Форумная текстовая ролевая игра в антураже фэнтези
новости
активисты

Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»

Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм» Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5029 годы.

Аркхейм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Не всё то мёртвое, что осколками рассыпано


Не всё то мёртвое, что осколками рассыпано

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Алькор / начало 5024

Иезекииль и Сала-Аль-Дикель

https://i.imgur.com/nXRaArk.jpeg

Каждое заклятье отражает душу колдуна, дай ему физическую оболочку, и воедино сплетутся знание и сила, цена этому искры таланта и бескомпромиссный труд. Лишь изредка на свет из под лап мастера высекаются звёзды, и любой отдаст что-угодно, дабы получить шанс зажечь на небе светило.

Эпизод является игрой в в  прошлом и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя

Отредактировано Иезекииль (2023-05-01 16:18:02)

+1

2

Холодный сосредоточенный тон убийцы врезался в череп дракона, будто жвалы сколопендр, было тяжело сосредоточиться на чертежах необычной куклы, не отвлекаясь на разговор Ди-Кель с его помощницей. И всё же в проекте задействованы крайне необычные технологии, связующим звеном будет выступать некое ядро.
А Вы, кстати говоря, так и не представились, милая... Мель... — Иезекииль дёрнул ухом и исподлобья пробежался глазами по ситуации в лавке, нотки в голосе военачальницы заставили его слегка порозоветь от смущения. "Нужно что-то делать!"
А Вы, вижу, знаете меня. Интересно, откуда же? — женщина выпрямилась и закинула ногу на ногу, поудобнее усевшись на прилавке. Иезекииль было хотел открыть рот, но его тут же прервали.
Это был риторический вопрос.
По лапам прокатилась судорога, чертёж в руках слегка хлопнул от резкого натяжения. Нужно сосредоточиться, в любом случае он должен дать хоть какие-то прогнозы насчёт легендарного артефакта и его устройства.
https://forumstatic.ru/files/001b/8c/87/96454.png
На предложение об ужине Тайгета отрицательно покачала головой и отмахнулась тем, что Мель уже предложила ей выпить в ближайшем баре.
Позвольте, раз и Вы объявились столь внезапно, прекраснейший дракон, угостить в баре чем-то вкусненьким.
Из-за чертежей выглянула удивлённая моська, хлопающая ресницами.
М-меня? — Он отогнул большой палец от протянутых женщине чертежей, указывая на себя бронзовым когтем. — П-простите, я не очень люблю бары, да и я не очень в них помещаюсь, хе-хе.
Мель тяжело вздохнула и, волоча уставшее непослушное тело, пропятилась мимо Иезекииля и что-то сказала про то, что всё таки пойдёт спать. Она искренне извинилась за невыполненное обещание перед Тайгетой и отправилась в свою комнату. Дракон украдкой выдохнул облегчённо и просто положил чертежи на прилавок и отодвинул в сторону.
Проект... Он действительно сложный. — Дракону на секунду показалось, что голос Ди-Кель изменился, она всё ещё звучала как женщина, привыкшая к власти и насилию, но именно поэтому столь ярко, если не сказать, дико слышались мягкие и даже беспокойные нотки. — Хотя бы потому, что мне нужно найти останки павших союзников. Их кости будут выступать костяком для артефакта. Искать кости, к сожалению не умею, но вот записи в документах, что Вы смотрите, свидетельствуют о Высокой горе недалеко от Катара. Это, вроде как, другая планета. Правда? А вот...
Иезекииль глотнул уплотнившийся в горле комок, работать с останками падших солдат ему ещё не приходилось, но если мыслить чисто технически, если они были существами с высоким МИ, из их костей выйдет неплохой магический материал и при небольших модификациях он может подойти для куклы. Дракон поджал губы, он не хотел сочувствовать Тайгете, но чем больше он пытался стиснуть, убрать в дальний угол это чувство, тем острее оно пробивалось с влагой на его глазах. Боль непробиваемых личностей ощущается сильнее всего.
Второй и довольно сложный этап...
Женщина опустила взгляд, Иезекииль тоже. На груди Ди-Кель красовался глянцевый шар из зелёного материала, похожий на полупрозрачный очень тёмный хризопраз.
Ядро и его синхронизация с артефактом. Это как объединить двух совершенно разных личностей под эгидой единой эмпатии в виде узла связи – сердца, если так можно сказать. Осколок мёртвого ядра и связь с некромантией предоставлю Вам я. Это будет сложно, но думаю, что справитесь. — Женщина слегка повеселела и подмигнула ему.
Дракон присел, опёрся о локти на прилавке и сомкнул ладони в очень глубокой задумчивости. У него на лапах проект, в котором он будет работать с мертвецами, его заказчик один из опаснейших убийц, но при всём этом в свойствах артефакта нет ничего опасного. Зель поднял голову и выдохнул.
Прежде чем мы продолжим, я хочу обозначить. Я не работаю над военными заказами, боевые артефакты не по моей части. Но... я сделаю исключение, только потому, что это артефакт защитного, оборонительного типа.
Некромантией я не владею ни в каком виде, но нужное оборудование смогу достать, как и преобразовать останки ваших товарищей в подходящий для создания подобного МП материалы. При условии, что это будут исключительно кости. С твёрдыми материалами гораздо легче работать.
Однако, как я понимаю... эти кости ещё нужно найти, и здесь я вам не смогу помочь. Я не могу оставить лавку в ближайшее время и отправиться на поиски останков, и... буду с вами откровенен, меня дрожь берёт от того, что мне придётся раскапывать чью-то могилу. Вам придётся нанять специалистов, дабы отыскать их, если вам важны именно эти материалы. Если это не принципиально, я вместе с вами подберу максимально близкую альтернативу.
Что касается ментальной связи...
— Иезекииль ещё раз взглянул на тёмно-зелёное ядро на груди Тайгеты. — Это ведь особенность вашей расы? Если это ядро изначально наделено такими свойствами, думаю, я смогу их восстановить и привязать артефакт к вам на более глубоком уровне. Это не проблема.
Если вас это устроит, я составлю контракт, вам нужно будет расписаться и мы официально, на момент создания артефакта, будем сотрудничать.

+2

3

[nick]Ди-Кель[/nick][status]Ты действительно веришь в то, что говоришь... мне?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/573287.jpg[/icon]

Дракон оказался застенчивым и мягким. Кажется, даже слишком. Чем больше говорила Ди-Кель, тем сильнее она чувствовала его тревожные колебания сердца. Складывалось впечатление, что это грациозное и, невероятное нежное, на вид, существо, никогда не сталкивалось с подобными тварями, как Ехидна, а либо же никогда не встревал в неординарные ситуации. Фраза об останках прекрасно выдала внутренние эмоции Иезекииля. Впрочем, немудрено, ведь некромантов, как показывает практика, в здешних краях не слишком жалуют, а потому, такие эмоции – вполне обыкновенное и обыденное дело. Никто не хочет работать с костяшками павших или усопших. Никто, до тех пор, пока хорошо не заплатят...


— Да. Вас. — после следующей фразы Иезекииля раздался громкий смех. Ди, широко улыбаясь и поправляя нарисованную стрелку на глазах, парировала услышанное. — Ох. Простите мои манеры. Но, разве Вы не видите, что мы одного роста практически?

Зелёные глаза игриво посмотрели на дракона. Кажется, кое-кто пытается уйти от деловой встречи на нейтральной территории. Тарантул явно показывала, что не отступиться назад и не уйдет прочь, пока не получит заветное «да». Она продолжила говорить: воодушевленно, радостно и одержимо. Но затем девушка резко замолчала – Мельпомена просто развернулась и ушла, бросив напоследок, что не выдерживает такой нагрузки. «Профессиональное выгорание – страшная штука...» — провожая взглядом измученную и медленно качая головой, проронила Восьмая, а после вернула взгляд в сторону дракона, продолжив делиться планом по созданию артефакта.

Прошло немного времени, но его было вполне достаточно, дабы сделать нехитрое умозаключение, что дракон озадачен и, скорее всего, был заинтересован в предложенной идее. Пока мастер раздумывал и взвешивал все «за» и «против» на воображаемых весах, Ди бесшумно подкралась за витрину и принялась рассматривать экспонаты. Все, что попадалось ей на глаза, вызывало тихий восторг, проявляющаяся в легкой улыбке – явно нравится то, что видит. Вот только, эти вещи и близко не стояли с тем проектом, который сейчас был в лапах Иезекииля.

— Прежде чем мы продолжим, я хочу обозначить. — наконец-то заговорил мастер. Его голос заставил повернуться Ди-Кель на 180 градусов и с широкой улыбкой внимать дальнейшим условиям. — Я не работаю над военными...
— А я и не говорю, что это военный заказ! — возмущенно парировала Восьмая, грубо перебив собеседника. — Она должна быть моей личной защитницей. Видите ли, я довольно хрупкое существо.

На фразе об исключении Ди самодовольно ухмыльнулась, будто ждала этого и, конечно же, не приняла бы отказ. Слова о некромантии заставили её скрестить руки на уровне груди и, гордо подняв голову вверх, двинуться ближе к дракону.

— Некромантом буду я. — на её лице появилась, можно сказать, улыбка с нотками безумия и отречения. Могло казаться, будто она в один миг сбросила с себя маску холодного убийцы и примерила роль спятившего мага. Впрочем, не казалось, а так и было... — Один из лучших сейчас стоит прямо перед Вами. Клянусь, что смогла бы воскресить даже останки хтонов, будь у меня материал.

Восьмая утвердительно кивнула. Дважды. Она подтвердила, что работать нужно будет только с костяшками, добавив, что эскадрон, при смерти, незамедлительно разлагаются из-за неконтролируемого температуры ядра, что в кратчайший миг расплавляет кожу и мышцы, превращая последнее в пепел или же тягучее нечто, напоминающее старую ткань.

— Как желудочный сок у вас, биологический сущностей. — взгляд резко метнулся влево, сверкнув встревоженностью и непониманием. Заказчица крепко призадумалась, зависнув на несколько секунд. — А откуда я знаю об этом? Впрочем, неважно...

Казалось, что её устами говорил кто-то другой, но ведь это было невозможно, учитывая количество существ в помещении, а кукловодов или подобных тому магов поблизости не было. По крайней мере, она не чувствовала их присутствие; вариант о странной выходке из лап дракона тоже не рассматривалось.

— Кхм. Да... Ментальная связь... — Ди говорила неуверенно. Так, словно кто-то уличил её в игре масками и смачным ударом ладони снёс элемент маскировки. — Особенность моей расы. Да...

Ехидна помнит, что она иномирец и представляет расу эскадрон. Туманно, но все же помнит, что у неё есть заклятые цели в виде предателей, но что сделали – неизвестно. Пока что. «А еще я не знаю, как они выглядят...» — случайно вслух проронила.

Еще секунда и девушка активно машет головой в стороны, прогоняя тормозную жидкость из головы, а после широкая улыбка вновь озаряет её лицо; ладошки громко хлопнули и послышалось победоносное «ха!».

— Лавку Вы закроете, Иезекииль. Ненадолго. Мне не нужны другие специалисты. — наглая натура приблизилась вплотную к дракону, нарушив интимную зону, практически столкнувшись носами. — Кроме. Вас.

Она протянула правую руку вперед и острым когтем уперлась в грудь Иезекиилю; указательный палец игриво опустился ниже.

— Ну-у-уже, мальчик. Мель девочка взрослая – позаботится. — нагло шептала эскадрон, приближаясь к левому уху дракона. Её тело аккуратно прижалось к его. — Мне не нужны лишние глаза, а останки можно найти только с помощью теомагии, но сначала...

Ди-Кель легонько оттолкнула собеседника и сделала два широких шага назад.

— Мы немного выпьем.

Фраза звучала ультимативно. У мастера артефактов не было шанса отказаться или же увильнуть – клиент сорвется с крючка. Все, что позволила девушка – взять бумаги и прочие элементы для составления договора.

— За мной!

Ей потребовалось просто щелкнуть пальцами, дабы перенести себя и дракона в заведение неподалеку отсюда...


Тарантул не любила порталы, но катать на мотоцикле дракона – идея из странных и забавных, если пофантазировать, как подобное будет выглядеть.

Герои перенеслись внутрь просторного коридора, выполненный в стиле, издали напоминающий средневековье, но местами виднелись и элементы паропанка. Кажется, создатель заведения любит подобную тематику, а если повернуть голову влево, то можно увидеть вывеску, на которой красовалось название: «Паровой Рыцарь». Рядом с ним красовался огромный латный доспех, выполненный явно знатоком.

Стоит уточнить, что все окружающие элементы были как раз под рост героев.

Играла спокойная инструментальная музыка, настраивающая на спокойный и душевный разговор.

Центральная дверь коридора распахнулась и клиентов встретила низкорослая химера, выбивающаяся своими миниатюрными размерами. Она была одета в кожаный костюм коричневого цвета, внешним видом крича, что является этаким официантом-инженером.

— Госпожа Ди-Кель, полагаю. — широко улыбаясь, нежным голосом заговорила девушка. — И господин Иезе-е-е... киль? Красавчик какой! А где же-е-е...
— Да. Третий слился. — кратко и сухо бросила Ди. — Проведите нас к столику.
— Ох-ох. Как жаль. Что же, прошу за мной!
— Таких мест, к сожалению, очень мало. — с легкой улыбкой на лице констатировала Ехидна, обращаясь к дракону. — Здесь, в основном, тусуются такие гиганты, как мы.
— Изредка такая мелочь, как я... — хихикая, добавила официантка. — Меня зовут Лим, кстати! Ваши имена я уже знаю. Представляться не надо.
— А как ты будешь нам... — Восьмая скептически осматривала мелюзгу. — магией?
— Мгм! — кивнула Лим и указала на огромный столик с шикарными диванчиками рядом. — Усаживайтесь! Менюшки на столике. Через 10 минут подойду!

Резко и неумело исполнив оборот с полуприседом, химера отправилась прочь по своим делам. Ди прищурилась – принялась внимательно осматривать заведение, словно выискивала шпионов, а затем, будто не найдя никакой угрозы для себя, облегченно выдохнула. В основном зале было не слишком людно: из тридцати столиков было занято только двенадцать, но, если присмотреться, восемь были кем-то зарезервированы.

— Что будешь заказывать? — взяв меню в руки, спросила Ди-Кель у Иезекииля. — Выпивка здесь, кстати говоря, отменна!

После взгляд девушки прищурился, а уста улыбнулись еще шире, образовав некое подобие чеширской.

— Только не будь ханжей и не говори, что ты не пьешь, ладно? А то я совсем кончусь вот так вот составлять деловой договор.

Ей понадобилась минута, дабы определиться с заказом – осталось дождаться официантку, а пока можно было и спросить парочку уточняющих вопросов.

— Сразу скажу, что сроков я ставить не буду. Мне достаточно того, что Вы, дорогой дракон, уже согласились на это дело. Второе – сразу повторюсь по поводу останков – мы будем искать их вдвоем. Уж простите мою параною, но, как, простите за частое повторение, враги не дремлют, а нанимать кого-то, кто потенциально может оказаться предателями – не хочу. Третья – расскажите о себе! Знаете ли, я впервые вижу такого красивого дракона! — она мило улыбнулась и подставила под подбородок ладошку, уперевшись локтем о стеклянный столик. — И член у Вас, полагаю, огромный, да?

Восьмая громко рассмеялась, отмахиваясь ладонью, показывая, что отвечать необязательно (но все же было интересно).

— Простите мои глупые шутки. Они в моей голове иногда создают неконтролируемый хаос.

Отредактировано Сала-Аль-Дикель (2023-05-10 00:18:06)

Подпись автора

Если я – это последнее, что ты видишь, значит, Фортуна отвернулась от тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/359733.gif

+2

4

И ведь действительно, для гуманоида Ди-Кель просто огромна. Ей впору и его стойка, на которую она может присесть даже не забираясь на крыльцо, и не слишком высок потолок, и она может достать рукой до верхних полок его лавки. С той ужасающей мощью, которой она владеет, это ужасает, какая сила в ней должна быть заключена. И Иезекииль хочет попытаться создать для этого монстра легендарный артефакт?
Ммм... мне нужно подумать. — Осторожно подложил дракон на предложение сходить в бар.

Некромантом буду я. — Самодовольно парировала его предложение Ди-Кель, с безумным оскалом, растянувшимся от уха до уха. Грудь, как от истерики, сдавило, и тихий дрогнувший вздох вырвался из полуоткрытого рта дракона, но он из последних сил выдержал её маниакальный взгляд, робко, но упорно взирая из под вееров платиновых ресниц. Спорить с ней бесполезно, к тому же, как говорят многие торговцы, "клиент всегда прав". Зель не согласен с этим, но сейчас его клиент может оголить вывернуть ему хвост наизнанку. Радует одно, что если заказ выгорит, он получит архей на сумму, на которую дракон сможет жить ещё пятьдесят лет, не работая.
Т-тогда буду вынужден попросить вас следовать м-моим инструкциям. В артефакторике всё устроено немного по-другому, там довольно важны вязевые тонкости. — Сказал он без задней мысли, тихо и спокойно. — С вашими возможностями, д-думаю, мы хорошо сработаемся. — Улыбнулся Иезекииль, стараясь контролировать голос, после чего эскадрон выдала небольшой рассказ о процессе разложения её расы, эти зелёные ядра из-за неконтролируемой температуры сжигают мягкие ткани, превращая их либо в пепел, либо в чёрное месиво. К горлу подкатил тошнотный комок, который Зель спешно проглотил.

Как желудочный сок у вас, биологических сущностей. — Пояснила Ди-Кель, когда дракон вновь взглянул на её ядро, и надолго задумалась. — А откуда я знаю об этом? Впрочем, неважно... — Её непредсказуемое поведение всё больше его нервировало, Иезекииль уже почти жалеет, что согласился.
Кхм. Да... Ментальная связь... Особенность моей расы. Да... — И вдруг это опасное существо стало выглядеть совсем по-человечески, даже описать трудно, как будто он только что поймал нашкодившего ребёнка за руку. — А еще я не знаю, как они выглядят...
И вот снова её настроение меняется на противоположное, будто из под заиндевевшей оболочки сумасшедшего агата проскальзывает её истинная сущность, а её запугивания и упорство – не более чем напускное. Но даже здесь Зель сомневался, что-то подсказывало ему, что не всё так просто.

Лавку Вы закроете, Иезекииль. Ненадолго. Мне не нужны другие специалисты. — Её лицо оказалось вплотную к нему, почти касаясь носа, дракон почувствовал слабую щекотку на кончике моськи. — Кроме. Вас.
У него прошла дрожь по всему телу, Зель глотнул комок и почувствовал, как его морда наливается кровью. Девушка медленно протянула руку и коснулась его груди острым кончиком ногтя, который медленно поехал вниз к животу, раздвигая волны платиновой шерсти. Снова спазм в груди и дрожащий вздох, хотелось плакать от смущения, ему так стыдно за свою алую морду.
Ну-у-уже, мальчик. Мель девочка взрослая – позаботится. — шептала Эскадрон, переваливаясь за стойку и приближаясь к его левому уху. К его груди осторожно прижалось её ядро. — Мне не нужны лишние глаза, а останки можно найти только с помощью теомагии, но сначала...
Иезекииль поджал губы и опустил глаза.
Мы немного выпьем.
Секундная пауза ушла в бесконечность.
Ч-что?
За мной!

Стоило только удивлённо моргнуть, и нос по пазухам резанула знакомый кисло-сладкий душман кальянов, табака, куриного бульона, трав и алкоголя. Иезекииль, как в бреду, оглянулся в сторону вывески. Ну конечно, "Паровой рыцарь" – проплыло туманное облачко мысли, пока мутный взгляд бродил по плоскому бронзовому рыцарю с паровыми трубами, держащими в руках технологичную, шестерёночную пивную кружку. Дракон вдохнул парящий в коридоре дурман во все лёгкие, по щеке с противной щекоткой скользнула слеза, но он немного пришёл в себя. Сквозь стены до него пробился тягучий живой джаз.
Подумать только, очутится здесь с одним из опаснейших некромантов системы.
Дверь перед ними распахнулась, и их поприветствовала маленькая химера.
Привет, Лим. — Даже с некоторым отчаянием улыбнулся он милой крошке. Она вела себя так, будто видела его впервые, она всегда забывает своих постояльцев, чтобы встретить их, как в первый раз. Странная Лим, но оттого этот бар и лучше запоминается посетителями.
Что же, прошу за мной! — Хихикнула химера и повела их в главную залу.
Таких мест, к сожалению, очень мало. — Иезекииль не обратил внимания на лицо эскадрон, но её сладковатый голос выдавал лёгкую улыбку. — Здесь, в основном, тусуются такие гиганты, как мы.
Изредка такая мелочь, как я... — хихикнула официантка, — Меня зовут Лим, кстати! Ваши имена я уже знаю. Представляться не надо.
Что ж, если он в западне, то можно и немного расслабиться. Делать нечего.
Впервые за всю беседу дракон искренне улыбнулся куда-то в пространство перед собой.
Мне ли не знать. — Усмехнулся Зель. — Больше всего я не люблю в заведениях, что большинство из них крошечные. "Паровой рыцарь" был для меня открытием. Иногда хожу сюда по выходным, когда надоедает артефакторика, и перекусить, и побыть наедине со здешним шумом, подальше от своих мыслей.

Они уселись за столиком, Зель несколько потеряно оглянулся по сторонам, словно из последних искр надежды на спасение, но похоже, что ему самому придётся справляться с ситуацией. Цветастое меню вспорхнуло бабочкой на телекинетическом ветру к морде дракона, в уютном полумраке каллиграфическая линия струилась слегка подсвеченными чернилами.
Что будешь заказывать? — Спросила Ди-Кель, подобрав своё меню. — Выпивка здесь, кстати говоря, отменна!
Дракон ничего не ответил, задумчиво побуркивая над меню и упёршись подбородком в лапу.
Только не будь ханжей и не говори, что ты не пьешь, ладно? А то я совсем кончусь вот так вот составлять деловой договор.
Иезекииль зубасто хихикнул.
Ну вы совсем плохого обо мне мнения. — Он зарылся лапой во вьющиеся золотые локоны и перевалил их на другой бок. — Я частенько беру здесь фруктовые коктейли, от себя лично хочу посоветовать динамитный киви. Просто потрясающий, сладкий, насыщенный, с конфетками, лопающимися на языке. И средней крепости, ты это поймёшь только после первого стакана. Собственно, его себе и закажу. – И очень дорогой стейк, медум рейр, с картофельно-сырным гарниром, всё таки он ещё не ужинал. Интересно, Пельмешка найдёт себе поесть? И вспомнит ли, что они сушат бастурму на крыльце? Лишь бы панику не забила, а то ведь и ему тоже может достаться.
От мыслей его отвлекла эскадрон, она отложила меню и пояснила, почему не может нанять археологов для поиска захоронения. Иезекииль бы не выдержал жизни в постоянной опасности, под гнётом реальности, которая в любой момент может тебя раздавить "несчастным случаем" или очередным покушением на убийство. У Ди-Кель, должно быть, очень много врагов. Поэтому она... такая?
Лестные слова о красоте Зеля осели румянцем на его щеках.
И член у Вас, полагаю, огромный, да?
Святые демиурги... — Выдохнул он, чуть ли не плача, и закрылся лапами, весь алый.
Простите мои глупые шутки. Они в моей голове иногда создают неконтролируемый хаос.
Через несколько секунд он раздвинул упавшие на лапы пряди и зачесал их в сторону.
Это всё из-за ядра? У вас не то чтобы коллективный разум, скорее отголоски личностей друг друга. Не удивительно, что... вам так тяжело. — Он опустил взгляд и чуть улыбнулся. — Я бы с ума сошёл, если бы в мою голову двадцать четыре на семь лезли чужие мысли и эмоции. Хм... — дракон на секунду задумался, упёршись взглядом в стол.
Так вот что вы имели ввиду под ментальной связью. Осколки ядра павшего товарища... — Он постучал когтями по дереву и глянул в залу, быстрым шагом к ним шла запыхавшаяся Лим. — Мне понадобится время на исследование структуры и свойств ядра, чтобы сделать именно то, что вам нужно. К сожалению, я даже не слышал о расе эскадрон, так что вы должно быть иномирного происхождения. — Возможно, ей так просто привычней, ощущать рядом эхо другого разума. По крайней мере, Иезекииль надеется, что сможет создать нечто подобное.
Фрух... — Прорычала маленькая химера. — Простите за задержку, дамы-господа. От клиентов сегодня отбоя нет! Что заказываем?
Динамитный киви и самый дорогой стейк, какой у вас есть, с картофельно-сырным гарниром.
Ка-ак всегда балуете себя, господин Иезекииль. И конечно же нас! — Она хихикнула и перевела озорной взгляд на Ди-Кель.
А вы, госпожа?

+2

5

[status]Тип поведения – второй[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/122805.jpg[/icon]

Осведомленность в коктейлях, да и самом заведении приятно удивили Ди-Кель. Кажется, этот миловидный дракон скрывает очень интересных чертей внутри своего омута, кой заинтересовали трехметровую деву. Все же, здесь её напорство может лишь навредить, а потому девушка решила действовать несвойственно для её характера: аккуратно, мягко и даже слишком деликатно, нежно прощупывая каждый темный уголок дракона, время от времени бросая мягкие провокационные фразы. Впрочем, реакция Иезекииля была очевидной и очень милой, что вызывало широкую улыбку у Ехидны, заставляя и её слегка бледнеть от выпаленных слов.

Восьмая последовала совету собеседника и заказала себе коктейль, добавив к этому еще и небольшой стейк средней прожарки – иногда эскадрон тоже любит побаловать себя мясом, хоть и делает это крайне редко.

Официантка покорно кивнула, а после широко улыбнулась, пожелала хорошего вечера и подалась выполнять заказ, параллельно ухаживая за другими посетителями.

— Не совсем так. — активно качая головой, возразила Сала-Аль-Дикель. — У эскадрон существует коллективный разум, однако, это не, как бы так сказать...

Девушка задумчиво подняла взгляд вверх и пальцем дважды постучала себя по нижней губе.

— Не совсем тот коллективный разум, о котором принято думать. У нас каждый является уникальным и своеобразным персонажем. Однако, стоит им попасть под влияние Пастыря или же Поводыря – только тогда они теряют свою личную идентификацию и становятся пешками или же куклами.

Глаза девушки опустились и повернулись в сторону дракона.

— Здесь скорее что-то другое, дружище. Если мы говорим об отголосках прошлого, то это не более, чем флешбеки, причем порой искаженные и изуродованные мимолётными событиями, путающиеся в хронологии. Мы, эскадрон, чувствуем друг друга, словно киты, играя свою музыку на своеобразных частотах, что известны только нам. — левая рука притронулась к груди. — Оно поёт без остановки, словно надеется найти кого-то, вот только если мои братья и сестры меньшие делают это для координации и идентификации каст, то я, хе-хе...

Ди-Кель ехидно и злобно улыбнулась.

— Делаю это с целью обнаружения и последующего убийства. Вот только... — она сложила ноги в позу американской четверки и закинула руки за голову, словно показывает свою уверенность. — ... в этом мире оно и вовсе не работает. По крайней мере, таким способом мне не удавалось найти кого-то из моих собратьев.

К концу речи Восьмой официантка успела принести коктейли и сказать эскадрон, что блюдо придется подождать около пятнадцати минут, так как на кухне есть какая-то заминка у поваров. «Развлекайтесь!» — бросила она напоследок и убежала брочь, держа поднос над головой.

— Забавно, как мой вопрос о члене привел к такому глубокому мозговому штурму. Ну, а задала его из любопытства! То есть, это я и только я... — Ехидна громко рассмеялась, смотря на реакцию дракона и неважно, какой она будет. — В моей голове сидит много «я».

Пока заказ готовился, Восьмая продолжила рассказывать Иезекиилю особенность расы эскадрон. Она подтвердила, что является инопланетным существом, однако ряд событий привёл её к службе Эволюции, а вот как – не помнит, да и не считает нужным, ведь, возможно, Её Величество оберегает слугу от страшных воспоминаний. В этом моменте у дракона, возможно, порезался слух, ведь говорила Ди словно зомбированная или же запрограммированная. Попроси у неё повторить, так она скажет слово в слово, не изменив даже дыхания или интонации.

Дракон смог узнать, что эскадрон спокойно могут находиться в космосе – они вовсе не дышат и способны с помощью ядра менять температуру тела до комфортной практически в любых условиях, становясь либо ходячим холодильником, а либо же жаркой печкой, если того потребует окружающая среда. Восьмая подметила, что частая смена приводит к поломке ядра и мгновенной смерти, а потому, «контрастная» температура может быть губительнее, нежели звёздная радиация, кой они вообще не боятся.

Девушка упомянула о различных кастах и их особенностях, где каждая из них выполняла какую-то определенную роль, данную с рождения. То бишь, никто не мог пойти в офис и устроиться монтажником или грузчиком, нет... Все уже знали своё предназначение, а неугодные или же тот, кто сошел с пути звёздного, изгоняется в Раканоты или же вольные скитания. «Был у меня такой знакомый кадр, но вот имени не помню... Хм... А ведь, я даже об этом не задумывалась, пока ты не задал такой, казалось бы, невинный вопрос, да?» —  пожимая плечами, завершила говорить убийца.

И её не отпускала мысль о... Её язык хищно облизнул влажные губки.


— Слушай, милый, а как ты пришел к тому, что хочет заниматься артефактами? — голова с жутким хрустом позвоночника наклонилась набок, рожками касаясь плеч. Возможно, она задавала этот вопрос, но тогда, скорее всего, и вовсе не слушала собеседника. Сейчас же она была вся во внимании... совершая сразу два дела. — Мне очень-очень интересно!

Пока Иезекииль рассказывал или же отнекивался от истории, Ди-Кель шустро запустила невидимую лапу под стол. Герои сидели как раз так, что их перекрывал огромный деревянный шкаф, смотрящий книжками на них. Так было сделано повсюду для удобства пришедших гостей с целью создать интимную, деловую или же напряженную атмосферу. Смотря чего желает клиент...

Любопытные глаза были скрыты от действий за могучим мебельным изделием, а потому...

Невидимая рука шустро проскользнула в сторону дракона и начала нежно нащупывать сначала левую ногу, поглаживая икры, а после, постепенно, подниматься все выше и выше, достигая запрещенной границы. Делала Восьмая это нагло и невинно одновременно – смотрела на дракона обыкновенным взглядом, словно ничего и не происходило, будто это и вовсе не она: корчила серьезную моську, щурила глаза и якобы пыталась внимательно слушать, но, конечно же, параллельно запуская нежную невидимую лапу прямо к своеобразному поясу дракона, ладошкой проходясь по животику и сползая все ниже и ниже...

— Я, кстати говоря... — ехидно улыбнулась Ди. — утаила одну важную деталь.

Девушка выровнялась в полный рост и поднесла руки к голове, принявшись снимать рога. Обратив внимание на артефакт, можно было увидеть, как рога имеют довольно толстые иглы, больше напоминающие иглу, что вставляется в мозг носящего. И, если подумается, что в голове у эскадрон две огромные дырки, то да, будете абсолютно правы, ведь если просто вонзить их в «неподготовленную» черепную коробку – глупца ожидает лишь мучительная смерть.

— Утаила, что мне нужна спе... — и тут в заведение врывается официантка, принеся извинение от заведения в виде двух коктейлей, уточнив, что повара в суматохе и не успевают, а потому нужно будет чуточку подождать. — Да. Спасибо... Мы как раз не спешим, обсуждая наши планы...

Зелёный глаза ехидно стрельнули в сторону Иезекииля.

— Верно?

Подпись автора

Если я – это последнее, что ты видишь, значит, Фортуна отвернулась от тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/359733.gif

+1

6

Не совсем привычный коллективный разум? – Иезекииль скромно подался вперёд, а кончики золотых ушей чуть заострились. – Он должен был догадаться, его интуиция подсказывала ему, что здесь не всё так просто. Будь это привычный коллективный разум, когда множество сформированных личностей объединяются в единую целую сущность, либо просто крайне эффективно обмениваются мыслями, то Сала вела бы себя совсем по-другому. Здесь чувствовалось что-то незавершённое, или просто иномирное, чужое, то, что даже трудно представить, не испытав этого на себе. Словно эскадрон не утратила свою личность, но в то же время обрывки других эскадрон врывались в её разум без предупреждения. И похоже, что для это стало нормой, частью её самой. Дракон не хотел, но он сочувствовал этой убийце.

Но тут кое-что зацепило Иезекииля, каверзная зазубрина, несостыковка, продравшаяся даже сквозь плотную неловкость. Было трудно удержать эту юркую, слишком любопытствующую мысль на языке.
Тогда можно вас спросить, как вы обнаружили местоположение — дракон словно собирался с духом, копил силы, чтобы выцедить это мерзкое слово, — тела? — Платиновые ресницы чуть опустились, будто занавес из сплава воспоминаний и свинца, наливший глаза тяжестью и болью, но через секунду они растворились в кислом меду.
Она не смогла обнаружить... останки товарища напрямую, либо из-за распада ядра, либо из-за законов местной вселенной. Ей бы не понадобилась теомагия, чтобы обнаружить своего сородича, и всё же как-то она смогла распознать приблизительное место... захоронения.
В нём всегда говорила интуиция, доминирующий и всеобъемлющий хаос, что слишком часто подкидывал интригующие мысли и концепции, которые порой вырастали из самых примитивных, а порой и глупых вещей, он же и направлял по жизни дракона, подкидывая совпадения и случайные события так, словно Зель знал, что так и случится, что ему повезёт. И сейчас он чувствовал то же самое, что за этой несостыковкой может прятаться тайна, то ли магия, то ли информация, которая может навести на очередную искру посреди поля спичек.

Перед собеседниками стукнуло пара огромных стаканов с шипучим коктейлем, украшенных долькой киви и расцветшей лозой изумрудника – бармен специально оставлял капельку сока этого ядовитого растения в напитке, которая придаёт ему особый цветочный вкус с лёгкой остринкой, подчёркивающей вкус киви.
Иезекииль грустно провожал официантку взглядом, пока та не скрылась за маячащими телами. Ему хотелось поскорее вцепиться зубами в золотисто-коричневую корочку жирнющего, сочнейшего стейка, обжаренного в сливочным масле с чесноком и розмарином. А причина его аппетита зарылась словами под самую ложечку, неприятно щекоча внутренности и наливая скулы нежным вишнёвым. Но в этот раз румянец довольно быстро потух, дракон понимал, что эскадрон это говорит не со зла, да и можно ли её в принципе считать кем-то... и часть Зеля сразу же ответила "да".
К счастью, убийца не стала акцентировать внимание на том, что дракон ничего не ответил, и продолжила свой рассказ, а Зель её слушал так, будто шпионил за чьим-то разговором, а после уже стал внимательно вслушиваться, так как свойства любых материалов – его профиль. Было крайне любопытно узнать о хрупкости её ядра, но её магический источник... стоило только задуматься об этом, как по всему телу шерсть становилась дыбом. Она просто чудовище, если смогла выжить с настолько уязвимым местом в стольких сражениях.

Неожиданный вопрос вывел Зеля из размышлений, он поднял глаза от шипучего коктейля, неловко улыбнулся и всё таки поднёс стакан к морде и немного отпил, на языке приятно защёлкали конфетки, заполняя рот капельками нектара киви.
Довольно банальная история, я с детства познакомился с концепцией артефакта и как-то попробовал его воссоздать. Мне тогда, кажется, было одиннадцать или двенадцать лет. На карманные деньги я купил себе самых дешёвых материалов и создал прыгучий мячик из потресканного мутного кристалида и напряжённого телекинетического поля. Ну и со временем у меня стало получаться всё лучше и лучше, я поступил в университет ближе к тринадцати или пятнадцати... Так и развивался в этом ремесле.
Артефакторика всегда была для меня чем-то вроде отдушины, побегом от реального мира. Законы, концепции, формулы... я это понимал гораздо лучше, чем действительность, и кажется до сих пор понимаю их лууухухуучше.
— Сперва по его левому бедру, а затем и по мягкому животу скользила наглая ладонь, и чем ниже она опускалась, тем более невинно выглядела Сала, и тем более красным становился Иезекииль.
С ним это постоянно случалось, но он никогда не понимал, что делать в такой ситуации. Отбросить, шлёпнуть руку, что-то сказать? Язык заплетался. Зель не мог понять, противно ему или всё же... нравится? Он робко выглянул из под опущенных ресниц, всё ещё розовый по самую шею, но что-то...

Подошедшая официантка прервала их беседу.
Д-да, всё в порядке. М-мы подождём. — Он сделал вид, будто почёсывает пальцем щёку, на деле пряча за некрупной ладошкой свою горячую морду цвета яблоневого лепестка.
Что имела ввиду Сала ему даже знать не хотелось, – так он думал, отгоняя все лезшие в голову мысли.

+1

7

[status]Тип поведения – второй[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/122805.jpg[/icon]

Ди-Кель могла бы и дальше испытывать дракона на выдержку, терпение и «выносливость», нагло лапая невидимыми конечностями по самым трепетным зонам и, конечно же, её зелёные глаза, словно два драгоценных камня, манили бы собеседника на зрительный контакт, побуждая того на спонтанные и довольно пошлые выпади в её сторону – она была бы очень даже не против, а даже «за»: слиться телами, губами и принять в себя, возможно, крепкий и пульсирующий «меч» как можно глубже, раздав эту милую комнатку своим вскриком, но...

Невидимые руки резко отступили от Иезекииля, оставив его трепетную, нежную и дрожащую душонку в покое. Ехидна, словно кошка: набросилась, потыкала лапками и, резко потеряв интерес, отступила, быстро позабыв о мыслях, вызывающие внутри тихое возбуждение и возвышение – все пропало так же резко, как и накатило. Захлеснувшая волна интереса попросту угасла...

Восьмая закинула руки за голову и широко расставила ноги, демонстрируя обтянутые черным латексом ноги (из-за стола нельзя было это разглядеть, однако, если кое-кто захочет, то она не будет против подразнить). Костюм упирался во все её интимные и выпуклые формы, подчеркивая её фигуру – делала это специально ну, и, если верить словам, то довольно удобно в движении, мол, складывается чувство, будто это вторая кожа. На самом же деле, одной и, пожалуй, главной причиной является явное использование собственного тела во время «дипломатических» разговоров – Ди отлично понимает и манипулирует первородными инстинктами живых существ с целью разыграть цель и выудить нужную информацию.

Сексуальной тяги она не испытывает как личность. В ней играет то, что было заложено Эволюцией.

Приподняв голову немного выше, она выслушала рассказ дракона и, конечно же, запомнила его вопросы. С десяток секунд она просто молчала, рассматривая окружающую среду, подмечая для себя мелкие детали: тут закрывались двери с клиентской стороны с целью предотвращения внезапного визита непрошенных гостей и, плюс к этому, здесь не было камер, а значит, хозяин сего заведения тоже понимал, что может происходить в таких комнатках.

— Как интересно. — ответила она Иезекилю или пришла к выводу после осмотра комнаты? — Отвечая на вопрос о разложившемся теле...

Зелёные глаза метнулись в сторону пустующих тарелок, но не удосужились «задержаться» там дольше, чем на секунду – вновь устремились в сторону дракона.

— В Локусе есть разведчики. Они и доложили об этой информации. Но! — Ди подняла указательный палец правой руки вверх, якобы акцентируя на этом внимание. — Странно, что Локус не рассказал мне, как и каким образом они это сделали, понимаешь? Сослались на волю Её Величества. Да и я не шибко пытаюсь разузнать об этом – шарящееся рядом эхо Демиурга не позволяет это делать, заглушая моё сознание, словно радиочастоту, если пытаюсь что-то этакое выбросить.

Вновь короткая пауза. Зрачки Восьмой прищурились, словно заметили что-то странное в книжном шкафу за спиной дракона, но затем состояние девушки вернулось в норму.

— Прости. Задумалась. Так вот! Не пытайся меня об этом расспросить более детально – не знаю я. Как бы не пыталась узнать об этом – бессмысленно. Всегда упираюсь в стену, да и... — она пожала плечами, демонстрируя своё бессилие в данном вопросе. — ... возможно, меня пытаются отгородить от чего-то разрушительного. Вот знаешь, как оберегают детей от чего-то вредного.

Послышался звонкий и короткий смешок из её уст.

— От сладкого, например.

Совершенно внезапно на поясе Ди-Кель зазвонил аппарат, издали похожий телефон, но он был намного меньше. Скорее, напоминало о древних пейджерах, но стоило взять его в руки и нажать на кнопку, как тут же появилась голограмма какого-то мужчины, который назвал Ехидну по боевому порядковому номеру — Восьмая.

Понимая, что Иезекиилю нельзя слушать их разговор, эскадрон быстро встала и направилась к выходу, параллельно попросив подождать несколько минут, так как звонок важный и отложить его попросту невозможно.

— Не волнуйся, я не оставлю тебя одного сегодня вечером, красавчик. — подмигнула Ди, а после тенью ускользнула к выходу. — Сейчас буду!


А тем временем юркая официантка буквально залетела к посетителям с огромной тарой, на которой красовались два сочных, больших вкусно пахнущих стейка. Первым делом девушка заметила, что дракон сидит один – работница хитро улыбнулась и подкатилась к Иезекиилю.

— Страшные у Вас друзья, знаете ли. — сказала она, аккуратно размещая тарелку перед гостем. — Выходила из заведения, словно ураган, параллельно зацепив меня и чуть не уронив.

Вторая тарелка, что предназначалась Ди-Кель, была поставлена не так аккуратно. Скорее, девушка пренебрежительно поставила её и, демонстративно фыркнув, бросила взгляд на место, где должна сидеть посетительница.

— Не моё дело, конечно... — немного замявшись и опустив взгляд вниз, говорила официантка. — ... но почему мне кажется, что Вам с ней как-то некомфортно?

Понимая, что вопрос был, возможно, слишком личным, ей не оставалась ничего, кроме как громко хихикнуть и махнуть ладошкой, а после податься прочь, напоследок бросив: «Впрочем, прошу простить моё любопытство... Приятного аппетита!».


Через десять минут Восьмая вернулась к своему собеседнику. Молча, ну или проигнорировав вопросы, если таковы будут.

Она уселась за стол и, тяжело выдохнув, подняла глаза вверх. Вот-вот принесенный вкусно пахнущий стейк, что уже лежал на столе и манил к себе... ну никак не впечатлил её и даже не удосужился внимания. Кажется, что убийца была обеспокоена чем-то серьезным и жизненноважным. Её когтистые пальцы ритмично стучали по столу, а правая нога лихорадочно подбивала пол.

С минуту её глаза не опускались вниз, а затем, совершенно внезапно, Ди подрывается с места и за два шага оказывается возле дракона. Правая рука хватает его за лапу и больно сжимает – она не контролировала свою силу из-за бушующего внутри ядра (сродни нервам у других существ).

— Недавно наша экспедиционная группа нашла сферу Смерти. У того самого тела. — обеспокоенным голосом сказала Ди. — Сейчас, во время декодирования артефакта погиб наш человек. Я вынуждена тебя...

Опустив глаза вниз, Ди заметила, как крепко держит Иезекииля и тут же резко, словно ошпарившись кипятком, откинула руку, после медленно повернувшись в сторону своего места и медленным шагом направившись вперед.

— ...попросить помочь. Мне сказали, что перед тем, как тело ювелира превратилось в жидкую субстанцию, он успел выкрикнуть моё имя. Скорее всего, там есть что-то важное, что может помочь нам создать Фарфелию.

Усевшись на место, Ди примерила на себе серьезную маску, словно от этого зависит её будущее.

— Спонтанно, да, но! Я сделаю все, что хочешь! Только прошу – помоги декодировать артефакт. — девушка откинулась на спинку стульчика. — Если что, то у тебя нет выбора. Я уже дала запрос на его перемещение. Артефакт будет у твоего дома через три-четыре часа – наша группа уже выдвинулась на шаттле с центрального корпуcа «Локуса». Так что, у нас есть немного времени...

Отредактировано Сала-Аль-Дикель (2023-09-23 01:01:36)

Подпись автора

Если я – это последнее, что ты видишь, значит, Фортуна отвернулась от тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/359733.gif

+1

8

Иезекииль мог бы оставить всё как есть, но сквозь щёлку между пальцами, прикрывающими его заалевшую морду, скользнул заинтересованный, голодный и тоскливый взгляд, жадный до хоть чего-то не нарисованного на экране монитора. На секунду, всего на мгновение горячее тепло под ложечкой пересилило оковы смущения. Водя жадными глазами по выпуклостям на латексе, он искал хоть что-то, что может подлить топлива в разбушевавшийся огонь, но с каждой секундой его взгляд всё больше тускнел – худые бёдра и плоский живот, тонкие плечи с чёрточками мышц, ничего мягкого и упитанного. Да и в конце концов она гуманоид...
Дракон глубоко, расстроенно вздохнул, будто от того, что до него домогались, но нет, он разочаровался в теле убийцы. Буквально через несколько секунд он снова прикрыл морду, пытаясь спрятать стыдливые, напуганные слёзы, будто вот-вот могла случиться катастрофа. О чём он только думал, будто Дикель и он?!. Идиот, кретин! – впивались собственные когти в его висок, пока под сцепленными губами скрипели зубы.

К бо́льшему несчастью, он не услышал ничего интересного из рассказа Дикель об обнаружении тела. Зелю не хотелось вникать ещё и в демиуржьи распри с собственным подчинённым. Почему и зачем – не его ума, не его желания дело. Единственная деталь, что хоть как-то зацепила заусеницу на дальней извилине и заставила дрогнуть его ресницы – "Эхо демиурга"... Контролирующее? Следящее? За столь могущественным существом? Какими бы они ни были, демиурги всегда являлись воплощением чего-то недостижимо могущественного.
Иезекииль слегка усмехнулся.
Вот бы меня так огородили от чего-то вредного. — Он мечтательно помешивал конфетки в напитке, разламывая их с глухим щелчком краем трубочки. Его родителям было просто наплевать на него, и в болезни, и в здравии. Они просто делали всё, чтобы выжило его тело. О его увлечениях, интересах и эмоциях они знали крайне мало. Их интересовал только его собственный успех, и если интерес был связан с ним, вот тогда они нисходили с вниманием к нему.
Дракон подпрыгнул на месте, чуть расплескав коктейль по столу, от звона пейджера. Зель проводил удаляющуюся и извиняющуюся Ди-Кель, и тут подоспела официантка с его истекающим соками стейком.
О-она не мой друг. С-скорее... надзиратель. — Горько пошутил дракон, и неловко похихикал. Видимо, почувствовав эфемерную неуместность вопроса, официантка пожелала приятного аппетита и удалилась. А Зель и слова вымолвить не мог, настолько ему было страшно за свою, казалось бы, безобидную шутку, будто если бы эскадрон это услышала, у него бы осталась кочерыжка вместо головы. Настолько страшно было подать голос, попросить помощи. Да и никакого в этом нет смысла. Ди-Кель заставит его сделать всё, что она захочет.
Он вздохнул и без всяких приличий со звоном и грохотом пробил вилкой шмат мяса и надкусил, богатейший вкус говяжьих соков наполнил рот до самого нёба чесночно-тимьянов-масляным блаженством. Дракон закатил глаза, на секунду забыв обо всём на свете, и залпом выпил весь оставшийся коктейль. Пластырь на пробитую артерию.

Стоило силуэту Ди показаться в проходе, тело словно сковали стальными тросами. Дракон так и уставился в пустую тарелку с отсутствующим взглядом, молясь, чтобы эскадрон не слышала его слов. Но ничего не последовало, только молчание, будто взгляд  всемогущего колосса, нависло над столом. "Что-то должно произойти" – стоило этой мысли родиться, в запястье дракона вцепилась чудовищная хватка. Вены на лапе взбухли, послышался треск костей, Иезекииль только и выдавил сквозь сжатые зубы плаксивый скулёж, пока ладонь эскадрон закапывалось всё глубже в плоть, будто пытаясь выдавить из помятого лимона последние соки.
Пощади, прошу!.. — цедил он сквозь сжатые челюсти, уже практически рыдая от боли, но не сопротивляясь. И как стихия обрушилась, так внезапно и исчезла, как только пальцы убийцы слегка разжались, дракон вырвал лапу и схватился за неё другой. Даже сквозь помятую, скомканную шерсть виднелся отчётливый синяк, практически штамп ладони эскадрон. Прижав уши, Иезекииль вжался в дальний угол дивана и смотрел на Ди-Кель глазами-бусинами, как загнанный зверь. Его всего трясло.
Что же он наделал... на что он себя обрёк...

Зелю понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Что бы Ди-Кель ему ни говорила, он не отвечал, вжимался в кожаную спинку дивана, щурился, скулил от боли. И только под конец он поднялся с дивана, опасливо приблизился к столу. В груди всё ещё было тесно, она отчётливо вздымалась и опадала, столь глубоко он дышал, кажется, даже сквозь кожу пробивалось его сердце.
Защити меня от любого воздействия этой штуковины. — Никакого профессионального сленга. В жопу.
Ему не сбежать, он ничего не может сделать. Единственный выход – идти до конца. Ему нужно попасть в свою лавку. Там он сможет при необходимости дать ей отпор.

+1

9

[status]Тип поведения – второй[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/122805.jpg[/icon]

Ди-Кель отдернула руку и с недоумевающим лицом, приподнимая левую бровь, смотрела на дракона – она не сжимала руку сильно. По крайней мере, так ей показалось на тот момент. Тяжело выдохнув и закатив глаза, она развернулась и двинулась на место, где её ждал стейк, – пока еще горячий, но побегай она еще минут десять туда-сюда и аппетит вовсе пропадет. — а после плюхнулась на место закинув ногу на ногу, вальяжно откинувшись на спинку. Однако, девушка не ела, а просто смотрела то на тарелку, то на собеседника.

— У нас еще есть время. — указывая взглядом на ужин, сказала Ди-Кель. — Мы можем закончить тут, а после двинуться к тебе.

Далее убийца тихо захохотала, прикрывая клыкастые зубы ладошкой.

— Звучит так, словно я собираюсь завалиться к тебе домой и смачно отсосать в благодарность. — она говорила это без какой-либо застенчивости: грубо, властно и хладнокровно. — Но, если ты воплотишь красотку из чертежей в реальность, то... почему бы и нет? Ах, да... За декодирование артефакта тоже полагается награда.

Далее эскадрон должна была бы засмеяться, якобы сводя все в шутку, но лишь хищно облизнулась и в очередной раз бросила взгляд на стейк, приняв решение все же съесть его в пару заходов, не церемонясь с приличием и этикетом – эти слова были не для такого конченного от природы существа.

— Я гарантирую тебе целостность физическую и... — правая рука Ди легонько взмыла вверх и столовый нож начал послушно резать мясо. — ...моральную. Однако...

Указательный палец «поманил» кусочек стейка в пасть. Как только тающее во рту «лакомство» оказалось на языке, девушка довольно выдохнула и широко улыбнулась. Далее этот же указательный палец направился в сторону напряженного собеседника.

— Мне интересно, что ты планируешь делать, Иезекииль? — говорила убийца с полным ртом. — Импровизация? Или у тебя уже есть какой-то шаблон, ну или же скрипт действий?

Наконец-то дожевав и проглотив кусок мяса, Ди-Кель с отвращением посмотрела на оставшееся блюдо и выразила свое яркое фе, отвернув личико в сторону, принявшись рассматривать запыленные книжки на старой полке.

— И, слушай, расслабься, наконец-то, а? Я, быть может, и убийца там, а либо кровожадная мегера... — девушка пожала плечами, но не спешила восстанавливать зрительный контакт с собеседником. — ...как меня еще называют? Тарантулом? Ехидной? Круто, конечно, но, блин! Обидно, когда во мне видят не девушку, а какую-то ходячую мясорубку. Знаю-знаю! Я такой и являюсь по природе, но...

Девушка резко встала и подошла к полке, заприметив интересную книженцию. Протянув руку, она попыталась её вытянуть, но та была намертво зафиксирована – бутафория. Разочарованно выдохнув, эскадрон вернулась на место.

— Даже книги здесь ненастоящие... — бросив грустную улыбку, сказала Ди-Кель и пожала плечами. — Так вот! Вернемся к нашей теме о... тебе! Расслабься! Представь, что я твоя подружка, которую можно потискать за задницу, а та лишь мило улыбнется и... не откусит половину лица, окей? Нет! Ты не подумай! Я не со всеми такая! Просто, я хочу, чтоб ты себя чувствовал со мной в безопасности. Хоть мы и знакомы пару часов, но, слушай, дружище, я не угроза тебе, а даже наоборот! Источник бабла, пошлых шуток и больших перспектив! Хотя не знаю, как ты относишься к пошлым выпадам. Ну, просто знай, что у меня бывают такие периоды... А бывают и такие, когда меня лучше и не трогать, но...

Далее она громко засмеялась и потянулась за коктейлем. Сделав пару глотков, эскадрон продолжила говорить.

— Нет, я не про менструальные дни! Кончай в меня сколько угодно и... куда угодно, а детей иметь не могу. Кхм... Тут речь идет о стабильности ядра. О! А вот коктейль действительно классный! А! Еще один маленький сюрприз!

Она указала на свои бедра.

— Еще у меня есть член. Не знаю, зачем тебе эта информация, но блин! — Ди довольно расставила ноги и немного сползла вниз. — Теперь ты видишь уже не убийцу, а болтливую дурочку, да? Так вот, знакомься – это Ди-Кель.

Именно, существо перед Иезекиилем было довольно простым и сложным одновременно: простое и довольно предсказуемое, по своему характеру и поведению, что явно выражается в действиях или эмоциях, а сложное из-за нестабильности этих самых эмоций, что в один момент могут круто повернуть «кукуху» существа на 180 градусов, превратив в агрессивного цепного пса Эволюции, что вот-вот, да перегрызет глотку. Однако, это не грозило Иезекиилю, так как сейчас Демиург не владел своей игрушкой из-за большого расстояния, да и, скорее, он был практически партнером Локуса, если все же сможет помочь Восьмой.

Так герои просидели еще около часа: Ди-Кель болтала абсолютно обо всем, практически не замолкая, высосав уже пятый коктейль, что хорошо дал в голову – она попросила официантку добавить чего-то сильнодействующего, иначе это «молоко» её и вовсе не брало.

— Нум-с, мастер артефактов, пора выдвигаться! — расплачиваясь по счетам, веселым тоном сказала Ехидна. — Будем разбираться с той ху*ней, что вот-вот окажется на твоем пороге!
— О! Звучит интересно! — не менее закрывая книжку, ведь там были довольно приличные чаевые, подклинила официантка. — Ну, приходите еще! Рады будем видеть!
— Ага, зайду... — Восьмая тихо хохотнула. — Только чтоб на твою милую жопу пялиться. А будет короткая юбка или лосины, так втройне больше чаевых навалю.
— Чт... я... ам-м-м... — девушка сильно зависла и сильно покраснела. — Вам не стоит такое говорить, но ладно...
— Пойдем, Иезекииль. Нас уже ждут, полагаю...


На небе во всю сияли далекие и уже давно умершие звезды, а улочку слабо, но все же освещала луна...

У порога самого магазина, где дракон творил свои чудеса, создавая различные артефакты, стояли четыре мужчины: каждый был одет в черную форму и трое из них держали в руках подобие релейной винтовки, что способна пробить, казалось бы, даже самую прочную броню. Их лица была закрыты безликими черными масками, угрожающе сверкающие зелеными огнями. Эти кадры были из ветви «Тайгета» и полностью подчинялись воле Восьмой, если та не шла вразрез с желаниями Кристалиты.

Когда Ди-Кель и Иезекииль подошли вплотную, один из них принялся пристально наблюдать за драконом, сняв винтовку с предохранителя – это было замечено их главой и пьяным, но все же строгим взглядом приказала тому вернуть положение рычажка назад, что безмолвно и быстро было выполнено.

— А где ваш... страйдер? — удивленно спросила Ди и бросила взгляд на небольшую металлическую коробочку серого цвета. — Это то, что мне нужно?
— Вы уверены, что этому кадру можно доверять, госпожа глав-Тайгета?
— Этот, как вы сказали, кадр, которого, кстати говоря, зовут Господин Иезекииль... — она аккуратно положила ладошку на левую лапу дракона. — Будет декодировать эту ху*ню. Отнеситесь к нему с таким же уважением, как и ко мне. Так что да, доверяю. Так где страйдер?
— Ох, страйдер, да. В паре кварталов отсюда. Тут его нигде не посадить, если, конечно же, мы не хотим снести к чертям крыши и окна зданий. — затем служебный болванчик замешкался. — Но почему Вам это так интересно?
— Я своей жопой отвечаю за расходы моей ветви, а она, как и бюджет, не резиновая. Понимаешь?
— Нет, но...
— Проехали. Что внутри этого контейнера?
— Не знаю, что вам сказали ранее, но, мне было приказано доложить, что внутри контейнера находится «поющая» сфера.

Ди-Кель хотела была уже вскрикнуть от удивления, но вовремя спохватилась и с каменным лицом кивнула, якобы подтверждая, что понимает о чем речь, хотя на самом деле она была дико ошарашена такой, казалось, что невозможной находкой.

— У того самого тела его нашли? Верно?
— Нет, Госпожа. Его нашли у вас на столе. Будто кто-то подло...
— Что?! — тут эмоции Ехидны уже прямо таки варварски вырвались наружу, эхом разбежавшись по округе. — Как он там, бл*ть, оказался?! Схерали мне напизд*ли, что его нашли у того самого проклятого тела?! Как вообще внутрь Ордена попал кто-то посторонний?! Вас прям тут взъебн*ть?!
— Госпожа, умерьте пыл. Должен сказать, что... — служители переглянулись между собой. — мы по связи не сообщали, где нашли этот предмет и...
— Погоди-погоди секунду. — Восьмая резко перебила и встревоженно посмотрела на Иезекииля, немым языком вопрошая подтверждения того, что он слышит. — И никто не погиб при его осмотре?
— Его осмотрели наши мастера и констатировали, что слышат песню на неизвестном языке. Никто, соответственно, не погиб. Это определенно артефакт, но вот по инструкции мы должны были немедленно оповестить Вас и далее действовать по указаниям, что и было сделано. Вы, словно не в себе, приказали его доставить сюда немедленно, использовав самый быстрый способ. Вот мы и...
— Ну не могла же я столько выпить... — Ехидна медленно почесала затылок, опасливо поглядывая на контейнер. — И теперь понятно, почему я спросила про страйдер.
— Вы пьете «сдерживающие» таблетки? — вопросил мужчина с винтовкой в руках, стоящий прямо позади главаря группы. — Вы же не хотите превратить вашего нового друга в фарш?

После этой фразы Восьмая сжала кулак и угрожающе бросила взгляд на говорящего, словно приказывала заткнуться, ведь эта фраза напоминала какой-то прием у психиатра, что, на самом деле, так и было, ведь вопрос задал личный врач эскадрон, следящий за её состоянием... как получается, но её приказ казался странным...

Выдавив из себя улыбку, Ехидна медленно кивнула и вновь посмотрела на Иезекииля.

— Не переживай. Фарш из тебя делать никто не будет. Помни, что я говорила в ресторане, хорошо?
— В любом случае – приказ выполнен. — мужчина всучил коробку в руки дракона, а после вернулся в групповой строй. — Желаем вам двоим удачи.
— Вольно. Можете идти... — махнув рукой, промямлила Ди, а после бросила виноватый взгляд на товарища. — Пойдем к тебе... Посмотрим, что это за чертовщина, да и хочу связаться с Локусом.


Ди-Кель нагло завалилась на ближайший стул и достала из кармана тот самый прибор, издали напоминающий древний пейджер. Девушка хотела связаться с тем, кто осматривал артефакт, дабы убедиться в словах своих подопечных, — на самом деле они больше походили на сдерживающий взрывной характер Ди-Кель персонал. — тем самым обретя спокойствие и ясность ума.

Поднеся прибор к зеленым глазам, Ди-Кель зависла на несколько секунду, а после принялась лихорадочно нажимать на кнопку включения, но тот все никак не включался. Далее она медленно повернула приблуду тыльной стороной к себе и теперь глаза эскадрон распахнулись настолько широко, насколько позволяла природа – в аппарате не было батареи.

— Это, бл*ть, невозможно... — она протянула «девайс» Изекиилю. — Пожалуйста, скажи, что меня не вы*бали в глаза по дороге сюда и ты тоже видишь, что аккумулятора нет.

И действительно, гнездо пейджера было пустым. Особенность конструкции крылась в том, что «звонилка» плотно крепилась к поясу, а сам крепеж находился в отсеке, куда вставляется батарея и, соответственно, каждая «таблетка», вставляемая в гнездо питания, магнитилась к поясу девушки, но... его не было... а значит, что с самого начала устройство было нерабочим.

— Если ты скажешь, что я каким-то образом потеряла батарею, то я отказываюсь в это верить, ведь тогда... — Ехидна осмотрела свой пояс, а затем проверила карман штанов и, разумеется, не нашла никакой батареи. — ...пейджер бы противно пищал с момента утери, а значит, что во время подготовки или же после диалога подобное исключено, но...

Голова убийцы медленно повернулась в сторону выхода.

— Что это были за существа, что всучили нам... — теперь голова медленно повернулась в сторону коробки. — ...эту сраную шкатулку Смерти? И откуда они знают о моем недуге?

Подпись автора

Если я – это последнее, что ты видишь, значит, Фортуна отвернулась от тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/359733.gif

+1

10

Пока эскадрон набивала лицо стейком, дракон потирал ноющее предплечье и сверлил раздражённым взглядом сверлил свою пустую тарелку, словно пытаясь расколоть её спицей. Наверное, ему бы и хватило духу извиниться, встать из-за стола и уйти со словами, что заказ он не примет, но у него трясутся поджилки, а из горла и звука не выдавить. Только приходится слушать, слушать, слушать... Мерзкая, бессмысленная похоть, вгоняющая в краску.
От слов девушки просто пробивает на истеричный смешок.
Пфх... Расслабиться. Я простой затворник, неделями не выходящий из лавки, занимающийся артефактами сутками напролёт... а меня насильно вытащили в бар, а потом в приступе истерики чуть не сломали лапу. Какой уж тут... — Он сдавленно хлюпнул. — Я давно смирился с тем, что не буду силён ни физически, ни морально. Не вижу смысла держать своё напряжение за закрытыми дверями.
Он даже в детстве таким был, чуть что выходило из под контроля, он терялся. Нельзя было довериться даже самому себе, когда его нестабильная магия выходила из под контроля, и превращала стеклянные вазы в бумажные, а ковровый ворс обращал в обсидиановое стекло. И когда ему доставалось от родителей, порой даже за самые мелкие ошибки, он считал это за данность, он не мог что-то сказать в ответ. Зель не мог постоять за себя и в школе, от нападок одноклассников его вечно защищал друг. Чего дракон действительно добился – признание учёного и научился творить артефакты, но Зель всегда обладал качествами исследователя и изобретателя, что в детстве лепил из пластелина необычные штуковины, что сейчас. Он ни капли не изменился за все тридцать четыре года своей жизни. Как был слабым птенцом, так и остался. А после того инцидента... порой даже нож в лапы брать страшно.
Даже если ты этого не хочешь, меня легко раздавить.
А через час беспрерывной болтовни, видимо, вдоволь упившись и наболтавшись, эскадрон наконец решила заняться делами и расплатилась за напитки и стейк, конечно же при этом пофлиртовав с официанткой. Зель заплатил за себя и протянул хорошую горсть чаевых, – наверное больше из стыда за Ди-Кель, чем действительно хотел столько отдать. Тяжело поднявшись с насиженного места, повесив голову от усталости, он поплёлся за Ди-Кель. Они вышли на улицу и уже в тишине пошли до лавки пешком. Ну да, пространственной магией не попользуешься на пьяную голову, если не хочешь... – дракона передёрнуло, – чтобы тебя располовинило.

На подходе Зель заметил каких-то людей рядом со своим домом, прямо у входа стояло четыре вооружённых мужчины в военном обмундировании, на их плечах были замысловатые, очень сложные узоры. В темноте толком не рассмотреть, но дракон чувствовал исходящую от них магическую энергию.
Дракон и его трёхметровый надзиратель подошли ко входу в лавку, и Зель услышал щелчок предохранителя. Шерсть тут же встала дыбом, а лапы рефлекторно вбились в каменную кладку, чуть ли не пробив её. Он просто стоял на месте, ничего не делал, даже не смотрел в их сторону.
На пренебрежение ему уже было всё равно, за сегодняшний вечер... а уже и ночь не такое происходило, но искорка тепла со стороны Ди пригрела его сердце, самую малость. Она всё ещё может разжечь неконтролируемый пожар, и всё же на душе стало немного спокойнее, что эскадрон утихомирила своих подчинённых.
Зель отошёл к стене и присел около двери, разговор он слушал с самого начала, так как не считает подслушивание за что-то некультурное, если ты стоишь прямо здесь и никак не можешь отвлечься. Да и громогласное "Что?!", которое выкрикнула Ди-Кель, разбудит даже мертвеца. В кои-то веки дракон не пожалел о своём решении, дела приобретали действительно странный оборот. Не важно, что в ордене Эволюции плетутся интриги, куда более интересно и загадочно, как артефакт оказался на столе главного военачальника ордена. Какими же свойствами он обладает? – дракон уже более внимательно поглядывал на странную коробку в руках одного из охранников, скорее всего та самая сфера... которая может в любой момент его прикончить. Он стиснул зубы, зажмурился и слегка ударил себя затылком о скалу – "За что ему всё это?"
Стоп, что-что он сказал? Его осмотрели? Не опасен?! ЧТО?! – дракон вытаращил глаза на Ди-Кель в ожидании объяснений, но не было похоже, что она что-то понимает, напротив, она была в полной растерянности. А потом у него в лапах резко оказалась та самая коробка, дракон от неожиданности чуть не выронил её.
Эй, осторожнее с этим! — Кинул он напоследок в спину уходящим бойцам. Бескультурщина, обращаться так с артефактами...

Это ни капли не утешает. — Грустно улыбнулся дракон на слова убийцы, что та не сделает из него фарш, и дотронулся до двери лапой. По узору дерева разошлись голубые всполохи и наполнили материал лёгким свечением, делая его похожим на замысловатый агат. Защитный барьер и укрепление снялись, щёлкнул замок и они вошли.
Приса... — не успел Зель махнуть лапой, как эскадрон уже нашла себе место на левитирующем кресле. — ...живайся. — Он немного потёр пальцы друг о друга и, глубоко вздохнув, прошёл за лавку. Коробка левитировала за ним на телекинетической тяге.
Только постарайся не шуметь, дай Мель выспаться. — Зель уже не церемонился с уважительными приветствиями, "вы"-канием и прочими ненужностями, какая разница. Что так, что эдак... кончится всё одинаково. Он осторожно спустил коробку на прилавок и взглянул на озадаченную своим пейджером Ди. А выслушав её удивление, у Зеля всего на мгновение побежали мурашки по коже, но потом картинка сама собой сложилась, и по морде дракона расплылась лёгкая улыбка. Не даром говорит же, что помнит абсолютно все свойства артефактов, о которых ему когда-то рассказывали.
Что за существа – не знаю. А вот что внутри... — дракон щёлкнул замочком, затем вторым, — могу сказать почти наверняка.
Он выдвинул телекинезом ящичек из прилавка, оттуда вылетела шёлковая ткань, просочилась в открытую крышку и подобрала артефакт, спланировав вместе со сферой прямо в протянутые лапы дракона.
Очень похоже на ядро в твоей груди. Значит, говоришь, вы все связаны?

+1

11

[status]Тип поведения – Третий[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/122805.jpg[/icon]

Несколько минут Восьмая задумчиво пялилась в потолок и пыталась понять, каким образом работал пейджер: магией его не зарядить из-за технических особенностей, а взломать хоть и возможно, но система тут же подаст об этом сигнал и уничтожит аппарат, тем самым прервав вещание во взломанной линии связи. Тяжело выдохнув, девушка со всей силы сжала пейджер и пластиковый корпус с треском, разлетаясь на осколки в разные стороны, разломался на мелкие части, оголив провода и разрушенную плату.

— И я не знаю, кто это был. — осматривая детали сломанного аппарата, вяло ответила Восьмая. — Что?

Разломанный пейджер был выпущен из рук прямо на пол. Эскадрон лениво поддалась вперед, принявшись сверлить Иезекииля недоверчивым взглядом.

— Оно слишком большое, блин! — указывая на шар, возразила она. — Посмотри сюда!

Когтистые руки ловко и очень быстро расстегивают молнию костюма от шеи до живота, а затем двумя руками оголяется, буквально демонстрируя дракону свою маленькую грудь, но, к счастью, или же сожалению, прикрывая интимные «детали» ладонями и латексным костюмом. Большим пальцем она тыкает прямо по бледной коже, указывая на солнечное сплетение, откуда едва ли улавливалось тусклое свечение.

— Моё ядро, по размерам, схоже с сердцем хумана, ну или же эона. И имеет форму, я бы сказала, что кристалла, а это шар и...

Она явно охмелела только сейчас, и, возможно, могла бы согласиться на разные... дерзкие предложения. Если обратить внимание, то можно заметить вальяжную и, можно даже сказать, что вульгарную позу: полулежа, довольно-таки удобно помещаясь в большом кресле, Восьмая широко расставила ноги, закинув одну на подлокотник, а второй ритмично покачивала из стороны в сторону. При этом она не постеснялась практически раздеться для незнакомца, что может казаться чуть-ли не актом эксгибиционизма, но на самом деле у Восьмой просто нет тормозов и этического понятия «зоны комфорта».

— О... Видимо, я поспешила, да? — она глупо отшутилась, но не спешила возвращать все на прежнее место – оставила грудь практически оголенной. — Говорят, что этого стоит стыдиться, ибо может вызывать отвращение, ну или же смущение у окружающих. Со своим телом я так не считаю, ибо...

Ехидна указательным пальцем левой руки потыкала себя за правую грудь.

— Здесь не на что смотреть попросту – они маленькие! Но! Если желаешь, я могу сделать себя поменьше и тогда грудь с ляжками станут немного «сочнее» и, может, мы...

Послышался тихий и ехидный смешок из уст эскадрон.

Простите, господин Иезекииль. Это все алкоголь и ночь так влияет на меня. А еще, возможно, отсутствие сна. Знаешь ли, я не спала уже почти три месяца, а это значит, что скоро наступит цикл сновидений. Длится он около четырех дней. Зачем я тебе это говорю? Ибо пьяная! Очевидно же!

В её голове будто что-то щелкнуло, сменив поведение «котелка».

— Уже ночь! Я не хочу разбираться с этим сраным шаром! Я чертвоски хочу спать и... — Ехидна в очередной раз бросает оценивающий взгляд на Иезекииля, а затем медленно облизывается — при этом не обратить внимание на её раздвоенный змеиный язык было довольно таки тяжело. — и хитро улыбается. — Эй! У тебя же большой член? Сможешь подойти поближе? Я... смогу заценить его? Я серьезно, милый.

Правая нога девушки прекратила ритмичные качания и приподнялась вверх, демонстрируя туго обтянутые латексным костюмом прелести.

Все это время Ди-Кель наблюдала за реакцией дракона: улавливала дыхание, движение зрачков и тембр голоса. Её было интересно посмотреть на поведение, как говорилось в объявлении, мастера артефактов. Да и этот парнишка, честно признаться, понравился ей своей мордахой при первой встрече.

— Ты сможешь уныло подрочить у себя в кровати, ведь... — когтистые пальцы опускаются вниз и аккуратно прикасаются к латексу, что обтягивал лоно. — ... для создания артефакта нам понадобится твоя сперма. Дракона.

Восьмая специально не упоминала этого в своих чертежах, так как понимала, что подобный пункт мог поставить жирнейших крест на данном артефакте, ибо если Орден узнает хотя бы о мыслях, подобных тем, что чертями будоражили мозг девушки, то Эволюция не позволила бы этому случиться.

— Так что, как видишь, варианта у тебя два: накидать образец от руки, ну или же наполнить меня. — существо пожало плечами. — Нет? Откажешь? Ну, быть может, у тебя есть знакомые драконы-доноры? Кстати, самки тоже подойдут, но вероятность успеха будет значительно меньше, так как во мне больше женского, нежели мужского. Понимай услышанную информацию как хочешь. Так вот! Я долгое время вспоминала, как же рождаются эскадрон и есть ли способ обмануть систему.

Рогатая убийца довольно кивает, не снимая с лица широкую улыбку.

— Есть. Путем ментальных пыток и исследования собственного ядра, мне стало известно о себе немного больше. Например, что я – спящий космический дракон. Мёртворожденный, если быть точнее. И, если тебе интересна эта информация и проект в целом, то...

Указательный палец Восьмой указывает на Иезекииля.

— Придется делать так, как я скажу, а нет – ищи донора и изучай детали проекта, но информации обо мне ты больше не получишь, так как не смогу тебе доверять. И если так, то вернусь я через четыре дня... Ну, так что? Подойдешь, милый Иезекииль? Или мне собираться?

Отредактировано Сала-Аль-Дикель (2024-02-11 02:24:40)

Подпись автора

Если я – это последнее, что ты видишь, значит, Фортуна отвернулась от тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/359733.gif

+3

12

Иезекииль со скрипом скосил глаза на грудь эскадрон, не потому что был смущён её телесами, а потому что ему так было комфортнее, он пытался заслониться детским "не вижу, значит этого нет", и хоть дракон вёл осмысленный, насколько это возможно, участливый разговор с убийцей, не смотреть на неё сейчас было гораздо проще.
И всё же глаз цеплялся за блёстки на ядре, огранённого словно искусным мастером – и ведь действительно, на шар в его лапах совсем не похоже. И всё же Иезекииль чувствовал связь между сердцем Салы и этим каменным шаром, эмоционально и интуитивно, нежели буквально.
Но в следующую секунду дракон уже жалел, что осмелился перевести на девушку взгляд, её обтягивающий латексный костюм выдавал любую выпуклость, в том числе и между ног, которые эскадрон без какого либо стеснения демонстрировала, сыпала, словно песок в глаза. Артефактор глубоко вздохнул и просто отвёл взгляд, не желая ещё больше топорщить себе нервы пьяным покупателем и решил сосредоточиться на ядре, вполуха слушая диалог, а пожалуй и монолог Салы.
Иезекииль смотал шёлковую тряпочку в виде гнезда, чтобы шар никуда не укатился, и поставил его на прилавок. Из столешницы волей телекинеза выдвинулся деревянный ящичек, из которого вспорхнул в лапы дракона небольшой артефакт, хрустальная сфера с тысячами тонких золотых ниточек внутри, образующих замысловатые кудрявые завихрения, словно солнечные протуберанцы и водовороты. Мастер поднёс его к глазу и взглянул сквозь его завихрения на шар, ожидая увидеть что-то необычное. И действительно, это структура не совсем проста, но и не неординарна, напоминает нефрит с крайне сложной историей и непонятными вкраплениями. Его день становится всё хуже и хуже – причитал в мыслях разочарованный Иезекииль, но активно делал вид, что продолжал исследовать ядро, хотя и был уверен, что вряд ли найдёт там что-то ещё. Однако он всё же задумался, ибо там присутствуют какие-то микроскопические структуры, которые выдают себя необычной сигнатурой, монолитные объекты не дают такие сложные вспышки в кристалле, однако этот артефакт слишком груб, чтобы их разглядеть. Нужно оборудование поточнее.
Из общей занятости Иезекииля выдернуло "Твой член", от чего в морду сразу ударила краска, дракон даже на секунду зажмурился и постарался выровнять дыхание, чтобы не показать виду, но он ещё как показал. Но последнее, что совершенно выбило артефактора из напряжённой задумчивости "Для создания артефакта нам понадобится твоя сперма. Дракона."
Иезекииль поднял морду и иступлённо уставился на эскадрон, без какого либо смущения, словно застыл в мгновении, когда он ещё даже не успел отреагировать, на его морде читалось только пассивное, ненавязчивое, но такое отчётливое "ты спятила, с катушек слетела". Но чем больше мастер смотрел на серьёзное, не двигающееся, словно пластиковое, лицо сильнейшей убийцы в солнечной системе, тем больше его уверенность таяла, как снег в весенней луже, а желудок забивался горстями игл от адреналина. Он чувствовал, как мышцы морды сводит судорогой, а глаза наполняются блёклой влагой, в груди, словно капкан, сжимаются рёбра, он готов был треснуть, разрыдаться на месте, закричать во всю глотку, чтобы убийца катилась к хренам и не возвращалась.
Прости, но ты не в моём вкусе. — Тихое, изподлобья, ровное и без взвизгов, спокойное, но ещё один крошечный укол, и дракон взорвётся, как только что вытащенный из залежи агат. Как ему в тот момент показалось, максимально уважительный и компромиссный для их обоих ответ, но эта небольшая фраза стала каплей воды, выдавленной из камня, концентратом всего, что с Иезекиилем сегодня произошло. Он уже переставал себя контролировать, и осознание этого шкрябало изнутри его лоб. Ему нужно сделать одно, последнее, додавить последнюю каплю из полугодового тюбика пасты, он не должен, не может допустить и трещины на своём спокойствии. Нельзя. Поддаваться. Ярости.
Приходи за образцом через четыре дня, я буду тебя ждать. — Спокойствие, собранность, хрупкая напряжённая твёрдость. Что он только что сказал? Он согласен? Только через секунду до Иезекииля дошли его собственные слова, словно кукла ощутила усилие доселе невидимого кукловода.
Дракон смотрел в спину уходящей расстроенной эскадрон и отчётливо, как никогда ясно понимал – он не менее сумасшедший, чем Сала-Аль-Дикель.

+2

13

Получив вялый отказ, Ди-Кель сначала свято думала, что ей послышалось. Рогатая прищурилась и ехидно улыбнулась, искренне предполагая, якобы её собеседник смущается дать соглашение, но затем... О-о-о-о-о, затем, присмотревшись и увидев хмурое выражение Иезекииля, до твердолобой дошло, что ей только что дали моральную пощечину – отшили, причем впервые в жизни. Хоть слова владельца артефакторной были тихие и сдержанные, но вот эхо от «морального» удара по эго Восьмой разразилось, кажется, что по всей планете, словно сказавший вложил в них всю свою ненависть.

— Я-я-я-ясненько. — ехидно протянула Восьмая, сбрасывая с себя улыбчивую маску. — Не в твоем вкусе, значится. Хорошо-о-о-о, хорошо-о-о-о...

Голос эскадрон был подобен шипению змеи. Казалось, что вот-вот и из её зубастой пасти ручьем польется разъедающая кислота – настолько «ядовитым», злым и угрожающим казался говор. Она ведь не принимает отказы, а, если быть точнее, то не мирится с ними, тут же прибегая к своим излюбленным дипломатическим кейсам: пытки, запугивание или же угрозы. Все делается лишь для того, дабы другая сторона «добровольно» пошла на согласие, но...

Но это был другой случай. Восьмая, почему-то решила быть искренней и открытой с Иезекиилем. Что ж, долго такой быть не вышло – её тут же разбили головой о ментальный камень, раскрошив череп на две части, выпустив наружу ужасные мысли, противный характер и садистские наклонности. Она искренне не понимала отказ от близости, считая, что она не то, что не в его вкусе, а враждебно противна! Хотя объективно, жертвой сейчас здесь был Иезекииль, но, рогатая так не думала. Настолько чувствительны эскадрон к словам и эмоциям окружающих.

Ди-Кель ловко сбросила ноги с подлокотника кресла на пол, громко стукнув танкетками обуви и крепко сжав коленки вместе. Её когтистые руки медленно вытряхивали с костюма нечто невидимое, но, если быть достаточно проницательным, то можно предположить, что так она показывает своему собеседнику, что оскорблена и облита словесными помоями. Хотя прекрасный дракон не сказал ничего такого! Просто вежливо отказал, причем находясь в довольно-таки напряженной атмосфере.

Восьмая встала с кожаного кресла бесшумно и тенью приблизилась к Иезекиилю, притронувшись к его холке ледяными коготками. Она медленно гладила его и, как полагается, вновь нагло нарушила интимное пространство, буквально чуть-ли не сталкиваясь носами. Салатовые зрачки смотрели прямо в глаза дракона, словно гипнотизируя его.

— Не вздумай подвести меня, дорогой. — левая рука громко шлепнула по столу, оставив дракону пластиковую карточку с крупным денежным балансом. — Иначе санкции за просрочку договора выплатить не в состоянии будешь.

Фыркнув на прощание, девушка офицерской походкой направилась к выходу.

— Приходи за образцом через четыре дня, я буду тебя ждать.
— Вероятнее всего, я пришлю за образцом свою подопечную. — открывая дверь, бросила ледяным голосом Ди. — И только посмей обращаться с ней плохо...

И дверь мастерской тихо закрылась, хотя могло показаться, что бестия сейчас хлопнет со всей силы, вырвав её с петлями и стеной.


Ближе к глубокой ночи, Восьмая, как и полагается главе «Тайгета», сидела в просторном, но неизменно мрачном кабинете при тусклом свете, перебирая нудные документы, время от времени ставя печать согласия, ну или же, если текст на бумажке казался бредовым, то просто скомкивала его и выбрасывала в сторону черной деревянной двери. Во время одного такого броска в дверь тихо постучали, однако от Ди разрешения не последовало...

Еще раз постучали, но на этот раз немного усерднее и громче. Раздраженный взгляд Восьмой отвлекся от документов и обратил взор на дверь.

Еще раз постучали...

— Ну чего тебе? — уставшим голосом прорычала Тайгета. — Что за ночная срачка, бл*ть?

Дверь робко приоткрылась и через небольшую щель просунулась девичья голова с ошарашенными и явно недовольными глазами. Это была личная помощница Тайгеты: обыкновенная, застенчивая и красивая дархатка, не владеющая какими-то заслугами или же особенностями. Однако её собранность и дотошность понравились Восьмой, отчего та теперь служит ей.

— А, Роуз... Проходи... — рогатая вновь отпустила взгляд, и смягчила голос. — Я же говорила, что конкретно ты должна стучать особым ритмом, нет?
— Простите, конечно! Но я уже едва на ногах стою, а отбивать вам брачные танцы о дверь я, уж не велите линчевать, не могу. — войдя в кабинет, возмутилась девушка. В её руках была огромная стопка документов, на что Восьмая, конечно же, сразу обратила внимание и обреченно вздохнула. — Целый день я...
— Документы. — когтистый палец указал на кожаный диван. — Положи туда. Потом разберусь.
— Ах! Эти? Нет-нет! Они не Вам, ваше Превосходительство.
— Тогда какого хера моя личная помощница бегает с чей-то туалетной бумагой?
— Это... — Роуз сильно покраснела от злости, но не посмела перечить, ведь прекрасно осознает уровень отношений между Демиургом Эволюции и Тайгетой. —...подписанные консулом Её Величества. Меня попросили отнести их в архив и...
— Ох, святые Звёзды... Замолчи... — Восьмая бросила очередной лист бумаги на стол и задрала голову вверх, потупивши взгляд в потолок. — У меня будет задание. Странное. И необычное.
— Что? Сейчас?
— Нет. Через пару дней. — она с жутким хрустом опустила голову, взяла в руки некое подобие планшета и в два касания перекинула послужнице данные и локацию. — Нужно забрать сперму дракона.
— А?! — удивленно вскрикнула Роуз, выпустив из рук стопку документов, что камнем упала на пол. — Что вы сказали?!
— Повтори, что я сказала. — парировала Восьмая. — И не придуривайся недотрогой, я знаю, как ты умеешь вилять жопой перед самцами, что тебе нравятся.
— Спермой... — дрожащим голосом говорила Роуз. Её лицо обрело цвет спелого, сочного томата. На этот раз от двойного смущения, ведь, получается, её рогатая Хозяйка откровенно рассматривает её зад. — дракона...
— Верно. Хорошая девочка. — когтистый палец указал на упавшую кипу. — А теперь забери это дерьмо и убирайся прочь. Я хочу наконец-то закончить с этими документами и лечь спать.
— А, так вот почему попросили меня. Ведь правда, Вы давно не спали? Где-то 2 месяца. А сон займет около недели.
— Ты что? Следишь за мной, конченная извращенка? Может, еще подсматриваешь, как я переодеваюсь, хожу в туалет и...
— Но вы не ходите в уборную! — резко возразила Роуз и только потом поняла, что она выпалила. Нет, она не и вправду не следит за Хозяйкой, но довольно-таки усердно интересовалось расой эскадрон. — Из-за особого строения органов и...
— Бл*ть, просто вали отсюда. — злостно рыкнула Ди, вновь уткнувшись в документы. — И да! Без лишних телодвижений на поручении: приехала, забрала, отдала нужную информацию и уехала. Тебе ясно?
— Х... хорошо! — заканчивая подбирать документы, спешно ответила Роуз. — Х-хорошего вечера!

Дверь кабинета тихонько закрылась и девушка быстрым шагом двинулась на второй этаж в сторону архивариуса. Мысли Роуз были забиты поведением Восьмой, ведь та, обычно, ведет себя с ней сдержанно и нежно, время от времени позволяя отпускать пошлые шуточки в свой адрес, но, на этот раз беседа прошла слишком напряженно и тяжело, словно на плечи помощницы взвалили повозку с камнями...

Отредактировано Сала-Аль-Дикель (Вчера 14:24:15)

Подпись автора

Если я – это последнее, что ты видишь, значит, Фортуна отвернулась от тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001b/8c/87/26/359733.gif

+1


Вы здесь » Аркхейм » Личные эпизоды » Не всё то мёртвое, что осколками рассыпано


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно