Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » А что если я скажу «Следуй за мной»?


А что если я скажу «Следуй за мной»?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Процион / 5027

https://i.imgur.com/zGdCewy.png

Эпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту без системы боя.

[nick]Мериаль Широ[/nick][status]внутри твоих глаз холодеют моря[/status][icon]https://imageup.ru/img81/4709869/zagruzhennoe-11.jpg[/icon][lzbb]Эон, руководитель отдела Магических разработок в Исследовательском Корпусе на Дискордии[/lzbb]

Отредактировано Юпитер Тома (2024-06-12 13:16:58)

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+1

2

Пожалуй, даже в самых роковых ситуациях женщина не испытывала напряжения, подобного нынешнему, когда прямо перед глазами рушился мост, что являлся единственной дорогой на пути, а по ту сторону — беловолосый мужчина с источающими тепло и нежность безупречными изумрудными глазами, и фигура его отдалялась с каждой секундой. Если бы Сусанна потянулась к нему — она бы провалилась в пропасть, в тёмную бездну, на дне которой находились разлагающиеся останки, плоды её несмываемых грехов, отголоски которых даже после смерти будут преследовать наёмницу. Но обо всём этом Серра пожалела только сейчас, когда так запросто лишилась билета в лучшую жизнь, возможности приобрести иной смысл, которому могла бы преданно следовать. Сана была уверена, что нашла душу, способную переиначить сущность Алой Лилии, исправить её, изменить в другую сторону, воссоздать наилучшую версию себя... Но всё стремительно рухнуло, разбилось на миллиарды осколков, не оставляя и шанса собрать, скрепить всё воедино. Всё так быстро и красиво начиналось, но в момент так же быстро закончилось. Было ли сожаление от этого? Горечь будто скапливалась на языке, боль возрастала в груди ежесекундно, стоило наблюдать метания Мериаля, наполнявшиеся разочарования. То, с каким отчаянием он смотрел на женщину, разрывало её изнутри, и лицо её изо всех сил сдерживало растерянность, девичью жалость от потери того, что было недавно обретено.

Он ушёл — с ним простыл и надежды след...

Тьма, пустота были теперь единственной компанией Серры. И бутылка вина, которую фиолетововолосая подхватила, медленно скатываясь с дивана на пол. Вопреки всему своему привычному спокойствию, на лице всё же возникла слабая обречённая улыбка, а в уголках глаз скопилась влага, обратившаяся в скупые капли слёз, почти незаметно скатившиеся по щекам. Пышногрудая чуть склонила голову, уставившись из-под ресниц на входную дверь, но видела явно не её. Сана видела глухой мрак, в который погрузилась без возможности вскарабкаться на поверхность.
Хах... Чего ты ожидала, Алая Лилия? — с нервной усмешкой обратилась к себе женщина, поднося к некогда занятым трепетным поцелуем губам сосуд с дурманящей жидкостью и нещадно опрокидывая ту в себя. На выдохе отставляя бутылку, Сюзанна опустила голову на прижатые к груди колени и замерла, томясь в веренице неразборчивых мыслей. В момент Серра зацепилась за факт, из-за которого господин Широ был пропитан бескрайней ненавистью на «‎Парфорссу», на что имел неоспоримое право, и сиренеглазая задумалась: поощрил бы мужчина месть? Изменилось бы всё в лучшую сторону, если бы Сусанна поквиталась с убийцами его брата? Она усмехнулась с произнесённой вслух мыслью:
Не думаю, что это хорошая идея... Он не такой.

Он подобен самому яркому лучу света, самой кристально чистой капле воды. Она же, Сюзанна, не была достойной...

***

Последующие дни, которые женщина не могла счесть, тянулись невообразимо долго. Хоть она вела себя как ни в чём не бывало, возвращаясь в прежнее жизненное русло, оставалось некоторое чувство неполноценности, иногда обращавшееся в неподдельную ненависть к себе. Тяжело было делать вид, будто ничего и не было: что не появлялось когда-то мужчины с притягательной улыбкой, с нелепым вкусом к кофе и замечательными предпочтениями в музыке; что тот никогда не касался её как-либо и никогда не давал надежды на светлую любовь. Она была недостойна этого, и тем более Его. Принятие проходило мучительно, заставляя женщину не единожды задуматься о ничтожности, бессмысленности своего бытия. Но даже с такими навязчивыми давящими мыслями Сусанна держалась и улыбалась всем, да так, чтобы и тень обречённости не смела вызывать вопросы у окружающих. Серра погружалась с головой в любимое дело, не навещая Дискордиум и не отзываясь на поручения. Сана отчаянно пыталась перешагнуть через себя и преодолеть сковывающий порог неуверенности, наполняя пустоту в сердце заботой о том, что у неё есть: кафе и магазин. Сиренеглазая всерьёз увлеклась решением важных вопросов для развития своей «‎обители», создавая больший комфорт для вновь приходящих постояльцев и новых гостей, которым бы хотелось возвращаться сюда из раза в раз. Особое внимание Серра уделяла «живому уголку», наполнившемуся новыми экземплярами. Также женщина желала вдохнуть в это местечко особую жизнь, и в стенах магазина завёлся четвероногий послушный друг. И это была уже вторая любовь «‎с первого взгляда»... Ну а как иначе, когда при одном только взоре на это нежнейшее создание с белоснежной шерстью и чистыми зелёными глазами в голове всплывал совершенный мужской образ? И имя нового друга ассоциативное — Широ.

Котька

Вот очередной день близился к своему завершению. Последняя гостья допивала свой холодный кофе, сидя за крайним столиком у входной двери и играя с белым котёнком, что разлёгся на столе и теребил лапой фиолетового паучка на резинке.
Это прекрасная идея, Сана! Широ во много раз приукрашает твоё замечательное кафе. Может, поднимешь цену за такую роскошь, чтобы без проблем содержать котёнка? — похвалила идею хозяйки постоялица, пестрящая розовыми волосами, глазами, одеждой... Она словно сахарная вата — приторно сладкая...
Я оставлю это на усмотрение гостей. Мне хватает на то, чтобы ухаживать за котом и баловать его, — устало ответила Серра, протирая стойку у кофемашины и поглядывая в окно. Действительно, всё возвращается на круги своя, и всё же Сусанна ещё не та, что была прежде.
Ты словно витаешь не то в облаках, не то где-то в яме ползаешь... Что-то произошло? — спросила последняя посетительница, вставая со своего места и собираясь покинуть заведение. В то время котёнок с любопытством вытаращил глаза на ту, кто озвучил вопрос.
А? Нет, тебе точно показалось, Мари. Всё в порядке, всё как обычно, — мастерски лгала пышногрудая, закрепляя фальшь лучезарной улыбкой, от которой Мари слегка дёрнулась.
Ага, исправно верю... Ладно, спасибо большое! Хорошего вечера! — девушка бодро выбежала из кофейни, чуть ли не хлопая дверью. Широ от такой резкости даже подскочил и свалился со стола, но успел ловко приземлиться на лапы.
Да уж... Какая любопытная и неугомонная. Да, Широ? — проглатывая очередной колючий ком в горле, женщина подошла к зверьку, который охотно забрался к ней на руки и всем своим крохотным тельцем разместился на её бюсте, словно на подушке. Глядя на него, Сусанна в порыве привычной печали не сдержала тяжёлого вздоха, но старательно отогнала накатывавшую грусть, что особенно любила навещать Серру по вечерам, и ласково обратилась к своему новому другу, которого одаряла всей своей накопившейся любовью, однажды предназначенной для другого:
Что ж, милый, проголодался небось?~
И женщина увлечённо покружилась с котёнком на руках, касаясь его пушистой макушки губами.

[nick]Сусанна Серра[/nick][status]А сердцу хочется кричать...[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/478/726764.jpg[/icon]

Отредактировано Сусанна (2024-06-15 23:40:21)

Подпись автора

Maybe this is my destiny?..
https://i.imgur.com/JGujMbl.jpg

Voice & Character Theme

+1

3

Он буквально вылетает из чужой — сейчас кажется что уже точно, абсолютно и бесповоротно чужой квартиры, обуваясь спешно и почти на ходу, сбегает по лестнице обратно в уже темноту закрытого кафе, и ему кажется, что если он обернется, то увидит как за его спиной рассыпается на стеклянные крошки весь сегодняшний день, начиная с того момента, как незнакомка с фиолетовыми волосами подошла к его стойке с выставочным образцом и не завела этот роковой диалог, приведший, в итоге, к событиям, вынудившим его оставить свое собственное сердце там — в квартире, отделенной от него самого уже какой-то невидимой, непреодолимой чертой, сквозь которую протянуть руку — мучительно больно, смертельно, и кажется что они вдвоем, и Мериаль и мисс Серра, словно обозначили расстояние это друг для друга как запретное, опасное и повесили друг между другом тяжелую металлическую цепь и большой навесной замок, раз и навсегда оставив эту сказочную историю как едва начавшуюся и сразу же завершившуюся.
Поэтому со ступенек он слетает, не оборачиваясь, и темное пустое кафе обрушивает на него свое негодование — как он вообще посмел оставить мисс Серру там одну, в пустой квартире, пред этим заманив ее столь сладкими и многообещающими речами о ее исключительности и важности появления в его скромной жизни ученого? Как он вообще посмел сейчас сбежать столь позорно, оставив даму в смешанных чувствах, наедине с самой собой и со своими демонами, которых она столь смело решила продемонстрировать в первый же вечер знакомства? Не должна ли была эта решимость и проявленное доверие наоборот сблизить их, побуждая раскрыться и потянуться навстречу друг к другу с удвоенной силой?

Мериаль не может сказать, да и не знает ответа. Внутри него догорает пожар, а на месте едва зародившихся надежд осталось лишь пепелище — собрать из этого мечты о светлом будущем уже вдвоем не представляется возможным, и зеленоглазый ученый, бросая последний взгляд на пробивающуюся в темноте барную стойку и высматривая понравившиеся ему до этого цветы, которыми было украшено помещение, вспоминает, что так и не выбрал себе на память то растение, что будет напоминать ему о его новой прекрасной знакомой.

Насколько больным было бы это напоминание, если б выбор цветка все же был сделан?

Отгоняя от себя мысли о том, что может отломить на память малюсенький росточек и поставить его в стакан с водой, чтоб он пустил корни, Мериаль качает головой отрицательно, и отворяя наружную дверь кафе с табличкой “Закрыто”, покидает место, полное чужого запаха, аметистового взгляда и столь томных прикосновений.


Всю следующую неделю из рук зеленоглазого ученого валится не только работа — кажется что вся жизнь мелькает и рассыпается перед ним каледоскопом, а он так и не может собрать из этих кусочков цельную картину, и просто продолжает крутить эти кусочки в разные стороны, от них рябит в глазах, мысли разбегаются в разные стороны вместе с этими кусочками, и он как будто бы полностью утрачивает способность мыслить ясно и логически, а его коллеги обеспокоенно косятся на него со стороны, робко отмечая факт того, что за все эти дни Мериаль не напел вслух вообще ни одной песни.

Потому-что в душе у Мериаля оглушающая тишина, и только как эхо иногда раздаются последние слова Сусанны о том, какая деятельность является у нее второй, и более тайной.

Но как бы он не стремился мысленно поставить точку и вычеркнуть из своей жизни тот день, в который он сумел почувствовать себя самым счастливым человеком на земле, и одновременно испытать невероятную боль, — этот день оказался для него слишком важен, а блеск аметистовых глаз и притягательный женский голос, подобный самой прекрасной мелодии забыть не представлялось возможным, и все эти дни в душе Широ велась самая настоящая битва между прошлым, в котором его брат был уже давно мертв, и будущим, которое Мериаль рисковал и правда похоронить по-настоящему, если не сумеет договориться сам с собой.

Это была не она. Это точно была не она.
Она бы запомнила его фамилию, если бы имела отношение к смерти его брата, ведь Рикард носил ту же самую фамилию, что и он.

Договариваться приходилось еще и со своей совестью, ведь тянувшись всей своей душой к мисс Серре, он чувствовал себя предателем своей семьи, которая пострадала от карающей длани “Парфорссы”, и это был явно не тот момент, чтобы разбираться, в чем именно провинился его брат, за что его захотели убрать с дороги. Чтобы тогда не случилось — речь шла о том, что пострадал кто-то из его семьи, и Мериаль был не в праве судить своего покойного брата.
Точно так же как он не был в праве судить Сусанну за выбранный ею вид деятельности. Наемничество само по себе не было чем-то из ряда вон выходящим в их Ордене, как и в других, и было, по большей части, точно такой же работой, хоть и ему — Мериалю, человеку не имеющему отношение к убийствам и смертям было сложно принять это вот так просто, поэтому вот уже неделю как он договаривался со своим разумом, искал информацию про своего убитого брата и искренне старался найти правду в этом суровом круговороте жизни, который затянул его столь безжалостно, а затем выбросил на обочину, чтобы уже самостоятельно обдумывать случившееся.

Но чем дольше он пытался с этим разобраться, тем больше все указывало на то, что Сусанна однозначно не может иметь отношения к его прошлому, иначе она бы однозначно повела разговор совсем иначе. И более того, Мериаль приходил к выводу, что если бы она что-то знала про убийство брата, то наверняка не повела бы разговор об этом сразу. В тот же раз она искренне доверилась Широ, обнажив столь неприглядную на первый взгляд истину, и сделала это с чистым сердцем и чистой совестью именно по отношению к нему, а значит — ей нечего было скрывать, и он даже помыслить не имел права о том, что она может быть причастна к его прошлому.

А значит — прошлое должно остаться в прошлом, иначе, если Мериаль будет столь упорно за него цепляться, то рискует остаться и без будущего.

Он не знает, есть ли у него шанс вернуть все обратно, ведь в ту ночь он и правда оставил Сусанну в одиночестве, даже не удосужившись что-то подробнее объяснить, и даже если ему самому и было понятно, что если он бы остался, то все сделалось еще хуже, то мисс Серра явно была в полнейшей растерянности и замешательстве, и вполне возможно, что в тот момент, когда он столь стремительно и постыдно скрылся от нее, она закономерно возненавидела его, или что было еще хуже — испытала к нему даже некоторое презрение, и была бы, как думал Мериаль, совершенно права.

Но оставить все так как есть он не мог, поэтому, придя к шаткому мирному соглашению со своими внутренними сомнениями, и убедившись, что эти сомнения и переживания никак не должны внешне отразиться на его лице и уж тем более помешать его грядущему объяснению с мисс Серрой, с которой он обязан был увидеться, Мериаль достал телефон и начал набирать на нем сообщение.
Конечно, перед этим он сумел найти номер Сусанны — благо, это было не сильно сложно, учитывая, что он знал где она работает, плюс сам факт того, что они были последователями одного Ордена только способствовал поискам, поэтому сделав несколько запросов и воспользовавшись своим пусть и не самым высоким, но приличным статусом руководителя, искомый номер он получил, и отправив сообщение, с замирающим сердцем стал надеяться на то, что получит от Сусанны ответ, каким бы он не был.

Дорогая мисс Серра!
К сожалению, я не могу предугадать, какие чувства Вы испытаете, получив мое сообщение, но могу, разве что, умолять Вас не удалять это сообщение сразу, а дочитать до конца.

Начну с того, что мне безумно стыдно и совестно от того, что в ту ночь я посмел оставить Вас одну и прервать наш разговор — этот мой поступок недостоин мужчины, и я прекрасно пойму, если Вы уже успели возненавидеть меня, а в Вашем прекрасном сердце взросла искренняя ко мне неприязнь. Это будет закономерно, ибо я и правда не должен был уходить вот так, но возможно меня оправдает факт того, что в тот момент я был слишком потерян, и если бы мы продолжили этот разговор, то я бы своими эмоциями запутал Вас еще больше, а Вы очевидно достойны только самого лучшего, и эмоций и чувств только самых ясных, безо всяких сомнений и раздумий, поэтому я просто не имел морального права оставаться в ту ночь с Вами, чтобы Вы наблюдали, как я борюсь со своими демонами из прошлого.
Мое прошлое, в котором мой брат был жестоко убит, преследует меня, и это не то, от чего я могу так легко отказаться и забыть, а в тот момент, когда Вы совершили признание, оно настигло меня и не дало даже малейшей возможности мыслить ясно.

Но мне хочется думать, что прошлому место в прошлом, и Вы не должны иметь к нему отношения, даже не смотря на специфику Вашей деятельности. За эти несколько дней, проведенных в одиночестве я понял, что одно Ваше существование перечеркивает все остальное, и жизнь моя, поделенная на до и после нашей с Вами встречи не будет иметь смысла без Вас.

В связи с этим я бы хотел попросить Вас о возможности еще раз увидеться с Вами и поговорить, даже если Вы примете отрицательное решение и больше не захотите видеть меня никогда.
Но если ответ Ваш будет положительным, то я готов по любому Вашему зову вновь оказаться на пороге Вашего изумительного кафе — если, конечно, после такого Вы пустите меня на порог.

Мериаль Широ.

[nick]Мериаль Широ[/nick][status]внутри твоих глаз холодеют моря[/status][icon]https://imageup.ru/img81/4709869/zagruzhennoe-11.jpg[/icon][lzbb]Эон, руководитель отдела Магических разработок в Исследовательском Корпусе на Дискордии[/lzbb]

Отредактировано Юпитер Тома (2024-06-17 13:07:56)

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+1

4

Оперативно реагировать на какие-либо уведомления сейчас доводилось крайне и крайне редко, даже когда самые срочные звонки или самые неотложные сообщения заставляли телефон чуть ли не разрываться... Точнее, могли бы, однако не в последние несколько дней, когда женщина временно отошла в подполье и изолировала себя от всякого взаимодействия с орденом на неопределённый срок. Или когда сердце полностью отпустит недавно обретённое и тут же утраченное, что могло отсрочиться на более и более далёкое время. Да и о чём можно было говорить, когда обладательница расколотой, глухо изнывающей от навязчивой боли души окружала себя всем тем, что напоминало об объекте неугасаемого воздыхания, и самым очевидным напоминанием выступал не отлипавший от своей новой «‎матери» котёнок месяцев пяти от роду с отчётливыми приметами и именем, явно отсылающими к конкретно существующему мужчине, мысли о котором преследовали наёмницу изо дня в день. Серра бы неудачно солгала, если бы сказала, что её утро начинается не с воспоминаний о том единственном и самом прекрасном дне в жизни, которые сопровождали женщину до самого вечера. Подсознание также играло с фиолетововолосой крайне жестокую шутку, рисуя во снах полюбившийся образ и сказочные обстоятельства, где есть только Он и Она, что исключало всякое желание пробуждаться. Только вот тут всегда подоспевал любвеобильный и достаточно энергичный Широ, своей безобидной игрой возвращавший хозяйку в поблекшую с того рокового разговора реальность.

Если бы она той ночью не призналась, то было бы сейчас всё хорошо? Могла бы в таком случае она уповать на то, что не останется одинока? Возможно, но истина всегда всплывает на поверхность. Сюзанна готова погрязнуть во лжи, способна обрести полчища врагов, но в глазах Мериаля желает всегда оставаться чистой, пусть и не сможет доказать свою непорочность. Слишком много крови запеклось на её хладнокровном лице, на её утончённых пальцах, что привыкли сжимать рукоять оружия.

Новому другу было далеко всё равно: ему была дорога лишь та любовь, которую теперь в полной мере и бескорыстно получал от Серры, черпая весь её ресурс. И пока сиренеглазая забавлялась со своим «малышом», за процессом не сразу заметила пришедшее на телефон сообщение от неизвестного номера. Только когда женщина подошла к стойке, на которой находился смартфон, чтобы проверить текущее время, как заметила уведомление, по начальному тексту которого невзначай стала догадываться, кто был автором. В груди возникло неприятное давление, будто внутренности расширялись, чтобы вот-вот разорвать бренное женское тело, а взгляд несколько растерянно забегал по экрану, словно Алая Лилия не решалась поверить в истинность произошедшего. И тогда толика надежды засияла крохотными искрами в тусклых аметистах, которые были прикованы к сообщению, что Сана решилась развернуть и прочесть. Сместившийся на плечо эона белошерстный кот прочувствовал взволнованность хозяйки и в сопровождении звонкого мяуканья тёрся головой об её ухо, зарываясь мордочкой в тёмные волнистые волосы, чем явно пытался оказать успокаивающий эффект на обеспокоенную особу. А она потряхивающейся ладонью придерживала мобильное устройство, с замиранием дыхания наполняясь уже забытыми чувствами, которые тяжело было разобрать: не то от осознания преобладала досаждающая обида, не то нарастала сдержанная радость, отражавшаяся на возникшей искривлённой улыбке, будто наполненной горечью от подступавших на глазах слёз.

В этот раз Сусанне удалось взять слабость под холодный контроль и нивелировать эмоции, чтобы подготовить ответ на полученное электронное письмо. А стоило ли ворошить всё это? Есть ли необходимость в том, чтобы пытаться дать себе ещё одну попытку и доказать Мериалю, что она не та, как он мог подумать? Сделанный им шаг заслуживал внимания, тем более если одно сердце тянулось к другому, как полюса магнитов, но как стоило преподнести своё согласие? Серра не на шутку призадумалась, потеряв счёт времени и ориентирование в пространстве, не замечая никого и ничего вокруг себя: только телефон с пустым полем и мелькающим курсором для набора сообщения.

Господин Широ.
Пожалуйста, не стоит занимать свои мысли предположениями о том, что мне предстояло испытать после всего произошедшего. Вас прекрасно можно понять, я бы в таком случае и сама растерялась и не смогла бы определиться в том, как правильно реагировать. Однако то, о чём Вы поведали мне в ту ночь, также заботило меня на протяжении всего времени, не на шутку вынуждая меня задуматься о совершении определённого поступка, который Вы вряд ли смогли бы одобрить. Всё же мне подобные готовы на многое, и отчаянные меры для таких не в новинку... Но не стоит об этом.

Ваши чувства нельзя обесценивать, но и я не могла скрывать важные откровенные факты своей жизни от того, кто мне успел за столь ничтожно короткое время породниться. Благодаря Вам в тот день я почувствовала себя особенной женщиной, словно я способна выделиться чем-то. Вы открыли для меня что-то новое, необычное: я не могу точно обозвать это чувство, но прежде такого чувства, словно меня возносит над землёй и всё выше, выше, не испытывала...

Пожалуй, мы можем договориться. Если необходимость в разговоре наблюдаю не только я, то мы обязаны встретиться, насколько бы радостен или печален исход ни был. Я буду Вас ждать, когда только Вам это удобно. Как Вы будете готовы.

И да. Вы нещадно и глубоко раните меня, раз считаете, что смогли пробудить во мне чувство ненависти или близкое к ней. Я могу показать только обратное, если Вы побалуете меня своим присутствием.

Сусанна Серра.

...И всё описанное было разгорячённо стёрто с поля сообщения, вновь делая страницу полностью пустой. Женщине показалось, что она могла предстать слишком жалкой, но она не нуждалась в этой самой жалости. Она привыкла быть непоколебимой, безмятежной, не дававшей спуску лишним эмоциям, но после того, как Мериаль запустил стрелу любви в её некогда каменное сердце, она испытывала немалую уязвимость перед незнакомыми, но немыслимо приятными чувствами. Вместо прежней версии сообщения Сусанна предпочла твёрдую краткость в надежде, что адресата это не смутит и не заставит отказаться от своего предложения об организации встречи в пределах этого места. Без приветствия, без подписи.

Мои двери для Вас всегда будут открыты. Преступить тот или иной порог — Ваш выбор. Оставлю для Вас ключ под фальшивым камнем у входа.

Как только пышногрудая подняла усталый взгляд от экрана, та обнаружила, что находилась в кромешной тьме. Широ поблизости не было, однако Сусанна была уверена, что малыш уже ускользнул на второй этаж и ждёт хозяйку, укутавшись в пушистый плед. Собственно, всяких сил у Серры не оставалось, а потому было уместно последовать примеру нового верного друга. И каким бы сильным ни было любопытство насчёт возможного ответа от дорогого мужчины, моральное истощение доминировало и упокоило женщину вплоть до следующего утра.

Пробуждение наёмницы пришлось на солнечный полдень, когда лицо естественно хмурилось не то от слепящего через просторные окна небесного светила, не то от шершавого языка, щекочущего женскую щеку. Сусанна неохотно приоткрыла глаза и лениво улыбнулась при виде котёнка, но тут же зажмурилась от слабого укуса, пришедшегося на аккуратный заострённый подбородок. Сана неохотно приподнялась и сонливо уставилась на бодрого Широ, что ещё какое-то время «коцал» мелкими когтистыми лапками тонкую руку, а затем вскочил и, навострив уши, через щель в неприкрытой входной двери бросился на первый этаж. В непонимании, что любознательный питомец мог услышать, полусонная дева без особого рвения поднялась, накинула на голые плечи шёлковый зелёный пеньюар, закрывая чёрную полупрозрачную сорочку, и, обув тапочки, поплелась вниз. Женщина прекрасно осознавала, что за зверьком, особенно в таком возрасте, нужен глаз да глаз: выставленные как для украшения, так и для продажи горшки с растениями были постоянно под прицелом Широ, который то и подбирал время, чтобы незаметно провернуть очередную шалость. Быть может, он успел сделать это и посреди ночи, что также следовало проверить.
Широ, только не говори, что ты сходил в туалет под свою любимую пальму? — с тихим смешком проговорила Серра, спускаясь по лестнице и настигая раскрытой двери в кафе. Зелёные глаза вылупились на вход с улицы. Туда же посмотрела и женщина.

[nick]Сусанна Серра[/nick][status]А сердцу хочется кричать...[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/478/726764.jpg[/icon]

Подпись автора

Maybe this is my destiny?..
https://i.imgur.com/JGujMbl.jpg

Voice & Character Theme

+1

5

Когда Мериаль набирал сообщение а затем отправлял его, ему казалось, что это заняло у него целую вечность — и более того, вечность эта скользила сквозь каждый набранный им символ, и буквы не хотели подчиняться, сообщение исправлялось несколько раз, потому-что ошибки слетали с пальцев, предательски замедляя процесс отправки, и Мериаль проклинал свою медлительность и нервозность, и когда электронное письмо таки улетело — словно на казнь, в ожидании своей участи, ученый еще какое-то время не находил себе места, став еще более взвинченным и обеспокоенным, и в какой-то момент поняв, что не может не то что сосредоточиться на работе, гораздо больше — он вглядывается в монитор с отчетами о исследованиях, и не может разобрать вообще ни строчки.
Со вздохом он откладывает очки, потирает переносицу, и постукивает по столу пальцами, принимая стратегическое решение выпить — нет, не кофе, потому-что кофе у него ассоциируется исключительно теперь с далеким сиянием чужих аметистовых глаз, и тот кофе, что он покупает в автомате на работе и даже тот, что разливают в столовой, — очень хорошей столовой, между прочим, — и даже там кофе не может сравниться с тем, что готовила ему мисс Серра.

Ему кажется, что вся его предыдущая жизнь до встречи с ней теперь не может сравниться с одним единственным днем, который они провели вместе, и он больше не чувствует в себе тех порывов, которые обычно сопровождали его в творчестве. Как будто бы с того момента он окончательно растерял всю способность чувствовать и творить, даже мысленно, но и уйти с головой в работу теперь тоже не получается — с такими, постоянно крутящимися в голове мыслями Мериаль захватывает с собой телефон, все еще неприкрыто ожидая ответного сообщения, каким бы оно ни было, и идет наливать себе чай. И когда кипяток заполняет прозрачную емкость почти до краев, Мериаль едва успевает поставить обжигающий напиток на стол в кабинете, как телефон, лежащий на этом же столе рядом вибрирует и сопровождает входящее сообщение коротким звонком, вызывая у мужчины секундное замешательство, в связи с чем он проливает часть кипятка на штанину, громко ругается и досадливо шипит, безуспешно отряхиваясь.
Самый счастливый и несчастливый одновременно день в его жизни сделал его не только неспособным на творчество, но и каким-то словно неряшливым и не собранным.

Сердце замирает в как будто бы раздробленной грудной клетке, и жестом напряженным но решительным он проводит по экрану телефона, чтобы открыть письмо от мисс Серры и замереть не только внешне, но и внутренне, ощущая как с каждым словом от нее, в этом пусть и коротком, но столь эмоциональном сообщении внутри его остекленевшего сердца распускаются цветы.

О, сколько он видел в этих ее словах! Или может, это ему хотелось видеть, и на самом деле в сообщении не было ничего, кроме равнодушия к вероятному дальнейшему исходу?
А может, это равнодушие является ничем иным, как маской, призванной уберечь ее обладательницу от новых потрясений и разочарований?
Казалось бы, всего две строчки, а вызвали столько предположений и чувств, в которых Мериаль готов был запутаться, словно в паутине, но ясно было одно — она готова его встретить.
Или не готова, но хочет показать, что это не тот случай, который сможет пошатнуть ее самообладание? Как много он на самом деле успел понять про Сусанну за тот день, и как бы тщательно он не фиксировал в памяти каждый ее жест и каждое новое откровение в его адрес, призванное еще какую-то крупицу приоткрыть завесу тайны о том, какой же на самом деле является его загадочная спутница, —вероятность того, что даже всего увиденного и познанного за тот день было крайне мало, чтобы узнать эту восхитительную даму по-настоящему.

И он не сомневался, что мог узнавать и открывать ее бесконечно долго, потому-что такие как она — уникальны, и каждый раз распускаются новым цветком, и содержат в себе невероятное количество оттенков.
Готова ли она будет ему открываться и дальше, и как много ему нужно будет сделать для того, чтоб хотя бы на какую-то мизерную часть вернуть то доверие, завоеванное за срок недолгий, но завоеванное с помыслами исключительно чистыми и искренними?

Отправляясь на следующий день в заветное кафе, ставшее местом роковым, Мериаль предварительно накануне все же нашел в себе силы разобраться с делами рабочего характера, оставив все на своих заместителей, и дав указание беспокоить его только в случае крайней необходимости. Он не знал, как долго он пробудет на Проционе, и каким будет их разговор с Сусанной, но даже не смотря на то. что он не мог предугадать, по какому сценарию он пойдет, ему хотелось хотя бы одного — чтобы этот разговор не был коротким.

На часах был уже полдень, и такой выбор времени был не случайным — с одной стороны, ему хотелось воспользоваться предложением мисс Серры и открыть дверь ключом, при этом точно зная, что их разговору никто не помешает, а с другой — он даже представить не мог, что заявится к ней рано утром, возможно не дав времени собраться и привести себя в порядок, а мысль о том, насколько это может быть бестактно перевешивала его желание переговорить с мисс Серрой сглазу на глаз.
Поэтому обеденное время показалось ему самым оптимальным — главное, что не позже, что могло быть воспринято Сусанной как отсутствие стремления поговорить, и оттягивание момента встречи намеренно.

И тем не менее, когда он равняется с дверьми кафе, то отмечает факт того, что в это время они закрыты, и на лице его появляется легкое беспокойство — вдруг что-то случилось? Выискивая под одним из упомянутых камней заветный ключ, он все еще немного сомневается, но затем качает головой, опровергая свои же опасения — раз мисс Серра дозволила воспользоваться ключом, значит он может это сделать, и открывая дверь, осматривает помещение.
Дверь тихонько скрипит, и как будто бы своим скрипом вызывает новый, непривычный для этого кафе звук — Мериаль заходит на порог, и едва успевая переступить его, устремляет свой взгляд на источник этого звука, маленький, белый и...зеленоглазый?

Котенок издает тихий писк, подбегая ближе, и Широ, недолго думая, подхватывает его на руки и улыбается:
— А кто это тут такой пушистый? На выход тебе нельзя, а то потеряешься! — и только успевает потрогать котика за маленькие белые ушки, вызвав короткое урчание в ответ, как на созданный им — и, наверное, котенком тоже, шум спускается она — он замечает ее издалека, и думает о том, что надо выйти поближе, чтобы она сразу его заметила.

Мериаль глубоко выдыхает от накатившего оцепенения вперемешку с восхищением — взгляд его скользит по фигуре, прикрытой шелковым пеньюаром, и в области груди все схватывает, не давая вымолвить и слова — как же он хотел увидеть эту женщину все эти дни!

А затем женщина его мечты, пока что не замечая его, произносит презабавнейшую фразу про пальму, и Мериаль, делая таки шаг вперед с котенком на руках, теряет всю свою уверенность и решимость, с коими зашел в помещение, и застывает сначала с открытым ртом, переводя взгляд с Сусанны в поисках той самой пальмы, про которую она говорила.
А затем до него доходит смысл сказанного, — обращаются то вовсе не к нему!

И он внезапно позволяет себе на короткий момент забыть о том, как они расстались с мисс Серрой, и сколько чувств и переживаний это за собой повлекло, и по какой причине он явился сюда сейчас, — и он треплет котенка за ушки со смехом, улыбается и приговаривает:
— Так ты оказывается, тоже Широ, красавчик? — поднимает взгляд на хозяйку Широ-младшего, и ему кажется что сейчас самое время снизить градус напряжения, которое не покидало его самого все эти дни, и как он смел предположить, не покидало и Сусанну, и напряжение это он сейчас высматривал в ее взгляде, жестах и позе, но при этом озвучивал что-то, что возможно бы помогло расслабиться им обоим, хотя бы ненадолго, — Ох, мисс Серра, у Вас появился маленький пушистый помощник в кафе? Он невероятно мил, хотя как я понимаю, еще не до конца усвоил некоторые правила этикета. У меня никогда не было на попечении котенка, но я догадываюсь, что воспитание хорошего кота требует определенных усилий.

И оканчивая фразу, выжидательно смотрит на Сусанну, и добавляет, стараясь не прятать улыбку с лица окончательно, но при этом давая понять, что даже при всем своем настроении он готов к разговору серьезному и возможно даже тяжелому:
— Благодарю, что согласились встретиться со мной. Возможно, этот разговор для Вас так же важен, как и для меня, — он оглядывается по сторонам, и прикрывает за собой дверь, — Мне бы не хотелось Вас излишне смущать или напрягать, но полагаю, мне не стоит стоять на пороге, и мы можем присесть для разговора…или как бы Вам было удобнее?

Перебирает при этом мягкую белую шерстку мурлыкающего у него в руках котика, а сам старается унять внезапно застучавшее в бешеном ритме сердце.

[nick]Мериаль Широ[/nick][status]внутри твоих глаз холодеют моря[/status][icon]https://imageup.ru/img81/4709869/zagruzhennoe-11.jpg[/icon][lzbb]Эон, руководитель отдела Магических разработок в Исследовательском Корпусе на Дискордии[/lzbb]

Отредактировано Юпитер Тома (2024-06-24 02:50:57)

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+1

6

У каждого вполне любопытно было бы спросить, что бы он или она сделали, представься возможность отмотать время назад: на день, на неделю, на год? Отчего обычно появляется неумолимое стремление вернуться в прошлое, чтобы изменить его, а с тем уповать на перемены настоящего, а за ним и будущего? И что бы сделали Мериаль и Сюзанна, если бы представился такой шанс? Женщина попускала себе некоторое «самобичевание» насчёт того, что мужчина успел уже конкретно пожалеть о том, что тогда, у экспозиции Дискордиума, уделил внимание той, в ком успел взаимно потонуть, но с тем безвозвратно погрузиться на самую глубину сожаления, разочарования. Широ можно было понять: он был одурманен эонкой, которая подпустила избранника как можно ближе и готова была принять его за особой чертой, которая одним только признанием отдалилась невообразимо, создавая мучительную дистанцию между двумя сердцами, которым не было покоя. Однако, как обычно бывает, всякая боль утихает, становится частью бытия, а затем и вовсе оказывается незаметной, совсем не беспокоящей владельца, на что и уповала Серра, предполагая, сколько недель, а может и месяцев должно пройти: слишком крепко вцепились воспоминания и чувства, расцветавшие в те мгновения.

Она была нелепо и несчастно влюблена.

Новый друг, пусть он и отсылал на господина Широ и являлся острым напоминанием о нём, очень способствовал отвлечению Алой Лилии от удручающей тоски, и только уединение в ночи вгоняли женщину в полное уныние. И кто бы знал, что таковому в один день придёт конец, да и так скоро? И придёт ли? Зависело от исхода случившейся встречи. Услышав ещё не успевший позабыться мужской голос, Сусанна оцепенела и, не сдержав порыва удивления, чуть расширила глаза и тихо охнула. Быть может, стоило ожидать визита Мериаля, выступившего инициатором беседы с глазу на глаз, но фиолетововолосая весьма неудачно позабыла о своём ответе и совсем не знала, получила ли новое сообщение с указанием предполагаемого дня и времени, когда учёный навестит кафе, если всё же решится дать шанс... А ведь она даже не была подготовлена к новому и очень серьёзному свиданию, представ перед гостем не в самом надлежащем виде: растрёпанные вьющиеся локоны с редкими выбивающимися прядями были распущены и прикрывали часть лица, лишённого всякого намёка на макияж, а ночная одежда явно была слишком откровенной для того, чтобы встречать мужчину, которого видела, к большому сожалению, всего лишь второй раз в жизни. Отойдя от изумления и осознав некоторую непристойность своего внешнего образа плотно обернулась тканью пеньюара и встала боком, склонив голову и устремив взгляд сиреневых глаз на своего избранного сквозь упавшую на лицо чёлку. В груди, внизу живота, образовалась неугомонная дрожь, когда хотелось схватиться за грудь и сдавить в попытке утихомирить этот порыв.

Он пришёл!.. Значит, тогда для него тоже всё было не мимолётностью. Или она заблуждалась?..

Вспоминая плачевную историю Мериаля, которая повествовала об его брате, преследуемом и в дальнейшем убитом коллегами Саны из «Парфорссы», она предположила, что гостя могли волновать лишь только детали того дела и не более, если бы Алая Лилия была в курсе. Однако она не являлась действующим лицом операции и не была причастна к убийству кровного родственника того, кому никогда бы не смогла солгать. Она бы и сама желала заполучить ответы: она неоднократно думала о мести, чтобы вернуть расположение и доверие исследователя... Только вот если вспоминать сообщение гостя, которое тот послал днём ранее, можно было предположить, что Серра заблуждалась и не знала наверняка о конечных намерениях господина Широ, и к счастью, наверное. Приобняв себя за плечи и скромнее укутавшись, желая сокрыть от гостя нелепый и смущающий вид, в сдержанном порыве счастья пышногрудая едва улыбнулась.
Это я должна благодарить Вас за то, что решились прибыть сюда для разговора и разрешить все недосказанности да непонимания... Прошу прощения, что встретила Вас столь неподобающим образом, — хозяйка кафе подошла к ближайшему круглому столику и отодвинула стул одной рукой, второй придерживая края пеньюара у воротника. — Пожалуйста, присядьте и засеките десять минут. По истечении этого времени поднимитесь на второй этаж.

Сусанне было крайне неловко смотреть прямо на прекрасного мужчину в очках, некогда вскружившего голову ароматом парфюма, который приятно покалывал ноздри вновь, и мягкими прикосновениями, а потому первая поспешила вернуться наверх, не глядя на обоих Широ, теперь предоставленных исключительно друг другу на время ожидания, и оставляя часть вопросов эона с очевидными ответами без внимания. Всё же лучше им было бы побеседовать в куда менее официальной и более уютной обстановке, и для этого следовало быстро подготовить квартиру к приёму. Для этого женщине было достаточно собрать постель после сна, чтобы освободить диван, проветрить помещение, а также умыться и приодеться, на что ушло от силы минут пять или шесть. Теперь Серра, принявшая более «свежий» вид, была почти готова встретить Мериаля: волосы были собраны в аккуратный низкий хвост, свисавший с плеча, а на макушке красовалась повязанная кремовая лента с миниатюрным чёрным бантиком; все прелести женской фигуры были подчёркнуты пурпурной водолазкой с вырезом квадратной формы и чёрные брюки. В оставшееся время Сусанна намеревалась успеть приготовить «домашний» напиток, подготовив кофе мелкого помола, воду, турку... Оставались считанные минуты, а сиренеглазая испытывала небывалую неуверенность, словно не рассчитывала на то, что что-то изменится между ними в лучшую сторону. Но женщина не хотела конца истории, у которой было слишком сказочное, но мимолётное начало...

Освещённую ярким полуднем квартиру заполонил бодрящий кофейный аромат, который можно было бы услышать уже около ступеней на первом этаже, откуда подниматься уже должны были Широ-большой и Широ-маленький. Сконцентрировав всю свою решительность и спрятав ненужные эмоции, способные помешать в процессе диалога, Сюзанна сделала глубокий вдох и с привычной уверенностью выпрямилась, репетируя непреклонный вид, в каком обычно пребывает при присутствующих, разлила кофе по белым чашкам, разбавила горячей водой для большей мягкости вкуса и понесла к журнальному столику у дивана. На пороге встретив гостя, Серра ненадолго притормозила и, сглотнув моментально подступивший в горле ком, приветливо улыбнулась, как привыкла это делать при приёме посетителей. Таким образом женщина старалась продемонстрировать свою непоколебимость, а также то, что случившееся неделю тому не оказало значительного влияния на наёмницу, что та не терзала себя сожалениями и разочарованиями. Она и сейчас не хотела лгать, однако приходилось маскироваться. И всё же она даже не могла предсказать, сможет ли оставаться такой безмятежной долго...
Господин Широ, Вас устроит домашний американо с корицей? Пройдёмте, пожалуйста... — женщина проследовала к столику и поставила на него блюдца с чашками, после чего, слегка встряхнув руками от редкого пота, присела на то же место, где когда-то уединялась с мужчиной и в тёплых объятиях робко ласкала его губы. — Прошу прощения, что пришлось ожидать. Как видите, я совсем потерялась во времени и в делах, что упустила подготовку к Вашему визиту. И всё же безмерно рада, что решили меня навестить.

На фоне ненавязчивого, но неприятного переживания улыбка незаметно скрылась с лица, и Сана непрерывно смотрела на Мериаля с искрой надежды, находясь в ожидании того, что ему хотелось бы сказать. И она бы поделилась наболевшим, если бы то было уместно. Но Серра не привыкла показывать свою слабость, пусть рядом с учёным эта особа ощущала себя всё более и более уязвимой. Ей хотелось оказаться слабой и хрупкой, но кого с уверенностью закинет на своё плечо стойкий мужчина, который станет надёжной опорой. Когда настал этот желанный момент, когда они вновь напротив друг друга, Алая Лилия ожидала, что господин Широ, возможно, сперва поделится тем, как обстоят его нынешние дела, и ей было безумно любопытно узнать о его моральном состоянии на протяжении последних дней. Не начинать ведь так сразу с главного и самого волнительного? Молчание, хранимое Сусанной, было сильной альтернативой тысячам слов. Она приготовилась выслушивать всё, что бы там ни было.

[nick]Сусанна Серра[/nick][status]А сердцу хочется кричать...[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/478/726764.jpg[/icon]

Отредактировано Сусанна (2024-07-03 05:26:35)

Подпись автора

Maybe this is my destiny?..
https://i.imgur.com/JGujMbl.jpg

Voice & Character Theme

+1

7

Как же хотелось ему в те дни, которые он провел после роковой встречи с Сусанной, не просто позволять себе думать о этой восхитительной женщине, что так стремительно околдовала его сердце, но и знать, что он все еще может думать о ней именно в таком ключе — что он все еще может дотянуться до нее, сократить, преодолеть то расстояние, которое столь внезапно между ними оказалось, что разделило их на две одинокие половины, оставив в гнетущем смятении и полной растерянности.
Мериалю хотелось бы знать, что он все еще может мечтать о мисс Серре. Не просто вспоминать о ней, как о чем-то, что осталось в прошлом, не как об одном из воспоминаний, а с полной уверенностью представлять ее в своих мыслях, и знать, что если она внезапно окажется в курсе его мечтаний, — хотя признаться, он не решался заходить в них дальше того поцелуя в ее квартире по причине того как раз таки, что им же все и оборвалось, и мужчина не смел даже в мыслях своих эту границу перешагнуть, потому-что подобное воспринималось им даже в мечтах своих как вторжение в личные границы столь прекрасной особы, которая явно не заслуживала подобной подлости в чужих мечтах, — то она не будет против абсолютно.

Но все эти дни он был и не в том настроении, чтобы мечтать о чем-то столь интимном и пикантном, потому-что мысли его были сосредоточены исключительно вокруг того, что ему сейчас нужно сделать, чтобы хотя бы просто еще раз взглянуть в глаза мисс Серре, какие слова подобрать, чтоб она пускай не простила его окончательно, но хотя бы отнеслась благосклонно, и они уладили возникшее между ними непонимание. Он был согласен даже на тот факт, что отношения их не получат развития, но он сможет исправиться в глазах Сусанны хоть немного, и она позволит ему извиниться перед ней, продемонстрировать искренность своих сожалений и хотя бы воспринимать его дальше как хорошего знакомого.

В такие моменты, когда два сердца разъединены столь удручающими обстоятельствами, крайне трудно уловить верное направление мысли и представить, а что же чувствует другой человек? Насколько ему тяжело и больно? Страдает ли он, или ему подобные переживания дались гораздо легче?

Отчего-то Мериалю думалось, что мисс Серра переживает это с таким же трудом как и он. И дело вовсе не в каком-то завышенном самолюбии ученого — совсем нет, а в том, что он внимал каждому слову своей новой знакомой в тот вечер, и старался сохранить в памяти каждое из них, и лишь по прошествии той ночи, думая о том, как доверительно мисс Серра поступила по отношению к нему, рассказав о своей наемнической деятельности, он с тоской вспомнил и предыдущие ее слова, и вся эта картина целиком таки могла выдать вердикт того, что на тот момент женщина искренне к нему тянулась и готова была ему довериться. Он верил и внимал каждому ее слову, но сам же это доверие и подорвал.

И сейчас, когда эта невероятная женщина снова предстала перед ним — растрепанная после сна, ненакрашенная, в одежде, при взгляде сквозь которую у Мериаля слегка онемели ноги и повело в сторону — и если бы не имеющееся у него самообладание, он бы явно не смог говорить с ней так просто, — при взгляде на ту, которую он так жаждал хотя бы просто увидеть, внутри у него все обдает жаром, и он вздыхает и сглатывает, одолеваемый внезапной жаждой.

Сейчас, когда он снова увидел мисс Серру — такую откровенно домашнюю, почти неприкрытую, мысль он испытал полностью полярную, но от того как будто бы еще более запретную.

Увидев такую Сусанну, ему до дрожи в руках захотелось обнять ее, прижать к себе, и больше никогда не отпускать — вот такую словно бы незащищенную, смущенную, и изумленную его появлением.

Мисс Серра, тем временем, успевает осознать всю степень неприличности своего вида, закутавшись в пеньюар и вставая так, чтоб сокрыть наиболее заметные откровенности, о чем Мериаль тактично умалчивает — а может ему и наоборот хочется подольше задержать свой взгляд на столь привлекательной фигуре, не смея отвести от нее взгляд, и чуть ли не приказывая себе это сделать — в конце концов, он хочет показаться приличным, ведь он пришел с разговором более чем тяжелым, но обстоятельства явно против него, норовя смутить и спутать сознание.

В глубине души Широ вовсе не против таких спутанностей — но он понимает, что все еще не имеет на них права, так как крайне провинился перед этой женщиной, и заслуживает ли он прощения вопрос до сих пор крайне сомнительный.

— Вам совершенно не за что извиняться, мисс Серра, — Мериаль все еще держит на руках маленького котика, который получает свою порцию ласки, совершенно того не стесняясь, и наверное только котик позволяет ему держать себя в руках и не нервничать так сильно, — Это я нагрянул без предупреждения и нарушил Ваш сон. Признаться, я совершенно не знаю Ваш график, поэтому выбрал такое неопределенное время, а прийти позже банально опасался, чтобы Вы не сочли, что я и вовсе не тороплюсь и разговор для меня не имеет никакого значения, — и он заглядывает в аметистовые глаза Сусанны, и с тяжелым вздохом произносит, выдавая первое свое признание, — А ведь он имеет для меня огромное значение. Но, пожалуй, простите что продолжаю Вас смущать, конечно, я засеку положенное время…

И он спешно отводит взгляд, и отчего-то не решаясь присесть, просто наворачивает круги по кафе, оглядывая обстановку, которая кажется одновременно родной и далекой — и сердце его замирает в тихой грусти от того, что возможно обстановка так и останется далекой, а он так и запечатлится в памяти самой прекрасной дамы, как мимолетное знакомство, не принесшее за собой ничего более разочарования и предательства.

Когда десять минут проходят, — тут Мериаль не устает постоянно смотреть на телефон, — он аккуратно опускает котенка на пол и поднимается наверх, и предварительно все же постучав, лишь затем решается войти, снова окунувшись в уют квартиры, в которую его в прошлый раз столь доверительно пустили.

Второй визит в квартиру встретил его бодрящим приятным ароматом кофе — и Широ не смог сдержать улыбки, помня как сейчас вкус приготовленного мисс Серрой кофе, — а сама хозяйка выглядела собранной и даже в некоторой степени деловой, что ощущалось благодаря собранным в хвост волосам и водолазке с брюками.

— Вы как всегда ослепительны, мисс Серра, — секунда раздумий, но Мериаль все же решается сделать комплимент, но только сейчас, ибо когда женщина была облачена в нечто более откровенное, подобные слова он произнести не решился, боясь излишне смутить, — Я готов попробовать любой кофе Вашего приготовления. Признаюсь, после того, как Вы меня угостили, более ни один напиток не приходится мне по душе.

Он старается поддерживать некоторую атмосферу непринужденности, отмечая спокойное поведение Сусанны, но при этом не переходит грань до напускной веселости, удерживая тот баланс, показывающий, что несмотря на все эти речи, он помнит, зачем пришел, и что предшествовало этому визиту.
Заливающий квартиру полуденный солнечный свет так живо контрастирует с приглушенным полумраком того вечера, плавно перетекшего в ночь, и Мериалю думается, что как будто бы вовсе не ночь является тем временем, когда вскрываются все карты и обнажаются чувства, а как раз таки вот такой самый обычный день.
День, когда женщина твоей мечты выходит к тебе без макияжа, когда вы оба трезвы, когда за окнами суета прохожих и гомон чужих голосов, вся магия ночи растворяется вместе с возможным похмельем, и ты больше напуган тем, что именно сейчас нужно расставить все точки над “i”.

Он снова садится на диван за тем журнальным столиком, и наблюдая, как мисс Серра ставит на столик кружки и усаживается рядом, на то самое место, чувствует как в груди что-то предательски сжимается.
— Вам определенно не за что извиняться! Я не устану это повторять, — в голове его звучит едва уловимая тоска, как будто он потерял что-то очень важное, и сейчас никак не может вернуть. И когда он снова решается поднять глаза в поисках ее взгляда, то не может не заметить, как сквозь словно бы надетое невесомой защитой спокойствие проступают совершенно другие эмоции, и он выдерживает паузу в ответ, желая потянуться к этим эмоциям ближе, чтобы удостовериться, что ему не показалось, — Извиняться нужно мне, дорогая Сусанна.

И когда он первый раз произносит ее имя вновь, то руки его слегка подрагивают, и он, подняв было чашку с кофе, аккуратно ставит ее назад, маскируя дрожь тем, что кофе еще горячий.
— Более всего я сейчас жалею о том, что посмел ранить Вас и оставить в одиночестве в ту ночь, — он начинает медленно, подбирая слова, — За всю жизнь у меня никогда не случалось знакомств столь значимых, как с Вами, и никогда я не чувствовал себя таким живым и счастливым, не побоюсь этих слов, как с Вами. Не думаю, что возможно простить меня, ведь я оставил Вас тогда наедине с Вашим признанием…хотя если на какую-то толику это может обелить меня, то скажу в оправдание, пусть и ничтожное, тот факт, что если бы я остался, то мои внутренние страхи и сомнения без сожалений сожрали бы нас обоих, и я определенно бы сделал только хуже! — он горько усмехается, — Хотя как будто бы хуже быть не может.

И затем он, переводя дыхание, делает пару глотков, наслаждаясь божественным напитком, приготовленным столь заботливыми руками, и продолжает:
— Признаюсь, я всегда боялся “Парфорссу” за то, какую травму она нанесла моей семье. И я был раздираем этим все дни без Вас, и сердце мое тянулось к Вам, одновременно напоминая о том, что я как будто бы должен быть верен семье. Но знаете…независимо от того, как Вы поступите с моим сердцем, которое я вверил Вам еще в ту ночь — и оно все еще у Вас, Вы вольны даже растоптать его! Независимо от этого, — от такого монолога его речь сбивается, и он делая пару вдохов, слегка расслабляет галстук, — Я понял, что с благодарностью принимаю в Вас эту часть Вашей жизни. Потому-что Вы мне ее доверили, и это безумно высокая степень доверия, которую многим нужно годами и десятилетиями заслуживать. Потому-что это тоже Ваша часть, и мне бы хотелось, чтобы Вы были в порядке, и чувствовали себя принятой и понятой мной. Мне бы не хотелось, чтобы Вы отказывались от чего-то ради меня, от какой-то правды. Вы заслуживаете только самого лучшего..

Ему хочется снова протянуть руку к мисс Серре, и он протягивает — и в этом жесте, как будто бы, еще больше интимности, чем в прошлые разы, потому-что сейчас от женщины перед ним зависит их будущее.

— Все, что я хочу, дорогая мисс Серра, это чтобы Вы были счастливы. И если я могу сделать Вас счастливой — я готов сделать это любым способом, даже если для вашего счастья мне нужно будет исчезнуть с Ваших глаз и больше никогда здесь не появляться. Но...

— ... дадите ли Вы мне еще один шанс? Сделать для Вас что-то больше, чем просто исчезнуть?

[nick]Мериаль Широ[/nick][status]внутри твоих глаз холодеют моря[/status][icon]https://imageup.ru/img81/4709869/zagruzhennoe-11.jpg[/icon][lzbb]Эон, руководитель отдела Магических разработок в Исследовательском Корпусе на Дискордии[/lzbb]

Отредактировано Юпитер Тома (2024-07-04 02:44:28)

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+2

8

Крайне затруднительно было собраться с мыслями и поддерживать состояние спокойствия, но то, видимо, было немалой проблемой и для самого гостя, и определиться в своих чувствах было невыносимо тяжело: неподдельное счастье переплеталось с мучительным ожиданием того, что придётся сейчас услышать, и непонятно, будет ли это звучать утешительно или нет. Всяко Сусанна была настроена на любой исход диалога, пусть даже если он будет самым неприятным: она уже была, что наконец увидела его вновь, и сердце согревалось от осознания того, что занимала его думы. Где-то в глубине души лелеяла надежду, чтобы их желания в отношении друг друга оказались идентичны. Если в этом не было никакой взаимности, то каков ещё смысл был приезжать сюда, верно ведь?..

Господин Широ поднялся в солнечную скромную квартиру без котёнка на руках, что могло означать только одно: скоро какое-то благоухающее растение будет щедро удобрено одним миловидным комком белоснежной шёрстки, которому ещё придётся и лапки отмывать. Но то была далеко не оплошность Мериаля, а упущение хозяйки, что ещё не успела внедрить правильные привычки своему новому другу, да и не об этом сейчас хотела думать женщина, даже не заметив отсутствия зверька. Полная сосредоточенность была на том, что начал говорить мужчина. Очевидно, он неприкрыто нервничал, что можно было наблюдать в его жестах, однако фиолетововолосая не решалась вмешиваться, перебивать чужую речь, поспособствовать обретению спокойствия, хоть очень хотела утихомирить и его, и свои нервы, которые препятствовали здравой обработке информации. В большинстве своём слова звучали оправдывающие, но то не нужно было Сане: она лишь желала удостовериться в том, что в ней действительно нуждаются так же, как и она хотела ужиться с необходимостью всегда быть рядом с этим учёным с Дискордиума...

Обстановка была куда более бодрящей, нежели в ту ночь, но сейчас, как показалось, откровений было не меньше, и трепет в груди и в животе беспощадно усиливался, заставляя Сусанну сдерживаться всё сильнее от нарастающего рвения всей своей душой, всем своим телом соединиться с Мериалем, избавить друг друга от тревожащего напряжения и оставить место для одного только счастья, которое они могли бы построить вдвоём, если оба того захотят. А они последнее время так и живут с этим желанием. Вот же взаправду поразителен тот факт, как моментально могут потянуться друг к другу два сердца, владельцы которых знают друг о друге совсем мало, и этот туман загадочности наёмница пыталась развеять в первую их встречу, когда оказалось, что обратного пути нет и что вот-вот пара совершила бы деяния, о которых позднее кто-то мог бы очень горько пожалеть, ведь дело касалось собственных моральных принципов, наперекор коим была готова пойти ради одного эона. Чтобы быть к нему ещё ближе, насколько это возможно... Ведь тот поцелуй и большее, что могло бы за ним последовать, Алая Лилия была готова позволить только ему и не один раз.

Пожалуй, единственным, чем пока пыталась облегчить переживания беловолосого Серра, так это доброй улыбкой, губы в которой едва подрагивали от трогательности выслушиваемых искренностей, ласкающих уши, отражающихся в лёгком проявляющемся багрянце и проникавших в самую душу, что словно расцветала наново и даже ещё стремительнее, чем в судьбоносный день, подаривший знакомство с замечательным мужчиной, отмеченным Сусанной как эталонный: внимательный, отзывчивый, тактичный, чуткий, честный... И то, как он смело взял на себя инициативу для того, чтобы расставить все точки по местам, а для продолжения опуститься на новый абзац, чтобы история не заканчивалась, набирала больший и куда более приятный оборот. Естественно, трудности случаются всегда и со всеми, и эта невзгода, кажется, как начальная глава их дальнейшего знакомства должна была возыметь хороший конец.

Не исключено, что почти любое женское сердце способно оттаять от столь запредельных чувственных слов, и даже Серра была уязвима перед ними, если срывались с манящих уст исследователя и только. Взгляд её не сходил с лица мужчины, всё время перебегал с глаз на губы и возвращался обратно, и вот тут опустился на галстук, мешавший владельцу, который и вовсе не помешало бы развязать, а следом расстегнуть рубашку и прижаться к обнажённому телу, чтобы своей грудной клеткой уловить сердцебиение эона-учёного. Но Сана была крайне сдержанна в действиях и выражениях, храня молчание до самого последнего вопроса, когда устоялась неловкая и непродолжительная тишина. Прежде чем что-либо сказать, пышногрудая встряхнула запотевшими руками и резко, но в то же время бережно, словно нечто хрупкое, подхватила мужскую ладонь, уложив на своих коленях и вернув подрагивающий взор на два обворожительных изумруда.

Каждый имеет право на тот или иной выбор, каждый имеет право на выражение своих эмоций так, как считает правильным, и Ваше решение, сделанное в тот момент, я могла прекрасно понять. Я представляю, что Вы испытывали в той ситуации, обстановке, которую я создала, и с тем меня тоже навещали неоднозначные мысли... Но ни в коем случае что-либо насчёт Вас, нет! Я ничуть не обижалась бы, если бы всё так закончилось, ведь впредь могу напоминать Вам о тех наёмниках, которые посягнули на жизнь Вашего брата. Затрудняюсь ответить, был ли это заказ или собственная инициатива, но я не имею к этому никакого отношения, если Вы подумали так в те мгновения моего признания. Мне бы и самой хотелось разузнать о деталях, да вот что-то я залегла на дно, коль можно так выразиться. И мне жаль, что всё оказалось куда плачевнее, чем я могла представить. Я отчасти была уверена, что не смогу быть принята после осознания того, что я... похитительница жизней.

Проявилась несколько болезненная улыбка, словно Сана была готова вот-вот пустить слёзы, но она была сильнее: то были лишь неприятные воспоминания тех последующих дней с момента их расставания, и Серра всё никак не могла излечиться от сердечно-душевной раны, что не спешила полностью затянуться. Не хотела женщина отпускать Его, как бы сильно ни внушала себе, что так будет лучше хотя бы для него... И слабое проявление тонкой стеклянной плёнки на глазах могло свидетельствовать о многом, ведь не зря глаза — зеркало души.

Сиренеглазая придвинулась чуть ближе к источнику своей влюблённости, не выпуская его руки из своих ладоней, и подняла на него взгляд с проснувшейся искрой надежды.
Сделать меня счастливой? Вы для этого можете сделать всё, что угодно, но только не исчезнуть... Или же Вы желаете однажды узнать, что это сердце навеки остановилось? — женщина приподняла руки и с лёгким багрянцем на щеках прижала ладонь Мериаля под мягкой грудью, чуть приподняв ту, слева, чтобы уловить импульсы стучащего в бешенном ритме сердца, после чего совсем немного приблизилась к лицу беловолосого и с волнительной дрожью прошептала: — Ваше возвращение, Ваши речи вызвали внутри меня такой трепет, что мне кажется, мои органы сейчас взорвутся... Извините, если прозвучало жутко. Но такова цена моего счастья...

Отпустив мужскую ладонь, и даже если она осталась лежать под женским бюстом, Сюзанна не придала тому сильного значения и прикрыла глаза, едва коснувшись кончиком своего носа чужого и приласкав на выдохе прожигающем до мурашек дыханием.
М-м-м... Шанс? — наёмница чуть хитро улыбнулась, стараясь наконец-таки развеять напряжение в текущей обстановке. — Если Вы пойдёте со мной на свидание, то я предоставлю его... Помните, мы однажды говорили про Тонт, Фолкор, Лердо? Меня до сих пор не покидают мечты посетить с Вами какое-нибудь их тех мест...
Знал бы только Мериаль, какие фантазии посещали женщину, когда она задумывалась о том, сколько мест и тем для свиданий можно было подобрать, и когда однажды зеленоглазый выступал с предложением отправиться на те или иные культурные мероприятия, как то, на котором и случилась их встреча, впредь в периоды безумной тоски предавалась грёзам, в которых они вместе прогуливались среди экспозиции и делились впечатлениями от увиденного, рассуждениями. Находилось место и для мечтаний достаточно банальных мероприятий, как посещение театра или ресторана, после чего вечер бы благополучно завершался у кого-то дома. Недавно Серре даже явился сон, в котором пара находилась на возвышенности лесистой местности и любовались ночным небом с россыпью из звёзд, вырисовывая в воздухе очертания знакомых созвездий и придумывая новые, а затем смеялись со своих открытий.

В разлуке с Мериалем Сусанне приходилось только ничтожно мечтать обо всём этом...

С Вами я, наверное, готова отправиться хоть на край самой дальней планеты. Ой, что-то я размечталась... От переживаний, думаю. Извините меня за возможные глупые слова, но моё сердце велело мне это сказать. И сказала я, возможно, в силу своей невозмутимости крайне мало, но я хочу, чтобы Вы хотя бы имели понимание того, что мне далеко не наплевать. Что я никогда бы не посмела возненавидеть такого, как Вы, мо... — женщина запнулась и едва замотала головой, исправляя чуть не проявившуюся фривольность, давно показавшуюся ещё в прикосновениях к гостю: — Дорогой Мериаль, нам ведь достаточно лет, чтобы уметь делать правильный для себя выбор, чтобы определять, кому следует доверять, а кого лучше держаться подальше и не подпускать. Не хочу, чтобы однажды Вы пожалели вновь, как тогда, возможно...

[nick]Сусанна Серра[/nick][status]А сердцу хочется кричать...[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/478/726764.jpg[/icon]

Отредактировано Сусанна (2024-07-05 20:18:59)

Подпись автора

Maybe this is my destiny?..
https://i.imgur.com/JGujMbl.jpg

Voice & Character Theme

+2

9

Наблюдая, как Сусанна присаживается рядом с ним на диван, не отталкивает его, не остается поодаль, картинно закрываясь и всем своим видом давая понять, что он совершил непростительную ошибку, — вовсе нет, наоборот, мисс Серра ведет себя так, что Мериаль даже осторожно позволяет себе дышать чуть глубже, не задерживая дыхание, но все еще безумно волнуясь от того, как пройдет разговор. Но самое главное — она его все таки не прогнала еще там, на пороге. Поблагодарила за то, что он явился для разговора, а значит в душе по прежнему теплеет надежда на то, что этот разговор значимый и особенный не только для него, но и для нее…
Как только он вспоминает момент их встречи сегодня, то ему внезапно хочется хлопнуть себя по лбу, отругав самого же себя за такую очевидную, но почему-то упущенную из виду деталь — того самого котенка, которого дама его сердца назвала Широ, и нужно быть совсем идиотом, чтобы не провести параллель и не уловить в этом особый смысл.

Хотя, судя по комментарию мисс Серры в адрес пушистого негодника, пакостить он умеет превосходно, и Мериаль скрывает про себя тихий смешок, полный какой-то грусти от этого факта — даже Широ младший, и тот доставляет проблем этой женщине, хотя наверное, задумывалось, что он станет ей отрадой и утешением. Но что там испорченные цветы по сравнению с разбитым сердцем и испорченным впечатлением о себе и полным крахом ожиданий?

Но ласковая улыбка Сусанны, которая спустя столько томительных и мрачных дней снова находится рядом с ним, даже нет, не так — позволяет ему находиться рядом с ней, видеть ее прекрасные глаза, осторожно улыбаться ей в ответ, чтобы не спугнуть ее настроение, не ранить снова такие хрупкие чувства, которые ему сейчас предстоит склеить воедино, постараться, чтобы все получилось, стало еще лучше, — ее ласковая улыбка дает ему надежду на то, что все это они смогут оставить в прошлом, и перешагнуть через свои сомнения, довериться друг другу. И Мериаль со своей стороны готов сделать все возможное, чтобы более никогда не разочаровать эту женщину, которая даже после такой его выходки впустила его в свой дом и сварила ему такой восхитительный кофе.

И Мериаль успевает сделать буквально пару глотков этого напитка, удостовериться, что кофе все так же бесподобен, как и в день их встречи, да отставить кружку обратно на стол, прежде чем обладательница аметистовых глаз начинает говорить, да еще и сопроводив это жестом столь интимным, что ученый с трудом сдерживает себя, чтобы протянуть Сусанне одну лишь свою руку, и не податься к ней полностью, не притянуть ее к себе, как в ту ночь, удерживая в своих объятиях, не прикоснуться…но фантазии свои резко обрубает, потому-что сейчас дама его сердца будет выносить вердикт на его оправдания, кажущиеся ему самому столь жалкими!

Его ладонь, слегка подрагивая, ложится на ее колени, и он стоически выдерживает эту пытку близостью, а мысленно сам, весь — полностью припадает к этим коленям, готовый целовать руки мисс Серры, ладонями своими скользить по ее ногам и подниматься выше, — но не смеет, и даже признаваться самому себе в своих желаниях опасается, потому-что кажется ему, что взгляд его выдает его с головой, и желания эти могут оттолкнуть мисс Серру, и она может подумать о нем, что он совсем лишился рассудка, ожидать подобное после того, как позорно сбежал.

Поэтому рука его чинно покоится на ее коленях, и он разве что слегка позволяет ее сжимать, чтобы хотя бы ощутить тепло женского тела, даже сквозь одежду, чтобы хотя бы так — просто быть ближе.

Слова Сусанны срываются с ее губ и проникают Мериалю в самое сердце, и он, жадно ловя каждую фразу, собирается с духом, чтоб ответить, скрывает волнение, и одновременно хочет показать, как сильно волнуется, показать, что для него все происходящее — важнее всего на свете:
— Признаюсь, что мне потребовалось время, чтобы Ваше откровение улеглось в моем сердце, хотя я понимал отчетливо почти сразу, что Вы очевидно не можете иметь отношения к тому, что случилось с моим братом, потому-что видится мне, что если бы Вы были в курсе, то вели себя бы точно по-другому. Я позволяю себе наглость думать, что успел узнать о Вас хоть что-то, чтобы понимать, что касательно такого Вы бы не стали меня обманывать, — сквозь его улыбку просачивается печаль, вызванная тем, как жестока порой бывает судьба, когда сталкивая два тянущихся навстречу друг другу сердца, их же и разъединяет, потому-что у каждого из этих сердец своя история, ранящая другого, — Поэтому я верю Вам беспрекословно, дорогая Сусанна. Я не отказываюсь от своего прошлого, но оно на то и прошлое, а с Вами…— голос его становится тише, и ладонь снова слегка сжимается, чтобы затем снова мягко расслабиться и отпустить ткань черных женских брюк, — С Вами мне видится будущее.

Заметив едва зарождающиеся слезы в глазах своей спутницы, Мериаль вздыхает, и осторожно, чтобы не задеть и не расстроить еще больше, добавляет, пододвигаясь к Сусанне чуть ближе и свою вторую руку протягивая к ее щеке, чтобы совсем воздушным прикосновением провести по коже:
— Жизнь чуточку сложнее, чем нам с Вами хотелось бы. Я сталкивался с людьми Вашей профессии совсем немного, и возможно, мне пока что сложно до конца принять эту часть Вашей биографии. Сложно представить…Вас в действии. Но знаете, — рука его соскальзывает, и он кладет ее поверх руки мисс Серры, и заглядывает в глаза женщины, проникновенно, желая показать, что он готов принять и это тоже, — Наш мир слишком суров, и вынуждает нас существовать в нем абсолютно не мягкими методами. Я постепенно, но приду к полному осознанию, мисс Серра, обещаю Вам. Мне просто нужно время…а что касается моей семьи, то я хотел бы просить Вас не переживать более об этом. Ваша деятельность опасная и сложная, и Вам наверняка приходится многое взваливать на себя, так что мне бы хотелось хотя бы здесь далее снять раз и навсегда с Вас груз этой ответственности и переживаний.

И когда уже сама мисс Серра придвигается ближе к нему, продолжая держать его руку в своих теплых мягких ладонях, которые целовать хочется еще сильнее, и произносит признания столь трепетные, и кладет его ладонь на свою грудь, ему кажется, что он не просто чувствует, как бьется ее сердце, — сердце, остановки которого он ни за что не допустит, — ему кажется, что он может дотронуться своей рукой до этого сердца, и определенно, это сердце будет сейчас столь же горячим и дрожащим, как и то, что в груди Мериаля:
— Я никогда не исчезну больше, дорогая Сусанна, — произносит он, и голос его, на удивление, звучит уверенно и твердо, но вместе с тем нежно, и объяснить это можно лишь тем, что с этого момента он наказал сам себе стать для мисс Серры тем мужчиной, на которого она может положиться. И когда женские руки перестают удерживать его, то рука его мягко скользит по ее бюсту, ненавязчивым движением проводя вниз, и в жесте этом одновременно все желание и все чувства Мериаля, но разговор еще не закончен, и он аккуратно убирает свою руку, перемещая ее обратно на чужое колено, чтобы сохранить важность прикосновений, но не заходить совсем уж далеко, — С Вами я точно так же готов отправиться куда угодно. И я правда помню, что мы собирались посетить несколько красивых мест…и Ваши слова нисколько не глупы, я ловлю каждое Ваше слово и бережно сохраняю в своей памяти. И знаете…пусть мы с Вами и достаточно взрослые, это вовсе не означает, что мы не имеем больше права на фантазии. В конце концов, в тот день я даже и мечтать не мог, что встречу Вас, потому-что это было и вовсе за гранью моих самых смелых желаний. Но вот сейчас я рядом с Вами, и это гораздо сильнее, чем все мои остальные желания вместе взятые.

Голос его становится приглушеннее, и он наклоняется к Сусанне, оказываясь к ней еще ближе, чем до этого, но на поцелуй не рассчитывает, и ограничивается тем, что берет одну ее руку в свою, и аккуратным, нежным жестом прикасается к тыльной стороне ладони губами.

— Я сделаю все возможное, чтобы Вы никогда не сомневались во мне и в том, что я сделал правильный выбор, а стремиться к Вам и желать быть с Вами — единственное верное, что я могу желать, дорогая Сусанна. Вы сказали мне более чем достаточно, чтобы я осознал, какая драгоценность досталась мне, и что сейчас я определенно не могу упустить шанс остаться с Вами. Я понимаю, что у Вас еще живы и остры воспоминания, и сейчас передо мной стоит задача наполнить Вашу жизнь новыми событиями, которые пусть и не вытеснят окончательно старые, но хотя бы станут более значимыми, станут теми, которые будут для Вас приоритетными.

Затем он отпускает ее руку, мягко кладет ее, и не удерживаясь, на мгновение возвращает свое внимание к уже остывшему кофе. Ему хочется чуть чуть разрядить обстановку, чтобы Сусанна не предавалась тяжелым мыслям, и в этот момент очень удачно в дверь входной двери кто-то скребется, и Мериаль подскакивает с места, чтобы мисс Серра не напрягалась походами к двери:
— Ох, я же оставил Широ-младшего внизу! Сейчас, я впущу его, извиняюсь, — и он скрывается у входной двери, чтобы спустя несколько секунд вернуться с довольным котенком на руках, — До чего же он милый, маленький пушистый конкурент.

Затем он садится обратно на диван и усаживает котенка между собой и Сусанной, проводит рукой по белоснежной шерстке, и обдумывая в голове план дальнейших действий, вспоминает одно неплохое место, куда они могли бы отправиться:
— Вы знаете, я вроде бы не упоминал об этом, но в Фолкоре есть очень живописный парк, с фонтанами и роскошными цветами. Погода сегодня более чем благоволит, и возможно, Вы были бы не против, если бы наше свидание началось оттуда? А далее мы уже сориентируемся, насколько я помню по рассказам коллег, центр Фолкора богат на выставочные комплексы и рестораны, так что мы определенно сможем найти себе развлечение.

[nick]Мериаль Широ[/nick][status]внутри твоих глаз холодеют моря[/status][icon]https://imageup.ru/img81/4709869/zagruzhennoe-11.jpg[/icon][lzbb]Эон, руководитель отдела Магических разработок в Исследовательском Корпусе на Дискордии[/lzbb]

Подпись автора

Для возникшего в результате взрыва профиля не существует «завтра»

+1

10

Разговор, которого так желала и одновременно боялась, оказался куда эмоциональнее, чем предполагало непоколебимое женское сердце, что от каждого искреннего слова, эхом раздававшегося в голове, и без того переполненной мыслями, пропускало импульс, способный вот-вот пробить грудную клетку и выскочить наружу, оказаться в надёжных ладонях Мериаля и прирасти к ним навечно. Она была тронута таким неожиданным признанием, которое заставило и Серру удостовериться в истинности чувств, что провоцировались мыслями об этом мужчине, его словами и поступками, которые в ином случае оставляли бы Сану безмятежной и полностью равнодушной. И вот в чём, собственно, магия такого необычайного, одновременно окрыляющего и приносящего немалую боль чувства, как любовь? Пара столкнулась с действительно уникальным случаем, когда две души привязываются друг к другу за ничтожно малое время, когда они толком не осознают, кто находится напротив, но так пленит собой, не оставляя шанса сослать эту встречу на чистую случайность. Но то была самая приятная случайность в жизни Сусанны, которая хоть и не делала столь смелое заключение касательно любви, но твёрдо понимала одно.

Он нужен Ей так же, как и всему сущему вода, еда и кислород. А исключая первое, со временем даже и последующее не сможет придать необходимых жизненных сил. Он мог бы стать для неё всем.

Сусанна безустанно улыбалась, только изредка губы едва заметно сминались и подрагивали от сдерживаемых эмоций, которые до последнего не хотелось проявлять даже в такой счастливый, казалось бы, момент. Женщина довольствовалась теплом чужих ладоней, что в один момент касались щеки, груди, колен, её же рук, из-за чего тело скрытно подрагивало в непередаваемых блаженных ощущениях, когда хотелось раствориться и забыться, и немало сил требовалось сиренеглазой, чтобы не сделать следующий откровенный шаг навстречу, дабы не испортить вдруг сей момент. Создавалось ощущение, что эта неугомонная боль, безграничная пустота заглушились целой солнечной лужайкой, усеянной множеством цветов, аромат которых разносился на лёгком ветру. И таков был аромат любви, который определила для себя Алая Лилия.

«‎Я никогда не исчезну больше, дорогая Сусанна», — слова, снявшие с души тяжкий груз, открывшие на сердце стальной замок. После этих слов женщина совершила вздох, полный облегчения.

Как же хотелось, чтобы он оказался ещё ближе, чтобы не ограничивал себя собственными установками, подкреплёнными несгибаемыми моральными принципами, что однажды оба уже намеревались переступить, чтобы между ними исключились всякие формальности в общении, ведь в нынешнем случае, как выяснилось на вторую встречу, они друг другу уже не чужие. И был шанс породниться ещё ближе... Размышляла фиолетововолосая не только над этим, но и над их грядущим свиданием, с инициативой проведения которого выступила.  Но ненадолго всякие эти мысли отмелись, стоило и господину Широ сократить расстояние, когда тут же мог бы совершиться их второй поцелуй, но тот пришёлся на женскую ладонь, и такого рода «облом» из-за некоторых личных ожиданий спровоцировал у Серры лёгкий, почти девичий смешок, и с улыбающимися глазами, мерцавшими на свету, она взирала на него, всё так же довольствуясь мгновениями радости, когда все недосказанности впредь исключены... Или почти все.

Покамест то было не столь важно, поскольку их посмели прервать, и Мериаль аж подорвался с места, чтобы позволить ненадолго позабытому комочку шерсти напомнить о себе и вернуться к хозяйке, доселе уединённой с гостем. Женщина слегка покачала головой, пытаясь донести, что ни в чём не было вины учёного, и с этим в смирении прикрыла глаза, ожидая в будущем обнаружить в одном из земляных горшков такой же подарок, какой оставляет праздничный дух под деревом-символом торжества, только презент может оказаться совсем иного толка... Либо расклад мог бы представиться более приятный, если Широ-младший просто поиграл с листьями или стволом пальмы, после чего утратил к ней всякий интерес и отправился наверх.
Конкурент? А Вы всё ещё недостаточно уверены в себе, я погляжу, — проведя взглядом парочку из Широ «номер один» и Широ «номер два» к дивану, женщина осмотрела своего малыша, аккуратно приподняв его аккуратный, но весьма пушистый хвостик, и чуть заглянула под него, что не очень понравилось котёнку, воспринявшему это не то как акт нападения, не то как призыв к игре, и набросился на руку своей «матери», вцепившись в кисть своими мелкими зубиками и когтями, а также принявшись тарабанить по ней задними лапами. Неприятных ощущений не возникало, однако всё же не следовало позволять зеленоглазику всякий беспредел, а потому эонка второй рукой пыталась мягко «оторвать» зверька.

Я никогда не ставила под сомнения Ваши отменные вкусы, Мериаль, и сейчас Ваше предложение звучит весьма заманчиво. Ведь вся романтика в простоте, но даже в чём-то простом, обыденном можно найти нечто особенное, а в располагающей атмосфере так и вовсе... За приятной беседой, уверена, мы сможем повидать многое, но боюсь, что время в то же время пролетит незаметно. Потому если мы отправимся почти сразу же, то его у нас окажется немного больше, — кажется, Серру мало-мальски отпустило, и та вспомнила, глядя на чашку гостя, а после и на свою, что оставила кофе нетронутым, но и до того вообще не было дела и минутой ранее, ибо если бы она пропустила через себя бодрящий напиток, то была бы готова вскипеть и взорваться, так как разговор неплохо взбудоражил и расшатал дух. И дальнейшие попытки добраться до своей чашки было наблюдать весьма забавно: в момент, когда удавалось отцепить раззадоренного котёнка и поставить на место, чтобы затем потянуться к чашке, Широ подрывался для того, чтобы вновь атаковать с приложением больших сил, вызывая у хозяйки слабые искажения в лице, отражающее весь дискомфорт, который старательно попыталась скрыть за нелепой улыбкой. Женщина не смела как-либо высказываться по поводу этого, пребывая в крайне приподнятом настроении, и всяко лучше так, нежели бы зверёк вредил Мериалю, оставляя на руке красные следы от укусов клычков да мелкие царапины, особенно на такой нежной коже, как у Алой Лилии.

Не заостряя внимания на привычной возбуждённости любимого питомца, Сусанна наконец сделала несколько глоточков кофе, но всё такого же тёплого, и с удовлетворением причмокнула от блаженного привкуса корицы. Кажется, давно можно было понять, что у владелицы кафе в действительности присутствовала чрезмерная любовь к кофе, и до определённых пор, до появления некоторых фигур в её жизни эта любовь была самой выдающейся. Однако кое-кто смог сильнее пробудить столь волшебные чувства, запустив неуклонную стрелу прямиком в сердце и будто наложив на «жертву» чары, от которых не имеется отворота или противоядия. Но если всё было взаимно, то Серра не против таких чар.
Вы случаем не голодны? Кажется, у меня должна была остаться свежая порция профитролей... Чуть подсластить настрой не помешало бы, а затем можно было бы отправиться на прогулку. Только на сей раз я компенсирую дорогу, согласны? — сиренеглазая поднялась с дивана, в руку подхватывая Широ-младшего и аккуратно укладывая его на грудь, где он вроде кое да как успокоился, и ровной походкой направилась к холодильнику, где под крышкой небольшой тортницы находился ещё нетронутый десерт, что идеально сочетался с кофейными напитками. Уж кто, а Сана в этом разбиралась весьма хорошо, пусть и не являлась столько маниакальной сладкоежкой, сколько кофеманкой.

Оставив блюдо на журнальном столике напротив мужчины, хозяйка тут же склонилась над ним, чтобы вручить на недолгое попечительство ушастика, после чего отошла к зеркалу во весь рост, что находилось в углу помещения, и стала осматривать себя, сопоставляя, насколько хорошо или плохо выглядит для свидания, с тем рассчитывая на оценивающий комментарий исследователя, в чём прямо, конечно же, не призналась бы.
Как считаете, следует ли мне подобрать что-нибудь другое? Прошу прощения, если для Вас этот вопрос покажется сложным. Наверное, мужчины более безразличны к таким темам... — приглядевшись к отражению, Сусанна нахмурилась и сняла повязку, что, по её мнению, всё же не подходила образу, и с большей неуверенностью изучала себя со всех сторон. Прежде так щепетильно ко внешнему виду она не относилась, но теперь представлялась особая причина для того, чтобы доводить внешний вид до полного совершенства. Эта главная причина находилась за спиной и довольствовалась кофе с профитролями.

[nick]Сусанна Серра[/nick][status]А сердцу хочется кричать...[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/478/726764.jpg[/icon]

Подпись автора

Maybe this is my destiny?..
https://i.imgur.com/JGujMbl.jpg

Voice & Character Theme

0


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » А что если я скажу «Следуй за мной»?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно