Раор прошлись по зелёной траве к их прежнему дому, и у обоих сжалось сердце, ведь когда в прошлый раз они вместе подходили к нему, их встречали радостным тяфканьем юные лисята-непоседы, а теперь же их приветствовала лишь тишина. Пара зашла внутрь и улеглась на сухую подстилку, прижимаясь вплотную друг к другу. В таком положении Адлэр начала свой рассказ, о том как они жили после того как Раор не вернулся с охоты. Она поведала как они радовались жизни, несмотря на невзгоды, как их дети играли и росли. Как они были счастливы. И как они встретили свою смерть... Раор слушал всё и не мог сдержать слёз, он уткнулся в шею Ады и приглушённо скулил, от самого сердца, до самой глубины души. Адлэр же крепко обняла его, напевая колыбельную, которую всегда пела их детям. Так они и уснули в крепких объятьях друг друга....
Наступил новый день, но воссоединившаяся пара не покинула своей норы, они долго вспоминали свои дни при жизни, когда с радостью, когда с грустью. Вспоминая самих себя. Пробуждая в них то, что успело истлеть за столько лет. Теперь им не было нужды в еде или сне, и они могли уделить время друг другу, чем они и занимались.
— Значит, теперь мы лишь души-спутники, что должны стать единым целым с теми, кто нас убил.... — с ноткой досады произнёс Раор, взглянув в потолок норы.
— Да или же просто прожить пятьдесят лет и исчезнуть на всегда... — ответила Адлэр, не решаясь пока говорить супругу о своей особенности.
— Значит, нас ждёт забвение? — спросил лис явно не ожидая получить ответ.
— Если мы вместе разве это имеет значение? — ответила лисица, уткнувшись носом в его шею и став перебирать его шерсть.
— Полагаю что нет. — лис улыбнулся и нежно куснул левое ушко любимой.
— Ты думаешь, мы можем это сделать? Даже если у нас не будет щенков? — немного смущённо произнесла самка, когда её ушко подверглось нападкам со стороны партнёра. Он всегда так делал перед тем, как двинуться дальше, но она была удивлена тем, что он решил сделать это сейчас. Она уже не испытывает той нужды, что была раньше, да они оба знали что даже если они сделают это у них не родится щенков. Однако даже так сейчас она была согласна на всё.
— Тебе же это нравится? — сказал Раор, нежно прикусив её левое ушко, после чего лизнул его по всей длине и посмотрел в глаза возлюбленной. Адлэр не могла отрицать того, что это было приятно, её самец всегда умел сделать ей приятно, даже при жизни он иногда баловался подобным, но это никогда не заходило дальше. Теперь же когда они лишь тени своих жизней, имеет ли это вообще смысл? Пожалуй, будь это любой другой самец, Ада бы отказалась от такой глупости, но лису рядом с ней она такого сказать не могла.
— Ты знаешь, что нравится. Ты всегда это знал. — ответила самка, лизнув того в щёку , после чего перевернулась на спинку изящно выпрямив передние лапы и зазывая Раора присоединится.
— Но тебе всегда было мало, ведь так? — игриво ответил лис ,нависая над супругой и вглядываясь в её глаза. Самец начал вылизывать подушечки её передних лап, потом стал опускаться ниже. Достигнув её грудки и сделав пару длинных и размашистых следов, он поднялся выше. Там он поднялся к шее, на которой оставлял нежные поцелуи, после чего лизнул Аду в нос и щёку. Чтобы в другое мгновение сойтись с ней в своеобразном поцелуе, соединяя их языки и переплетая их между собой. Во время этого поцелуя лисы смотрели друг другу в глаза, утопая в друг друге и вспоминая как это было в прошлом. После, разорвав поцелуй, Раор стал спускаться ниже к соскам Ады, оставляя мазки своим языком на её шее, груби и животе. Адлэр же в это время прерывисто урчала, играясь своим хвостов с его, они переплетали их между собой, изгибали в причудливые формы, поглаживали и ласкали друг друга. Пока, наконец, хвост лисицы не прошёл меж задних лап самца. Раор почувствовал шелковистость на своих ножнах, издав довольных вздох, в то время как сам языком нащупал один из сосков Адлэр, который стал ласкать и сосать, получая в ответ довольное урчание и ответную ласку. Хвост лисицы стал ходить по ножнам лиса взад вперед, порой игриво щекоча его покрытый мягкой шерстью мешочек. Чем доставлял его хозяину несказанное удовольствие, в ответ на эти действия каждый сосок Адлэр не был обделен лаской, а сами звери уже подходили к главному блюду.
— Адлэр, ты готова? — спросил Раор, прервав свои ласки, тяжело дыша. Его взгляд был полон нежности и похоти, но тоже можно было сказать и про его партнёршу, что сейчас переводила дыхание и пыталась справиться с непрекращающимся урчанием, вырывающимся из её горла.
— Конечно, давай сделает это. — ответила Ада наконец справившись с чувствами.
На этот раз лисы поменялись местами, да и положение тел изменили. Раор лёг на спину, широко растопырив задние лапы, а Адлэр нависла над ним, приподняв хвост. Так они некоторое время рассматривали сокровенные части друг друга, пока, наконец, лисица не улеглась на супруга так, что бы её сокровенное место было у него прямо под носом. Впрочем, в этой позе и его ножны были прямо перед её мордой. Немного поёрзав и улегшись поудобней, она отвела свой хвост высоко вверх и в сторону, открывая Раору полный доступ, в то время как сама уткнулась носом в его мошонку, проведя языком по его ножнам и получив за это сладкий всхлип в награду. Лис тоже не стал терять время и полоснул языком вдоль её насыпи, сначала медленно и поверхностно, затем с легким нажимом, от этого хвост Ады дернулся и задрался её выше. Самка, испустив довольный всхлип, тоже не стала ждать, проведя языков на всей длине ножен лиса, после слегка прикусив его яйца и, взяв их в пасть, немного пососала, а, выпустив их из пасти, вновь прошлась по ножнам, выманим розовый наконечник из своего укрытия, принявшись облизывать уже его. Постепенно нежная плоть под напором ласок Ады стала увеличиваться в размерах и твердеть, самка же, заметив это, взяла его в пасть и стала сосать. В это время Раор тоже не отставал. Он уже довольно обильно смазал поверхность насыпи супруги, и тереть медленно проталкивал свой язык внутрь неё, чувствуя как сжимаются её мышцы вокруг него. Он начал с кончика, играясь с её клитором, после продвинувшись выше и вглубь, загоняя свой язык дальше, глубже, изгибая его в различные формы, доставая и лаская каждое место на своём пути. Пока они были сосредоточенны на ласках друг друга, они не замечали за собой довольного урчания, всхлипов и довольных вздохов. Но всё это показывали насколько трепетно они к друг другу относились. Настолько сильна была их любовь. Они продолжали свои ласки, постепенно наращивая темп. Адлэр полностью взяла в пасть всю плоть, что покинула ножны её супруга и теперь усиленно работала по ней своим языком, порой проталкивая её себе в горло и подсасывая её сильней. Раор же проник в самые её глубины, проводя языком по всей длине её прохода, и затем проникал дальше настолько, сколько только хватало его языка, им он прошёлся по всем её складкам и проник в каждое углубление. Постепенно они оба приближались к своему пику. Первой к нему пришла Адлэр, когда Раор почувствовав её приближение, сосредоточился на её клиторе, отчего вульфа самки спазмальгировала и вскоре она издала довольный стон сквозь заполненную плотью самца пасть. В этот момент она загнала её глубоко в свое горло и сильно сжала её там, отчего к пику пришёл уже Раор, излившись в неё. Так они остановились, дожидаясь пока их эмоции не успокоятся. Это не заняло много времени. Адлэр выпустила из пасти обмякшую плоть супруга и принялась её вылизывать, в то время как лис вываливал её вульфу. После чего они разошлись и на сухой подстилке уже сами позаботились о себе, немного передохнув и восстановив силы они были готовы ко второму раунду, до которого ранее они доходили только в жару, но теперь они хотели сделать это исходя только из своих чувств друг к другу.
— Полагаю, это было незабываемо? Я ни когда не думал что ты можешь делать такие вещи — завёл разговор черно-серебристый лис, когда наконец отошёл от произошедшего и был готов продолжать.
— Я тоже была удивлена собой, но ты был не хуже, не когда не знала о таких чувствительных местах в себе. Ты был великолепен. — ответила рыжая лисица не чуть не лукавя и тоже будучи готова к продолжению.
Адлэр поднялась на лапы и пройдя немного вглубь норы, где потолок был значительно выше, встала спиной в самцу широко расставив задние лапы и отодвинув в сторону свой пушистый хвост, тем самым открывая Раору свое сокровенное место и приглашая того к продолжению банкета. Лис не стал томить ожиданием свою возлюбленную и вскоре оказался позади неё. Раньше запах её соков сводил его сума, и он набрасывался на неё без лишних промедлений, но теперь все было иначе, и он действовал иначе. Раор прошёлся по полу Ады своим языком заставляя её хвост подняться ещё выше, после провёл ещё раз, а затем, раздвинув её половые губы языком, проник им вглубь, пройдясь там им несколько раз и хорошо всё смазав, он, наконец, высунул его из неё и прислушался к дыханию супруги. Оно было прерывистым, а из её горла уже вырывалось легкое урчание. Самец был доволен результатом, а потому осторожно залез на Адлэр, обхватив её своими передними лапами и немного помассировав ими её затвердевшие соски. Лисица, предчувствуя дальнейшие события, выгнула спину и немного подалась назад, подводя свою заднюю часть ближе к паху самца. Раор понял, что тянуть дальше было бессмысленно и начал легкие толчки, дабы найти кончиком своей плоти вход в неё. Это не заняло много времени и с четвёртой попытки он, наконец, ощутил приятное тепло вокруг своего вала. Лис осторожно надавил на кольцо вульфы проникая глубже, после чего чуть подтянул зад Ады к себе и продвинувшись выше по ней вошёл глубже, пока не почувствовал на своём стержне давление. Вот он долгожданный финал. Раньше у него всегда были весьма смутные воспоминания о том, что происходило в это время, но сейчас он мог чётко ощущать всё, то тепло и давление, что действовало на его чувствительную плоть. Он, наверное, хотел бы больше этим насладиться, но Адлэр желала получить его глубже в себя, сдав немного назад, она буквально надела себя на его член, издав полный удовольствия стон. Раор тоже не удержал от удовольствия и сделал ещё пару толчков в самку, загоняя свой стержень глубже в неё и ощущая как он раздвигает её нутро, как оно пульсирует в такт её сердцебиению, как его плоть постепенно наливается кровью. Адлэр нравилось это чувство теплоты и растягивания в себе, она чувствовала как плоть её супруга растягивает её, как она продвигается дальше. От этих чувств она довольно урчала и выгибала спину. Возможно, она не чувствовала такого раньше, так ярко или она забыла это за все эти семьдесят лет. Но сейчас она была рада тому, что происходило. Раор стал наращивать темп, проталкивая себя всё глубже, чувствуя, что его узел у начал формироваться у его основания. Адлэр вскрикивала и урчала на каждую волну удовольствия, что проносилась по её телу при каждом толчке лиса. Она чувствовала, что он уже понимал в самые её потаенные уголки, продолжая её растягивать, а у её входа, она чувствовала нарастающий узел, что всё ещё был достаточно мал, а потому входил в неё и выходил при каждом толчке. Раор участил свои движения и подтянул Аду максимально близко к себе, чувствуя, что скоро достигнет кульминации. Лисица тоже была недалеко от своего первого прихода, потому, когда узел вошёл в неё в последний раз, широко растянув её вход, она пришла. Адлэр вздрогнула всем телом и издала полный наслаждения крик. Стенки её вульфы сильно сжали член Раора и тот стал неистово бить в неё чувствуя что его узел уже был плотно обхвачен её вульфой . На этой ноте, не выдержав больше этого сумасшедшего давления он, толкнув в последний раз так глубоко и так сильно как только мог, излился в неё, издав полный блаженства крик, после чего ещё какое-то время делал короткие толчки, которыми заставил прийти Адлэр во второй раз. После чего лапы обоих уже не держали и они оба рухнули на пол норы. Даже не пытаясь сменить позу или разъединиться. Они оба чувствовали друг друга связанными, единым целым. Они ощущали тепло друг друга, сердцебиение друг друга. Всё это казалось слишком сладким сном, чтобы быть правдой, но они не думали об этом, они просто наслаждались моментом.

Глава вторая: Вместе навсегда...

Многие звери завидуют душам и духам спутникам, что могут прожить намного дольше любого из них, а потому стоит душе-спутнику заикнуться о скором конце, как на неё тут же посыпятся упрёки. Но что если все эти колкие слова и мысли, лишь вгоняют эту бедную душу в отчаяние и грусть? Что если виденье живых не верно? Что если быть душой-спутником не так хорошо, как им может показаться? Ведь в отличии от живых, что рождаются, растут, любят, воспитывают потомство, стареют и умираю, но все время живут, проживая каждый миг не зная когда она оборвётся. Что если для души-спутника такая жизнь была бы в радость? Ведь они так же и отличаются от духов-спутников, что были созданы для одной цели, стать спутником волку. И, несмотря, на их мудрость, характер, век, они другие. Они видят всё иначе… Думают иначе… Воспринимают время иначе… Ведь они не исчезнут, пока не исполнят свою цель, сколько бы на это времени не понадобилось. А что же души-спутники? У них есть целые, но в тоже время жалкие пятьдесят лет, после чего они исчезнут… После чего от них ничего не останется… Но что печальнее всего что в отличии от живых, они прекрасно знают когда за ними придёт небытие. Они прекрасно знают, в какой миг их оставят силы и когда им придёт конец. Потому, когда вы видите душу-спутника, что не хочет менять форму или использовать силу задумайтесь: " А что если это последнее что он сможет сделать?» Что если в следующее мгновение, обернувшись, вы вместо его знакомой мордашки узрите лишь пустоту? Знаете, почему живые завидуют душам? Лишь потому, что они не видели смерти ни одной души, и они не смогут её увидеть. Ведь душа спутник из последних сил будет держаться, чтобы важный для ней зверь отвел взгляд и не увидел, что она пропадёт. Потому что в этот же миг она просто исчезнет…не оставив после себя ничего кроме воспоминаний и грусти в душе…

Прошло несколько недель после воссоединения Раора и Адлэр, та их ночь была незабываема и крайне нежна. После неё они ещё пару раз были близки. Это не было жарким порывом страсти или желанием удовлетвориться, просто в те моменты они оба были не против насладиться друг другом став ближе, чем раньше, соединившись как когда-то. Безусловно, они оба понимали, что у них не будет щенков. Они понимали, что со стороны это выглядит бессмысленно, но для них это имело смысл. Однако даже у этой истории были подводные камни. Раор несмотря на долгожданное воссоединение с супругой кое о чём умолчал… Адлэр тоже кое-что о себе не рассказала. Нет, они не врали друг другу… Просто они не сказали этих слов вслух… Они оба считали эти слова неважными сейчас и были в чём-то правды, или они хотели так считать. Видите ли души-спутника без хозяев тратят жизненную силу на смену формы отчего Раор всегда находился в физической форме с того момента как они встретились. Однако Адлэр продолжала её менять, когда ей заблагорассудится, это не могло вызвать у самца подозрений, догадок, мыслей. Все спутники-души знают одну историю, слух, что родился раньше любого из ныне живущих. Слух о том, что по миру бродит сущность, что убивает их, время от времени. Никто не знает точно ни как она выглядит, ни кем является. Как не знают и того зачем она это делает. Однако догадок на этот счёт много и у каждого есть своя. Кто-то утверждает, что это порождение Тени. Кто-то говорит, что это осквернённый дух-спутник. А кто-то, что это душа-спутник что решила таким способом выжить. Как бы много слухов не было, никто не знал наверняка и продолжал гадать, опасаясь, что в следующий раз та сущность придёт за ним. Раор тоже имел на этот счёт свое мнение и вот, когда они прожили с Адой эти несколько недель, лис стал понимать, что его супруга необычна. Её поведение, разговоры, мысли она не была той, кто беспокоился о скорой кончине, но и не была той, кто только появился на свет. Так же она иногда уходила на охоту, но никогда не приносила с неё добычу домой. Раор достаточно скоро осознал, кем была его возлюбленная, но это не испугало его, скорее он был рад этому. Нет, он точно был искренне этому рад.
— Сущность, что пожирает других душ-спутников вот кто бы такая… я прав Адлэр? — несколько иронично и с грустью произнёс Раор, когда лисица улеглась рядом с ним.
— Хах… — немного удивлённо произнесла самка, не ожидая что её так быстро раскроют, — Но не тебе пытаться меня в чём-то упрекнуть душа-спутник до исчезновения которой осталось каких-то восемь дней… — печально произнесла Ада и уткнулась супругу в плечо. -И когда ты собирался мне об этом рассказать? Или хотел исчезнуть как в прошлый раз? Без намёка на свою судьбу? — с всхлипом произнесла она, зарываясь в его мех.
— Так ты все это время об этом знала? — несколько огорчённо и виновато сказал Раор, дернув хвостом и осознав то, сколько боли пережила его половина, что знала что вскоре его не станет, — Прости… Я не думал это скрывать, но не хотел нарушать наше воссоединение этой новостью… — продолжил он став вылизывать наворачивающиеся слёзы самки, — Ты скажи правдив ли слух о тебе, что часть каждого поглощённого тобой остается с тобой навсегда?
Адлэр вздрогнула в этот момент, понимая, что хотел предложить ей её любимый, отчего её сердце сжалось, а уши поникли…
— Да… Но ты не хочешь сказать… — Адлэр не смогла договорить, так как её игриво лизнули в нос, пусть это был самый знакомый ей знак из всех, то он был сделан со слезами с другой стороны. — Глупо и крайне жестоко, и, пожалуй, слишком эгоистично. Но для тебя я могу это сделать. Будем играть друг с другом как в последний раз? — выдавливая из себя улыбку, произнесла лиса, подняв голову и взглянув в его глаза.
— Как в последний раз… — произнёс Раор, лизнув Адлэр в губы, после перейдя в своеобразный поцелуй, на который рыжая лисица чувственно ответила, хотя слёзы у обоих продолжали литься. Это было грустно, эгоистично, глупо и прекрасно. Они оба знали, чем это должно закончиться. Однако это не означало, что всё до этого момента должно быть фальшью. Наоборот это должно быть самым искренним и нежным из того, что они когда бы то ни было делали, и этот поцелую было тому началом.
Языки двух лис сплелись, обвиваясь вокруг друг друга, лаская друг друга, не желая разъединяться, желая остаться вместе навсегда, но они не могли этого себе позволить как бы хорошо им не было. Продолжительный поцелуй разорвался и перекатился во множество мелких, что удаляли слёзы с мордочек обоих лис, щекотали их, ласкали их. Постепенно перерастая в облизывание и вылизывание друг друга. Это было нежно, немного игриво и крайне приятно для обоих. Они оба понимали, что сейчас они должны были отдаться без каких бы то ни было задних мыслей друг другу, чтобы после не сожалеть ни о чём, что они и сделали. Так что постепенно вылизывание мордочек переросло в вылизывание меха на шее друг у друга с редкими переключениями на ушки, что порой прямо-таки напрашивались на ласку. И Адлэр и Раор были довольны, чувствительны и честны с собой, они оба хотели продолжения… они оба хотели пойти дальше… и это не было гоном или игрой гормонов… это было их искреннее желание друг друга, которому эти двое отдавались во всей его полноте. Потому они крайне тщательно и полно вылизывали друг друга, постепенно приближаясь к более чувствительным местам друг друга и иногда не на долго останавливаясь на тех, что они уже нашли. Однако постепенно всё пришло к тому, чему и должно было прийти и лисы расположились так, чтобы им обоим было доступно желанное. Потому живот и пол Адлэр были предложены самцу, а живот и ножны Раора были предложены самке. Они оба знали, что все шло непосредственно к этому и то, что этот этап далеко не самый последний, особенно в этот раз. Однако это не означало, что кто из них хотел быть поспешным. Нет. Наоборот каждый изучал партнёра, думая с чего же ему начать ласку.
Первой свой ход в этот раз сделала Адлэр, сначала обратив свое тёплое дыхание на яички Раора, прежде чем их нежно лизнуть сначала один раз, а потом второй, а затем и третий. Сначала пройдясь своим языком меж них, а затем уделив каждому яичку внимание отдельно. Это вызвало довольный всхлип у их хозяина и лёгкую дрожь по всему его телу, однако на этом лисица, конечно, не остановилась взяв осторожно в пасть по одному яичку за раз и пососав их немного, проводя после по ним своим языком. Раор не мог оставаться в стороне получая такие приятные и возбуждающие ласки от своей любимой, потому отойдя от первомоментной дрожи. Он принялся облизывать ей соски, посасывая каждый в последствии и постепенно двигаясь к полу Ады, что немного дёргался от получаемый своей хозяйкой удовольствия от его ласок, в то время как из её горла стало слышно довольное урчание, на которое лис ответил своим, отчего нора наполнилась их приятным, чувственным и нежным урчанием, пробивающим на лёгкую дрожь. Так постепенно, от соска к соску, самец наконец добрался до заветной цели, которую сразу же окатил своим дыханием, а после подарил ей свой первый нежный лизь по всей её длине. Это отозвалось подрагиванием хвоста Ады и её тяжёлым вздохом, что окончился более громким урчанием удовольствия. Раор подарил ей ещё пять облизываний по поверхности её насыпи, смачивая её своей слюной и одновременно пробуя её на вкус. Пусть он уже знал, какова она, но каждый раз ему удавалось найти в этом вкусе какой-то новый оттенок. Адлэр не собиралась останавливаться слишком долго на одной части супруга, а потому скоро перешла на нечто более большое и не менее чувствительное. Ножны лиса стали её следующей целью и пускай кончик его стержня уже красовался из них, ему самка решила уделить внимание напоследок. Потому она провела своим языком по всей длине оболочки от её основания к её окончанию, лишь слегка задев показавшийся из неё кончик. Сначала она сделала это один раз, вслушиваясь в стон партнёра, потом второй, третий и так далее, заставляя наконечник лиса всё больше показываться на свет, пока наконец от малейшего прикосновения к нему самец не вздрагивал всем телом. Лишь тогда Адлэр удостоила заметно показавшийся из ножен объект должного внимания, сначала осторожно и смачно его облизав со всех сторон, а потом, погрузив его в свою пасть, стала его облизывать и посасывать, на что слушала довольные всхлипы и стоны по стороны супруга, и довольная этим продолжала. Раор не мог сопротивляться ласкам лисы и на некоторое время был выведен из строя неспособный не на что кроме как стонать и дарить сокровенному месту своей возлюбленной свой частые вздохи, которые похоже тоже имели свой эффект и отклик тела самки, от чего её насыть пульсировала. Но лис, некоторое время спустя, таки смог взять себя в лапы и даровать Аде свою порцию удовольствия. Сначала он смочил её пол своим языком и вновь попробовал ей на вкус, после став постепенно прилагать языком больше усилий, постепенно раздвигая её стенки и проникая вглубь, ощущая её сопротивление против его вторжения, но в тоже время её не желание отпускать при его отступлении. Так Самец постепенно проникал, растягивал и проверял глубины супруги, смачивая их, пробуя их на вкус и доставляя их хозяйки удовольствие, от которого та порой стонала, останавливая собственные ласки его стержня. Пока их ласки друг друга продолжались незаметно для них самих, их хвосты вздымались, качались и бессильно падали, порой мешая, иногда поглаживая, но чаще всего маня к продолжению. Концом этому всему послужил тяжёлый и удовлетворённый вздох обоих лис, что были слишком довольны, чтобы продолжать, они оба тяжело дышали, но всё ещё не чувствовали удовлетворения. Немного передохнув, они оба посмотрели на друг друга, ища в глазах оппонента согласия и они оба его в них находили. Настало время заключительной части в их истории, которая более точно не повторится и на этот раз поза была необычна для них. Раор остался лежать, только перевернулся животом к верху раздвинув задние лапы и выставляя напоказ всё ещё пульсирующую плоть. Адлэр же сначала расположилась над ним, но после легла на него сверху так, чтобы её жаждущий вход был аккурат прямо напротив наконечника, что при пульсации слегка его задевал. Теперь она, лизнув своего возлюбленного, медленно начала подаваться назад, насаживая себя на жаждущий этого член лиса, отчего её хвост задрался высоко вверх, а оба лиса испустили протяжный стон. Постепенно лисица стала принимать в себя всё больше горячей плоти самца, постепенно приподнимая свою переднюю часть, пока, наконец, не села на разгорячённый стержень, что проникал глубоко в неё. В этот момент она остановилась и наслаждались моментом и ощущением слегка подрагивающего стержня в себе. Лис же в это время наслаждался её теплом и теснотой её стенок, что сжимали его чувствительную плоть. Достаточно насытившись моментом Адлэр начала движение, сначала слегка приподняв свой пол, а затем опустив, заставляя по её телу пройтись волку мурашек вместе с волной удовольствия, отойдя от который она стала повторять его действо постепенно ускоряя темп и глубину вхождения. Раору оставалось только стонать под смачными шлепками задницы возлюбленной о его мошонку, да слегка подталкивать ей в ответ, желая погрузиться в её недра глубже, желая заполнить её сильнее. Это было очень приятно для обоих, хотя и немного необычно. Ведь всегда самец жаждет самку больше, чем она самца, но сейчас они желали друг друга одинаково, они с одинаковой страстью отдавались спариванию, наслаждению. Они оба этого желали и оба это получали. Смачные шлепки Ады сдали тяжелее, но глубже, а начинающий проявляться узел Раора, всё сильнее и сильнее растягивал её вход при каждом ударе, отдаваясь в ей более полными волнами удовольствия, даруя ей некоторое чувство заполненности каждый раз когда он оказывался в ней. Но пока что самец, что самка были далеко от пика, потому они продолжали наслаждаться близостью друг друга, часто облизывая и вылизывая друг друга. Вздыхая и падая без сил. Они оба поддерживали друг друга, не давая их возбуждению перестать возрастать. Они старались не думать не о чём, хотя знали, что кульминация это далеко не всё, чего они должны достигнуть, за ней ей было нечто куда более важное. А пока это время ещё не настало, они должны были насладиться друг другом и собственными чувствами и ощущениями, постепенно снова наращивая темп и создавая до неприличия громкие шлепки при каждом новом ударе. С каждым новым ударом пола Адлэр об основание члена Раора, узел последнего нарастал, скоро он должен был стать достаточным, чтобы более не дать им разъединиться. И они оба этого ждали и постепенно приближали этот момент, пока, наконец, бёдра Адлэр не столкнулись с сильным сопротивлением, что растягивало ей вход до неприличных размеров, самец чувствуя невероятное напряжение вокруг своего вала начал сам осуществлять короткие поступательные толчки, подталкивая узел в горячее нутро, пока наконец вход Ады не поддался и не распахнулся впуская узел лиса в нежные и тёплые объятья внутренностей самки более не давая ему покинуть их. В этот момент когда вход лисицы сомкнулся за узлом Раора, последний стал совершать короткие, но быстрые толчки стимулируя внутренности любимой сильнее обернуться вокруг его стержня и стараясь протолкнуть его как можно глубже в неё, пока, наконец, от сочетания тепла и давления, он не стал изливаться в неё своим семенем, побуждая свою половинку тоже прийти к кульминации, ещё сильнее сжимая и доя его член. Они оба были в этот момент на гребне удовольствия и оба были без сил, отчего Адлэр просто рухнула на грудь Раора тяжело дыша, в то время как он продолжал накачивать её своим семенем, иногда подрагивая в ней, вызывая у неё новые волны удовольствия. Теперь они она были довольны, удовлетворены и полны. Они были связаны. Они были едины. Но это были лишь мимолётное единство, дальше им нужно прийти к чему-то большему. Чему-то одновременно печальному и радостному, но они не обязаны были делать это прямо сейчас, они могли ещё немного насладиться друг другом.
Прошло несколько десятков минут, Адлэр всё так же лежала на Раоре, который всё также был с ней связан, но осталось не так много времени, прежде чем их связь не будет достаточно прочной и они смогут рассоединится. Но пока этого не произошло, осталось последнее дело, которое наверно можно было отложить, но лис явно хотел это сделать сейчас, пока его тело было полно эйфории, а он сам был связан с любимой.
— Пора Адлэр, иначе всё будет напрасно. — нежно произнес он голосом полным грусти. Адлер подняла голову и посмотрела на него, у неё вновь наворачивались слёзы, ведь она, в каком-то уголке сердца, надеялась, что это было просто плохим сном, но увы реальность была жестока, и она была должна была сделать это чтобы её возлюбленный всегда был с ней рядом.
— Хорошо… Если ты этого желаешь я сделаю это, несмотря на боль в моём сердце. — произнесла лиса немного приподнявшись и получив нежную нотку удовольствия от её нутра, которое было проигнорировано, ведь несмотря на всё ещё испытываемое удовольствие от его тела, её разум раскалывался от боли. Услышав же такой ответ от своей любимой, Раор откинул голову назад, открывая ей свое нежное и уязвимое горло. Ада опустилась к нему и стала его вылизывать словно желая разгладить шёрстку на нем так, чтобы этим всё и закончилось, но она знала что сколько бы они её не приглаживала ей всё равно придётся это сделать. Не сколько ради себя самой, сколько ради того, кто искренне её любил и любит до сих пор и она не может отказать ему в его желании, как бы больно ей от этого не было. Потому она обнажила свои белые клыки и без предупреждения вонзила их в мягкое и нежное горло, что до этого так тщательно вылизывала, после она мгновенно сомкнула свои челюсти со всей имеющейся силой, даруя своему возлюбленному быструю смерть, которая как бы это ни было печально отдалась в его теле удовольствием на последний вздрог его осколка, что всё ещё был в ней. Когда дело было сделано, а тело Раора обмякло Ада ещё долго лакала и пила его кровь, не давая и капли пропасть зря. Ведь он был только её и больше ничьим больше. И теперь никто кроме неё не имел на него права, однако, несмотря на это, её слёзы не переставали идти…
За следующий день Адлэр поглотила каждый кусочек своего супруга, а оставшиеся кости отполировала до блеска и уложила на их подстилке так, словно он просто решил поспать. И он будет спать вечно. А она вечно будет с ним и более никогда не вернётся к этой норе, слишком много боли и счастья в ней сокрыто для этой одинокой лисицы…

Если меня не покарает праведная длань сей РИ я опубликую другие свои рассказы. хД

0


Вы здесь » Аркхейм » Блоги игроков » Омут теней и храм созидания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно